Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции - Гражданское право - файл 1.doc


Лекции - Гражданское право
скачать (3024 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc3024kb.13.12.2011 00:02скачать

1.doc

1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   46

Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником
^ Обязанность возмещения вреда может быть возложена законом на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Предусмотрены три случая, когда эта обязанность возлагается:

^ 1) на работодателя;

2) на лицо, выступающее на стороне заказчика в гражданско-правовом договоре;

3) на хозяйственные товарищества и производственные кооперативы.

Причинителем вреда при этом являются соответственно работник, подрядчик или исполнитель, участник (член) хозяйственного товарищества или кооператива.

^ Фактический состав для возникновения такого обязательства включает в себя в качестве обязательного условия те обстоятельства, при которых был причинен вред. В первом случае таким обстоятельством является исполнение трудовых (служебных, должностных) обязанностей, во втором случае - выполнение работ по заданию заказчика и под его контролем за их безопасным ведением, в третьем - осуществление предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

^ Возложение обязанности возместить вред на работодателя объясняется тем, что работник в этой ситуации юридически воплощает волю работодателя. Так, юридическое лицо реализует свою гражданскую право-дееспособность (в том числе - деликтоспособность) через действия физических лиц, формирующих его органы, и через действия работников. Таким образом, действия работников юридически воспринимаются как действия самого юридического лица, поскольку предполагается, что в них проявляется воля юридического лица как работодателя. Этим же объясняется ответственность хозяйственных товариществ и кооперативов за вред, причиненный их участниками (полными товарищами) при осуществлении ими предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива. Полные товарищи, согласно п. 1 ст. 69 ГК, занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества, а члены кооператива в соответствии с п. 1 ст. 107 ГК совместно осуществляют производственную или иную хозяйственную деятельность, основанную на их личном трудовом или ином участии.

В отношении гражданина-работодателя данная норма также опирается в целом на юридическую конструкцию, согласно которой в действиях работника проявляется воля работодателя. В этой части положения п. 1 комментируемой статьи являются логическим продолжением нормы ст. 402 ГК, в которой указывается, что действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Экономический результат такого подхода выражается в переносе риска убытков, которые могут возникнуть в результате возмещения вреда, на работодателя. При этом работодатель, возместивший вред, несет риск экономической невозможности получения или неполного получения от работника возмещения собственных убытков по регрессному требованию, которое у него (как и у других должников по комментируемой статье) возникает в силу положений ст. 1081 ГК.
3. В данной статье содержится определение работника, которое носит целевой, а не общий характер, т.е. рассчитано лишь на отношения, регулируемые нормами гл. 59 "Обязательства вследствие причинение вреда" ГК, а не на регулирование любых иных, в том числе гражданско-правовых или трудовых отношений. Работником считается гражданин, выполняющий работу на основании трудового договора (контракта) (см. ст. 20 ТК). Кроме того, работниками признаются граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору (подряда). Однако работниками они признаются лишь для целей регулирования деликтных обязательств, для чего требуется наличие двух условий, каждое из которых необходимо, а оба они - достаточны, а именно чтобы работники:
^ 1) действовали или должны были действовать по заданию заказчика (юридического лица или гражданина);

2) действовали под его контролем за безопасным ведением работ.
Признание этих лиц работниками представляет собой средство юридической техники, позволяющее возложить ответственность за причиненный ими вред на другое лицо по правилам ответственности работодателя за действия своего работника. Однако социально-экономическая подоплека здесь иная. Данное правило применяется в том случае, если вред причинен в результате осуществления деятельности, представляющей собой повышенную опасность для окружающих (например, строительные работы, погрузка). Поэтому юридические и экономические риски в этом случае логично возложить на лицо, обязанное осуществлять контроль за безопасным ведением таких работ.

5. Сложившаяся ранее судебная практика, которая нашла свое выражение в известном постановлении Пленума ВС РФ N 3, вступает в противоречие с положениями п. 1 комментируемой статьи. Согласно п. 7 Постановления обязанность организации возместить вред, причиненный по вине ее работников, наступает не только тогда, когда они являются постоянными работниками данной организации, но и в случаях причинения вреда временными или нештатными работниками, а также лицами, выполняющими работу по трудовым соглашениям.

Нештатные работники и работники, выполняющие работу по трудовым соглашениям, - это граждане, выполняющие работу не на основании трудового договора (контракта), а на основании гражданско-правового договора, и подрядчик отвечает за их действия лишь при наличии указанных в комментируемой статье двух условий, проанализированных выше.

^ Ответственность за вред, причиненный

несовершеннолетними и недееспособными гражданами

Общим правилом деликтной ответственности является возложение обязанности возместить вред на лиц, обладающих полной дееспособностью (применительно к деликтным обязательствам — полной деликтоспособностью). Однако в жизни нередко встречается причинение вреда лицами частично дееспособными, а также полностью неделиктоспособными и лицами, не способными понимать значение своих действий. Причиненный вред в указанных случаях также подлежит возмещению в соответствии с принципом генерального деликта. Однако деликтное обязательство возникает здесь не только на основании общих положений (генерального деликта), но главным образом в соответствии с особыми правилами, относящимися к каждому из названных специальных деликтов.

^ Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14 лет

Несовершеннолетние в возрасте до 14 лет не отвечают за причиненный ими вред, т. е. полностью неделиктоспособны[62].

Необходимо отметить, что применительно к деликтной ответственности закон не разделяет малолетних на две группы — до 6 лет и от 6 до 14 лет — и признает неделиктоспособными тех и других. Однако для обоснования этого положения необходимо учитывать это разделение. Полную неделиктоспособность малолетних в возрасте от 6 до 14 лет следует обосновать тем, что дети в этом возрасте имеют определенный уровень интеллектуального развития, но они все же не вполне осознают последствия своих действий и поступков в силу недостаточного жизненного опыта и незрелости воли[63]. Что касается малолетних в возрасте до 6 лет, то они с точки зрения закона полностью лишены способности осознавать последствия своих действий. Тем не менее с точки зрения деликтоспособности и те и другие малолетние в одинаковой степени признаются неделиктоспособными.

Ответственность за вред, причиненный малолетним, возлагается на его родителей (усыновителей) или опекунов либо на соответствующее учреждение — юридическое лицо, если малолетний находился в нем или был под его надзором во время причинения вреда.

Родители (усыновители) и опекуны отвечают за вред, причиненный малолетними, при наличии общих оснований деликтной ответственности. Противоправность их поведения обнаруживается в плохом воспитании ребенка, в неосуществлении за ним надлежащего надзора, т. е. в ненадлежащем исполнении обязанностей, предусмотренных для них СК (ст. 63, 150). При этом ответственность за вред возлагается на обоих родителей, поскольку они в равной мере обязаны воспитывать детей независимо от того, проживают ли они вместе с ними или отдельно.

^ Для возложения на родителей (усыновителей) или опекуна ответственности необходимо установить наличие причинной связи между их противоправным поведением и вредом, т. е. определить, что именно вследствие плохого воспитания, неосуществления надзора ребенок совершил действие, повлекшее возникновение вреда.

Что касается третьего условия деликтной ответственности (первое – это противоправное действие, второе – связь между этим действием и наступившим вредом) — вины, то в данном случае действует общее положение о презумпции вины: родители (усыновители), опекуны согласно п. 1 ст. 1073 ГК могут быть освобождены от ответственности, если они докажут, что вред возник не по их вине, т. е. докажут отсутствие даже малейших упущений в воспитании ребенка и в надзоре за ним. Можно отметить, что опровергнуть указанную презумпцию практически невозможно.

В ГК выделен случай ответственности родителей, лишенных родительских прав, за вред, причиненный несовершеннолетними (ст. 1075). Такую ответственность суд может возложить на них в течение трех лет после состоявшегося лишения их родительских прав. В данном случае, поскольку речь идет о деликтной ответственности, должно быть, очевидно, установлено наличие ее условий — противоправности, причинной связи, вины. Это следует из ст. 1075 ГК, согласно которой на лиц, лишенных родительских прав, ответственность может быть возложена, "если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей"[64].

Действие ст. 1075 ГК распространяется не только на случаи, когда возникает вопрос о возмещении вреда, причиненного малолетними (в возрасте до 14 лет), но и на случаи причинения вреда несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет.

^ Ответственность за вред, причиненный малолетними, достаточно часто возлагается на соответствующие учреждения — юридические лица (п. 2 и 3 ст. 1073 ГК). К их числу относятся, во-первых, учреждения воспитательные, лечебные, социальной защиты и другие аналогичные учреждения, которые осуществляют функции опеки над малолетними детьми, нуждающимися в опеке, в силу закона (п. 4 ст. 35 ГК). Условием их ответственности является и вина, причем они считаются виновными в причинении вреда, если не смогут доказать, что вред возник не по их вине.

Во-вторых, за вред, причиненный малолетним, отвечают образовательные, воспитательные, лечебные и иные учреждения, если малолетний причинил вред в то время, когда он находился под их надзором. Условием для возложения на них ответственности является ненадлежащее осуществление надзора, т. е. противоправность поведения. Недостатки воспитания в данном случае закон в качестве условия ответственности не указывает[65]. Ответственность за вред, причиненный малолетними, возлагается также на лиц, осуществляющих надзор на основании договора. Если малолетний причинил вред, учреждение, а равно лицо, осуществляющее надзор по договору, предполагается виновным и может освободиться от ответственности, если докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

^ Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет наделены частичной дееспособностью, объем которой определен ст. 26 ГК и включает главным образом способность совершать сделки (сделко- способность). Однако эти несовершеннолетние самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях (п. 1 ст. 1074 ГК). Другими словами, они признаются полностью деликтоспособными, т. е. обладающими достаточной интеллектуальной зрелостью и жизненным опытом, чтобы оценивать свои поступки и отвечать за причиненный вред.

Однако несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет не всегда имеют заработок, доходы, имущество, достаточные для возмещения причиненного вреда. Чтобы обеспечить возмещение причиненного несовершеннолетним вреда и компенсировать потери потерпевшего, закон определил два фактора, которые должны быть при этом учтены.

Во-первых, необходимо принять во внимание способность несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет в полной мере оценивать свое поведение с точки зрения соответствия его требованиям закона, понимать неизбежность применения к нему ответственности, если по его вине будет причинен вред. Поэтому требование потерпевшего о возмещении вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, должно быть предъявлено самому несовершеннолетнему, именно он будет ответчиком по такому иску в суде. Несовершеннолетний отвечает сам, на общих основаниях, при наличии общих условий деликтной ответственности, а если вред причинен с использованием источника повышенной опасности, то при наличии условий, предусмотренных ст. 1079 ГК.

Во-вторых, закон учитывает, что обязанности родителей (усыновителей, попечителя) по воспитанию несовершеннолетних и надзору за ними не прекращаются до достижения несовершеннолетними полной дееспособности и что в случае ненадлежащего осуществления названных обязанностей они могут быть привлечены к возмещению вреда, причиненного их ребенком, причем будут отвечать за свою вину (в плохом воспитании, надзоре и т. п.).

В соответствии с рассмотренными факторами ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, можно возложить не только на самого несовершеннолетнего, но и на его родителей (усыновителей, попечителя), что и предусмотрено абз. 1 п. 2 ст. 1074 ГК. Эта норма предусматривает, что в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред причинен не по их вине, т. е. что они осуществляли свои родительские обязанности надлежащим образом.

Такая ответственность является дополнительной (субсидиарной). Если у самого несовершеннолетнего достаточно имущества, чтобы возместить причиненный им вред, родители (усыновители) или попечитель к ответственности не привлекаются. При отсутствии у несовершеннолетнего достаточных средств для возмещения вреда родители (усыновители) должны привлекаться к возмещению вреда обязательно, ибо в противном случае будут необоснованно нарушены интересы потерпевшего[66].

Аналогичным образом решается вопрос, если вред был причинен несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, нуждающимся в попечении и находившимся в соответствующем воспитательном, лечебном учреждении, учреждении социальной защиты населения или другом аналогичном учреждении, которое в силу закона являлся его попечителем. Причиненный несовершеннолетним вред должно будет возместить указанное учреждение полностью или в недостающей части, если не докажет, что вред возник не по его вине (ст. 15, ч. 2 п. 2 ст. 1074 ГК). Имеется в виду вина в неосуществлении должного надзора за несовершеннолетним в момент причинения им вреда.

Обязанность родителей (усыновителей), попечителя и соответствующего учреждения по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, прекращается при наличии следующих обстоятельств:

-  достижении причинившим вред совершеннолетия;

- появлении у несовершеннолетнего до достижения им совершеннолетия доходов или имущества, достаточных для возмещения вреда;

- приобретении несовершеннолетним полной дееспособности до достижения им 18 лет (в связи со вступлением в брак либо эмансипацией).

 Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным

Гражданин, признанный судом недееспособным по основаниям, предусмотренным ст. 29 ГК (психическое расстройство, вследствие которого возникла неспособность понимать значение своих действий или руководить ими), считается полностью неделиктоспособным. Это означает, что он не способен отвечать за причиненный им вред. Согласно п. 1 ст. 1076 ГК вред, причиненный таким гражданином, возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Вина опекуна или учреждения выражается в отсутствии необходимой заботливости и надлежащего надзора за больным.

^ Родитель недееспособного привлекается к ответственности за вред, причиненный недееспособным, лишь в случае, если он назначен опекуном[67]. Например, опекуном назначена мать лица, признанного недееспособным. Его отец в этом случае к ответственности за вред, причиненный недееспособным, привлечен быть не может.

Раньше (до принятия ГК РФ) в практике возникал вопрос о возможности освобождения опекуна или учреждения, на котором лежала обязанность осуществлять надзор за недееспособным, от возмещения вреда в случае, если их подопечный или пациент, причинивший вред во время болезни, выздоровел и признан дееспособным. Такая ситуация получила решение в п. 2 ст. 1076 ГК, согласно которому обязанность указанных субъектов по возмещению вреда, причиненного гражданином, признанным недееспособным, не прекращается в случае последующего признания его дееспособным.

Иногда потерпевший оказывается в весьма трудном положении в связи с тем, что опекун недееспособного причинителя вреда умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда, а сам недееспособный обладает такими средствами. Закон для подобных случаев предусмотрел, что суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда (недееспособного лица). Тем самым получает защиту имущественный интерес потерпевшего без существенного ущемления интересов недееспособного лица, что вполне соответствует принципу справедливости (п. 3 ст. 1076 ГК).
^ Ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина

Вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, выражается в смерти человека либо в причинении ему травмы или увечья. Такой вред во всех случаях не может быть ни возмещен в натуре, ни компенсирован денежными средствами.

Вред жизни или здоровью гражданина может быть причинен как при исполнении договорных, так и иных обязательств.

Вред, который причинен при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и т.п. , возмещается по правилам Главы 59 ГК, а также специальными законами. Положения ГК применяются только тогда, когда специальными законами не предусмотрен более высокий размер ответственности.

^ Компенсации подлежит:

- утраченный потерпевшим заработок или иной доход, который он имел или мог иметь до увечья (п. 1 ст. 1085 ГК).

- дополнительно понесенные расходы (лечение, питание, санаторий).

Чтобы определить конкретный размер утраченного заработка, надо разделить на 12 общую сумму заработка или доходов, полученных им за 12 месяцев работы, предшествовавших повреждению его здоровья. Если потерпевший не работал, учитывается его заработок до увольнения или обычный в таких случаях размер вонаграждения.

В состав заработка потерпевшего включаются все виды оплаты труда как по месту основной работы, так и по совместительству, доходы от предпринимательской деятельности, авторский гонорар.

Вместе с тем утраченный потерпевшим заработок или доход не подлежит уменьшению на сумму назначенных ему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья пенсий, пособий и иных выплат, которые, в отличие от ранее действовавшего порядка, теперь не должны засчитываться в счет возмещения вреда. Не засчитывается в счет такого возмещения и заработок или доход, получаемый потерпевшим после повреждения его здоровья (п. 2 ст. 1085 ГК).

Наконец, закон позволяет увеличить объем (характер) и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему (например, трудоспособность потерпевшего уменьшилась или имущественное положение лица, возмещающего вред, улучшилось, а размер возмещения был первоначально уменьшен в связи с этим обстоятельством).

^ Лицо, которое обязано возмещать вред, вправе требовать его уменьшения:

- если трудоспособность потерпевшего возросла;

- если имущественное положение причинителя вреда ухудшилось в связи с инвалидностью или наступлением пенсионного возраста. Исключение: умышленное причинение вреда.

Размер возмещения подлежит индексации при повышении стоимости жизни.

Возмещение причиненного вреда производится ежемесячно.
^ В случае причинения вреда здоровью малолетнего потерпевшего (не достигшего 14 лет), не имевшего заработка или дохода, причинитель возмещает лишь дополнительные расходы, вызванные повреждением здоровья, и моральный вред. При причинении вреда не имевшему заработка (дохода) несовершеннолетнему потерпевшему (в возрасте от 14 до 18 лет), а также при достижении малолетним потерпевшим возраста 14 лет причинитель обязан возместить не только дополнительные расходы и моральный вред, но и вред, связанный с уменьшением трудоспособности потерпевшего. При этом условный размер его заработка (дохода) предполагается равным пятикратному минимальному размеру оплаты труда (п. 2 ст. 1087 ГК).

В случаях, когда несовершеннолетний имел заработок или доход к моменту причинения вреда его здоровью, вред возмещается исходя из размера этого заработка, но не ниже пятикратного минимального размера оплаты труда (п. 3 ст. 1087 ГК). После начала трудовой деятельности несовершеннолетний потерпевший вправе требовать увеличения размера возмещения вреда, исходя из фактически получаемого им заработка (но не ниже установленного по занимаемой им должности размера вознаграждения или заработка работника соответствующей квалификации).

^ Возмещение вреда, причиненного смертью кормильца

В случае смерти кормильца право на возмещение вреда имеют:

1. Нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего.

2. Ребенок умершего, который родился после его смерти.

3. Член семь умершего, который не работает и ухаживает за находящимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями, сестрами. Если этот член семьи стал нетрудоспособным в период осуществления ухода, он сохранит право на возмещение вреда после окончания ухода за этими лицами.

4. Лица, не состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти.

Вред возмещается:

  1. Несовершеннолетним (до 18 лет).

  2. Учащимся (старше 18 лет) до окончания учебы по очной форме обучения до 23 лет.

  3. Женщинам старше 50 лет, мужчинам – старше 60 лет – пожизненно.

  4. Инвалидам на срок инвалидности.

  5. Одному из родителей, супругу, другому члену семьи, занятому уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами – до достижения ими 14 лет.

^ Размер возмещения вреда, понесенного в случае смерти кормильца:

1. Вред возмещается в размере той доли заработка или иного дохода умершего, которую они получали или имели право получать при его жизни.

Так, при наличии у него жены и трехлетнего ребенка (т. е. двух лиц, имеющих право на возмещение вреда по случаю потери кормильца на основании п. 1 ст. 1088 ГК) и среднем заработке в 1500 рублей размер возмещения каждому из них составит: 1500 рублей : 3 = 500 рублей.

Если, например, в названной выше ситуации потерпевший, кроме того, содержал взрослую трудоспособную дочь, то размер возмещения его жене и младшему ребенку составит: 1500 рублей : 4 = 375 рублей.

В состав доходов умершего, определяющих размер доли его иждивенцев, наряду с его заработком (доходом) включаются также получаемые им при жизни пенсии, пожизненное содержание и подобные им выплаты (поскольку предполагается, что в соответствующих частях они тоже расходовались им на содержание своих иждивенцев) (п. 1 ст. 1089 ГК).

При этом в размер возмещения не засчитываются пенсии, назначенные иждивенцам как до, так и после смерти кормильца, а также получаемые ими заработок, стипендия и иные доходы (п. 2 ст. 1089 ГК, ч. 5 ст. 27 Правил). Предполагается, что и при этих условиях потерпевший при жизни тратил на их содержание соответствующую часть своего заработка (дохода). Не учитывается при этом и вина потерпевшего. Вместе с тем допускается увеличение указанного размера возмещения специальным законом или договором (например, заключенным потерпевшим при жизни индивидуальным трудовым контрактом).

^ Кроме того, иждивенцы имеют право на компенсацию морального вреда сверх установленного размера возмещения понесенных ими имущественных потерь (ст. 30 Правил, п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10)[90].

^ Причинитель вреда, вызвавшего смерть потерпевшего, обязан также возместить необходимые расходы на погребение.
Д/з Глава 60 (письменно)




^ Ответственность за вред, причиненный публичной властью

1. Понятие и субъекты ответственности за вред, причиненный публичной властью гражданам или юридическим лицам

Имущественный вред, причиненный публичной властью гражданину или юридическому лицу в результате ее незаконных действий или бездействия, подлежит возмещению за счет соответствующей казны (ст. 1069 ГК). Данное правило основано на конституционном положении о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ)[54].

Названные случаи причинения вреда составляют особую разновидность деликтных обязательств. Главную их особенность составляет то обстоятельство, что в качестве причинителей вреда здесь выступают органы публичной власти либо обладающие властными полномочиями их должностные лица, действующие на основании и во исполнение своих властных (публичных) функций. Речь идет о действиях любых органов всех ветвей государственной власти — законодательной, исполнительной и судебной — Российской Федерации либо ее субъектов, а также об органах местного самоуправления, которые хотя и не относятся к государственным органам, но наделены законом определенными властными (публичными) функциями. К должностным лицам относятся граждане, постоянно или временно, в том числе по специальному полномочию, осуществляющие функции представителя власти (например, в области охраны общественного порядка) либо занимающие во властных органах должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций вне этих органов.

Все иные организации, в том числе государственные и муниципальные учреждения, не являющиеся государственными органами или органами местного самоуправления (учреждения образования, здравоохранения, науки, культуры и т. д.), и их должностные лица отвечают за причиненный ими вред по правилам ст. 1068 ГК. Это же относится и к случаям причинения вреда работниками государственных органов или органов местного самоуправления, не обладающими властными функциями вне этих органов (например, начальник охраны министерства или ведомства, завхоз управления) либо не являющимися должностными лицами (например, водитель служебного автомобиля). Поэтому в данных деликтных обязательствах понятие должностного лица эже аналогичной уголовно-правовой категории.

Поскольку названные организации (органы) и граждане (должностные лица) осуществляют функции публичной власти, они выступают от имени предоставивших им такую возможность публично-правовых образований — Российской Федерации, ее субъектов или муниципальных образований. Поэтому последние и становятся субъектами ответственности за вред, причиненный их органами или должностными лицами при осуществлении властных функций. Публично-правовые образования возмещают указанный вред за счет своего нераспределенного имущества — казны (ст. 1069, абз. 2 п. 4 ст. 214 и абз. 2 п. 3 ст. 215 ГК)[55]. В свою очередь, казну представляют непосредственно распоряжающиеся ею финансовые органы (министерства, управления или департаменты финансов), если только эта обязанность на основании п. 3 ст. 125 ГК не возложена на иного субъекта, выступающего от имени публично-правового образования (ст. 1071 ГК). Они и будут являться ответчиками по искам потерпевших. Таким образом, непосредственные причинители вреда и субъекты ответственности за его причинение в рассматриваемом случае не совпадают.

Возмещению в данном случае подлежит как вред, причиненный личности и имуществу гражданина либо имуществу юридического лица (п. 1 ст. 1064 ГК), так и причиненный гражданину моральный вред (ст. 151 ГК)[56].

^ 2. Условия ответственности за вред, причиненный публичной властью

В отличие от общих условий ответственности за причинение имущественного вреда, основанной на принципе генерального деликта, рассматриваемая ответственность в качестве первого условия своего наступления предполагает незаконность действий или бездействия органов публичной власти или их должностных лиц, которую должен доказать потерпевший. При этом имеется в виду противоречие действий названных органов и лиц не только закону в собственном смысле слова, но и иным правовым актам, т. е. противоправность их действий или бездействия.

Следует подчеркнуть, что такое отступление от принципа генерального деликта, возлагающее на потерпевшего бремя доказывания противоправности действий причинителя вреда, имеет глубокие основания. Ведь речь идет о действиях органов власти или их должностных лиц, которые не только имеют односторонне-обязательный, властный характер, но и по самой своей природе нередко затрагивают чью-либо имущественную сферу и неизбежно влекут умаление чьих-либо имущественных прав, отнюдь не становясь в силу одного этого факта противоправными. По справедливому замечанию А. Л. Маковского, "власть не может быть создана и существовать только для раздачи наград и пряников", а исполнение ее органами или должностными лицами своих функций в пределах предоставленных им полномочий всегда правомерно, даже если при этом происходит причинение вреда. Неправомерными эти действия становятся лишь при их совершении без полномочий либо с их превышением или при злоупотреблении ими[57].

Причинение вреда действиями органов публичной власти возможно главным образом в форме принятия (издания) ими какого-либо властного, правового акта (приказа, инструкции, указания и т. д.), тогда как вредоносные действия должностных лиц, напротив, обычно состоят в их противоправном поведении или в устных распоряжениях, хотя могут заключаться и в выдаче ими соответствующих письменных распоряжений, которые в силу их обязательного характера подлежат исполнению гражданами или юридическими лицами[58]. Таким образом, под незаконными действиями органов публичной власти и должностных лиц следует понимать не только принятие ими незаконных нормативных или индивидуальных правовых актов, но и их фактические действия, носящие противоправный характер.

Противоправным может быть не только ненадлежащее осуществление публичной властью ее прав, выражающееся в неправомерных действиях ее органов или их должностных лиц, но и неисполнение властью ее обязанностей, выражающееся в их бездействии (ст. 1069 ГК). Примерами этого являются неправомерный отказ в выдаче необходимого разрешения или документа, отказ в государственной регистрации и т. д., повлекшие имущественный вред для потерпевшего.

Акты органов власти предполагаются законными, поэтому для возложения имущественной ответственности в данном случае необходимо предварительное признание таких актов недействительными в судебном порядке (ст. 13 ГК). Признание ненормативного акта недействительным и возмещение причиненного этим вреда производится в одном судебном процессе. Нормативные акты могут быть признаны судом недействительными только в случаях, прямо предусмотренных законом, а иск о возмещении причиненного в связи с этим вреда обычно рассматривается в другом судебном процессе[59].

Возмещение имущественного вреда, причиненного гражданам и юридическим лицам в результате издания незаконного акта государственного органа или органа местного самоуправления (ст. 1069 и ст. 16 ГК), имеет своим основанием доказанность противоречия содержания такого акта нормам закона или иного правового акта (указа Президента РФ или постановления Правительства РФ). При этом не обязательно речь идет об актах гражданско-правового характера, но всегда — об актах, затрагивающих имущественную сферу граждан или юридических лиц. Иначе говоря, противоправность такого акта может лежать и за пределами гражданского права, однако порожденные его принятием имущественные последствия всегда носят гражданско-правовой характер.

Закон не содержит каких-либо иных оговорок, касающихся условий ответственности за вред, причиненный публичной властью. Из этого следует, что данная ответственность строится по общим правилам деликтной ответственности, в том числе основана на началах вины причинителя вреда — органа власти или должностного лица, которая предполагается (п. 2 ст. 1064 ГК). Практически опровержение этой презумпции для причинителя, в отношении которого доказана незаконность его действий (или принятого им правового акта), вряд ли возможно, ибо должностные лица и органы публичной власти обязаны знать закон (законодательство в широком смысле) и подчинять ему свои действия.

Особые требования к установлению вины причинителя вреда предъявляются в случае его причинения при осуществлении правосудия (т. е. судьями в результате рассмотрения и разрешения ими конкретных гражданских и уголовных дел). Такой вред может быть возмещен при установлении вины судьи и вынесении незаконного решения (приговора или иного судебного акта) приговором суда, вступившим в законную силу (п. 2 ст. 1070 ГК). Данное требование не распространяется на случаи причинения вреда гражданам судебными органами, предусмотренные п. 1 ст. 1070 ГК.

^ 3. Ответственность за вред, причиненный гражданам незаконными действиями правоохранительных и судебных органов

Особым случаем ответственности за вред, причиненный публичной властью, является ответственность за вред, причиненный гражданину в результате:

-  незаконного осуждения;

-  незаконного привлечения к уголовной ответственности;

- незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде;

-  незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Перечисленные случаи представляют собой нарушения конституционного права каждого гражданина на свободу и личную неприкосновенность, которые обычно влекут для граждан как нравственные страдания, так и неблагоприятные имущественные последствия. Поэтому закон предусматривает для них особые правовые, в том числе гражданско-правовые, последствия.

Прежде всего, такие ситуации могут возникнуть только в результате незаконных действий правоохранительных органов — органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры или суда, которые привели к указанным выше последствиям в отношении граждан (физических лиц). Если вред причинен гражданину названными органами государства в иных случаях, не подпадавших под указанный выше перечень, например в результате его незаконного задержания в качестве подозреваемого или в результате незаконного применения к нему принудительных мер медицинского характера, он возмещается по общим правилам возмещения вреда, причиненного гражданину актами или действиями публичной власти (п. 2 ст. 1070 ГК). Это же относится и к случаям причинения вреда правоохранительными или судебными органами юридическим лицам.

Должностные лица названных государственных органов в указанных выше ситуациях обычно действуют от имени Российской Федерации и на основании федеральных законов. Поэтому имущественную ответственность за результаты их незаконных действий также принимает на себя Российская Федерация за счет своей казны. В случаях, когда должностные лица правоохранительных или судебных органов в соответствии с законом действуют от имени субъекта Российской Федерации или муниципального образования, имущественную ответственность за их незаконные действия несет соответствующее публично-правовое образование за счет своей казны. Согласно ст. 1071 ГК от имени казны по общему правилу выступают финансовые органы, которые и являются ответчиками по искам о возмещении вреда, причиненного гражданам перечисленными ранее незаконными действиями правоохранительных и судебных органов. Следовательно, и в рассматриваемых случаях причинитель вреда и субъект ответственности не совпадают. Российская Федерация или иное публично-правовое образование в этих случаях имеют право регресса к соответствующему должностному лицу лишь при условии, что его вина установлена вступившим в законную силу приговором суда (п. 3 ст. 1081 ГК).

Незаконность действий правоохранительных и судебных органов в ситуациях, предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК, должна быть подтверждена оправдательным приговором суда либо прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, недоказанность участия гражданина в его совершении), а также прекращением дела об административном правонарушении. Прекращение дела по другим основаниям (амнистия, изменение обстановки и т. д.) исключает право требовать возмещения вреда.

В изъятие из общих условий ответственности за причинение вреда, в том числе причиненного публичной властью, вред, причиненный гражданину в указанных выше случаях правоохранительными или судебными органами, подлежит возмещению независимо от вины их должностных лиц (п. 1 ст. 1070 ГК). Ведь последние, совершая незаконные по сути действия, в ряде случаев могли добросовестно заблуждаться, например привлекая к уголовной ответственности невиновного гражданина под влиянием сложившейся у предварительного следствия версии совершения преступления. В таких ситуациях презумпция вины причинителя вреда вполне обоснованно могла бы быть опровергнута, а вред остался бы невозмещенным.

ГК особо подчеркивает необходимость возмещения такого вреда в полном объеме (п. 1 ст. 1070), включая и необходимость возмещения морального вреда (ст. 1100). Порядок такого возмещения должен быть установлен специальным законом, в отсутствие которого применяются ранее принятые нормативные акты[60] (в части, не противоречащей нормам ГК и других российских законов). Они предусматривают:

- компенсацию потерпевшему утраченного заработка или иных доходов, а также пенсий и пособий;

-  возврат конфискованного, изъятого или арестованного имущества;

- компенсацию выплаченных потерпевшим штрафов и судебных издер жек, в том числе сумм за оказание юридической помощи;

- возмещение иного ущерба, понесенного потерпевшим (в виде, напри- мер, утраченного им жилья и другого имущества, неполученных доходов и т. д.).

В особом порядке возмещается вред, причиненный право- охранительными и судебными органами жертвам политических ре- прессий. На эти отношения правила ст. 1070 ГК не распространяются[61].

§ 7. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними и недееспособными гражданами

Общим правилом деликтной ответственности является возложение обязанности возместить вред на лиц, обладающих полной дееспособностью (применительно к деликтным обязательствам — полной деликтоспособностью). Однако в жизни нередко встречается причинение вреда лицами частично дееспособными, а также полностью неделиктоспособными и лицами, не способными понимать значение своих действий. Причиненный вред в указанных случаях также подлежит возмещению в соответствии с принципом генерального деликта. Однако деликтное обязательство возникает здесь не только на основании общих положений (генерального деликта), но главным образом в соответствии с особыми правилами, относящимися к каждому из названных специальных деликтов.

§ 8. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности

1. Понятие источника повышенной опасности

В российском гражданском законодательстве понятие источника повышенной опасности и ответственность за вред, причиненный им, впервые были закреплены в ст. 404 ГК РСФСР 1922 г. В ней говорилось, что лица и предприятия, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, отвечают за вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы, умысла или грубой небрежности самого потерпевшего. Согласно ст. 454 ГК РСФСР 1964 г. организации и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы автомобилей и т. п.), были обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Определения, аналогичные данному в ст. 454 ГК РСФСР 1964 г., содержались в ст. 90 Основ гражданского законодательства 1961 г., ст. 128 Основ гражданского законодательства 1991 г.

Действующий ГК в ст. 1079 указывает, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла протерпевшего.

Из приведенных определений видно, что российский законодатель, устанавливая основания и пределы ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, традиционно оперирует двумя близкими, но не тождественными понятиями:

а) деятельность, связанная с повышенной опасностью для окружающих;

б) источник повышенной опасности.

Более того, если ст. 454 ГК РСФСР 1964 г., ст. 90 Основ гражданского законодательства 1961 г., ст. 128 Основ гражданского законодательства 1991 г. именовались "Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности", то ст. 1079 ГК именуется  "Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих". В этом отразилось стремление законодателя отдать предпочтение одному из возможных толкований понятия источника повышенной опасности, являющегося предметом теоретического спора, в котором можно выделить три различные позиции.

Согласно первой позиции под источником повышенной опасности понимается деятельность, которая, будучи связана с использованием определенных вещей, не поддается непрерывному и всеобъемлющему контролю человека, вследствие чего обусловливает высокую степень вероятности причинения вреда[70].

Согласно второй позиции под источником повышенной опасности понимаются свойства вещей или силы природы, которые при достигнутом уровне развития техники не поддаются полностью контролю человека и, не подчиняясь полностью контролю, создают высокую степень вероятности причинения вреда жизни или здоровью человека либо материальным благам[71]. Указанная позиция имеет и иные варианты. Например, в качестве источника повышенной опасности предлагается рассматривать предметы материального мира, обладающие особыми специфическими количественными и качественными состояниями, в силу которых владение (пользование, хранение и т. д.) ими связано с повышенной опасностью для окружающих[72].

Согласно третьей позиции, под источником повышенной опасности понимаются предметы, вещи, оборудование, находящиеся в процессе эксплуатации и создающие при этом повышенную опасность для окружающих[73].

Отмеченные теоретические разногласия получили отражение и в судебной практике, которая рассматривает источники повышенной опасности одновременно и как вид деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, и как определенные предметы материального мира, создающие такую опасность. При этом судебная практика следует принципу, что имущественная ответственность за вред, причиненный действием источников повышенной опасности, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств (например, в случае причинения вреда вследствие самопроизвольного движения автомобиля)1[74]

Приведенные теоретические позиции не исключают друг друга. Их различия заключаются скорее в том, что каждая из них берет в качестве определяющего один из характерных признаков источника повышенной опасности.

Поэтому источниками повышенной опасности следует считать определенные предметы материального мира (механизмы, устройства, автомашины и т. д.), проявляющие в процессе деятельности по их использованию (эксплуатации) вредоносность, не поддающуюся или не в полной мере поддающуюся контролю человека, в результате чего они создают опасность для окружающих[75].

Вне деятельности субъектов по использованию (эксплуатации) источников повышенной опасности сами источники не создают угрозы причинения вреда. Такая деятельность правомерна. Неправомерно лишь причинение вреда в процессе ее осуществления. Данный тезис можно проиллюстрировать следующим утверждением. Стоящий автомобиль, не находящийся в эксплуатации, не создает угрозы причинения вреда. Деятельность по эксплуатации автомобиля сама по себе правомерна. Неправомерно только причинение вреда в процессе его эксплуатации.

Источники повышенной опасности весьма разнообразны. В ст. 1079 ГК законодатель дает лишь примерный перечень источников повышенной опасности. Это не случайно. Любой перечень или классификация источников повышенной опасности будут носить примерный, условный характер, ибо развитие науки и техники идет постоянно. Наиболее обстоятельная классификация источников повышенной опасности дана О. А. Красавчиковым3[76]. Он разделял источники повышенной опасности на следующие виды: физические, физико-химические, биологические, химические. К физическим он относил подвиды: механические, электрические, тепловые, т. е. источники повышенной опасности, оказывающие механическое, тепловое, электрическое и иное физическое воздействие, — транспортные средства, промышленные предприятия, энергетические электроустановки и т. п. К физико-химическим им были отнесены радиоактивные источники; к биологическим — зоологические и микробиологические (дикие животные, находящиеся во владении человека, штаммы заразных микроорганизмов и т. п.); к химическим — отравляющие, взрывоопасные, огнеопасные производства и вещества. Но даже основательная классификация, проведенная О. А. Красавчиковым, как и любая другая, имеет условный характер. Так, например, атомный ледокол, согласно критериям классификации О. А. Красавчикова, можно отнести и к физическим, и к физико-химическим источникам повышенной опасности, а автомобиль с цистерной, загруженной отравляющим веществом, можно отнести и к физическим, и к химическим источникам повышенной опасности.

Возможность отнесения того или иного объекта материального мира к кругу источников повышенной опасности корректируется правоприменительной практикой. Именно она отнесла к их числу диких животных, находящихся во владении человека, сильнодействующие яды, горючие, взрывчатые и радиоактивные вещества и др. Она же отказалась признать источниками повышенной опасности охотничьи ружья, домашних животных, бытовые электроприборы. Для признания того или иного явления источником повышенной опасности необходимы и предварительные теоретические посылки. Так, в юридической литературе обоснована, но пока не воспринята правоприменительной практикой необходимость признания источником повышенной опасности деятельности предприятий, связанной с загрязнением окружающей среды[77]. Вместе с тем данные теоретические положения послужили основанием для введения в законодательство нормы о пресечении деликтов, поставлении в опасность (п. 1 ст. 1065 ГК) и нормы, согласно которой, если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность (п. 2 ст. 1065 ГК).

^ 2. Владелец источника повышенной опасности

Субъектами ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, могут быть граждане и организации — титульные владельцы источников повышенной опасности.

Под владельцем источника повышенной опасности следует понимать организацию или гражданина, эксплуатирующих источник повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления либо по другим законным основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения компетентных органов о передаче организации во временное пользование источника повышенной опасности и т. п.) (ч. 2 п. 1 ст. 1079 ГК).

Не признается владельцем источника повышенной опасности и не несет ответственности за вред перед потерпевшим лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (шофер, машинист, оператор и др.)[78].

Для владельца источника повышенной опасности характерны два признака: юридический и материальный[79]. Сущность первого признака состоит в том, что в качестве владельца источника повышенной опасности может рассматриваться лицо, обладающее гражданско-правовыми полномочиями по использованию соответствующего источника повышенной опасности. В силу этого нельзя считать владельцем источника повышенной опасности и, соответственно, субъектом ответственности перед потерпевшим лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем (шофер, машинист и т. д.). По той же причине передача источника повышенной опасности без юридического оформления не влечет за собой изменения юридического владельца. Титульный владелец — собственник, обладатель права полного хозяйственного ведения, арендатор и т. п. не освобождается от ответственности за вред, причиненный при использовании источника повышенной опасности фактическим владельцем. При передаче источника повышенной опасности без соответствующего юридического оформления к ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, должны привлекаться как юридический, так и фактический владелец. По мнению большинства ученых, в этих случаях юридический и фактический владелец должны нести перед потерпевшим солидарную ответственность[80].

Материальный признак заключается в том, что владелец источника повышенной опасности — тот, кто реально имеет такой источник в своем владении. Так, если станок передан в аренду, а его продолжает обслуживать оператор, находящийся с собственником в трудовых отношениях, то арендатора нельзя признать владельцем источника повышенной опасности (станка), ибо нет реального перехода владения.

Передача владения источником повышенной опасности должна означать устранение контроля над ним прежнего владельца и предполагает установление полного контроля, а следовательно, и ответственности нового владельца в случаях причинения вреда. Поэтому судебная практика идет по пути признания того, что если автомашина была в ремонте и вред причинен после ремонта, во время контрольной поездки на ней, то вред должен возмещаться организацией, производившей ремонт и контрольную поездку. Если же условия передачи источника повышенной опасности таковы, что не исключают полностью контроль прежнего владельца, то возможна солидарная ответственность обоих владельцев.

Учет юридического и материального признаков владельца источника повышенной опасности наиболее наглядно виден при обращении к институту аренды транспортных средств. Согласно ст. 640 ГК в тех случаях, когда транспортное средство арендуется с предоставлением арендодателем услуг по управлению и технической эксплуатации, ответственность за вред, причиненный третьим лицам арендованным транспортным средством, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендодатель в соответствии с правилами гл. 59 ГК. Арендодатель вправе предъявить к арендатору регрессное требование о возмещении сумм, выплаченных третьим лицам, если докажет, что вред возник по вине арендатора. Согласно ст. 648 ГК в тех случаях, когда транспортное средство арендуется без предоставления арендодателем услуг по управлению и технической эксплуатации, ответственность за вред, причиненный третьим лицам арендованным транспортным средством, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендатор в соответствии с правилами гл. 59 ГК. В двух приведенных нормах законодатель определяет ответственного субъекта, используя материальный критерий.

По общему правилу лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (ч. 1 ст. 1080 ГК). Частным случаем совместного причинения вреда является причинение вреда третьему лицу в результате взаимодействия источников повышенной опасности. Владельцы источников повышенной опасности несут солидарную ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т. п.) третьим лицам, по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 1079 ГК.

^ 3. Субъективные основания ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности

Особенность ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, состоит в том, что вины причинителя для ее возникновения не требуется — владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред потерпевшему независимо от того, виновен он в причинении вреда или нет. В случае безвиновного возложения ответственности на владельца источника повышенной опасности субъективным основанием возложения является риск, означающий детерминированный выбор владельцем источника деятельности, не исключающей достижения нежелательного результата и осуществляемой при сознательном допущении случайного результата и возможности связанного с этим возникновения отрицательных последствий[81].

Правило об ответственности владельца источника повышенной опасности независимо от вины имеет исключение. Оно состоит в том, что вред, причиненный взаимодействием источников повышенной опасности, возмещается их владельцами с учетом вины каждого владельца на общих основаниях, предусмотренных ст. 1064 ГК (ч. 2 п. 3 ст. 1079 ГК).

Правоприменительная практика выработала следующие возможные варианты применения данного правила:

- вред, причиненный одному из владельцев источника повышенной опасности по вине другого, возмещается виновным;

- при наличии вины самого владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается;

-  при вине обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого;

-  при отсутствии вины владельцев источников повышенной опасности во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение[82].

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, является частным случаем внедоговорной ответственности. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что владелец источника повышенной опасности, связанный с потерпевшим гражданином гражданско-правовым договором (например, по перевозке пассажира), трудовым договором, обязан возместить вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего, в соответствии с нормами о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, независимо от того, имелась или не имелась вина в его действиях, т. е. независимо от вины (ст. 800 ГК, ст. 3 Правил возмещения вреда, причиненного здоровью).

^ 4. Основания освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности за причинение вреда

Основаниями освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности являются:

-  непреодолимая сила;

-  умысел потерпевшего;

-  грубая неосторожность потерпевшего;

-  неправомерное завладение источником повышенной опасности третьим лицом.

Непреодолимая сила как чрезвычайное и непредотвратимое явление (пп. 1 п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК) может служить основанием освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности, если она непосредственно послужила причиной выхода источника повышенной опасности из-под контроля владельца. Например, сильное землетрясение, повлекшее обвал части скалы, вызвавший сход с рельсов грузового железнодорожного состава, имевший следствием человеческие жертвы и большие материальные потери.

Умысел потерпевшего освобождает владельца источника повышенной опасности от ответственности перед потерпевшим полностью и безусловно (п. 1 ст. 1083 ГК).

Грубая неосторожность самого потерпевшего может быть основанием как для частичного, так и для полного освобождения от ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. Если будет доказано, что грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя она может служить основанием частичного освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности (ч. 1 п. 2 ст. 1083 ГК). Если будет доказано, что вины владельца источника повышенной опасности в причинении вреда нет, то грубая неосторожность потерпевшего может служить основанием для полного освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности (п. 2 ст. 1083 ГК). Грубая неосторожность потерпевшего не может служить основанием для полного освобождения от ответственности владельца источника повышенной опасности, если вред причинен жизни или здоровью гражданина (п. 2 ст. 1083). Вина потерпевшего, которому вред причинен источником повышенной опасности, не учитывается при возмещении дополнительных расходов (п. 1 ст. 1085 ГК), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (ст. 1089 ГК), а также при возмещении расходов на погребение (ст. 1094 ГК).

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК и п. 3 ст. 1083 ГК суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином—владельцем источника повышенной опасности, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Неправомерное завладение источником повышенной опасности как основание освобождения от ответственности было первоначально признано правоприменительной практикой, а в настоящее время получило закрепление в законе. Согласно норме п. 2 ст. 1079 ГК владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности. Как видно, норма п. 2 ст. 1079 ГК закрепила принцип ответственности фактических причинителей, неправомерно завладевших источником повышенной опасности, по правилам об ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности.

Если наряду с противоправным поведением третьих лиц выбытию источника повышенной опасности способствовало и виновное поведение его владельца (например, ненадлежащая охрана, оставление ключей зажигания в замке автомобиля и т. д.), то ответственность за причиненный вред может быть возложена как на лицо, неправомерно использовавшее источник повышенной опасности, так и на его владельца. В этом случае на каждого из них ответственность за вред возлагается в долевом порядке, в зависимости от степени вины каждого (см. п. 21 постановления Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.).
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   46



Скачать файл (3024 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации