Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Мунипов В.М., Зинченко В.П. Эргономика: человекоориентированное проектирование техники, программных средств и среды - файл Мунипов В.М., Зинченко В.П. Эргономика.doc


Мунипов В.М., Зинченко В.П. Эргономика: человекоориентированное проектирование техники, программных средств и среды
скачать (3388.5 kb.)

Доступные файлы (1):

Мунипов В.М., Зинченко В.П. Эргономика.doc6668kb.16.09.2004 19:32скачать

Мунипов В.М., Зинченко В.П. Эргономика.doc

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   46
Глава IV

^ ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭРГОНОМИКИ

И ОРГАНИЗАЦИОННОГО ОФОРМЛЕНИЯ

МЕЖДУНАРОДНОГО ЭРГОНОМИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ
Для возникновения эргономики необходим был вы­сокий уровень развития психологии, физиологии, гигие­ны труда и анатомии, уровень, без которого невозможна постановка проблемы комплексного изучения человека в труде и задачи оптимизации трудовой деятельности и условий ее осуществления. Становление эргономики происходило на определенном этапе научно-техническо­го развития, когда обычное механическое разделение функций человека и машины стало неэффективно. Воз­никла необходимость и появились научные основания рассмотрения их как единого целого. Эргономика фор­мировалась во взаимодействии с развитием кибернетики, теории систем, системотехники, теории управления и принятия решений.
4.1. Предпосылки возникновения эргономики
4.1.1. Истоки эргономики в далеком прошлом
Хотя эргономика возникла несколько десятилетий тому назад, ее истоки восходят к первобытному общест­ву, которое научилось сознательно изготовлять орудия, придавая им удобную для определенного вида работы форму и расширяя тем самым возможности человеческих органов (рис. 4-1). Уже со времени второй межледниковой эпохи, как показывают археологические находки, удобст­во применения и соразмерность орудий труда с органами человека явились основной целью их усовершенствования. В доисторические эпохи удобство и точное соответствие орудий труда потребностям человека были вопросом жизни и смерти: если он изготовил плохое орудие и не мог достаточно эффективно его применять, на свете очень скоро становилось одним плохим конструктором меньше (Б.Шеккел).

Дж.М.Кристенсен также относит предпосылки воз­никновения профессии эргономиста ко времени перво­бытного человека, чем, по его мнению, могут гордиться эргономисты. Вся наша сложная цивилизация, основан­ная на механизации и науке, развилась из материальной техники и социальных институтов далекого прошлого,

102

другими словами, из ремесел и обычаев наших предков. Каждое новое техническое приспособление, созданное в первобытном обществе, в первую очередь расширяло область управляемого и используемого в окружающей среде (выделено нами. — В.М., В.З.) [1].

В истории развития материальной культуры можно отметить бесконечное число орудий и вещей, при созда­нии которых в той или иной мере решались задачи, стоящие перед эргономикой. В работе ремесленника, изготовлявшего такие орудия, сочетался труд и масте­ра, и эргономиста, и художника. Он старался сделать вещь рациональной, удобной, привлекательной на вид.

Описывая работу колесных мастерских, Дж.Стэрт рассказывает о подгонке формы телег к условиям их эксплуатации и отмечает, что мастера удивительно точно знали особые потребности соседей. Изготовляя телегу или ассенизационную повозку, пивную бочку на колесах, водовозку или какой-нибудь другой экипаж, мастера выбирали такие размеры, такие формы кривых (а почти каждая деревянная деталь была криволинейной), чтобы они соответствовали почве на той или иной ферме, крутизне того или иного холма, темпераменту того или иного клиента и даже его вкусам при выборе лошадей.

На первый взгляд может показаться, что работа ремесленника была относительно несложной по сравне­нию с творчеством современного конструктора, эргоно­миста, дизайнера. Но это обманчивое представление. "Человек может создать очень мало,— пишет Дж.Вейцен-баум,— не вообразив сначала, что он может создать нечто. Мы можем представить себе, как должен был бы воображать использование топора человек каменного века, напряженно трудясь над его изготовлением. А не воспроизводил ли каждый из нас этот наследственный опыт, когда ребенком мастерил примитивные игрушки из любого подручного материала? Но орудия труда и маши­ны не просто символизируют воображение человека и его творческие возможности, и, конечно, они важны не только как инструменты воздействия на преобразуемую почву: они сами по себе суть содержательные символы. Они символизируют деятельность, возможность которой обеспечивают, т.е. собственное использование. Весло — орудие гребли, и оно представляет мастерство гребли во всей его сложности. Тот, кто никогда не греб, не может увидеть в весле весло в истинном смысле этого слова" [2, с.47].


4.1.2. Система организации производства и труда Ф.Тейлора и формирование предпосылок возникновения эргономики
В середине XIX века на базе технического прогресса возникает массовое производство, отличающееся узкой номенклатурой выпускаемых изделий, большим объемом И регулярностью изготовления однородной продукции. Центральной фигурой в процессе создания продукции становится инженер. Появление машин и массовость производства обусловили необходимость пересмотра традиционных принципов создания вещей, изделий и самих машин. Происходит разделение проектирования, конструирования и изготовления изделий. Если ремес­ленник хорошо знал своего заказчика, то инженер пред­ставляет потребителя в общих чертах, будучи при этом убежден, что человек может приспособиться к манипу­лированию любым изделием или машиной. На первый план выступают технико-экономическая целесообраз­ность и сложность создаваемого изделия или машины.

Простые орудия труда представляют продолжение рабочих органов человека. Этим обусловлено их относи­тельно высокое приспособление к человеку, размерам его тела и физической силе. Если рабочий инструмент слу­жит продолжением рабочих органов человека, то машина заменяет определенные операции физического труда техническими операциями. В этом случае уже не техника приспосабливается к человеку, а человек приноравлива­ется к машине.

Сравнивая в начале XX века человека с машиной, Ф.Тейлор пришел к выводу, что на промышленных пред­приятиях удается использовать лишь 20% реально воз­можной эффективности труда рабочих. Начались поиски путей реализации имеющихся возможностей. Задавшись целью найти для каждого вида работы наилучшие при­емы, он положил начало научному изучению трудовой деятельности. Рассматривая рабочего в качестве одно­го из элементов технологической системы производства, Ф. Тейлор обосновывает необходимость разделения тру­довых функций работающих на элементарные операции и стандартизированные движения.

Предложенный метод изучения рабочих движений позволил выбирать наиболее рациональные, с точки зре­ния экономии времени, способы их выполнения.

"Во-первых. Выберите 10 или 15 отдельных ра­бочих (лучше всего в таком же количестве от­дельных предприятий и в различных районах страны), особенно искусных в производстве данной специальной отрасли работы, подвер­гаемой анализу. Во-вторых. Подвергните точ­ному исследованию весь тот ряд элементар­ных операций или движений, которыми пользу­ется каждый из этих людей в производстве исследуемой специальной работы, как равно и те инструменты, которые каждый из них употребляет. В-третьих. Зарегистрируйте с секундомером в руках точную продолжитель­ность времени, требующегося на производст­во каждой из этих элементарных операций, и изберите затем наиболее быстрый способ про­изводства каждого отдельного элемента рабо­ты. В-четвертых. Устраните совершенно все неправильные движения, медленные движения и излишние движения. В-пятых. Покончив, таким образом, со всеми ненужными движения­ми, соедините все выбранные наилучшие и наи­более быстрые движения вместе с наилучши­ми типами инструментов" [2а, с.258].

Продолжая исследования, начатые Тейлором, Ф.Гилбрет выдвигает идею универсальных микро­движений (терблигов), из комбинации которых в раз­личных сочетаниях и последовательности состоит любая операция. Выделив 17 терблигов (Гилбрет — прочитан-

103

ный наоборот), ученый положил начало процессу сим-плификации (упрощения) и стандартизации трудовых функций работающих. Он изучал движения с помощью хронометра, фото- и киносъемки. Сформулированные им принципы экономии движений позволили отсеивать лишние и выбирать наиболее короткие, требующие ми­нимального усилия, а также добиваться сокращения перерывов между последовательными движениями.

^ С именем Ф.Тейлора связаны зарождение и прак­тическая реализация в промышленном производстве концепции инженерного проектирования методов работы. Человек исследовался как объект технического конструирования и управления. К развитию этой концеп­ции имел отношение Ф.Гилбрет, который обосновал не­обходимость перехода от изучения метода работы после ее начала к его изучению до начала работы, т.е. к проек­тированию процесса. Ф.Тейлор выделяет два элемен­та, определяющих систему научной организации труда: урок и премия. "Пожалуй наиболее выдающимся отдельным элементом современной научной организации является идея задания, или урока. Труд каждого рабочего целиком учитывается в плане дирекции по меньшей мере на один день вперед, и каждый отдельный рабочий полу­чает в большинстве случаев подробную письменную ин­струкцию, регулирующую во всех деталях урок, который он должен выполнить, как равно и средства, подлежащие с его стороны использованию в работе... Это задание, или урок, подробно специфицирует не только то, что должно быть сделано, но и как оно должно быть сделано, и указывает точную величину времени, предоставленного для выполнения данной работы. И всякий раз, когда рабочий с успехом выполнит заданный ему урок в пре­делах указанного ему срока, он получает прибавку от-30 до 100% к своей обычной плате... Но следует ясно отдавать себе отчет в том, что ни в коем случае от рабочего не может требоваться работа в таком темпе, который мог бы быть вреден для его здоровья" [2а, с.243].

Тейлор считал, что рост производительности труда возможен путем стандартизации методов, ору­дий, приемов труда, причем нормы деятельности должны вводиться принудительно. Концепция, согласно которой трудовой процесс должен проектироваться экспертами (инженерами) и обязанность рабочих следовать инструк­ции, названа тейлоризмом. Эта концепция явилась одним из направлений американской теории управления. Тейло­ризм содержит постановку проблемы роли малой рабо­чей группы на предприятии, а мотивы поведения рассмат­риваются в нем такими же важными факторами произ­водства, как способы труда и инструменты.

По Ф. Тейлору, максимальная подгонка человека к машине предполагает и соответствующее ее про­ектирование. Принцип соответствия орудий труда фи­зическим возможностям работника был реализован аме­риканским инженером на практике, в конструкции про­стейших орудий труда лопат. Определяя оптималь­ные размеры лопат, которые использовались при засыпке различных материалов, Тейлор рекомендовал лопаты с большей поверхностью совка для легких материалов и лопаты меньших размеров — для более тяжелых материалов. Благодаря этому всегда обеспечивался оптимальный вес груза на лопате. Определение рациональных переры­вов в работе как способ борьбы с утомлением — один из принципов, выявленный Тейлором эмпирически.

Дальнейшее развитие исследования Тейлора получи­ли на заводах Форда, где весь трудовой процесс расчле­нялся на столь большое число мельчайших операций, что автомобиль собирался, находясь в безостановочном дви­жении. Форд стремился к тому, чтобы рабочий по возможности выполнял единственную операцию единственным движением. Строго соблюдалось прави­ло, чтобы ни один рабочий не спешил — ему предостав­лялись необходимые секунды для выполнения операции, но ни одной больше. Стремление все делать лучше и скорее, чем прежде,считал Форд,заключает в себе решение почти всех фабричных проблем" [3, с.85].

Автомобиль Форда в начале 20-х годов состоял при­близительно из 5000 частей, включая винты, гайки и т.п. В соответствии с установкой Форда детально клас­сифицировались по критерию требуемой работо­способности различные функции людей в производ­стве автомобиля: "Является ли физическая работа лег­кой, средней или трудной, влажная она или сухая, а если влажная, с какой жидкостью связана; чистая она или грязная, вблизи печи — простой или доменной, на чистом или дурном воздухе; для двух рук или для одной, в стоячем или сидячем положении; шумная она или тихая, при естественном или искусственном свете; требует ли она точности; число часов для обработки отдельных частей, вес употребляемого материала, необходимое при этом напряжение со стороны рабочего" [3,с.93].

Из 7882 разного рода функций, осуществляемых-на заводе Г.Форда, 949 были классифицированы, как трудная работа, требующая абсолютно здоровых, силь­ных людей, 3338 требовали людей с нормально развитой физической силой. Остальные 3595 функций не требова­ли никакого телесного напряжения; они могли выпол­няться самыми хилыми, слабыми мужчинами и даже с одинаковым успехом женщинами или подростками. Эти легкие работы, в свою очередь, были классифицированы, чтобы установить, какие из них требуют нормального функционирования анатомических органов и органов чувств. В результате выявлено, что 670 работ могут вы­полняться безногими, 2637 — людьми с одной ногой, 2 — безрукими, 715 — однорукими, 10 — слепыми. Один сле­пой, например, принят был на работу и подсчитывал на складе винты и гайки. Двое здоровых людей занимались тем же самым. Через два дня начальник склада попросил перевести здоровых рабочих в другое подразделение, так как слепой был в состоянии выполнять свою и работу двух других.

Непременным условием высокой работоспособ­ности являлись чистые, светлые и хорошо провет­риваемые производственные помещения. Около 700 человек были заняты исключительно чисткой заводских помещений, мытьем стекол и окраской. Темные углы, которые соблазняют к нечистоплотности, окрашивались белой краской. "Без чистоты,убежден Форд,нет и морали. Неряшество в поддержании чистоты у нас так

104

же нетерпимо, как небрежность в производстве" [3, с.97]. При выполнении каждой операции точно измерялось про­странство, необходимое рабочему, которого "нельзя стеснять это было бы расточительностью. Но если он и машина требуют больше места, чем следует, то это тоже расточительность" [там же, с.96 —97].

Из 3 составляющих технико-экономической полити­ки Г.Форда — снижение цен, увеличение производства и усовершенствование товара, на первом месте стоит сни­жение цен, чтобы обеспечить возможно больший сбыт. Тот, кто сможет дать потребителю по низшим ценам лучшее качество, убежден организатор поточно-конвей­ерного производства, непременно станет во главе инду­стрии (рис. 4-2). "Новая цена сама понижает расходы. Обычно поступают иначе. Сначала вычисляют издержки, а по ним цену. Может быть, с узкой точки зрения этот метод корректнее, но, смотря на вещи под более широким углом, его все-таки приходится считать ошибочным; что пользы точно знать расходы, если из них вытекает лишь то, что нельзя производить за ту цену, по которой прода­ется товар? Гораздо важнее тот факт, что, хотя расходы поддаются точному вычислению, разумеется, и мы вы­числяем их совершенно точно, но никто на свете не знает, каковы они могут быть в действительности. Установить последнее возможно, назначая такую низкую цену, чтобы всякий был вынужден дать максимум в своей работе. Низкая цена заставляет каждого работать для прибыли" [3, с.120].

Форд однажды назвал XX век "американским веком". Чтобы XXI век стал веком Форда, "Форд Мотор Компани" предложила программу "Форд-2000" по созда­нию "всемирного" автомобиля. Вместо десятка различ­ных моделей одного и того же класса (как это делается сейчас) должна будет создаваться единая базовая модель. Она впоследствии лишь модифицируется для нужд кон­кретного рынка. Для реализации программы предпринята не просто первая грандиозная реорганизация компании, по и первая реорганизация вообще за более чем 90 лет ее существования. По словам главного управляющего компании А.Тротмана, выполнение программы должно "предоставить потребителям более широкий спектр про­дукции на большинстве рынков, гарантировать абсолют­ную конкурентоспособность в вопросах качества и цен,

а также путем упрощения инжиниринга, поставок, тех­нологических и иных процессов значительно сократить расходы компании".

В конце XIX — начале XX века в Германии, Англии, США и других странах организуются специальные ги­гиенические и физиологические лаборатории, кафед­ры и институты, сотрудники которых изучают влияние на организм человека трудовых процессов и окружаю­щей его производственной среды.

Первая мировая война и быстрое развитие военной промышленности привели к тому, что в результате ин­тенсификации труда и удлинения рабочего дня до 13—14 часов перенапряжение рабочих и быстро развивающееся утомление достигли крайних пределов. С утомлением было связано резкое увеличение количества травм на производстве. Положение было настолько серьезным, что вынудило образовать в Англии в 1915 г. Комитет по изучению здоровья рабочих, занятых в военной промыш­ленности. С этим комитетом, в состав которого входили также физиологи и психологи, связывают в Англии пер­вое организационное вторжение специалистов этого про­филя в промышленность. После войны комитет был пре­образован в Совет по изучению здоровья промышленных рабочих, исследования для которого проводили физиоло­ги, психологи, врачи и инженеры. Эти специалисты, зачастую работавшие совместно, проявили интерес к широкому кругу проблем, начиная с изучения рабочей позы и кончая использованием функциональной музыки на производстве. Некоторые из этих исследований носи­ли междисциплинарный характер.

Развитие производства поставило на повестку дня проблемы профессионального отбора. Первые работы в этой области выполнил накануне первой мировой войны немецкий психолог Г.Мюнстерберг. Изучая в 1910 г. вопросы профессионального отбора вагоновожа­тых трамвая, Г.Мюнстерберг выделил у представителей этой профессии индивидуальные качества, оказывающие наибольшее влияние на их трудовую деятельность: пока­затели внимания, быстрой ориентировки и предвидения. Для оценки способностей к водительской профессии Г.Мюнстерберг разработал специальную тестовую мето­дику, представляющую собой динамическую модель улицы, где движется трамвай и которую пересекают справа и слева пешеходы, извозчики и автомобили. Ис­пытуемые должны были на основе оценки расстояния, направления и скорости управляемого ими трамвая пред­сказывать возможность его столкновения с указанными объектами. В 1930 г. были опубликованы данные, соглас- -но которым 100 профессионально отобранных вагоново­жатых имели на 16.5% меньше несчастных случаев, чем 100 неотобранных.

Исследование несчастных случаев на железных до­рогах США, проведенное в 20-х годах, показало, что 70% происшествий возникло из-за отсутствия специальных психологических качеств у машинистов, таких как уме­ние оценивать скорость движения, расстояние, умение распределять внимание, что можно было бы выявить при профессиональном отборе.

^ 105

Ко времени первых шагов в области профессиональ­ного отбора относится возникновение психотехники, задача которой — приложение психологии к решению практических вопросов. На первом этапе развития пси­хотехники центральное место в ней заняли проблемы профессионального отбора. В дальнейшем в задачи пси­хотехники включалось решение таких вопросов, как про­фессиональное обучение, рационализация труда, борьба с профессиональным утомлением и несчастными случая­ми, приспособление человека к машине и машины к человеку, психология воздействия средствами плаката, рекламы, кино и т.п.

Значительное влияние на становление психотехники оказала программа ее развития, разработанная Г.Мюнс-тербергом [4]. Рассматривая пути построения психотех­ники, ученый обосновывает необходимость формирова­ния "практической" психологии в отличие от "приклад­ной" психологии. Проблема эта рассматривалась "фак­тически в рамках противопоставления прикладной и технической науки" [5, с.223]. "В первом случае факти­чески «теоретическая» психология цель (идеал), а «практическая» есть лишь средство ее утверждения (подтверждения); во втором, наоборот, «практическая" психология цель (идеал), а «теоретическая»средст­во" [там же, с.224].

В психотехнике зарождались идеи комплексного подхода к изучению и рационализации трудовой деятель­ности. Они намечались уже в предложенном немецким ученым Ф.Гизе различении психотехники объекта и психотехники субъекта. Первая связана с поисками средств для наилучшего приспособления объективных производственных факторов к психологическим свойст­вам человека, а вторая — с приспособлением психичес­ких свойств человека к определенным объективным ус­ловиям и требованиям профессии [6].

В результате совершенствования тейлоровских ме­тодов организации производства и труда исчерпывают­ся резервы использования рабочего времени. Производст­во вынуждено переходить к новым методам управления, в которых человек начинает играть роль не только не меньшую, а позднее и большую, чем фактор технический и материальный.

Сохранение тейлоровских методов организации производства и труда вело к все возрастающим потерям вследствие игнорирования возможностей и особеннос­тей человека в производстве. Обследование 15 крупных заводов металлообрабатывающей промышленности США в 1920 г. показало, что достижение наивысшего результата производства в минимальное время вело к быстрому росту утомления и резкому снижению произ­водительности труда рабочих. А утомление служило ос­новной причиной производственных травм, годовые по­тери от которых составляли астрономические суммы. Средняя текучесть рабочих кадров достигала 160%, а максимальная — 336%. Минимальные потери, вызванные текучестью кадров, только в названной отрасли состави­ли 100 млн. долларов в год. Экономические потери от профессиональных болезней, в том числе и со смертельным исходом,в промышленности США в то время оцени­вались в 1500 млн. долларов [7].

Осознание того, что игнорирование возможностей и особенностей работающего человека начало тормозить производство, стало импульсом развития дисциплин, изу­чающих человека, его труд. В 20 — 30-е годы интенсивно развиваются физиология, психология и гигиена труда, а результаты их исследований внедряются в производство. Отмечается улучшение физической среды на производ­стве (температура, влажность, освещенность, вентиля­ция, шум, вибрация).

В ходе исследований накапливались знания об от­дельных аспектах трудовой деятельности человека и фак­торах, ее определяющих. Принципы технологического детерминизма в подходе к изучению трудовых функций "частичного человека" в крупном машинном производст­ве определяли направленность исследований. Физиология труда, биомеханика, психология труда и ряд других дис­циплин решают задачи приспособления человека к маши­не. Осуществляются отбор, профессиональное обучение, тренировка человека к конкретным технологическим процессам, орудиям и машинам. Даже когда вопрос иссле­дования формулировался термином "приспособление ма­шины к человеку", то это выражало лишь частную задачу внутри той же общей проблемы подчинения человека машине.
4.1.3. Новые подходы к изучению человека и малых групп на производстве в начале XX века
В первое десятилетие XX века М.Вебером заклады­ваются основы развития понимающей социологии и теории социального действия. Социология, по Веберу, интерпретируя, понимает социальное действие и тем самым пытается причинно объяснить его течение и ре­зультаты. При этом под действием он подразумевал по­ведение человека, когда и поскольку оно имеет для дей­ствующего или действующих субъектов смысл, т.е. субъ­ективно переживаемый самим действующим индивидом смысл действия. Социальным Вебер считал действие, субъективный смысл которого соотносится с поведением других людей. Главной идеей веберовской социальной философии является идея экономической рациональнос­ти, которая находит свое последовательное выражение в капиталистическом обществе и которая, по Веберу, про­никает во все сферы межчеловеческих взаимоотноше­ний и культуры.

В 20-е годы XX века зарождается индустриальная социология, возникновение которой связывают с прове­денными под руководством Э.Мэйо знаменитыми хо-торнскими экспериментами в американской "Вестерн Электрик Компани" близ Чикаго. Изучая влияние различ­ных факторов (условия и организация труда, заработная плата, межличностные отношения и стиль руководства) на повышение производительности труда на промышлен­ном предприятии, он показал, что новые условия произ­водства, качественно изменившийся состав рабочих на-

106

стоятельно требуют переноса центра тяжести в исполь­зовании рабочей силы с экономических на социальные и психологические стимулы.

Показательным в этом отношении является экспери­мент с освещенностью. Гипотеза ученых заключалась в том, что производительность будет выше, если освещен­ность будет лучше. На предприятии были образованы две группы — контрольная и экспериментальная. Рабочие общались друг с другом. В экспериментальной группе постепенно улучшалось освещение. Производительность труда в группе повышалась, как полагали эксперимента­торы, в первую очередь из-за изменения производствен­ной обстановки и наличия постоянного контроля. Но как только об эксперименте узнали рабочие контрольной группы, производительность труда в ней тоже повыси­лась. Тогда в контрольной группе стали уменьшать осве­щение. Производительность труда продолжала нарастать. Освещение было доведено до предельно возможного нижнего уровня, а производительность труда была на уровне той группы, в которой освещение было макси­мально улучшено. В конечном счете выяснилось, что производительность непосредственно не связана с осве­щенностью. Этот неожиданный результат требовал объ­яснения, которого не могли сразу найти.

При проведении еще одного подобного эксперимен­та выяснилось, что, обращаясь к работницам с просьбой содействовать эксперименту, исследователи тем самым способствовали тому, что работницы почувствовали вни­мание к себе и начали работать эффективнее. Стали понятны и эксперименты с освещением. Когда на пред­приятии выделили две группы работниц для эксперимен­та, то они почувствовали свою значимость и поэтому производительность росла подчас независимо от осве­щенности. Результаты этих исследований показали зна­чение социальных факторов в производственном процес­се и особую значимость неформальных групп и социаль­ного взаимодействия в них при выполнении производст­венных заданий. Однако это не означало, что организа­ция и условия труда, размер заработной платы не имеют никакого значения.

Э.Мэйо явился основателем теории "человеческих отношений"— одного из направлений теории научного управления. Подвергнув критике тейлоровскую концеп­цию "экономического человека", он экспериментально доказал, что наряду с материальными стимулами большое значение имеют такие психосоциальные факторы, как сплоченность группы, в которой работает индивид; взаи­моотношения с руководством; благоприятная обстановка на рабочем месте, удовлетворенность работника своим трудом и др.

Теоретики "человеческих отношений" разработали понятия формальных и неформальных групп, показав влияние последних на формирование благоприятных ус­ловий труда. Формальной считают группу, структура и отношения в которой установлены и регулируются в административно-правовом порядке. Структура и отно­шения в неформальной группе возникают естественным образом в процессе человеческого общения и законода­тельно не регулируются.

В 30-е годы экспериментальные исследования психологии малых групп осуществляет К.Левин, основа­тель теории групповой динамики, в соответствии с кото­рой единственной социальной реальностью, непосредст­венно данной исследователю, признаются индивиды, со­ставляющие малые группы и вступающие в их рамках в различные отношения.

В эти же годы А.Маслоу разрабатывает иерархичес­кую теорию потребностей. Все они подразделяются на базисные (потребность в пище, безопасности, позитив­ной самооценке и др.) и производные, или мета-потреб­ности (в справедливости, благополучии, порядке и един­стве социальной жизни). Базисные потребности человека постоянны, а производные изменяются; базисные по­требности располагаются в восходящем порядке от "низ­ших" материальных до "высших" духовных:

1) физиологические потребности;

2) потребность в безопасности (в защите);

3) потребность в причастности к коллективу, общении, внима­нии к себе, участии в совместной трудовой деятельности;

4) потребность в признании и высокой оценке статуса, престиже;

5) потребность в самовыражении через творчество.

Иерархическая теория потребностей нашла приме­нение в целом ряде организационных нововведений (на­пример, в проектах "обогащения труда") и использова­лась в промышленности как средство улучшения стиля руководства.

Развитие индустриальной социологии, социологии управления и социальной психологии стало основой но­вого подхода к проблемам использования трудовых ре­сурсов, изучения возможностей и особенностей человека и малых групп на производстве и привело к созданию социальной философии менеджмента (от англ. man­agement — управление). В основе концепции менедж­мента лежали следующие принципы:

1) человек представляет собой "социальное животное", ори­ентированное и включенное в контекст группового пове­дения;

2) жесткая иерархия подчиненности и бюрократическая ор­ганизация несовместимы с природой человека и его свободой;

3) руководители промышленности должны ориентироваться в большей степени на людей, чем на продукцию [8].

Уже из краткого изложения предпосылок возникно­вения эргономики видно, что в конце XIX — начале XX века велись многочисленные и разнообразные поиски оптимальных организационных структур и форм для различных видов человеческой деятельности. Организа­ция характеризуется как взаиморасположение и взаимо­связь элементов некоторого целого (предметная часть организации), их действия и взаимодействия (функцио­нальная часть). Сущность организации раскрывается через ее целостность, а становление, развитие и деграда­ция целостности обеспечиваются прежде всего различ­ными типами связей, особенно связями управления, переводящими организацию из одного состояния в дру­гое. Сообразно этому в организации выделяют две сто­роны — управленческую и исполнительскую. В первой

^ 107

половине XX века возникает ряд теоретических на­правлений в исследованиях организации.

В 20-е годы в Польше и нашей стране начинают разрабатываться проблемы праксеологии. Е.Е.Слуцкий, в опубликованной в 1926 г. в Киеве статье "Изучение проблемы построения формально-праксеологических основ экономики" определяет праксеологию как общую теорию успешной целеустремленной деятельности. Ос­нователем праксеологии стал Т.Котарбинский, который стремился найти общие законы всякой человеческой деятельности и вывести наиболее общие правила такой деятельности (хорошей работы). Цель, условия и средст­ва — три элемента практической деятельности. Ученый обращает внимание на все большую зависимость работ­ника от инструментов, которые сами по себе диктуют методы работы. "Как бы далеко ни продвинулось инже­нерное искусство в деле уменьшения зависимости меха­низмов от необходимости вмешательства человека в про­цесс их функционирования, как бы далеко ни продвинул­ся homo faber по пути минимизации собственного вме­шательства, машина никогда не станет субъектом, она всегда будет требовать руководства со стороны действу­ющих субъектов, и, следовательно, всегда рациональное поведение человека будет зависеть от той же аппаратуры, причем в связи с фантастическим темпом ее развития и усложнения — во все большей мере" [Цит. по: 9, с. 14].

Праксеология синтезирует данные различных наук и практический опыт в области организации работы. Исследование организационных проблем, проводившее­ся в праксеологии, и особенно комплексный подход к анализу деятельности и орудий труда заметно приумно­жили предпосылки формирования эргономики.

Для понимания формирования предпосылок эргоно­мики представляет интерес типология сфер "практичес­кой" деятельности, исторически последовательно предъ­являвших свои требования и выражавших социально значимые потребности в активном освоении возможнос­тей и особенностей человека и групп людей. "Таковыми последовательно стали
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   46



Скачать файл (3388.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации