Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Андрущенко В.П., Астахова В.І., Бех В.П., Бех І.Д., Лукашевич М.П. Соціальна робота: Хрестоматія. Книга 3 - файл 1.doc


Андрущенко В.П., Астахова В.І., Бех В.П., Бех І.Д., Лукашевич М.П. Соціальна робота: Хрестоматія. Книга 3
скачать (2265.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc2266kb.04.12.2011 18:03скачать

1.doc

1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28
^

11.2.  Економічний простір соціальної роботи


«Социальная работа осуществляется в определенном экономическом пространстве, которое входит в социальное пространство в целом.

Социальное пространство как форма общественного бытия предстает в виде обширного «поля», где на разных уровнях и в разных сферах социальной реальности взаимодействуют органы и учреждения, всесторонне обеспечивающие общественную жизнедеятельность, осуществляются социальные связи и отношения между общественными субъектами (социальные группы, индивиды). Это процесс, развернутый во времени, в непрерывном движении всех структурных элементов и преобразований.

В социальном пространстве осуществляются экономические связи и контакты, выражаются многообразные экономические формы и способы сосуществования и взаимодействия социальных субъектов (личность, семья, трудовой коллектив, общность, группа и т.д.), образуя своеобразное экономическое пространство.

Экономическое пространство социальной работы — это постоянно развивающаяся, упорядоченная социальная система, экономическое взаимодействие институтов социальной защиты, ее субъектов и объектов, обеспечивающее условия для нормальной жизнедеятельности членов общества, оптимального удовлетворения их потребностей и реализации творческого потенциала личности.

Экономические отношения в социальном пространстве цивилизованного общества должны строиться на основе справедливого распределения материальных и духовных благ, надежных гарантий обеспечения жизнедеятельности входящих в него социальных субъектов. Именно это является важнейшей пред­посылкой создания эффективной экономической основы соци­альной работы.

Понятие «экономическое пространство социальной работы» связано с понятием «социальная сфера» в ее взаимодействии с экономической, политической и духовной сферами жизни общества.»

Пантелеева Т.С., Червякова Г.А. Экономические основы социальной работы: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. — С. 17–18.

«Безработица несет с собой также и социальные издержки. Современные индустриальные страны опираются на наемный труд. Труд дает чувство единства и товарищества. Труд приносит доход, который одновременно является свидетельством значимости того, что мы делаем. Работа дает нам статус, престиж и профессиональную пригодность. Кроме того, работа организует день и создает определенный ритм жизни.

Это значит, что безработица влечет за собой значительные психологические и социальные проблемы для тех, кого она поражает. Это не только снижение доходов. Кроме того, человек страдает от потери профессиональной пригодности, он чувствует себя ненужным и лишним. Чувство собственного достоинства страдает особенно жестоко. Возрастает риск злоупотреблений и других затруднений. Поэтому нет ничего удивительного в утверждении врачей, что рост безработицы ухудшает здоровье нации. Различные исследования показали, что у безработных ухудшается физическое и психологическое самочувствие — от недомогания, бессонницы и головной боли до заниженной самооценки, жизненной неудовлетворенности и многих психических проблем.

Безработица также углубляет проблему неравномерного распределения накопленных средств. Безработные получают более низкие доходы, одновременно их постигают и другие проблемы. Это обостряет социальную напряженность и создает суровый общественный климат. Опыт 30-х годов показывает, по мнению многих, что продолжительная массовая безработица может угрожать демократии.»

Эклунд К. Эффективная экономика — шведская модель: (Экономика для начинающих и не только для них…): Пер. со швед./ Науч. ред. А.М. Волков. — М.: Экономика, 1991. — С. 223–224.

«Рынок обычно характеризуют как частный сектор, а государственные агентства и служащих относят к общественному сектору. О чем здесь идёт речь? Конечно, имеется в виду, что потребители и управляющие деловых фирм преследуют частные интересы, в то время, как каждый, кто работает в государственном учреждении, заботится об интересах общественных. Сенатор, который заявляет, что «общественные интересы «управляют всеми его решениями, в действительности руководствуется своим личным представлением об общественном благе, тесно переплетенным с самыми различными его частными интересами: перевыборами, взаимоотношениями с коллегами, с прессой, заботой о своем общественном имидже, местом, которое будет ему отведено в исторических исследованиях. Сенаторы могут быть меньше, чем руководители деловых фирм, заинтересованы в максимизации своих частных денежных доходов, но, вероятно, они в среднем более заинтересованы в приобретении престижа и власти.

То же самое можно сказать о любом работнике государственного учреждения, будь то официальное лицо высокого ранга в государственной комиссии или служащий, только начинающий свою карьеру с самой низкой ступени. Как бы возвышены, благородны и бескорыстны ни были официальные цели государственного учреждения, его повседневная деятельность определяется решениями, которые простыми смертными под влиянием стимулов, очень схожих с теми, которые действуют в частном секторе. Более того, в последние годы о своей особой приверженности «общественным интересам» заявляли руководители многих ведущих корпораций, стремясь убедить нас, что основным критерием для них при выработке политики является не максимизация прибыли, а выполнение обязательств перед обществом. Не следует поэтому доверять всем риторическим заявлениям о противоположности частных и общественных интересов. Важнее выявить те стимулы, которые в действительности влияют на принимаемые людьми решения.»

^ Хейне П. Экономический образ мышления: Пер. с англ. — М.: Изд-во «Новости» при участии изд-ва «Catallaxy», 1991. — С. 441–442.

«Если бы мы своими собственными глазами не видели существующего в наше время порядка, мы тоже вряд ли поверили бы, что он вообще возможен, и сочли бы любое сообщение о нем чудесной историей про то, чего не может быть. Обнаружить исток такого необыкновенного порядка и понять, что обеспечило существование человечества в его нынешнем составе и численности, значит обнаружить и понять постепенно вырабатывавшиеся правила человеческого поведения (особенно касающиеся честности, договоров, частной собственности, обмена, торговли, конкуренции, прибыли и частной жизни). Эти правила передаются благодаря традициям, обучению, подражанию, а не инстинкту и по большей части состоят из запретов («не укради»), устанавливающих допустимые пределы свободы при принятии индивидуальных решений.

Человечество создало цивилизацию, развивая определенные правила поведения и приучаясь следовать им (сначала на территории племени, а затем и на более обширных пространствах). Зачастую эти правила запрещали индивиду совершать поступки, диктуемые инстинктом, и уже не зависели от общности восприятия. Образуя фактически новую и отличную от прежней мораль, они сдерживают и подавляют «естественную мораль», т. е. те инстинкты, которые сплачивали малую группу и обеспечивали сотрудничество внутри нее, блокируя и затрудняя этим ее расширение.»

^ Ф.А. Хайек. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. — Пер. с англ. — М.: Изд-во «Новости» при участии изд-ва «Catallaxy», 1992. — С. 25–26.

«Теория естественной организации не принимала в расчет способ, которым органы укрепляются в процессе своего применения. Герберт Спенсер усиленно подчеркивал значение закона о том, что когда какое-либо физическое или умственное упражнение доставляет удовольствие, а поэтому выполняется часто, те физические или умственные органы, которые используются в этом упражнении, вероятно, должны развиваться быстро. Среди низших животных действие этого закона так тесно переплетается с действием закона выживания наиболее приспособленных, что различие межу ними нет необходимости подчеркивать.

Однако человек с его ярко выраженной индивидуальностью обладает более широкой свободой действий. Он получает удовольствие от применения своих способностей ради них самих; иногда он их употребляет в возвышенных целях – например, как увлечение большими эллинскими играми или как сознательное и настойчивое стремление к решению важных задач, — а иногда в низменных, как, например, в случае с отвратительным распространением пристрастия к пьянству. Религиозные, нравственные, интеллектуальные и художественные качества и способности, от которых зависит прогресс производства, не приобретаются единственно ради тех вещей, которые с их помощью можно получить; они развиваются упражнениями ради удовольствия и счастья, которые доставляют сами эти упражнения; равным образом и этот великий фактор экономического процветания — организация строго упорядоченного государства — является продуктом бесконечного множества разных мотивов, не имеющих непосредственной связи со стремлением к созданию национального богатства.

Таким образом, прогресс может быть ускорен с помощью мышления и физического труда, посредством применения принципов евгеники для усиления лучших, а не худших свойств рода человеческого; однако, как бы ни ускоряли прогресс, он все же должен быть постепенным и относительно медленным.»

Маршалл А. Принципы экономической науки, Т. 1. Пер. с англ. — М., Издательская группа «Прогресс»,1993. — С. 327–328.

«Можно употребить термин «общая способность» для обозначения тех качеств и того распространенного уровня знания и смышлености, которые составляют общую черту всех высших форм производительности, тогда как физическую сноровку и такое знание конкретных материалов и процессов, кото­рые требуются для специфических целей отдельных производств, можно определить как «специализированную способность.»

Общая способность в большой мере зависит от окружения человека в детском и юношеском возрасте. Здесь первейшее и наисильнейшее влияние оказывает мать. Далее следует влияние отца, других детей, а в некоторых случаях и слуг. С годами ребенок в рабочей семье многое познает, наблюдая все происходящее вокруг него и прислушиваясь ко всему; когда мы станем исследовать преимущества при вступлении в жизнь, которые дети из состоятельных классов имеют перед детьми мастеровых, а дети последних — перед детьми неквалифицированных рабочих, нам придется более подробно рассмотреть указанные влияния домашнего окружения. А пока что можно перейти к проблеме более общего воздействия школьного образования.

Вопрос об общем образовании не нуждается в пространном разборе, хотя его влияние на производительность труда сильнее, чем это представляется на первый взгляд. Знания, полученные в школе, важны не сами по себе, а как трамплин, который школьное образование создает для дальнейшего продвижения вперед. Подлинно широкое общее образование приучает ум к применению его лучших качеств в деловой жизни и использованию самого бизнеса в качестве средства повышения культуры, хотя общее образование и не занимается деталями конкретных производств, а оставляет это на долю технического образования.

Как считают лучшие английские авторитеты в этой области, техническое образование для работников промышленности высших квалификаций должно столь же неизменно преследовать цель развития их способностей, как это делает и общеобразовательная школа. Оно должно строиться на той же основе, что и широкое общее образование, но вместе с тем посвящать внимание доскональному изучению специальных областей знания, необходимых дя конкретных отраслей хозяйства.»

Маршалл А. Принципы экономической науки, т. 1. Пер. с англ. — М., Издательская группа «Прогресс»,1993. — С. 284–286.

«Простейшим и самым прямым путем уменьшения неравенства в доходах, казалось бы, является программа, предусматривающая налоги на высокие доходы и денежные пособия для людей с низкими доходами. Но в экономической системе ничего не происходит так просто и прямо, как кажется с первого взгляда. Для того, чтобы поднять налоги на высокие доходы, государство должно изменить правила начисления налогов на соответствующие категории получаемых доходов. Когда оно это сделает, люди не просто начинают платить более высокие налоги; они также стараются изменить свое поведение таким образом, чтобы свести к минимуму воздействие новых правил. Некоторые из этих изменений выразятся в попытках законным путем получить освобождение от налогов; но все вместе это приведет к расхождению между тем, что предполагалось, когда изменялись законы, и тем, что из этого получилось в действительности. Доходы от увеличения налогов будут меньше и, может быть, гораздо меньше того, что ожидалось.

Для того, чтобы дать дополнительные доходы бедным людям, государство должно разработать новые правила, регламентирующие права на получение пособий. Такой пересмотр законов также будет иметь нежелательные последствия, поскольку люди попытаются изменить свое положение так, чтобы соответствовать новым критериям. И вновь эти попытки будут и законными, и незаконными: но их совместное действие будет значительным, т.к. существует масса пограничных случаев, которыми люди всегда могут воспользоваться. На деле количество людей, относимых к категории бедных, может возрасти в результате усилий по борьбе с бедностью.

Люди, имеющие яхты, — богаты; люди, роющиеся в урнах и мусорных ящиках, — бедны. Но если мы введем новые правила, по которым владелец яхты будет обязан ежегодно вносить 10 тыс. долларов в специальный фонд для «помоечников», и дадим каждому из «помоечников» право на получение ежегодного пособия в 2000 долларов, то число владельцев зарегистрированных яхт моментально сократится, а число людей, называющих себя «помоечниками», удивительно быстро возрастет. Это, возможно, некоторое преувеличение, но оно высвечивает самую суть проблемы.

В сфере перераспределения доходов государство может добиться только того, чего можно достичь, изменяя правила игры. И это почти наверняка не приведет ко всем тем результатам, которые ожидали получить, когда изменяли правила.»

^ Хейне П. Экономический образ мышления: Пер. с англ. — М.: Изд-во «Новости» при участии изд-ва «Catallaxy», 1991. — С. 377–379.

«Рассмотрим, не претендуя на исчерпывающий анализ, только один аспект общественных отношений — отношения между государством и предприятием. Начнем рассуждения с аналогии: рассмотрим экономические связи между родителями и детьми. Имеется пять «чистых» степеней этой зависимости.

Четвертая степень. Натуральное обеспечение — пассивное восприятие. Родители новорожденного ребенка предоставляют ему пищу и одежду в «натуральном виде» и обеспечивают все его материальные потребности.

Третья степень. Натуральное обеспечение — активное желание. Ребенок по-прежнему живет в семье, которая обеспечивает его всем «в натуре». Многое он получает без просьб. Однако порой он что-то просит, порой уже требует.

Вторая степень. Денежное содержание. Ребенок вырос и ушел из дома, но еще не зарабатывает себе на жизнь. Родители продолжают его содержать, выдавая некоторую сумму денег, которой он распоряжается сам.

Первая степень. Самообеспечение — помощь. Ребенок вырос и сам зарабатывает себе на жизнь. Родители готовы оказать ему материальную поддержку, если он просит о помощи.

Нулевая степень. Самообеспечение — отсутствие помощи. Материальное положение «бывшего ребенка» зависит только от него самого, он должен полагаться только на самого себя.

Эти пять ситуаций в дальнейшем будем называть степенями патернализма.

Перейдем теперь от аналогии к анализу экономической жизни. Заменим в нашем примере родителей государством, а ребенка — микроорганизацией — предприятием, учреждением или домашним хозяйством. Важной характеристикой природы какой-либо системы является степень патернализма в отношениях между государством и микроорганизацией. Экономическое содержание степеней патернализма продемонстрируем на конкретном примере в социалистическом хозяйстве.

Четвертая степень: натуральное обеспечение — пассивное восприятие, третья степень: натуральное обеспечение — активное желание. При наличии отношений, соответствующих этим степеням, центральные органы распределяют ресурсы среди предприятий, не прибегая к опосредующей роли денег, в «натуральной форме». Четвертая степень — самый крайний случай: диктат центра, не спрашивающего пользователей и не учитывающего их мнения. Однако наиболее характерна для традиционной системы управления третья степень патернализма. Центральный орган принимает решение, но при этом он учитывает пожелания заинтересованного предприятия. При этой форме хозяйство­вания хорошо известно так называемое согласование планов. Центральный орган стремится получить от предприятия больше продукции и дать меньше ресурсов, тогда как предприятие запрашивает больше ресурсов и объясняет, по каким причинам может дать меньше продукции.

Вторая степень: денежное содержание. Такие отношения складываются между государством и предприятием в том случае, когда инвестиции осуществляются внутри предприятия, и оно даже может быть их инициатором, но финансирование обеспечивается исключительно из центральных государственных источников.

Первая степень. Самообеспечение — помощь. Это наиболее широко распространенная форма отношений в условиях хозрасчета. Предприятие является самостоятельной хозрасчетной единицей, обязанной покрывать свои расходы из поступлений от реализации продукции. Однако, если возникают финансовые затруднения, государство, используя различные формы финансовой поддержки, поможет ему.

Нулевая степень: самообеспечение — отсутствие помощи. При социализме не возникало такой ситуации, в которой предприятие было бы предоставлено самому себе, потерпело бы крах под бременем трудностей.»

Корнаи Я. Дефицит. — М.: Наука, 1990. — С. 581–584.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28



Скачать файл (2265.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации