Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Идеальное и реальное в рассказе Ч. Диккенса Битва жизни - файл 1.doc


Идеальное и реальное в рассказе Ч. Диккенса Битва жизни
скачать (112.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc113kb.08.12.2011 21:53скачать

Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Содержание:
1) Введение 1

2) Место «Битвы жизни» в «Рождественских рассказах» 3

Общее представление сюжета

3) Идеальное и реальное в образах героев

3.1. Джедлер 5

3.2. Грейс – Мэрьон 7

3.3. Эльфред 12

3.4. Клеменси и Бритен. Союз Идеального и Реального 13

4) Смысл названия рассказа «Битва жизни» («The Battle of Life») 15

5) Сравнение рассказа «Битва Жизни» и романа «Красное и Черное» Стендаля 17

6) Заключение 20

7) Список использованной литературы 21

1.Введение.
Тема моей курсовой работы: «Идеальное и реальное в рассказе Диккенса Битва Жизни».

Творчество Диккенса всегда оценивалось неоднозначно как его современниками, так и последователями. Полемика продолжается до сих пор. Одни критики называют его величайшим писателем своего времени, воспитателем высоких моральных принципов, другие считали его автором “второсортных” книг

Диккенса обвиняют в несерьезности, недостатке критицизма, в потакании вкусам публики.

Генри Джеймс, известный в литературных кругах не только как талантливый американский прозаик, но и как крупный теоретик романа подчеркивает “наивность” и “несознательность” Диккенса, отсутствие в его произведениях элементов теоретизирования и самоистолкования. В подобном ключе оценивает творчество Диккенса и английская писательница Вирджиния Вульф. Используя эстетический подход к анализу произведений писателя, отстаивающий самоценность литературы, В.Вульф, изучающая связь эмоции и формы их выражения, находит книги Диккенса примитивными, вульгарными и бесформенными, не представляющими особой ценности с точки зрения развития романа по линии глубинно-психологического изображения человеческих отношений.

В литературной критике Франции начала 20 века Диккенс квалифицируется как “наивный” реалист и юморист, автор, которого в соответствии с его убеждениями, симпатиями и характером творчества причисляют к простонародным писателям. Называя Диккенса одним из крупнейших писателей викторианского периода, французские критики находят его реализм упрощенным до вульгарности.

Русские критики тоже неоднозначны в своих мнениях, Ивашова отмечает: «Как бы традиционна ни была завязка фабулы рассказов и романов Диккенса и как бы мало она ни определяла значение и ценность их взятых в целом, нельзя пройти мимо того, с какой теплотой нарисованы некоторые образы, вокруг которых строится сюжет»
На примере одного рассказа я хочу показать, что все критические слова в адрес Диккенса несправедливы и необоснованны. Стоит отметить, что рассказ «Битва жизни» считается одним из самых неудачных, критики, да и многие почитатели Диккенса коротко называют его «банальным». В ходе своей работы я покажу, что это не так, при внимательном чтении и проникновении в глубь рассказа, мы поймем и оценим всё величие таланта Диккенса
Также в ходе написания своей работы, я хочу выяснить, кем же все-таки был Диккенс: приверженцем реализма или идеализма.

(Идеализм – философская система или доктрина, фундаментальным интерпретативным принципом которой является идея, в частности идеал. И. делает ударение на внепространственном, нетелесном, сверхчувственном, оценочном, теологическом. Идеализм истолковывает объективную действительность как идею, дух, разум и даже материю рассматривает как форму проявления духа.

Реализм – философское направление, признающее находящуюся вне сознания реальность, которая истолковывается либо как бытие идеальных объектов, либо как объект познания независимый от субъекта познавательного процесса и опыта.)

Как можно видеть из мнений критиков, его относили к «неудачным, наивным реалистам». Диккенс не просто писатель, он философ и в ходе своей работы, я попробую доказать, что его рассказ «Битва жизни» полон идеализма

2. Место «Битвы жизни» в «Рождественских рассказах». Общее представление сюжета.
«Рождественские рассказы», написанные Диккенсом, это сборник, посвященный не столько теме Рождества, сколько теме возможности морального перерождения человека, его нравственного преображения.

Рассказ «Битва Жизни», 4ый рассказ из серии рождественских, хоть и включен в этот сборник, но несколько выбивается из него. В нем не происходит волшебства, все события реальны. Может быть, именно из-за этого он является наименее известным и изученным, а критики просто считают его неудачным и банальным. Но главное чудо, главное волшебство в рассказе случается в душе самих героев, что, как мне кажется, ещё прекраснее, чем чудеса, вызванные сверхъестественными силами.

Диккенсу в «Битве жизни» удалось переплести как черты реального, так и идеального, хотя выражено это не столь явно, что, безусловно, говорит о его мастерстве. Сюжет рассказа, на первый взгляд довольно незатейлив. Перед нами предстает семья, состоящая из отца-скептика, и двух дочек старшей Грейс и младшей Мэрьон. Мэрьон кажется несерьезной, витающей в облаках, и, не смотря на то, что у нее есть жених, она будто бы и не рада перспективе замужества. Грейс же предстает перед нами серьезной и рассудительной, она считает своей обязанностью заботиться о младшей сестре, и счастлива, что та скоро выйдет замуж и обретет свою семью. Однако затем события разворачиваются отнюдь не по «идеалистическому» плану. Мэрьон убегает за несколько дней до свадьбы. Спустя некоторое время Грейс выходит замуж за её жениха – Элфреда. О Мэрьон часто вспоминают, пытаясь понять, почему она так поступила. И вот Мэрьон возвращается и оказывается она не столько легкомысленна, как нам представлялось вначале, она самоотверженно пожертвовала своим счастьем, потому что она смогла понять, что её любимая сестра любит Элфреда больше, нежели она. В завершении Мэрьон выходит замуж за другого человека и все счастливы.

Я думаю, критики, считающие рассказ банальным, рассматривали его несколько поверхностно, не обращая внимания на многочисленные детали, описания, второстепенных героев и удивительно умелое сочетание, как в героях, так и в событиях и описаниях сочетания черт реального и идеального. Все это наполняет рассказ глубоким смыслом. Давайте попытаемся поподробнее в этом разобраться.
3. Идеальное и реальное в образах героев.
3.1. Джедлер.
Джедлер – глава семейства, отец двух прекрасных дочек Мерьон и Грейс. Хотя он не является центральным персонажем, и главная интрига закручивается не вокруг него, все же его образ очень интересен. Именно в его душе постоянно боролись реальное и идеальное.

«Он был великий философ, этот доктор Джедлер, и недолюбливал музыку» - вот как представляет нам его Диккенс, не зря он говорит, что Джедлер не любит музыку, этим подчеркивается его принадлежности к миру реального.

Джедлер скептик, считающий, что «жизнь просто фарс какой-то» и «смехотворная нелепость»

«Доктор Джедлер был великий философ, сокровенная сущность его философии заключалась в том, что он смотрел на мир как на грандиозную шутку, чудовищную нелепость, не заслуживающую внимания разумного человека». Но уже из этих строк становится ясно, что Джедлер скорее сторонний наблюдатель и его нельзя всецело отнести к миру реального. Он предпочитает созерцать, стараясь не вовлекать себе в суету жизни, как будто пытаясь решить на стороне чего же его душа: реального или идеального. Он старается ничего не воспринимать серьезно, очень хорошо характеризуют его следующие строки: «Скажу лишь одно: если вы с Мэрьон будете по-прежнему упорствовать в своих смешных намерениях, я не откажусь взять тебя когда-нибудь в зятья». Прекрасно зная, что молодые люди любят друг друга и хотят быть вместе, хотят пожениться, он называет это «смешными намерениями». Джедлер не считает так на самом деле, это некая маска, под которой он прячет все то идеальное, что в нем скрывается, он не позволяет этому выйти наружу. Как мне кажется, это своеобразное средство самозащиты от внешнего мира.

Также очень хорошо характеризуют Джедлера следующие его слова: « – Что ты? Так расстраиваться из-за какой-то книжки! Да ведь это всего только шрифт и бумага (print and paper)» В этих словах проглядывается закоренелый «реалист», книга он воспринимает не как нечто душевное, а как материальные составляющие: шрифт и бумага.

Итак, с одной стороны, перед нами предстает скептик-философ, рассматривающий жизнь как большую шутку и прячущий под маской реального нечто большее.

Но есть и вторая сторона в образе Джедлера. Диккенс мастерски переплетает в нем качества, которые кажутся в принципе несовместимыми: «Доктор Джедлер, вопреки всем своим философским теориям, которые он, кстати сказать, никогда не применял на практике, проявлял такой живой интерес к возвращению своего бывшего подопечного и ученика, как будто в этом событии и впрямь было нечто серьезное». Другие черты доктора выходят на первый план, мы узнаем, что свои философские теории он на практике и не применял, что он все-таки видит нечто серьезное в возвращении будущего зятя, это важно для него. Читатель начинает осознавать, что в сердце у Джедлера теплятся какие-то чувства. Особенно это относится к его дочерям: «он смотрел на своих дочерей и думал, что из всех многочисленных пустяков нашей пустячной жизни эти пустяки едва ли не самые приятные» (he looked at his two daughters, and thought that among the many trifles of the trifling world, these trifles were agreeable enough) Доктор очень любит своих дочерей, но, чтобы не разрушать образ скептика, Диккенс намеренно несколько раз повторяет слово trifle, trifling (пустяк, пустячный), это создает некий комический эффект. Уже становится совершенно очевидным, что скептицизм Доктора – это просто некое прикрытие, под которым прячется истинная любовь.

На протяжении всего рассказа в Джедлере идет борьба реально и идеально, и как бы он не старался «заглушить» в себе идеальное, прикрыть его маской скептика-философа, оно все равно побеждает. Потому что, прекрасное не может не побеждать в душах героев Диккенса.

Эти слова Джедлера звучат как некий гимн идеальному: « It’s a world full of hearts,’ said the Doctor … ‘and a serious world, with all its folly—even with mine, which was enough to have swamped the whole globe …. and it is a world we need be careful how we libel, Heaven forgive us, for it is a world of sacred mysteries, and its Creator only knows what lies beneath the surface of His lightest image!’

Он понимает, что все его прежние слова о том, что жизнь – это шутка - просто folly (глупость, безрассудность) и что этой его глупостью можно «swamp the whole globe» (заполонить, затопить весь мир)

Доктор признает, что был не прав, что глупо было так рассуждать о жизни и мире. Ещё одним подтверждением «капитуляции реального» является упоминание Небес и Создателя (Heavens, Creator).

«It’s a world we need be careful how we label, Heaven forgive us» – это очень мудрые слова, Джедлер признает, что нужно быть осторожным в своих суждениях о мире, потому что мир полон тайн, и «один лишь создатель его знает, что таится в глубине его самого скромного образа и подобия». Цитаты говорят сами за себя. Душе верующего и любящего человека все подвластно. Идеальное восторжествовало в Джедлере. И это прекрасная и светлая победа.
3.2. Грейс – Мэрьон.
Грейс и Мэрьон – горячо любящие друг друга сестры. Никакие различия в их характерах не могут повлиять на их любовь (« Хотя в их разговоре серьезность сталкивалась с легкомыслием, зато любовь нежно откликалась на любовь»)

Их отношению предстают нам совершенно «идеальными»: «Какое это было приятное, веселое, простое зрелище: погожий день, уединенный уголок и две девушки, непосредственные и беспечные, танцующие радостно и беззаботно» Они счастливы, доставляют радость себе и окружающим, от них будто исходит некий свет.
С первых строк Грейс явилась для меня олицетворением Идеального. Девушка, искренне любящая отца, сестру и весь окружающий мир. Она стала для Мэрьон матерью, всегда помогала ей и заботилась, волновалась о её счастье. «Она не стремилась ни соперничать с Мэрьон, ни участвовать в ее своенравных затеях (хотя разница в возрасте между ними была небольшая), а лишь сочувствовала ей с искренней любовью. «Велико чувство материнства, если даже такая тень ее, такое слабое отражение, как любовь сестринская, очищает сердце и уподобляет ангелам возвышенную душу!»

Грейс поставила свою личную жизнь и счастье на второй план, но это самопожертвование приносило ей радость, ей было приятно осознавать, что она вносит приятные моменты в жизнь своих близких. От Грейс будто исходит некий свет. «Мэрьон смотрела в это сестринское лицо, точно оно было лицом сияющего ангела. Спокойным, ясным, радостным взглядом отвечала Грейс сестре и ее жениху» Эти строки очень хорошо характеризует старшую сестру. Она стала для Мэрьон своеобразным ангелом-хранителем.

Можно сказать, что описание непосредственно Грейс в рассказе не занимает много места. Осознание её образа происходит скорее на невербальном уровне. Её прошлое, её судьба и чувства как бы отходят на второй план. Вскользь упоминается о том, что Грейс когда-то хотела быть женой Эльфреда (жених Грейс). «С тобой ничего нельзя было поделать: ты просто требовала, чтобы тебя называли женой Эльфреда … я уверен, что тебе больше нравилось бы называться женой Эльфреда, чем герцогиней …

– Неужели? – бесстрастно проговорила Грейс» Позже мы узнаем, что Грейс всю жизнь любила Эльфреда, но скрывала это во имя счастья сестры.

«А когда я вернусь, … мы с величайшей радостью вместе станем думать о том, как нам сделать счастливой нашу Грейс; как нам предупреждать ее желания; как выразить ей нашу благодарность и любовь; как вернуть ей хоть часть долга, который накопится к тому времени». Счастье Грейс только «планируется», её называют «нашей», она как бы для всех, но у девушки нет того любимого, которому она посвятила бы свою жизнь. Она тот человек, который отдает и ничего не просит взамен. Это вызывает любовь окружающих, и, кажется, что Грейс действительно счастлива тем, что просто дарит радость другим, но так ли это на самом деле?
Мэрьон, в начале предстает перед нами полной противоположностью своей сестре. Она несколько легкомысленна и даже эгоистична. Её отношение к безумно любящему её Эльфреду кажется не очень хорошим. «Ах, право, не знаю, Грейс. Надоедаешь ты мне с этим Элфредом!… Я… я вовсе не хочу, чтобы он был таким уж верным. Я никогда не просила его об этом» Эти слова отталкивают читателя от Мэрьон, представляя её в негативном свете. Этот негативный образ усугубляется с течением рассказа.

Лишь немногочисленные намеки дают нам понять, что её образ не столь однозначен, как кажется на первый взгляд: « – О Грейс! Благослови тебя бог! Но я не в силах видеть это, Грейс! Сердце разрывается» - эти слова Мэрьон произнесла, когда Эльфред покидал их на 2 года. Мы понимаем, что девушка не бездушна и что-то причиняет ей боль

«И, право, очень странно было видеть, что на глазах младшей сестры выступили слезы: казалось, какое-то страстное, глубокое чувство пробивается сквозь легкомыслие ее речей и мучительно борется с ним». Очевидно, что в душе девушки идет некая борьба, о которой мы пока не знаем. Диккенс намеренно мало упоминает об этом, и во время кульминации произведения, мы понимаем почему.

Но до самой кульминации образ Мэрьон становится все более негативным в глазах читателя. Она бежит из родного дома, бросает сестру, отца и любящего Эльфреда. Но здесь опять же все не столь очевидно. Мы вновь понимаем, что в душе девушки идет некая борьба, что-то терзает её изнутри, они не хочет никому делать больно, Мэрьон говорит отцу «Если одна из твоих дочерей когда-нибудь сделала или сделает… сделает тебе больно, дорогой отец, если она огорчит тебя, ты прости ее, прости ее теперь, когда сердце ее переполнено. Скажи, что прощаешь ее. Что простишь ее. Что всегда будешь любить ее и… – Прочее осталось невысказанным, и Мэрьон прижалась лицом к плечу старика » Семья очень важна для Мэрьон и решение дается ей мучительно. Но она остается сильной: «Совсем еще юная, она, однако, не согнулась под бременем тайны, которую принесла сюда, и на лице ее отражалось чувство, которому я не нашел названия, а глаза сияли сквозь слезы» («She stood beneath her father’s roof. Not bowed down by the secret that she brought there, though so young; but, with that same expression on her face for which I had no name before, and shining through her tears») Shining through tears – это придает её образу некий свет, приходит осознание, что то, что она собирается сделать, скорее во благо другим.

Итак, перед нами капризная и эгоистичная девушка, нелюбящая жениха и считающая его некой обузой. Очень интересно суждение о ней Майкла Уордона, молодого человека, планировавшего соблазнить её с целью выгоды: «Тем более вероятно, что он ей наскучил … и она не прочь заменить его новым женихом, который представился ей (или был представлен своей лошадью) при романтических обстоятельствах; женихом, который пользуется довольно интересной – в глазах деревенской барышни – репутацией, ибо жил беспечно и весело, не делая никому большого зла, но своей молодости, наружности и так далее (это опять может показаться фатовством, но, клянусь, я не хочу хвастаться) способен выдержать сравнение с самим мистером Эльфредом.» Молодой человек воспринимает Мэрьон как пустышку, как «деревенскую барышню», которая может прийти в восторг от его лошади.

В итоге, Мэрьон убегает именно с Майклом Уордоном, что очень разочаровывает читателя.
Кульминация заставляет нас совершенно по-другому посмотреть на образы двух сестре, в особенности Мэрьон. В начале рассказа, Грейс – воплощение идеального, а Мэрьон находится на стороне реального, в ней присутствует некий эгоизм и равнодушие. Но последняя часть рассказа все расставляет на свои места.

Перед нами предстает Грейс, которая вышла замуж за Эльфреда и они счастливы, лишь отсутствие в их жизни Мэрьон омрачает ситуацию. «Ее сестра и бывший жених горевали вместе и вместе вспоминали о ней, как об умершей; они очень жалели ее и никогда не осуждали; напоминали друг другу о том, какая она была, и оправдывали ее». Хотя обоим Мэрьон доставила боль, они не смогли её осудить, потому что оба любили её и в итоге они полюбили друг друга. Общая печаль сплотила их.

Но вот возвращается Мэрьон и мы, наконец, узнаем всю правду: она не легкомысленна и не эгоистична, Мэрьон принесла самую большую жертву. Она смогла понять, что Грейс любит Эльфреда больше, чем она сама и поняла, что должна уйти, должна пожертвовать собой, ради счастья сестры. В один миг наше мнение о Мэрьон кардинально меняется. Она теперь главное олицетворение идеального.

«Когда я жила здесь, Грейс… я всей душой любила Эльфреда. Я любила его преданно. Я готова была умереть за него, хотя была еще такой юной. В тайниках сердца я никогда не изменяла своей любви к нему, ни на мгновение. Она была мне дороже всего на свете. … Никогда я не любила его так глубоко, Грейс, как в тот час, когда он уезжал из этого дома в день нашего рождения. Никогда я не любила его так глубоко, милая, как в ту ночь, когда сама ушла отсюда!

Но … он завоевал другое сердце раньше, чем я поняла, что готова отдать ему свое… Это сердце – твое, сестра моя! – было так переполнено нежностью ко мне, так преданно, так благородно, что таило свою любовь и сумело скрыть эту тайну от всех глаз, кроме моих. Я знала, какую борьбу вынесло твое сердце … Я знала, в каком я долгу перед этим сердцем» - эти слова не могут ни тронуть читателя. Они все объясняют, они показывают как возвышенна и благородна душа Мэрьон. Образ Мэрьон учит нас не судить о людях поверхностно, не полагаться лишь на мнение толпы и первые впечатления. Несмотря на то, что в нашем мире преобладает реальное, всегда будут девушки, подобные Мэрьон и Грейс, они воплощают идеальное и на них держится мир.

«There are countries, dearest, where those who would abjure a misplaced passion, or would strive, against some cherished feeling of their hearts and conquer it, retire into a hopeless solitude, and close the world against themselves and worldly loves and hopes for ever. When women do so, they assume that name which is so dear to you and me, and call each other Sisters. But, there may be sisters, Grace, who, in the broad world out of doors, and underneath its free sky, and in its crowded places, and among its busy life, and trying to assist and cheer it and to do some good,—learn the same lesson; and who, with hearts still fresh and young, and open to all happiness and means of happiness … » - эти строки очередной гимн идеальному, который воспевает Диккенс через своих героев. В нашем мире есть сестры, «which assist and cheer it and do some good». Сестер можно встретить не только в монастырях, идеальное можно встретить и за его пределами. Люди, несущие добро есть везде: in crowded places and among busy life. Просто надо уметь видеть хорошее в людях. Диккенс был Христианином и светлое и чистое наполняет его рассказы, делая их особо привлекательными.
3.3. Эльфред.

Хотя Эльфред является одним из ключевых героев и вокруг него завязывается основной конфликт, его образ не столь ярок, как образы сестер. В нем нет противоречий. Он целиком принадлежит миру идеального. Хотя этот образ несколько статичен, он все равно вызывает восхищение. «Нет на свете более верного сердца, чем сердце Эльфреда!» автор сам восхищается своим героем, за ту любовь, которую он питает к Мэрьон.

Его любовь настолько чиста и искренна, что даже природа поддерживает её, когда он направляется к своей возлюбленной. « Лес, дотоле казавшийся темной массой, открылся во всем разнообразии своих красок – желтой, зеленой, коричневой, красной – и своих деревьев с дождевыми каплями, сверкающими на листьях и искрящимися при падении. Пламенеющий яркой зеленью луг еще минуту назад казался слепым, а сейчас вновь обрел зрение и смотрел вверх, на ясное небо … все, улыбаясь, выступило из хмурой мглы» Любовь Эльфреда помогает всему стать лучше, ярче и добрее - all sprang out of the gloomy darkness smiling.

В сердце Эльфреда нет места для зла. Он прощает Мэрьон за то, что она бежит от него. Ему очень больно и вновь природа помогает отобразить всю гамму его чувств «The snow fell fast and thick. He looked up for a moment in the air, and thought that those white ashes strewn upon his hopes and misery, were suited to them well. He looked round on the whitening ground, and thought how Marion’s foot–prints would be hushed and covered up, as soon as made, and even that remembrance of her blotted out. But he never felt the weather and he never stirred» Слова ashes, misery помогают прочувствовать всю боль Эльфреда

Только истинно любящее сердце умеет прощать, и он прощает Мэрьон. И он вознаграждается за это, вознаграждается любовью прекрасной Грейс. Очень важно отметить, что Эльфред полюбил Грейс не от безысходности, её душа и сердце были столь прекрасны и столь сильно любили его, что помогли заживить его рану и воспылать новым чувством.
3.4. Клеменси и Бритен. Союз Идеального и Реального.

Клеменси и Бритен являются второстепенными героями и не влияют прямо на развитие сюжета, но все же их образы и взаимоотношения очень интересны. Диккенс представляет их нам недалекими людьми, безграмотными обывателями, но в тоже время у них тоже есть душа. Их образы несколько комичны, но, несмотря на это, Диккенсу удалось показать, что и такие люди могут быть интересны своим внутренним миром.

Клеменси всецело принадлежит миру идеального. Да, она некрасива и неуклюжа: «Сказать, что обе ноги у нее казались левыми, а руки, словно взятыми у кого-то другого и что все эти четыре конечности были вывихнуты и, когда приходили в движение, совались не туда, куда надо, – значит дать лишь самое смягченное описание действительности. Сказать, что она была вполне довольна и удовлетворена таким устройством, считая, что ей нет до него дела, и ничуть не роптала на свои руки и ноги, но позволяла им двигаться, как попало, – значит лишь в малой степени воздать должное ее душевному равновесию» Диккенс сразу подчеркивает, что, не смотря на нелепую внешность, у Клеменси есть душевное равновесие, что куда более важно. Она по-своему, по-обывательски мудра. Она не читает умных книг, не рассуждает на высокие темы, главные постулаты её жизни записаны на … наперстке и терке: « «Прощай обиды, не помни зла». «Поступай… с другими так… как… ты… хочешь… чтобы поступали с тобой». Диккенс мастерски показывает нам, что для того, чтобы быть хорошим и добрым человеком, достаточно знать несколько житейский истин и искренне верить в них. В людях слишком много наносного. А Клеменси же является олицетворением искренности. «So easy it is, in any degree of life … to take those cheerful natures that never assert their merit, at their own modest valuation; and to conceive a flippant liking of people for their outward oddities and eccentricities, whose innate worth, if we would look so far, might make us blush in the comparison»

Клеменси не умна с ученой точки зрения, но она всегда готова помогать людям, что, с позиции Христианства, наиболее важно: «Она редко утруждала себя отвлеченными размышлениями, зато неизменно оказывалась под рукой и вовремя делала все, что нужно» Она любит окружающих, любит семью Джедлера и любит Бритена. Бритен далек от идеального мира её души: «Маленький человек с необычайно кислым и недовольным лицом» - так Диккенс показывает нам, что Бритен живет в мире реального, стоит на земле.

Союз Бритена и Клеменси представляется мне очень интересным. Клеменси, будучи мудрой женщиной, позволяет Бритену думать, что она умнее его, а он рад чувствовать себе главой семьи, рад ощущать, что жена ничего без него не может. Бритен относится к ней с долей иронии: « Man’s the creature of habit,’ said Mr. Britain … I had somehow got used to you, Clem; and I found I shouldn’t be able to get on without you. So we went and got made man and wife. Ha! ha! We! Who’d have thought it!’ » Он привык к жене, он не может без неё, а Клеменси его искренне любит. Они разные, но они вместе и счастливы. Идеальное способно преобразить то реальное, что находится рядом с ним. По-настоящему любящему человеку все подвластно.

4. Смысл названия рассказа «Битва жизни» («The Battle of Life»)
Название данного рассказа очень аллегорично и проходит через весь сюжет. Герои рассказа сами живут в том месте, где много лет назад произошла жестокая, кровопролитная битва. Об этом мы узнаём в самом начале рассказа. Но автор сразу отмечает, что память об этой битве ушла, потому что « Природа, которая выше дурных человеческих страстей, скоро вновь обрела утраченную безмятежность и улыбалась преступному полю битвы, как она улыбалась ему, когда оно было еще невинным ». И на этом самом поле, где состоялась сражение, много лет спустя произошла новая битва, но она оказалась не военной битвой, а битвой жизни, она происходили внутри каждого из героев. И требовала она не меньше мужества и силы, чем военная битва.

К военной битве Диккенс относится отрицательно и это выражается устами Джедлера: «Из всех участников этой битвы не наберется и ста человек, знавших, за что они сражаются и почему, а из всех легкомысленных, но ликующих победителей – и сотни, знавших, почему они ликуют. Не наберется и полсотни человек, получивших пользу от победы или поражения». Диккенс не видит смысла в кровопролитии, оно не приносит людям пользы, а лишь забирает жизни. Битва должна происходить внутри нас, в наших душах и сердцах – к этому призывает Диккенс, ведь если в каждом из нас победит доброе, светлое и идеальное, то и кровопролитных битв не будет, автор говорит, что, не смотря на легкомыслие людей: «There are quiet victories and struggles, great sacrifices of self, and noble acts of heroism, in it—even in many of its apparent lightnesses and contradictions—not the less difficult to achieve, because they have no earthly chronicle or audience—done every day in nooks and corners, and in little households, and in mens and womens hearts—any one of which might reconcile the sternest man to such a world, and fill him with belief and hope in it, though two–fourths of its people were at war, and another fourth at law; and that’s a bold word »

Эти слова, произнесенные Эльфредом, отражают ту мысль, которую Диккенс хотел до нас донести. Он призывает нас к тихой борьбе, результаты которой превзойдут сами себя и помогут нам взглянуть на мир другими глазами.

Внутри каждого из героев нашего рассказа и произошла такая битва, и все они с честью выиграли её. В Джедлере идеальное победило над реальным, он дал волю своим чувствам.

Эльфред смог преодолеть боль от побега его любимой Мэрьон и не озлобится на неё. Мэрьон же выдержала самую сложную Битву. Битву со своими чувствами. Победа принесла радость и счастье не только ей, но и её сестре и Эльфреду. « Они могут сказать, что битва для них давно кончилась, победа давно одержана. И одна из них – я!»(«the battle is long past, the victory long won. And such a one am I!»)

Диккенс призывает нас к Битве, одержав победу в которой, мы станем лучше, добрее и светлее.
5. Сравнение рассказа «Битва Жизни» и романа «Красное и Черное» Стендаля.
Рассказ «Битва жизни» и роман «Красное и Черное» полярно различны. В первом торжествуют идеи идеализма, во второй же относится к реализму.

Роман Стендаля основан на реальных фактах, это своеобразная хроника. Эпиграфом к роману служат слова Ж.Дантона: «Правда, горькая правда». Нам сразу становится ясно, что в данном романе нет места идеальному, все правдиво и приземлено. Начало романа очень показательно для реалистического романа XIX века. Стендаль как будто не спешит ввести читателя в гущу изображаемых событий, сразу познакомить с героями романа. Мы узнаем о маленьком городке Верьере и его окрестностях, автор даже описывает промышленное производство, называет источники доходов жителей городка. С первых строк мы погружаемся в реальность. Диккенс в первых строках рассказа делает небольшой исторический экскурс, представляет нам место, где будут развиваться события. Но у Диккенса это звучит возвышенно и благородно, кроме того, за этим описанием сразу следует радостная сцена, в которой две сестры танцуют, радуя себя и окружающих.

Герои этих двух произведений абсолютно различны. Жюльен близок романтическому герою: он наделен огромной энергией, феноменальными способностями, гордым характером, железной волей, пылким воображением. В любом обществе Жюльен оказывается выше всех окружающих. В нем — романтически предельное развитие всех черт и качеств, но изображен он не как романтический герой. Честолюбие становится руководящей страстью Жюльена; само по себе честолюбие — качество, в котором проявляется живость, пыл души, но герой поставлен в такие условия, что честолюбие толкает его на низкие поступки. День за днем он убивает в себе честность, великодушие и воспитывает те качества, которые необходимы, чтобы преуспеть в его мире, — эгоизм, лицемерие, недоверие к людям, умение подчинить их своим интересам. Вот основное противоречие в образе героя и основной психологический конфликт романа — борьба природного благородства с чертами, обусловленными временем, с тем, что ему диктует в существующих условиях честолюбие. Жюльен поигрывает ту битву жизни, о которой говорит нам Диккенс, он сдается и слишком поздно понимает свои ошибки. В то время как герои «Битвы жизни» возвышаются, становятся прекраснее, сумев вознестись над суетой этого мира. Тайна Жюльена Сореля – это портрет Наполеона, спрятанный в матрасе, Мэрьон же скрывает, что действительно любит Эльфреда, скрывает во имя своей сестры, понимая, что чувства второй намного сильнее. Какие разные тайны и героев: у одного материальная, несколько мелочная, у другой – высокая и благородная.

И любят герои произведений по-разному. У Стендаля эта любовь не кажется светлой и чистой. Диккенс же впринципе не упоминает материальную сторону жизни, душа человека, его чувства – вот движущие силы. Все остальное для него является наносным.

Также различно отношение авторов к вере и церкви. Не высказывая напрямую своих идей, Диккенс показывает нам, что истинно верующему человеку все подвластно, для Диккенса вера в Бога – очень важна, она помогает человеку становиться лучше. Стендаль же вполне конкретно говорит о церкви, как об одной из властительниц тогдашней Франции, показывая как в ее низах, в безансонской семинарии, где улавливаются и растлеваются души тех, кто составит будущую опору господствующей системы, где епископы в лиловых рясах и кружевных стихарях делят тепленькие местечки между своими родичами и единомышленниками. Даже выстрел Жюльен совершает в церкви.

Диккенс не уделает внимания описанию действительности, его история подходит для всех времен, он считает, что какие бы исторические события не происходили, человек может сделать мир вокруг себя лучше, если только сможет выиграть Битву. Стендаль же описывает очень конкретную историческую ситуацию и Жюльен, каким бы хорошим он не был первоначально в душе, подчиняется ходу времени, он сдается и отказывается сражаться. История Жюльена Сореля могла произойти только во Франции эпохи Реставрации, история героев Диккенса может случиться в любую эпоху.

Как мы можем видеть, эти произведения очень разные, у них разные сюжеты, но оба они показывают, что лишь идеальное может принести радость и счастье человеку. Диккенс и Стендаль показывают нам пути, которыми человек может прийти к идеальному: через борьбу с собой, через стремление стать лучше, либо через отказ от борьбы, попытку подстроится под ситуацию. Во втором случае герой Стендаля осознает важность идеального, ценность любви и простого человеческого счастья слишком поздно. Стендаль показывает идеальное «от противного» - описывая весь ужас реального и то, к чему оно привело героя.
6. Заключение.
Как мы можем видеть из анализа рассказа «Битва жизни», Диккенс гениальный автор, смысл его рассказа не лежит на поверхности, читатель должен уметь видеть «между строк». Банальный, на первый взгляд, рассказ при его детальном анализе оказывается настоящим произведением искусства, полным мудрых мыслей.

Диккенс изображает обычных людей, их повседневную жизнь, обыденные поступки, все это кажется «реальным» и скучным. Но то идеальное, которое хотел показать нам Диккенс не лежит на поверхности, оно скрыто в душах героев и только хороший человек и хороший читатель сможет это обнаружить. В рассказе «Битва жизни» мы наблюдаем уникальнейшие явление: реальное становится … идеальным. Далеко не каждому автору под силу столь мастерски показать такие метаморфозы.

Реальность Диккенса идеальна, будучи верующим человеком, он привык видеть хорошее в каждом человеке, и считал, что светлым и добрым людям под силу сделать этот мир чище и лучше.

Этот рассказ очень актуален для нашего времени. К сожалению, реальность заполоняет наш мир и идеальное отходит на второй план. Диккенс же вселяет в души людей веру в идеальное, которое может иметь место не только в сказке, но и внутри каждого из нас, а значит и во всем мире.







Скачать файл (112.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации