Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Реферат - Проблема семантического анализа художественного текста - файл Семантика Добра и Зла и их лексикографическое описание.doc


Загрузка...
Реферат - Проблема семантического анализа художественного текста
скачать (20.2 kb.)

Доступные файлы (1):

Семантика Добра и Зла и их лексикографическое описание.doc73kb.25.08.2011 16:18скачать

Семантика Добра и Зла и их лексикографическое описание.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Семантическая связанность художественного текста

Системно-функциональный подход к изучению языковых единиц, утвердившийся в лингвистике Аналитический аспектный подход к изучения языка трактовка понятия «текст» направления изучения текста: лингвистика текста, семиотика текста (структурно-семиотический анализ); вопросы восприятия текста - психологическое направление (Мурзин Л.Н., Штерн А.С. и др).

Структурно-семиотический анализ художественных произведений структурно-семиотического анализа поэтического текста Поэтическая структура общая семантическая связанность поэтического текста Линейная семиотическая связанность Вертикальная семантическая связанность Семантическая связанность Семантика Добра и Зла и их лексикографическое описание

ГЛАВА I. Проблема семантического анализа художественного текста


    1. ^ Семантическая связанность художественного текста

Системно-функциональный подход к изучению языковых единиц, утвердившийся в лингвистике в последние десятилетия XX века, выдвинул «на передний план в качестве объекта изучения не только систему языка (лексика, грамматика, словообразование, фонетика), но и сам текст - результат речевой реализации языковых единиц разных уровней, в котором такие уровне тесно связаны и взаимодействуют» (Новиков Л.А., 119). Известно, что еще В. Гумбольдт писал о необходимости изучать язык не как продукт деятельности (ergon), а как деятельность (Energia). Концепцию «языка в действии» как творчества развил в своих трудах (в работе «Мысли и язык») А.А. Потебня.

Именно текст представляет возможность изучения не только системы языка, но и речевой реализации, языковых единиц разных уровней.

Известно, что филология, как единая наука, возникла в древности в результате изучения текстов, например, у индейцев - древних священных гимнов, а у греков - школьного комментирования Гомера. Именно текст и был той реальностью, которая органически объединяла не только разные аспекты языка, но, по существу, и смежные науки языкознание, литературоведение и историю, направленные на один и тот же объект» (Новиков А.А., 118).

Постепенно эти науки стали самостоятельными дисциплинами. Так, в лингвистике выделить в качестве самостоятельных разделов фонетика, грамматика, лексика и словообразование. Аналитический аспектный подход к изучения языка становился преобладающим. При таком подходе текст воспринимается лингвистами как материал для наблюдений над формой и употреблением различных языковых единиц, то есть текст рассматривается как языковой материал, из которого извлекаются для изучения те или иные языковое единицы - слова, словосочетания, предложения. Текст рассматривается как конкретное высказывание любого объема, то есть текстом может быть названо и отдельное предложение-высказывание, и ряд отдельных самостоятельных и объединенных общей темой предложения. Такая трактовка понятия «текст» отражена в «Словаре лингвистических терминов» О.С. Ахмановой: «Текст - это всякое произведение речи, зафиксированное на письме», такое определение текста сейчас уже воспринимается как недостаточное, нетерминологическое. В лингвистическом энциклопедическом словаре термин «текст» определяется как объединенная смысловой связанностью последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связанность и цельность» (Ярцев В.Н., 507).

И.А. Мельчук под текстом понимает не «объединенную смысловой связью последовательность знаковых единиц основными свойствами которой являются связанность и цельность», то есть понимает не как целенаправленно организованный дискурс, а всякую, лишь «чисто внешнюю, фактически (акустически, графически или электронным образом) представленную сторон любого языкового проявления» (И.А. Мельчук, 267).

Одновременно И.А. Мельчук указывает на взаимодействие смысла и текста. Он отмечает, что смыслы и тексты языка воспринимаются его носителями непосредственно, но с правилами, которыми их связывают, дело обстоит совсем не так, мы оказываемся в классической ситуации «черного ящика»: как лингвисты, мы можем наблюдать лишь «входы» (=смыслы) и «выходы (=тексты) данного языка; тогда как само соответствие между ними (=язык) не наблюдаемо. Единственно разумное решение для исследования, не интересующегося именно языком, состоит в построении системы формальным правил, моделирующей как можно точнее это наблюдаемое соответствие. В результате получается функциональная модель единственного языка, в нашем случае это модель «смысл - текст» (И.А. Мельчук, 375).

В настоящее время известны следующие направления изучения текста: лингвистика текста, семиотика текста (структурно-семиотический анализ); вопросы восприятия текста - психологическое направление (Мурзин Л.Н., Штерн А.С. и др).

Структурно-семиотический анализ художественных произведений возник на стыке современного структурализма, исследующего лингвистические и другие гуманитарные структуры и семиотики - науки о знаковых системах. В основу его легли работы представители русской формальной школы (А. Белого, В.М. Жирмунского, Ю.Н. Пыняева, Б.В. Томашевского, В. Я., Проппа и др.) идеи мировой теоретической лингвистики (Ф. де Соссюра, Н. Трубецкого, Р. Якобсона и др.) результаты исследований и отечественных представителей семиотики (К. Леви-Стросса, Р. Барта, В. Иванова, В. Топорова и др.).

Одним из создателей структурно-семиотического анализа поэтического текста по праву считается Ю.М. Лотман (Тартутская школа семиотики).

С точки зрения современной науки, художественное произведение - это «сложно выстроенный смысл. Все элементы поэтического текст несут смысловую нагрузку, передают или дополняют содержание произведения. Значащие элементы языка, попадая в структуру поэтического текста, оказываются связанными между собой отношениями сопоставление и противопоставления, которые в обычной языковой конструкции практически невозможны. Это раскрывает в словах и фразах скрытые семантические возможности. Они приобретают новые невозможные за пределом поэтической структуры содержание.

Поэтическая структура в основе своей содержит иерархию различных семантических уровней, элементы которых взаимосвязаны, сопоставимы и противопоставим. С точки зрения семиотики сложность структуры поэтического текста находится в прямо пропорциональной зависимости от сложности передаваемой от поэта к читателю информации. По отношению к действительности язык выступает как некая воспроизводящая структура, отсюда поэзия представляют собой структуру структур. Ю.В. Лотман считал, что исследование поэтического текста подобно процессу дешифровки, расшифровать соответствующий поэтический код - означает понять «нечто», воплощенное в тексте, реализованное через его структуру и вне структуры. Философы и поэты давно заметили, что восприятие поэтического текста требует затраты больших интеллектуальных усилий. Так, М. Цветаева в эссе «Поэт о критике» писала: А что есть чтение - как не разглядывание, толкование, извлечение тайного, оставшегося за строками, пределом слов».

Как объект лингвистики, текст по определению И.Р. Гальперина, представляет собой «произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объектированное в виде письменного документа, литературно, обработанное в соответствии с типом этого документа. Произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц, объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющие определенную целенаправленность и грамматическую установку» (Гальперин И.Р., 61).

Трошина Н.Н. дает следующее определение признаков текста: «Связанность - это взаимозависимость элементов текста, прослеживающаяся на разных уровнях их соотнесенности с системой языка, то есть можно говорить о фонетической, морфологической, синтаксической, семантической связанности текста… Во взаимодействии различных видов связанности проявляется другое свойство текста - его цельность. Связанность обычно является условием цельности, но сама цельность не всегда определяется через связность элементов текста… Признаки связанности не задаются коммуникативной интенцией говорящего, а проявляются уже в ходе порождения текста как следствие его цельности…таким образом задается цельность, как программа текста, связность лишь является средством ее воплощения. От цельности следует отличать законченность, коммуникативную завершенность текста, так как законченность есть предпосылка цельности, но не исчерпывает ее. Под «коммуникативной состоятельностью» текста понимается способность ее структуры донести до адресата замысел автора. Авторскую коммуникативную интенцию» (Трошина, 115-117).

Придавая особое значение семантической связанности, Трошина Н.Н. обращает внимание на то, что «из признания линейности языка не следует автоматическое признание линейности структуры текста: она организуется по горизонтальным и вертикальным осям, причем значимость этих осей различия для текстов с разными коммуникативными характеристиками. В нехудожественных текстах превалирует линейный аспект структуры; в прозаических художественных текстах увеличивается значимость вертикальной оси и принципов композиционного строения (параллелизм, повтор), в стихотворных же текстах вертикальный акцент приобретает совершенно особую значимость, что подчеркивается пространственным размещением строк, то есть графически.

Таким образом, общая семантическая связанность поэтического текста формируется как результат взаимодействия его компонентов горизонтали и вертикали. Поэтому в целях лингвистического анализа целесообразно различать линейную и вертикальную семиотическую связанность.

Линейная семиотическая связанность проявляется в семантических отношениях компонентов поэтического текста на синтаксической оси, прежде в отношениях компонентов словосочетаний и предложений. Эти отношения регулируются семантической и синтаксической валентностью слов, причем ведущей следует принять семантическую валентность слов, то есть их потенциальную лексико-фразеологическую сочетаемость.

Вертикальная семантическая связанность определяется наличием семантической изотопии, которая обуславливается присутствием в структуре слов общих сем» (Трошина, 124-127).

Таким образом, контекст оказывает воздействие на структуру значения слова, способствуя различным изменениям в структуре лексического значения - «гиперсемантизации, ослабленного денотативного значения и актуализации окнадионального значения, процессу. Коммуникативные внесения семи в структуру значения (процессу наведения сем). Контекст обуславливает появления в структуре значения таких сем, которые не отличены при толковании; в этом случае в структуре значения происходит их выдвижение на первый план - процесс перераспределения сем (яркие и слабые). Максимальный контекст приводит к наиболее значительным изменениям структуры значения слов - увеличению семантического объема» (Калашникова М.Н., 41).

Исследование вышеописанных изменений стало возможным благодаря коммуникативной теории значения, разработкой которой занимались И.А. Стеркин, В.М. Верещагин, В.Т. Костомаров. Ученые в значении слова вычисляют ядро и периферию, которая в равной мере являются компонентами структуры лексического значения и в равной мере обнаруживаются в коммуникативном акте. В речевом акте актуализируется определенная часть значения - эта совокупность сем представляет собой смысл слова.

Как отмечает И.А. Стеркин «дифференциальная модель значения не объясняет коммуникативного варьирования значения слова за пределами ядерной семиотики, тогда как компоненты периферии играют важную роль при семном варьировании, обеспечивают значительные вариационные потенции слова» (Стеркин И.А., 15-23). Семное варьирование значения художественного слова позволяет выявить «контекстуальное значение семантического объема языковых единиц, появление коннотативных и метафорических значений, смысловых приращений и т.д.

Семантический процесс вносит важные контекстные добавления в значения слов, как правила расширяя его, то есть, добавляя новые семы, участвующие в игре смыслов, или приводя к метафоризации» (Прошина Н.Н., 126).

Текст как знаковую систему, согласно Лотману, формируют внутритекстовые связи, то есть отношения между элементами, своеобразие которых показано им на материале анализ лирических произведений. Эти связи обнаруживаются на семах разных уровней - грамматическом, лексическом, синтаксическом, ритмическом. В каждом произведении (стихотворении) они, конечно, индивидуально неповторимы, но их объединяет общий, генеральный или универсальный принцип, который формируется как принцип сопротивопоставления или принципы бинарных оппозиций» Подобные связи и оказывали основным предметам анализа, потому что именно они являются смыслообразующими, т.е. носителями смысла» (Эсалнек А.Я., 23)

Таким образом, сделать следующие выводы.

Семантическая связанность - основной вид связанности художественного текста.

Семантическая связанность обуславливается принципами словоупотребления в художественном тексте и реализуется во взаимодействии семантических характеристик (сем) компонентов слова как на синтагматической, так и не парадигматической оси, соответственно различаются линейна и вертикальная семантическая связанность, сочетания которых дает общую семантическую связанность.


    1. ^ Семантика Добра и Зла и их лексикографическое описание

Добро и Зло - не просто понятия, отрешающие, с одной стороны «все хорошее, положительное. Направленное на благо», а с другой - « все дурное. Плохое, вредное» (Большой толковый словарь русского языка, 264, 365). Семантика этих слов значительно шире. Если просмотреть словарные статьи, содержащие корень «добро» и «зло», то мы заметим, что по своему значению с добром связаны слова «доброволец», «добровольный», «добродетель», «добродушие», «доброжелатель», «доброкачественный», «добронравный» и т.д., а со злом соотносятся «злить», «злость», «злоба», «злобный», «злободневный», «зловещий», «зловонный», «зловредный», «злодей» и т.д. это говорить, во-первых, об активных словообразовательных способностях этих слов, а, во-вторых, о появлении все больших дифференцированных признаков у производных слов, а, значит, о появлении различных добавочных оттенков помимо основного значения.

Важно и то, что семантика Добра и Зла во многом зависит от области знаний науки.

Вот философское толкование:

«Добро и Зло - понятия, категориально выражающие одну из наиболее фундаментальных философских проблем. Ее рассмотрение, как правило. выходит за пределы собственно этически концепций. Приобретая не только жизненно-личностный смысл, но и социальный, метафизический.

Bo всяком случае, говоря о фундаментальном характере понятий Д. и 3., следует иметь в виду их принципиаль­ную неопределимость, невозможность завершенной дефиниции. Историю этических, религиозных и фи­лософских интерпретаций Д. и 3. можно понимать как исторический опыт описания их с т.зр. значимости в личной, общественной и космической жизни, либо опыт отождествления с иными принципами и начала­ми (напр., с пользой, удовольствием и с их противопо­ложностями). Также существуют различные подходы к самой категориальной природе Д. и 3.: ставится и раз­решается вопрос о соизмеримости этих понятий, об их статусе первичности, об исходе либо безысходности мирового процесса взаимоотношений Д. и 3. (либо об историческом процессе с т. зр. его прогресса, регресса или индифферентности в отношении данных начал)…

Разрешение проблематики Д. и 3. происходит на путях религиозного и фи­лософского осмысления мира и разработки руководя­щих этических доктрин. Религиозный вариант осмыс­ления Д. и 3. преимущественно предлагает концепцию первичного божественного блага, предустановленной гармонии мировых и человеческих начал, разрушен­ную вследствие грехопадения. Тем самым устанавли­вается несубстанциальность 3. и специфическое пони­мание человеческой деятельности (как индивидуаль­ной, так и социальной) как искупления общего греха. Последовательно дуалистичное понимание Д. и 3. из развитых религий выдвигают зороастризм, митраизм и манихейство. В этих религиозных концепциях бла­гие и злые начала мира потенциально равносильны, человеку же принадлежит право выбора того или ино­го начала в качестве основы своей жизни. Философс­кая разработка данной проблематики происходит в античной традиции: первоначально в форме максим нравственно-жизненной ориентации (наиболее рас­пространенная максима - «Жить в соответствии с при­родой», что устанавливает зависимость этических и экзистенциальных характеристик Д. и 3. от уровня и качества полноты познания реальности, как внешней, так и внутренней)» (Современный философский словарь, 193). Понятия добра и зла неотделимы и рассматриваются как взаимозависимые категории и в другом словаре:

«Добро и зло, нормативно-оценочные категории морального сознания, в пре­дельно обобщённой форме обозначающие, с одной стороны, должное и нравствен­но-положительное, благо, а с другой - нравственно-отрицательное и предосуди­тельное в поступках и мотивах людей, в явлениях социальной действительно­сти. В интерпретации природы Д. и З. в истории этики, начиная с древно­сти, сталкивались материалистические и идеалистич. тенденции. Первая связы­вала эти понятия с человеческими по­требностями и интересами, с законами природы или фактич. желаниями и устремлениями людей (натурализм), с наслаждением и страданием, счастьем и несчастьем человека (гедонизм, эвде­монизм), с реальным социальным значе­нием действий индивидов для их совме­стной жизни.

Вторая же выводила поня­тия Д. и З. из божеств, веления или ра­зума (и отклонений от них), из некоторых потусторонних миру сущего идей, сущ­ностей, законов, в результате чего кон­фликту между Д. и з. придавался мета-физич.-онтологич. смысл борьбы двух извечных начал в мире, или же сводила содержание данных понятий к выраже­нию субъективных пожеланий, склон­ностей, симпатий и антипатий чело­века. Лишь марксистская философия и этика поставили анализ этих понятий на подлинно научную, социально-ис-торич. почву, связав Д. и З. с кон­кретными противоречиями обществ, дей­ствительности и их специфич. отражением в моральном сознании определённых эпох, обществ, систем, классов. Этим и обу­словлены различия в понимании конкрет­ного содержания Д. и З. в истории» (Большая Советская энциклопедия, Т8, 137).

В других словарях понятия Добра и Зла рассматриваются отдельно друг от друга, но обязательно указывается, что добро - противоположность зла и наоборот:

«ДОБРО - наиболее общее оценочное понятие, ''обозначающее позитивный аспект человеческой деятельности; является противоположностью зла. Идея Д. фиксирует содержательную определен­ность свободной воли человека. Это то, что сде­лал бы человек, если бы все зависело от его воли. Наряду с понятиями свободы и Бога Д. является важнейшим смысложизненным понятием. В рам­ках морального освоения мира Д. играет такую же роль, какую в рамках научного познания играет истина, а в рамках художественного - красота.

Термин «Д» обозначает:

1) объективную характе­ристику предмета, фиксирующую его совершен­ство в сочетании с эмоциональным одобрением (когда нечто называют добрым, при этом имеется в виду, что оно соответствует своему назначению, доброе сукно, добрый конь);

2) ценность, полезность предметов для человека, а также сами ценные, полезные для человека предметы (добрая весть, нажить Д.);

3) нравственное качество чело­века и его поступков, делание Д. (сделать доброе дело, добрая женщина)» (Философский словарь, 163).

ЗЛО - наиболее общее оценочное понятие, обо­значающее отрицательный аспект человеческой деятельности, то, что подлежит ограничению и преодолению; является противоположностью доб­ра. 3. именуется все, что оказывает разрушающее воздействие на человека в его природных и об­щественных проявлениях; в более широком пла­не оно отождествляется с жизнеотрицанием. Раз­личают 3. физическое (болезни, стихийные бед­ствия и т. п.), социальное (войны, экономические кризисы, др. общественные катаклизмы) и мо­ральное (жестокость, коварство и др. пороки)…

При анализе диалектики З. в истории, игравшего в ряде отношений не только негатив­ную роль, нельзя размывать грани, отделяющие З. от добра. З. и добро - соотносительные поня­тия, тем не менее они несимметричны, неравно­ценны. Преимущественной точкой отсчета чело­веческой деятельности является ее позитивная направленность, добро. В индивидуальном и об­щественном сознании З. редко выступает откры­то, как злонамеренность, т. е. под своим собствен­ным знаменем, как правило, оно скрывает себя под личиной добра» (Философский словарь, 190-191).

В Православной энциклопедии сказано, что добро - «важнейшее эстетическое и метафизическое понятие, предельное основание нравственной деятельности человека, высшая и наиболее общая положительная ценность» (с. 468). Но тут же автор оговаривается, что «в христианстве Д., проявля­ющееся в человеческой деятельно­сти, есть не просто этическая кате­гория, но реальное божественное присутствие в жизни человека, ре­зультат постоянного взаимодейст­вия Бога и человека. Вслед, такого понимания Д. теряет смысл внешне­го нравственного регулятива и ста­новится внутренним содержанием жизни христианина, дыханием Св. Духа в нем» (с. 470).

Таким образом, в религиозных словарях Добро и Зло понимаются как некие нормативно-оценочные категории, теснейшим образом связанные с философией и религией. Но тот факт, что зло «скрывает себя под личиной добра» заставляет искать в художественном тексте имплицитные (скрытые) семы.


Скачать файл (20.2 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации