Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Балыхина Т.М. Методика преподавания русского языка как неродного (нового): Учебное пособие для преподавателей и студентов - файл 1.doc


Балыхина Т.М. Методика преподавания русского языка как неродного (нового): Учебное пособие для преподавателей и студентов
скачать (1498.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1499kb.13.12.2011 02:07скачать

1.doc

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
^
Обучение русскому письму детей-билингвов

По мнению методистов, грамотность в письменной речи на родном языке повышает уровень овладения русским письмом, поскольку позволяет лучше осмыслить этот процесс. Многие дети-билингвы несимметрично владеют письменной формой речи: нередко непонимание при чтении не так заметно, как ошибки в письменно речи. Чтобы научиться читать, нужен определенный период времени, тренировка, дальше утратить это умение практически невозможно. Напротив, чтобы уметь писать, необходимо не только выучить правила, удерживать их в памяти, но и постоянно осваивать новые формы письма, контролировать правильность этого процесса.

Навыки письма, как известно, связаны со зрительной, рукомоторной памятью, а также слуховой (хотя и в меньшей степени), Явления смешения систем родного и неродного письма встречаются у всех билингвов:

- вместо букв одного алфавита пишется буква другого (путаются с – s, д – d, и – i и т.д.);

- путаются прописные и строчные буквы;

- если по правилам родного языка на письме пропускаются какие-то буквы, то они пропускаются и в неродном языке либо вставляются там, где их не должно быть.

Писать билингву приходится реже, чем читать и добиться совершенства в области письма труднее. Возникающие на письме ошибки можно разделить на систематические и окказиональные, случайные. К типичным (систематическим) ошибкам можно отнести: а) написание наречий по аналогии с частицами – через дефис (по-этому), б) отсутствие мягкого знака в окончании глаголов 2-го лица и существительных женского рода; в) отмечается контаминация (отценка), гиперкоррекция (предидуший); г) опускаются знаки препинания, например, вопросительный знак (что может быть допустимо в родном языке при наличии вопросительного слова); д) смешиваются приставки пре и при, н и нн; е) путается значение слов (абитуриент в Европе – человек, окончивший школу, в русском словарном обиходе – человек, поступающий в вуз), ж) не учитывается узус, контекст и сфера употребления слов (взять в библиотеке книгу на прокат); з) вызывают затруднения паронимы (одеть – надеть, удачный – удачливый, земной – земляной) и т.д.

Современные способы обучения детей письму (грамоте) предполагают большое разнообразие подходов. Ребенок, как известно, начинает писать печатными буквами, к рукописным буквам билингв переходит в возрасте 8 – 12 лет. Чтобы оптимизировать этот процесс, детям можно давать задания писать друг другу письма (своеобразная внутренняя почта), записывать и рисовать свои и чужие рассказы, обозначать рисунком и словами, что они хотят узнать; вести дневник общения с учителем (своего рода секретная тетрадь, построенная по принципу: вопрос, предложение учителя – ответ, предложение, просьба ученика); использовать электронную почту; завести альбом с личной историей или историей своей семьи, с рассказами о семейных и национальных праздниках, об увлечениях, интересных событиях.

Эффективное развитие двуязычия нуждается в особо продуманной методике. В неорганизованной ситуации билингвизм, формирующийся стихийно, будет зависеть от случайных факторов и преимущества детского возраста в усвоении русского языка как нового могут быть не использованы полностью.

^ Тема 8. Категория ошибки в лингводидактике и пути преодоления языковых и речевых ошибок

Пристальное внимание к ошибкам позволило определить их функциональную природу, корни которой следует искать не только в языке, но и в психической деятельности индивида. В соответствии с теорией речевой деятельности Л.С. Выготского, который утверждает, что овладение иностранным языком неизбежно начинается с осознания фактов этого языка и только потом их реализации, при этом «конечной точкой владения иностранным языком» является установление прямой связи между программой высказывания и системой правил неродного языка (причем в процессе установления этой связи возможны поиски и ошибки), можно считать, что ошибочные действия на неродном языке не являются случайными.

Интерес к ошибкам как к результату взаимодействия родного и изучаемого языков возник в отечественной педагогике в 30-е годы. Именно тогда Е.Д. Поливанов попытался установить аналогии и различия между двумя языками. Ученый-лингвист изучал принципиальные различия между русским и узбекским языками, которые можно было объяснить их принадлежностью к различным типологическим системам, а также пытался определить точки сближения между языками, наличие более или менее близких аналогий. Заслугой Е.Д. Поливанова следует признать появление возможности выделить в общей массе ошибок, сопровождающих овладение иностранным языком, те, которые возникают в результате взаимодействия родного и иностранного языков.

Попытки использовать родной язык учащихся при обучении иностранному языку сопровождались изучением интерференции, интересующей ученых с точки зрения речетворчества, языковых контактов, а позднее билингвизма и афазии у полиглотов.

Явление интерференции, известное как результат «взаимовлияния языков» в процессе «языковых контактов», стало объектом изучения «контрастивного языкознания». Были исследованы ошибки индивидуального говорения, возникающие в речи ученика под влиянием родного языка [Щерба 1958], а также осуществлена попытка исследования межъязыковой и внутриязыковой интерференции.

В 80-е годы XX века определяющей явилась точка зрения [Костомаров, Митрофанова 1984] о том, что сравнение систем родного и иностранного языков не может быть единственной основой для разработки методики преподавания неродного языка, однако лингвистический фактор является одной из важнейших обобщенных причин возникновения ошибок в речи иностранцев, изучающих русский язык. В результате появилась возможность разделить ошибки на две крупные группы:

– зависящие от взаимного влияния языков (интерлингвальные или межъязыковые);

– не зависящие от взаимного влияния языков (интралингвальные или внутриязыковые), возникающие как следствие смешения явлений изучаемого языка, их взаимодействия, вытеснения друг другом – на всех уровнях.

В целом ошибка расценивается как некорректный для данных условий функционирования выбор единицы из ряда одноуровневых единиц, членов одной парадигмы [161: 49].

Данные положения легли в основу современной лингводидактической концепции ошибки, обусловленной воздействием механизмов интерференции.

Сказанное позволяет судить о неослабевающем интересе к феномену ошибки в истории становления и развития лингводидактики, о появлении новых граней в ее истолковании в соответствии с общим направлением лингводидактической и методической мысли.

Ошибки в русскоязычной речи и их лингводидактическая классификация наиболее распространенным в современной лингводидактической практике основанием для классификации ошибок в речи иностранных учащихся являются ошибки, связанные с аспектами языка: фонетическим (фонетические, ритмико-интонационные ошибки), грамматическим (морфологические, словообразовательные, синтаксические ошибки), лексическим (нарушение лексической сочетаемости, неправильное словоупотребление, неснятая полисемия, ошибки в употреблении синонимов, омонимов, антонимов, паронимов) и ошибки, связанные с аспектами речи: неадекватность теме, фактические ошибки, логические ошибки (нарушение структурно-смысловых частей фразы, текста, логический пропуск слов, смешение микротем), ошибки, связанные со смещением плана повествования (при изложении содержания текста от первого и третьего лица).

Предотвратить появление ошибок призван навык, который, по общепринятому мнению, представляет собой действие, достигшее уровня автоматизма, характеризующееся цельностью, отсутствием поэлементного сознания. В методике преподавания русского языка как иностранного под навыком понимается автоматизированное действие с языковым материалом в процессе рецептивной или продуктивной речевой деятельности. Сформированный навык обладает следующими совокупными качествами: быстротой, бессознательностью, безошибочностью, прочностью, гибкостью. Совершенствование навыков является условием формирования речевого умения, которое можно определить как способность управлять речевой деятельностью в условиях решения коммуникативных задач общения. Умение обладает своими собственными характеристиками; в их ряду связность, продуктивность, целостность, интегральность. Несформированность умений ведет к ошибкам в речевой деятельности иностранца на русском языке, связанных с техникой и содержательной стороной общения, стратегиями и тактиками адекватной иноязычной деятельности.

К настоящему времени в оценке уровня владения русским языком в научно-методическом обиходе утвердилось понятие коммуникативной компетенции, или способности средствами изучаемого языка осуществлять речевую деятельность в соответствии с целями, задачами, ситуацией общения в рамках определенной сферы деятельности. С точки зрения А.Н. Щукина, в основе коммуникативной компетенции лежит комплекс умений, которые позволяют коммуниканту участвовать в речевом общении (в его продуктивных и рецептивных видах) [177]. Коммуникативная компетенция базируется на:

– лингвистической компетенции – владение знаниями о системе языка, о правилах функционирования единиц языка в речи;

– языковой компетенции – способность с помощью системы языка понимать чужие мысли и выражать собственную точку зрения как в устной, так и в письменной форме;

– речевой компетенции – способность понимать и продуцировать устные и письменные высказывания на уровне предложения, сверхфразового единства, текста;

– социокультурной компетенции – знание учащимися национально-культурных особенностей социального и речевого поведения носителей языка, включающих обычаи, этикет, социальные стереотипы, историю и культуру, а также умение пользоваться полученными знаниями в процессе общения;

– социальной компетенции – желание и умение вступать в коммуникацию с другими людьми, способность ориентироваться в ситуации общения и строить высказывание в зависимости от коммуникативного намерения говорящего и ситуации;

– стратегической (компенсаторной) компетенции – восполнение пробелов в знании языка, в речевом и социальном опыте общения в иноязычной среде, формирование ряда стратегий при чтении, слушании, говорении;

– дискурсивной компетенции – способность учащегося использовать те или иные стратегии при конструировании и интерпретации текста, знание особенностей, присущих различным типам дискурсов, а также способность порождать дискурсы в процессе общения (доклад, сообщение, обсуждение, расспрос и др.);

– предметной компетенции – способность к ориентации в содержательном плане общения в определенной сфере человеческой деятельности;

– профессиональной компетенции – способность к успешной профессиональной деятельности, владение соответствующими знаниями, личностные качества, призванные обеспечить эффективность труда.

При коммуникативно-направленном обучении речевые ошибки, связанные с адекватностью решения коммуникативных задач, с умением выбрать нужные интенции и т.д., стали оцениваться дифференцированно, получив наименование коммуникативно значимых и коммуникативно незначимых.

Коммуникативно значимые ошибки нарушают понимание смысла отдельной фразы, диалогического единства, разговора в целом, т.е. делают затруднительным или невозможным продолжение коммуникации по ряду причин, в число которых входят:

– нарушения координации и согласования, например: он много занималась; ты есть красивый имя;

– нарушение в управлении формой слова, например: далеко не все жители Китая осваивают иностранными языками; он здесь для учиться;

– нарушение в порядке расположения частей предложения, например: друг сказал, мы надо помогли ему чтобы;

– употребление слова без учета его семантики, например: как мы согласились я тебе немного о турфирме напишу;

– искажение ритмико-интонационной структуры высказывания, например: кто ручка есть (данная фраза воспроизведена без повышения интонации – ровным тоном) и т.д.

Коммуникативно незначимые ошибки чаще всего являются нарушением тех или иных норм изучаемого языка в области:

  1. фонетики:

– ошибки, связанные с пропуском непроизносимых согласных, например: зрастуйте (здравствуйте), стреча (встреча);

– фонематические ошибки, например: арбота (работа), дурук (друг), хотила (хотела), однаждыи (однажды);

2) грамматики, например: мы будем экзамены в июле; я читал много книга;

3) лексики, например: мой дедушка – старинный человек; я хорошо вспоминаю это событие и т.д.

Требования к коммуникативной компетентности с учетом изменившегося контингента и коммуникативных потребностей обучаемых обусловили создание системы стандартов, программ, лексических минимумов и контрольно-измерительных материалов по русскому языку как иностранному. В основе системы лежит многоступенчатое описание русского языка, предполагающее наличие шести сертификационных уровней применительно к общему владению русским языком, что поставило «на повестку дня» вопрос о выделении такого типа ошибок, как ошибки уровня. Например, такого рода ошибка имеет место, если на базовом уровне требуется владение нормами употребления того или иного русского падежа, а у пользователя языка этот навык не сформирован.

Так, на элементарном уровне обучающийся должен успешно применять следующие формы творительного падежа, обозначающие:

а) без предлога:

– профессию лица при глаголе «быть» в прошедшем и будущем времени (Виктор будет врачом.)

– объект при глаголе «заниматься» в строго ограниченном наборе тем (Студенты занимаются спортом.)

б) с предлогами:

с – совместность (Анна была в театре с братом)

Ошибочное употребление форм творительного падежа (например: Виктор будет врач) расценивается как ошибка уровня, и ее появление на базовом сертификационном уровне, на котором обучающийся должен владеть расширенным спектром форм (конкретизация, уточнение действия с использованием глаголов заниматься, интересоваться; характеристика, признак лица, предмета при глаголах быть, стать, работать) свидетельствует о несформированности навыка и об ошибке уровня.
^ Психологический, психолингвистический и лингвистический аспекты ошибки в русскоязычной речи

На материале ошибок возможно проведение самых различных исследований: лингвисты традиционно используют ошибки для целей сопоставительного языкознания, психологи – для развития теории речевой деятельности в целом, методисты и психолингвисты занимаются решением проблем, связанных с содержанием процесса обучения и деятельности учащихся при изучении иностранного языка, в общем, и русского языка как иностранного, в частности.

Подход к феномену ошибки с точки зрения психологии и психолингвистики позволяет разделить процесс речепроизвод­ства на три этапа: 1) мотивационно-побудительный; 2) аналитико-синтетический; 3) исполнительный [138:141].

Особое значение придается второму этапу формирования высказывания, потому что именно здесь происходит построение конструкции и наполнение её лексемами, сопровождаемое «сменой старых правил на новые». При этом необходимо подчеркнуть: от способов и путей «формирования» высказывания зависит его правильность. И на исполнительном этапе – этапе звучащей речи, этапе внешней реализации – вследствие отрицательного влияния родного или первого иностранно­го языка могут возникнуть различные отклонения от нормы изучаемого русского языка, порождающие разноуровневые ошибки. В свете этого актуализируется знание психологических закономерностей, влияющих на формирование речевых навыков в изучаемом русском языке, способных предупредить и нейтрализовать появление ошибок.

В психолингвистике выделяются навык-перенос, навык-коррекция и навык-заново.

Как и в методике, в психологии навык представляет собой способ выполнения действий, ставший в результате упражнений автоматизированным. Несколько иную трактовку это понятие получает с точки зрения физиологии, где навык озна­чает образование и функционирование в коре больших полушарий устойчивой системы временных нервных связей, называемых динамическим стереотипом.

Речевым (или языковым) навыкам присущи такие свойства, как автоматизированность (автоматизм, устойчивость – готовность к столкновению с другими навыками), подвижность (мобильность или изменчивость), гибкость (способность включаться в новые ситуации), диапазон и относительная сложность. Формирование навыков происходит исключительно сознательным путем, иначе они могут не приобрести требуемых свойств. Осознание прослеживает правильность выполнения автоматизированного действия, осуществляет контроль за реализацией сформированных навыков.

Психологи К.К. Платонов и Г.Г. Голубев разработали схему поэтапного формирования навыков, приемлемую в практике обучения русскому языку как неродному. Эта схема позволяет определить, на каком этапе формирования навыка надо ожидать трудностей, в какой момент появляются ошибки.

Итак, первый этап формирования навыка характеризуется осмыслением. Обучаемый отчётливо понимает цель, но имеет неясное представление о способах ее достижения. Выполняя конкретные операции, он допускает грубые ошибки.

Ко второму этапу относится сознательное, но недостаточно умелое выполнение операций (действий). Его характерной особенностью является интенсивная концентрация произвольного внимания, требующего заметных волевых усилий. Здесь еще не­возможно использовать механизмы положительного переноса.

Третий этап – этап автоматизации навыка (операций) – характеризуется ослаблением произвольного внимания. На этом уровне появляется возможность положительного переноса в процессе научения. Например, при формировании навыка спряжения глагола читать внутриязыковой положительный перенос на другие глаголы этой модели (отвечать, спрашивать, отдыхать) возможен только на третьем этапе освоения в целом навыка спряжения глагола-модели. Это относится и к процессу формирования навыков оформления падежных форм существительных, прилагательных и т.д. Сначала обучаемый овладевает правильным оформлением моделей, а потом осуществляет положительный перенос.

Четвёртый этап – этап высокоавтоматизированного навыка. Осуществление речевого действия на изучаемом русском языке подвергается контролю созна­ния, ошибки исправляются как с помощью самоконтроля, так и указанием со стороны преподавателя.

^ Пятый этап именуется этапом деавтоматизации навыка и заслуживает особого внимания в процессе научения русскому языку как неродному. Из психолингвистики известно, что для сохранения навыка им следует систематически пользоваться, в противном случае наступает деавтоматизация, то есть утрачивается быстрота, лёгкость, плавность и дру­гие качества, характерные для автоматизированных действий. В практике обу­чения русскому языку как неродному деавтоматизации особенно подвергаются сенсорные навыки, навыки восприятия и понимания при слушании, т.е. больше всего страдают навыки аудирования. Но и остальные виды речевой деятельности претерпевают негативное влияние деавтоматизации. Говорение сопровождается напряжённостью, замедленной, заторможенной реакцией, затруднениями в постановке вопроса. В процессе чтения уменьшается объем понимания, снижается темп чтения вслух и про себя. В письменной речи появляются «старые» ошибки, обусловленные сильным действием механизмов внутриязыковой и межъязыковой лекси­ческой и грамматической интерференции.

^ Шестой этап сопровождается формированием вторичной автоматизации, при этом восстанавливаются особенности, присущие четвертому этапу – этапу высокоавтоматизированного навыка.

Проанализируем так называемую кривую формирования навыка. Навык в своём становлении проходит период подъёма в начале формирования, после этого следует некоторая задержка (плато) и вновь подъем, при этом регулярно его развитие перемежается периодами спада. Неравномерность формирования навыка – психологи­ческая закономерность. Целенаправленные наблюдения за становлением навыков при обучении русскому языку как иностранному позволяют педагогам подтвердить тезис психолингвистов: сформировать навык-заново легче, чем преодолеть интерферирующее влияние родного или первого иностранного языка: ошибки, источником которых являются механизмы межъязыковой интерференции, имеют место даже в периоды подъёма формирования навыка.

Периоды временных ухудшений характерны для развития всех навыков. В практике обучения русскому языку как иностранному это психологическое явление наблюдается у всех без исключения обучаемых. Многие преподаватели-практики отмечают подъем при изучении предложного падежа существительных и прилагательных единственного числа. После того, как вводится новая грамматическая тема – винительный падеж существительных единственного числа – примерно на третий день после начала работы наблюдается непродолжительный спад, он прослеживается у всех учащихся в течение недели. Показателем спада является вытеснение форм предложного падежа формой винительного падежа. Причем интерферирующее влияние формы винительного падежа на формы предложного падежа наблюдается даже у тех учащихся, которые совсем не допускали ошибок в период подъема. В дальнейшем навыки оформления и использования развиваются последовательно, в соответствии со схемой. Данный пример позволяет сделать выводы о том, что навык в самой начальной стадии своего формирования вытесняет из языкового сознания обучаемого уже сформированный. Объяснение этому явлению дается в психологии.

По Л.Л. Ухтомскому, возбуждение распределяется в коре больших полушарий неравномерно и может создавать в ней очаги оптимального возбуждения, которые приобретают доминирующий характер [121:38]. В психологии известен закон индук­ции нервных процессов, отмечающий, что процессы возбуждения, возни­кающие в одной области коры головного мозга, вызывают торможение в соседних об­ластях. Согласно наблюдениям, торможение в динамических стереотипах уже сформированных навыков продолжается не больше двух дней, и в дальнейшем навыки развиваются равномерно, не мешая друг другу.

Хочется обратить внимание на необходимость постоянной поддержки сформированных динамических стереотипов в языковом сознании обучаемых. Успешной реализации этой задачи помогает правильная организация повторения, отличающегося осознанностью и активностью. Поэтому повторение необходимо организовать так, чтобы каждый раз оно проводилось на новом уровне осознания и в новых связях.

Согласно психологии по мере включения механизма запоминания при формировании нового навыка вступает в силу противоборствующее действие механизмов забывания. Конкуренция, сопровождающая этот процесс, отличается постоянством. Особенно активны механизмы забывания в первые десять-двадцать минут и в первые два-три дня нача­ла формирования нового навыка. Учитывая эту психологическую закономерность, необ­ходимо постоянно поддерживать напряжение в новых ассоциативных связях, стремясь максимально моби­лизовать их. Во избежание ошибок целесообразно включать усвоенный материал в последующую речевую деятельность обучаемых, имея в ви­ду, что концентрированное повторение всегда дает значительно меньший эффект, в то время как при распределении повторений по времени запоминание оказывается более продуктивным и результативным.

Появление ошибок при формировании навыков находится в зависимости от многих объективных и субъективных факторов (метод и приемы обучения, расписание и количество часов, использование средств наглядности, физическое состояние обучаемого, усталость, утомление, болезнь, эмоциональный фон и т.д.). Нередко именно утомление вызывает деавтоматизацию и, соответственно, в процессе обучения наблюдается ухудшение формируемых навыков и появление большого количества ошибок во всех видах речевой деятельности.

Подчас имеет место формальное отношение к ошибкам, когда они просто констатируются, не ведётся последовательной индивидуальной работы с ошиб­ками, сопровождаемой обобщением типичных среди них, при объяснении и формировании навыка не обращается внимания на потенциальные зоны ошибок.

В психологических закономерностях появления ошибок имеет значение и фактор времени при формировании навыков. Навыки, не ставшие долговременными, являются источником ошибок в русской речи иностранцев.

Системный подход к русской речи иностранцев доказывает преобладание на всех этапах обучения ошибок, вызываемых механизмами внутриязыковой и межъязыковой грамматиче­ской интерференции, их взаимодействием и взаимосвязью:

недодифференциация, то есть несоблюдение дифференциального признака в изучаемом языке ввиду его отсутствия в родном языке, например: неправильное употребление формы притяжательного местоимения «свой», неразличение глаголов движения по способу действия и т.д.;

сверхдифференциация, то есть перенос дифференциального признака из родного языка или первого иностранного в изучаемый при отсутствии этого признака в нем, например: перенос инфинитивных конструкций из французского языка в русский и вследствие этого появление ошибок типа – Я слышу женщину петь песню;

реинтерпретация дифференциальных признаков, то есть замена дифференциального признака иностранного языка дифференциальным признаком родного или первого иностранного языка, например: употребление глагольного управления – помогать его или неправильное употребление рода, числа – моя часы, мои одежды [138:150].

Интерференционные сдвиги наблюдаются и на парадигматической, и на синтаг­матической осях. Наиболее подверженными влиянию интерференции оказываются синтакси­ческие конструкции, выражающие акт мысли, восприятия, речи, желание, волю, поиск информации, а также конструкции, выражающие причинные, целевые, временные отношения, то есть конструкции, которые имеют большую коммуникативную нагрузку.

По мере изучения русского языка уже через полтора-два месяца на начальном этапе появляются ошибки, связанные с внутриязыковой интерференцией на лекси­ческом и грамматическом уровне, в основе механизмов которой (интерференции) лежат ошибочные ассоциативные связи в пределах изучаемого языка. Сила и характер внутриязыковой интерференции тесно связаны со степенью доминант­ного навыка до начала интерференции. Чем слабее доминантный навык, тем в большей мере действуют механизмы внутриязыковой интерференции.

Выделяется несколько типов внутриязыковой интерференции в зависимости от действия различных психологических механизмов: парафазия, образование по ложной аналогии и контаминация.

Сущность парафазии заключается в ошибочном употреблении в речи одного слова вместо другого на основе их подобия. Для русской речи иностранных учащихся характерна парафазия трёх видов: формальная, формально-содержательная, содержательная.

Типовые примеры:

1) ^ Отец спросил Степанова объяснить ему, как он понял, что его сын был бо­лен. (начальный этап)

Я попросил её, что она хочет. (основной этап)

2) В интервью он наметил, что предстоящие выборы будут частью борьбы за демокра­тию. (продвинутый этап)

3) Правительство обращает особое внимание тому, чтобы увеличить государственный сектор в экономике.

Автор уделяет внимание на то, что в российских университетах учится много иностранцев. (продвинутый этап)

Внутриязыковая грамматическая интерференция по ложной аналогии (внешняя, внутренняя аналогия; уподобление главенствующей форме) более всего наблюдается на уровне парадигматической интерференции. Например, уподобление исключительной формы регулярной – росл; спасл; ошибился; уподобление главенствующей форме при образовании сравнительной степени прилагательных и наречий: крепчее, хужее; обра­зование форм множественного числа существительных: с детями, уподобление спряжения глаголов: принадлежает, кричает, молчаешь и т.д. Механизмы внутриязыко­вой интерференции подобного вида действуют, как правило, на начальном этапе обучения, сохраняются на среднем и продвинутом этапах.

Значительное количество ошибок в речи иностранцев, овладевающих русским языком, прихо­дится на контаминацию. По определению А.М. Пешковского, контаминация – это «смешение двух языковых образов в один смешанный». Контаминация относится к устойчивому типу внутриязыковой интерференции, суть которой состоит в том, что близкие по смыслу слова (часто имеющие звуковое сходство) и конструкции сливаются в одно смешанное слово или форму.

Типичный пример:
Благодарен кому? + благодарить кого? = Я благодарен российского

за что? за что? народа, преподавателей и

профессоров за то, что я

имел возможность полу-

чить специальность.

Ошибки, имеющие источником механизмы внутриязыковой интерференции, занимают второе место сравнительно с грамматической межъязыковой интерференцией на продвинутом этапе обучения иностранцев русскому языку. Механизмы внутриязыковой интерференции отличаются универсальностью: они не зависят от конкретного языка. Ошибки на основе неправильных ассоциативных связей, возникающие на базе изучаемого языка, одинаковы для представителей разных национальностей.
^ Ошибка в психолингвистике. К числу психолингвистических аспектов проблемы ошибок можно отнести следующие:

– механизм порождения высказывания и ошибки;

– коррекцию как способ формирования иноязычной речевой деятельности на неродном языке;

– ошибки как показатель прогресса в овладении неродным языком;

– различие и сходство ошибок при усвоении родного языка и овладении неродным языком.
^ Механизм порождения высказывания и ошибки. В психолингвистике мышление описывается в моделях порождения речевого высказывания, при этом внимание сосредоточено на речевом оформлении мысли. Известно несколько моделей (схем) порождения высказывания, но особое значение приобрела схема Миллера – Галантера – Прибрама, построенная на основе бихевиористского понимания речи как навыка. По мнению авторов, безошибочное высказывание является речевым навыком, который вырабатывается в процессе длительной практики. Навык управляем «моторным планом», хотя существует и «грамматический план», выстраиваемый в соответствии с грамматическими правилами. Основной план можно соотнести с намерением. Итак, схема (модель) речевого высказывания состоит из намерения, грамматики и моторики.

В отечественной науке эта проблема рассматривается по-иному. В ее основе труды Л.С. Выготского, который подчеркивал, что процесс порождения высказывания есть не просто «одевание» мысли в слово, но совершение мысли в слове. Развивая и дополняя эту основополагающую мысль, исследователи усиливали и детализировали звенья обозначенной Выготским цепи, состоящей из мотива – мысли – внутреннего слова (смысла) – значения внешнего слова – слова.

А.Р. Лурия (1975) придерживался такой модели: мотив – основная мысль высказывания – семантическая запись – глубинные синтаксические структуры – поверхностные синтаксические структуры – развертка: морфологическая, фонологическая, фонетическая.

Однако необходимо отметить общий характер отдельных фаз названных моделей и их однонаправленное движение – от замысла / намерения к внешней реализации через внутреннее программирование, отбор лексико-грамматических форм, внутреннее оперирование к внешней речи или фонации.

^ Коррекция ошибок как один из способов оптимизации / интенсификации процесса обучения / научения иноязычной речевой деятельности. В методической науке коррекция расценивается, во-первых, как коррекция речевых умений, во-вторых, как коррекция знаний, способных обеспечить правильность выработки необходимых речевых умений.
^ Ошибки как показатель прогресса в овладении неродным языком. Представляет несомненный интерес позиция американского ученого С.П. Кордера, разработавшего теорию «характерного диалекта».

Проанализировав ошибки, допущенные учащимися в однородной по составу группе (возраст, образование, цель обучения, знание других иностранных языков), С.П. Кордер пришел к следующему выводу: каждый отдельный член группы владеет своеобразным переходным ученическим языком, изменяющимся по мере овладения иностранным языком. В связи с этим все ошибки ученика вне зависимости от причины их появления будут свидетельством прогресса, изменения «характерного диалекта» и приближения его к нормам изучаемого языка. В итоге ошибки должны исчезнуть вообще.

Изучение языка С.П. Кордер рассматривает как творческий процесс. По его мнению, учащийся все время должен продуцировать новые для него формы, выстраивать гипотезы о языке и проверять их правильность в ходе коммуникации так, как это делает ребенок, усваивая родной язык. С учетом этого большинство ошибок в однородной группе учащихся будут одинаковыми, а различия обусловливаются индивидуальными качествами каждого учащегося, как то: способностью к умственной деятельности, знанием других иностранных языков и др.
^ Различия и сходство ошибок при усвоении родного языка и овладении неродным языком. Л.С. Выготский писал, что ребенок усваивает в школе иностранный язык совершенно в ином плане, чем родной. Можно сказать, что усвоение иностранного языка идет путем прямо противоположным тому, которым идет развитие первого языка. Ребенок никогда не начинает усвоение родного языка с азбуки, чтения и письма, сознательного построения фразы, с словесного определения значения слова, с изучения грамматики, но все это обычно стоит в начале усвоения иностранного языка. Ребенок усваивает родной язык несознательно и ненамеренно, а иностранный – начиная с сознательности и намеренности. Поэтому можно сказать, что развитие родного языка идет снизу вверх, в то время как развитие иностранного языка идет сверху вниз. В первом случае раньше возникают элементарные, низшие свойства речи, и только позже развиваются и сложные формы, связанные с освоением фонетической структуры языка. Во втором случае раньше развиваются высшие, сложные свойства речи, связанные с осознанием и намеренностью, и только позже возникают более элементарные свойства, связанные со спонтанным, свободным пользованием чужой речью.

Между этими противоположно направленными путями развития существует обоюдная взаимная зависимость. Такое сознательное и намеренное усвоение неродного языка совершенно очевидно опирается на известный уровень развития родного языка. Ребенок усваивает неродной язык, обладая уже системой значений в родном языке и перенося ее в сферу другого языка. Но и обратно – усвоение неродного языка позволяет ребенку понять родной язык как частный случай языковой системы, следовательно дает ему возможность обобщить явления родного языка, а это значит осознать свои собственные речевые операции и овладеть ими.
^ Фонетико-ритмико-интонационные ошибки в речи иностранного учащегося

К наиболее типичным из них можно отнести следующие:

1) неправильное произношение гласных звуков, например, увеличение количества элементов в слове:

– протеза, гласный звук в начале слова: [астол] – стол, [из´д´эс´] – здесь;

– эпентеза, дополнительный гласный между согласными звуками: [д´и]верь - дверь, [п´ир´и]ехал – приехал, [соловар] – словарь;

– метатеза, перестановка согласного и гласного звуков: [бир]гада – бригада, [в´эр]дный – вредный;

2) неправильное произношение согласных звуков: гри[в]ной (смешение б и в); [читат] – читать, [был´] или [б´ил´] – был (смешение твердости-мягкости), [с´ил´из´ина] – середина (неправильное произнесение звуков, отсутствующих в родном языке);

3) нарушение ритмической организации слова: учился вм. учился, календари вм. календари, Иван вм. Иван и др.



Характеристика ошибок, связанных с усвоением грамматики русского языка

Наиболее типичные среди грамматических ошибок:

1) ошибки в координации и согласовании, например: я купил новый тетрадь;

2) ошибки в управлении, например: я люблю читать книга;

3) ошибки, связанные с нарушением синтаксической связи примыкания, например: он читал быстрый; она поехала для учиться;

4) ошибки в видовременных отношениях, например: вечером я буду посмотреть новый фильм; можно мне заходить к вам в гости;

5) ошибки, связанные с искажением грамматической модели (пропуск полнозначных слов, десемантизированных глаголов, неправильное соотношение объекта и др.), например: он – студентам; я надо много заниматься;

6) ошибки, связанные с неправильным употреблением возвратных глаголов, например: начала война, возвращал на родину;

7) ошибки в оформлении прямой и косвенной речи, например: он писал я счастлив вижу этот город;

8) нарушение в порядке расположения частей предложения (неоправданная инверсия), в оформлении придаточных предложений, пропуск синтаксических частей предложения, например: она жила в городе … находился в Испании.
^ Лексические ошибки

1) Ошибки может породить не устраненная контекстом многозначность, например: За короткий срок он смог проявить себя как человек грамотный. Слово «грамотный» имеет два значения: 1) «умеющий читать и писать, образованный», 2) «обладающий специальными знаниями в какой-либо области».

2) При неправильном словоупотреблении могут возникнуть ошибки в выборе синонима, например: Имя писателя Льва Николаевича Толстого знакомо во многих странах мира.

3) Лексической ошибкой является неправильный выбор контрастного слова при противопоставлении, например: ^ Я люблю не только солнечную погоду, но и ветреную. Слова «солнечную» и «ветреную» не составляют антонимической пары. Для слова «солнечную» антонимом является слово «пасмурную», а для слова «ветреную» – «тихую».

4) ^ Путаница в употреблении омонимичных слов также относится к неправильному словоупотреблению, например: Мы решили оставить именно этот вариант ответа. Из контекста неясно, что же было решено: отклонить вариант или, наоборот, принять его.

5) ^ Неразличение (смешение) паронимов в речи также относится к неправильному словоупотреблению, например: В таких случаях я обычно взглядываю в «Философский словарь». Глагол «взглянуть» обычно имеет при себе дополнение с предлогом «на» (взглянуть на кого-нибудь или на что-нибудь), а глагол «заглянуть» (быстро или украдкой посмотреть куда-нибудь, взглянуть с целью узнать, выяснить что-нибудь), который необходимо употребить в представленном предложении, имеет дополнение с предлогом «в».

6) ^ Нарушение лексической сочетаемости: глубокое лето, глубокое утро, глубокая зрелость, сильно рекомендую вместо настоятельно рекомендую.

7) Неоправданное употребление заимствованных слов: Я хорошо помнил модуляции ее голоса (вместо: как звучал ее голос).
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17



Скачать файл (1498.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации