Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Андрущенко В.П., Астахова В.І., Бех В.П., Бех І.Д., Лукашевич М.П. Соціальна робота: Хрестоматія. Книга 3 - файл 1.doc


Андрущенко В.П., Астахова В.І., Бех В.П., Бех І.Д., Лукашевич М.П. Соціальна робота: Хрестоматія. Книга 3
скачать (2265.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc2266kb.04.12.2011 18:03скачать

1.doc

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   28
^

4.5.  Соціологія конфлікту


«Социальный конфликт — идеологическое явление, отражающее устремления и чувства социальных групп или индивидов в борьбе за объективные цели: власть, изменение статуса, перераспределение доходов, переоценку ценностей и т.п. Каждое общество содержит некоторые элементы напряжения и потенциального социального конфликта. Конфликт — элемент социального взаимодействия, который способствует разрушению или укреплению социальных связей. Если в «ригидных» (закрытых) обществах социальные конфликты разделяют общество на две враждебные группы, или два «враждебных класса», подрывают основы коллективного «согласия», грозят разрушением социальных связей и самой общественной системы через революционное насилие, то в «открытых», «плюралистических» обществах им дается выход, а социальные институты оберегают общественное согласие. Ценность конфликтов состоит в том, что они предотвращают окостенение социальной системы, открывают дорогу инновациям».

^ Козер Л.А. Функции социального конфликта. — Илли­нойс. — 1956. — С. 28.

«Социальный конфликт — результат сопротивления существующим во всяком обществе отношениям господства и подчинения. Подавление социального конфликта ведет к его обострению, а «рациональная регуляция» — к «контролируемой эволюции». Хотя причины конфликтов неустранимы, «либеральное» общество может улаживать их на уровне конкуренции между индивидами, группами и классами».

^ Дарендорф Р. Социальный и классовый конфликт в ин­дустриальном обществе. — Штутгарт. — 1957. — С. 47.

«Анализируя различные типы конфликтов, ученые пришли к выводу, что ключевую роль в успешном их преодолении играет информационная связь между всеми участниками. Полная и беспрепятственная коммуникация служит лучшим средством против антисистемных тенденций и дезорганизующих явлений. Когда же коммуникация затруднена (иначе говоря, утаивается важная информация), какая-то из сторон получает больший простор для блефа, демагогии, другого рода деструктивных действий».

Кокошин А.А., Зубок В.М. Современная социология и политология США: наблюдения и размышления // США: экономика, политика, идеология. — 1991. — №1. — С. 8.

«Совершающийся в человеческом обществе прогресс постоянно развивает две, по существу антагонистические друг другу тенденции, а именно тенденцию, требующую все большего подчинения индивидуума обществу, и рационалистическую тенденцию, заставляющую в то же время индивидуума с постоянно возрастающей настойчивостью сомневаться в справедливости притязаний общества подчинить его порядку, в сохранении коего он не имеет никакого интереса и который действует главным образом в интересах еще не родившихся поколений».

^ Кареев Н. Введение в изучение социологии. — СПб., 1897. — С. 283.

«Эволюционная теория все более и более овладевает социологическими построениями, но и сама понимается все шире и шире. В этом последнем смысле, пожалуй, всю новейшую социологию можно назвать дарвинистской, как можно назвать ее с подобной же точки зрения и контиантской. В более узком значении последним социологическим трудом в духе дарвинизма является «Социальная эволюция» Бенжамена Кидда (1895) — труд, который отразил в себе многие приобретения, сделанные социологической мыслью с тех пор, как пробовали объяснить всю социальную эволюцию борьбой за существование и естественным отбором. Кидд и до сих пор думает, что в этой борьбе, именно в общественном соревновании или соперничестве, ключ к объяснению общественного развития, и даже на этой почве полемизирует с социализмом, стремящимся заменить индивидуальную конкуренцию социальной регламентацией, но вместе с тем в свою теорию он вносит много такого, что не содержит в себе дарвинизм в более узком смысле слова. Между прочим, в его объяснениях играют в высшей степени важную роль чисто психологические соображения. Но самое важное, на чем нам следует остановиться, – это учение об основном и непримиримом антагонизме между индивидом и обществом.

Об этой непримиримости Кидд говорит в разных местах своей книги довольно много. Ее он прямо называет «центральным фактом прогрессивных обществ», «принципом, лежащим в основе такого общественного развития, которое совершалось во все исторические эпохи, и которое теперь в нашей современной цивилизации идет ускоренным шагом». Дело в том, что в этом развитии «интересы личности и интересы социального организма, к которому принадлежит личность, далеко не тождественны. Разум индивидуума должен всегда учить его, что настоящее и его собственные интересы в этом настоящем для него все. Те же силы, которые вырабатывают это развитие, имеют дело не с интересами личностей, а с совершенно отличными от них интересами социального организма, подверженного совсем другим условиям и обладающего гораздо более продолжительной жизнью». В личности развивается разум, который и открывает существование этого антагонизма. «Если же интересы прогрессивного общества, как целого, и интересы составляющих это общество личностей по природе непримиримы, то очевидно, что для членов этого общества никогда не может существовать универсальной санкции по отношению к существующему порядку вещей».

^ Кареев Н. Введение в изучение социологии. — СПб., 1897. — С. 282–283.

«У Кидда, несмотря на весь «натурализм» его теории, социальная эволюция представляется как процесс главным образом религиозный (в указанном смысле слова). «Религия, говорит он, есть образ верований, который снабжает ультрарациональными правилами ту обширную область личной жизни, где личные интересы и интересы социального организма противоположны друг другу, и посредством которого первые интересы подчиняются вторым в силу общих интересов эволюции всей расы». В будущем он пророчит религии (в таком понимании слова) не уменьшение и ослабление, а напротив, усиление и увеличение. И для Кидда «истинной органической единицей», с которой «должна иметь дело наука», является «социальная система, основанная на известной форме религиозного верования», т. е. культурная группа, объединенная на чисто психологической основе одними и теми же идеями о должном касательно взаимных отношений личности и общества».

^ Кареев Н. Введение в изучение социологии. — СПб., 1897. — С. 282–283.

«В полемике между представителями различных социологических теорий категория конфликта часто оказывается импульсом к образованию конфликтующих лагерей. Это особенно характерно для политической социологии, которая в США в 60-х годах распалась на два блока: «конфликтную школу» и «школу консенсуса».

Исходным пунктом споров стали формировавшиеся тогда структурно-функционалистические теории (наиболее известная из них принадлежит Толкотту Парсонсу), которые, по мнению оппонентов, были слишком односторонними, так как ограничивали научный поиск узкими рамками стабилизующей и интегрирующей способности общественных систем. Самой влиятель­ной, получившей наибольший резонанс, оказалась альтернативная концепция, сформулированная Р. Дарендорфом. Он считал наличие конфликта в социальных процессах естественным и необязательным, угрожающим системе при ее сохранении и изменении. Такая оценка, однако, непременно предполагала коренной пересмотр и глубокое переосмысление понятия классового конфликта, которое до этого времени было доминирующим. Правда, Р. Дарендорф интегрировал понятие конфликта в концепцию социального конфликта, сведя последний целиком к противоположности каких-либо двух общественных элементов, и определял ее, исходя только из социальных структур. При этом рассуждения о конфликтах ограничивались рамками отношений больших социальных групп и национальных государств».

Райнер П. Теория конфликта // Полис. — М., 1991. — №5. — С. 139.
^

4.6.  Соціологія сім’ї та молоді


«Семья — это социальный институт (с точки зрения общественного санкционирования брачно-семейных отношений) и в то же время обладающая исторически определенной организацией малая социальная группа, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью, социальная необходимость в которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения».

^ Харчев А.Г. Социология семьи // Марксистско-ленинская социология. — М.: Наука, 1988. — С. 79.

«Макросоциология семьи специально не изучает законы развития и историю отдельной семьи. Она ищет принципы, раскрывающие суть изменения и движения всей массы семей в социальном пространстве, — времени при взаимодействии с остальными элементами социальной макроструктуры. Микросоциология семьи сосредоточивается на жизненном цикле семьи, на возникновении — функционировании — распаде отдельных семей. Рассмотрению «под микроскопом» подвергается жизненная история или биография отдельной семьи, ее становление и старение, укрупнение и дробление, сплочение и отчуждение, распад и разложение в связи со смертью всех ее членов.

Микросоциология семьи имеет дело не с одной семьей, а с отдельной семьей, изучаемой на миллионах примеров в контексте старта — финиша и в связи с семейными событиями, имеющими свойство повторяться в массе случаев».

^ А. Антонов. Микросоциология семьи. — М.: Издательский Дом «Nota Bene», 1999. — С. 12–13.

«Если бы брак не был основой семьи, то он так же не являлся бы предметом законодательства, как, например, дружба… Никто не принуждается к заключению брака, но всякий должен быть принужден подчиняться законам брака, раз он вступил в брак. Тот, кто заключает брак, не творит брака, не изобретает его, он так же мало творит и изобретает брак, как пловец — природу и законы воды и тяжести. Брак поэтому не может подчиняться произволу вступившего в брак, а, наоборот, произвол вступившего в брак должен подчиняться сущности брака».

^ Маркс К. Проект закона о разводе // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 1. — С. 162.

«В нынешнем браке постепенно слабеют одни фундаменты, первичные, материальные, на смену им приходят другие, более сложные, — но приходят медленно, с отставанием. Отсюда и рассыпчатость многих нынешних браков — эхо от столкновения старых и новых семейных фундаментов, след перестройки всей психологии супружества. Это кризис роста, кризис перехода к новому виду семьи».

Рюриков Ю. Любовь и семья на сломе времени //  Перестройка – семье, семья – перестройке. — М.: Мысль, 1990. — С. 10.

«Семья как социально-правовой институт призвана с помощью юридических норм обеспечить общественно необходимый интерес – узаконить отношения между супругами, возложить на них ответственность за воспитание детей, урегулировать отношение между родителями и детьми».

^ Семья и молодежь. Профилактика отклоняющегося поведения. — Минск: Университетское, 1989. — С. 7.

«Отклоняющимся поведением в семейно-бытовой сфере является поведение, нарушающее нормы семейного общежития, негативно воздействующее на здоровье членов семьи, унижающее честь и достоинство личности, противоречащее нормам социалистической морали. К таким отклонениям относятся пьянство, алкоголизм, острые семейные конфликты, наркомания и токсикомания, сексуальная распущенность, проституция и т.п.».

^ Семья и молодежь. Профилактика отклоняющегося поведения. Минск: Университетское, 1989. — С. 57.

«… Факторы, обусловившие отклонения в нравственном развитии детей:

– наличие в семье источника негативного воздействия на детей (пьянство одного или обоих родителей), потребительство, асоциальное поведение родителей или других взрослых членов семьи;

– напряженные отношения между родителями, перешедшие в затяжной конфликт;

– конфликтные отношения родителей с детьми, обусловленные неумением или нежеланием родителей выбрать правильную воспитательную позицию по отношению к детям (старшеклассникам);

– нарушение структуры семьи, т. е. уход из семьи одного из родителей, чаще всего отца».

^ Семья и молодежь. Профилактика отклоняющегося поведения. Минск: Университетское, 1989. — С. 67.

«Социологический подход к семье реализуется, когда удается через посредничество семьи проследить, как индивиды мотивируются к удовлетворению потребностей общества и как одновременно государство становится восприимчивым к запросам личности. При обоюдной заинтересованности личности в семье и детях, а также общества и государства в укреплении института семьи достигается взаимная респонсивность (отзывчивость) личности и общества. Предполагается, что социологические данные на макроуровне отношений семьи с государством и другими социальными институтами, свидетельствующие о подчиненном положении семьи среди институтов, об ущемлении ее нужд и интересов, должны коррелировать с данными о невыполнении семьей социетальных функций по рождению, содержанию и воспитанию новых поколений.

На микрогрупповом уровне семьи следует ожидать проявления ее макроинституционального неблагополучия с помощью социологических данных о сокращении полноты и длительности жизненного цикла, о деформации семейных взаимоотношений и о том, что семья и дети перестают быть объектом удовлетворения потребностей индивида».

^ А. Антонов. Микросоциология семьи. — М.: Издательский Дом «Nota Bene», 1999. — С. 31.

«Для изучения развития семьи следует выделить семь важнейших методологических предпосылок.

Предпосылка первая. Являясь продуктом общественного развития, семья находится в процессе движения, «она никогда не остается неизменной, а переходит от низшей формы к высшей, по мере того как общество развивается от низшей ступени к высшей» (Льюис Морган).

Предпосылка вторая. Семья представляет собой открытую социально-биологическую подсистему «общество». Основными системообразующими связями в семье выступают отношения как внутри подсистемы «семья» и элементами системы «общество», возникающие в процессе реализации семьей ее важнейших функций.

Предпосылка третья. Процесс жизнедеятельности семьи есть процесс реализации важнейших функций, совокупность которых включает:

1. Демографические функции: репродуктивную.

2. Социальные функции: экономическую, потребительскую, образовательную, воспитательную.

Содержание репродуктивной функции составляет процесс увеличения размеров семьи посредством деторождения.

Экономическая функция семьи состоит в обеспечении материальных условий существования семьи посредством участия ее членов в процессе общественного производства.

Потребительская функция реализуется в процессе удовлетворения ее членами растущих материальных и духовных потребностей.

Образовательная функция заключается в формировании у членов семьи общественно необходимого образовательного уровня.

С формированием у каждого члена семьи гражданских качеств связана воспитательная функция семьи.

Предпосылка четвертая. Все функции реализуются семьей комплексно. При этом изменение активности семьи в каком-то одном функциональном направлении находит отражение в соответствующем изменении активности семьи в других функциональных направлениях.

Предпосылка пятая. Будучи подсистемой системы «общество», семья активно взаимодействует с другими общественными подсистемами. Эти подсистемы с той или иной степенью активности участвуют в реализации всех важнейших функций семьи. В результате резервы времени у семьи на выполнение каких-то определенных функций могут возрастать не только за счет сокращения активности семьи в других функциональных направлениях, но и за счет передачи семьей части функций другим общественным подсистемам.

Предпосылка шестая. На каждом историческом этапе семье присуща определенная иерархия функций, т. е. определенный уровень активности семьи в каждом из функциональных направлений. Развитие семьи есть процесс целенаправленных сдвигов в иерархии функций, процесс изменения активности семьи в важнейших функциональных направлениях.

Предпосылка седьмая. Основные направления развития семьи формируются под определяющим воздействием изменений в материальных условиях функционирования семьи: в уровне развития производительных сил и характере господствующих в обществе производственных отношений».

^ Семья сегодня. — М.: Статистика, 1979. — С. 3–6.

«О потребительской функции семьи. Данная функция реализуется в процессе удовлетворения членами семьи растущих материальных и духовных потребностей».

Семья сегодня. — М.: Статистика, 1979. — С. 7.

«Реализация семьей образовательной функции идет по двум направлениям: родители повышают свой образовательный уровень; родители повышают образовательный уровень детей».

Семья сегодня. — М.: Статистика, 1979. — С. 10.

«Под воспитательной функцией семьи мы понимаем передачу родителями подрастающим поколениям накопленного ими социального опыта, этических и эстетических норм и правил общежития. Чем определяется уровень активности семьи в этой области? Двумя факторами: требованиями общества к уровню воспитания его членов, активностью общества в области воспитания. Другими словами, активность семьи в области воспитания исторически и социально обусловлена».

^ Семья сегодня. — М.: Статистика, 1979. — С. 14.

«В социологической литературе функции семьи обычно рассматриваются как по отношению к членам семьи, так и по отношению к обществу в целом, что позволяет определить не только направленность процессов, протекающих в семье, но и зависимость этой направленности от положения членов семьи в системе политических, социально-экономических отношений. Подобный анализ дает возможность определить ценностные ориентации, которыми руководствуются члены семьи в своей деятельности и поведении, и соотнести их с нормами и ценностями, принятыми в обществе в целом».

^ Семья сегодня. — М.: Статистика, 1979. — С. 17.

«Важно различать инструментальную социологию семьи, сосредоточенную на механизме возникновения результатов семейной жизнедеятельности, и понимающую социологию семьи, стремящуюся действительно понять особый мир приватного «домоубежища» с помощью теорий и методов, приспособленных к своеобразию объекта. Частный мир семьи, делающийся все менее приватным из-за вторжения разного рода служб и организаций, все более нуждается в подлинной приватизации. Тем не менее, приватный характер семейных отношений образует специфику объекта микросоциологии семьи в отличие от макрообъекта (институциональные изменения семьи).

Различение макро- и микрообъекта исследования в единой социологии семьи относительно. Оно служит поиску причин семейных изменений в рамках методологически сложно устроенной процедуры социологического объяснения, в контексте иерархии концептуально-терминологических связок между переменными семьи институционального, группового и индивидуального уровней.

Вместе с тем, различение макросоциологии и микросоциологии семьи необходимо для углубления знаний о феномене семьи и о самом обществе во избежание как социологизма, так и психологизма».

^ А. Антонов. Микросоциология семьи. — М.: Издательский Дом «Nota Bene», 1999. — С. 51.

«Анализ проблемы деторождения невозможен без учета объективных и субъективных факторов. К объективным относятся:

– уровень развития общественного производства;

– характер размещения производительных сил;

– степень урбанизации страны;

– миграционные процессы;

– материально-экономическое положение семей;

– обеспеченность населения жильем;

– степень занятости женщин в общественно-производственной деятельности;

– уровень культуры и образования людей;

– проводимая в стране демографическая политика;

– исторические традиции того или иного народа, той или иной нации;

– быт и нравы в семье.

Субъективные факторы рождаемости включают:

– зависимость от идеала семьи, микроклимата и традиций в ней;

– степень развитости нравственной потребности в родительстве;

– характер работы и престижность профессии женщины;

– уровень личностных притязаний и ценностных ориентаций мужа и жены;

– сексуальная грамотность супругов».

^ Лаптенок С.Д. Нравственная сущность семейно-брачных отношений. — М.: Знание, 1990. — С. 21–22.

«Женщина продолжает оставаться домашней рабыней, несмотря на все освободительные законы, ибо ее давит, душит, отупляет, принижает мелкое домашнее хозяйство, приковывая ее к кухне и к детской, расхищая ее труд работою до дикости непроизводительною, мелочною, изнервливающею, отупля­ющею, забивающею».

^ Ленин В.И. Великий почин // Полн. собр. соч. — 5-е изд. — Т. 39. — С. 24.

«Рынок потребует нового подхода к женской проблематике. Кризис в экономике, нарастание социальной и национальной напряженности, обострение социально-политических конфликтов самым неблагоприятным образом отражаются на положении женщин. В условиях перехода к рынку старые нерешенные проблемы (низкий уровень квалификации и заработной платы, высокая занятость на тяжелых работах, вредные условия труда, выход в ночные смены, физические перегрузки на производстве и в быту) дополняются новыми — нарастающим дефицитом на потребительском рынке, ростом цен и снижением реальных доходов населения».

Яновский Р.Г. Женщина и общество: социально-политический аспект // Социс. — М., 1992. — №5. — С. 35.

«Каждый, кто сколько-нибудь знаком с историей, знает также, что великие общественные перевороты невозможны без женского фермента. Общественный прогресс может быть точно измерен по общественному положению прекрасного пола…».

Из письма К. Маркса – Людвигу Кугельману, 12 декабря 1868 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 32. — С. 486.

«Большинство традиционных христианских церквей относилось к разводу весьма негативно, а по догматам католицизма браки, заключенные перед лицом Бога, т. е. посредством венчания в церкви, вообще нерасторжимы. Однако даже католики уже в середине века знали такую форму прекращения брака, как его аннулирование. Оно отличалось от развода тем, что мотивировалось нарушением мужем или женой не самих правил семейной жизни, а законов о заключении брака. В действительности, аннулирование брака чаще всего было замаскированным разводом…

Православная церковь, в отличие от католической, допускала не только аннулирование брака, но и развод, причем считала неверность основанием для последнего. Многие русские цари (Василий III, Иван IV, Петр I), князья, бояре и другие знатные люди насильно посылали жен в монастырь — это был способ развода. В XVII в. патриарх Иоаким даже издал указ о запрете постригать в монахи мужа от живой жены и жены от живого мужа и о запрете супругам, оставшимся в миру, вступать в новый брак…

В XIX в. в законодательстве Российской Империи существовало немало оснований для развода: осуждение мужа или жены к лишению всех прав состояния, его (или ее) неспособность к брачному сожитию, если она возникла до брака, безвестное отсутствие кого-то из супругов свыше пяти лет, а также ряд других причин, главным образом, доказанное прелюбодеяние. В полном объеме эти правила касались только православных».

Тольц С.С. Брачность населения России в конце XIX – начале XX века // Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР. — М.: Статистика, 1977. — С. 138–153.

«Развод в подавляющем большинстве случаев является следствием волевого акта, направленного на изменение сложившихся семейных отношений. Один из супругов или сразу оба должны принять решение о разводе и совершить некоторые действия, чтобы прежние отношения были принципиально реорганизованы».

Седельников С.С. Позиции супругов и типологические особенности реакции на развод // Социс. — М., 1992. — №2. — С. 38.

«… почти всякое расторжение брака есть расторжение семьи и… даже с чисто юридической точки зрения положение детей и их имущества не может быть поставлено в зависимость от произвольного усмотрения родителей, от того, что им заблагорассудится».

^ Маркс К. Проект закона о разводе // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 1. – С. 161.

«Каждый развод — дело сугубо личное, а вот проблема уровня разводимости в целом по стране приобретает большое общественное значение и содержит в себе многие отрицательные последствия».

Сысенко В.А. Устойчивость брака: Проблемы, факторы, условия. — М.: Финансы и статистика, 1981. — С. 127.

«Если нравственным является только брак, основанный на любви, то он и остается таковым только, пока любовь продолжает существовать. Но длительность чувства индивидуальной половой любви весьма различна у разных индивидов, в особенности у мужчин, и раз оно совершенно иссякло или вытеснено новой страстной любовью, то развод становится благодеянием как для обеих сторон, так и для общества. Надо только избавить людей от необходимости брести через ненужную грязь бракоразводного процесса».

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. — Соч. — 2-е изд. — Т. 21. — С. 84–85.

^ Поняття «Молодь»

Молодь — це суспільна диференційована соціально-демографічна спільно­та, якій притаманні специфічні фізіологічні, психологічні, пізнавальні, культурно-освітні тощо властивості, що характеризують її біосоціальне дозрівання як здійснення самовиразу її внутрішніх сутнісних сил і соціальних якостей. Молодь тому і є специфічною спільнотою, що її суттєві характеристики і риси, на відміну від представників старших поколінь і вікових груп, знаходяться в стані формування і становлення. Сутністю молоді та проявом її головної соціальної якості є міра досягнення нею соціальної суб’єктності, ступінь засвоєння суспільних відносин та інноваційної діяльності.

Розуміння молоді як субсоцієтальної спільноти, гетерогенної (тобто складної та багатовимірної) за характером, дозволяє виділити в її складі ряд внут­рішніх гомогенних (тобто досить однорідних) груп, що об’єктивно займають в структурі суспільства відмінне положення, відрізняються широтою і змістом сфер діяльності, специфікою духовного світу і, відповідно, відіграють у процесі розвитку суспільства неоднакову роль. Такий підхід дає змогу більш адекватно і диференційовано проаналізувати окремі контингенти молоді в ході конкретно-соціологічних досліджень.

^ Молодь як соціальна спільнота

Нині в соціології молоді відбувається науковий пошук у напрямку виділення її сутнісних характеристик як особливої соціальної спільноти. Він може бути плідним у тому випадку, якщо піддати науковому аналізу провідні сфери життєдіяльності молоді і в кожній з них виділити найбільш характерні риси. Такий підхід значно відрізняється від тенденції, яка існувала в недалекому минулому, до значного звуження рамок соціального обличчя молоді її соціально-статусними характеристиками, яке випливало з відповідного звуження предмета соціології як науки про соціальну сферу в цілому до переважно соціально-структурної проблематики. Тепер на перший план, крім зазначених характеристик молоді, висуваються форми її життєдіяльності, спосіб життя, зміст спільнісної та групової свідомості, а також діяльність соціальних інститутів, що покликані не лише здійснювати функцію контролю і управління процесами в молодіжному середовищі, але, перш за все, визначати запити, потреби, інтереси молоді та сприяти створенню належних умов для її ефективного соціального старту».

Н. Черниш. Соціологія. Курс лекцій. Конспект. Випуск 4. — Львів «Кальварія», 1996. — С. 34–35.

«Молодь як суб’єкт суспільного життя

Особливості сучасного становища молоді полягають у тому, що вона виступає перш за все як суб'єкт суспільного життя, який знаходиться, разом з тим, у процесі свого становлення. Звідси у державній молодіжній політиці в якості рівноправних суб’єктів повинні виступати як молодь, так і суспільство. Мова повинна йти не про патерналістську (від лат. paternus — батьківський, опі­кунчий) політику держави по відношенню до молоді, а швидше про сприяння її соціальній адаптації в умовах переходу до ринково орієнтованої економіки, про створення такої соціальної системи, яка б могла самозабезпечити і відтворити себе. Недарма програма у галузі молодіжної політики у країнах Європейської Спільноти передбачає два основних, у вказаній послідовності, принципи: 1) активну й безпосередню участь молоді у її розробці та реалізації, 2) під­тримку молодіжних ініціатив державними структурами. Процес допомоги молоді у західних країнах, зазначають дослідники, дістає енергію в інди­­відуалізації, а не в колективізації, в регіоналізації, а не в централізації, в плюралізмі, а не в централізмі, і в безпосередній участі, а не в управлінні зверху».

Н. Черниш. Соціологія. Курс лекцій. Конспект. Випуск 4. — Львів «Кальварія», 1996. — С. 31.

«Внимание к молодежи со стороны общества и государства всегда таково, каковы реальные условия нашего бытия, в первую очередь, условия социально-экономические. И все же, если суммировать наше знание о молодежи и ее особенностях на современном этапе, ее надеждах и ориентациях на будущее, стоит сознаться в том, что шаги общества и государства навстречу молодежи еще крайне незначительны и малополезны. Знание о современной молодежи и обществе находятся в стадии накопления. И чем быстрее общество пройдет этап накопления знаний об обществе переходного периода, тем более глубоко и четко оно будет представлять свои ближние и дальние перспективы.

Общество переходного периода, коим сегодня является Украина, достаточно динамично в развитии и весьма слабо структурировано, что характерно, наверное, для всех стран бывшего СССР. Молодежь действительно получила шанс самой выбрать свой путь. Но перед проблемой выбора стоит не только молодежь, но и другие поколения, что является одной из отличительных черт современного этапа. Причем осуществить этот выбор стало делом более сложным. Идет интенсивный процесс стратификации общества. Возникают новые социальные группы, которые существенным образом влияют на жизнь общества и на возможности выбора молодежи. Более ярко и глубоко выделились проблемы, которые ранее в нашей стране только обозначились.

Изменяется сама молодежь. Эти изменения достаточно быстры и значительны. Молодежь разная. Ее нельзя охарактеризовать одним словом. Еще более сложно представить хотя бы мозаичное полотно, которое позволило бы увидеть основные черты нового поколения переходного периода. Я попытаюсь обозначить некоторые основные черты, которые определяют тенденции в молодежной среде. Кстати, эти тенденции, насколько нам позволяет судить получаемая информация, очень схожи с теми, которые имеются в соседних с нами странах.

Для определения характеристик современной украинской молодежи периода значительных трансформационных изменений мы использовали данные статистики, результаты наблюдений, а также данные систематических социологических исследований, которые наш Украинский институт социальных исследований проводит с 1990 года. Причем это не только регулярные массовые социологические опросы в рамках мониторинга социально-экономического положения молодежи, но и результаты использования гибких методов получения информации путем включенного наблюдения, а также наличие лонгитюдных массивов, которые позволяют отслеживать изменяющиеся тенденции в молодежной когорте на протяжении значительного периода времени.

Результаты наших систематических исследований дают возможность сделать вывод, что у украинской молодежи в период существенных социальных изменений достаточно четко и достаточно быстро формируются установки решать свои вопросы личной позицией и личной активностью, то есть вполне нормальные для цивилизованного общества установки индивидуальных схем выживания. В последние годы сохраняется тенденция роста количества молодых людей, которые совмещают учебу с работой с целью получения дополнительных заработков, оказывают платные услуги населению, занимаются предпринимательской деятельностью и т.д. То есть можно говорить о возрастаю­щей экономической активности молодежи.

Сегодняшняя украинская молодежь отдает предпочтение активной жизненной позиции. Большинство молодых людей отмечают, что в жизни они в наибольшей степени полагаются на себя — на свои собственные знания, способности и силы. С другой стороны, опору и поддержку, помощь в налаживании собственной жизни молодые люди ждут, прежде всего, от родительской и собственной семьи, в какой-то мере — от друзей и знакомых, но ни в коей мере — от государства. Большинство молодых респондентов склонны считать, что судьбу человека определяют они сами, а не внешние обстоятельства. Постепенно создается прослойка молодых людей, которая среди успехов отечественных реформ особой строкой выделяет свободу экономической деятельности. Очевидно, это дает основания говорить о том, что изменяющиеся социально-экономические условия все в большей степени подталкивают молодое поколение к самостоятельности, к надежде на собственные силы, к готовности активного созидания своей жизни и счастья.

Но тут мы имеем определенное противоречие. Развитие этих новых качеств изменяет ценностные ориентации молодежи, делает стабильными эгоцентрические установки, молодые люди становятся более прагматичными и сдержанными в проявлении духовности.

Современные ценности молодежи все в большей степени начинают ориентироваться на ценности открытого общества».

Молодежь и общество на рубеже веков. – М.: Голос, 1999. — С. 124–126.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   28



Скачать файл (2265.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации