Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

История и этапы развития уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации - файл 1.doc


История и этапы развития уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации
скачать (160.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc161kb.15.12.2011 08:32скачать

содержание

1.doc

Тема: История и этапы развития уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации.
ПЛАН:
Введение.

Понятие норм уголовно-исполнительного права.
•Цель и содержание норм уголовно-исполнительного права.

•Нормы уголовно-исполнительного права.

•Организационно-технические нормы уголовно-исполнительного права.

•Структура норм уголовно-исполнительного права.

•Социальная обусловленность уголовно-правовой нормы.

История уголовно-исполнительного законодательства и права на Руси.

•Русская Правда, как этап в развитии уголовно-исполнительного законодательства и права.

•Судебники 1497 и 1550 годов как этап в развитии уголовно-исполнительного законодательства и права.

•Соборное Уложение 1649 года как этап в развитии уголовно-исполнительного законодательства и права.

•Артикул 1715 года как этап в развитии уголовно-исполнительного законодательства и права.

•Развитие уголовно-исполнительного законодательства и права в эпоху Екатерины II.

•Формирование уголовной и пенитенциарной политики России XIX столетия.
^ Этапы развития российской уголовно-исполнительной политики.

•Развитие правового статуса осужденных к лишению свободы в период с 1917 по 1953 гг.

•Развитие правового статуса осужденных к лишению свободы в период с 1954 по 1990 г.

•Развитие правового статуса осужденных к лишению свободы в

период с 1991 по 1997 г.

•Закрепление правового статуса осужденных к лишению свободы в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации в настоящее время.
Заключение.
Использованная литература.
Введение.
Уголовно-исполнительное право – одна из важнейших отраслей права, средство противодействия преступности, особенно в таком её крайнем проявлении, как рецидивная преступность. Это единственная отрасль, регулирующая исполнение всех уголовных наказаний, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации.

Уголовно-исполнительное право – это самостоятельная отрасль российского права, регулирующая общественные отношения, возникающие в процессе и по поводу исполнения и отбывания всех видов уголовных наказаний.

Уголовно-исполнительное право как самостоятельная отрасль содержит ряд норм, заимствованных из других отраслей права (гражданского, трудового, семейного, уголовного и т.д.). Данное обстоятельство дало основание высказать в литературе мнение, что исправительно-трудовое право – предшественник уголовно-исполнительного права – являлось комплексной отраслью.1

Известно, однако, что приём рецепции (заимствования) норм широко применяется и в других отраслях права (семейном, финансовом, трудовом, административном и т.д.). Данный прием отражает, прежде всего, системность права и служат инструментом, обеспечивающим взаимосвязанное, согласованное развитие его отраслей, прежде всего смежных институтов и норм. Кроме того, рецепиированные нормы регулируют иные по своей правовой природе отношения и, следовательно, меняют своё содержание.

^ Понятие норм уголовно-исполнительного права.

Нормами уголовно-исполнительного права являются правовые нормы, регулирующие общественные отношения, возникающие по поводу и в процессе исполнения всех видов уголовных наказаний.

Регулирование процесса исполнения наказаний, предполагает возникновение и закрепление в нормах права специфических прав и обязанностей субъектов, исполняющих и отбывающих наказания; а также установление порядка отбывания и исполнения наказания.
^ Цель и содержание норм уголовно-исполнительного права.
Поскольку регулируемый нормами уголовно-исполнительного права процесс исполнения наказания это карательно-воспитательный процесс, его целью является исправление и ресоциализация осужденного, т.е. его приспособление к нормальной жизни общества. Исполнение наказания это не только правовая, но и психолого-педагогическая категория. Такое положение определяет психолого-педагогическое содержание норм уголовно-исполнительного права.

Характер и вид исполняемых наказаний определяет, какие стороны исполнения и насколько детально должны регламентироваться в нормах уголовно-исполнительного права, а какие не столь подробно. Так, например, исполнение наказания в виде штрафа по существу заключается в обязанности осужденного в определенный срок уплатить определенную судом денежную сумму. В данном случае законодатель устанавливает лишь, кто должен выполнить соответствующие действия, и в каком порядке они должны выполняться.

Более широкий круг правовых отношений регулируется в случаях исполнения таких видов наказания как исправительные работы или лишение свободы.

Следует отметить, что особенность норм уголовно-исполнительного права заключается в том, что, как уже говорилось, некоторые из них реципиированы из других отраслей права.

Это, прежде всего, относится к нормам, регулирующим труд осужденных к лишению свободы, получение общего образования, профессиональную подготовку и др.

Необходимо также подчеркнуть, что не все нормы уголовно-исполнительного права определяют образец (модель) должного поведения, т.е. являются регулятивными.

Рецепиированные нормы в уголовно-исполнительном праве в основном регулируют правовой статус осужденных к лишению свободы. Это обусловлено прежде всего тем, что уголовно-исполнительное право выступает в качестве вторичной по отношению к базовой (фундаментальной) отрасли – конституционному праву, исключительная прерогатива которого состоит в установлении прав и свобод человека и гражданина.2

^ Нормы уголовно-исполнительного права.
Существует группа норм, которая в общей теории права рассматривается как специализированные нормы права, которые в отличие от регулятивных и охранительных норм носят дополнительный характер, так как не содержат в себе определенных правил поведения.

В уголовно-исполнительном праве специализированные нормы реализуются в форме норм-задач, норм-принципов и норм-дефиниций. К нормам-задачам относится, например, ст. 1 УИК РФ , определяющая задачи уголовно-исполнительного законодательства РФ. К нормам-принципам следует отнести положения ч. 1 ст. 17 УИК РФ , характеризующим осужденным свободу совести и свободу вероисповедания.

В норме-дефиниции ст. 9 УИК РФ дается определение понятия «исправление осужденных». При регламентации общественных отношений, регулирующих исполнение наказаний, эти нормы как бы подключаются к регулятивным и охранительным и помогают им образовать единую отрасль права.

Регулятивные нормы, как уже отмечалось, устанавливают права и обязанности субъектов уголовно-исполнительных правоотношений. В зависимости от характера установленных прав и обязанностей они в свою очередь подразделяются на обязывающие, уполномочивающие и запрещающие (запретительные).

Обязывающие нормы устанавливают требования совершать определенные действия. Так, в ст. 82 УИК РФ , устанавливающей требования режима в местах лишения свободы, предусмотрены изоляция осужденных и постоянный надзор за ними.

Уполномочивающие нормы разрешают субъектам правоотношений по своему усмотрению определять свое поведение. Примером такой нормы является, например, п. 2 ст. 103 УИК РФ , устанавливающей, что осужденные к лишению свободы мужчины старше 55 лет привлекаются к обязательному для большинства осужденных труду только по их желанию.

В литературе, в качестве разновидностей уполномочивающих норм уголовно-исполнительного права (ранее исправительно-трудового) выделяются поощрительные и охранительные нормы.

Особенность поощрительных норм состоит в том, что она предоставляет субъекту право лишь тогда, когда он сам создал для этого основание. Например, участие осужденных к лишению свободы в воспитательных мероприятиях учитывается при определении степени их исправления, а также при применении к ним мер поощрения или взысканий (п.2 ст. 109 УИК РФ ). Поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве направлены на стимулирование одобряемого в законе поведения, исправление осужденных.

Охранительные нормы призваны обеспечивать защиту правоотношений, возникающих в процессе исполнения (отбывания) уголовного наказания, а также реализации иных норм уголовно-исполнительного права. К числу таких норм относятся положения ст. 115 УИК РФ , устанавливающие меры взыскания, применяемые к осужденным в местах лишения свободы, а также ст. 86 УИК РФ , регулирующей положения о применении физической силы, специальных средств и оружия при исполнении наказания в виде лишения свободы.

Запретительные нормы требуют от субъектов воздержаться от указанных в них действий, например, при отбывании испра­вительных работ осужденному запрещено увольнение с работы по собственному желанию (п. 3 ст. 40 УИК РФ ); осужденным к лишению свободы запрещается получение» приобретение, хранение и распространение изданий, пропагандирующих войну, культ насилия или жестокости и т.п. (ст. 95 УИК РФ).


^ Организационно-технические нормы уголовно-исполнительного права.
В системе уголовно-исполнительного законодательства выделяют

организационно-технические нормы, которые близки к процессуальным, но отличаются от них тем, что не предусматривают дополнительных обязанностей и прав участников правоотношений. Такие нормы сосредоточены в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений - нормативном акте, принимаемом МВД РФ. В этих Правилах установлены, например, порядок предоставления осужденным свиданий и телефонных переговоров; порядок приема и получения осужденными посылок, передач и бандеролей и т.п.
^ Структура норм уголовно-исполнительного права.
Нормы права имеют характерное внутреннее строение (структуру). В общей теории права в структуре норм выделяются три ее элемента: гипотеза, диспозиция и санкция. Такое структурной разделение норм характерно и для обязывающих, запрещающих и упорядочивающих норм уголовно-исполнительного права.

Гипотеза представляет собой условие или событие, при наличии которого эта норма должна применяться. Она также определяет и участников данного правового отношения.

Во многих случаях гипотеза выносится за пределы текста нормы

уголовно-исполнительного права, она может быть общей для ряда норм. Общей гипотезой многих норм уголовно-исполнительного права (прямо не сформулированной, но очевидно предполагаемой) является, например, то условие, что они действуют в местах лишения свободы. В ряде норм гипотеза содержится в самом нормативном акте. Достижение осужденным возраста 21 год, является условием его перевода из воспитательной колонии в исправительную (ст. 140 УИК РФ ); в ст. 97 УИК РФ сформулированы условия выезда осужденных за пределы исправительных учреждений и т.д.

Диспозиция нормы уголовно-исполнительного права устанавливает должное правило поведения субъектов и участников правоотношений, определяет их права и обязанности. Так, ст. 89 УИК РФ, регламентирующая порядок предоставления осужденным к лишению свободы свиданий, устанавливает, что длительные свидания с правом совместного проживания осужденным предоставляются только с близкими родственниками, а также право осужденного выходить с просьбой о предоставлении таких свиданий. Обязанность администрации исправительного учреждения - не допускать таких свиданий с лицами, не относящимся к близким родственникам.

Следует отметить, что нередко в одной статье нормативного акта содержится несколько норм. Так, ст. 97 УИК РФ регулирует несколько видов выезда за пределы мест лишения свободы.

Санкция нормы уголовно-исполнительного права содержит указанная на те правовые последствия, которые следуют за нарушение требований диспозиции нормы.

Особенностью санкций норм уголовно-исполнительного права в отличие, например, от норм уголовного права является то, что они могут находиться в другой статье (например, ст. 115 УИК РФ ), а применять за нарушение правил поведения, установленные в различных статьях Уголовно-исполнительного кодекса РФ.

Кроме того санкции, установленные в УИК РФ , применяются только к одному субъекту уголовно-исполнительных правоотношений - осужденному. Ответственность представителей администрации и иных субъектов правоотношений за нарушение уголовно-исполнительного законодательства предусматривается иными отраслям права (административного, трудового и др.).
^ Социальная обусловленность уголовно-правовой нормы.
Рассматривая вопросы эффективности правовых норм, хотелось бы отметить, что данным понятием (эффективность нормы) фиксируется их определенное внутреннее свойство, а именно их способность оказать благотворное воздействие на объект в заданном направлении при данных конкретных социальных условиях. Более того, под эффективностью правовых норм можно понимать их способность с наименьшими издержками воздействовать положительно на общественные отношения и на установки

их участников в заданном направлении при тех социальных условиях, которые реально существуют в период их действия в стране.3

Для того же, чтобы внутреннее, качественное свойство правовой нормы, каким является ее эффективность, реально обнаружило себя в поведении участников общественных отношений, необходимы определенные социальные факторы (условия).

Думается, можно согласиться с мнением, что условиями эффективности правовой нормы следует считать: социальную ценность нормы, эффективность нормативно-правового регулирования в целом, режим законности, надлежащий уровень реализации правовых норм, степень информированности адресатов об их содержании, а равно уровень их правосознания и правовой культуры.4

Все перечисленные выше условия можно (опять же условно) разделить на факторы, относящиеся к внутренним, содержательным свойствам правовой нормы, так и лежащие за ее пределами. Внутренним фактором, обуславливающим эффективность любой нормы права, является как раз ее социальная ценность и, отсюда, эффективность правовой нормы всегда производна от ее социальной ценности.

Эффективны только те результаты правового воздействия, которые содействуют социальному прогрессу, сказываются положительно на фактическом состоянии регулируемых общественных отношений и сознании их участников. Если социальная ценность нормы права мнимая, объективно не может быть и эффективности.5

В ситуации, когда происходит оценка как раз социально вредного правового установления, мы должны говорить не об отрицательной эффективности (что естественно противоречит логике), а о соответствующих отрицательных последствиях или, иначе, о социальной ущербности.

Однако здесь следует иметь в виду, что не всякая правовая норма, обладающая социальной ценностью, эффективна. Норма может отражать объективно существующие социальные потребности, однако в силу тех или иных дефектов (например, законодательной конструкции) не достигать цели. Соотношение между социальной ценностью и эффективностью правовой нормы таково, что всякая норма может быть эффективной только при условии ее социальной ценности, но не каждая социально-ценная норма права непременно эффективна.6

Все иные условия эффективности находятся вне самой правовой нормы, ее собственными не фиксируются, носят по отношению к ним внешний характер.

При рассмотрении вопросов эффективности правовых норм необходимо также иметь в виду, что наряду с условиями принципиальное значение имеют и те критерии, по которым может и должна определяться такая эффективность.7

И, в отличие от условий, являющихся, по сути, обстоятельствами, от которых зависят мера и реализация способности норм оказать положительное влияние на социальные отношения, критерии

- это своеобразное мерило оценки проявления такой способности во внешнем мире, т. е. то, на основе чего мы и судим о самой эффективности этих норм.

Думается, можно согласиться с мнением о том, что критериями (показателями) эффективности правовых норм следует признать те объективные фактические данные и их соотношения, которые характеризуют реальные изменения, имевшие место в объекте воздействия этих норм, и связанные с их функционированием издержки.8

^ История уголовно-исполнительного законодательства и права на Руси.
Формирование пенитенциарного законодательства началось при становлении государственности Древней Руси. Самый известный памятник древнерусского права, содержащий нормы об уголовных наказаниях и их исполнении, - Русская Правда, ранней редакцией которой была Краткая Правда9

Русская Правда: основывалась на обычаях и сложившейся практике наказания за опасные деяния – наказание вирой – денежным штрафом, размер которой зависел от тяжести преступления, сословного положения потерпевшего и преступника.

­

^ Русская Правда, как этап в развитии уголовно-исполнительного законодательства и права.
Предписания Русской Правды основывались на обычаях и сложившейся практике наказания за опасные деяния.

В качестве наказания за совершенное убийство применялась кровная месть (ст. 1), т.е. разновидность смертной казни, приводимой в исполнение родственниками убитого. Вместе с тем кровная месть могла заменяться штрафом в 40 гривен. Кровная месть либо штраф в три гривны предусматривались альтернативно и за нанесение телесных повреждений

(ст. 2).Сурово наказывалось и воровство. Так, любому (ст. 38) предоставлялось право убить застигнутого на месте преступления ночного вора, либо вора, убившего собственника около своего дома время кражи его имущества (ст. 21).

Во многих статьях Краткой Правды предусматривалось наказание вирой - денежным штрафом, размер которого зависел от тяжести преступления, сословного положения потерпевшего и преступника. Например, за убийство слуг князя, выполнявших функции должностных лиц, следовала повышенная вира: за княжеского управляющего - 80 гривен, за сельского старосту -12 гривен, а за убийство рядовых слуг, смердов

и холопов - 5 гривен.
^ Судебники 1497 и 1550 годов как этап в развитии уголовно-исполнительного законодательства и права.
Дальнейшее развитие правоположения об уголовных наказаниях и их исполнении получили в период образования и укрепления Русского централизованного государства. Важными источниками этих норм стали Судебники 1497 и 1550 гг., где были объединены предписания Русской Правды, обычного права и судебной практики.

Судебники предусматривают более суровый характер системы наказаний и процесса их исполнения. Значительная часть применявшихся ранее штрафов вытесняется смертной казнью, телесными наказаниями, лишением свободы.

Смертная казнь для «лихого человека» (признанного таковым на основании специальной процедуры) применялась, например, за душегубство, разбой, кражу или ябедничество (ложный донос) и др. Процесс исполнения смертной казни был публичным, призванным устрашить всех присутствующих.

Широкое распространение в Судебниках 1497 и 1550 годов получило телесное наказание в виде торговой казни - публичного битья кнутом на торговой площади.

Довольно распространенным стало и наказание в виде тюремного заключения. Так из ста статей Судебника 1550 года двадцать пять содержат санкцию в виде помещения в тюрьму. Оно предусматривалось за взяточничество, ложное обвинение судей в умышленном неправосудии и другие виды преступлений.

Необходимо отметить, что если Судебник 1497 года каких либо специальных органов по исполнению наказаний не предусматривал, то с введением Судебником 1550 года тюремного заключения появляется и аппарат, и органы, исполняющие этот вид наказания.10
^ Соборное Уложение 1649 года как этап в развитии уголовно-исполнительного законодательства и права.
Новым этапом в становлении российского законодательства в сфере исполнения наказаний стало Соборное Уложение 1649 года.

Оно пошло по пути дальнейшего устрашения за совершенные преступления ярко выраженной мести преступнику. Более пятидесяти разновидностей преступных деяний могли быть наказаны по Соборному Уложению смертной казнью, причем в таких видах, как «казнити смертию залити горло», «казнити, живу окопати в землю», и др. Оно вводит такие виды наказания, как «отсечь руку», «отрезать левое ухо», «порота, ноздри и носы резати» и т.п.

Впервые Уложение предусматривает в виде наказания «ссылку в Сибирь на житье на Лену» и другие места, а также «куда государь укажет».

Соборное Уложение предусматривает отсрочку исполнения смертной казни. Так, подлежавшие смертной казни воры и разбойники в целях покаяния помещались на шесть недель в тюрьму. После этого смертная казнь приводилась в исполнение. Предоставлялась отсрочка до родов и беременным женщинам, после чего они подвергались казни.

При исполнении наказания широко применялся принцип талиона: око за око, зуб за зуб. Так, за умышленное убийство, например, надлежало казнить «смертью же того, кто убил, и того, по чьему научению сие убийство было совершено».

Помимо принципа талиона, в Соборном Уложении закреплялся принцип неопределенности наказания. Так, за убийство сыном или дочерью своих родителей их надлежало «казнить смертью безо всякой пощады», т.е. можно было назначить любой вид смертной казни. Принцип неопределенности наказания, с одной стороны, способствовал его индивидуализации, но с другой - создавал широкие возможности судебному произволу.
^ Артикул 1715 года как этап в развитии уголовно-исполнительного законодательства и права.
При Петре I в России была осуществлена первая систематизация уголовно-правовых норм. В Артикуле 1715 года развивались идеи Соборного Уложения о мести преступнику и устрашении населения. В нем предусматривалось уже более ста преступных деяний, которые влекли за собой применение смертной казни. Артикул, в частности, отказался от существовавшего ранее гуманного положения об отмене смертной казни, если во время ее исполнения преступник сорвался с виселицы.

Расширилось применение телесных наказаний. К членовредительским мерам относились: прибитие рук гвоздями, отсечение пальцев или руки, отрезание носа, ушей и т.д. В качестве телесных наказаний применялись также битье кнутом, батогами, шпицрутенами, заковывание в железо и др. Кроме того, в ряде случаев преступник подлежал клеймению каленым железом.

Значительное распространение получила ссылка на каторжные работы или на галеры (гребные суда), на строительство крепостей, гаваней и т.д.

Увеличилось применение публичных позорящих наказаний: прибитие имени на виселице, раздевание женщин донага и др.

Петровское законодательство расширяет виды наказаний, связанных с лишением свободы. Регламентом Главного Магистра 1721 г. предлагается устройство во всех городах смирительных домов «ради таких людей, которые суть непотребного жития и невоздержанного, расточительного, расточительны, рабы непотребные, которых уже никто в службу не приемлет, здоровые нищие и гуляки, которые не хотя трудится о своем пропитании, едят хлеб воотще, и сии им подобные».

При Петре I широкий размах получила практика лишения свободы, связанная с использованием труда заключенных на крепостных работах, впоследствии получивших название арестантских рот. Нуждаясь в огромном количестве рабочих рук для осуществления своих преобразовательных планов, правительство Петра использует преступников в качестве даровой рабочей силы, не требующей государственных затрат, а, напротив, представляющей широкие возможности для извлечения максимальной выгоды.

Несмотря на обилие видов наказаний и способов их исполнения, ни специальных учреждений по управлению исполнением всех видов уголовных наказаний, ни специализированного законодательства в этой сфере создано не было.
^ Развитие уголовно-исполнительного законодательства и права в эпоху Екатерины II.
Большее внимание к решению этих проблем было проявлено во времена правления Екатерины II. В ходе проводимых ею реформ были образованы так называемые приказы общественного призрения, на которые в соответствии со ст. 390, 391 Учреждения по управлению губерниями Российской империи 1775 года возлагались функции исполнения лишения свободы в работных и смирительных домах.

Существенный вклад в идеологию создания пенитенциарного права внес проект Екатерины II об устройстве тюрем, который предусматривал совершенствование системы тюремных учреждений, гуманизацию условий содержания заключенных, определение правового статуса администрации тюрем. При разработке проекта был учтен опыт организации тюремного дела передовых европейских стран: предусматривалось раздельное содержание заключенных в зависимости от тяжести совершенного преступления, пола, вида наказания. В проекте были изложены требования к устройству тюрем, обеспечению режима, решались управленческие и кадровые вопросы.

Заложенные в этом проекте идеи значительно опережали время. Они оказались далеки от реальных возможностей России и потому не были реализованы. Спустя сто лет идеи проекта были востребованы и использованы в пенитенциарной науке и практике различных государств.
^ Формирование уголовной и пенитенциарной политики России XIX столетия.
В июле 1819г. с разрешения и под покровительством Александра 1 в Петербурге

было образовано Попечительское общество о тюрьмах. Уставом которого

предусматривалось содействие нравственному исправлению преступников и

улучшение содержания заключенных.

К средствам исправления были отнесены:

1) постоянный надзор за заключенными;

2) размещение их по роду преступлений;

3) наставление их в правилах христианского благочестия и доброй нравственности, на оном основанной;

4) занятие их приличными упражнениями;

5) заключение провинившихся или буйствующих в уединенное место.

Появление нравственного исправления заключенного в качестве одной из целей наказания с использованием указанных средств его достижения положило начало новому этапу в организации исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы.

26 мая 1831 г. Кабинетом министров была утверждена тю­ремная инструкция, регламентировавшая исполнение лишения свободы, которая стала важным шагом к созданию общетюремного Кодекса России.

Первым систематизированным законодательным актом об использовании лишения свободы стал Свод учреждений и уста­вов о содержащихся под стражей и ссыльных 1832 года (с изменениями и дополнениями от 1842 года), который развивал и детализировал положения тюремной инструкции.

Формирование уголовной и пенитенциарной политики России XIX столетия происходило под влиянием трудов Беккария, Бентама и других известных зарубежных ученых, активной позиции российской общественности. Значительный вклад в это дело внесли идеи Радищева, Новикова, Ушакова, Мордвинова, Лопухина.

Представители российской интеллигенции знакомились с зарубежной литературой и практикой исполнения наказаний и тюремной системой зарубежных стран.

При Николае I была осуществлена кодификация уголовного права, завершившаяся принятием 15 августа 1845 г. Уложения о наказаниях уголовных и исправительных.

К уголовным наказаниям с лишением всех прав состояния были отнесены:

1) смертная казнь:

2) ссылка на каторжные ра­боты с наложением клейма; 3) ссылка на

поселение в Сибирь;

4) ссылка на поселение на Кавказ.

Лишение всех прав состояния по своему содержанию зависело от сословного положения преступника: для дворян - потеря дворянства и всех преимуществ, с ним связанных; для духовных лиц - отвержение из духовного сана и звания с потерей всех преимуществ, с ними связанных; для почетных граждан и купцов двух первых гильдий - потеря доброго имени и всех преимуществ, связанных с их положением; для прочих людей - потеря доброго имени и прав, которыми они обладали в своем сословном положении. Лишение всех прав сопровождалось лишением почетных

титулов, чинов, орденов и прочих знаков отличия, отобранием у осужденного его личных дипломов, патентов, аттестатов.

Последствием осуждения к каторжным работам были потеря прав семейных и прав собственности и последующее поселение в Сибири навсегда, а последствиями осуждения в ссылку на поселение потеря прав семейных и прав собственности.

На лбу или щеках осужденного к каторжным работам выкалывалось «кат», т.е. каторжный. Запрещалось наложение клейма женщинам и лицам, достигшим 70 лет.

К наказаниям исправительным были отнесены:

1) потеря всех особенных прав и преимуществ и ссылка в Сибирь с временным заключением или без него;

2) ссылка на житие в другие, кроме сибирских, более или менее отдаленные губернии, с потерей всех особенных прав и преимуществ, с заключением или без него; 3) временное заключение в крепости с лишением некоторых особенных прав и преимуществ или без такового;

4) временное заключение в смирительном доме с лишением некоторых

особенных прав и преимуществ или без оного;

5) временное заключение в тюрьме;

6) кратковременный арест;

7) выговоры в присутствии суда: замечания, внушения, денежные взыскания.

Кроме того, за преступления и проступки по службе могли последовать: исключение из службы, отрешение от должности, перемещение на низшую должность, выговор, замечание и др.

В целом система наказаний и их исполнение в сравнении с Соборным Уложением 1649 г. Артикулом воинским 1715 г. стала менее жесткой. Однако гуманной ее не назовешь. В 1863 г. были отменены телесные наказания для женщин, клеймение, шпицрутены в армии и др.

В ноябре 1864 г. принимается Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

Он регулировал наказания за уголовные проступки, выделенные из Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и дополненные новыми составами.

В числе наказаний устанавливались:

1) выговоры, замечания и внушения;

2) денежные взыскания не свыше 300 руб.;

3) арест не свыше 3 месяцев; 4) заключение в тюрьме не свыше 1 года. Например, за неисполнение законных распоряжений, требований или постановлений правительственных и полицейских властей - штраф до 15 рублей; за порчу публичных памятников мог быть назначен арест до одного месяца; за присвоение или растрату вверенного движимого имущества стоимостью не более 300 рублей предписывалось заключение в тюрьму на срок от трех месяцев до одного года. Кстати, наказание в виде лишения свободы по приговорам мировых судей отбывалось в арестантских домах.

Устав получил высокую оценку современников за гуманность, демократизм и простоту применения. Он стал этапным в формировании отечественной уголовной и пенитенциарной политики.

Дальнейшее развитие российское уголовное и уголовно-исполнительное законодательство нашло в Уголовном уложении, принятом 22 марта 1903 г.

Оно предусматривало новую систему наказаний, в которую вошли: 1) смертная казнь;

2) каторга;

3) ссылка на поселение;

4) заключение в исправительный дом;

5) заключение в крепость;

6) заключение в тюрьму;

7) арест;

8) денежный штраф.

Смертная казнь приводилась в исполнение путем непубличного повешения. Каторга могла быть применена бессрочно либо на срок от 4 до 15 лет, приговоренные содержались в каторжных тюрьмах, подвергались принудительным тяжким работам в тюрьме или за ее пределами, ссылка на поселение была бессрочной.

Заключение в исправительный дом применялось на срок от 1,5 до 6 лет.

Приговоренные первые 3-6 месяцев содержались одиночно, а затем переводились на общее заключение. Заключение в крепость назначалось на срок от 2 до 6 лет, а в тюрьму -от 2 недель до 1 года. Осужденные в тюрьме содержались в одиночном заключений. Если одиночных камер не хватало и осужденные содержались совместно, то 4 дня совместного содержания засчитывались за 3 дня одиночного. Арест применялся на срок от 1 до 6 месяцев. Осужденные содержались совместно в специальных помещениях.

Приговоренные на срок не свыше 7 дней могли отбыть арест по месту жительства. Приговоренные на срок свыше 7 дней были обязаны трудиться в арестном помещении. Исполнение денежного штрафа могло быть отсрочено или рассрочено на срок до 1 года. Если не устанавливалось иного назначения, то осужденный направлялся на устройство мест заключения.
^ Этапы развития российской уголовно-исполнительной политики.
В своем развитии российская уголовно-исполнительная политика прошла ряд крупных этапов:

- первый этап: 1917-1953 гг.

- второй этап: 1954-1990 гг.

- третий этап: 1991-1997 гг.
^ Развитие правового статуса осужденных к лишению свободы в период с 1917 по 1953 гг.

На первом этапе уголовно-исполнительная политика осуществлялась в условиях острой классовой борьбы, утверждения сталинского авторитарного режима, а осужденный рассматривался как бессловесная рабочая сила.

Возникшее после октябрьского переворота советское государство получило в «наследство» от царского режима и Временного правительства не только проблему, связанную с переполнением тюрем и тяжелейшим положением осужденных, но и вынуждено было в первое время для регулирования правового статуса осужденных использовать нормативные акты самодержавия и Временного правительства.

В первые месяцы советской власти правовой статус осужденных к лишению свободы определялся Уставом о содержащихся под стражей и Общей тюремной инструкцией 1915 г.

Впоследствии советское правительство стало вносить изменения в старые нормативные акты по различным вопросам исполнения уголовных наказаний, в том числе и в касающиеся правового статуса осужденных к лишению свободы.

Первым нормативным актом советского периода, закреплявшим правовой статус осужденных, следует считать Постановление НКЮ «О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового (Временная инструкция)» от 23 июля 1918 г., в котором наряду с ранее действовавшими нормами получили закрепление новые.

В последующие годы, еще до принятия Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1924 г., был принят ряд нормативных актов, в том числе ведомственных, в которых уточнялся правовой статус осужденных к лишению свободы. Наиболее значительными из них были Постановление ВЦИК «О лагерях принудительных работ» от 17 мая 1919

г. и Положение об общих местах заключения РСФСР от 15 ноября 1920 г. Данные правовые акты объединяет закрепленная в них дифференциация условий содержания осужденных. Получение льгот ставилось в зависимость от поведения осужденного, его отношения к порядку отбывания наказания и выполнению трудовых обязанностей.

В Положении об общих местах заключения содержались нормы, аналогичные нормам современного уголовно-исполнительного законодательства, и в нем впервые законодательно закреплены гарантии правового статуса осужденных к лишению свободы в виде контроля со стороны ряда должностных лиц, посещающих места заключения.

Таким образом, в первые годы советской власти нормы, регулирующие исполнение уголовных наказаний и правовой статус осужденных к лишению свободы, издавались хаотично и повторяли положения старых нормативных актов, что свидетельствует о преемственности законодательных положений в России.

С принятием 16 октября 1924 г. Исправительно-трудового кодекса РСФСР был признан утратившим силу ряд нормативных актов, регулировавших до этого деятельность пенитенциарной системы и вопросы правового статуса осужденных к лишению свободы, в том числе и Положение об общих местах заключения РСФСР 1920 г.

Однако с выходом Постановления ВЦИК и СНК РСФСР «О карательной политике и состоянии мест заключения» от 26 марта 1928 г. начался постепенный отход от законодательного к ведомственному регулированию деятельности исправительно-трудовой системы.

К началу 30-х гг. XX в. сложилась неординарная система учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, обусловленная ужесточением классового подхода к правонарушителям. Правовой статус разных категорий осужденных к лишению свободы определялся нормами Исправительно-трудового кодекса 1924 г. и утвержденным Постановлением СНК СССР Положением об исправительно-трудовых лагерях от 7 апреля 1930 г.

Принятие Положения об исправительно-трудовых лагерях 1930 г. повлекло за собой подмену законотворческой деятельности на государственном уровне комплексом ведомственных нормативных актов, а на фоне прогрессивных идей советской исправительно-трудовой политики практика пошла по пути всемерного ограничения и ущемления прав заключенных.

Принятый 1 августа 1933 г. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР устанавливал ряд нововведений по сравнению с Исправительно-трудовым кодексом 1924 г.

1. В Исправительно-трудовом кодексе 1933 г. указывалось на необходимость соблюдения некоторых естественных прав человека - во время отбывания наказания осужденным не должны причиняться физические страдания, а также унижаться их человеческое достоинство.

2. Выделялось право осужденных на участие в работе органов самоуправления исправительно-трудового учреждения.

3. Из числа основных обязанностей осужденных исключена обязанность обучения в школе.

4. В Исправительно-трудовом кодексе 1933 г. расширено число законных интересов осужденных.

5. Наиболее прогрессивным и демократичным отличием Исправительно-трудового кодекса 1933 г. от Исправительно-трудового кодекса 1924 г. и Положения об общих местах заключения 1920 г. следует считать предоставление осужденным права вести без ограничения переписку с родственниками.

В военные и послевоенные годы правовой статус осужденных к лишению свободы определялся ведомственными нормативными актами в условиях массовых репрессий и нарушений законности в отношении осужденных. 30, 40-е и начало 50-х гг., а так же характеризуется массовыми нарушения­ми прав осужденных, что во многом обусловлено регулированием правового статуса осужденных к лишению свободы ведомственными нормативными актами, которые носили в основном закрытый, секретный, характер.
^ Развитие правового статуса осужденных к лишению свободы в период с 1954 по 1990 г.

На втором этапе в уголовно-исполнительной политике произошли серьезные изменения, направленные прежде всего на восстановление законности в деятельности учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Однако в 70-80-е гг. XX в. в исправительно-трудовой системе стали появляться кризисные явления, вызванные отсутствием самостоятельной концепции уголовно-исполнительной политики. Ограничения правового статуса осужденных к лишению свободы, устанавливаемые нормами исправительно-трудового законодательства и ведомственными нормативными предписаниями, были одними из самых жестких в

истории российского пенитенциарного законодательства.

Изменение правового статуса осужденных в рассматриваемый период проходило на фоне демократизации общества, направленной на преодоление культа личности Сталина. В 1956 г. были ликвидированы исправительно-трудовые лагеря. Основным видом исправительных учреждений стали исправительно-трудовые колонии и тюрьмы.

Правовой статус осужденных в них определялся Положениями об

исправительно-трудовых колониях и тюрьмах МВД СССР от 1958 г. и 1961 г. Данные нормативные акты подготовили почву для перехода от подзаконных актов к исправительно-трудовому законодательству.

К концу 60-х гг. XX в. все более актуальной становилась проблема кодификации исправительно-трудового законодательства. В качестве объективных причин кодификации выступали следующие:

- во-первых, правовая база исполнения уголовных наказаний устарела и уже не отвечала новым историческим условиям;

- во-вторых, начатая с середины 50-х гг. систематизация нормативных правовых актов об исполнении уголовных наказаний и накопленный опыт работы новой системы мест лишения свободы требовали внесения необходимых корректив;

- в-третьих, следовало учесть результаты проведенных научных исследований в области исправительно-трудового права, полученных в период с 1958 по 1969 г.

Данная проблема была решена с принятием Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик 1969 г. и Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1970 г. Анализ этих нормативных актов показывает, что впервые в истории советского исправительно-трудового права в них дано развернутое определение правового статуса осужденных к лишению свободы, в котором указывалось, что осужденные пользуются общегражданскими правами с ограничениями, предусмотренными законодательством для осужденных, а также вытекающими из приговора суда и режима, установленного в исправительных учреждениях данными нормативными актами.

В Основах и Исправительно-трудовом кодексе 1970 г. была

уточнена и расширена система гарантий правового статуса осужденных. Специальный статус осужденных к лишению свободы ставился в прямую зависимость от вида исправительно-трудового учреждения, в котором осужденный отбывал наказание.

Исследование нормативных положений Основ 1969 г. и Исправительно-трудового кодекса 1970 г. показывает:

- что с принятием этих законодательных актов завершился процесс систематизации норм исправительно-трудового законодательства в после­военный период и регулирования исправительно-трудовых отношений ведомственными нормативными актами;

- нормы Исправительно-трудового кодекса 1970 г. являются одними из самых жестких по части ограничения прав, свобод и законных интересов осужденных, особенно касающихся возможности получения свиданий с родственниками, посылок, передач, бандеролей, переписки.

В последующие годы был принят ряд нормативных актов, оказавших влияние на изменение правового статуса осужденных к лишению свободы, особенно после принятия Конституции СССР 1977 г. В них были расширены законные интересы осужденных в, виде возможности условного освобождения с обязательным привлечением к труду и краткосрочного выезда за пределы мест лишения свободы.

Период сер. 50-80-х гг. XX в. характеризуется принятием целого ряда

нормативных актов, способствующих восстановлению и укреплению законности в деятельности исправительно-трудовых учреждений, что позитивно сказалось на формировании норм, определяющих правовой статус осужденных к лишению свободы.

Принятые нормативные акты хотя и расширяли правовой статус осужденных, однако он еще во многом не соответствовал нормам общечеловеческой морали.

С середины 50-х гг. XX в. началось восстановление прогрессивной системы исполнения наказаний в виде лишения свободы, наиболее полно представленной в

Исправительно-трудовом кодексе РСФСР 1970 г.

Осужденные не имели возможности реализовать свой правовой статус, особенно в сфере производственных отношений, т.к. отношение к труду тесно увязывалось с получением льгот, изменением условий содержания.
^ Развитие правового статуса осужденных к лишению свободы в

период с 1991 по 1997 г.
На третьем этапе уголовно-исполнительная политика была направлена на гуманизацию и приведение порядка и условий содержания осужденных к лишению свободы в соответствие с требованиями международных стандартов обращения с заключенными, перехода к рыночным отношениям и стабилизации всей уголовно-исполнительной системы.

В течение этого периода произошли коренные изменения в социальной, политической и экономической обстановке в стране, что предопределило необходимость проведения правовой реформы во всех отраслях законодательства, в том числе и исправительно-трудовом.

Сложившаяся до этого периода система исправления осужденных не соответствовала задачам борьбы с преступностью, а действовавшие нормативные акты не обеспечивали надлежащей защиты прав и законных интересов осужденных. Поэтому нормотворческая деятельность по коренному изменению исправительно-трудового законодательства в эти годы была направлена на реорганизацию всей исправительно-трудовой системы, условий ее функционирования и обращения с осужденными.

Среди нормативных актов, которые сыграли важнейшую роль в процессе приведения правового статуса осужденных к лишению свободы в соответствие с международными нормами и стандартами обращения с заключенными, важнейшими являются Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» от 12 июня 1992 г. и Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 г.

Оценивая роль названных законодательных актов по изменению правового статуса осужденных к лишению свободы, можно сделать вывод, что принятие этих актов позволило Российской Федерации встать на путь действительно гуманного и цивилизованного отношения к своим гражданам, временно лишенным свободы. Не случайно нормы Закона от 12 июня 1992 г. практически без изменений вошли в новый Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации.

В конце исследуемого периода произошли кардинальные изменения в нормативной базе, определяющей правовой статус осужденных к лишению свободы. Эти изменения базировались на ранее сформировавшейся нормативной базе уголовно-исполнительной системы. От некоторых норм прежнего законодательства пришлось решительно отказаться, так как они противоречили международным стандартам обращения с осужденными и не учитывали сложившиеся в России новые социально-экономические, общественные и правовые условия жизни российского общества.

Нормативные правовые акты, принятые в рассматриваемый период, сохранили все лучшее, накопленное за годы советской власти, в том числе прогрессивную систему отбывания наказания в виде лишения свободы.

Изменения правового статуса осужденных к лишению свободы происходили не только под влиянием внутренних факторов, но и с целью приведения уголовно-исполнительного законодательства в соответствие с нормами международного права, что позволило законодательно закрепить способы реализации международных стандартов обращения с осужденными.

Принятие нормативных актов в указанный период в сфере исполнения уголовных наказаний позволило создать объективные предпосылки для подготовки нового Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, основной идеей которого является закрепление в законе таких правил исполнения наказаний, которые позволили бы с наименьшими ограничения­ми прав и свобод осужденных добиться наиболее полного их исправления.
^ Закрепление правового статуса осужденных к лишению свободы в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации в настоящее время.
Оперируя данными специальных переписей осужденных 1994 и 1999 гг., можно проанализировать проблему обеспечения и реализации осужденными основных прав, законных интересов и выполнения обязанностей: получения свиданий с родственниками, посылок, передач и бандеролей, проведения телефонных разговоров, выездов за пределы исправительного учреждения, трудоустройства осужденных.

Сравнение реального правового статуса осужденных к лишению свободы с нормами, его определяющими, позволяет констатировать, что в местах лишения свободы в России существует отличие между объемом прав и свобод, предоставляемых осужденным законом, и тем объемом прав и свобод, которыми они фактически пользуются, и это отличие не в пользу осужденных.

Осужденные не могут в полном объеме реализовывать свой правовой статус в силу ряда причин, одной из которых является отсутствие у государства необходимых средств на их содержание. Другими причинами, обусловившими такое положение, являются потеря родственных связей осужденными и ухудшение материального положения их семей.

Наряду с этим в Уголовно-исполнительном кодексе РФ есть нормы, позволяющие даже при наличии существующих трудностей улучшить правовой статус осужденных. Для этого, необходимо пересмотреть порядок применения ст. 106 Уголовно-исполнительного кодекса РФ.

Федеральная служба исполнения наказаний совершенствует законодательную базу процесса исполнения уголовных наказаний: с начала 2005 года принято семь федеральных законов, касающихся вопросов деятельности УИС, еще восемь проектов федеральных законов находятся на рассмотрении в органах государственной власти Российской Федерации, а также уделяет повышенное внимание положению дел в следственных изоляторах.11

В результате принятых за последние годы мер камерная площадь в расчете на одного человека к началу 2005 г. была доведена в среднем до 3,6 кв. метра. Разработана новая Федеральная целевая программа строительства и реконструкции СИЗО на 2007-2016 гг.

Заключение.
Хотелось бы надеяться, что в будущем принципы демократизации, гуманизации норм уголовно-исполнительного права, рационального применения мер принуждения, установленных законом, учитывались бы в процессе внесения многочисленных изменений в уголовное, уголовно-исполнительное законодательство и соответствующие нормативные акты Российской Федерации.12 Нельзя не упомянуть целый ряд положений УИК РФ , определяющих материально-бытовое обеспечение осужденных, которое подчас весьма далеко как от принципов соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина, лежащих в основе Конституции РФ, так и от рекомендаций и требований международных актов, регламентирующих обращение с осужденными.

Для совершенствования законодательной базы процесса исполнения уголовных наказаний необходимо приложить усилия к улучшению взаимодействия с органами внутренних дел, снижению рецидива преступлений, улучшению материально-технического обеспечения Федеральной службы исполнения наказаний13, так как нормы уголовно-исполнительного законодательства детально регламентируют правовой статус осужденных к лишению свободы, но принимаемые государством меры по улучшению ситуации в уголовно-исполнительной системе носят, как правило, долгосрочный характер и требуют больших финансовых затрат на их реализацию.

^ Использованная литература:
1. Конституция Российской Федерации

Платформа Консультант.

2.Уголовно-исполнительный кодекс РФ N 1-ФЗ от 8 января 1997 года.

Платформа Консультант.

3. Федеральный Закон N 5473-1 от 21 июля 1993 года « Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы»

Платформа Консультант.

4.Указ Президента РФ «Вопросы ФСИН» N 1314 от 13 октября 2004 года. Платформа Консультант.

5. Постановление Правительства РФ от 30 октября 1998 г. N 1254

«Вопросы уголовно-исполнительной системы». Платформа Консультант.

6. М. А. Сутурин, «К вопросу о социальной обусловленности уголовно-правовой нормы» Сибирский Юридический Вестник. - 2005.

7. Фаткуллин Ф. Н., Чулюкин Л. Д. Социальная ценность и эффективность правовой нормы. Казань, 1977. С. 51.

8. Долгова А. И. Правосознание как условие применения закона // Эффективность применения уголовного закона. М.,1973. С.69;

9. Никитинский В. И. Эффективность норм трудового права. М., 1971. С. 34; Юсупов В. А. Право и советское государственное управление. Казань. 1976. С. 220-226.

10. Н.А. Носкова, кандидат юридических наук. Некоторые проблемы реформы уголовного законодательства.

11. Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 томах. Т. 1. М., 1984, с. 47-63.

12. Исаев И.А. История государства и права России: Курс лекций. М., 1993, с. 9-16.

13. Перминов О.Г. Уголовно-исполнительное право: учебное пособие для вузов - М.: «Былина», 1999 - 240 с.

14. "Адвокат", N 4, апрель 2006 г. Ю. Калинин Основные итоги работы Федеральной службы исполнения наказаний.

15. С.А. Миклин, старший научный сотрудник ИЗиСП, кандидат юридических наук,государственный советник юстиции 3-го класса. "Журнал российского права", N 10, октябрь 2005 г.



1 Н.А. Носкова, кандидат юридических наук. Некоторые проблемы реформы уголовного законодательства.


2 Н.А. Носкова, кандидат юридических наук. Некоторые проблемы реформы уголовного законодательства.

3 М. А. Сутурин, «К вопросу о социальной обусловленности уголовно-правовой нормы» Сибирский Юридический Вестник. - 2005.

4 Долгова А. И. Правосознание как условие применения закона // Эффективность применения уголовного закона. М.,1973. С.69; Никитинский В. И. Эффективность норм трудового права. М., 1971. С. 34; Юсупов В. А. Право и советское государственное управление. Казань. 1976. С. 220-226.

5 Фаткуллин Ф. Н., Чулюкин Л. Д. Социальная ценность и эффективность правовой нормы. Казань, 1977. С. 40.

6 Фаткуллин Ф. Н., Чулюкин Л. Д. Социальная ценность и эффективность правовой нормы. Казань, 1977. С. 41.

7 М. А. Сутурин, «К вопросу о социальной обусловленности уголовно-правовой нормы» Сибирский Юридический Вестник. - 2005.

8 Фаткуллин Ф. Н., Чулюкин Л. Д. Социальная ценность и эффективность правовой нормы. Казань, 1977. С. 51.

9 Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 томах. Т. 1. М., 1984, с. 47-63.

Исаев И.А. История государства и права России: Курс лекций. М., 1993, с. 9-16.

10 Перминов О.Г. Уголовно-исполнительное право: учебное пособие для вузов - М.:

«Былина», 1999 - 240 с.

^

11 "Адвокат", N 4, апрель 2006 г. Ю. Калинин Основные итоги работы Федеральной службы исполнения наказаний.


12 С.А. Миклин, старший научный сотрудник ИЗиСП, кандидат юридических наук,государственный советник юстиции 3-го класса. "Журнал российского права", N 10, октябрь 2005 г.


13 "Адвокат", N 4, апрель 2006 г. Ю. Калинин Основные итоги работы Федеральной службы исполнения наказаний.






Скачать файл (160.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации