Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Журнал психиатрии и медицинской психологии 2002, №01 (9) - файл 1.doc


Журнал психиатрии и медицинской психологии 2002, №01 (9)
скачать (4644.4 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc4645kb.03.12.2011 11:54скачать

содержание

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.ГОРЬКОГО ДОНЕЦКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АССОЦИАЦИИ ПСИХИАТРОВ УКРАИНЫ
ЖУРНАЛ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

ЖУРНАЛ ПСИХІАТРІЇ ТА МЕДИЧНОЇ ПСИХОЛОГІЇ

THE JOURNAL OF PSYCHIATRY AND MEDICAL PSYCHOLOGY

Научно-практическое издание Основан в 1995 году


1 (9), 2002 г.
Редакционно-издательский отдел Донецкого отделения Ассоциации психиатров Украины

УЧРЕДИТЕЛИ: ДОНЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.ГОРЬКОГО ДОНЕЦКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АПУ
^ РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР В. А. Абрамов В.Н. Казаков, В.В. Кришталь, Б.В. Михайлов, В.Б. Первомайский, П.Т. Петрюк, B.C. Подкорытов, И.А. Бабюк, И.К. Сосин, В.Я. Уманский, Л.Ф. Шестопалова, Л.Н. Юрьева
^ ОТВЕТСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ А.В. Абрамов
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:

Ю.А. Александровский (Москва), В.С. Битенский (Одесса), И.И. Влох (Львов), П.В. Волошин (Харьков), Р. Евсегнеев (Минск), М.М. Кабанов (Санкт-Пе­тербург), Н.А. Корнетов (Томск), C. Koupernik (Paris), В.Н. Краснов (Моск­ва), В.Н. Кузнецов (Киев), Н.А. Марута, А.К. Напреенко (Киев), Ю.Л. Нул-лер (Санкт-Петербург), Б.С. Положий (Москва), N. Sartorius (Geneva), П.И. Сидоров (Архангельск), В.В. Соложенкин (Бешкек), Г.Т. Сонник (Пол­тава), С.И. Табачников (Киев), T. Tomov (Sofia), А.А. Фильц (Львов), В.С. Ястребов (Москва)
ДОНЕЦКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АССОЦИАЦИИ ПСИХИАТРОВ УКРАИНЫ Адрес редакции: 83017, Украина, г. Донецк, п. Победы, Областная клиническая психиатрическая больница, кафедра психиатрии ДонГМУ Тел. (0622) 77-14-54, 92-00-94. e-mail: psychea@mail.ru

dongournal@mail.ru


Журнал психиатрии и медицинской психологии учрежден Донецким отделением Ассоциации психиатров Украины и Донецким государственным медицинским университетом. Свидетельство о госрегистрации печатного средства мас­совой информации - ДЦ № 947 от 12.05.1995 выдано Донец­ким областным комитетом по делам прессы и информации


Корректор Г.Н. Король Технический редактор А.В. Абрамов


© Журнал психиатрии и медицинской психологии

Журнал психиатрии и медицинской психологии № 1 (9), 2002

^ ПРОБЛЕМНЫЕ СТАТЬИ

УДК 616.89: 612.014.482
В.А. Абрамов

ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДИАГНОСТИКИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ЛИКВИДАТОРОВ ПОСЛЕДСТВИЙ АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

СООБЩЕНИЕ 2
Донецкий государственный медицинский университет им.М.Горького, Украина
Ключевые слова: диагностика, этические аспекты, психические расстройства, УЛПА на ЧАЭС

Ликвидация последствий Чернобыльской катастрофы - событие огромного националь­ного и интернационального значения. Высоко оценив самопожертвование УЛПА, государство предоставило им значительное число льгот. Реальная возможность их получения вносит значительную коррекцию в поведение постра­давших, нередко заслоняющего собой тяжесть болезненного состояния. Многие проявления такого поведения детерминируются не непос­редственно болезненными процессами, а пси­хологическим состоянием и социальным ста­тусом больного. Обращаемость к психиатрам в значительной мере определяется текущими социальными и психологическими факторами, включая жизненные события последнего вре­мени, степень социальной поддержки и уровень испытываемого дистресса.

Ориентация на болезнь и инвалидность с со­ответствующей рационализацией поведения и его мотивации выявляются практически у всех ликвидаторов аварии, обращающихся за психи­атрической помощью. При этом нередко проис­ходит столкновение интересов пациента, заин­тересованного в установлении диагноза и инва­лидности, и лечащего врача (ВКК), ориентиро­ванных на улучшение основных показателей специализированной помощи (интересы паци­ента в этом случае могут не учитываться).

Рост обращаемости ликвидаторов аварии за психиатрической помощью может сопровож­даться двумя негативными тенденциями:

  1. обнаружением у всех ликвидаторов пси­хических расстройств инвалидизирующего уровня;

  2. искусственным «занижением» тяжести психических расстройств или необоснованным признанием пациентов психически здоровыми, влекущими за собой отказ в оказании психиат­рической помощи и предоставлении льгот без достаточных оснований.

Если вмешательство врача-психиатра в ка­кой-либо форме может - то ли путем воздей­ствия, то ли, наоборот, воздержания от каких-либо действий - привести к добру или злу, тогда такое вмешательство становится по своей сути чисто этической проблемой [1]. Установленные процедуры обслуживания, установление диагно­зов, причинной связи с Чернобыльской авари­ей, инвалидизация больных могут оказывать на пациента положительное или отрицательное воз­действие и поэтому они должны опираться на определенные этические нормы.

Особый контекст приобретает психиатричес­кая диагностика УЛПА на ЧАЭС, отличная от клинической оценки обычного пациента. Наи­большая трудность состоит в выделении реаль­ного психического расстройства из множества привлекаемых в качестве аргументов проявле­ний субъективного неблагополучия. В этой свя­зи возможно несколько вариантов неправильных диагнозов, которые следует рассматривать с эти­ческих позиций.

  1. Преднамеренно неправильный диагноз (диагноз по просьбе пациента).

  2. Преднамеренно необоснованный отказ диагностировать заболевание в связи с давлени­ем на психиатра внещних обстоятельств.

  3. Непреднамеренная постановка ошибочно­го диагноза как результат наличия факторов, не имеющих к пациенту никакого отношения (в от­личие от ошибок в диагностике, являющихся следствием отсутствия необходимой информа­ции о пациенте или недостаточной квалифика­ции психиатра).

Первые два типа неправильных диагнозов -вершина этического неблагополучия в диагнос­тике. Вред психиатрической профессии при этом достаточно очевиден и не нуждается в каких­

леванием и поэтому не подлежит диагностиро-

либо комментариях.

Намного сложнее обстоит дело с непредна­ванию [2].

^ Влияние теории диагностики на взгляды пси-

меренной постановкой ложных диагнозов, вле- хиатра. Реальность психического расстройства
кущей за собой ряд ошибочных действий. Изве- у УЛПА на ЧАЭС отражает особенности исполь-
стный специалист в области этических аспек- зуемой врачом-психиатром диагностической
тов психиатрической диагностики В.Райх [1] системы. Какими же теоретическими предпо-
выделяет три причины непреднамеренной не- сылками руководствуется специалист при вы-
правильной постановки психиатрических диаг- полнении этой работы и как они могут повли-
нозов: а) ограничения, присущие процессу по- ять на качество диагностического процесса?
становки диагноза; б) влияние теории диагнос- Известно, что радиационной психиатрии, как
тики на взгляды психиатра; в) привлекатель- самостоятельного и общепризнанного научного
ность диагноза как средства решения гуманных направления радиационной медицины, не суще-
проблем. Применительно к контингенту УЛПА ствует. Нет и четкой теории, объясняющей при-
на ЧАЭС ошибочная диагностика может быть роду и динамику психических расстройств у лиц,
представлена следующим образом. подвергшихся действию ионизирующего излу-
^ Ограничения, присущие процессу постанов- чения. Имеющиеся данные [3] допускают воз-
ки диагноза. Речь идет о сложности самого про- можность возникновения психических рас-
цесса диагностирования психических рас- стройств у этого контингента по всему перимет-
стройств. Прежде всего, необходимо отметить, ру МКБ-10. В то же время нормативный доку-
что МКБ-10 не содержит диагностических руб- мент, регламентирующий возможность установ-
рик, отражающих обусловленность психических ления причинной связи (ПС), ограничен переч-
расстройств действием ионизирующей радиа- нем органических психических расстройств и не
ции. Поэтому идентификация психопатологичес- учитывает роль других вредных факторов ава-
ких симптомов у УЛПА на ЧАЭС в контексте рии на ЧАЭС в возникновении психической па-
международной классификации основана на из- тологии.

вестных допущениях о соматогенных, цереб- Противоречия между используемой в психи-

рально-органических и психогенно-личностных атрической практике диагностической системой

механизмах их формирования. Приоритетность МКБ-10 и ориентацией критериев ПС и трудо-

этих механизмов в их клиническом выражении способности на диагностическую систему МКБ-

изменялась по мере увеличения времени, про- 9 способствуют использованию допущений, ко-

шедшего после аварии. Спустя 10-15 лет сопря- торые не всегда являются реальным функцио-

женность и взаимовлияния этих механизмов нальным отображением болезненного процесса

достигают значительной выраженности, опреде- и адекватной предпосылкой для установления

ляющей совокупный результат функционально- ПС и последующих экспертных решений. Про-

го состояния (возможностей) организма. Психи- ецирование этих допущений (в том числе при

атрический диагноз в этих случаях должен вос- интерпретации поведения как «рентного») на

приниматься как один из компонентов биопси- конкретного пациента может сделать неизбеж-

хосоциальной недостаточности пациента. ными ошибки при установлении психиатричес-

Наибольшие трудности возникают при диаг- кого диагноза. С одной стороны, этому способ-

ностировании хронического расстройства лич- ствует желание врача защитить интересы паци-

ности в связи с отсутствием ясных, убедитель- ента, с другой стороны, врач-психиатр чаще все-

ных и общепринятых диагностических крите- го стремится «найти» не всегда определенные

риев. В отечественной психиатрии это наруше- признаки органического поражения головного

ние традиционно рассматривается как самосто­

мозга, т.к. только они позволяют пациенту в ко-

ятельная клиническая форма по отношению к нечном счете рассчитывать на получение мак-которой решаются различные лечебно-реабили- симальных льгот.

тационные и экспертные вопросы. В то же вре-

Весьма значителен и социальный контекст

мя в многоосевой версии МКБ-10 расстройство постановки диагноза этому контингенту боль-

личности представлено как совокупность лич- ных. Если рассматривать «другие неблагопри-

ностных свойств, сопутствующих психическим ятные факторы аварии на ЧАЭС», подпадающие

и соматическим расстройствам. Достаточно рас- под действие приказа Минздрава № 150, с точ-

пространена и такая точка зрения, согласно ко- ки зрения социальных факторов, то возникает

торой расстройство личности не является забо- проблема четкой очерченности их влияния на


формирующиеся психические расстройства и возможности установления ПС при нарушени­ях, выходящих за рамки психоорганических.

Довольно характерные для УЛПА на ЧАЭС состояния деморализации и отчаяния, связанные с производственными, экономическими или се­мейными проблемами, приводят (способствуют) к развитию синдромов стресса, которые опре­деляются как биологическими, так и социальны­ми коррелятами. A.Kleinman [4] считает, что этим коррелятам часто присваивают ярлыки пси­хических заболеваний, хотя социологи рассмат­ривают их скорее как психобиологические по­следствия социальной патологии и человеческо­го несовершенства в целом. В такой перспекти­ве социальные факторы повышают вероятность расстройств и являются их истинными причи­нами. Хотя автор и признает, что генетическая предрасположенность и нейробиологическая восприимчивость преобразуют переживание социального давления в депрессивное или па­ническое расстройство, однако, по его мнению, главное - это социальный дистресс.

^ Привлекательность диагноза как средства решения гуманных проблем. Многоплановая сложность проблемы диагностики психических расстройств у УЛПА на ЧАЭС с большой до­лей вероятности порождает проблему привле­кательности диагноза для пациента и выбора врачом-психиатром между «туманной» яснос­тью медицинского заключения и суждениями морального плана. Другими словами, возника­ет необходимость отдать предпочтение тому, что психиатр хотя и с определенными сомне­ниями считает клинической реальностью (и идентифицирует ее как отсутствие психичес­ких расстройств), при этом чувствует себя сво­бодным от обязательств морального плана, или тому (установление диагноза), что позволяет за­щитить интересы и права пациента, пострадав­шего при ликвидации последствий экологичес­кой катастрофы.

В первом случае диагностирование оказыва­ется таким процессом, который может увести врача за пределы уважения человеческих инте­ресов и прав на получение компенсации вреда, причиненного здоровью, что усугубляет у паци­ента проявление дистресса, ощущение ненуж­ности и фрустрационной напряженности.

Во втором случае привлекательность диагно­за как средства достижения целей отражает стремление делать людям добро и учитывать личные интересы диагностируемого. При этом у пациентов возникает комфортное ощущение благополучия и возможности облегчения свое­го состояния за счет уверенности в реальности получения льгот.

Так чему же следует отдать предпочтение: ортодоксальному профессионализму или этичес­кому выбору? Диагнозу, позволяющему восполь­зоваться правом на социальную помощь или при­знанию пациента здоровым с лишением его этой поддержки? Вопрос риторический. Взвешенная оценка, лишенная предубежденности и конъюн­ктурных аспектов, должна состоять в том, что при оказании психиатрической (лечебно-диагно­стической) помощи врач-психиатр должен руко­водствоваться только медицинскими показани­ями, своими профессиональными знаниями, медицинской этикой и законом (статья 12 Зако­на Украины «О психиатрической помощи»). Из этого вытекает необходимость профессиональ­ного компетентного отношения к пострадавшим и всесторонней защиты их интересов.

Главным аспектом помощи этому континген­ту больных должна стать гарантированная го­сударством адекватная социальная поддержка. Смягчая влияния стрессов на организм («буфер­ный» эффект), она способствует сохранению здоровья и благополучия человека, облегчает адаптацию. Отсутствие социальной поддержки со стороны общества, производства и семьи рез­ко снижает потенциальные ресурсы личности (копинг-ресурсы), способствует декомпенсации механизмов психологической защиты; усугубля­ет состояние субъективного дистресса и повы­шает вероятность возникновения кризисных состояний (распад семьи, суициды и т.п.).

В обобщенном виде основные этические за­дачи могут выглядеть следующим образом:

  1. Оказание помощи в нормальном функци­онировании пациента в повседневной жизни.

  2. Соблюдение паритета в отношении инте­ресов государства (размер социальных выплат ликвидаторам) и удовлетворения интересов и нужд пациентов.

  3. Недопустимость определяющего значения личных убеждений врача (предубежденности), его идеологических воззрений и пристрастий при оказании лечебно-диагностической помощи, что может привести к принятию неоптимальных решений и дистанцированию психиатров от па­циентов, нуждающихся в оказании им специа­лизированной помощи.

  4. Участие в принятии диагностических и экспертных решений моральной интуиции.

  5. Беспристрастность и партнерство по отно­шению к пациентам, чьи интересы защищаются.

В соответствии со ст.12 Закона Украины «О статусе и социальной защите граждан, постра­давших вследствие Чернобыльской катастрофы» причинная связь между заболеванием, связан­ным с Чернобыльской катастрофы, частичной или полной утратой трудоспособности граждан, которые пострадали вследствие Чернобыльской катастрофой, и Чернобыльской катастрофой счи­тается установленной (независимо от наличия дозиметрических показателей или их отсут­ствия), если она подтверждена во время стацио­нарного обследования пострадавших уполномо­ченной медицинской комиссией не ниже облас­тного уровня. В соответствии с этой статьей от­ветственность за установление причиной связи и инвалидности у пострадавших приказом Мин­здрава Украины № 150 от 17.05.97 [5], возложе­на на:

- областные (городские) специализирован­ные врачебно-консультативные комиссии (спец

ВКК);

  1. специализированные врачебно-консульта-тивные экспертные комиссии (спец МСЭК);

  2. региональные межведомственные экспер­тные комиссии.

Применительно к психическим расстрой­ствам технология установления причинной свя­зи заболевания и инвалидности с Чернобыльс­кой катастрофой не имеет четкой регламента-циии и надежных критериев.

Документом, на основании которого может быть установлена причинная связь (ПС) психи­ческих расстройств с действием ионизирующе­го излучения и других вредных факторов вслед­ствие аварии на ЧАЭС, является приказ Минзд­рава Украины №150 от 17.05.1997г., которым утверждены соответствующие нормативные акты:

  1. Перечень заболеваний, при которых может устанавливаться причинная связь с действием ионизирующего излучения и других вредных факторов вследствие аварии на ЧАЭС;

  2. Инструкция по использованию Перечня болезней (ПБ), при которых может устанавли­ваться ПС.

Перечнем предусматривается, что ПС может устанавливаться только при психических нару­шениях вследствие органического поражения мозга, в частности (МКБ-9):

  1. транзиторных психических состояниях вследствие органических заболеваний;

  2. хронических психотических состояниях вследствие органических заболеваний;

  3. симптоматических, других и неуточнен­ных психозах;

- патологическом развитии личности (301);

  1. специфических непсихотических психи­ческих расстройствах на основе органического поражения головного мозга (310);

  2. депрессивных расстройствах вследствие органических поражений головного мозга (311).

Эти психические расстройства отнесены к третьей группе заболеваний, развитие которых может быть связано с действием не только иони­зирующего излучения, но и иных вредных фак­торов вследствие аварии на ЧАЭС. Нормативны­ми актами при них предусматривается возмож­ность инвалидизации больных, однако критерии снижения трудоспособности не уточняются.

Использование приказа Минздрава Украины № 150 в клинической практике, в работе психи­атрических врачебно-консультативных и меди­ко-социальных экспертных комиссий позволи­ло выявить ряд спорных моментов и неточнос­тей, затрудняющих работу с этим контингентом больных.

1. Установление диагноза, включенного в
перечень психических расстройств (далее «пе-
речень») само по себе еще не означает ПС, так
как эти нарушения могут иметь другое проис-
хождение. Необходимы четкие и надежные кли-
нико-инструментальные критерии установления
такой связи. В противном случае произвольно-
формальное толкование «перечня» не исключа-
ет многочисленных ошибок при установлении
связи.

2. По данным научного центра радиационной
медицины АМН Украины (6) разброс психичес-
ких расстройств у ликвидаторов аварии в кон-
тексте МКБ-10 значительно превышает диапа-
зон психических расстройств, регламентирован-
ных приказам Минздрава Украины №150, на ос-
нове МКБ-9. Несопоставимость диагностичес-
ких критериев психических расстройств, предус-
мотренных МКБ-10 (введена в Украине и ис-
пользуется в клинической практике с
1.01.1999г.), и «перечня», составленного на ос-
нове МКБ-9, произвольное и нередко не соот-
ветствующее требованиям МКБ-10 толкование
понятий «органическое», «симптоматическое»,
«психоорганическое», существенно влияют на
адекватность экспертных заключений о наличии
ПС и степени снижения трудоспособности.

Вопрос о причинной связи заболеваний дол­жен решаться с учетом всего комплекса вредных факторов аварии с обязательным подтверждени­ем снижения физической и психической трудо­способности, установленного инструментальны­ми методами с учетом временной нетрудоспо­собности. Из этого следует необходимость бо­лее глубокой проработки и конкретизации переч­ня «других вредных факторов вследствие ава­рии на ЧАЭС», а также унификации методов и критериев оценки снижения физической и ум­ственной трудоспособности больных.

  1. Психические расстройства вследствие органического поражения головного мозга яв­ляются основной группой заболеваний, при ко­торых устанавливается ПС. Однако отсутствие четких критериев и однозначного понимания со­держания понятия «органический», а также не­специфический характер нарушений не исклю­чают установления связи при органическом по­ражении мозга любого происхождения и даже в случаях отсутствия такового.

  2. Отсутствие критериев установления-неус­тановления ПС при хронических изменениях лич­ности (патологическое развитие личности по МКБ-9) повышает вероятность ошибочного ус­тановления связи при деформациях личности иного происхождения, в частности, в связи с рас­пространенными социально-стрессовыми факто­рами.

Учитывая отсутствие специфических призна­ков органического (в т.ч. симптоматического) поражения головного мозга и возникающих при остром и хроническом облучении малыми доза­ми радионуклидов психических расстройств, установить надежные критерии, верифицирую­щие причинную связь их с участием в ликвида­ции последствий аварии на ЧАЭС не представ­ляется возможным. Отсутствие таких критери­ев способствует ошибкам в установлении (не­установлении) связи, что в равной мере наруша­ет принцип адресного предоставления льгот.

Тем не менее, существует ряд критериев, ко­торые можно использовать в работе межведом­ственных экспертных комиссий при установле­нии связи наиболее распространенных у этого контингента больных психических расстройств (F06 и F07) с участием в ликвидации послед­ствий аварии на ЧАЭС.

^ Общие критерии.

  1. Верифицированное участие в ЛПА и по­лучение дозы облучения.

  2. Наличие коморбидной соматической пато­логии с обязательным нарушением сердечно­сосудистой, желудочно-кишечной и эндокрин­ной систем (соматическая предиспозиция).

  3. Наличие дисциркуляторной энцефалопа­тии с рассеянной или микроочаговой невроло­гической симптоматикой (церебрально-органи­ческая предиспозиция).

  4. Наличие объективных признаков наруше­ния регуляции мозгового кровообращения.

  5. Нарушения биоэлектрической активности головного мозга.

  6. Экспериментально установленное сниже­ние когнитивных функций.

Критерии причинной связи F06 Органичес­кого (симптоматического) эмоционально-ла­бильного (астенического) расстройства с уча­стием в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

  1. Коморбидная соматическая патология с преобладанием церебро-васкулярных (гиперто­ническая болезнь II стадии, ранний церебраль­ный атеросклероз), эндокринных (тиреоидит, диабет) и желудочно-кишечных заболеваний.

  2. Дисциркуляторная энцефалопатия с рас­сеянной неврологической симптоматикой.

  3. Организованный паттерн ЭЭГ или нерез­ко выраженные нарушения биоэлектрической активности с преобладанием альфа-активности, отражающей диэнцефально-стволовые наруше­ния с раздражением ассоциативных ядер тала­муса, угнетением ретикулярной формации ство­ла мозга и заднего гипоталамуса.

  4. Умеренно выраженные нарушения цент­ральной регуляции тонуса сосудов гипертони­ческого типа без нарушений венозного оттока.

  5. Экспериментально установленное сниже­ние динамических характеристик познаватель­ных процессов.

  6. Нерезко выраженные нарушения гемоди­намики при функциональных пробах.

Критерии причинной связи F07 Органичес­кого расстройства личности с участием в лик­видации последствий аварии на ЧАЭС

  1. Дисциркуляторная энцефалопатия с мик­роочаговой неврологической симптоматикой преимущественно диэнцефально-стволового уровня с нерезко выраженными пирамидными и экстрапирамидными симптомами.

  2. Плоский низкоамплитудный тип ЭЭГ (реже дезорганизованный) с диффузным преоб­ладанием сигма-диапазона, особенно в лобно-височных отделах мозга с латерализацией в ле­вое, доминирующее полушарие; умеренные об­щемозговые изменения с акцентом поражения в лобных отделах и лимбической системе.

  3. Выраженные нарушения центральной ре­гуляции тонуса сосудов гипертонического типа чаще в вертебро-базиллярном бассейне. Асим­метрия кровоснабжения мозга в сочетании с общим снижением кровенаполнения мозга и, в первую очередь, задних медио- базальных струк­тур; нарушения венозного оттока.

  4. Экспериментально установленное сниже­ние памяти, внимания, умственной работоспо­собности и целенаправленной деятельности.

  5. Объективно установленные признаки гид­роцефалии.

Таким образом, представленные данные сви­детельствуют о важности профессионально-эти­ческих аспектов диагностики психических рас­стройств у УЛПА на ЧАЭС и о необходимости пересмотра критериев, верифицирующих при­чинную связь этих нарушений с участием в лик­видации последствий аварии. Следует также пе­реработать нормативную базу относительно за­болеваний, при которых может быть установле­на причинная связь с действием ионизирующе­го излучения, на основе МКБ-10.


В.А. Абрамов

^ ПРОФЕСІЙНО-ЕТИЧНІ АСПЕКТИ ДІАГНОСТИКИ ПСИХІЧНИХ РОЗЛАДІВ У ЛІКВІДАТОРОВ НАСЛІДКІВ АВАРІЇ НА ЧЕРНОБИЛЬСКІЙ АЕС
Донецький державний медичний університет ім. М.Горького, Україна
У роботі представлені основні професійно-етичні проблеми, які вирішуются по відношенню до ліквідаторів наслідків аварії на ЧАЕС. Показані труднощі при встановленні причинного зв'язку психічних розладів з дією йонізуючого випромінювання. Розроблено критерії причинного зв'язку основних психічних розладів з участю у ліквідації наслідків ававрії. Показана необхідність удосконалення нормативних актів, що регламентують експертно-діагностичні рішення у цієї категорії хворих. (Журнал психіатрії та медичної психології. - 2002. - № 1 (9). - C. 3-8)
V.A. Abramov

^ PROFESSIONAL AND ETHICAL ASPECTS OF MENTAL DISORDERS DIAGNOSTIC IN LIQVIDATORS OF THE CONSEQUENSES OF THE ACCIDENT ON CHERNOBYL AES
Donetsk State Medical University by M.Gorky, Ukraine
In the article the main professional and ethical problems that resolves according to liqvidators of the consequences of the accident on Chernobyl AES are demonstated. The difficulties of establishing of the causal connection of the disorders and the action of ionizating irradiation's are shown. The criterions of causal connection of the main mental disorders with taking part in liqvidation of consequences of the accident are worked out. The necessity of improvemety of normative acts the reqlaments expert and diagniostic decisions in this category of patients is shown. (The Journal of Psychiatry and Medical Psychology. - 2002. - № 1 (9). - P. 3-8)
Литература

  1. Райх В. Психиатрический диагноз как этическая проблема. Этика психиатрии. Под редакцией Сиднея Блоха и Пола Чодоффа. Киев. 1998. - С.84-106.

  2. Goldberg D., Benjamin S., Greed F. Psychiatry in medical practice. 1994.

  3. Нягу А.И., Логановский К.Н. Нейропсихиатрические эффекты ионизирующих излучений. Киев, 1998. - 350 с.

  4. Kleinman A. Rethinking Psychiatry/ London: The Free Press.

- 1988.

5. Наказ Міністра охорони здоров'я України №150 від 17.05.97 р. «Про затвердження нормативних актів щодо хвороб, при яких може бути встановлений причинний зв'язок з дією іонізуючого випромінення та інших шкідливих чинників внаслідок аварії на Чорнобильській АЕС».

5. Логановский К.Н. Клинико-эпидемиологические аспекты психиатрических последствий Чернобыльской катастрофы. Журнал социальной и клинической психиатрии. 1999. - № 1. -

С.5-15.



Поступила в редакцию 23.04.2002г.

УДК 614. 876 (616-036)
М.П. Беро

^ МНОГОФАКТОРНЫЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ЛИКВИДАТОРОВ ПОСЛЕДСТВИЙ АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АТОМНОЙ

ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ
Донецкая областная психоневрологическая больница - медико-психологический центр, Украина
Ключевые слова: психосоматика, чернобыльская катастрофа, патодинамические факторы

Чернобыльская катастрофа повлекла за собой целый ряд экологических, социальных, психо­логических и медицинских последствий, кото­рые за прошедшие после нее 15 лет не только не утратили, но приобретают все большее значе­ние. Это объясняется ростом соматической и психической патологии как у ликвидаторов ава­рии на Чернобыльской АЭС, так и у членов их семей. Борьба с последствиями аварии на Чер­нобыльской АЭС в настоящее время продолжа­ет оставаться одной из самых актуальных и еще далеко не решенных медицинских и социальных проблем, таких как причина инвалидности и смертности, алкоголизация, суициды, вызываю­щих серьезную озабоченность общественности и здравоохранения [3].

В структуре нарушений у этого контингента больных первое место занимают психические расстройства [1,2,3,7,10,11,12,13]. Несмотря на большое количество исследований, посвященных их изучению, до настоящего времени отсутству­ет единая концепция природы и развития пора­жения, его систематика, классификация форм, не выяснена связь стереотипа развития, структурных изменений головного мозга с суммарной дозой радиации, не освещены вопросы дифференциаль­ной диагностики, отсутствует структурно-дина­мическая клиническая модель болезни [14].

Представления о влиянии радиации на ЦНС остаются весьма противоречивыми. Общеприз­нанным считается, что клеточные структуры мозга поражаются только при действии высоких доз ионизирующего излучения. Нарушение фун­кций мозга при воздействии более низких доз ряд специалистов связывал с радиационным по­ражением церебральной сосудистой сети, что и определяло характер изменения (ишемический) мозговых структур [10]; другие считали, что это - результат неспецифических реакций на радиа­ционное поражение. В контексте нерадиацион­ной этиологии большое внимание уделялось хро­ническому психоэмоциональному стрессу, соци­ально-экономическим проблемам, т.е социаль­но стрессовым факторам, влиянию патологии внутренних органов и церебральной резидуаль-но-органической недостаточности. Таким обра­зом, имеющиеся данные не позволяют достовер­но связать неврологические и соматические на­рушения исключительно с непосредственным воздействием ионизирующего излучения [1,2,11,12,13,18]. Одни и те же психоневрологи­ческие изменения одни авторы расценивают как проявления энцефалопатии, другие — как след­ствие «вегетососудистой» или «нейровегетатив-ной» дистонии, вызванной стрессогенными фак­торами, радиофобией и т.д. [5,6,13].

В последнее время концепция экзогенно-органической природы психических рас­стройств у ликвидаторов последствий аварии (ЛПА) находит все больше сторонников [9,10,14]. Вместе с тем, совокупность факторов, влияющих на патогенез и патокинез заболева­ния, представляется большинству авторов нео­днородной. С точки зрения ряда авторов [18], нервно-психические расстройства у ликвидато­ров вызывались комплексом причин, как физи-огенных (влияние радиации), так и психогенных; в зависимости от комбинации указанных фак­торов и преморбидной личности определялась клиническая картина заболевания. И все же, учи­тывая наличие влияния целого комплекса вред­ных факторов, сосудистую, нейроэндокринную дисфункцию у «ликвидаторов» можно считать достоверной концепцию психосоматического па­тологического развития личности [11].

Учитывая вышеизложенное, целью исследо­вания явилось описание структурно-динамичес­кой клинико-психопатологической модели пси­хических расстройств у участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в ее взаимосвязи как с повреждением головного мозга, так и с ди-стрессовыми факторами.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15



Скачать файл (4644.4 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации