Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Символика числа и значение фразеологических единиц с компонентом-числом - файл 1.doc


Символика числа и значение фразеологических единиц с компонентом-числом
скачать (344 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc344kb.15.12.2011 12:42скачать

содержание

1.doc

  1   2   3
Оглавление

Введение…………………………………………………………………………..3

Глава 1. ФЕ французского языка со стержневым словом-числительным……

    1. Структурный анализ и типология ФЕ с компонентом-числительным...

      1. Грамматические модели ФЕ………………………………………………

      2. Стилистический анализ ФЕ по словарным пометам…………………….

      3. Сравнительный анализ употребления компонентов-числительных

во французском и русском языках……………………………………….

    1. Роль ФЕ в формировании коммуникативной компетенции…………...

Глава 2. Лингвокультурологический аспект интерпретации ФЕ с компонентом-числительным …………………………...………………………

    1. Число – предмет научного исследования………………………………….

2.2. Число как символ в языковой картине мира………………………………

^ Глава 3. Символика чисел и значение ФЕ с компонентами-числительными..

3.1. Символика 1 и значение ФЕ с компонентом un…………………………..

3.2. Символика 2 и значение ФЕ с компонентом deux………………………

3.3. Символика 3 и значение ФЕ с компонентом trois………………………

    1. Символика 4 и значение ФЕ с компонентом quatrе………………...…..

3.5. Символика 5 и значение ФЕ с компонентом cinq……………………….

3.6. Символика 6 и значение ФЕ с компонентом six…………………………

3.7. Символика 7 и значение ФЕ с компонентом sept……………………….

3.8. Символика чисел 8 и 9 и значение ФЕ с соответствующим

компонентом…………………………………………………………………

3.9. Символика 10 и значение ФЕ с компонентом dix……………………….

3.10. Символика двузначных и трехзначных чисел и значение ФЕ с соответствующим компонентом ………………………………………………

Заключение……………………………….………………………………………

Список использованной литературы…..………………………………………
Введение

Фразеология – такая область языкознания, которая в наименьшей степени используется при изучении иностранных языков. Но именно этот пласт лексики дает наиболее точное представление об этнокультурном и языковом характере того или иного народа-носителя языка. Именно поэтому можно полагать, что тема настоящего исследования актуальна в рамках развития теории и практики межкультурной коммуникации. Очевидно, что изучение фразеологического богатства языка способствует более полному постижению сути языка, менталитета народа, говорящего на этом языке.

Цель данного исследования – разносторонний анализ ФЕ французского языка с компонентом-числительным. Объект исследования – число- компонент ФЕ. Предмет исследования – значение ФЕ с компонентом- числительным, выявление влияния символики чисел на значение ФЕ.

Исходя из поставленных целей, сформулируем основные задачи работы:



  1. Проработать теоретическую литературу по фразеологии и семантике;

  2. Сформировать корпус ФЕ с компонентом-числительным для последующего анализа;

  3. Произвести разносторонний анализ отобранного материала:


а) с точки зрения грамматической структуры ФЕ;

б) с точки зрения стилистической характеристики функционирования ФЕ через аппарат словарных помет;

в) с точки зрения наличия/отсутствия аналогов, эквивалентов ФЕ в двух языках: французском и русском;

г) с точки зрения совпадения/несовпадения компонентного состава ФЕ по компонентам-числительным;

^ 4. Дать обзор литературы по символике чисел, которые и являются компонентами ФЕ;

5. Проанализировать роль числительного-компонента ФЕ в формировании структуры значения фразеологизмов;

6. Выяснить влияет ли символика числа на значение ФЕ, компонентом которого оно является.

Теоретические положения работы основываются на трудах, монографиях, статьях авторитетных лингвистов, как отечественных, так и зарубежных. Источником фактического материала послужили два авторитетных фразеологических словаря французского языка (см. список литературы).

Фактический материал был отобран методом сплошной выборки и составил около 500 ФЕ с компонентами-числительными. Языковой материал исследован методом сравнительно-сопоставительного и компонентного анализа. Анализировались грамматические структурные модели ФЕ преобладающие в материале исследования.

Дипломная работа имеет четкую рубрикацию и состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованной литературы.

Во введении представлены актуальность выбранной темы, цели и задачи данного исследования, а также основные направления работы с материалом.

В первой главе представлены структурный анализ ФЕ с компонентом-числительным, грамматические модели ФЕ, лексическо-семантический анализ ФЕ. Дан стилистический анализ ФЕ по словарным пометам.

Во второй главе изучен лингвокультурологический аспект интерпретации ФЕ с компонентом-числительным, и дана характеристика места концепта число в языковой картине мира.

В третьей главе дана оценка влияния символики числа на значение ФЕ.

В заключении обобщены основные итоги работы.

Практическая ценность данной работы состоит в том, что материал, изученный в ходе исследования может использоваться на занятиях по лексикологии и стилистике французского языка.
^ Глава 1. ФЕ французского языка со стержневым словом-числительным


    1. Структурный анализ и типология ФЕ с компонентом-числительным



Взяв за ключевые слова числительные от 1 до 10, в качестве компонентов ФЕ, мы обратились к ФРФС[ ]. Нами было отобрано около 400 ФЕ с анализируемыми компонентами.

  1. С числительным un ~ 22 ФЕ.

  2. С числительным deux ~ 120 ФЕ.

  3. С числительным trois ~ 48 ФЕ.

  4. С числительным quatre ~ 88 ФЕ.

  5. С числительным cinq 14 ФЕ.

  6. С числительным six ~ 10 ФЕ.

  7. С числительным sept 17 ФЕ.

  8. С числительным huit ~ 4 ФЕ.

  9. С числительным neuf 2 ФЕ.

  10. С числительным dix ~ 9 ФЕ.



      1. Грамматические модели ФЕ


Фразеологизмы современного французского языка построены преимущественно на синтаксических моделях свободных словосочетаний и делятся на три основных структурных типа:

1. непредикативные фразеологизмы, имеющие наибольший удельный вес во фразеологическом фонде французского языка. Они подразделяются на следующие виды:

^ А) одновершинные фразеологизмы, состоящие из одного служебного или знаменательного слова и двух или более служебных слов. Ср.: à propos кстати; en effet на самом деле; à la foi одновременно; etc.

В) фраземы, т.е. фразеологизмы состоящие из двух и более знаменательных слов и представляющие собой словосочетания или подчинительной, сочинительной связью компонентов. Ср.: nuit blanche бессонная ночь; se mettre en quatre разрываться на части; etc.

2. частичнопредикативные, отличающиеся тем, что в них грамматически ведущий член имеет дополнение (прямое, косвенное, обстоятельственное) или определение в виде придаточного предложения.

Ср.: croir que les enfants naissent dans les choux быть слишком наивным; fier comme un paon qui fait la roue важный как павлин.

Число фразеологизмов этого типа весьма невелико.

3. предикативные фразеологизмы со структурой простого или сложного предложения. Они подразделяются на следующие типы:

^ А) фразеологизмы с незамкнутой структурой, выражающие незаконченную мысль и требующие распространения словами свободного употребления. Ср.: force lui est deему приходится…, он вынужден….

^ Б) фразеологизмы с замкнутой структурой, выражающие законченную мысль. Ср.: son compte est bon он получил по заслугам;

ФЕ, прежде всего, представляют собой сочетания не менее чем двух слов. Отдельное слово или какая-либо его форма к фразеологии не относятся. Прибавление одного слова к другому делает речение собственно фразеологической единицей.

При сопоставительном анализе грамматических моделей ФЕ мы пришли к следующим выводам:

в незначительной степени преобладают ФЕ с непредикативной структурой ~ 230 ФЕ

далее следуют предикативные ФЕ с замкнутой структурой ~ 170 ФЕ

следует отметить, что крайне редко встречаются предикативные ФЕ с незамкнутой структурой ~ 88 ФЕ.



      1. Стилистический анализ ФЕ по словарным пометам


По словарным пометам были отобраны ФЕ, относящиеся к различным пластам лексики. Поскольку перевод зачастую не может точно отразить экспрессивно-стилистическую характеристику переводимых ФЕ, в словаре используется система помет, которые уточняют функционально-стилистический уровень единицы (разг., вульг., шутл.,); географический ареал распространения ФЕ (бельг., швейц., канад.,); профессиональную сферу употребления ФЕ (воен., спорт., жив., театр.,); хронологические рамки (уст., клс.,) и т. д.

Таким образом, были сделаны следующие выводы:

  1. С числительным un: посл. ~ 3.

арго. ~ 2.

прост. ~ 5.

разг. ~ 4.

Большинство ФЕ относятся к нейтральным языковым единицам, так как не имеют никаких словарных помет.

  1. С числительным deux: посл. ~ 24.

разг. ~ 24.

арго. ~ 2.

ирон. ~ 2.

устар. ~ 1.

Большинство ФЕ также являются нейтральными языковыми единицами.

  1. С числительным trois: посл. ~ 8.

разг. ~ 9.

прост. ~3.

ирон. ~ 1.

Большинство ФЕ − нейтральные языковые единицы.

  1. С числительным quatre: разг. ~ 3.

прост. ~ 2.

Основная масса не имеет помет, из чего следует вывод, что они являются нейтральными языковыми единицами.

  1. С числительным cinq − большинство ФЕ имеют помету разг., что свидетельствует о том, они относятся к разговорно-обиходному уровню языка.

  2. С числительным six − из 10 примеров только 4 имеют помету разг., все остальные ФЕ, таким образом, мы можем отнести к нейтральной лексике.

  3. С числительным sept ФЕ не имеют никаких словарных помет и, следовательно, относятся к нейтральным языковым единицам.

  4. ФЕ с компонентами huit, neuf, dix − очень малочисленны, в основном, они не имеют словарных помет. Только 3 ФЕ с компонентом dix имеют помету разг.

Большинство ФЕ с компонентом-числительным, как видим, являются нейтральными языковыми единицами, так как не имеют стилистических помет.

^ 1.1.3. Сравнительный анализ употребления компонентов-числительных во французском и русском языках
А. ФЕ с компонентом un

Из рассмотренных 22 примеров только 2 имеют числительное ^ 1 и в оригинале, и в переводе, в обоих случаях числительное совпадает:

Un de plus арго. – ещё один рогоносец; одним больше;

qui n’en a quun, n’en a pas – один ребёнок, все равно, что ни одного.

При рассмотрении ФЕ с компонентом un, обнаруживаем, что числительное имеет различную частоту сочетаемости с разными частями речи. Так, например, чаще всего 1 наблюдается сочетание с глаголами разных категорий и семантики. Всего со структурой un + глагол найдено 15 ФЕ, из них с глаголами avoir / être – 4 ФЕ; – с фактитивными глаголами faire / laisser – 1ФЕ.

структуру un + сущ. имеют только 7ФЕ; структуру un + числительное – только 2 ФЕ
Б. ФЕ с компонентом deux

Из 120 примеров 27 имеют числительное и во французском языке, и в эквиваленте на русском языке в 22 случаях числительное совпадает:

à deux – вдвоём;

baton à deux bouts – палка о двух концах;

Рассмотрев ФЕ с компонентом deux, обнаружили, что числительное неравнозначно сочетается с разными частями речи. Так, например, чаще всего 2 сочетается с глаголами разных категорий и семантики. Всего со структурой deux +глагол найдено 39 ФЕ, из них с глаголами avoir /être - 3 ФЕ; с фактитивными глаголами faire/laisser-7ФЕ.

Структуры deux+ сущ. имеют 38 ФЕ; структуру deux + числит. ~ 12 ФЕ.
В. ФЕ с компонентом trois

Среди 48 примеров, 23 имеют числительное и во французском, и в

русском эквиваленте. В 9 случаях числительное совпадает:

les trois couleurs – триколор; трёхцветное знамя;

ménage à trois – любовный треугольник;

В случаях несовпадения, trois чаще всего франц. ФЕ передаётся по-русски числом два:

il y à d’ici-là trois enjambés – в двух шагах отсюда;

haut comme trois pommes – от горшка два вершка (разг.);

Проанализировав ФЕ с данным числительным отметим, что чаще всего числительное trois сочетается с существительными: всего 30 ФЕ;

Всего со структурой trois+глагол обнаружено 18 ФЕ; из них с фактитивными глаголами faire/laisser - 2ФЕ; с глаголами avoir/être – 1ФЕ.

Структуру trois+числительное имеют 10 ФЕ.
Г. ФЕ с компонентом quatre

Всего 88 ФЕ, из них 16 имеют числительное и во французском ФЕ, и в русском эквиваленте:

quatre du monde (~ coins) – четыре стороны света;

В 4 случаях компонент – числительное не совпадает:

y mettre les quatres – загребать пятернёй;

à quatre pas de … - в двух шагах от …;

Рассмотрев ФЕ с данным числительным отмечаем, что чаще всего идет сочетание с глаголом 35ФЕ из них с глаголами avoir / être – 6ФЕ; с фактитивными глаголами faire / laisser 9ФЕ.

Структуру quatre+сущ. имеют 31ФЕ; quatre+числит.- 6ФЕ
Д. ФЕ с компонентом cinq

Из 14 примеров всего 2 содержат числительное, как во французском языке, так и в русском эквиваленте и в обоих случаях числительные совпадают:

les cinq huit - пятидневка;

При анализе данных ФЕ мы пришли к следующим выводам: чаще всего числительное сочетается с сущ. – 6 ФЕ; структуру cinq + гл. имеют 8 ФЕ; из них с глаголами avoir / être 1ФЕ; с фактитивными глаголами faire / laisser ФЕ не найдено.
Е. ФЕ с компонентом six

Среди 10 примеров, лишь в одном случае числительное присутствует и во французском, и в русском эквиваленте:

le donner à qn en six coups – дать 10 очков вперёд кому-либо;

Чаще всего числительное six сочетается с глаголами: с avoir / être 1ФЕ; с faire / laisser 1ФЕ;

Сочетание с существительным – 4ФЕ, с числительным – 3ФЕ.
Ж. ФЕ с компонентом sept

Из 17 примеров, 7 имеют числительное в оригинале и в переводе. Во всех случаях они совпадают:

ville aux sept collins – город на семи холмах;

Со структурой + сущ. – 9 ФЕ; sept + гл.- 8 ФЕ;

Из них с глаголами avoir / être – 0; с faire / laisser – 0. Числительное sept в сочетании с другими числительными встречено в одном случае.
З. ФЕ с компонентом huit

Всего 4 примера, среди них мы не нашли ни одного примера, наличия компонента числительного и в оригинале, и в переводе;

В связи с крайне небольшим количеством примеров на это числительное мы ограничимся лишь следующим: структуру huit + гл. – 1ФЕ, из них с глаголами avoir / être – 1ФЕ; с фактитивными глаголами faire / laisser – 0 ФЕ.
И. ФЕ с компонентом neuf, ФЕ с компонентом dix

нами найдено всего 2 ФЕ с компонентом neuf , поэтому комментарий по данному пункту не дается отдельно. Что же касается ФЕ с компонентом dix, из 9 примеров, в 2 случаях числительное присутствует и в оригинале, и в переводе, в одном случае оно совпадает:

^ Les dix plaies d`Egypte – 10 казней египетских;

Что касается структуры ФЕ: dix + сущ. – 2ФЕ; dix + гл. – 5 ФЕ; dix + числит. - 2 ФЕ. Чаще всего среди глаголов числительное сочетается с фактитивными глаголами faire / laisser – 3 ФЕ.
Выводы

Проанализировав фактический материал, мы можем утверждать, что:

  1. по грамматической структуре с небольшим «перевесом» преобладают непредикативные ФЕ, которых насчитывается 230. Далее по численности следуют предикативные ФЕ с замкнутой структурой – их насчитывается 170;

  2. по лексико-семантическому составу ФЕ с компонентами-числительными чаще всего встречается структура, представленная сочетанием числительное + сущ. (около 250);

  3. наличие компонента-числительного и в оригинале, и в переводе/эквиваленте в большей степени присуще числительному deux – нами зафиксировано 27ФЕ.



    1. ^ Роль ФЕ в формировании коммуникативной компетенции



Объектом и предметом МКК, т.е. обмена в сфере духовно культуры, а значит и перевода, следует считать тексты культуры, точнее – текст мира каждого народа.

Тексты культуры отражают национальную картину мира каждого народа. Под текстами культуры мы понимаем национально маркированные произведения устной и письменной речи. Конкретным проявлением национальной культуры является национально маркированный образ культуры, выраженный в слове, т.е. «концепт культуры».

Само понятие и термин «концепт» (от лат. сonceptus) был введен в обиход в Средние века. Проблема концепта была впервые поставлена в начале XIVв. в споре номиналистов и реалистов. Номинализм («концептуализм») считал универсалии ментально не обусловленными понятиями.

Теорию концептуализма обычно связывают с именем Уильяма Оккама (1285 – 1347 г.г.).

Для обозначения концептов он ввел термин «nomen mentale», поэтому теория концептуализма стала называться «номинализмом». В данной теории термины «conceptus» и «nomen mentale» являются синонимами. В своем узком понимании слово «концепт» – есть представление о реалии.

Наряду с ложно-философским пониманием «концепта» этот термин стал входить в научный филологический и лингвокультурологический понятийный аппарат. Особенный интерес с этой точки зрения представляет проблема «экспликации» фундаментальных особенностей национального менталитета.

Прежде чем приступать к обсуждению проблемы национальных культурных концептов, необходимо договориться о значении, которое мы вкладываем в термин «концепт», применительно к лингвокультурологии. Концепт национальной культуры – это знаменательный (сентификативный) образ, отражающий фрагмент национальной картины мира, обобщенный в слове. Совокупность концептов культуры составляет концептосферу любого языка.

Проблемы национально-культурной концептуалогии решаются в рамках и терминах новой комплексной гуманитарной дисциплины, исследующей национальные тексты культуры – сравнительной лингвокультурологии.

Проблема «концепт и слово» была вновь поставлена в связи с развитием когнитивной лингвистики в 70-е годы в работах Анны Вежбицкой

 . В своих исследованиях она опирается преимущественно на материал английского языка и описывает в основном лексику, обозначающую эмоционально-психологического состояния человека.

Направление фонологического концептуализма развивается в России с конца 80-х – начала 90-х годов в Институте языкознания РАН под руководством академика Ю.С. Степанова   и члена-корреспондента РАН Н.Д. Арутюновой 2; .

Как уже было сказано выше, одной из основных задач сравнительной лингвокультурологии и теории перевода является установление состава национально-культурных концептов. Разработка принципов их идентификации и отбора относятся к теоретической части лингвокультурологии. Практической же частью должно стать лексикографическое описание концептов национальной культуры, т.е. составление словарей культурных концептов – «концептуариев».

Первый же вопрос, который встает перед составителями этого словаря: какое понятие, какая реалия и стоящее за ними слово может считаться концептом культуры и может ли оно быть включено в концептуарий? Другой не менее важный вопрос: какое число национально-маркированных концептов культуры в каждом языке? Поддаются ли они исчислению? Большинство исследователей в этой области сходятся к тому, что список этот исчислим, и носит закрытый характер.

В 1974 г. А. Вежбицкая опубликовала статью под названием «Three fundamental concepts of Russian culture». В качестве таковых она выделяет концепты СУДЬБА; ТОСКА; ВОЛЯ.

Если следовать ее примеру, то в качестве фундаментальных концептов испанской культуры можно предложить ряд PASION; DOLOR; CORAZON.

С обоими примерами, безусловно, можно поспорить, так как для представления о национальной картине мира, трех концептов явно недостаточно 19; 829.

Национально-маркированные концепты культуры отражают менталитет народа и включают в себя 4 основных компонента:

    1. Этническое самосознание

    2. Языковое самосознание

    3. Культурное самосознание

    4. Религиозное самосознание

И каждый из указанных типов имеет свой, характеризующий его набор концептов.

Систематизация и интерпретация национальных концептов осуществляется посредством их лексикографического описания. Одним из первых опытов создания словаря концептов является «Словарь русского менталитета», изданный в Польше группой польских ученых при участии специалистов из России, Украины, Белоруссии – философов, историков, политиков. Словарь содержит интерпретацию 150 концептов русской ментальности.

Для обсуждаемой темы интерес представляет попытка дословного перевода на английский язык тех русских слов, которые обозначают фундаментальные концепты, отражающие национальную картину мира русского человека. Именно перевод, попытка интерпретации базового культурного концепта, выраженного словом, средствами другого языка, позволяет составить представление о степени национальной маркированности этого концепта.

Не претендуя на интерпретацию некоторых концептов французского языка на русском языке, фразеологический словарь французского языка под редакцией Рецкера  , представляет нам попытку «перевода» французских ФЕ на русский. Очевидно, что речь тут идет не собственно о «переводе» в буквальном смысле слова, но в стремлении адекватно передать «значение» французских ФЕ в русском эквиваленте.

В условиях реального общения для реализации коммуникативного акта недостаточно лишь одной языковой компетенции. Чтобы адекватно понимать коммуникативную информацию, необходимо владеть также коммуникативной компетенцией (далее кк).

«Под кк понимается совокупность социальных, национально-культурных правил, оценок и ценностей, которые определяют как приемлемую форму, так и допустимое содержание в речи на изучаемом языке»  .

Неотъемлемой частью кк являются фонологические знания, которые входят в знание языковых единиц, составляя национально-культурную семантику этих единиц, именно эти фоновые знания определяют выбор языковых средств при общении.

Особенно важна кк в процессе межъязыковой/межкультурной коммуникации. Полноценное двустороннее общение между представителями разных языков может состояться только в том случае, если кк одного в определенных рамках соответствует кк другого. Даже самые обычные слова в сопоставимых языках по-разному отображают объективную действительность. Это создает определенные трудности при межъязыковой коммуникации.

Еще большей коммуникативной значимостью обладают фразеологические единицы с национально-культурными компонентами. В силу своей большой семантической емкости и экспрессивности ФЕ создает значительно больший объем страноведческой информации, чем содержат ее отдельные слова. Нельзя сказать, что человек овладел иностранным языком, если он не владеет определенным объемом фразеологии, если он не использует в своей речи ФЕ. Речь, лишенная фразеологизмов, кажется бедной, необразной, не выходит за рамки буквализма. Настоящее проникновение в атмосферу другого языка начинается с умения воспринимать и использовать идиоматическую образность.

«Умение правильно понимать и использовать ФЕ в речи повышает общую языковую культуру, совершенствует технику перевода и, наконец, расширяет страноведческие представления изучающих иностранный язык о культуре»[ ].

Анализ ФЕ с культурным компонентом значения на коммуникативном уровне позволяет установить определенную зависимость между структурно-семантической эквивалентностью соответствующих ФЕ в сопоставимых языках и их коммуникативной значимостью.

Изложим некоторые суждения современных лингвистов о коммуникативной значимости ФЕ.

Самой низкой коммуникативной значимостью обладают, по мнению А.В.Вернера 18; 562-564, те ФЕ, структурно-семантическая эквивалентность которых совпадает:

lagrima de cocordilo – крокодиловы слезы исп.;

from head to heels – с головы до пят англ..

В эту группу можно отнести интернациональные ФЕ, многие ФЕ с компонентом-названием части тела, или предмета одежды:

the apple of discord – яблоко раздора англ.;

pasar el Rubicon – перейти Рубикон исп.

Самой высокой коммуникативной значимостью обладают ФЕ, структурно-семантическая эквивалентность которых в сопоставляемых языках не совпадает. К ним относятся ФЕ с компонентами-топонимами, именами исторических личностей, именами святых. Фразеологизмы этого уровня представляют большую трудность для понимания устаревшей и письменной речи носителей языка, в которой используются литературные аналоги, намеки на исторические события, пародии, иносказания и т.п. отсюда становится ясной необходимость включения в преподавание иностранных языков лингвострановедческого аспекта.

Лингвострановедение обеспечивает решение многих вопросов, связанных с межъязыковой компетенцией, в частности, понимание и усвоение национально-культурной информации, которую несет ФЕ. Через лингвострановедение изучающие иностранный язык овладевают не только национально-культурной семантикой языковых единиц, но и национально-культурными правилами построения высказываний, нормами речевого поведения. Только знание экстралингвистических факторов, лежащих в основе образа ФЕ, позволит понять глубинную информацию высказывания, что, в свою очередь, обеспечит полноценное общение между представителями двух иноязычных культур. Усвоение внеязыковой информации через фразеологию с национально-культурным компонентом семантики, повышает уровень кк изучающего иностранный язык и помогает избежать недопонимания и ошибок при общении с носителями языка и в первую очередь обеспечивает рецепцию, понимание, являющееся основой культурной и языковой коммуникации.

ФЕ с компонентами-числительными, вероятно, можно отнести к таким речевым образованиям, которые имеют национальную специфику выражения и восприятия картины мира. Рассмотрим ФЕ французского языка, включающие в качестве компонента, числительные от 1 до 10.

Прежде всего, попробуем понять, что такое «число» как знак определенной системы или систем.

Изучением чисел как знаков системы занимается целый ряд наук, прежде всего – это математика, семиотика, психолингвистика, лингвистика.


Глава 2. Лингвокультурогический аспект интерпретации ФЕ с опорным словом – числительным.

2.1.^ Число – предмет научного исследования

с самого начала следует заметить, что число не есть счет, но число есть результат счета, при конструктивном понимании числа, и счет есть путь к концепту «Число», при платоническом понимании числа, как объективно существующей сущности, − это концепт «число», который, естественно, связывается с понятием натурального ряда чисел.

Философский словарь А. Лаланда в статье «число» (nombre) отмечает, что последовательность чисел, натуральный ряд чисел, часто смешивается с самим понятием числа, чего не следует делать, и дает важное примечание: « Идея числа предполагает … трансформацию последовательности (время) в сумму (пространство). Это последнее условие, по-видимому, самое важное, так как если мы ограничиваемся последовательностью, то имеем дело лишь с рядом или множеством, но ещё не с числом. Этим опровергается различие, которое Кант пытался установить между геометрией, наукой о пространстве, и арифметикой, наукой о времени, поскольку образование идеи числа требует, в качестве своего условия, формы сосуществования и одновременности» (Lalande) [Цит. По ]

Хотя, таким образом, концепт «числа» отличен от концепта «последовательности», и от концепта «сосуществования» (в пространстве), т.е. счета, тем не менее, даже в самых абстрактных определениях понятия «число» в современных работах по основаниям математики, в сущности, оба эти сопутствующие концепта сохраняются в чистом виде, причина этого заключается в конструктивном характере самой математики. Во всяком случае, способ выражения чисел в математике часто, если не всегда, является конструктивным: знаком числа выступает не что иное, как изображение способа получения этого числа. Например, знак дроби ¾ означает, в сущности, «число 3, разделенное на число 4», где 3 и 4 – знаки соответствующих чисел, а косая или горизонтальная черта – знак деления.

Обратимся теперь к некоторым более абстрактным определениям числа. Дж. Литлвуд отмечает, что имеется возможность определить действительные числа так называемыми сечениями Дедекинда. Для лингвиста не так важны детали этого определения, которые мы опускаем, как его существо. «В определении дедекиндова сечения, – пишет Литлвуд, – все рациональные числа распределяются на два класса, L и R (от left – левый, right – правый), причем каждое число из L расположено левее (т.е. оно меньше) каждого числа из R … совокупность всевозможных сечений в множестве рациональных чисел представляет собой множество элементов, обладающих теми свойствами, которые мы хотели бы придать континууму «действительных чисел», и последние становятся надлежащим образом обоснованными … представляется естественным (и даже неизбежным) определить действительное число как класс L (можно было бы, конечно, определить его и как класс R)»[ ].

И, наконец, самое интересное для лингвиста: что же, по существу, означает «сечение», Schnitt? «Для самого Дедекинда Schnitt был актом разрезания, а не тем, что «отрезалось», он «постулирует», что «действительное число» осуществляет разрезание, но не может с этим полностью примириться … Между прочим, с чисто лингвистической точки зрения, – продолжает Литлвуд, – снова Schnitt и section означают и акт разрезания, и то, что оказывается отрезанным. Это тот случай, когда неверное лингвистическое толкование могло бы означать научныq прогресс». В общем случае языковые обозначения процессов (и это отмечает лингвистика) с течением времени, а иногда и сразу же, оказываются обозначениями результатов процессов. Дедекиндово сечение, определяя операцию разрезания, – а это по существу акт счета, хотя и усложненный, – определяет тем самым и результат этой операции – число.

^ 5 – это число пальцев человеческой руки, число частей света на Земле. Но 5 есть и число букв в слове число или в слове буква, или в слове слово; 5 есть число различных правильных многогранников, число лепестков в цветке герани или лютика… Таким образом, уже из этих примеров ясно, что число 5 отражает какие-то реальные свойства вещей действительного, материального, т.е. независимо от нашего сознания существующего мира… Что общего есть между собранием букв в слове буква и собранием их в слове число. Нетрудно увидеть, подписав эти слова друг под другом, что каждой букве верхнего собрания можно поставить в соответствие букву нижнего. 5 – это общее свойство всех множеств, равномощных множеству пальцев человеческой руки». С.А. Яновская излагает счет даяков с острова Борнео, описанный Леви-Брюлем. Дело шло о подсчете суммы штрафа, который селения должны были уплатить. Посланец разложил на столе клочки бумаги, служившие своего рода фишками, и сосчитал их, пользуясь пальцами рук для счета до 10, затем он положил на стол ногу, считая на ней каждый палец и указывая одновременно на клочок бумаги, соответствующий названию селения с именем его вождя, с числом воинов и суммой штрафа. К концу своего списка перед ним было 45 клочков бумаги, разложенных на столе. «Равенство чисел можно установить, не зная самих этих чисел». Если все места в театре были заняты, то зрителей было столько, сколько мест (при этом число мест неизвестно).

Очевидно, что во всех этих областях знания «число» – это знак разно значимых систем.

«Семиотика», например, определяя язык как одну из знаковых систем, показывает, в чем он сходен и в чем различен с другими средствами передачи информации в природе и обществе. Это сравнение хорошо раскрывает самые существенные, т.е. «родовые» и главные черты в содержании и строении естественного языка, его достоинства и границы его возможностей. Сравнение языка с другими семиотиками позволяет увидеть, чем хороши языки животных, в чем преимущества искусственных знаковых систем и коммуникативная сила ритуалов и искусств.

Успех коммуникации во многом зависит от ее семиотического обеспечения – от того, в какой мере удалось выразить нужную информацию в концентрированном знаковом виде – в ритуале, символе, формуле, в географической карте, терминологии, лозунге или афоризме, в поэме или кинофильме. Сравнивая возможности знаковых систем, приникая в сознание, семиотика помогает находить не только действенные каналы и средства коммуникации, но и методы информационной защиты от нежелательных воздействий.

Интерес к данной науке огромен, но в литературе очень много проблемного, спорного – и не столько из-за недостатка исследований, сколько из-за разнообразия семиотических идей.

Семиотика (от греч. «semion» - «знак», «признак») изучает знаки и знаковые системы как средства хранения, передачи и переработки информации в человеческом обществе, в природе и в самом человеке. Термин семиотика помимо вышеуказанного значения науки, метомимически употребляются также в значении «знаковая система» (например «биологические семиотики», «семиотика бессознательного», «ритуальная семиотика»). Все процессы, связанные с передачей, хранением и переработкой информации в природе и обществе, протекают с использованием знаковых систем или внесистемных (изолированных) знаков, т.е. являются семиотическими.

По стилю мышления и по семиотическому объекту №1 – естественному языку – семиотика ближе всего лингвистике. В антологиях и обзорах современной семиотики к ее классикам относят философов, логиков, математиков (Чарльз Моррис; Умберто Эко), психологов (Жан Пиате; Л.С. Выготский), литературоведов (М.М. Бахтин; Ролан Барт), лингвистов (Фердинанд де Соссюр; Роман Якобсон), а также режиссеров (Владислав Мейерхольд; Пьер Паоло Пазолини; Эйзенштейн), романистов и эссеистов (Хорхе Луис Борхес; Умберто Эко (философ, искусствовед) и т.д.

Тесная связь семиотики и лингвистики связана с особым статусом языка среди других знаковых систем: по Соссюру, язык – «наивысшая из этих систем». Семиотика не конкурирует с другими лингвистическими методологиями и концепциями, а мирно сосуществует с ними.

С точки зрения логики представления знания, семиотический подход к конкретной знаковой системе соответствует этапу логического опреления объекта, который в классическом случае (definitio par genus proximum et differention specificam), т.е. «определение через ближайший род и видовое отличие»; предполагает отыскание ближайшего рода для определяемого объекта и отличительных признаков, имеющихся только у него.

«Знак» со времен стоиков (III – II в.в. до н.э.) все его определение указывает на его двусторонний (материально-идеальный) характер. «Знак» (от лат. «signum») – это материальный, чувственно - воспринимаемый предмет (явление, признак), выступающий в качестве представителя (заместителя)другого предмета, свойства или отношения, и используемый для получения, хранения и переработки и передачи информации. Каждый знак имеет, во-первых, материальную сторону – это его означающее (лат. «signans»), или план выражения, и во-вторых идеальную сторону – значение знака, или содержание, в терминах семантики – означаемое (лат. «signadum»), или план содержания.

В какой-то степени эти термины могут показаться перифразой древнейшей философской оппозиции (форма и содержание).

Язык человека оказался тем центром и вместе с тем основным водоразделом, который объединяет и разделяет мир природных и культурных семиотик. В самом же языке – культурное начало преобладает и имеет тенденцию возрастать.

Р.О. Якобсон говорил о том, что, по отношению ко всем культурным семиотикам, язык – это «орудие», модель и метаязык.

Одним из ключевых понятий и семиотики, прежде всего, но и лингвистики (или более конкретно, семантики) является «символ».

«Символ» - это особый вид знаков. В настоящее время этот термин используется в двух принципиально различных смыслах: во-первых, в семиотике – как он задан Ч. Пирсом, и, во-вторых, в религиозно-мистической традиции  .

Хорошо известно, что основоположник семиотики Ч. Пирс выделил три основных типа знаков: индексы (Index), иконические знаки (Ikon), символы (Symbol).

Index – это знак, связанный с обозначаемым предметом причинно-следственной связью, и именно потому что Index является следствием по отношению к некоторой причине, он может выступать в роли, так называемого «естественного» знака этой причины: (дым – знак огня).

Icon – это знаки, обладающие неким сходством с обозначаемым, и именно в силу этого сходства они и могут использоваться как его «заместители», т.е. знаки обозначаемого: (фотография, чертеж).

Symbol – чисто условные знаки (по Ч. Пирсу). (В религиозных и мистических учениях термин «символ»используется в совершенно ином смысле).

Слово «символ» происходит от греческого слова «симболон», что значит в буквальном переводе «смешанное в кучу». «Симболонами» другие греки называли осколки разбитой плитки, сложив их вместе, люди могли опознать друг друга как участников сделки, договора, сообщества. Таким образом, «символ» - есть тайный знак, понятный только посвященным и связывающий их в единое множество; во-вторых, символ есть условный знак, о значении которого специально договорились.

В истории культуры за термином «символ» закрепилось иное его значение; «символ» - это нечто тайное, скрытое, часто сверхъестественное, божественное.

Многие ученые считают, что истоки символической мысли находятся еще в первобытной культуре; они прослеживаются, во всяком случае, нижнего палеолита, когда на смену «первобытному реализму» приходит «символизм» изображений. Причем появление символизма является важным показателем развития абстрактного мышления.

Знак может приобрести характер символа благодаря очень сложным историко-культурным ассоциациям.

Таким образом, рассматривая понимание символов в историко-культурном смысле, их, по классификации Ч. Пирса нельзя отнести к чисто условным знакам.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что:

во-первых, некоторые символы близки к иконическим знакам, т.к. обладают неким подобием с обозначаемым объектом (явлением);

во-вторых, некоторые символы близки к индексам, т.к. могут рассматриваться или считаться проявлением, порождением обозначаемого;

в-третьих, некоторые символы становятся таковыми в силу, «соприкосновения» - присутствия в ситуации, где имел место обозначаемый предмет или явление (крест в христианстве);

в-четвертых, некоторые символы становятся таковыми в силу того, что имеют общую природу с обозначаемым (капля может выступать в качестве символа Воды, или божества Воды); особый случай, когда элемент множества становится символом всего множества или других его элементов (примеры из китайской нумерологии), в этом смысле интересно существование в языке так называемых «общих имен» (дерево, человек, наука); когда они взяты вне контекста, нельзя понять означают ли они множество или его определенный объект.

Данная классификация, конечно, не является полной, но она дает некоторое представление о происхождении символов. Мы приводим ее в работе, так как «число» в языке, и особенно во фразеологии, является неким символом с положительной или отрицательной оценкой. Либо имеет иное этнокультурное символическое значение.

2.2. Число как символ в языковой картине мира

Числа проявляются в человеческой истории не случайно и хаотично, а в соответствии со строгим законом периодичности, что соответствует оккультной теории циклов. Наука начинает подтверждать древнюю доктрину Циклов, по которой развивается человечество и человек:

«Эти периоды, которые меняют направление повторяющихся событий, начинаются с бесконечно малых, например, десятигодовых чередований, и достигают циклов длительностью 250, 500, 700 и 1000 лет, - они совершают круговращение в самих себе и друг в друге».

Блаватская указывает, что Засс, представляющий периоды войны и периоды мира в виде малых и больших волн, пробегающих по пространству древнего мира, не открыл ничего нового – подобные образы с иллюстрациями широко применялись ещё древними и средневековыми мистиками, например, Генрихом Кунтаром. Так Засс говорит о 250-летнем циклt или «исторической волне» и рассматривает их влияние на мировые события. Можно выделить несколько исторических волн, в основе которых лежит «мистическое число» - 250.

Первая волна возникла в Китае примерно за 2000 лет до нашей эры и распространилась и по Европе, и по Азии. Ее проявления связаны с несколькими событиями: образование в 1750 году до нашей эры мощной империи монголов в Центральной Азии, рассвет Египта в 1500 году, угасание этой волны к 1000 году до нашей эры вместе с осадой Трои.

Вторая историческая волна проявилась приблизительно в то же время в Центральной Азии. Затем последовало: миграция скифов к 750 году до нашей эры, рассвет древней Персии примерно в 500 году, культурный и цивилизационный подъем в Греции к 250 году и расцвет (по крайней мере, внешний, материальный) Римской Империи к моменту рождения Христа.

Третья историческая волна началась в этот период на Дальнем Востоке, в Китае, где в первом веке нашей эры была образована мощная империя. Затем через 250 лет – появление Гуннов, в 500 году начало формирования Персидского царства, в 750 году возникает Византийское государство, а в 1000 году, в западной части, появляется вторая римская власть, Империя Папства.

Интересно, что рассматриваемое число 250 в сумме дает знаменитую семерку, проявляющуюся не только в природе, но и в истории.

Не менее важно определить мистическую роль числа 9 в природе. Та же Блаватская со ссылкой на доступные ей статистические данные утверждает, что это число играло значительную роль в истории и жизни во всех её проявлениях – от военных до климатических. Так, она ссылается на данные тогдашней метеорологии, показывающие, что наиболее холодными зимами отличались те годы, в которых была цифра 9. Она пишет:

«В 859 году до нашей эры северная часть Адриатического моря замерзла и была покрыта льдом в течение трех месяцев, в 1179 году земля была покрыта несколькими футами снега даже в зонах с очень умеренным климатом. В 1209 году во Франции глубокий снег и сильнейший холод привели к тому, что большая часть крупного рогатого скота здесь погибла. В 1249 году Балтийское море около России, Норвегии и Швеции оставалось подо льдом в течение многих месяцев, и связь поддерживалась при помощи санного транспорта.

Далее Блаватская заключает, что «вышеизложенного достаточно, чтобы доказать, что идея Пифагора о таинственном влиянии чисел, а также теории древних мировых религий и философий вовсе не являются плоскими и бессмысленными, как в этом хотели бы уверить мир некоторые чересчур свободомыслящие прогрессисты».

Число и числовые закономерности проявляются и в космической эволюции и истории. Само бытие космоса – его рождение, существование и растворение с последующим появлением новой формы вселенной подвержено закону периодичности. Периоды или циклы проявления Универсума из непроявленного состояния соответствуют этапам так называемого «дыхания Брамы» и подразделяются на несколько разновидностей.

Максимальный цикл называется Кальпой (в переводе с санскрита слово означает закон, порядок). Кальпа – это одновременно «и день и ночь» Брамы. Один «день Брамы» – это половина Кальпы. Существует четыре подцикла – «Юги» («четыре века» греческой традиции). Это Сатья-Юга (Золотой век), Трета-Юга (Серебряный век), Двапара-Юга (Бронзовый век) и Кали-Юга (Железный век), которые во временном плане, с точки зрения длительности соответствуют соотношению чисел в пифагорейской тетрактисе 4:3:2:1. сумма этих чисел равняется 10, что, в свою очередь, равно 1, то есть означает возврат к первоединому состоянию. Каждому периоду соответствует свой уровень духовности человечества и свой мистический покровитель, которого индуистская традиция почитала одним из 10 аватар (воплощений) Бога Вишну.

Священная история человечества предстает в изотерических учениях периодом, для которого огромную роль играет не только цифра 10, но и цифра 7. Так, теософская традиция делит существование человечества на семь основных этапов, называемых кругами, каждый из которых разделяется на семь коренных рас, а каждая раса, в свою очередь, подразделяется на семь подрас. Соотношение человеческого (семерка) с космическим (десятка) показывает, что человеческое (микрокосмос) находится внутри космического (макрокосмос), причем космическое начало управляет человеческим, поскольку оно имеет превосходство и обладает ещё тремя Высшими, пока не проявленными на Земле принципами.

10 = 3 + 7 и 3 х 7 = 21 = 2 = 1 = 3 – вот две формулы теософского содержания, которые позволяют понять, как тройка управляет семеркой, находясь внутри десятки.

Числовой символизм различным образом проявляется в мировых культурах. По-разному к понятию числа подходят Восток и Запад, где отношение к данному понятию непрерывно менялось. Блестящий анализ эволюции понятия числа, отражающей историческую трансформацию мироощущения западного человека, сделал Освальд Шпенглер в своем знаменитом «Закате Европы». Он показал, что за изменениями, происходящими внутри математики, стоят глубинные духовно-психологические перемены в мироощущении исторического человека.

Для различных культур и духовно-религиозных традиций на уровне архетипических проявлений характерна глубинная приверженность к тем или иным числам, выражающаяся не только в частоте упоминаний об этих числах в различных духовных книгах, но и в их присутствии в архитектурных памятниках, произведениях искусства и даже построении литературных текстов. Так монофизиты или последователи адвайта-веданты, нацеленные на достижение абсолютного слияния с Высшим, создали такую духовную и культурную атмосферу, которая в своем материально-символическом выражении развивалась под знаком единицы. Для конфуцианства и всей конфуцианской цивилизации характерна доминация цифры два. Даосские тексты и духовная традиция, как по мнению многих китаеведов, так по представлениям самих мастеров и мыслителей, гораздо чаще связаны с числом три. Для России число три имеет исключительно важное значение. Византийская идея Троицы наиболее глубокое воплощение и реализацию получила именно на Руси. Традиция «вольных каменщиков» делает особый упор на постижение глубинного смысла числа четыре. И даже архитектурно-художественные формы западной цивилизации в виде строений Корбюзье или «Черного квадрата» Малевича, – все это можно отнести к проявлению четверичной природы мироздания. Пятиконечная звезда, в течение семидесяти лет висящая над Кремлем и символизирующая собой человека и его свободную волю, далеко не случайное явление в российской жизни, поскольку она соответствовала духовному состоянию коллективного советского всечеловека, опиравшегося на личную инициативу, атеистическое мировоззрение и веру лишь в свои собственные силы. Иудаистская традиция предпочитает опираться на символ шестиконечной звезды, взятый ею из герметизма и означающий состояние космического равновесия.

Если задуматься над взаимосвязью чисел 3 и 5, поочередно сыгравших такое большое символическое значение в русской истории, можно прийти к выводу, что их влияние не является взаимоисключающим. Пятерка, как начало выделяющее индивидуальность из целого, скрыто присутствовала в тройке и родилась из добавления к ней двойки – двойственного начала, которое всегда присуще личности, одной своей частью принадлежащей к целому, а другой – стремящейся к обособлению. Сама по себе смена государственно-культурных и идеологических символов, имеющих сакральное численное выражение (ибо 3 и 5 – нечетные, то есть священные числа) произошла в российской истории революционным скачкообразным путем, минуя стадию неосвященного числа 4, выступающего как яркий образ чисто материального бытия – пути, по которому пошел Запад. Для истории России и проявлений ее национального характера свойственно обильное присутствие иррациональных чисел, что отражает такие качества, как склонность к бунту против всякого порядка, нежелание рассчитывать и сдерживать собственные усилия.

В связи с этим особый интерес возникает к концепции проявления числа в истории, выдвинутой основателем нового направления науки «обо всем» - «Суонистике» - А Кирсановым. Он выделяет несколько типов числа – рациональное (натуральное) и иррациональное (отрицательные и мнимые числа также делятся на два этих типа). «Иррациональное число соответствует процессу, а натуральное – отсутствию процесса, т.е. его началу, либо концу.

Далее автор доказывает двойственный характер природы натурального числа, включающий в себя принцип неподвижности и принцип движения с бесконечным ускорением и скачком. Двойственная природа натуральных чисел состоит в наличии предела, содержащегося в каждом числе и в возможности его скачкообразного преодоления. В физическом мире подобным пределом суонистика предлагает считать превращение «пустой» точки в «наполненную», то есть в электрический заряд, который способен испустить из себя квант энергии – фотон. Пределом такой точки суонистика считает число в 6 миллиардов.

Утверждая, что Небесная (то есть Идеальная) Россия с ее идеей всечеловечности потенциально вбирает в себя весь мир, суонистика считает, что она проявит себя таковой лишь, когда Количество (то есть количество людей на Земле) станет равным примерно шести миллиардам человек. Кирсанов пишет по этому поводу следующее:

«С точки зрения Абсолюта мировой исторический процесс выглядит как накопление заряда на полюсах мистического конденсатора «Восток – Запад», в котором роль диэлектрика выполняет беззнаковая «нулевая» Россия[ ].

С другой стороны, пробой «диэлектрика» будет означать встречу двух Времен, а значит, выход из Времени вообще и переход в пространственноподобное состояние, которое сродни сверхпроводящему. Именно такому состоянию соответствует незримая сущность натурального числа, когда «траектории» упираются в общий предел, преодолеть который можно сообща.

Мы еще раз видим, насколько точно смысловой аспект истории совпадает с количественным: именно к 2000 году, когда количество населения земного шара приблизится к 6 миллиардам – человечество осознает, что дальше не может быть Истории, если оно не объединиться.

На число можно взглянуть с двух разных точек зрения. Во-первых, с отдельными числами или даже с арифметическими операциями в конкретных культурах связаны различные представления. Во-вторых, многие ученые, философы, поэты считают, что число стоит за словом, звуком и другими знаками, что именно число – основа поэзии, искусства и вообще мировоззрения. Число передает все оттенки смысла и правит миром.

Прежде всего, начнем с тех представлений и значений, которые приписываются отдельным числам в мифах, легендах, в религиозных философиях и даже в науке. Ведь одним из создателей учения о числе был известный ученый, математик – Пифагор.

Пифагор жил примерно в 570 – 500 г.г. до н.э. Про него известно не очень много подлинных фактов, но сложилось множество легенд о его мудрости и даже его полубожественном происхождении. Уже в зрелом возрасте (по легенде в 40 лет) Пифагор поселился в южно-италийском городе Кротоне. Здесь он открыл школу, в которой ученики не только учились, но и жили. Школу эту называли пифагорейским союзом (братством), а всех, кто принадлежал к ней – пифагорейцами.

Пифагор и его ученики верили, что числа обладают могущественной силой, что одни числа приносят добро и радость, богатство и хорошую жизнь, тогда как другие несут зло, горе, разруху и смерть. Главная задача математики, считали они, – это отыскать тайный «божественный смысл» числовых знаков. Даже душа каждого человека, по их мнению, связана с определенным числом; при этом она бессмертна и передается от одного человека к другому.

Пифагор разбил все числа на разные группы, например, на четные и нечетные. Четные числа считались мужскими, а нечетные – женскими. Они выражали идею противоположностей, «противоположных начал», как говорили пифагорейцы. Кроме того, Пифагор выделил линейные (т.е. простые), плоские (в виде двух сомножителей) и телесные числа (в виде трех сомножителей). Он описал также совершенные, то есть натуральные, числа, равные сумме всех своих сомножителей и т.п.

Представление о числах как особых знаках существовало и на Востоке, например, у китайцев. Древние китайцы, как и древние греки, считали, что 1 – это мать всех чисел. Именно из единицы рождаются четные и нечетные числа. Китайский философ Лао-Цзы писал: «Одно рождает два, два рождает три …». Единица как бы соединяет в себе четное и нечетное, т.е. мужское с женским, а потому она является основой мира, из нее происходит весь наш мир. Но если она вбирает в себя всю Вселенную, все предметы и свойства, то тогда единица должна соединять в себе добро и зло, одновременно 1 – это и дух, и свет, и слава, но в то же время – это материя, тьма и позор.

2 – это начало неравенства и противоречия, причина разделения всего на земле. Двойку даже называли числом конфликта. Считалось, что весь мир разделен на два противоположных полюса (китайцы называли их «инь» и «ян»). Это свет и тьма, небо и земля, живое и неживое, мужское и женское.

С самой глубокой древности все, что выходило за пределы чисел 1 и 2, обозначалось словом «много». До сих пор в некоторых языках Австралии есть только два простых числовых знака – 1 и 2, а все другие знаки – сложные – образуются путем их комбинирования, например, 3 – это «один-два»; 4 – это «два-два» и т.п. Там, где имеются два элемента, говорили мудрые философы, обычно появляется третий как результат их соединения или союза.

Что касается числа 3, то в Древней Греции его считали объединяющим числом – символом живого мира, интеллектуального и духовного порядка. Это число называли совершенным. В школе Пифагора для него даже придумали специальное обозначение в виде треугольника.

Во многих языках первые три числа 1, 2 и 3 по своим правилам употребления в текстах резко отличаются от всех остальных. Число 3 встречается во многих пословицах, поговорках и устойчивых выражениях – фразеологизмах. Например, такие русские фразеологизмы, как «плакать в три ручья»; «гнать в три шеи» и т.д.

Во французской фразеологии:

jamais deux sans trois – Бог любит троицу;

l`hôte et le poisson en trios jours (sent) poison – и гость, и рыба через три дня становятся отравой.

Интересно, что в некоторых культурных традициях, например в древнекитайской, именно ^ 3 считалось первым числом, оно открывало числовой ряд.

В различных мифологиях Вселенная состоит из трех компонентов: Неба, Земли и Воды. Измеряя, мы узнаем длину, ширину или высоту предмета. Время бывает прошлое, настоящее и будущее. Героями сказок являются три медведя, три сестры, три толстяка и др. Самые известные русские былинные богатыри – Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Символом Руси стала тройка запряженных лошадей, или, по словам Н. Гоголя, птица-тройка.

Число 3, по-видимому, любят все народы, все культуры. «Три брата» – немецкая и осетинская сказка, «Три сокровища» – японская сказка, «Три царя» – арабская, «Три источника» – турецкая. В романе Томаса Мэлори «Смерть Артура», написанном в XV в., мы находим множество фраз с числом 3: «Три дня и три ночи ехал король Марк и встретил трех рыцарей…»; «Три дня длился турнир …»; «Три девицы сидели на Михайловой горе у великана …»; и т.д.

Число 3 лежит также в основе построения, или структуры, целого ряда художественных произведений. Самый яркий пример – «Божественная комедия» итальянского автора конца XIII в. – начала XIV в. Данте Алигьери. В этой поэме ровно три части: «Ад», «Чистилище», «Рай». В каждой части 33 (т.е. 3 раза по 11) песни, не считая первой.

Поэма написана в поэтической форме трехстиший (терцины). В начале путешествия автора преследуют три зверя: пантера, волчица и лев.

Исключительно важную роль играет число ^ 3 у народов, исповедующих христианскую религию. Его можно встретить в Библии и не один раз. Три ангела приходят к Аврааму с вестью о предстоящем рождении сына. Это так называемая ветхозаветная Троица. В Новом Завете говорится о единстве Отца, Сына и Святого Духа, т.е. триединстве. Волхвы приносят младенцу Иисусу три подарка и т.д.

Следующее за ним число^ 4 означает идеально устойчивую структуру. Оно используется в мифах о сотворении вселенной и ориентации в ней. Отсюда 4 стороны света, 4 стихии, 4 времени года, 4 эпохи в мифологии, 4 варны (общественные группы) в древнеиндийском обществе. Поэтому приобретают особое значение такие четырехкомпонентные фигуры как квадрат и крест.

Число ^ 4 было символом всего существующего на Земле, известного и неизвестного.

Число 5 – святое число для многих религий, прежде всего, буддизма и ислама. Из пяти элементов состоит мир, у нас пять чувств и т.д. Для пифагорейцев 5 стало символом брака, поскольку оно представимо в виде суммы двойки (мужского начала) и тройки (женского начала). Наконец, пятерка лежит в основе некоторых систем счисления (индейцы майя), потому что у человека 5 пальцев.

Шестерку пифагорейцы называли идеальным числом. Этот числовой знак древнегреческая культура наделила смыслом надежности и равновесия. Поскольку 6 делится и на 2, и на 3, то считалось, что оно как бы объединяет в себе все противоположное.

7 – это число тайны и загадки. Семь дней недели, семь основных планет, семь цветов спектра, семь нот. В мифах семь – одно из самых употребительных чисел, характеризующее количество главных богов, сказочных героев и т. п. В некоторых культурах существует семеричная система счисления. Не менее интересно, что число 7 играет очень важную роль и в науке. Именно 7 характеризует объем оперативной человеческой памяти, и поэтому 7 элементов являются оптимальным количеством чего бы то ни было, что можно сразу воспринять или запомнить.

Знак ^ 8 был у древних греков символом конца и смерти. Срок правления древнегреческих царей ограничивался восемью годами. Один раз, в каждые восемь лет полная луна (полнолуние) совпадает с самым длинным или самым коротким днем в году. Поскольку это совпадение можно наблюдать, оно легло в основу древнегреческого календаря. Знак восьмерки своей формой напоминает траекторию движения небес – спираль. Сходство восьмерки со знаком бесконечности (), по мнению древних астрономов, доказывает, что это движение неизменно и вечно.

^ 9 называют знаком постоянства, мужества и жизненной стойкости. Девять есть конец, предел цифровой серии до ее возвращения к единице следующего десятка. Число 9 находится в непосредственной связи с числом 3, так что иногда о нем думают даже как о сложном знаке, говоря буквально трижды три, или усиленная тройка.

У православных народов на девятый день после кончины принято устраивать поминки по умершему.

Иудеи приписывают числу ^ 9 значение истины, а монголы просто считают его священным числом. Совершая жертвоприношения, в девятый день мая, монголы собирали вместе девять кобылиц и освящали их.

Иным значением наделяли ^ 9 якуты и буряты, для них это число обладает целебными и лечебными свойствами. Многим своим больным буряты давали сало медведя, т.к. оно содержит 9 лечебных свойств.

Число 10 в Древней Греции имело особое значение. ^ Десять равно сумме первых четырех чисел: 1 + 2 + 3 + 4. Вследствие этого оно получило особое название – «великий тетраксис», что означает великая четверка. Пифагорейцы считали его знаком полноты и гармонии.

Из произведения 3 и 4 возникает число 12, которое также очень употребительно в разных культурах: 12 месяцев, 12 знаков Зодиака, 12 апостолов, 12 верховных богов в некоторых религиях.

Число 12 вошло во многие системы счета. В целом ряде стран, в том числе и в России разные предметы считают, разделяя их по 12 штук. Именно поэтому для 12 есть еще одно особое название – дюжина. Русская мера длины – фут – равна 12 дюймам (также как английский фут); английская монета шиллинг до перехода Англии на десятичную денежную систему в 1971 г. равнялся 12 пенсам.

Число 13 называют «чертовой дюжиной». Оно противостоит «счастливому» числу ^ 12. Это – сумма 12 + 1, и, кроме того, 13, в отличие от 12, является простым числом, то есть оно делится только на 1 и на само себя.

Суеверия, связанные с числом 13, существуют во многих странах, у многих народов. Так, некоторые спортсмены, выступая на соревнованиях, не надевают маек с номером 13. В Англии многие корабли не выходят 13 числа в море. Есть люди, которые 13-го числа никогда не предпринимают ничего важного. Другие не хотят селиться в номере гостиницы под № 13. Третьи никогда не приглашают в гости 13 человек. В Америке, в знаменитой чикагской гостинице «Статлер», в случае, если на званный обед в ресторане собирается 13 человек, администратор приставляет к столу четырнадцатый стул и сажает на него «одетый во фрак манекен»!!!

Однако некоторые люди и даже целые народы рассматривают это число как хорошее, счастливое. В древнеримском календаре в каждом месяце отдельные дни имели свои особые имена: «календы» (1-ое число), «ноны» (5-ое или 7-ое число), и «иды» (13-ое число). По поверию древних римлян «иды» приносят людям счастье. Вплоть до сегодняшнего дня большинство итальянцев любят это число. Также верили, что число 13 приносит счастье, древние жители Центральной и Южной Америки. Великий русский певец Федор Шаляпин родился 13 февраля (1873 г.) и всю жизнь считал 13 число счастливым. Число 13 любит и тринадцатый чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров, родившийся 13 апреля (1963 г.).

Трем матерям чисел – 1, 2, 3, помимо «природных» значений, приписывалось также «морально-юридическое» значение: «чаша правоты», «чаша виновности», и «закон» между ними.

Национально-культурная семантика языка важна и интересна вне зависимости от конкретного языка и присутствует на всех его уровнях. Однако наиболее полно и ярко она проявляется в таких единицах языка, как слова, фразеологизмы и языковые афоризмы, включающие в себя пословицы, поговорки и крылатые выражения. Именно этот пласт языка непосредственно отражает внеязыковую действительность.

Поскольку пословицы накапливают в своем содержании и коллективный опыт народа, и особенности его национальной культуры, даже в адекватных по смыслу пословицах обнаруживается местный колорит.

Sannin yoreba Monju no chie – 3 человека – мудрость Монджю.

Русский эквивалент – Ум хорошо, а два лучше.

Английский эквивалент – Two heads are better than one.

Именно ввиду большей значимости группового или коллективного сознания в японской пословице 3 человека приравниваются к мудрости, в то время как в русской и английской пословицах 2 головы лучше, чем 1. Интересно и то, что и в английском и русском языках существуют пословицы, утверждающие, что 3 человека – это уже излишество.

Русская пословица, вышедшая из употребления, но зарегистрированная в словаре В.И. Даля: Один ум – пол-ума; три ума –полтора ума; два ума – ум.

Определенный пласт японских пословиц китайского происхождения состоит из многочисленных заимствований из произведений китайской классики с момента знакомства японцев с ними в Vв. , например,

Тот голубь родителей почитает, кто на три ветки ниже садится. Интересно, что цифра три в данном случае символична. В Японии было издревле принято, чтобы уважающая своего мужа жена шла позади его именно на 3 шага, что довольно часто можно наблюдать на улицах Японии и сейчас, особенно среди людей старшего возраста.

Анализируя и сопоставляя пословицы разных народов и скрытое в них знание и духовное богатство каждого народа, невольно вспоминаешь японские пословицы, проповедующие предопределенность всего происходящего с нами и вокруг нас с судьбой или роком, и думаешь, что таким же образом и содержимое пословиц предопределено сугубо национальным сознанием каждого отдельно взятого народа[ ].

Русские пословицы широко употребляются в речи и в художественной литературе. Они буквально сопровождают русского человека всю его жизнь. Японские пословицы можно считать показателем взросления человека, поскольку употребляются они в настоящее время главным образом людьми старшего поколения.

В отношении английских пословиц необходимо учитывать конкретно взятую страну или народ. Так, например, использование пословиц в Великобритании ближе к употреблению пословиц русскими, в то время как в языке американцев и канадцев пословицы играют значительно меньшую роль и употребляются значительно реже[ ].

Сделав обзор символических значений чисел в общеязыковом аспекте, приходим к выводу, что, вероятно, эта символика имеет некоторое лингвокультурологическое своеобразие и во французском языке. Проделав работу по отбору корпуса французских ФЕ с компонентом-числительным, мы убедились, что материал для исследования достаточно велик: отобрано всего около 400 ФЕ с числительными.

В ходе настоящей дипломной работы мы попробовали проследить связь между символикой чисел и символикой и значением ФЕ, включающих их в качестве компонента.

  1   2   3



Скачать файл (344 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации