Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции - Геополитика - файл 1.doc


Лекции - Геополитика
скачать (203 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc203kb.06.12.2011 15:44скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...




Геополитика охватывает проблемы мирового сообщества в тех аспектах, которые касаются разработки, принятия и реализации политической стратегии основными действующими лицами на глобальном, региональном и локальном уровнях. Среди важнейших вопросов, составляющих основное содержание международных отношений, можно назвать следующие: социально-экономические, национально-исторические, национально-государственные, культурные, вопросы суверенитета и национальной безопасности, международных конфликтов и войн и т.д.

Знания о геополитике нужны прежде всего политикам, дипломатам, правоведам – как учёным и специалистам, так и представителям государственно-политических и деловых кругов и, конечно, социологам, историкам, исследователям культуры.
^ Традиционная геополитика (от греческого "гео" - земля, страна, политика) - это наука, изучающая отношения между внутренней (включая региональный аспект) и внешней политикой государства и теми географическими факторами, которыми оно располагает.

К географическим факторам относятся: размещение государства (континентальное, островное, прибрежное), размеры его территории, наличие природных ресурсов, господствующий вид коммуникаций (морской, сухопутный), преобладающие ландшафты, размеры и структура населения.

Политическая история свидетельствует о том, что большинство выдающихся достижений, сделанных величайшими умами человечества, общество использовало прежде всего не на благо гуманизма, а для совершенствования военного искусства. И конечная цель всегда была одна - передел геополитической карты мира. Изобретение парового двигателя, использование электрической энергии, расщепление атома - все это не столько вехи научно-технического прогресса, сколько этапы развития военного искусства. И в результате — Первая, Вторая и холодная мировые войны.
^ ИСТОРИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ИДЕЙ И СТАНОВЛЕНИЕ ГЕОПОЛИТИКИ

Неразрывная взаимосвязь почвы и крови, пространства и власти, географии и политики была отмечена еще древними учеными. Впервые теорию влияния среды на политическую историю излагают уже античные авторы. Во многом их теоретические построения — это результат обобщения событий политической истории того времени, но некоторые идеи, востребованным и в наши дни. Несмотря на наивность общих научных представлений античности, геополитические идеи греческих и римских авторов и сегодня зачастую поражают своей глубиной и меткостью.

Парменид (VI в. до н. э.) выдвинул идею пяти температурных зон, или поясов, земли: два холодных, два умеренных и один жаркий (в центре), каждый из которых обладает своими политическими особенностями. Эту точку зрения разделял и Аристотель, писавший о политическом превосходстве промежуточной зоны, населенной греками. Жители южных стран получают от самой природы пищу и одежду почти в готовом виде, удовлетворяя насущные потребности легко и свободно, поэтому они не имеют внутреннего стремления к развитию (в том числе и территориальному) своих государств. Жители севера, напротив, слишком много энергии должны затрачивать на поддержание жизни на своих территориях, поэтому у них не хватает сил для развития. И только в умеренном климате можно найти идеальный природный баланс, способствующий расцвету государств.

Платон, Гиппократ, Полибий, Цицерон в своих сочинениях также указывали, что географическая среда влияет на политическую деятельность людей, свойства их политического темперамента, обычаи, нравы и даже общественный строй. Существовало мнение, что жаркий климат расслабляет характеры и люди легко попадают в рабство, а северный, напротив, закаляет людей, что способствует развитию демократических форм правления. Внимание философов и политиков к географии не было умозрительным, вместе с ростом городов-государств (полисов) возникали серьезные геополитические проблемы: как наиболее удобным и легкодоступным способом расширить жизненное пространство, провести колонизацию свободных территорий, защитить свои владения от нашествия врагов.

Античные геополитические воззрения в средние века были сохранены и преумножены в основном арабскими мыслителями: именно мусульманская культура явилась важным связующим звеном между античностью и эпохой Возрождения в Европе. Среди арабских ученых необходимо выделить геополитическое наследие ИбнХальдуна (1332-1406). Этот ученый разделял античную идею о климатических зонах, играющих стратегическое значение, и был убежден в преимуществах умеренного климата для развития государств. Оригинальным дополнением этих теорий является созданная им концепция исторических циклов.

Арабский мыслитель увидел движущую силу политической истории в активности кочевых народов, которые обладают физическим и моральным превосходством над оседлым населением. Исторические циклы начинаются с того, что кочевники, захватывая страны с оседлыми жителями, образуют обширные империи. Затем в течение нескольких поколений правящие династии, ведя преимущественно оседлый образ жизни, постепенно утрачивают свои стратегические качества; в результате правление в империях ослабевает, и тогда из степей приходят новые кочевники - завоеватели, и история начинает свой очередной цикл.

Идея геополитического преимущества кочевников в мировой истории получила достаточно широкое распространение в более поздних научных исследованиях, особенно в Новое время. В России эта идея развивалась П. Савицким, Н. Вернадским и Л. Гумилевым.

Следующим этапом в развитии геополитических идей стала эпоха Просвещения. К проблеме влияния географического фактора на политическое развитие народов обращались Монтескье, Дидро, Руссо,

Д' Аламбер, Ламетри. Сама концепция географического детерминизма в общественных науках во многом сформировалась под влиянием их идей и сыграла в Европе решающую роль при возникновении геополитики как науки.

Шарль Монтескье в своей известной работе «О духе законов» (1748) сформулировал кредо географического детерминизма: •Власть климата есть первейшая власть на земле». Именно климат оказывает, по мнению Монтескье, прямое воздействие на физиологическое состояние людей, а значит, и на их психологию, что в свою очередь играет решающее значение при организации общественного устройства и учреждении политических порядков: «малодушие народов жаркого климата всегда приводило их к рабству, между тем как мужество народов холодного климата сохраняло за ними свободу»1.

По мнению Монтесье, законы страны (точнее, «дух законов») должны соответствовать условиям географической среды, только тогда государство способно гармонично и успешно развиваться во времени и в пространстве. Здесь французский философ вплотную подходит к формулировке геополитического закона соответствия политики, права и территории, который сыграл впоследствии важную роль в истории немецкой геополитической школы.

Одним из лучших стратегов античности был Аристотель. В своей фундаментальной работе «Политика». Величину и значение государства следует измерять не количеством населения, а государственными возможностями: ведь у государства есть свои задачи, а потому величайшим государством следует признать такое, которое в состоянии выполнить эти задачи наилучшим образом.

Геополитика как наука существует около ста лет, но до сих пор отсутствует точная формулировка обозначаемого ею понятия. Нет и полной ясности в определении круга проблем, исследуемых геополитикой.

Классическую геополитику обычно рассматривают как науку о влиянии географического пространства государств на их политические цели и интересы. В современных исследованиях геополитика трактуется более широко и мпогопланово — как наука о связи и взаимодействии пространства и политики. В соответствии с таким подходом она должна изучать, с одной стороны, свойства пространства, влияющие на те или иные политические акции, на их характер и резонанс, с другой стороны — влияние политики на пространство, преобразование его в соответствии с волей людей. Именно это понимание геополитики, на наш взгляд, является наиболее продуктивным.

Ученые видят в геополитике область знаний, изучающую комплекс географических, экономических, демографических, исторических, политических и других взаимодействующих факторов, оказывающих влияние па стратегический потенциал государства. Такая интерпретация геополитики представлена, в частности, в работах отечественных авторов: Э. А. Позднякова, К. С. Гаджиева, Ю. В. Тихонравова….

По мнению Э. А. Позднякова, геополитика основное внимание уделяет раскрытию возможностей активного использования политикой факторов физической среды и воздействия на нее в интересах военно-политической, экономической и экологической безопасности государства. Практическая геополитика изучает все, что связано с территориальными проблемами государства, его границами, с рациональным использованием и распределением ресурсов, включая и людские.

К. С. Гаджиев рассматривает геополитику «как дисциплину, изучающую основополагающие структуры и субъекты, глобальные или стратегические направления, важнейшие закономерности и принципы жизнедеятельности, функционирования и эволюции современного мирового сообщества.

Ю. В. Тихонравов разделяет точку зрения Э. А. Позднякова но вопросу о содержании геополитики, о целесообразности различения геополитики как науки и как практической сферы. Он определяет геополитику как отрасль знания, изучающую закономерности взаимодействия политики с системой неполитических факторов, формирующих географическую среду (характер расположения, рельеф, климат, ландшафт, полезные ископаемые, экономика, экология, демография, социальная стратификация, военная мощь).

Наряду с вышеизложенным пониманием геополитики (условно расширительным) в ряде публикаций последних лет дается ее трактовка, близкая к традиционной, т. е. ограничивающая круг проблем, изучаемых этой наукой, анализом воздействия факторов естественной среды на национальную политику.

В СССР геополитика вплоть до конца 80-х годов рассматривалась как «реакционная антинаучная доктрина, использующая для обоснования агрессивной политики империалистических государств извращенно истолкованные данные физической, экономической и политической географии.

Основные причины резко отрицательного отношения властей к геополитике состояли в следующем. Во-первых, фундаментальные положения этой науки противоречили догмам официального марксизма, особенно так называемому классовому подходу к общественному развитию и идее пролетарской солидарности. Во-вторых, немецкая геополитика обосновывала территориальные притязания нацизма, что дискредитировало геополитику как таковую, особенно в стране, понесшей наибольшие потери от нацистской агрессии. В-третьих, при разработке и проведении в жизнь советской внешней политики предпочтение отдавалось идеологическим факторам в ущерб всем остальным — экономическим, географическим, демографическим и пр.

Такое пренебрежение к геополитике не позволяло адекватно анализировать политическое поведение государств, прежде всего соперников в холодной ВОЙНЕ. Это привело к ряду крупных ошибок. Последняя из них но времени — вторжение в Афганистан.

При официальном отторжении геополитики как «лженауки» она существовала в СССР де-факто. Геополитическими соображениями были вызваны:

- создание после Второй мировой войны вокруг границ СССР пояса зависимых государств;

- появление так называемой «доктрины Брежнева», в соответствии с которой предусматривалось применение силы для сохранения советской сферы влияния;

- введение советских войск в Чехословакию в 1968 году с целью предотвратить создание в этой стране Прозападного режима.

Советские военные специалисты и дипломаты небезуспешно разрабатывали геостратегии, не используя при этом геополитическую теорию и ее терминологию, по активно апеллируя к фактору географического положения.

В конце 70-х годов некоторыми учеными, в частности президентом Советской ассоциации политических наук Г. X. Шахназаровым, ставился вопрос о необходимости разработки теории советской геополитики. В период перестройки после снятия табу на «буржуазные» направления общественной мысли активно обсуждались основы геополитического порядка, связанного с «новым политическим мышлением», улучшением отношений между Востоком и Западом, перспективами совместного решения глобальных проблем, строительством «общеевропейского дома» и т. д. В опубликованных в этот период работах историков, политологов, экономистов и географов анализировались геостратегии мировых держав, соотношение в них экономических, политических и военных компонентов. Эти проблемы интенсивно исследовались Г. Л. Арбатовым, А. Е. Бовиным, Н. В. Загладиным, А. А. Кокошиным, В. А. Кремешоком, И. Б. Пономаревой, А. И. Уткиным и другими авторами.

В конце XX века геополитика получила признание в России со стороны власти и научной общественности. В декабре 1993 года Государственная дума Российской Федерации учредила Комитет по геополитике. Со второй половины 90-х годов термин «геополитика» прочно занял место в официальных документах, в частности в посланиях президента Федеральному собранию и в «Концепции внешней политики Российской Федерации* (2000). Свои геополитические кредо опубликовали оппозиционные политики В. В. Жириновский, Г. А. Зюганов, С. Н. Бабурин, А. В. Митрофанов.

В начале 90-х годов был восстановлен статус геополитики как дисциплины в системе политических наук. А. Г. Дугин считает геополитику прежде всего идеологией. По его мнению, геополитика — это «мировоззрение власти, наука о власти и для власти», «наука править».

В последние годы в связи с обогащением и расширением проблематики геополитики разрабатывается ее категориальный аппарат, являющийся инструментом исследования конкретных явлений. К числу основных категорий геополитики относятся:

- геополитическое пространство;

- геополитическое поле;

- геополитический регион;

^ Понятие, категории и функции геополитики

- геополитические линии;

- геополитическое соперничество;

- геостратегия;

- границы;

- национальная безопасность государства;

- национальный интерес;

- национальная мощь;

- территория;

- экспансия.

^ Геополитическое пространство — среда, оказывающая влияние на формирование отношений между государствами.

Геополитическое поле — это пространство, контролируемое государством или союзом государств.

К. В. Плешаков предложил следующую классификацию подобных нолей.

1. Эндемическое (от греч. endemos — местный) поле — это пространство, контролируемое государством продолжительное время. Принадлежность этой территории данной национальной общности

признают соседи.

2. Пограничное поле — территория, находящаяся под контролем государства, но демографически, экономически и политически недостаточно им освоенная. Чаще всего таким полем бывают пространства, населенные национальными меньшинствами. Сопредельные государства иногда ставят под сомнение принадлежность этих территорий данному государству, но все же не рассматривают их как свои. К числу таких полей могут быть отнесены азиатские, северо-восточные и дальневосточные регионы России, а также Кавказ, Калининградская область, мусульманский анклав на Волге.

3. Перекрестное поле — пространство, па которое претендуют несколько сопредельных государств. К таким пространствам относите большие территории бывшего СССР, населенные русскими и русскоязычными пародами, не по своей воле оказавшимися в ближнем зарубежье.

4. Тотальное поле — непрерывное пространство, находящееся под контролем национальной общности.

5. Геополитическая опорная точка — место (территория), находящееся вне тотального поля, контролируемое каким-либо государством по коммуникации к которому контролируются другим (другими) государствами. Примером такой опорной точки России являете Калининградская область.

6. Метаполе — пространство, осваиваемое одновременно несколькими государствами1.

^ Геополитический регион — пространство, характеризующееся высокой интенсивностью политических, экономических, торговых и культурных связей (например, Северная Америка, Европа, Ближний Восток, Юго-Восточная Азия).

^ Геополитические линии — структурообразующие факторы организации геополитического пространства. Ими являются сухопутные, морские и воздушные коммуникации, наиболее важные направления грузопотоков и нуги транспортировки сырья. За них идет постоянная скрытая или явная борьба.

^ Геополитическое соперничество — противостояние государств и столкновение их противоположных интересов. Оно может иметь горизонтальный, вертикальный и очаговый характер. Горизонтальное соперничество протекает на поверхности суши и моря, вертикальное связано с гонкой вооружений в космосе, а очаговое проявляется в ограниченных регионах, находящихся вне прямого столкновения оппонентов (например, Куба в 1961 году, Ближний Восток в 60-70-е годы).

Геостратегия — направление внешнеполитической деятельности государства, основанное на геополитике. Она классифицируется по масштабам (глобальная, региональная и страновая) и но пространственным средам (сухопутная, морская, воздушная и космическая). Геостратегия зависит от понимания властью и обществом места страны в мире, ее геополитического положения, национальных интересов и приоритетов, географического распределения угроз национальной безопасности, которые исходят из-за рубежа. Государственная геостратегия определяется также исторически сложившимся в течение длительного времени характером отношений с другими государствами — дружественными, нейтральными или враждебными.

Границы — линии, очерчивающие территории государств, их политическое пространство. Они выполняют следующие функции:

- разделение зон действия национальных суверенитетов;

- ограничение или исключение контактов между жителями сопредельных государств;

- задержание преступников;

- сбор пошлин с ввозимых или вывозимых товаров;

- контроль за квотами ввозимых товаров и миграцией людей;

- санитарный контроль и т. д.

Границы подразделяются на естественные и искусственные. В качестве естественных границ используются рубежи, созданные природой, главным образом моря и океаны, горы, реки. Границы по рекам пролегают по линии фарватера. Искусственные границы обустраиваются людьми и представляют собой продукт взаимодействия государств.

Границы определяют ареал формирования национального самосознания и национальной идентичности. Способность государства обеспечить их защиту и неприкосновенность является показателем его силы и авторитета в мировом сообществе.

^ Национальная безопасность государства — его защищенность от внутренних и внешних угроз, способность обеспечить суверенитет, независимость и территориальную целостность, создать условия для нормальной жизнедеятельности общества.

Исторически национальная безопасность отождествляется с военной безопасностью, защищенностью от вооруженного нападения извне. Военный компонент сохраняет свою значимость и в настоящее время. Вместе с тем обострение глобальных проблем придает понятию «национальная безопасность» принципиально новые измерения — экологическое, демографическое, энергетическое, продовольственное и др.

^ Национальный интерес — осознание коренных потребностей общества и их отражение в деятельности государственных лидеров. Термин пришел в российскую политическую науку из англоязычной литературы, в которой он имеет значение «государственного интереса».

Национальный интерес состоит в наращивании экономического, военного, финансового и научно-технического потенциала государства, в усилении его геополитического влияния, в росте благосостояния населения, в интеллектуальном и нравственном прогрессе общества. На него влияют такие факторы, как специфика географического положения страны, социально-экономическая и политическая ситуация в ней, национально-культурные и цивилизационные особенности. Естественными ограничителями национального интереса являются ресурсная база и национальные интересы других стран.

^ Национальная мощь — категория, традиционно отражающая такие компоненты, как территория государства, его природные ресурсы и численность населения, экономический и военный потенциал. Современное понимание национальной мощи включает также способность экономики к технологическим нововведениям и качество человеческого фактора.

Термином «национальная мощь широко оперирует влиятельная в политической науке стран Запада школа «политического реализма». Ее создатель Г. Моргентау, определяя «национальную силу государства», выделил девять характеристик:

1) географическое положение;

2) естественные ресурсы;

3) промышленные возможности;

4) военная подготовленность;

5) численность населения;

6) национальный характер;

7) национальная мораль;

8) качество дипломатии;

9) качество правительства1.

Экспансия — категория, широко применяемая в геополитике и используемая для характеристики территориальных приобретений, установления военно-политической сферы влияния. Разновидности экспансии:

- военная;

- экономическая;

- культурно-идеологическая;

- информационная.

По мере обострения и глобализации сырьевого кризиса, роста народонаселения, сокращения площади плодородных земель главным видом экспансии становится территориальная.

Кроме рассмотренных категорий геополитика широко использует категориальпый аппарат прежде всего политологии, теории международных отношений, военной теории. Она активно оперирует следующими категориями:

- агрессия;

- баланс сил;

- 6иполярность в политике;

- военная мощь;

- глобализация;

- многополярность в политике;

- политика сдерживания;

- политика с позиции силы;

- расстановка сил;

- цивилизация;

- ядерный паритет;

- ядерное сдерживание и др.

Агрессия - форма осуществления внешней политики государства. Представляет собой прямое или косвенное применение одним государством вооруженной силы против независимости и территориальной целостности другого государства. Может иметь и иные измерения — экономическое, психологическое, идеологическое и т. п. Действия обороняющегося государства, в том числе и наступательные, не являются агрессивными и отвечают нормам международного права.

Баланс сил участником мировой политики — это, по определению К. Э. Сорокина, взаимодействие различных по направленности и силе (в зависимости от мощи стран и их группировок) потоков экспансии, с одной стороны, и результатов разноуровневого и разнонаправленного сотрудничества — с другой. Баланс сил — это не равновесие, а лишь соотношение сил, причем соотношение динамическое, зависящее от игры всех определяющих его элементов.

^ Биполярность в политике — вариант системы «баланса сил». Проявляется в объединении составляющих его единиц вокруг двух основных центров (полюсов), сосредоточивших наиболее значимые измерения силы (прежде всего ядерное оружие). Биполярность была специфической чертой международных отношений после Второй мировой войны, когда основными центрами силы стали сверхдержавы — СССР и США, объединившие вокруг себя союзников. Для отношений между противоположными общественными системами были характерны конкуренция, конфронтационность и идеологическое соперничество. Биполярность периода холодной войны пришла на смену балансу сил XIX и первой половины XX века.

^ Военная мощь государства — совокупность материальных, и духовных возможностей государства, используемых для достижения военно-политических целей, как на международной арене, так и внутри отдельных государств: для подготовки войны и ее ведения, в целях агрессии или ее отражения, в интересах предотвращения войны, обеспечения безопасности — глобальной, региональной, национальной и т. д. По своему состоянию военная мощь может быть реальной и потенциальной. Последняя представляет собой максимальные возможности государства, которые могут стать действующими факторами войны при напряжении всех сил общества и его военной организации.

Глобализация — процесс, для которого, по мнению большинства исследователей, характерны следующие наиболее значимые сущностные черты:

- усиление взаимозависимости стран и пародов во всех сферах человеческой жизнедеятельности;

- образование всемирного рынка финансов, товаров и услуг, или мировой экономики;

- становление глобального информационного пространства, обеспечивающего осуществление любых видов деятельности в реальном масштабе времени;

- превращение знания в основной элемент общественного богатства;

- внедрение и доминирование в повседневной практике международных отношений универсальных либерально-демократических ценностей, прежде всего связанных с обеспечением прав человека.

^ Многополярность в политике — вариант системы «баланса сил», отличающийся взаимодействием нескольких или множества центров силы, более или менее сопоставимых но потенциалу. Трансформация

биполярной системы между народи BIX отношений в многополярную началась с конца 60-х годов и проявилась в образовании кроме США и СССР таких «полюсов силы», как Китай, Япония и Западная Европа.

^ Политика сдерживания это:

- комплекс мер, направленных на предотвращение прямой агресси или иных форм экспансии одного государства или группы государств по отношению к другому государству (или государствам); при этом основным компонентом политики сдерживания является открытая демонстрация возможных неблагоприятных последствий для агрессора или экспансиониста;

- комплекс мер, направленных па сужение масштабов начавшейся агрессии или экспансии с целью сведения их последствий к ми и им уму.

^ Политика с позиции силы — это политика, проводимая одни государством (или блоком государств) но отношению к другом государству (или государствам) на основе демонстрации действительного превосходства (или его имитации) в военном, военно-техническом, экономическом или демографическом отношении. Отличает использованием открытой угрозы давления или применением давления в одной или нескольких из указанных сфер.

^ Категория расстановка сил - отражает позиции государств в системе международных отношений, ее подсистемах и в конкретных ситуациях, характер взаимоотношений государств на различных структурных уровнях. Расстановка сил — категория преимущественно структурная в отличие от баланса сил — категории функциональной, связанной с внешнеполитической деятельностью государств на основе существующей расстановки сил, динамикой изменения сравнительной мощи государств, с их главными и специфическими интересами, с проблемой политических союзников и т. д. Баланс сил может неоднократно меняться при одной и той же их расстановке.

^ Понятие цивилизация в геополитике используется прежде всего в культурологическом значении (социокультурное образование, основу которого составляет религия) и географическом (формы кооперации людей, возникающие под воздействием географической среды). Употребляется и в более широком смысле — как целостная саморазвивающаяся система, включающая в себя все социальные и несоци альные компоненты географического процесса, всю совокупное* созданных человеком материальных и духовных основ.

^ Ядерный паритет — примерное равенство ядерных сил и вооружений СССР и США. В своих основных компонентах считался достигнутым к началу 70-х годом.

Ядерное сдерживание — доктрина, в соответствии с которой ядерное оружие является решающим фактором сдерживания и устрашения возможного агрессора, предотвращения мировой войны и поддержания международной стабильности. Была разработана в США в связи с появлением ядерного оружия и несколько десятилетий определяла отношения между двумя военно-политическими блоками: НАТО и Организацией Варшавского договора.

Геополитика отражает объективные связи и закономерности реальной жизни, что позволяет ей выполнять определенные функции. Несмотря на различные подходы к классификации этих функций, наиболее важными из них являются познавательная, прогностическая, управленческая и идеологическая. Рассмотрим эти функции по существу.

^ Познавательная функция связана прежде всего с изучением тенденций геополитического развития стран и пародов, различных факторов, явлений и процессов. Эта функция важна для понимания глобальных и региональных сдвигов па геополитической карте мира.

^ Прогностическая функция геополитики вытекает из познавательной и имеет целью определение ближайших и отдаленных перспектив развития геополитических сил и полей, обозначение возможных конфигураций стран и союзов, их влияния па международные отношения. В подготовке геополитических прогнозов важную роль играет мониторинг — отслеживание проходящих процессов.

^ Управленческая функция геополитики проявляется прежде всего в сборе и анализе эмпирической информации, в выработке практических рекомендаций для управления геополитическими процессами. Наконец, идеологическая функция геополитики состоит, во-первых, в выражении интересов правящих элит и наций и, во-вторых, в манипулировании сознанием людей, формировании у них соответствующих стереотипов поведения.

^ ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ ГЕОПОЛИТИКИ

Законы общест­венного развития отличаются от природных тем, что в их меха­низмы заложена человеческая воля.

Геополитика, как и другие науки об обществе и природе, изучает законы становления, функционирования и развития социальных, экономических, географических, политических, военных и других систем. Главным законом, который более всего привлекает внимание исследователей этой науки, по мнению видных специалистов, является закон фундаментального дуализма, проявляющийся в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Например, западные ученые Р. Челлен и А. Мэхен, X. Макиндер и К. Хаусхофер, русские исследователи этой проблемы Н.Я. Данилевский и В.П. Семенов-Тян-Шанский (1870-1942), П.Н. Савицкий и Л.Н.Гумилев считали, что этот дуализм выражается в противо-"поставлении сухопутного могущества («теллурократии») и морского могущества («талассократии»). Первое проявляется в виде военно-авторитарной цивилизации (например, Древняя Спарта, Древний Рим), второе — торговой цивилизации (Древние Афины и Карфаген)

Этот дуализм изначально несет в себе семена враждебности, которые, падая на хорошую политическую и военную почву, дают плоды непримиримой вражды двух стихий (жидкой, текучей и твердой, постоянной), двух типов культурно-исторических цивилизаций (демократии и идеократии). Сухопутное могущество, или теллурократия, характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, способами жизнедеятельности населения, устойчивостью его качественных ориентации: оседлость, ограниченность в выборе приложения труда, консерватизм, строгие нравственные или юридические нормы и законы, которым подчиняются все индивиды и группы людей, роды, племена, народы, страны, империи. Суша — это всегда прочно, устойчиво, твердо. Эта твердость формирует твердость морали и закона, твердость традиции. Нравы закрепляются в общественном сознании, передаются по наследству, формируется кодекс этических норм, принципов. Это проявляется, в частности, и в том, что сухопутным народам, особенно оседлым, близко чувство коллективизма, а не индивидуализма, чужд дух предпринимательства, наживы. В управлении большими и малыми группами главным принципом является иерархичность.

Морское могущество, или талассократия, по мнению автора этой концепции А. Мэхена, — совершенно противоположный тип цивилизации более динамична и восприимчива к техническому прогрессу. Ей присущ дух индивидуализма, наживы, предпринимательства. Эти и другие качества индивида или группы предопределяет море, требующее такого типа личности, которая может выжить в экстремальных условиях. Поэтому индивидуум, способный на предприимчивость и нестандартные решения, представляет высшую ценность. Следовательно, в такой цивилизации нравственные и юридические нормы, принципы, законы становятся относительными. Подобный тип цивилизации развивается активнее, чем теллурократический, легко меняет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку — стремление вперед, к новым открытиям, приключениям, наживе.

Другой закон геополитики: усиление фактора пространства в человеческой истории. Это особо подчеркивает А. Мэхен в работе «Влияние морской силы на историю» Рост влияния талассократии начинается вместе с эпохой великих географических открытий, а достигает вершины своего могущества в конце XX в. Гласным оплотом талассократии с середины XX в. стали США.

В качестве производного основного закона геополитики — дуализма талассократии и теллурократии можно с определенной долей условности назвать закон синтеза суши и моря — «береговая зона» Береговая зона выступает как субъект истории со своей волей и судьбой, но реализуются они в рамках геополитического дуализма.

^ МЕТОДЫ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ

Геополитика использует разные методы изучения соответствующих явлений и процессов.

Системный метод в качестве основного принципа берет структурно-функциональный подход, которым хорошо владели К. Маркс, Т. Парсонс и другие экономисты, социологи, политологи. Принято считать, что системный подход в социологии и политологии детально разработан в 50— 60-х годах нынешнего века Т. Парсонсом. Суть этого метода — в рассмотрении любой сферы общественной жизни, науки, в частности, геополитики, как целостного, сложно организованного и саморегулирующегося организма, находящегося в непрерывном взаимодействии с окружающей средой через входы и выходы системы. Любая система стремится к самосохранению (геополитическая не исключение) и выполняет определенные функции, среди них важнейшей является распределение ценностей и ресурсов и обеспечение принятия гражданами распределительных решений в качестве обязательных.

^ Деятельностный метод в науке (особенно политологии, психологии, социологии и др.) называют психологическим или социально-психологическим. Он ориентирован на изучение зависимости поведения индивидов или групп от их включения в более глобальные общности, а также на исследование психологических характеристик наций, классов, толпы, малых групп и т.п. В геополитике деятельностный метод направлен на анализ геополитической картины в её динамике. Он рассматривает ее как специфического вида живую и овеществленную деятельность, как циклический процесс, имеющий определенные стадии или этапы. Этот метод (деятельностный) составляет методологическую базу теории геополитических решений.

Сравнительный метод широко распространен во многих науках об обществе: в истории, социологии, географии и полито-логии. Его использовали Платон, Аристотель и другие мыслители Античного мира и Древнего Рима. В социологию его ввел французский философ О. Конт. Он предполагает сопоставление однотипных явлений жизни для выделения их общих черт и специфики, нахождения оптимальных путей решения задач и т.п. Этот метод позволяет плодотворно использовать опыт других народов и государств. Безусловно, это должно быть не слепое копирование тех или иных способов достижения геополитических целей, а творческое решение задач применительно к условиям, месту и времени.

Исторический метод также издавна применяется во всех общественных науках. Он требует изучения всех явлений жизни в последовательном временном развитии, выявлении связи прошлого, настоящего и будущего. Этот метод в геополитике, как и в философии, социологии, истории, политологии, — один из важнейших. Первый русский профессиональный социолог М.М. Ковалевский (1851 — 1916) на базе сравнительного и исторического методов предложил историко-сравнительный метод. Он хорошо известен и не нуждается в особых комментариях.

Сущность нормативно-ценностного метода — в его названии. Он включает в себя выяснение значения тех или иных фактов, явлений для государства, личности; оценку этих фактов или явлений для блага страны, индивида. Оценка дается с позиций справедливости или несправедливости, уважения или попрания свободы народов других стран. При этом предполагается, что политик, государственный деятель должен в своей деятельности, при принятии решений исходить из этических ценностей и норм и в соответствии с ними вести себя. Этот метод, безусловно, страдает многими недостатками. Чаще всего реальная политика и моральные нормы лежат в разных плоскостях. Нормативный метод, как правило, идеализирует политику и политических лидеров, принимающих порой непродуманные политические решения, меняющие коренным образом геополитическую картину мира. Примером могут служить решение Горбачева — Шеварнадзе о передаче 60 тыс. км2 Берингова моря США, роспуске Организации стран Варшавского договора или решение Ельцина, Кравчука, Шушкевича о ликвидации СССР и создании СНГ. Нормативный метод часто бывает оторван от реальности. Его слабость — в относительности ценностных суждений, их зависимости от социального положения и индивидуальных особенностей людей. Но (он придает геополитике человеческое измерение, вносит в нее определенное нравственное начало.

Функциональный метод требует тщательного изучения зависимостей между различными сферами общественной жизни. Этот метод практически далек от этических оценок, геополитических решений и базируется на позитивистско-прагматических установках. Одним из первых этот метод широко использовал известный итальянский политик, мыслитель Н. Макиавелли. В книге «Государь» он провозгласил отказ в реальной политике не только от религиозных догм, но и от этических ценностей. Его методологической установкой был анализ реальной жизни, политики во всей ее противоречивости.

Сведения об этом методе будут неполными, если не сказать о примыкающем к нему бихевиористском методе. Последний широко использует методы естественных наук и конкретных социологических исследований. Он требует ясности, четкости, однозначности и проверяемости знаний опытом. Требования бихевиористского метода применительно к политике сформулировал Вудро Вильсон в 1880 г. Суть их сводилась к следующему:

политика (и геополитика) имеет личностное измерение. Действия людей (их интересы) фокусирует и выражает конкретная личность. Она и является главным объектом исследования;

главными мотивами поведения, действий людей являются психологические мотивы. Они могут быть социально обусловлены, но могут иметь специфическую индивидуальную природу;

широкое использование методов естественных наук, в частности, количественные измерения, когда можно применять математические, статистические данные, возможности компьютерной техники.

К этим методам примыкает структурно-функциональный анализ. Он рассматривает общество, государство, союз государств как систему, обладающую сложной структурой, каждый элемент которой выполняет специфические функции, удовлетворяющие определенные потребности и ожидания системы. Институциональный метод ориентирует на изучение деятельности институтов, с помощью которых осуществляется политическая деятельность — функционирование государства, партий, организаций и объединений и т.п. Этот метод до начала XX в. был ведущим в_политологии. (английский социолог Г. Спенсер (1820—1903).

Антропологический метод. На первое место по важности он ставит не социальные факторы, а природу человека, имеющего большой набор потребностей, прежде всего ма-гериальных (в воздухе, воде, пище, одежде, жилище, безопасности, духовном развитии и т. п. ). Этот метод предлагает не ограничиваться изучением социальной среды или^ рациональной мотиваций при принятии важных решений — политических, экономических, социальных, военных и т.д., но выявлять, изучать иррациональные, инстинктивные мотивы поведения.

Общелогические методы относятся в большей степени к организации и процедуре познавательного процесса, связанным" с геополитическими действиями, изменениями. В эту группу входят анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование и восхождение от абстрактного к конкретному, сочетание анализа исторического и логического, все виды эксперимента, моделирование, кибернетические, математические, прогностические и другие методы.

Методы эмпирических исследований пришли в геополитику и вообще в науку из социологии, статистики, кибернетики и других наук. К ним относятся анализ документов, опросы, эксперименты, теория игр и др.
^ МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНФЛИКТЫ И СПОСОБЫ ИХ РАЗРЕШЕНИЯ

Природа современных международных конфликтов

Двадцатое столетие как никакой иной период всемирной истории насыщено международными конфликтами. Наиболее масштабными из них, сыгравшими огромную роль в судьбе человечества, были две мировые войны. С распадом колониальной системы между новыми суверенными государствами начали возникать военные противоборства на этноконфессиональной и социально-экономической основе, из-за территориальной разделенности этносов, принадлежности элиты и населения к разным этносам.

После окончания холодной войны казалось, что мир вошел в стадию длительного бесконфликтного существования. В академических Кругах эта позиция была выражена в публикациях американского ученого Фукуямы о конце истории как эре соперничества идей и утверждения либеральных принципов организации человеческого общества. Однако события развивались в ином направлении. Резко увеличилось количество локальных и региональных конфликтов, они ужесточились и усложнились. Большинство конфликтов возникло на территории развивающихся стран и бывшего социалисти¬ческого содружества. Усилилась тенденция к размыванию границ между внутренними и международными конфликтами.

С крахом биполярной системы участие в региональных конфликтах и процессе их урегулирования превратилось в ключевую проблему деятельности крупнейших международных организаций, в одно из важнейших направлений внешней политики ведущих мировых держав. Резко возросли масштабы международных операций по поддержанию мира, а сами эти операции имеют преимущественно военизированный характер и направлены на «силовое умиротворение» противоборствующих сторон.

В условиях глобализации конфликты создают серьезную угрозу мировому сообществу в связи с возможностью их расширения, опасностью экологических и военных катастроф, высокой вероятностью массовых миграций населения, способных дестабилизировать ситуацию в сопредельных государствах. Поэтому со всей остротой встает вопрос об изучении природы современных конфликтов и особенностей их протекания, способов предотвращения и урегулирования.

На протяжении длительного времени международные конфликты изучались главным образом исторической наукой, вне сравнения с другими видами социальных конфликтов. В 40-60-х годах в рабо¬тах прежде всего К. Райта и П. Сорокина оформился иной подход к международным конфликтам — как к разновидности социальных конфликтов.

Представители так называемой общей теории конфликтов (К. Боулдинг, Р. Снайдер и др.) не придают существенного значения специфике международного конфликта как одной из форм взаимодействия между государствами. К этой категории они нередко относят многие события внутренней жизни в отдельных странах, влияющие на международную обстановку: гражданские волнения и войны, государственные перевороты и военные мятежи, восстания, партизанские действия и пр.

Причинами международных конфликтов ученые называют:

- конкуренцию государств;

- несовпадение национальных интересов;

- территориальные притязания;

- социальную несправедливость в глобальном масштабе;

- неравномерное распределение в мире природных ресурсов;

- негативное восприятие сторонами друг друга;

- личную несовместимость руководителей и пр.

Для характеристики международных конфликтов используется различная терминология: «враждебность», «борьба», «кризис», «вооруженное противостояние» и пр. Общепринятого определения международного конфликта пока не существует из-за многообразия его признаков и свойств политического, экономического, социального, идеологического, дипломатического, военного и международно-пра-вового характера.

Ряд исследователей пытаются выработать понятие международного конфликта, которое могло бы служить средством изучения этого феномена: Одно из признанных в западной политической науке определений международного конфликта дано К. Райтом в середине 60-х годов: «Конфликт есть определенное отношение между государствами, которое может существовать на всех уровнях, в самых различных степенях. В широком смысле конфликт может быть подразделен на четыре стадии: 1) осознание несовместимости; 2) возрастающая напряженность; 3) давление без применения военной силы для разрешения несовместимости; 4) военная интервенция или война для навязывания решения. Конфликт в узком смысле относится к ситуациям, в которых стороны предпринимают действия друг против друга, т. е. к двум последним стадиям конфликта в широком смысле».

Достоинством этого определения является рассмотрение международного конфликта как процесса, который проходит определенные стадии развития. Вместе с тем неправомерно выделение в нем войн в качестве обязательной стадии, поскольку конфликты вовсе не всегда связаны с применением вооруженного насилия. Понятие «международный конфликт шире понятия «война», которая является частным случаем международного конфликта.

С учетом последнего обстоятельства представляется более плодотворным определение международного конфликта как одной из форм проявления межгосударственных противоречий па стадии их значительного обострения, когда стороны предпринимают открытые действия друг против друга с целью реализации своих интересов, используя при этом все доступные средства, которые могут быть применены в данной международной обстановке. Иными словами: международный конфликт — это прямое столкновение государств.

Для обозначения такой фазы в развитии международного конфликта, когда противостояние сторон сопряжено с угрозой его перерастания в вооруженную борьбу, нередко используется понятие «международный кризис». По своим масштабам кризисы могут охватывать отношения между государствами одного региона, различных регионов, крупнейшими мировыми державами (например, Карибский кризис 1962 года). При неурегулированности кризисы либо перерастают в военные действия, либо переходят в латентное состояние, которое в дальнейшем способно порождать их вновь.

В период холодной войны понятия «конфликт» и «кризис» являлись практическим инструментарием для решения вoeнно-политических проблем противостояния СССР и США, снижения вероятности ядерного столкновения между ними. Существовала возможность сочетать конфликтное поведение с сотрудничеством в жизненно важных областях, находить пути деэскалации конфликтов.

Исследователи различают положительные и отрицательные функции международных конфликтов. К числу положительных относят:

- предотвращение стагнации в международных отношениях;

- стимулирование созидательных начал в поисках выходов из сложных ситуаций;

- определение степени рассогласованности интересов и целей государств;

- предотвращение более крупных конфликтов и обеспечение стабильности путем институционализации конфликтов малой интенсивности.

Деструктивные функции международных конфликтов усматриваются в том, что они:

- вызывают беспорядок, нестабильность и насилие;

- усиливают стрессовое состояние психики населения в странах-участницах;

- порождают возможность неэффективных политических решений.

В научной литературе предлагаются разные основания для классификации конфликтов.

В зависимости:

1. от количества участников различают конфликты - двусторонние и многосторонние,

2. от географического распространения — локальные, региональные и глобальные,

3. от времени протекания — краткосрочные и длительные,

4. от характера используемых средств — вооруженные и невооруженные,

5. от причин — территориальные, экономические, этнические, религиозные и пр.

Исходя из возможности урегулирования международных конфликтов их классифицируют на конфликты с противоположными интересами, в которых выигрыш одной стороны сопровождается проигрышем другой (конфликты с «нулевой суммой»), и конфликты, в которых существует возможность компромиссов (конфликты с «ненулевой суммой»).

Значительное место в международно-политической науке занимает проблема предотвращения, ограничения и урегулирования конфликтов. Констатируется уникальность каждого конфликта с точки зрения его причин и эволюции, отсутствие универсальных способов их урегулирования. При этом отмечается, что даже примеры успешного урегулирования конфликтов в лучшем случае имеют ограниченную ценность для применения в других ситуациях.

В качестве наиболее эффективных способов урегулирования конфликтов рассматриваются:

- переговорные процессы;

- посреднические процедуры;

- арбитраж;

- сокращение и прекращение поставок оружия сторонам конфликта;

- организация свободных выборов.

Такое разнообразие подходов к международным конфликтам вызывается сложностью и многогранностью этого феномена и как следствие возможностью акцептов на тех или иных его аспектах, различной интерпретации детерминант, хода и исхода.

В истории человечества международные конфликты, включая войны, вызывались экономическими, демографическими, геополитическими, религиозными и идеологическими факторами. ПОСЛЕ Октябрьской революции на возникновение основных международных конфликтов значительное влияние оказало соперничество идеологий — либеральной, коммунистической и фашистской. Это соперничество явилось одной из существенных причин Второй мировой войны и последовавших за ней холодной войны, ряда региональных конфликтов.

Общность идеологий, однако, не предотвратила столкновений СССР и КНР, КНР и Вьетнама, Великобритании и Аргентины. Конфликты между социалистическими странами были вызваны державными амбициями, территориальными спорами, претензиями на идейную монополию. Камнем преткновения между Великобританией и Аргентиной стали Фолклендские острова, население которых стремилось отделиться от метрополии и в своих сепаратистских устремлениях получило поддержку Аргентины.

Внешне нынешняя конфликтность проистекает из прекращения конфронтации двух военно-политических блоков, каждый из которых был организован и иерархизирован сверхдержавами. Ослабление блоковой дисциплины, а затем и крах биполярпости способствовали увеличению числа «горячих» точек па планете. Конфликтогенным фактором является этническое самоутверждение, более жесткое, чем прежде, самоопределение на основе категорий «мы»- и «они».

Наиболее глубоким в содержательном плане и эвристически плодотворным представляется подход к объяснению природы современных конфликтов, предложенный американским ученым С. Хантингтоном. По его мнению, корни нынешней конфликтности в мире следует искать прежде всего в соперничестве семи-восьми цивилизаций — западной, славяно-православной, конфуцианской, исламской, индуистской, японской, латиноамериканской и, возможно, африканской, отличающихся своей историей, традициями и культурно-религиозными признаками. Позицию Хантингтона во многом разделяют и некоторые отечественные ученые (С. М. Самуилов, А. И. Уткин).

Самые масштабные конфликты последних десятилетий, влияние которых выходит далеко за локальные рамки, — это конфликты, возникшие на религиозной основе. Наиболее значимые из них следующие.

1. Конфликты, вызванные исламским фундаментализмом, превратившимся в политическое движение и использующим религиозные догмы для установления во всем мире «исламского порядка».

Многолетняя война с «неверными» ведется во всех уголках планеты с широким применением террористических методов (Алжир, Афганистан, Индонезия, Соединенные Штаты, Чечня и т. д.).

2. Межконфессиональные конфликты в Африке. Война в Судане, унесшая жизни 2 млн человек и вынудившая 600 тыс- стать беженцами, была вызвана прежде всего противостоянием между властью, выражавшей интересы мусульманской части населения (70%), и оппозицией, ориентированной на язычников (25%) и христиан (5%). Религиозный и этнический конфликт между христианами, мусульманами и язычниками в самой крупной стране континента — Нигерии.

3. Война на Святой земле, в которой главный объект спора (Иерусалим) имеет огромное значение не только для непосредственных участников конфликта — мусульман и иудеев, но и для христиан.

4. Конфликт между иидуистами и исламистами, возникший со времени раздела в 1947 году Индии на Индийский союз и Пакистан и таящий угрозу столкновения двух ядерных держав.

5. Противостояние сербов и хорватов по религиозному признаку, сыгравшее трагическую роль в судьбе Югославии.

6. Взаимное истребление на этнорелигиозной почве сербов и албанцев, проживающих в Косово.

7. Борьба за религиозную и политическую автономию Тибета, начавшаяся с присоединения к Китаю в 1951 году этой территории, бывшей тогда независимой, и приведшая к гибели 1,5 млн человек.

В последние десятилетия с проблемами культурологических вызовов сталкиваются и развитые постиндустриальные государства. Массовые миграции из развивающихся государств, лишь ограниченно сдерживающиеся эмиграционной политикой, создали угрозу стабильности Западной Европы, обострили и без того напряженные этнорасовые отношения в США.

Опыт последних десятилетий показывает, что если удельный вес мигрантов ниже 5-7% численности населения страны, то во втором-третьем поколении они в основном ассимилируются доминантной культурой. Если же доля мигрантов превышает «критическую массу», то культурно-этнические меньшинства борются за признание самобытности своих интересов, чем нередко дестабилизируют ситуацию.

Внутри же цивилизаций нации не склонны к воинствующему самоутверждению и, более того, стремятся к сближению на общей цивилизационной основе, вплоть до образования межгосударственных союзов. Внутрицивилизационная интеграция отчетливо проявилась в преобразовании Европейского сообщества в Европейский союз и расширении последнего за счет государств, имеющих общие с ним культурно-религиозные ценности; в создании Североамериканской зоны свободной торговли; в резком ужесточении ЕС въездных квот дня выходцев из стран Азии, Африки и Латинской Америки с весьма категоричной мотивировкой — культурная несовместимость. Интеграционные процессы нашли выражение в образовании российско-белорусского союза, в формировании единого экономического пространства с участием России, Белоруссии, Украины и Казахстана.

Первая из них заключается в ожесточенности таких конфликтов ввиду противостояния формировавшихся веками различных систем ценностей и образов жизни. Это противостояние с трудом поддается урегулированию. Так, в конфликте Армении и Азербайджана просматривается не столько столкновение по поводу увеличения или уменьшения национальной территории, сколько фронтальное противостояние систем ценностей, религий, разных подходов к существенным вопросам бытия.

Вторая особенность конфликтов повой эпохи заключается в поддержке участников со стороны стоящих за ними гигантских цивилизационных зон. В споре вокруг Фолклендских островов в 1982 году на стороне Аргентины стоял весь латиноамериканский мир, а на стороне Великобритании — Запад. Масштабы цивилизационной поддержки Афганистана испытал на себе «ограниченный контингент» Советской Армии, встретивший противодействие, по существу, всего исламского мира. Практическую безграничность ресурсов цииилизации ощущают Пакистан и Индия — в споре из-за Пенджаба и Кашмира, палестинцы — на Ближнем Востоке, христиане и мусульмане — в бывшей Югославии. Поддержка исламом чеченского сепаратизма стимулирует этнонолитический конфликт на Северном Кавказе. В ходе вооруженных столкновений в Косово весной 1999 года симпатии к сербам проявили не только славянские народы, но и неславянские, принадлежащие к восточно-христианскому миру (греки, румыны, армяне, грузины), практически все пароды и государства, которые выступают сегодня, прежде всего в культурном отношении, как наследники Византии.

Третья особенность конфликтов обозримого будущего заключается в фактической невозможности достижения и них победы. Цивилизационная принадлежность участников столкновений, гарантирующая им солидарность глобального масштаба, стимулирует решительность, а порой и жертвенность участников борьбы.

Четвертая особенность современных международных конфликтов состоит в том, что цивилизационпый фактор может сочетаться с национально-территориальным — геополитическим по своему существу. Так, участники сербо-мусульмано-хорватского конфликта в Югославии часто меняли союзников в зависимости от изменения ситуации: хорваты-католики вступали в союз с мусульманами против православных сербов, сербы становились союзниками мусульман против хорватов. Позиция стран Запада по отношению к участникам конфликтов также не определялась всецело соображениями цивилизационной близости. Германия поддерживала хорватов, Великобритания и Франция симпатизировали сербам, а США — боснийцам-мусульманам.

Сочетание цивилизационного и геополитического факторов конфликта имеет место в Косово, где его участники — православные сербы и мусульмане-албанцы — претендуют на одну и ту же территорию. Противостояние между ними сопровождается прямым или косвенным вовлечением в конфликт ряда государств, в результате чего в значительной степени стирается грань между внутренним и международным конфликтами.

Пятая особенность современных конфликтов — практическая невозможность четкого определения агрессора и его жертвы. Когда происходят такие цивилизационные катаклизмы, как распад Югославии, где оказываются затронутыми ткани трех цивилизаций — славяно-православной, западной и исламской, характер суждений о причинах кризиса и о его инициаторах во многом зависит от позиций аналитика.

Хотя конфликты обозримого будущего вероятны, прежде всего, как межцивилизационные, не следует исключать возможности их возникновения между субъектами одной цивилизации. Пример тому — Ирано-иракская война 1979-1980 годов, в возникновении которой существенную роль сыграло соперничество шиитской и сунитской ветвей ислама.

Однако конфликты внутри одной цивилизации, как правило, менее интенсивны и не имеют столь выраженной тенденции к эскалации. Принадлежность к одной цивилизации уменьшает вероятность насильственных форм конфликтного поведения.

Цивилизационное единство Запада, основывающееся на общности ценностей и христианском духовном наследии, минимизирует возможность возникновения военно-политической конфронтации между США и Европейским союзом или внутри последнего, несмотря на имеющиеся различия и противоречия. Ввиду принадлежности России и Украины к одной цивилизации — славяно-православной — незначительна вероятность применения ими насилия друг против друга из-за Крыма или экономических проблем. В интересах обоих государств прививать своим гражданам чувство принадлежности к более широкому сообществу, выходящему за рамки национальной территории.

Таким образом, окончание холодной войны явилось завершением одной взрывоопасной полосы в истории человечества и началом новых коллизий. Крушение двухполюсного мира вызвало не стремление народов воспринять ценности постиндустриального Запада, во многом обеспечившие ему нынешнее лидерство, а тягу к собственной идентичности па цивилизационной основе.

Сейчас очевидно, что межцивилизационные конфликты становятся главными, затрагивающими органические основы бытия человечества. Они особенно обостряются вдоль северной границы распространения ислама, на рубеже христианской и исламской цивилизаций.

Потребуются немалые усилия, чтобы не допустить превращения региональных межцивилизациоиных конфликтов в глобальные межцивилизационные. В долгосрочном плане цивилизациям необходимо стремиться к более глубокому пониманию философских и религиозных основ друг друга, мироощущения людей, живущих в их пределах. Возможность сосуществования цивилизаций будет зависеть от выявления и учета существующих между ними элементов общности.

Попыткам некоторых держав монополизировать миссию урегулирования политических и иных противоречий с позиции силы мировое сообщество в лице ООН и ЮНЕСКО противопоставляет альтернативу — Программу культуры мира, выражающую общие интересы человечества. В отношениях между народами, этническими, религиозными и иными группами, между отдельными людьми Программа культуры мира утверждает уважение к жизни и правам человека, отказ от насилия, приверженность принципам демократии, свободы, справедливости, плюрализма и толерантности. Усвоение идей, принципов и стандартов культуры мира жизненно важно как для отдельных государств, так и для человечества в целом.

Увеличение числа «горячих» точек па планете ставит перед мировым сообществом проблему поиска эффективных средств предотвращения и мирного урегулирования международных конфликтов. В послевоенный период выработано немало плодотворных подходов к ее решению.

Прежде всего конфликты должны выявляться и разрешаться на возможно более ранних стадиях. Крайне важно начать урегулирование до того, как стороны окажутся втянутыми в вооруженную борьбу.

^ После начала вооруженных действий ход событий, как показывает практика, развивается по двум сценариям.

Первый сценарий предполагает относительно быструю победу одного из участников и поражение другого. Именно на победу рассчитывает каждая из сторон, вступая в вооруженную борьбу. Будучи не удовлетворенной исходом, побежденная сторона, собравшись с силами, может снова развязать конфликт, и тогда начинается новый виток конфликтных отношений.

Второй сценарий реализуется, когда силы сторон приблизительно равны. В этом случае конфликт приобретает характер длительного вооруженного противостояния. Он то затухает, то разгорается вновь с переменным успехом для каждого из участников. При этом конфликт может расширяться, вовлекая в свою орбиту новых участников, среди которых нередко оказываются и те, кто пытался его урегулировать в качестве посредников. Зачастую расширяется и предмет спора. Например, начавшись с территориальных разногласий, конфликт распространяется и на другие сферы взаимоотношений.

Как правило, для урегулирования такого длительного конфликта стороны должны прийти к выводу о бесперспективности продолжения вооруженной борьбы. Чаще всего это происходит вследствие истощения ресурсов или риска полного проигрыша, нередко обоюдного (наиболее яркий пример такого исхода — опасность взаимного уничтожения участников конфликта). Иными словами, должна сложиться некая патовая ситуация, осознаваемая ее участниками как таковая.

Принципиальная возможность урегулирования конфликтов обеспечивается тем, что противоборствующие стороны почти всегда имеют определенные совпадающие интересы. Кроме того, существуют еще и нейтральные интересы, которые могут различным образом увязываться и также приобретать значимость для сторон, стимулируя поиски путей разрешения конфликтов. На это обстоятельство еще в 60-е годы обратил внимание один из основателей конфликтологии Т. Шеллинг, заметив, что «чистый конфликт», когда интересы сторон полностью противоположны (так называемый конфликт с нулевой суммой), представляет собой особый случай. Он, по мнению Т. Шеллинга, может возникнуть в войне, направленной на взаимное уничтожение.

Практически большинство конфликтов не являются конфликтами с «нулевой суммой». Это открывает перспективу нахождения баланса интересов. Уже само по себе осознание противоборствующими сторонами того факта, что конфликт не является ситуацией с «нулевой суммой», когда выиграть может только один из участников, — важнейшее условие мирного урегулирования конфликтов. Оно открывает перспективу перехода от конфронтации к совместному поиску решения.

Как известно, советско-американское соперничество в начальный период холодной войны имело жестко копфронтационный характер. Киссинджер, формировавший американскую дипломатию времен би-полярности, писал в мемуарах: «У биполярного мира не может быть каких-то оттенков; выигрыш для одной стороны представляется как абсолютная потеря для другой. Каждая проблема сводится к вопросу выживания»1.

Осознание обеими сторонами возможности взаимного уничтожения в ядерной войне вынудило их пересмотреть копфронтационные установки и создать разветвленную структуру двусторонних и многосторонних механизмов, снижающих вероятность широкомасштабного столкновения. Уже в 1963 году Шеллинг сделал вывод о том, что конфронтация между СССР и США в своей основе не является конфликтом с «пулевой суммой*, и у обеих сторон имеются общие интересы.

С учетом вышеизложенного рассмотрим некоторые возможные подходы к проблеме мирного урегулирования конфликтов.

Одним из них является принцип разведения интересов сторон. Он может быть проиллюстрирован примером разрешения конфликта между Египтом и Израилем из-за территории на Синайском полуострове, оккупированной в ходе шестидневной войны 1967 года.

Во время переговоров по мирному урегулированию проблемы в 1978 году интересы сторон, казалось, были несовместимы. Израиль настаивал на сохранении за ним части Синая, а Египет требовал полного возвращения захваченной территории. Никакие компромиссные решения не устраивали обе стороны. Казалось, что поиск урегулирования зашел в тупик.

Однако анализ интересов сторон показал, что Израиль был заинтересован в контроле над Синаем для обеспечения своей безопасности, которая ему представлялась надежной при наличии буфера между вооруженными силами обоих государств. Египет же не мог смириться с отторжением территории, принадлежавшей ему с древности.

Разрешение конфликта оказалось возможным благодаря возврату Синая под полный суверенитет Египта и его демилитаризации, гарантировавшей безопасность Израиля.

Принцип разведения интересов сторон эффективен далеко не всегда. Часто стороны заинтересованы в одном и том же — в одной территории, в одних источниках сырья и т. и. Однако и в этом случае не исключено мирное разрешение конфликтов. Компромисс достижим на основе различения значимости объектов соперничества для участников конфликта и благодаря их взаимным уступкам.

Принцип взаимных уступок может быть реализован путем обращения сторон к независимым экспертам для выработки соответствующих предложений. В качестве таких экспертов могут привлекаться общественные деятели, ученые, международные организации. Разработка нескольких вариантов решений позволяет выбрать из них оптимальный или интегрировать различные идеи.

В определенных ситуациях противоречия между участниками конфликта могут оказаться трудноразрешимыми или вовсе не разрешимыми. Так, драматизм ситуации в отношениях между Израилем и палестинцами состоит в том, что оба народа претендуют на одну и ту же территорию, одну и ту же столицу, одни и те же места, где находятся святыни каждого из них. В конфликте просматривается тенденция его перерастания из территориального в израильско-исламистский, а в худшей перспективе — в западно-исламистский.

Во многих конфликтах обмен уступками крайне затруднен вследствие значимости объектов спора для интересов сторон и их нежелания идти на уступки. Но и в этом случае возможно снижение остроты конфликта путем временного отказа от обсуждения наиболее сложных вопросов и достижения договоренностей по остальным. В результате применения принципа «вынесения за скобки» во многих случаях достижимо частичное соглашение, позитивно влияющее па взаимоотношения сторон.

Примером целесообразного применения данного принципа явилось решение в конце 80-х годов намибийской проблемы. «Вынесение за скобки» вопросов внутреннего устройства страны способствовало достижению независимости Намибии от ЮАР. Выбор формы внутреннего устройства был осуществлен волеизлъявлением народа (под контролем ООН).

Для разрешения конфликтов с «ненулевой суммой» его участникам могут быть полезны принципы поведения, сформулированные в середине 80-х годов американским исследователем Р. Аксельродом применительно к отношениям между США и СССР.

1. Следует ориентироваться не на то, сколько в итоге получит противоположная сторона, а насколько будут удовлетворены ваши интересы.

2. Не следует первым выбирать конкурентное поведение. Это рискованно, так как может привести к ответным действиям и конфронтации в дальнейшем.

3. Целесообразно отвечать тем же самым ходом, что и партнер: на кооперативное поведение — кооперативным, на конкурентное —конкурентным, причем сразу.

4. Если в ситуациях с «нулевой суммой» важно сохранять в тайне свои замыслы, то в ситуациях с «ненулевой суммой», напротив, лучше показать, что вы будете отвечать тем же, что и партнер1.

Поиску конкретных вариантов разрешения конфликта, как правило, должно предшествовать снижение уровня напряженности. Этой цели может служить принцип деэскалации, который состоит в выдвижении и реализации одной из сторон конфликта мирных инициатив, имеющих целью побудить противостоящую сторону последовать своему примеру. Американский исследователь Ч. Осгуд охарактеризовал такие действия в конфликтной ситуации как «постепенные и взаимные инициативы по сокращению напряженности».

Основная проблема в случае применения принципа деэскалации — недоверие между участниками конфликта. Инициатор рискует оказаться в ситуации, когда противоположная сторона не ответит взаимностью. Чтобы этого не произошло, необходимы различного рода гарантии, в том числе третьей стороны.

Примером использования принципа деэскалации является разрешение Карибского кризиса 1962 года, когда советская и американская стороны последовательно делали шаги с целью преодоления взрывоопасной ситуации.

Важным аспектом урегулирования международных конфликтов является разрешение территориальных претензий их участников.

В современной международно-правовой практике субъектами территориальных споров признаются только государства. Борьба наций за самоопределение и образование самостоятельных государств на определенной территории не рассматривается как территориальный спор. Для территориальных конфликтов характерно наличие выкристаллизовавшихся и четко сформулированных разногласий по вопросу о границе и суверенитете над определенной территорией.

На практике большинство решений по территориальным спорам подтверждали статус-кво. Устав ООН предусматривает мирное разрешение таких споров посредством региональных организаций и органов. На европейском континенте роль регионального соглашения, регулирующего поддержание международного мира и безопасности, играет Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. В этом документе провозглашен принцип нерушимости границ государств-участников. Хотя документ не содержит прямого запрещения территориальных притязаний, все подписавшие его государства выражают намерение воздерживаться от них.

Часто территориальный спор является конфликтом с «нулевой суммой», т. е. в результате его разрешения одна из сторон теряет территорию, а другая ее приобретает. Но в трех случаях конфликт не имеет «нулевой суммы».

1. В ходе конфликта население оспариваемой территории, руководствуясь принципом самоопределения наций, создает новый субъект международного права. Иными словами, в споре относительно

какой-либо заселенной территории появляется третья сторона.

2. В результате спора достигается соглашение о совместном владении данной территорией. Например, создание общей экономической зоны для рыболовства. Вариантом такого случая является ситуация, когда государство-су верен не лишается данной территории, но предоставляет государству-претенденту различные льготы относительно деятельности на данной территории. Такой путь решения территориального спора, видимо, может быть, применен для урегулирования проблемы Курил.

3. Исчезает сам предмет спора. Например, в 60-е годы объектом спора между СССР и Китаем был остров Даманский. В результате демаркации границы между РФ и Китаем остров Даманский стал частью китайской территории. Тем самым исчезло основание для территориальных претензий.

Рассмотренные подходы к урегулированию конфликтов предназначены главным образом для рационализации процесса выработки решений на официальном уровне. Однако в поисках решений должны учитываться эмоциональные моменты, массовые настроения, отношение к конфликту как широких слоев населения, так и политических лидеров.

В этом плане важнейшим фактором урегулирования конфликтов могут быть неофициальные контакты между противоборствующими сторонами. Они способствуют преодолению стереотипа врага и установлению доверия, являются важнейшим источником информации о позициях сторон, каналом обмена мнениями и проработки вариантов решений. Участники таких контактов могут позволить себе большую свободу суждений, чем официальные лидеры противоборствующих сторон. Это повышает вероятность нахождения нестандартных решений, устраивающих обе стороны.

Неофициальные контакты имеют двойную направленность воздействия — на население (прежде всего через СМИ) и на лидеров противоборствующих сторон. Возможности, открываемые неофициальными контактами участников конфликта, превращают их во второе направление дипломатии.

В рамках «второго направления дипломатии»- наибольшее распространение получили семинары-переговоры между представителями конфликтующих общин. К настоящему времени накоплен обширный опыт проведения таких семинаров, в частности по урегулированию ближневосточного конфликта и конфликта в районе Африканского Рога (между Эфиопией и Сомали). Эффективность этой переговорной процедуры трудно оценивать, по, дополняя усилия дипломатов, в будущем она может оказаться весьма продуктивной для снижения напряженности и роста доверия между конфликтующими сторонами.

Принципы, методы и способы мирного урегулирования международных конфликтов зависят от их характера, условий протекания, социокультурных факторов. Конфликты могут иметь несколько вариантов решения, но оптимальным является тот, который наиболее полно отвечает интересам противоборствующих сторон. Посредничество в поисках мирного урегулирования требует высокого уровня профессионализма, осторожности и такта.

Существенную роль в снижении уровня конфликтогенности современных международных отношений может сыграть миротворческая деятельность мирового сообщества и ее модификация — «принуждение к миру»-. Миротворчество включает в себя все формы действий но прекращению вооруженных конфликтов и установлению мира.

Традиционное миротворчество осуществляется с согласия конфликтующих сторон с целью прекращения военной фазы конфликта. Оно заключается в физическом разъединении сторон путем введения в зону конфликтов международных наблюдателей, создании инфраструктуры для урегулирования конфликтов (место встреч, транспорт, связь, техническое обеспечение). Миротворчество предполагает оказание конфликтующим сторонам помощи кадрами, финансовыми средствами, поставками продовольствия и медикаментов, обучением персонала, содействием в проведении выборов и референдумов, обеспечением контроля за соблюдением соглашений.

«Принуждение к миру» применимо в более сложных ситуациях, когда как минимум одна из сторон стремится продолжать конфликт военными средствами, активно противодействуя усилиям по его политическому урегулированию. Такое миротворчество носит военизированный характер и допускает подавление субъекта (субъектов) конфликта, широкомасштабное вмешательство во внутренние дела противоборствующих сторон. Если традиционное миротворчество по своей сути является посредничеством в политическом урегулировании конфликта, то «принуждение к миру» — силовая операция, направленная на прекращение вооруженных столкновений и установление мира.

Миротворческие процедуры были апробированы ООН в период войны в Корее (1950-1953), в операциях на Кипре, в Конго (Заир), на Ближнем Востоке. Основная причина тщательной отработки средств и методов урегулирования конфликтов в 60-70-х годах состояла в том, что в обстановке холодной войны требовалась особая взвешенность в подходе к любому конфликту, поскольку он мог вызвать рост напряженности или стать детонатором широкомасштабного столкновения. Осознание этой опасности побуждало страны и организации, заинтересованные в контроле над конфликтами, рассматривать операции по поддержанию мира прежде всего как политико-юридическую, а уже потом — как военно-полицейскую задачу.

С окончанием холодной войны опасения по поводу возможных неблагоприятных последствий военного вмешательства в локальные конфликты значительно уменьшились. Вместе с тем возросло стремление единственной сверхдержавы — Соединенных Штатов — к использованию во внешней политике силовых методов для распространения своего влияния на обширные регионы, установления контроля над зонами конфликтов (Балканы, Ближний Восток и др.).

Мировому сообществу предстоит разработать концепцию миротворчества с акцентом не на военно-политической стороне дела, а на формулировании совокупности мер по предотвращению и урегулированию конфликтов. В качестве одной из необходимых мер могут предусматриваться и полицейские акции, но лишь как крайнее, исключительное средство, применяемое тогда, когда все другие, мирные средства не срабатывают, когда в конфликте преобладает элемент радикализма или когда конфликт вступил в стадию войны и требуется принуждение сторон к прекращению огня. Но даже в этих случаях полицейские акции должны быть строго ограничены по целям, срокам и масштабам и не могут использоваться в качестве предлога для военной оккупации иди постоянного военного вмешательства. Эффективное, адекватное обстоятельствам миротворчество может стать одним из существенных факторов формирования новой международной системы.

Таким образом, перед мировым сообществом стоит задача выработки новой технологии урегулирования и разрешения международных конфликтов, по своему содержанию и характеру протекания существенно отличающихся от конфликтов недавнего прошлого. Эта технология должна вобрать в себя наиболее эффективные политико-правовые методы, апробированные предшествующим опытом, и вместе с тем включать инструментарий, отвечающий реалиям глобализирующегося мира. Результативность новой технологии будет зависеть от способности учесть специфику каждого конкретного конфликта, от оптимальности в выборе средств его разрешения и искусства в их применении.


Скачать файл (203 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации