Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Дипломная работа - Восприятие образа будущего ребенка у женщин - файл 1.docx


Дипломная работа - Восприятие образа будущего ребенка у женщин
скачать (128.9 kb.)

Доступные файлы (1):

1.docx129kb.04.12.2011 05:57скачать

содержание

1.docx

  1   2   3   4   5   6   7
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Восприятие образа будущего ребенка у женщин
Допущен к защите Научный руководитель

Содержание


Введение………………………………………………………….…….………....3

Глава 1. Теоретический анализ содержания работ по исследованию образа будущего ребенка у женщин.

    1. Проблема «образа» в психологии………………….………......7

    2. Психологические аспекты понимания беременности……..…9

    3. Анализ работ, посвященных исследованию образа ребенка у беременной женщины…………………………………………………...……19

    4. 

    5. Психологические особенности развития ребенка до рождения………………………………………...…………..…………..……….31

Выводы по I главе……………………………………………………………...32

Глава 2. Эмпирическое исследование образа будущего ребенка у женщин.

2.1.Цель, гипотезы, задачи и объект исследования…………….....33

2.2. Методика исследования………………………………………...35

2.2.1.Метод свободного самоописания…………………………….35

2.2.2.Метод пиктограмм………………………………………….....35

2.3. Процедура исследования содержания образа будущего

ребенка женщин……………………………………………..………………..…36

2.4. Обработка полученных результатов………………………………..37

2.4.1. Обработка результатов по методике «Сочинение» ………….….37

2.4.2. Обработка результатов по методике «Пиктограмма»……….…..41

Выводы по II главе…………………………………………………………….46

Заключение……………………………………….…………………………..…47

Библиографический список…………………..………………….……….…..50

Приложения……………………………………………………………….....…53


Введение.
Актуальность исследования.

Анализ психологических составляющих периода беременности в последнее время все чаще выступает в качестве предмета научного изучения. По мнению современных исследователей, рост патологии беременности и перинатального развития ребенка свидетельствует о том, что ограничение изучения беременности и родов рамками медицинского подхода, которое долгое время имело место в нашей стране, делает невозможным решение проблемы формирования здорового поколения [17; 109].

В работах В.И. Брутмана[10], Л.М. Веккера [13], А.В. Запорожца [15], Ю.И. Шумрака [37] говорится о том, что повышение общественного интереса к психологии личности и экзистенциальным проблемам бытия, способствовало возникновению в России, странах Западной Европы и США движения за гуманизацию беременности, родов и перинатальной стадии развития человека.

Особое внимание современных исследователей направлено на изучение перцептивных процессов, сопровождающих беременность, в связи с социально-политическими и научно-техническими преобразованиями в современном обществе, ведущими к разрушению традиционных стереотипов восприятия женщины, ребенка и родительства как социокультурного феномена [5], [16]. С происходящими в обществе переменами Н.С. Андреева [2], А.И. Антонов [3], Г.Л. Христне [34] связывают такие явления как кризис семьи, падение рождаемости, значительный 

рост количества абортов, увеличение числа детей оставленных матерями без попечительства сразу после рождения и позже.

Отмеченные факты актуализируют исследование перцептивных феноменов периода беременности, результаты которого могут быть полезны в поиске путей выхода из критической ситуации в области материнства и деторождения в России.

Вопросом восприятия в разное время занимались: А.А. Бодалев, И.Г. Белявский, А.У. Харуш, Н.Н. Обозов, Ф.Н. Гоноболина, А.Г. Ковалева, Б.Г. Ананьев, Я.Л. Колминский, Л.И. Уманский, Н.Ф. Федотова, О.Г. Кукосян, Е.М. Дубовская, Р.Л. Кричевский, Т.П. Гаврилова, М.Ю. Арутюнян, И.Г. Белявский, А.У. Хараш, В.А. Лабунская и многие другие исследователи.

Актуальность данной проблемы обусловлена и тесной взаимосвязью перцептивных явлений, сопровождающих беременность, с проблемами формирования, развития и адаптации личности женщины, с трудностями принятия будущей матерью решения о сохранении (прерывании) беременности, о взятии ребенка из родильного дома (отказе от него после рождения или позже), с особенностями протекания беременности, родов, психического и физического развития дитя, а также с качеством взаимоотношений с ребенком после его рождения, с динамикой и коррекцией внутрисемейных отношений. Во многих работах говорится о том, что образ будущего ребенка у беременной влияет на развитие плода, но сам «образ» мало изучен.

Современные исследователи отмечают, что формирование образа будущего ребенка у женщины начинается задолго до наступления первой беременности и продолжается на протяжении всего периода ожидания дитя. Однако ими 

не выделяются те особенности образа, позволяющие судить об истинности отношения женщины к ребенку [10]; [11]; [29].

Нам представляется возможным в рамках данного исследования изучить особенности формирования образа будущего ребенка у женщин, а также специфику этих особенностей через выделение ряда характеристик свидетельствующих о степени сформированности как образа будущего ребенка у женщин, так и отношения к этому образу у женщин.

^ Цель исследования: изучить содержание образа будущего ребенка у женщин.

Объект исследования: Восприятие образа будущего ребенка у женщин.

Предмет исследования: Формально-содержательные и эмоционально-оценочные характеристики образа будущего ребенка у женщин.

Гипотезы:

  1. Образ будущего ребенка у беременных женщин отличен от образа у нерожавших женщин (по наличию большего числа формально - содержательных характеристик у нерожавших женщин).

  2. Образ будущего ребенка различен у беременных женщин на разных сроках беременности.


Исходя из объекта, предмета и цели работы, мы ставим перед собой следующие задачи:

1. Провести анализ литературных источников, монографий, освещающих вопросы социальной перцепции, а также образа, как продукта социальной перцепции.

2. Разработать и провести экспериментальное исследование по изучению образа будущего ребенка у женщин.



3. Сформулировать выводы по теме исследования.

Для решения поставленных задач использованы следующие методы исследования:

-теоретический анализ методологической, монографической научной психологической, социологической, философской, медицинской, педагогической литературы по исследуемой проблеме;

-эмпирические методы – психодиагностический (метод свободного самоописания (сочинение), пиктограмма);

- метод статистической обработки результатов (количественная и качественная обработка данных);

^ База исследования: родильное отделение городской больницы №2 г. Воткинска и учебные заведения в этом же городе.

Практическая значимость: Проведенное исследование имеет ценность как для педагогов образовательных учреждений, психологов и медицинских работников перинатальных центров, женских консультаций в части представленных методик (их содержательной интерпретации), материала для профилактики психологических и психосоматических нарушений в течение беременности, родов, а также для оптимизации качества взаимоотношений матери и дитя.

^ Структура работы: Выпускная квалификационная работа состоит из: Введения, 2-х глав, выводов, заключения, приложений, библиографического списка включающего 40 источников.
Глава 1. Теоретический анализ содержания работ

по исследованию образа будущего ребенка


    1. 

    2. Проблема «Образа» в психологии.

Главным объектом психологии всегда был человек. Проблема отражения образов - одна из ключевых проблем психологии. Вопросы отражения человека в человеческом сознании являются одними из важнейших вопросов как житейской, так и научной психологии. Одной из основных задач педагогической психологии является обеспечение взаимодействия между поколениями и внутри них [9;8].

Образ - субъективная представленность предметов окружающего мира, обусловленная как чувственно воспринимаемыми признаками, так и гипотетическими конструктами. Являясь основой для реализации практических действий по овладению окружающего мира, образ также определяется характером этих действий, в процессе которых исходный образ видоизменяется, все, более удовлетворяя практическим нуждам [20;56].

Основное назначение описаний (образов) - это их использование в процессе установления соответствия объектов, то есть при доказательстве их идентичности, аналогичности, подобия, сходства и т.п., которое осуществляется путем сравнения (сопоставления). Два образа считаются подобными, если удается установить их соответствие. Можно, в частности, считать, что имеет место соответствие, если достигнута их идентичность.

Образы ощущений выполняют регулирующую, познавательную и эмоциональную функции. Образ — всегда сигнал и имеет биологическое и социальное значение, определяет реакцию сближения или ухода от раздражителя, а также траекторию, силу, скорость движения, пространственную локализацию. Человек не только ощущает, но испытывает познавательно-эстетическую потребность в ощущениях. В этой потребности заложена основа умственного и эстетического развития личности, полнота отражения мира и отношения к нему.



Интенсивное изучение образов ведется в психологии когнитивной, где обсуждается и проблема соотношения образа, возникающего в результате актуального восприятия, с представлениями тех же самых предметов и событий.

Образ восприятия— отражение в субъективном плане реальных предметов или их свойств, с коими взаимодействует деятельный субъект [26;22].

Проблема чувственных образов и представлений возникла перед психологией с первых же шагов ее развития. Вопрос о природе наших ощущений и восприятий не мог быть обойден ни одним психологическим направлением, из какой бы философской основы оно ни исходило. Не удивительно поэтому, что проблеме этой было посвящено огромное число работ - теоретических и экспериментальных. Их число продолжает быстро возрастать и в наши дни. В результате ряд отдельных вопросов оказался разработанным чрезвычайно детально и был собран почти необозримый фактический материал. Несмотря на это, современная психология все еще далека от возможности создать целостную, не эклектическую концепцию восприятия, охватывающую различные его уровни и механизмы. Особенно это относится к уровню сознательного восприятия.

Термин происходит от латинского слова, означающего имитацию, и большинство способов употребления его в психологии, и устаревших и современных, вращаются вокруг этого понятия. Следовательно, наиболее распространенными синонимами для него являются понятия сходство, копия, воспроизведение, дубликат и т.д. [13; 17].

1.2.Психологические аспекты понимания беременности.
Психологический анализ образа будущего ребенка у беременной женщины требует сравнительного анализа имеющихся подходов к исследованию феномена беременности и материнства и четкого определения основных понятий исследования. Анализ литературы, посвященный указанной проблеме, свидетельствует о наличии трех основных подходов к ее исследованию: психоаналитическом, сравнительно-этиологическом и синтетическом.

В психоанализе отсутствует единое понимание психической сущности беременности и материнства [16; 30].

З. Фрейд и его последователи не признавали за беременностью и материнством определенной психологической специфики, а также отрицали самостоятельную роль этих периодов онтогенеза в становлении личности женщины и будущего ребенка [32; 58].

Микропсихоанализ концентрирует свое внимание на инстинктивных влечениях, отмечая, что противоположно направленные влечения к жизни – смерти находят свое отражение в представлениях беременной женщины о будущем ребенке. Однако, в отличие от фрейдистов С. Фанти, подчеркивает важную роль психологических составляющих материнства и беременности в формировании личности женщины и ребенка. При этом беременность рассматривается как попытка взаимного разрушения матери и плода, отражающаяся в амбвивалентности их образов.

Представители неофрейдизма центр тяжести психоанализа переносят с рассмотрения инстинктивно – биологических процессов на исследование социально-психилогических и социокультурных феноменов беременности и 

материнства [40; 345]. К. Хорни подчеркивает, что беременность и материнство являются способом реализации сущностного творческого начала женщины. Причины пренебрежительного, по мнению автора, отношения к беременности со стороны «мужского» психоанализа К. Хорни видит в восхищении жизнетворным могуществом женщины и в завистливой обиде мужчин на женщин [34; 32].

С точки зрения сравнительно - этиологического подхода, материнство является врожденным биопсихическим механизмом, смысл которого заключается в поддержании взаимодействия между матерью и ребенком, необходимого для его выживания. Поведенческие реакции новорожденного, благодаря наличию у женщины инстинктивно обусловленного образа младенца, способны активизировать систему материнского поведения. Так, образ ребенка здесь играет роль пускового механизма поведения.

Основывая сравнительно-этиологический анализ периода беременности и материнства на методологических положениях теории эволюционных систем, Г.Г. Филиппова рассматривает материнство как самостоятельную сферу жизнедеятельности женщины, эволюционное значение которой состоит в обеспечении адекватной заботы о потомстве [30; 81]. Различные виды проявления заботы рассматриваются как материнские функции. Подчеркивается, что у животных содержание этих функций имеет видотипические особенности, в то время как у человека к ним добавляются психологические. Социальные и культурные, обеспечивающие воспитание ребенка как члена своего специфического сообщества.

В содержании материнской сферы выделяются три составляющие: потребностно-эмоциональный блок, включающий потребность матери в контакте с ребенком - носителем комплекса этиологических стимулов, потребность в заботе о нем. Потребность в материнстве, операционный блок – операции по уходу, охране и операционный состав 

общения с ребенком; ценностно-смысловой блок, включающий отношение матери к ребенку как к ценности, которое формируется на основе социокультурных моделей материнско-детских отношений.

Беременность рассматривается в контексте развития материнской сферы у женщины. При этом отмечается, что ожидание ребенка является важным периодом этапа конкретизации онтогенетического развития материнской сферы в реальном взаимодействии с ребенком, который наряду с беременностью включает в себя роды и младенческий возраст дитя.

С точки зрения сравнительно-этиологического подхода психологическая специфика периода беременности состоит в том, что развитие различных составляющих материнской сферы осуществляется здесь в контексте реального, пусть и ограниченного проприоцептивными сигналами, взаимодействия женщины со своим ребенком. Это взаимодействие сопровождается особым комплексом физических и эмоциональных переживаний, связанных с моментом идентификации беременности, психисоматической симптоматикой и шевелениями ребенка.

Представители синтетического подхода стремятся к изучению материнства в единстве его психобиологических и психосоциальных процессов. Специфика периода беременности видится в особом амбивалентном комплексе телесно-чувственных, эмоциональных и социально-психилогических явлений, сопровождающих ожидание ребенка.

Психологическая специфика периода беременности видится в психоэмоциональных переменах и изменениях в отношении женщины к себе и окружающим, которые связаны с трансформациями тела женщины и необходимостью установления новых для нее отношений «мать-дитя»; в совокупности психобиологических и психоэмоциональных процессов, вызванных физиологической симптоматикой беременности и началом реального взаимодействия матери и ребенка, а также – в своеобразном амбивалентном комплексе телесно-чувственных и эмоциональных явлений, 

сопровождающих беременность. Образ будущего ребенка у беременной женщины рассматривается в качестве врожденного пускового механизма материнского поведения; как комплекс бессознательных ментальных репрезентаций проецируемых на плод, совокупность первого и второго.

Выделяются общие черты, характеризующие современное состояние знаний в данной области:

  1. Большое количество эмпирических данных при отсутствии адекватного концептуального подхода для исследования беременности и материнства как целостного явления необходимого для их понимания и интеграции.

  2. Смешение понятий, описывающих психофизический, социально-психологический и культурный планы исследуемой реальности, что значительно затрудняет коммуникацию между представителями различных научных школ, а также ограничивает возможности соотнесения имеющихся экспериментальных данных.

  3. Недостаточная выявленность психологической специфики периода беременности.

В отечественной психологии, вплоть до последнего времени, крайне мало внимания уделялось изучению собственно психологических феноменов беременности. Те немногие исследования, которые имели место, рассматривали беременность и роды преимущественно с точки зрения таких отраслей медицинской психологии как патопсихология, соматопсихология, психотерапия и психопрафилактика. При этом личностные аспекты периода беременности оставались мало изученными.

Вместе с тем, теоретико-методологические предпосылки деятельностно-психологического исследования беременности и материнства содержатся в теоретических положениях деятельностной парадигмы в психологии, в отечественных философских, социологических, социально-демографических и психолого-антропологических трудах.



С точки зрения философии и социологии. Материнство является особым видом социальной деятельности, имеющим фундаментальное значение для жизни общества [2; 158].

В.А. Рамих рассматривает материнство как вид совместной родительской деятельности, в которой присутствует разделение труда по признаку пола [27; 32]. Материнство выступает в качестве сложнейшего вида социальной деятельности, направленной на созидание объектов рождаемости, а именно: формирование плода и материнского организма, а так же ее субъектов – личностей матери и ребенка.

Социология особое внимание уделяет социальной опосредованности материнской деятельности. Так, В.П. Пискунов определяет рождение ребенка как поступок наделенных волей и сознанием людей, использующих в стремлении к созданию потомства не только свои природные возможности, но и целый ряд вещей, производимых общественным трудом [25; 58].

Социально-демографический подход к изучению материнства в качестве центральной категории исследования предлагает понятие о репродуктивном поведении. Последнее определяется как сознательно организованная деятельность, направленная на удовлетворение потребности в детях и реализацию собственных возможностей путем их рождения или отказа от рождения детей.

Репродуктивное поведение детерминировано репродуктивными установками личности: комплексом суждений, оценок, действий, переживаний индивида по отношению к рождению детей, который формирует избирательную мобилизованность, готовность к принятию соответствующих решений и к деятельность направленной на их осуществление. В структуре социальной установки выделяется три компонента: поведенческий (фактическое и планируемое число детей), эмоционально-оценочный (предпочтения относительно желаемого и идеального числа детей 

при идеальных возможностях), когнитивный (знания о нормативном количестве детей и информированность о фактическом поведении других). Исследование материнства ограничивается изучением поведения женщин направленного на рождение определенного количеств детей. При этом взаимосвязь личностных характеристик матери и особенностей ее репродуктивного поведения слабо освещены в рамках данного подхода.

Один из основоположенников социально-демографического подхода А.И. Антонов предлагает продолжить изучение материнского поведения в контексте микросоциального анализа семьи [3; 15]. Расширяя рамки исследования, автор рассматривает материнство как элемент семейного поведения, в состав которого входят такие виды поведения, как брачное, репродуктивное и родительское (система действий и отношений, связанная с содержанием и воспитанием детей).

Идеи субъектно - деятельностной природы беременности и материнства содержатся в работах представителей антропологической психологии. Ю Шумрак предлагает рассматривать беременность как процесс становления специфической детско-взрослой со-бытийной общности – системы взаимодействий и взаимоотношений, связывающих ребенка с матерью, а через нее – с социумом и культурой. Со-бытийному способу взаимодействия противопоставляется формальная структура детско-родительских отношений. В которой связи между субъектами не основаны на совместно осуществляемой деятельности.

Материнство изучается в различных контекстах: философском, социальном, микросоциальном, социально-демографическом, психолого-антропологическом. При этом ряд значимых личностных аспектов материнства остается за рамками исследования.



Материнство и беременность определяются в данных подходах как специфический вид социальной деятельности или поведения. Однако, изучая указанную проблему, исследователи не разводят такие понятия как «деятельность» и «поведение».

Деятельностный подход понимает деятельность как динамическую систему взаимодействий субъекта с действительностью, в процессе которой происходит воплощение в объекте психического образа и реализация опосредованных им отношений субъекта с миром.

А.Н. Леонтьев различает конкретные виды деятельности между собой по своему предметному содержанию, то есть каждому виду деятельности присущ специфический комплекс своих потребностей, мотивов, задач и действий [20; 15].

Соответственно всякая социальная деятельность имеет свое определенное функциональное значение в обществе.

Деятельность характеризуется субъективностью, которая выражается в избирательном, индивидуальном характере мотивации, в привнесении личностного смысла, «значение – для - меня», придаваемого различным действиям.

Далее можно предположить, что, совершая действия, соответствующие некоторой деятельности, и не имея при этом мотива именно этой деятельности, человек осуществляет не деятельность, а поведение. Так, если мотивом рождения ребенка выступает не желание появления на свет нового человека, а нечто другое (стремление к изменению своего социального статуса, укрепления здоровья и так далее) и при возникновении возможности использовать другие средства достижения желаемого необходимость в ребенке исчезает, то в этом случае женщина является субъектом поведения, а не деятельности.



Таким образом, беременность может выступать в качестве социальной деятельности либо как социальное поведение. В.С. Лазарев считал для разведения указанных понятий такие критерии, как: соответствие мотива действий общественному значению деятельности и культуросообразность способа действий [19; 20].

Следовательно, беременность является деятельностью для женщины, если мотив ее действий совпадает с социальным значением беременности (продолжение жизни, формирование и рождение нового человека) и действия выполняются в соответствии с культурными нормами данной деятельности.

Именно с мотивацией исследователи связывают личностный аспект познания и восприятия.

Мотивацией беременной женщины определяется то значение, которое приобретает для будущей матери сам ребенок и его рождение. Индивидуально-личностный характер восприятия будущего ребенка проявляется именно в мотивационной направленности данного процесса, в выделении женщиной значимых и не актуальных для нее сторон в образе дитя.

В качестве источника побудительной силы мотива беременности и материнства рассматривается потребность в детях. В отечественных исследованиях особо подчеркивается социальная природа указанной потребности. Так, А.И. Антонов определяет потребность в детях как социально-психологическое образование личности, проявляющееся в том, что без наличия детей индивид испытывает затруднения как личность [3; 19]. Отмечается, что дети могут удовлетворять различные потребности человека: экономические, социальные, психологические. Являясь полимотивированной, беременность реализуется женщиной как деятельность в том случае, если именно ведущий, смыслообразующий мотив деятельности соответствует социокультурному значению беременности.



Социокультурное окружение оказывает двойственное влияние на выполнение женщиной материнской деятельности: во-первых, задает определенное содержательное наполнение деятельности и, во-вторых, предполагает соответствующие формы и способы ее реализации.

В современном обществе имеют место тенденции как способствующие, так и затрудняющие реализацию женщиной беременности и материнства в качестве деятельности.

Важнейшим источником мотивации беременности и материнства выступают объективные интересы, ценности и идеалы общества, связанные с рождением детей. Теоретические и эмпирические исследования репродуктивной мотивации свидетельствуют о снижении ценностей материнства в современном российском обществе [5; 152]. Низкая конкурентоспособность ценностей материнства, по сравнению с другими ценностями, представленными в современном обществе, затрудняет формирование мотивации материнства, вследствие чего беременность все чаще выступает не в качестве деятельности, а как поведенческая активность женщины, мотив которой не соответствует социокультурному значению беременности.

С другой стороны, доминирование в сегодняшнем обществе ценностей индивидуальной свободы ведет к модификации репродуктивного поведения как такового. Ситуация, когда современные контрацептивные средства превращают рождение ребенка в акт свободного выбора, общество предоставляет женщине альтернативу потребности иметь детей, способствует формирования нового типа репродуктивного поведения, а именно, осознанного репродуктивного поведения, требующего от личности большей зрелости и более высокого уровня рефлексивности. Значительное число женщин не воспринимают сегодня деторождение как исключительно брачный атрибут. Материнство для них – самостоятельная экзистанцеальная ценность. Отличительной чертой материнской деятельности 

на современном этапе является осознание беременности и материнства как самоценного элемента жизнедеятельности и самоосуществления личности женщины.

Научно-технические и социально-политические изменения в российском обществе оказывают влияние и на предполагаемые современной культурой формы реализации беременности как деятельности.

В любой традиционной культуре выделяется мощный пласт, который можно назвать культурой перинатального периода – это совокупность мировоззренческих идей, взглядов общества на процессы планирования семьи, беременности и рождения ребенка, выражающихся в обычаях и традициях. Культурные традиции имеют свои особенности у всех народов, но можно выделить и общие черты. Во-первых, особое значение, придающееся событиям, связанным с рождением нового человека и, во-вторых, включенность перинатального периода в общий контекст социальной жизни.

Сегодня некоторые авторы говорят о разрушении перинатального слоя в современной культуре цивилизованных стран [17; 111].

Отмечается монополизация перинатального периода медицинской сферой, где беременность рассматривается как процесс, идущий на грани с патологией, рождение ребенка выступает в качестве операции, требующей не поддерживающего окружения семьи, а обязательного медицинского вмешательства в условиях стационара. Медицина предлагает и соответствующие способы репродуктивного поведения – «идеальные», с точки зрения врача, действия беременной женщины: беспрекословное следование рекомендациям врача и отсутствие излишней инициативы. По сути внушаемая женщине роль пациентки практически парализует творческую активность женщины.



Оторванность процессов, связанных с рождением ребенка, от общего контекста современного общества, сведение к минимуму возможности участия в этих процессах членов семьи и самой матери ведут к дефициту культуросообразных форм действий женщин и затрудняют осуществление ими беременности как деятельности.

Материнство понимается, как вид социально значимой деятельности. Личностная специфика периода беременности как важной составляющей материнства связана с особенностями предмета деятельности беременной женщины, а именно – с формированием и развитием внутриутробного ребенка и подготовкой к его рождению.

Беременность имеет полимотивированный характер и реализуется женщиной как деятельность в том случае, если именно ведущий, смыслообразующий мотив ее действий соответствует социокультурному значению беременности.

Образ будущего ребенка у беременной женщины выступает одновременно в качестве и результата и регулятора материнской деятельности женщины.
1.3. Анализ работ, посвященных исследованию

образа ребенка у беременных женщин.

С точки зрения психоаналитического подхода, структурные компоненты образа различаются по степени их осознанности и эмоционально-оценочному отношению к ним индивида. В образе будущего ребенка у беременной женщины выделяются осознаваемые и неосознаваемые уровни образа, включающие в себя позитивные и негативные представления будущей матери о плоде. Содержание исследуемого образа формируются путем проекции на плод 

амбивалентных представлений женщины о себе, партнере и собственных родителях. Стремление избежать состояние внутреннего конфликта и напряженности, вызванного наличием в образе ребенка противоречиво воспринимаемые женщиной элементов, ведет к вытеснению негативных представлений о плоде в область бессознательного. Отмечается, что неосознаваемые составляющие образа будущего ребенка могут быть проведены на уровень сознания, преобразованы и интегрированы в целостный осознанный образ путем стеснения их с реальностью в процессе непосредственного взаимодействия с ребенком, либо с помощью проработки внутренних конфликтов в результате психоаналитической терапии [24; 120].

Источником бессознательных составляющих образа будущего ребенка у беременной женщины являются и надиндивидуальные структуры общественного бессознательного: неосознаваемые языковые и культурные схематизмы, мифы, связанные с восприятием ребенка периода внутриутробного развития, имеющиеся в той или иной социокультурной общности, к которой принадлежит женщина [6; 45]. Отмечается, что взаимодействие с полем культурных символов, смыслов и значений порождает у субъекта новое видение образа мира и его составляющих, в котором наряду с тем, что выступает в сознании, имеется не представленное в рефлексии значимое содержание, запечатленное на уровне надсознательного.

С точки зрения психоаналитически ориентированных исследователей, переживаемое женщиной в начале беременности состояние глубокого физического и психологического единства с плодом, ведет к восприятию себя и ребенка как единого объекта – собственного «Я». В то же время, данные клинической работы Д. Пайнз свидетельствуют о том, что в некоторых случаях переживание женщиной беременности может ограничиваться чувством физического 

симбиоза, при котором плод воспринимается лишь как часть собственного тела, от которой, при желании, можно с легкостью избавиться [24; 92].

Ю. Шмурак рассматривает динамику восприятия беременной женщиной своего будущего ребенка в контексте становления пренатальной общности. Исследуя психологические феномены периода беременности с точки зрения психологической антропологии, следует вывод, что развитие пренатальной общности подчиняется общей закономерности становления детско-взрослого взаимодействия, для которого характерно чередование стабильных и критических периодов с преобладанием процессов отождествления, а затем – обособления [37; 24].

Второй триместр беременности, по мнению исследователей, сопровождается качественными изменениями в восприятии женщинами своего будущего ребенка, связанными с интенсивным формированием субъектного уровня образа.

Переход к смысловому уровню перцепции возможен в ситуации опосредования процесса восприятия беременной женщины предметом деятельности, который она приписывает ребенку. Однако чтобы подняться до смыслового уровня восприятия, необходима особая внутренняя активность субъекта и определенные объективные условия.

Таким объективным условием, катализирующим формирование субъектного уровня образа будущего ребенка у беременной женщины, может служить новый сенсорный опыт, позволяющий в начале (или в середине) второго триместра беременности, - это ощущения, связанные с движениями ребенка.

По мнению В.И. Брутмана, в результате стимуляции, вызванной шевелениями ребенка, прежде «чувственно растворенный» во внутреннем физическом и психологическом пространстве матери плод обретает свою собственную 

телесность и начинает восприниматься женщиной как нечто уже существенное, отличное от нее, но в то же время витально неразрывное с нею [11; 38].

Появляется своеобразное «двойное Я», где ребенок - уже не» мое Я», но одновременно еще не самостоятельное «Я». Подчеркивается, что новый сенсорный опыт, связанный с движениями наполняет образ будущего ребенка особым чувственно-смысловым содержанием, которое характеризуется автором как «со-единство».

Отмечается, что второй этап беременности с самого начала отмечен необходимостью взглянуть в глаза реальности, так как ребенок начинает шевелиться, тем самым, заставляя признать его отдельным человеческим существом со своей собственной жизнью, которой мать управлять не может.

Таким образом, новый чувственный опыт подталкивает женщину к осознанию и трансформации ранее вытесненных компонентов образа и требует интеграции реальности уже существующего плода с подсознательными фантазиями, страхами, надеждами и мечтаниями, относящимися к ребенку.

Для возникновения нового смыслового содержания, в образе будущего ребенка у беременной женщины недостаточно только ее коммуникации с ребенком (с его образом), как недостаточно и просто обращения к общекультурным значениям и смыслам, связанным с данным образом.

Возникновение новых индивидуально-смысловых структур образа будущего ребенка возможно лишь при условии включения общекультурного содержания образа в контекст диалогического общения матери и еще не рожденного дитя.

Вступление в диалогическое общение с внутриутробным ребенком позволяет женщине раскрыть, увидеть различные элементы данного образа в их целостности. При этом обнажается и обостряется амбивалентность восприятия 

женщиной своего дитя, которая, по мнению ряда авторов, присутствует в отношениях матери и ребенка уже с первых дней беременности.

Истоки амбивалентности восприятия беременной женщиной своего будущего ребенка некоторые исследователи видят в склонности будущих матерей проецировать на плод противоречивые представления о себе и значимых других. В.И. Брутман подчеркивает, что появлению в образе будущего ребенка амбивалентно переживаемых составляющих способствует ряд переживаний, сопровождающих период беременности: это опасения и страхи, связанные с предстоящими родами, собственным здоровьем, неуверенность в своих способностях родить и стать хорошей матерью, обеспокоенность возможным ущемлением свободы, ухудшением материального положения семьи, чувства связанные с изменениями внешности, их влиянием на сексуальную привлекательность женщины [11; 40].

Переживание внутреннего конфликта и напряженности, обусловленные актуализацией амбивалентно воспринимаемых составляющих образа ребенка, может иметь конструктивное и деструктивное разрешение.

Так, стремление женщины к снижению напряженности переживаний и избеганию внутреннего конфликта ведет, как правело, к трансформации амбивалентного образа в униполярный: либо идеальный образ ребенка, либо – отвергаемый. При этом несовместимые с доминирующим содержанием образа представления о ребенке интенсивно вытесняются в сферу бессознательного, структура образа обретает ригидность и в дальнейшем с трудом поддается изменениям.

В то же время именно переживания, вызванные амбивалентностью образа будущего ребенка, формируют у женщины особое состояние сознания, позволяющее ей качественно иным образом «творить» образ своего дитя: 

«обнажая противоположности, доводя противоречия до апогея и, вместе с тем, разряжая ту двойственность чувств, которая нарастает в течение беременности».

Третий триместр Ю. Шмурак обозначил как стадию «внутриутробный младенец». В названии отражена главная, по мнению автора, особенность данного периода – женщина общается не с тем образом ребенка, который развивается внутри ее тела, а видит своего ребенка после рождения [37; 31].

Таким образом, в третьем триместре беременности осуществляется дальнейшее развитие процессов, начатых раннее: происходит осознание женщиной бессознательных представлений о ребенке; дифференциация образа дитя от представлений матери о себе и других. Специфическими особенностями образа будущего ребенка у беременной женщины является: центральное положение субъектных характеристик; доминирование на всех уровнях характеристик ребенка, связанных с представлениями о том, каким он будет после рождения.

Исследования девиантного материнского поведения свидетельствуют о том, что рождение и осознание индивидуально-смысловых структур образа будущего ребенка возможно в ситуации принятия об оставлении ребенка, либо об отказе от новорожденного до и после родов.

Вопрос о том, какие структурные составляющие образа играют ведущую роль в формировании и развитии образа, неоднозначно решается различными исследователями. Организующая и интегрирующая роль отдается чувственным составляющим, смысловым компонентам, бессознательным составляющим.

Содержательно образ будущего ребенка включает в себя представления женщины о себе, ее близких людях, о ребенке (характеристики внешности ребенка, особенности его как объекта восприятия, характеристики дитя как субъекта общения и деятельности), субъективно относимые женщиной к прошлому, настоящему и будущему временам.



Структурные и содержательные особенности образа будущего ребенка могут быть раскрыты посредством ряда формально-содержательных и эмоционально-оценочных характеристик. К формально-содержательным характеристикам относятся «субъектность» (преобладание в структуре образа субъектных либо объектных составляющих); «осознанность» (преобладание в структуре образа осознаваемых либо бессознательных составляющих); «дифференцированность» (соотношение представлений женщины о себе, своих близких и о своем будущем ребенке); временная отнесенность (соотношение к прошлому и настоящему временам). В качестве эмоционально-оценочных характеристик исследуемого образа мы рассматриваем «амбивалентность - униполярность» (позитивное и негативное отношение к ребенку); «позитивность-негативность» (преобладание позитивно оцениваемых и негативно оцениваемых представлений о ребенке).

Выделяются четыре функции образа будущего ребенка у беременной женщины: интегрирующая, развивающая, регулятивная и транслирующая.

Интегрирующая функция. В общепсихологическом и социально-психологическом подходах интегрирующая функция образа презентируется в представлениях о результатирующей, синтезирующей, ориентирующей, индикативной и организующей роли образа в поведении и деятельности субъекта.

В рамках деятельностного подхода, результирующая функция образа раскрывается благодаря осуществлению теоретико-методологических принципов активности перцептивного образа и единства отражения и отношения.

Функция развития. Развивающее воздействие образа будущего ребенка на личность женщины в период беременности связано со спецификой субъекта (беременной женщины), объекта (внутриутробного ребенка), процесса и результата (образа) восприятия.



Сама беременность рассматривается как фактор, способствующий личностному развитию женщины. В психоанализе отмечается влияние беременности на процессы формирования психосексуальной идентичности женщины, индивидуализации и становления зрелой женской личности. Подчеркивается, что наступление беременности способствует осознанию женщиной себя как отдельного, самостоятельного человека, несущего ответственность за свое тело, переживания и действия.

Тесная связь процессов развития человека и рождения ребенка отражена в этимологии терминов, обозначающих данные явления в славянских языках. Показано, что слова «рост», «возраст», «сила», семантически производны от «родить», «вскармливать», «растить».

В то же время, в других работах отмечается, что наступление беременности может оказывать не только развивающее, но и деструктивное воздействие на личность женщин, вызывая регрессия к ранним стадиям развития. Ребенок, развивающийся внутри материнского организма, может выполнять функцию значимого, другого в жизнедеятельности беременной женщины.

Диалог с образом своего будущего ребенка актуализирует у беременной женщины трансцендентные переживания, благодаря которым за отдельными личностными событиями ей открывается универсальный человеческий опыт. В результате такой деятельности в сознании женщины происходит рождение качественно новых индивидуально-смысловых структур, которые становятся «внутренними органами», открывающими ей возможности для прочтения своего опыта в соответствии с общекультурной семантикой. Эти структуры, говоря словами М.К. Мамардашвили, выступают некоторой «формой для опыта», оказывая влияние на характер чувствования, восприятия, самосознания и поведения человека [22; 420].



Таким образом, общекультурные составляющие образа будущего ребенка играют роль внутреннего психологического инструмента личностного и духовного развития женщины в период беременности.

Регулятивная функция. В общей и социальной психологии образ традиционно рассматривается как регулятор деятельности и поведения субъекта. Образ будущего ребенка у беременной женщины выполняет роль множественной регуляции: регуляции материнской деятельности, саморегуляции психических и психосоматических процессов, регуляции отношений с ребенком, регуляции психофизического развития ребенка (планирование, прогнозирование процесса социализации личности ребенка).

Регулятивная функция образа ребенка в поведении и деятельности беременной женщины обнаруживает себя на этапе принятия решения о рождении ребенка или искусственном прерывании беременности. Так ряд исследователей отмечают, что решение сделать аборт часто связано с наличием в образе ребенка негативно воспринимаемых женщиной характеристик дитя. Результаты исследований, посвященных изучению девиантного материнского поведения, свидетельствует о наличии существенных различий в эмоционально-оценочных и содержательных характеристиках образа будущего ребенка у беременных, предполагающих оставить своих детей в родильном доме после их рождения, по сравнению с женщинами, не собирающимися отказываться от ребенка.

Особенности образа будущего ребенка влияют на содержание деятельности беременных женщин, связанной с развитием ребенка и подготовкой к его рождению. В зависимости от представлений о развивающимся ребенке, его интересах и потребностях, женщины могут заботиться о рациональном питании, здоровом образе жизни, заниматься физическими упражнениями, делать в квартире ремонт либо готовить для новорожденного «приданное». Деятельность будущих матерей так и остается ограниченной прагматическими задачами в случае несформированности смыслового 

уровня образа ребенка. Лишь когда женщина воспринимает ребенка как равноправного по взаимодействию, наделяя его действия смыслом и значением, установление контакта и общение с ребенком становится ведущим содержанием ее материнской деятельности.

Таким образом, эмоционально-оценочные и структурно-содержательные особенности образа ребенка определяют направление и предметное содержание материнской деятельности беременной женщины.

Ярким подтверждением регулятивной функции образа ребенка в психосоматических процессах является феномен «мнимой беременности». Под «мнимой беременностью» понимается комплекс эмоционально – чувственных переживаний и физиологических изменений в организме женщины, аналогичный процессам, сопровождающим реальную беременность, но вызванный фантазией женщины о том, что внутри ее тела находится развивающийся плод.

На регулирующую функцию образа ребенка в системе детско-родительских отношений указывают М.И. Лисина, В.В. Столин, А.И. Захаров [21; 115]. От точности и целостности образа ребенка зависит способность матери к установлению адекватного взаимоотношения и к эффективному общению со своим дитя.

Восприятие ребенка как самоценного и целостного субъекта создает возможности для возникновения личностного начала отношений, основанного на безусловной любви и принятии. Когда ребенок выступает в качестве объекта сравнения или воздействия, на первый план выходит предметное начало, связанное со стремлением к контролю и объективным оценочным отношениям.

Соотношение предметного и личностного моментов в отношениях мать – дитя меняется с возрастом ребенка и соответствует динамике его образа.



Существующие исследования показывают, что в возрастной период до одного года наиболее значимыми максимально выраженным является личностное начало родительского отношения мать – дитя в период беременности играет степень сформированности и содержательное наполнение субъектного уровня образа будущего ребенка.

В образе ребенка у беременной женщины в сжатом виде содержится «программа» всестороннего формирования ее дитя. Н.В. Самоукина говорит о проектировании – процессе формирования у ребенка определенных качеств в соответствии с имеющейся моделью (образом), выступающей началом процесса формирования и его целью [28; 67]. Ребенок еще не родился, а его «психологический проект» уже существует в ожиданиях матери, она уже предполагает, что он обладает определенными чертами личности, характера и способностями. После рождения ребенка осознанно или неосознанно мать начинает взаимодействовать с ним в соответствии с уже имеющимися представлениями и ожиданиями.

Передача «проекта» происходит, прежде всего, через интериоризацию ребенком родительских представлений о нем и формирование, на их основе, образа собственного «Я». Э. Берн рассматривает образ себя у ребенка как ведущую часть жизненного сценария, передаваемого ему родителями и отвечающего на вопросы: «Кто Я?» и «Для чего Я здесь?» [8; 82].

Анализ эмоционально-оценочных параметров образа будущего ребенка у беременной женщины показывает, что имеет место тенденция приписывания ребенку как положительных, так и негативных качеств, которые у него объективно отсутствуют или еще не появились. В случае положительного приписывания мать будет общаться с ребенком так, как будто у него уже сформировались позитивные, «сильные» стороны личности характера, то есть, по 

существу, задавать ребенку «зону ближайшего развития». Отрицательное приписывание программирует регрессивную линию жизни ребенка.

Функция трансляции. Образ будущего ребенка у беременной женщины может быть рассмотрен как средство межпоколенной трансляции и воспроизводства общекультурного, культурно-исторического и социально-психологического опыта.

Определенные аспекты образа ребенка, обладающие транскультурной универсальностью и имеющие общие филогенетические корни в различных культурах, обеспечивают преемственность и обновление общечеловеческого опыта и ценностей в процессе смены поколений.

Благодаря воспроизводству в образе будущего ребенка компонентов, обусловленных принадлежностью женщины к определенной культурно-исторической общности, осуществляется передача имплицитного канона человека вообще и ребенка, - в частности. Каноничные образы имеют как описательный, так и предписательный характер, отражая представления и потребность общества в формировании конкретного культурно-исторического варианта личности ребенка.

В ряде исследований отмечается роль образа ребенка в межпоколенной трансляции социально-психологического опыта [10; 43].

Исследователями установлено, что семейные паттерны восприятия ребенка и отношения к нему передаются из поколений в поколение. Многозначность и противоречивость образа ребенка делает процесс межпоколений трансляции более гибким и избирательным, обеспечивая большие вариативные возможности индивидуального развития. Культурно-

исторические и социально-психологические «проекты» формирования личности никогда не реализуются полностью, что является одной из объективных предпосылок социокультурных инноваций.

Так, образ будущего ребенка у беременной женщины обеспечивает преемственность и обновление транскультурного, культурно-исторического т социально-психологического опыта в процессе смены поколений. Формирование образа будущего ребенка у беременной женщины обусловлено системой социокультурных и биологических предпосылок, которые преломляются через внутриличностные условия развития женщины, как субъекта материнской деятельности и реализуются на макро-, мезо- и микроуровнях взаимодействия личности женщины с действительностью.

По происхождению образ будущего ребенка выступает результатом синтеза телесно-чувственных образов и представлений о ребенке, возникающих на основе процессов воображения.

Содержательно образ будущего ребенка у беременной женщины включает в себя представления о внутриутробном ребенке и его характеристиках, а также представления женщины о себе и близких ей людях, субъективно относимые к прошлому, настоящему и будущему временам.

Образ будущего ребенка является полиструктурным образованием, в котором по критерию предметной отнесенности выделяются чувственно-воспринимаемые, объективные (значенческие) и субъективные (смысловые) составляющие, в соответствии со степенью осознанности в нем представлены осознаваемые и бессознательные составляющие.



Формально – содержательными и эмоционально-оценочными характеристиками образа будущего ребенка у беременной женщины являются «субъективность», «осознанность», «дифференцированность», временная отнесенность, «амбивалентность - униполярность», «позитивность-негативность».

Образ будущего ребенка включает в себя представления о ребенке, его характеристиках. Образ будущего ребенка является полиструктурным образованием, в котором по критерию предметной отнесенности выделяются чувственно-воспринимаемые, объектные (значенческие) и субъектные (смысловые) составляющие.

вввнадиндивидуальные структуры общественного бессознательного: неосознаваемые языковые и культурные схематизмы, ь В Вввввв что он обладает определенными чертами личности, характера и способностями…вввввв

1.4. Психологические особенности развития ребенка до рождения.

Обычно не придают значения тому факту, желанным или нежеланным появляется на свет ребенок. А наука уже с уверенностью утверждает: психика нежеланного ребенка травмирована еще до рождения. При длительных стрессовых состояниях в крови матери образуется избыточное количество стероидных гормонов, проходящих плацентарный барьер и влияющих на формирующийся мозг ребенка. Величина и характер эмоционального контакта между матерью и еще неродившимся ребенком, возможно, являются самым решающим фактором из влияющих на возникающую психику. В период младенчества ребенка также очень важно своевременно создавать условия для формирования тех или иных психологических качеств. Каждый период детства имеет свои особые, неповторимые достоинства, присущие только определенному этапу развития

[14; 230].

Мать - это первая земная вселенная ребенка, поэтому все, через что она проходит, испытывает и плод. Эмоции матери передаются ему, оказывая либо положительное, либо отрицательное влияние на его психику.

Именно неправильное поведение матери, ее излишние эмоциональные реакции на стрессы, которыми насыщена наша тяжелая и напряженная жизнь, служат причиной огромного числа таких послеродовых осложнений, как неврозы, тревожные состояния, отставание в умственном развитии и многие другие патологические состояния.

В отдельные периоды детства возникают повышенные, иногда чрезвычайные возможности развития психики в тех или иных направлениях, а затем такие возможности постепенно или резко ослабевают.



Ребенок максимально нуждается во взрослом. Общение в этот период должно носить эмоционально - положительный характер. Тем самым у ребенка создается эмоционально - положительный тонус, что служит признаком физического и психического здоровья.

Поэтому так важно заложить основу доверительных отношений между ребенком и взрослым, обеспечив эмоционально и психологически благоприятные условия для гармоничного развития ребенка.

Проведенный анализ литературы позволил сформулировать следующие выводы:

  1. Беременность является значимой составляющей материнства и может выступать как деятельность, либо как поведенческая активность женщины. Беременность имеет полимотивированный характер и реализуется женщиной в качестве деятельности в том случае, если ведущий, смыслообразующий мотив ее действий соответствует социокультурному значению беременности.

  2. Формирование образа будущего ребенка у беременной женщины обусловлено системой социокультурных и биологических предпосылок, которые преломляются через внутриличностные условия развития женщины как субъекта материнской деятельности и реализуются на макро-, мезо-, и микроуровнях взаимодействия личности женщины с действительностью:

    • Макрофакторы: особенности личности женщины, обуславливающие ее способность к восприятию общекультурных аспектов образа ребенка, отраженных в мифах, сказках, языковых схематизмах других продуктов общественного опыта (ориентация на общечеловеческие ценности, открытость трансцендентного переживания, способность к диалогическому взаимодействию);

    • Мезофакторы: культурные, возрастные, профессиональные особенности личности;

    • 

    • Микрофакторы: психологические и социально-психологические особенности личности женщины.



Глава 2. Эмпирическое исследование образа будущего ребенка у женщин.
2.1. Цель, гипотезы, задачи и объект исследования

Для эмпирической проверки выдвинутых гипотез необходимо выявить особенности формирования образа будущего ребенка у женщин, а также специфику этих особенностей через выделение ряда характеристик свидетельствующих о степени сформированности как образа будущего ребенка у женщин, так и отношения к этому образу у женщин.

^ Объект исследования: Восприятие образа будущего ребенка у женщин.

Предмет исследования: Формально-содержательные и эмоционально-оценочные характеристики образа будущего ребенка у женщин.

Гипотезы:

  1. Образ будущего ребенка у беременных женщин отличен от образа у нерожавших женщин (по наличию большего числа формально - содержательных характеристик у нерожавших женщин).

  2. Образ будущего ребенка различен у беременных женщин на разных сроках беременности.

Методические задачи эмпирического исследования:

  1. 

  2. Разработать методический инструментарий, позволяющий исследовать образ будущего ребенка у женщин.

  3. Изучить особенности образа выделив формально-содержательные (ФС) и эмоционально-оценочные (ЭО) характеристики.

^ Эмпирические задачи:

  1. Выявить особенности формально-содержательных (ФС) и эмоционально-оценочных (ЭО) характеристик в образах будущего ребенка у беременных женщин на разных сроках беременности и у не беременных женщин;

  2. Проанализировать динамику формально-содержательных (ФС) и эмоционально-оценочных (ЭО) характеристик образа будущего ребенка в зависимости от отсутствия или наличия беременности; от ранних (2 триместр) или поздних (3 триместр) сроках беременности.

  3. Подвергнуть полученные данные статистической математической обработки для обоснования полученных результатов и подтверждения гипотез.


Исследование проводилось с декабря 2008 по март 2009 года в родильном отделении городской больнице №2 г. Воткинска, а также среди студенток учебных заведений города Воткинска.

^ Характеристика выборки: в исследовании приняло участие 55 женщин в возрасте от 17 до 28 лет, брачный и профессиональный статус не учитывался. Участницы были разделены на 3 группы:

-к первой группе отнесены женщины на ранних сроках (2-ой триместр) беременности, в количестве 17 человек;



-ко второй группе отнесены женщины на поздних сроках (3-ий триместр) беременности, в количестве 18 человек;

-к третьей группе отнесены женщины не беременные, не рожавшие, в количестве 20 человек.

Эмпирическое исследование проводилось в несколько этапов:

  1. Преддиагностический – подбор и разработка методического инструментария, поиск участниц исследования;

  2. Диагностический – проведение диагностического исследования (анкетирование, проективная методика);

  3. Этап обработки и интерпретации полученных данных.


2.2 Методики исследования

Для решения поставленных задач были использованы следующие методики: метод свободного самоописания (сочинение), пиктограмма.
2.2.1 Метод свободного самоописания (сочинение)

Традиционно осознанное содержание психического понимается как вербализованное, поэтому для изучения осознаваемых женщиной составляющих образа ее будущего ребенка нами была использована эта методика. Мы предложили описать, как вы представляете себе своего будущего ребенка, какое Ваше отношение к нему, какие чувства связаны у Вас с ним. Так же выбор данной методики обусловлен следующими моментами: минимальным влиянием исследователя на написание испытуемым сочинения; индивидуально-разнообразным характером предоставляемого материала, выраженного языком самого субъекта и не ограниченного готовой экспериментальной схемой.



Женщине предлагается написать сочинение, следуя инструкции: «Опишите, как вы представляете себе своего будущего ребенка (его образ) 15 описаний».


      1. Метод пиктограмм («Невербальный портрет

будущего ребенка»).

Для выявления неосознаваемых компонентов исследуемого образа нами был использован метод пиктограмм.

Известно, что метод пиктограмма – рисуночное письмо, образ, создаваемый респондентом для непосредственного запоминания. Принципиальное отличие пиктографии от современной письменности состоит в том, что создаваемое изображение никак не связано со звучанием слова – оно выражает его смысл.

Возможности изобразительных методов широко используются в психологических и социально-психологических исследованиях для изучения личностных особенностей субъектов изобразительной деятельности и характеристик его восприятия объекта. Еще Б.Ф. Ломов и Л.М. Веккер, изучая субъективную психическую реальность человека, предложили анализировать чувственные образы как изображения, выделяя в качестве основных показателей объективированность образа и его размерность [13; 15].

Анализ проведенных различными авторами исследований [4], [17], [31], свидетельствует о том, что невербальная форма репрезентации образной сферы отражает глубинные малоосознанные аспекты восприятия объектов; именно формальные характеристики изображения несут значимую информацию об образе объекта, к ним относятся такие категории рисунка как «композиция», «предметность» и «цвет».



Данные положения выступили основанием выбора для нашего исследования метода пиктограмм и выделения единиц анализа изображения (Приложение №7).

Испытуемым предлагались следующая инструкция: «Изобразите, пожалуйста, Вашего ребенка любым удобным для Вас способом, чтобы через некоторое время, Вы смогли вспомнить, кто здесь изображен, не используя буквенные и цифровые обозначения».

Выполняя задание, предлагалось использовать фломастеры, простой карандаш и ручка.
2.3. Процедура исследования содержания образа будущего ребенка у женщин.

Диагностическое исследование проводилась на базе родильного отделения городской больнице №2 г. Воткинска, а также среди студенток учебных заведений города Воткинска, в январе - феврале 2009 года.

Участницами исследования стали 55 женщин в возрасте от 17 до 28 лет, брачный и профессиональный статус не учитывался. Женщины были разделены на 3 группы:

-к первой группе отнесены женщины на ранних сроках (2-ой триместр) беременности, в количестве 17 человек (1-ая группа);

-ко второй группе отнесены женщины на поздних сроках (3-ий триместр) беременности, в количестве 18 человек (2-я группа);

-к третьей группе отнесены женщины не рожавшие, в количестве 20 человек (3-я группа).

Каждой из 55 женщин из представленных групп предлагалось выполнить задание:



1. Написать сочинение, следуя инструкции: «Опишите, как вы представляете себе своего будущего ребенка (его образ) 15 описаний». Время выполнения 20 минут.

2. Изобразить на рисунке образ своего будущего ребенка, выполняя следующую инструкцию: «Изобразите, пожалуйста, Вашего ребенка любым удобным для Вас способом, чтобы через некоторое время, Вы смогли вспомнить, кто здесь изображен, не используя буквенные и цифровые обозначения». Выполняя задание, предлагалось использовать фломастеры, простой карандаш и ручка. Время выполнения 20 минут.
2.4.Обработка полученных результатов.

2.4.1. Обработка результатов по методике «Сочинение» (вербальный портрет будущего ребенка).

В сочинениях присутствовали высказывания, характеризующие внешний вид ребенка, его характер, высказывания, мысли, чувства, суждения, характеризующие образ будущего ребенка.

Организующая и интегрирующая роль отдается чувственным составляющим, смысловым компонентам, бессознательным составляющим.

К формально-содержательным характеристикам относятся «субъектность» (преобладание в структуре образа субъектных либо объектных составляющих); «осознанность» (преобладание в структуре образа осознаваемых либо бессознательных составляющих); «дифференцированность» (соотношение представлений женщины о себе, своих близких и о своем будущем ребенке); временная отнесенность (соотношение прошлому и настоящему временам). В качестве эмоционально-оценочных характеристик исследуемого образа мы предлагаем рассматривать «амбивалентность 

- униполярность» (соотношение позитивных и негативных представлений о ребенке); «позитивность-негативность» (преобладание позитивных и негативных представлений о ребенке).

Нами было получено всего 680 вербальных описаний будущего ребенка отнесенных нами к формально-содержательным (ФС) и эмоционально-оценочным (ЭО) характеристикам образа (Приложение №№ 1; 1а).

Полученные данные свидетельствуют о том, что длина словаря групп различается по объему входящих в них характеристик ребенка. Содержание образа будущего ребенка состоит из описаний, которые представлены в таблице (Приложение №№ 2а; 2б; 2в).

В первой и третьей группе больше формально-содержательных (ФС) описаний. Во второй преобладают эмоционально-оценочные (ЭО) описание. Мы считаем, что это связано с приближением к родам. На последнем триместре плод – почти сформировавшийся ребенок, который мама успела принять и полюбить. В это время женщина испытывает больше эмоций по отношению к плоду.

Все полученные результаты были подвергнуты математической обработки, статистической программе SPSS.

С целью сравнения содержания образа будущего ребенка у беременных женщин на ранних сроках (2-ий триместр) и не беременных женщин был проведен сравнительный анализ показателей 1 группы и 3 группы с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни. Были получены достоверно значимые различия по показателям №1 – внешние описания и №4 – размер (приложение №3).

Результаты значимых различий представлены в табл. №1

Таблица № 1 Сравнительная таблица показателей по методике сочинение (вербальный портрет) между группами женщин на ранних сроках (2-ой триместр) беременности (1 гр.) и не беременными женщинами (3 гр.)




показатель

Хар-ка

показателя

№ в

Прил. 7а

Среднее значение

U

критерий

Уровень значимости

р<0,05

1 гр.

3 гр.


1.

Внешние

Описания


ФС

1

3,47

2,3

91,5

0,014

2.

Размер

ФС

4

0,41

0,8

119,5

0,086 (тенденция)


Интерпретация: Полученные данные свидетельствуют о наличии у женщин на ранних сроках беременности уже структурированного представления о будущем ребенке, его четкое, конкретизированное внешние описание, порой вплоть до деталей; а также о тенденции к преобладанию формально-содержательных характеристики (размер) в образе будущего ребенка у не беременных женщин.

Возможно, это связано с началом формирования материнской позиции как в одной, так и в другой группе.

Для выявления различий в содержании образа будущего ребенка у беременных женщин на разных сроках беременности мы сравнили показатели у 1 и 2 групп (Приложение №4). Полученные достоверные различия по показателям №4 – размер; №9 – степень похожести на родителей; №11 – степень развития ребенка; №14 – поведение ребенка представлены в таблице 2.

Таблица № 2 Сравнительная таблица показателей по методике сочинение (вербальный портрет) между группами женщин на ранних сроках (2-ой триместр) беременности (1 гр.) и женщинами на поздних сроках (3-ий триместр) беременности (2 гр.)



показатель

Хар-ка

показателя

№ в

Прил. 7а

Среднее значение

U

критерий

Уровень значимости

р<0,05

1 гр.

2 гр.


1.

размер


ФС

4

0,41

0,05

107

0,029

2.

Степень похожести

ФС

9

0,35

0,055

116

0,062


3.

Степень развития

ФС

11

0,58

0,27

101

0,039

4.

Поведение


ФС

14

0,64

0,33

99

0,041
  1   2   3   4   5   6   7



Скачать файл (128.9 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации