Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции - Психотерапия - файл лекция 10.doc


Лекции - Психотерапия
скачать (254.3 kb.)

Доступные файлы (11):

лекция 10.doc115kb.20.11.2010 00:45скачать
лекция 11.doc141kb.23.10.2008 13:10скачать
лекция 1.doc89kb.13.11.2010 18:23скачать
лекция 2.doc96kb.13.11.2010 18:22скачать
лекция 3.doc89kb.13.11.2010 18:21скачать
лекция 4.doc103kb.23.10.2008 13:10скачать
лекция 5.doc108kb.23.10.2008 13:10скачать
лекция 6.doc132kb.13.11.2010 18:26скачать
лекция 7.doc105kb.23.10.2008 13:10скачать
лекция 8.doc78kb.23.10.2008 13:10скачать
лекция 9.doc183kb.23.10.2008 13:10скачать

содержание

лекция 10.doc



Лекции по дисциплине «психотерапия»

      Раздел 2. Виды и типы психотерапии.

Лекция 10. Гештальттерапия. Экзистенциональная психотерапия.

План

  1. Гештальттерапия.

  2. Экзистенциональная психотерапия.

1.

Метод, созданный американским психологом Ф. Перлзом под влиянием идей гештальтпсихологии, экзистенциа­лизма, психоанализа, получил большую практическую по­пулярность: Ф. Перлз перенес закономерности образования фигуры, установленные в гештальтпсихологии в сфере вос­приятия, в область мотивации человеческого поведения. Воз­никновение и удовлетворение потребностей он рассматри­вал как ритм формирования и завершения гештальтов. Фун­кционирование мотивационной сферы осуществляется (по Перлзу) по принципу саморегуляции организма.

Человек находится в равновесии с самим собой и окру­жающим его миром. Быть самим собой, осуществлять свое «Я», реализовать свои потребности, склонности — это путь гармоничной здоровой личности. Человек, который хрони­чески препятствует удовлетворению собственных потребностей, отказывается от реализации своего «Я», со временем начинает следовать ценностям, навязанным извне. И это приводит к нарушению процесса саморегуляции организма.

Согласно гештальттерапии организм рассматривается как единое целое, и любой аспект поведения может быть про­явлением целостного бытия человека. Человек является час­тью более широкого поля: организм — среда. У здоровой личности граница со средой является подвижной: возник­новение определенной потребности требует «контакта» со средой и формирует гештальт, удовлетворение потребности завершает гещтальт и требует «отхода» от среды. У невроти­ческой личности процессы «контакта», и «ухода» являются сильно искаженными и не обеспечивают адекватного удов­летворения потребностей.

Ф. Перлз рассматривал личностный рост как процесс рас­ширения зон самоосознавания, что способствует саморегу­ляции и координирует равновесие между внутренним ми­ром и средой. Он выделял три зоны сознавания:

  1. Внутреннюю – явления и процессы, происходящие в нашем теле.

  2. Внешнюю - внешние события, которые отражаются сознанием.

  3. Среднюю - фантазии, верования, отношения.

При неврозе преобладает тенденция к сосредоточению на средней зоне за счет исключения из сознания двух пер­вых. Такая излишняя склонность к фантазированию, интерпретации нарушает естественный ритм процесса созна­ния, вынуждает клиента сосредоточиваться на прошлом и будущем в ущерб настоящему, так как завершить гештальт (удовлетворить потребность) можно только в момент «здесь и сейчас».

По мнению Ф. Перлза, психические нарушения у людей обусловлены тем, что их личность не составляет единого целого, т.е. гештальта. У большинства клиентов стресс воз­никает в результате неосознанных конфликтов, мешающих им входить в контакт с некоторыми из собственных чувств и мыслей.

Гештальттерапия стремится побудить человека пережи­вать собственные фантазии, осознавать собственные эмо­ции, контролировать интонации голоса, движения рук и глаз, и понять прежде игнорировавшиеся им физические ощущения с тем, чтобы он снова смог восстановить связь между всеми своими аспектами личности и в результате достичь полного осознания собственного «Я». В основе всех нарушений лежат ограничения способности индивида к под­держанию оптимального равновесия со средой, нарушение процесса саморегуляции.

В гештальттерапии различают пять механизмов нарушения процесса саморегуляции: 1) интроекцюо; 2) проекцию; 3) ре­трофлексию; 4) дефлексию; 5) конфдуенцию.

При интроекции человек усваивает чувства, взгляды, убеждения, оценки, нормы, образцы поведения других людей, которые, вступая в противоречие с собственным опытом, не ассимилируются его личностью. Этот неассимилированный опыт – интроект – является чуждой для человека частью его личности. Наиболее ранними интроектами являются родительские поучения, которые усваиваются ребенком без критического осмысления. Со временем становится трудно различить интроекты и свои соб­ственные убеждения. «Он думает то, чего от него хотят другие». .

Проекция—прямая противоположность интроекции. При проекции человек отчуждает присущие ему качества, по­скольку они не соответствуют его «Я-концепции». Образу­ющиеся в результате проекции дыры заполняются интроек-тами. «Он делает другим то, в чем сам их обвиняет».

Ретрофлексия — поворот на себя — наблюдается в тех случаях, когда какие-либо потребности не могут быть удов­летворены из-за их блокирования социальной средой, и тогда энергия, предназначенная для манипулирования во внеш­ней среде, направляется на самого себя. Такими неудовлет­воренными потребностями или незавершенными гештальтами часто являются агрессивные чувства. «Он делает себе то, что хотел бы делать другим». Ретрофлексия при этом проявляется в мышечных зажимах. Первоначальный конфликт между «Я» и другими превращается во внугриличностный конфликт. Показателями ретрофлексии является ис­пользование в речи возвратных местоимений и частиц. На­пример: «Я должен заставить себя сделать это».

Дефлексая — уклонение от реального контакта. Человек, для которого характерна дефлексия, избегает непосредствен­ного контакта с другими людьми, проблемами и ситуациями. Дефлексия выражается в форме болтливости, ритуаль­ности, условности поведения, тенденции «сглаживания» конфликтных ситуаций.

Конфлуенция (или слияние)— выражается в стирании границ между «Я» и окружением. Такие клиенты с трудом отличают свои мысли, чувства и желания от чужих. Для людей с конфлуенцией характерно при описании собствен­ного поведения употребление местоимения «мы» вместо «я». Конфлуенция представляет собой защитные механизмы, прибегая к которым индивид отказывается от своего под­линного «Я».

В результате действия перечисленных механизмов нару­шается целостность личности, которая оказывается фрагментированной, разделенной на отдельные части. Такими фрагментами часто выступают дихотомии: мужское— жен­ское, активнее — пассивное, зависимость — отчужденность, рациональность — эмоциональность и т.д.

Понятие «незаконченное дело» является одним из цент­ральных в гештальткоррекции. «Незаконченное дело» озна­чает, что неотреагированные эмоции препятствуют процес­су актуального осознавания происходящего. По Перлзу, наи­более часто встречающимся и худшим видом незавершенного дела является обиде, которая нарушает подлинность комму­никации.

Довершить незавершенное, освободиться от эмоциональ­ных задержек — один из существенных моментов геш­тальткоррекции.

Другим важным термином является «избегание». Поня­тие, с помощью которого отражаются особенности поведе­ния, связанные со способами ухода от признания и приня­тие всего того, что связано с неприятным переживанием незавершенного дела. Гештальттерапия поощряет выражение задержанных чувств, конфронтацию с ними и проработку их, достигая тем самым личностной интеграции. В процессе гештальткоррекции на пути к раскрытию своей истинной индивидуальности клиент проходит через пять уровней, которые Ф. Перлз называет уровнями невроза.

Первым уровень — уровень фальшивых отношений, игр и ролей. Это слой фальшивого ролевого поведения, привыч­ные стереотипы, роли. Невротическая личность отказывает­ся от реализации своего «Я» и живет согласно ожиданиям других людей, В результате собственные цели и потребности человека оказываются неудовлетворенными. Человек испы­тывает фрустрацию, разочарование и бессмысленность сво­его существования.

Второй уровень — фобический — связан с осознанием сво­его фальшивого поведения и манипуляций. Но когда кли­ент представляет себе, какие последствия могут возник­нуть, если он начнет вести себя искренне, его охватывает чувство страха. Человек боится быть тем, кем является. Бо­ится, что общество подвергнет его остракизму. И клиент стремится избегать столкновения со своими болезненными переживаниями.

Третий уровень — уровень тупика и отчаяния. Он характе­ризуется тем, что человек не знает, что делать, куда двигатьг ся. Он переживает утрату поддержки извне, но не готов и не хочет использовать свои собственные ресурсы, обрести внут­реннюю точку опоры. В результате человек придерживается статуса-кво, боясь пройти через туник. Это моменты, связан­ные с переживанием своей собственной беспомощности.

Четвертый уровень — имплозия, состояние внутреннего смятения, отчаяния, отвращения к самому себе, обуслов­ленное полным осознанием того, как человек ограничил и подавил себя. На этом уровне клиент может испытывать страх смерти. Эти моменты связаны с вовлечением огромно­го количества энергии и столкновением противоборствую­щих сил внутри человека. Возникающее вследствие этого давление, как ему кажется, грозит его уничтожить. Человек в слезах отчаяния переживает свою решимость самому при­нять ситуацию и справиться с ней. Это слой доступа к сво­ему подлинному «Я».

Пятый уровень — эксплозия, взрыв. Клиент сбрасывает с себя фальшивое, наносное, начинает жить и действовать от своего подлинного «Я». Достижение этого уровня означает формирование аутентичной личности, которая обретает спо­собность к переживанию и выражению своих эмоций. Та­ким образом, гештальткоррекция — это подход, направлен­ный на освобождение и самостоятельность личности.

Целью гештальткоррекции является сня­тие блокировок, пробуждение потенциально существующих в человеке естественных ресурсов, способствующих его лич­ностному росту, достижению ценности и зрелости, полной интеграции личности клиента.

Основная цель—помощь человеку в полной реализации его потенциала. Эта цель разбивается на вспомогательные:

  • обеспечение полноценной работы актуального само-
    осознавания;

  • смещение локуса контроля вовнутрь;

  • поощрение независимости и самодостаточности;

  • обнаружение психологических блоков, препятствующих росту, и изживание их.

Позиция психолога. В гештальткоррекции психолог рас­сматривается как катализатор, помощник, сотворец, интег­рированный в единое целое гештальтличности клиента. Пси­холог старается избегать непосредственного вмешательства в личные чувства клиента и пытается облегчить выражение этих чувств.

Главная цель взаимодействия с клиентом— активация внутренних личностных резервов клиента, высвобождение которых ведет к личностному росту.

Требования и ожидания от клиента. В гештальткоррекции клиентам отводится активная роль, включающая в себя право на собственные интерпретации позиций, на осознавании схем своего поведения и жизни. Предполагается, что клиент дол­жен переключиться с рационализирования на переживание. Причем вербализация чувств не настолько важна, насколь­ко важно желание клиента, его готовность принять сам про­цесс актуального переживания, в котором он будет на са­мом деле испытывать чувства и говорить от их имени, а не просто сообщать о них.

Психотехникам в гештальткоррекции придается очень большое значение. Они именуются играми и эксперимента­ми. Широкую известность гештальткоррекция получила во многом благодаря этим играм.

1. Экспериментальный (диссоциированный) диалог. Это диалог между фрагментами собственной личности. Когда у клиента наблюдается фрагментация собственной личности, пси­холог предлагает эксперимент: провести диалог между значимыми фрагментами личности. Например, между агрессивным и пассивным началом, между нападающим и защищающимся. Это может быть диалог и с собственным чувством (например, с чувством страха), а также с отдельными частями тела или с воображаемым (значимым для клиента) человеком.

Техника игры такова: напротив стула, который занимает клиент («горячий стул») располагается пустой, стул, на ко­торый «сажают» воображаемого собеседника. Клиент пооче­редно меняет стулья, проигрывая диалог, отождествляя себя с различными фрагментами своей личности и выступая то с позиции жертвы, то с позиции агрессора, и по очереди воспроизводит реплики от имени одной, затем другой пси­хологической позиции.

2. «Большой пес» и «Щенок». Широко распространен­ным приемом является использование двух игровых позиций: «Большой пес» и «Щенок». «Большой пес» олицетворяет обязанности, требования, оценки. «Щенок» олицетворяет пассивно-оборонительные установки, ищет уловки, отговорки, оправдания, обосновывающие уклонения от обязанностей. Между этими позициями происходят борьба за власть и полный контроль над личностью.

«Большой пес» пытается оказать давление угрозой нака­зания или предсказанием отрицательных последствий поведения, не соответствующего требованиям. «Щенок» не вступает в прямую борьбу, а использует уловки — ему несвойственна агрессивность. Фрагменты диалога между этими
частями личности возникают иногда в сознании клиента в различных ситуациях повседневной жизни, когда, например, он пытается заставить себя сделать что-то и одновременно манипулирует разными отговорками и самооправданиями,
С помощью систематизированного и искреннего диалога во время упражнения клиент может более полно осознать бесплодные манипуляции, совершаемые над собственной личностью, стать более искренним и способным более эффективно управлять собой. Техника обладает выраженным энергетическим потен­циалом, усиливает мотивацию клиента к более адекватному
поведению.

3. Совершение кругов, ели идти по кругу. Известная пси­хотехника, согласно которой клиент по просьбе ведущего (техника применяется в групповой работе) обходит всех участников по очереди, и либо что-то говорит им, либо совершает какие-то действия с ними. Члены группы при этом могут отвечать. Техника используется для активиза­ции членов группы, поощрения их к риску нового поведе­ния и свободы самовыражения. Часто предлагается начало высказывания с просьбой завершить его, например: «По­жалуйста, подойдите к каждому в группе и завершите сле­дующее высказывание: "Я чувствую себя неудобно пото­му, что..."» Клиент может пройти по кругу и обратиться к каждому участнику с волнующим его вопросом, напри­мер, выяснить, как его оценивают другие, что о нем ду­мают, или выразить собственные чувства по отношению к членам группы. Прием позволяет более дифференцировано определять собственные переживания и связи с окружаю­щими.

Многократное повторение фразы, выражающей какое-либо глубокое убеждение, может способствовать измене­нию его значения и содержания для клиента.

4. Техника «наоборот» (перевертыш). Техника заключа­ется в том, чтобы клиент сыграл поведение, противопо­ложное тому, которое ему не нравится; Скажем, застенчи­вый стал вести себя вызывающе; приторно вежливый — грубо; тот, кто всегда соглашался, занял бы позицию непрестан­ного отказа. Техника направлена на принятие клиентом себя в новом для него поведении и на интегрировании в «Я» новых структур опыта.

  1. Экспериментальное преувеличение. Техника направлена на развитие процесса самоосознания путем гиперболизации телесных, вокальных и других движений. Это обычно интенсифицирует чувства, привязанные к тому или иному поведению: громче и громче повторять фразу, выразитель­
    нее делать жест. И особую ценность представляет ситуация, когда клиент стремится подавить какие-либо переживания — это приводит к развитию внутренних коммуникаций.

  2. Незаконченное дело. Любой незавершенный гештальт есть незаконченное дело, требующее завершения. У большинства людей есть немало неулаженных вопросов, связан­ных с их родственниками, родителями, сослуживцами и т.д. Чаще всего это невысказанные жалобы и претензии. Клиен­ту предлагается с помощью приема «пустого стула» высказать свои чувства воображаемому собеседнику или обратиться непосредственно к тому из участников группы, кто имеет отношение к незаконченному делу. В опыте работы гештальтгрупп отмечается, что наиболее частое и значимое невыраженное чувство — это чувство вины или чувство обиды,
    именно с этим чувством работают в игре, которая начинается со слов «Я обижен...».

  3. Проективные игры на воображение иллюстрируют процесс проекций и помогают участникам группы идентифицироваться с отвергаемыми аспектами личности.

Наиболее популярная игра — «Старый заброшенный ма­газин». Клиенту предлагают закрыть глаза, расслабиться, а потом представить, что поздно ночью он проходит по ма­ленькой улочке мимо старого заброшенного магазина. Окна грязные, но если заглянуть, можно заметить какой-то пред­мет. Клиенту предлагают тщательно его рассмотреть, затем отойти от заброшенного магазина и описать предметы, об­наруженный за окном.

Далее ему предлагается вообразить себя этим предметом, и, говоря от первого лица, описать свои чувства, ответив на вопросы: «Почему он оставлен в магазине? На что похоже его существование в качестве этого предмета?» Идентифицируясь с предметами, клиенты проецируют на них какие-то свои личностные аспекты».

8. «У меня есть тайна». В этой игре предпринимается исследование чувства вины и стыда. Каждого из участников группы просят подумать о каком-либо важном для него и тщательно хранимом личном секрете. Психолог просит, чтобы участники не делились этими тайнами, а представили себе, как могли бы реагировать окружающие, если бы эти тайны стали им известны. Следующим шагом может быть предоставление каждому участнику случая похвастаться пе­ред другими, «какую страшную тайну он хранит в себе». Довольно часто оказывается, что многие неосознанно очень привязаны к своим секретам как к чему-то драгоценному.

9. «Преувеличение». Большое внимание в гештальттерапии уделяется так называемому «языку тела». Считается, что физические симптомы более точно передают чувства человека, чем вербальный язык. Ненамеренные движения, жесты, позы клиента иногда являются сигналами важных содержаний. Однако эти сигналы остаются прерванными, неразвившимися, искаженными. Предлагая клиенту преувеличить нечаянное движение или жест, можно сделать важное открытие.

Например, скованный, чрезмерно сдержанный мужчина постукивает пальцем по столу, в то время как женщина в группе долго и пространно о чем-то говорит. Когда его спра­шивают, не хочет ли он прокомментировать то, о чем гово­рит женщина, он отказывается, уверяя, что разговор мало его интересует, но продолжает постукивание. Тогда психолог просит усилить постукивание, стучать все громче и вырази­тельнее до тех пор, пока клиент не осознает, что делает.

Гнев клиента нарастает очень быстро, и через минуту он с силой бьет по столу, горячо выражая свое несогласие с женщиной. При этом он восклицает: «Она точно как моя жена!» В дополнение к этому осознанию он получает мимо­летное впечатление о чрезмерном контроле своих сильных утвердительных чувств и возможности более непосредствен­ного их выражения.

10. «Репетиция». По мнению Ф. Перлза, люди тратят много времени, репетируя на «сцене воображения» различные роли и стратегии поведения по отношению к конкретным ситуациям и лицам. Часто отсутствие успеха в действиях в конкретных жизненных ситуациях определяется тем, как данная
личность в воображении готовится к этим ситуациям. Такая
подготовка в мыслях и воображении часто проходит в соответствии с ригидными и неэффективными стереотипами, являющимися источником постоянного беспокойства неадекватного поведения. Репетиция поведения вслух в группе с вовлечением других участников позволяют лучше осознать
собственные стереотипы, а также использовать новые идеи и решения в этой области.

11. Проверка готового мнения. Случается, что психолог, слушая клиента, улавливает в его словах какое-то опреде­ленное сообщение. Тогда он может воспользоваться следую­щей формулой: «Слушая тебя, у меня возникло одно мне­ние. Я хочу предложить тебе повторить это мнение вслух и проверить, как оно звучит в твоих устах, насколько оно тебе подходит. Если согласен попробовать, повтори это мне­ние нескольким членам группы».

В этом упражнении содержится фактор интерпретации скрытого значения поведения клиента, но психолог не ста­рается сообщить свою интерпретацию клиенту, он только предоставляет пациенту возможность исследовать пережи­вания, связанные с проверкой рабочей гипотезы. Если ги­потеза окажется плодотворной, клиент может развить ее в контексте собственной деятельности и опыта.

Ф. Перлз вначале применял свой метод в виде индивиду­альной коррекции, но впоследствии полностью перешел на групповую форму, находя ее более эффективной и эконо­мичной. Групповая работа проводится как центрированная на клиенте. Группа при этом используется инструменталь­но, по типу хора.

Во время работы одного из участников группы, который занимает «горячий стул» рядом со стулом психолога, другие члены группы идентифицируются с ним и проделывают большую молчаливую аутотерапию, осознавая фрагментированные части своего «Я» и завершая незаконченные ситу­ации.

Вся многообразная техника гештальттерапии направлена на обеспечение психологической поддержки личности, на освобождение человека от бремени прошлых и будущих про­блем и возвращении его «Я» в богатый изменчивый мир личностного «сейчасного» бытия.

2.

К экзистенциальному направлению относят теории и системы личностной коррекции, основанные на теории эк­зистенциализма, подчеркивающей важность Проблем чело­веческого становления и ответственности человека за свое личностное становление, когда упор делается на «свобод­ную волю», осознание ответственности человека за форми­рование собственного внутреннего мира и выбор жизненно го пути. При таком подходе целью коррекции становится доведение до понимания человека смысла, который он хо­чет придать своей жизни.

Термин переводится с позднелатинского как «существование». В 20-е годы были созданы ключевые понятия в концепции человеческого существования, ставшие в сово­купности с освоением новой физики основой одного из наиболее влиятельных и плодотворных течений в совре­менной консультативной психологии и психокоррекции.

Д. Буженталь, один из теоретиков экзистенциального подхода, выдвинул следующие основные посылки:

  • человек есть целое, несводимое к сумме его частей;

  • человек существует в контексте собственных челове­ческих проблем;

  • человек способен к осознанию и способен действовать
    рационально;

  • человек всегда имеет выбор;

  • поведение человека всегда интенционально, т.е. имеет причину, всегда преднамерено, человек может прини­мать осознанные решения.

Базисные понятия у того или иного конкретного пред­ставителя приобретают различный акцент, но в целом они составляют понятийную экзистенциальную определенность концепции:

«Диалог» - понятие, выдвинутое и разработанное М. Бубером. Согласно Буберу в языке существуют основные сло­ва, образующие словесные пары. Отличие основных слов в том, что они не обозначают нечто существующее, а, будучи произнесены, порождают существование. Эти слова: «Я— ты», «Я—оно». По Буберу, основное слово «Я-ты» порож­дает и утверждает мир отношений в отличие от «Я—оно», которое порождает опыт.

«Опыт» — понятие, отношение к которому в науке и философии вылилось в драматическую борьбу. Категория «опыт» соотносима не с объективной истиной по отноше­нию к «моей» экзистенции, а с субъективностью «моего» онтологически, а не гносеологически постигаемого бытия. В этом смысле опыт жизни 5-летного ребенка ничуть не ме­нее истинен; чем опыт жизни умудренного сединами старца.

Поэтому в тесной связи с понятием «опыт» идет понятие
«переживание». «Переживание» — понятие, характеризующее собой осо­бый способ или состояние бытия. Предложенное в 1965 г. Джендлином, оно описывается следующим образом: пере­живание, которое скорее чувствуется чем мыслится, зна­ется или вербализуется; переживание происходит в непос­редственном сиюминутном настоящем. Переживание — это изменчивый поток чувствований, делающий возможным для каждого индивида почувствовать что-то в любой данный момент. Особое значение придается пиковым переживани­ям, сопровождающим самоактуализацию, рост личности. Пиковое переживание — максимальное ощущение полноты бытия и всех своих потенций.

«Аутентичность» (подлинность) — понятие, введено М. Хайдеггером и развитое К. Ясперсом в связи с цен­тральной проблемой философии человека, а именно — проблемой превращения неподлинного человеческого бытия в подлинное. Подлинность, по Ясперсу, - бытие, нескованное и неукрепленное какой-либо одной концепцией, идеей или возможностью, которая навязана извне и предопределяет выбор человека. Иначе говоря, это искренность до конца и по отношению к другим, и по отношению к себе,
при которой индивид свободен как от внешнего манипулирования, так и от самоманипулирования, проявляя себя в непосредственно ясном и ответственно свободном бытии.

«Сомоактуализация». По мнению одного из ее создате­лей, А. Маслоу, это понятие, выступает в синонимичном ряду с такими понятиями, как «рост», «саморазвитие», «индивидуализация». Оно определяется двумя существенными признаками: 1) принятием и выражением внутреннего ядра («самости»), т.е. актуализацией латентных способностей и потенциала; 2) минимальным наличием нездоровья (неврозов и других потерь дееспособности). В истоках же осмысления понятия лежит поиск исходной ценностной парадигмы, ко­торую можно назвать здоровьем, причем полным (психи­ческим, социальных, физическим), т.е. здоровьем как пол­нейшим раскрытием человеческих возможностей в индиви­дуальной жизни.

«Ценность» — понятие, которое в экзистенциальной психокоррекции отражает содержание, относящееся к направ­ленности, устремленности переживаний. Ценность еще не смысл, но, по крайней мере, его условие. Реализация ценности может составить жизненный смысл. Различают следую­щие ценности: когнитивные предпочтения, эстетические, моральные, кулътуральные «Я». А. Маслоу предложил сле­дующую дихотомию ценностей: 1: В-ценности — бытовые ценности, ценности полноты

2. О-ценности — депривационные ценности, ценности, возникающие от дефицита чего-либо.

Тип ценности, свойственный человеку, определяет его бытие. По Маслоу, В-ценности включают: добро, справедливость, красоту, правдивость, самодостаточность и др. в традиционной формулировке, в которой представлены базисные, т.е. основные, жизненные потребности. Их можно разграничить еще и таким образом: В-ценности — порожде­ния индивида и его, направленные на мир, переживания, в то время как 1В-ценности — требования индивида и его, направленные от мира к себе, переживания.

«Бытие в мире». Категория анализируется практически всеми представителями экзистенциальной психологии и обо­значает целую совокупность сущностных признаков и фено­менологии переживания собственного «Я» как пребывающе­го в мире: во-первых, это чистая экзистенция, т.е. наличность, дан­ность себе и миру; во-вторых, это подлинное существование «самости»; в-третьих, бытие есть трансцедентирование человека в иное; в-четвертых, это определенное качество существования, характеризующееся неограниченностью, полнотой и самоот­дачей.

Поэтому с категорией бытия тесно связана категория становления, а сама категория бытия соизмерима с категорией «мир».

«Жизненный мир» — понятие, введенное и разработанное Э. Гуссерлем. Это то, что имеет значимость для сознания. «Жизненный мир» — понятие, фиксирующее самовстраивание переживаемого, осознаваемого, воспринимаемого, проговариваемого мира как такового фактологического. По­нятие «жизненный мир» не только признает онтологичность (независимую данность человеческого сознания) но и тре­бует обязательного учета этой внутренней онтологии созна­ния, принятие всерьез ее в работе с клиентом.

«Событие» скорее не предметно отнесенное понятие, а принцип построения коррекционной работы в экзистен­циальной психологии. Принцип событийности предполагает отказ от инструментального активизма (с его инфантиль­ным стремлением к самоутверждению любой ценой) и от­водит субъекту деятельности иное место в гораздо более сложном взаимосвязанном мире, чем это казалось в эпоху классических научных представлений.

Основная цель экзистенциальной кор­рекции— помочь клиенту обрести смысл жизни, осознать личностную свободу, ответственность и открыть свои по­тенции как личности в полноценном общении. И одновре­менной задачей экзистенциального взаимодействия высту­пает безусловное признание личности клиента и его судьбы важнейшим, уникальным и безусловным, заслуживающим признания жизненным миром, само существование которо­го есть ценность.

Позиция психолога. Основная предпосылка психологичес­кой позиции — понимание клиента в терминах его собствен­ного жизненного мира, образа себя и действительности. Ос­новное внимание психолог уделяет текущему, сиюминутному моменту жизни клиента и его «сейчастным» переживаниям. Сложность позиции также в том, что психолог должен уметь совмещать понимание клиента и способность конфронта­ции с тем, что именуется ограниченным существованием в клиенте. Способность или свойство психолога «быть в мире» — самое очевидное условие его успешной коррекци­онной деятельности.

Основные задачи психолога, участвующего в процессе экзистенциальной коррекции:

  • полностью присутствовать, чтобы содействовать кли­енту в его погружении и помогать ему в более полном описании своего интереса в решении проблемы;

  • формировать и поддерживать убежденность клиента в том, что он способен что-то сделать для себя сам;

  • помогать клиенту обнаруживать в себе силы, разру­шающие его и его жизнь, помогать находить консер­вативные структуры, которые он сам построил и со­ответственно может сам изменить;

  • быть сочувствующим и заботливым, особенно в мо­менты тяжелых, глубоких переживаний клиента;

  • быть глубоко уверенным в том, что клиент в состоянии помочь себе сам.

Требования и ожидания от клиента. В экзистенциальной психокоррекции основные усилия направлены на помощь клиенту принять всерьез свой феноменологический мир, осознать реальность своих осознанных или неосознаваемых выборов и их последствий. Поэтому позиция клиента не ограничивается достижениями инсайта, формулируется как ожидание действий, проистекающих из проясненной цен­ности личности и ее потенций. Поэтому в клиентах поощря­ется открытость, спонтанная активность и сосредоточенность на основных проблемах жизни: рождение, любовь, тревога, судьба, вина, смерть, ответственность, т.е. на экзистенциальных про­блемах, которые не имеют рационального решения, но кон­фронтация с которыми позволяет .решать текущие пси­хологические проблемы клиента.

Клиент должен быть заинтересован, глубинно включен, внимателен к себе и к своей жизни, в этом проявляется глубокий уровень его субъективности. Он должен быть спо­собен реагировать на глубинный интерес к самому себе. Иногда этот интерес может быть поврежден, поэтому кли­ент нуждается в коррекции.

Описание клиентом своего интереса раздвигает границы его возможностей в поиске решения через фиксацию вни­мания на субъективных переживаниях. Процесс поиска осу­ществляется через полное погружение в себя, осознание сво­их телесных ощущений, эмоций, мыслей и ожидание от­крытия.

Процесс экзистенциальной коррекции состоит в разви­тии внутреннего самосознания, модифицирующего собствен­ные структуры восприятия, изменяющего конструкт «Я и внешний мир».

На этом пути возможно сопротивления клиента, так как человек ограничен в доступе к своим внутренним по­тенциалам тем, как он формирует конструкт «Я и внешний мир».

В экзистенциальной психокоррекции речь идет не о пси­хотехнике как совокупности приемов, используемых для решения задач основной личностной экзистенциальной про­блематики, а рассматриваются подходы к решению этих задач.

Первый подход — упор на развитие самосознания. Осозна­ние собственных мотивов, выбор предпочтений, систем ценностей, цели и смысла. В контексте экзистенциальной парадигмы упор делается на освобожденную функцию са­моосознания, поскольку первенство отдается не рефлексив­ному самоосознанию, а скорее ценностному переживанию своего «Я», открытию для себя значимости и ценности соб­ственного жизненного мира. Дать клиенту осознать и пере­жить свои ограничения, свою потенциальную свободу от прошлого, ценность своего «Я» и жизни в настоящем — таковы основные предпосылки и соответствующие им от­ношения экзистенциального психолога.

Второй подход — культивирование свободы ответствен­ности. В соответствии с данной установкой психолог стре­мится оказать клиенту помощь в обнаружении способов ухода от ответственности и свободы и поощряет принятие риска в отношении этих ценностей. Разъяснения о том, что у кли­ента всегда есть выбор, поощрение открытого признания собственного отказа от принятия ответственности, подбад­ривание в отстаивании собственной независимости (авто­номности) и акцент на личных желаниях и переживаниях клиента, на его личном выборе в той или иной жизненной ситуации — таковы основные предпосылки реализации дан­ной установки.

В экзистенциальной психокоррекции отсутствует прямое обучение. Человек может научиться только сам. Поэтому осо­бую значимость имеют именно нюансы в поведении, уста­новках психолога. Развитие открытости, сензитивности кли­ента к нюансам отношений в общении — таков путь в экзи­стенциальной психокоррекции.

Третий подход — помощь в открытии или создании смысла. В реализации данной установки полезна техника фиксирова­ния на смысле, предложенная Ю. Джендлином. Содержание ее состоит в сосредоточении на телесных ощущениях в про­цессе каких-либо действий. Клиента просят помолчать, по­пытаться ощутить и понять свои подлинные переживания, их значимость для него. Важным моментом в применении техники является открытие экзистенциального вакуума, т.е. бессмысленности жизни, и конфронтация с клиентом или облегчение его возможных переживаний в связи с этим.

Психолог не указывает, в чем смысл жизни клиента, а лишь создает условия для открытия клиентом или создания им своих смыслов. Причем следует помнить, что смысл для экзистенциального психолога не дается непосредственно, а приходит попутно, с вовлечением человека в творчество, созидательную деятельность, в которых его интенции на­правлены обычно не на себя, а вовне.

Четвертый подход — уникальность и идентичность. Ключ ж реализации данного механизма психокоррекции — в по­ощрении открытого высказывания клиентом своих чувств и осознании дифференцировки между чувствами и пережива­ниями: реактивными, ситуативными и глубинными (лич­ностными). Основная линия реализации данной предпосыл­ки — открытие собственного аутентичного «Я» и «Я» не­подлинного, когда клиент делает, говорит и чувствует не то, что свойственно или хочется ему, а то, что связано с имитацией жизни, с играми, а не подлинными отношения­ми близости или отчуждения с другим. Собственная иден­тичность, где х«Я», «Мое», а где «Не я», «Не мое», и пере­живание своей идентичности, своего «Я» как уникального неповторимого жизненного мира — таков основной ориен­тир данной психокоррекционной предпосылки.

Пятый подход — работа с тревогой. В экзистенциальной психокоррекции (в отличие от других направлений) не су­ществует обязательного правила — снижать уровень тревож­ности клиента. Тревога рассматривается как одно из прояв­лений бытия, поэтому психологу интересно, каким спосо­бом клиент пытается совладать с тревогой; какую функцию выполняет тревога (роста личности или ограничение ее лич­ностного бытия); склонен ли клиент принять свою тревогу или стремится подавить ее.

Тревога как проявление пограничной ситуации, в кото­рой находится или в которую помещает себя клиент, — важный феномен для коррекционной работы. Ее исследова­ние, проявление, принятие, разделение, уважение к кли­енту в связи с его тревогой и его отношением к ней — компоненты психотехники представителя экзистенциальной психокоррекции.

  1. Отношение со временем. Хотя главное внимание уделяется актуальному переживанию, отношение ко времени (будущему, прошлому) — важный момент и прием в коррекционной работе. Простой вопрос: «Как вы представляете себе нашу с вами встречу через 10 лет?» — может вызвать целую
    гамму переживаний, связанных не только с осмыслением собственной жизни, но и с проработкой ее возможных смыслов. Кроме того, проективное исследование возможных путей самоосуществления может повысить степень личностной реализации в настоящем времени.

  2. Взаимоотношения между психологом и клиентом. В экзистенциальной коррекции взаимоотнощения представляют особую ценность, поскольку, как ясно уже из анализа психотехник, эти отношения самоценны. Их неповторимый личност­ный оттенок, личностный смысл, «нюансировка» вся гамма переживаний в связи с общением с человеком как со значи­мым другим — источник могучих воздействий и личностных изменений; уважение, доверие и вера к клиенту; самораскры­тие и честность по отношению к себе; отказ от манипулирова­ния и готовность принять отношение к себе в ответ на свою прозрачность, с помощью которой психолог своей личностью моделирует продуктивные способы переживания, не беря на себя ответственность за навязывание другому своего поведе­ния, такова коррекционная сердцевина.

Главными результатами успешной экзистенциальной пси­хокоррекции являются расширение чувства бытия клиента и увеличение его жизнеспособности (жизненных сил).

      Литература.

      Основная литература.

  1. Ежова Н.Н. Рабочая книга практического психолога. – Ростов н/Д: Феникс, 2008.

  2. Малкина-Пых И.Г. Справочник практического психолога. – М.:Эксмо, 2008.

  3. Настольная книга практического психолога. / Сост. С.Т. Посохова, С.Л. Соловьева. – М.: АСТ: ХРАНИТЕЛЬ; СПб.: Сова, 2008.

      Дополнительная литература.

  1. Булюбаш И.Д. Руководство по гештальт-терапии. – М., 2004.

  2. Гештальт-подход: свидетель терапии. – М.: Психотерапия, 2007.

  3. Сидоренко Е.В. Экспериментальная групповая психология. – СПб., 1993.







Скачать файл (254.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации