Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции по истории отечественного государства и права (учебное пособие) - файл 1.doc


Лекции по истории отечественного государства и права (учебное пособие)
скачать (7381.9 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc7382kb.15.12.2011 21:20скачать

содержание

1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
ТЕМА 9.

^ Государство и право России

в годы Революции и Гражданской войны

(октябрь 1917-1920 г.)

1. Общая характеристика государственно-правовой политики большевиков в 1917-1953 гг.

Захват власти большевиками в октябре 1917 г. произошел в усло­виях нарождающихся в России демократических основ государствен­ности. Были созданы, но нерешительно стали действовать такие ин­ституты государственной власти и управления, как Государственное Совещание, Советы и т.д. Передовые мыслители уже разрабатывали конституционные нормы, по которым могла бы жить Россия. Закла­дывались основы многопартийности и участия народа в управлении государством.

Большевистская партия понимала, что становление демократи­ческих государственных структур власти и управления может сделать невозможным военный переворот. Именно поэтому В.Ульянов-Ленин так торопил события, подготовку и проведение «революции» по захвату власти.

После того, как переворот был удачно завершен и на волне при­влекательных обещаний о мире, земле, хлебе, фабриках и заводах прокатился по большей части российских губерний, встал вопрос об удержании власти.

Однако удержание власти только за счет политической борьбы, ре­альных изменений жизни, профессионального подхода к управлению страной, экономикой и обществом, да еще в условиях войны, было де­лом сомнительным, сулило возможный проигрыш. Необходимо было создать и претворить в жизнь новые, приспособленные для политиче­ских целей правовые нормы, действующие, в первую очередь, не против уголовной преступности, а против политических соперников.

Исторические факты ярко показывают методы борьбы за власть путем приклеивания различного рода ярлыков. Это «мятежники» Крондштадта, «банды» антоновцев, махновцев и т.д.

Под понятие классовых противников, а значит преступников, попали не только приверженцы иных политических воззрений, но и целые слои населения. Это интеллигенция, духовенство, специали-

154

сты как военного, так и промышленного дела. В разряд преступников попадали не только те, кто прежде высказывал иные политические взгляды, но и те, кто не понимал коммунистической идеологии, от­рицал ее как неприемлемую для всего общества.

Можно понять стремление коммунистических лидеров захватить власть и удержаться у власти как можно дольше. Но оправдать их дей­ствия с позиции «цель оправдывает средства» не просто невозможно, но и преступно.

Ответив на мифический белый террор красным террором, они провозгласили государство, в котором террор возводился в ранг госу­дарственной политики.

Идеологическая и «научная» основа такой политики строилась на марксистско-ленинских догмах о «классовых» интересах, на якобы защите трудящихся от угнетения, на защите строителей «коммуниз­ма» от буржуазной идеологии.

Марксистско-ленинская доктрина государства и права, в отличие от других учений, основанных на различных естественно-правовых и философских теориях, базируется на классовой борьбе. В основе уче­ния К. Маркса лежат взгляды иудейского хилиазма об избранном на­роде, замененные избранным классом — пролетариатом. В силу своей примитивности и античеловечности это учение стало популярным преимущественно среди людей с неразвитым абстрактным мышлени­ем и сексуально-психическими отклонениями. Отсюда и стремление коммунистов после захвата власти физически и потомственно истре­бить людей с высоким уровнем образования и интеллекта. (См. под­робнее работы Н.Бердяева, П.Новгородцева, И.Ильина, П.Сорокина и других российских ученых-белоэмигрантов.)

Помимо уничтожения политических противников внутри госу­дарства и экспорта революции большевики установили «железный занавес» против всякого идеологического влияния извне.

Анализ правового материала и идеологии большевизма показы­вает, что основные направления их правовой политики отвечали по­ставленным политическим целям. На уголовную преступность не хва­тало сил и средств. Да и система наказаний уголовников как рекрутов коммунизма была мягкой. А вот за политические преступления, как правило, устанавливался расстрел. Система наказаний за уголовные преступления, как и в феодальном обществе, зависела от социального происхождения, законность определялась с позиции интересов пра­вящего коммунистического класса.

Выступая от имени «пролетариата», союза рабочих и крестьян, проводя в жизнь марксистско-ленинскую доктрину «диктатуры про­летариата», возникла и сама диктатура партноменклатуры. Таким об-

155

разом, политический вождизм Ленина естественным путем перерос в диктатуру Сталина.

Последствия этого превращения повлекли развитие государст­венного терроризма в отношении не только политических противни­ков, но и против бывших и настоящих «революционных соратников».

Терроризм в отношении «преданных делу партии и Ленина» лиц был вынужденной мерой и имел своей целью уничтожение не только политических соперников, но и тех, кто помогал становлению дикта­туры, кто мог сказать правду о революции и ее вершителях, о цели захвата власти и о том, как эта власть использовалась для достижения личных, амбициозных целей.

Весь государственно-правовой аппарат был задействован на пол­ную мощность, выискивая «врагов народа», беспощадно карая «вре­дителей и шпионов», обеспечивая диктатуру послушными, запуган­ными и не умеющими мыслить слепыми исполнителями воли и же­ланий «отца народов».

Парадоксально, но факт, что «ежовые рукавицы» хватали и изо­бличали в два и более раз больше различного рода «шпионов и вреди­телей», чем уголовных преступников.

Под понятие «враг народа» попадал всякий, на кого хоть как-то падала тень прошлого, тень «обуржуазившегося перерожденца». Тут уж было не до вора, карманника или грабителя. Раз уголовная пре­ступность является наследием царизма и мелкобуржуазного про­шлого, то при строительстве социализма исчезают основы уголовной преступности, и она отомрет сама собой. А коль уголовщина обречена на естественное отмирание, то и тратиться на борьбу с ней нет необ­ходимости. Лучше направить силы и средства на «истинного врага», врага идеи и врага, подрывающего эти идеи. А еще лучше вести «на­ступление на этого врага широким, опережающим фронтом».

А раз так, то, естественно, необходимо опережать противника и наказывать его уже тогда, когда он начал задумываться, сомневаться. В такой борьбе философские диспуты уже ни к чему (да и страшно дискутировать — вдруг проспоришь), необходимо лишь «власть упот­ребить».

Если в первый послереволюционный период острие репрессив­ной государственной машины было направлено против явных поли­тических противников, то в дальнейшем велась война на истребление уже возможных политических противников или возможных конку­рентов за власть.

Здесь и обнаружилась сущность репрессивной системы социали­стического государства, а именно — с уголовной преступностью власть бороться не будет, так как эта преступность не угрожает соз-

156

данному тоталитарно-диктаторскому устройству, не угрожает и тем вождям, которые «ведут наш корабль в светлое будущее».

В какой-то мере на уголовную преступность было обращено внимание в период Второй мировой войны. Уголовная преступность проявила себя как явление, привлекающее к себе дезертиров и «при­служников фашизма», расхитителей и иной контингент людей, нажи­вающихся на общенародном горе и усугубляющих общенародную трагедию.

К тому же поубавилось работы органам госбезопасности, а занять этот громадный карательный аппарат государственной власти было чем-то необходимо, да и патриотизм граждан «страны Советов» пока­зывал, насколько они готовы, несмотря на социальное положение, не­смотря на убеждения и политические взгляды, сражаться и умирать «за Родину, за Сталина».

Однако по окончании войны уголовно-правовая политика вновь вернулась на «старые рельсы». И хотя степень преследования инако­мыслящих претерпела изменения, но сущность осталась прежней.

Именно в это время окончательно сформировался аппарат Мини­стерства государственной безопасности. Но защищала и обеспечивала безопасность эта организация не государства как территориально-экономического пространства, а государства как политизированных структур власти.

Под особый контроль МГБ берутся уже не только политические противники, которых уже нет, но и представители общественных ор­ганизаций, священнослужители, часть интеллигенции, органы уго­ловной юстиции — прокуратура, суд, милиция.

2. Октябрьский переворот в России 1917 г.

О самом Октябрьском перевороте существует, разумеется, много версий. Согласно Суханову и Троцкому, переворот фактически уже совершился 21 октября, когда гарнизон столицы признал единствен­ной властью Совет и его Военно-революционный комитет (ВРК). Су­ханов говорит, что формально в таком поведении гарнизона не было ничего необычного, ибо и раньше — в апрельские, июньские, июль­ские дни, а также во время корниловского восстания - гарнизон при­знавал только распоряжения узкоклассового Совета и в очень малой степени считался с приказами Временного правительства. Формаль­но это так. Однако в действительности разница, разумеется, была ог­ромна. Раньше Советы могли иметь и имели конфликты с Времен­ным правительством, но только конфликты. В основном Советы, ру­ководимые меньшевиками и эсерами, не только признавали прави­тельство, но и активно с ним сотрудничали. В предоктябрьские неде-

157

ли и дни Советы — особенно петроградский, кронштадский и мос­ковский - стали большевистскими. Отказ гарнизона выполнять при­казы Временного правительства без санкций большевистских Сове­тов фактически означал акт неповиновения. В таких условиях это оз­начало, что в борьбе против большевиков правительство не может рассчитывать на поддержку гарнизона.

Дело в том — и в этом, может быть, состоял весь трагизм положе­ния, — что ни Керенский, ни его штаб во главе с Полковниковым, по-видимому, не отдавали себе отчета в происходящем. Военные полага­ли, что создание ВРК и невыполнение приказов Временного прави­тельства было результатом... недоразумений, точнее, результатом вто­ростепенного конфликта между ЦИ Ком Советов (где все еще главен­ствовали правительственные меньшевики и эсеры) и петроградским Советом, где уже прочно засели большевики и их союзники — левые эсеры. Они не понимали, что это «недоразумение» и этот «второсте­пенный конфликт» решали судьбу страны.

После октября 1917 г. большевики, исходя из учений Маркса, раз­бивают старый государственный аппарат и начинают создавать новый.

3. Тенденции развития Советского государства в 1917-1920 гг.

25 октября (7 ноября) 1917 г. в Петрограде вечером в Смольном открылся II Всероссийский съезд Советов, представлявший лишь ра­бочих и солдатских депутатов — незначительную часть населения страны. Он провозгласил Россию республикой Советов.

В Обращении съезда «Рабочим, солдатам и крестьянам!» содер­жалась программа первоочередных мероприятий Советского государ­ства: установление мира для всех народов, безвозмездная передача земель крестьянству, демократизация армии, рабочий контроль,над производством, обеспечение всем народам, населяющим Россию, права на самоопределение.

Съезд принял Декреты о мире и о земле. Декрет о мире предлагал немедленно начать переговоры между воюющими странами и заклю­чить справедливый демократический мир без аннексий и контрибуций. Указанные условия мира не считались ультимативными и не исключали возможности рассмотреть другие предложения. (Результатом этих пред­ложений стало заключение предательского Брестского мира.)

Декрет о земле национализировал землю, т. е. передавал ее в соб­ственность государства. Помещичья собственность ликвидировалась. Все граждане России, желавшие обрабатывать землю, получали ее на праве пользования.

158

В основу Декрета был положен «Примерный наказ», составлен­ный на основе 242 крестьянских наказов. В соответствии с наказом провозглашался принцип уравнительного землепользования, по тру­довой или потребительской (по едокам) норме.

Декрет о земле предусматривал возможность различных форм землепользования, выбираемых крестьянами добровольно. Наряду с подворной и хуторской предусматривались коллективные формы хо­зяйства — артельная, товарищеская обработка земли, но это были лишь красивые лозунги для захвата власти.

На II Всероссийском съезде Советов было образовано Советское правительство - Совет Народных Комиссаров (СНК) во главе с В.И.Лениным, которое состояло из большевиков (см. схему 54).

На съезде был избран новый состав Всероссийского Централь­ного Исполнительного Комитета (ВЦИК).

Вскоре после съезда меньшевики и эсеры выдвинули предложе­ние о создании однородного социалистического правительства, кото­рое включало бы не только большевиков, но и представителей всех социалистических партий — эсеров, меньшевиков и др. Но больше­вики отвергли это предложение. Поэтому однородное социалистиче­ское правительство создать не удалось. Это способствовало обостре­нию социально-политической обстановки в стране. Большевики вступили во временный блок с левыми эсерами, которые позднее во­шли в состав Советского правительства. Блок сохранялся до июля 1918 г., т.е. до того времени, пока он был нужен большевикам.

С хе м а 5 4

Высшие органы государственной власти, учрежденные II Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов

Всероссийский съезд советов

Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет -

ВЦИК высший орган государственной власти

в период между съездами 101 член

Совет Народных Комиссаров - СНК правительство 15 членов

Народные Комиссариаты (комиссии) центральные органы отраслевого управления

Примечание: количественный состав членов ВЦИК и СНК дан на 26 октября 1917 г.

159

После Октябрьского переворота произошли коренные измене­ния в общественном строе. С ликвидацией помещичьей собственно­сти на землю перестал существовать класс помещиков. Серьезно бы­ли подорваны экономические позиции буржуазии. 10 ноября 1917 г. декретом об уничтожении сословий и гражданских чинов были уп­разднены все существующие в России сословия, сословное деление граждан, сословные привилегии и ограничения, а равно и граждан­ские чины. Для всех устанавливалось общее наименование — гражда­не Российской Республики, но с учетом их классового происхожде­ния и положения.

Церковь была отделена от государства, школа — от церкви, ре­лигия была заменена коммунистической пропагандой. Женщина бы­ла уравнена в правах с мужчиной.

В области национальных отношений принятая 2 (15) ноября 1917 г. Декларация прав народов России провозглашала право народов на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятель­ного государства, отмену национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений, свободное развитие национальных мень­шинств и этнических групп, но попытки тех или иных народов отде­литься приводили к интервенции Советской России.

Строительство новых органов власти осуществлялось на основе слома старого государственного аппарата. Низложение Временного правительства привело к упразднению прежних органов (Сената, ми­нистерств и др.).

12 ноября 1918 г. было избрано Учредительное Собрание. Боль­шинство в нем получили эсеры. Большевики имели около одной чет­верти мест. Учредительное Собрание открылось 5 января 1918 г. Но вскоре оно было разогнано. Это обстоятельство серьезно повлияло на обострение обстановки в стране, способствовало усилению классо­вых противоречий, началу Гражданской войны.

Для управления государством были созданы комиссариаты (внутренних дел, юстиции, просвещения, иностранных дел, военный, военно-морской и др.).

С первых дней захвата власти большевики стали осуществлять демобилизацию старой армии. Одновременно с этим шел процесс создания новой армии по классовому принципу.

15 января 1918 г. был принят декрет Совнаркома об образовании Красной Армии. Она комплектовалась из представителей трудящих­ся, достигших 18-летнего возраста.

2 декабря 1917 г. учреждается Высший Совет народного хозяй­ства (ВСХН), который был призван реализовывать на практике за-

160

дачи по организации экономики страны и руководству народным хозяйством.

Вслед за центральными органами произошла реорганизация ап­парата власти и управления на местах.

III Всероссийский съезд Советов в январе 1918 г., провозгласив­ший федеративное устройство Российской Республики, принял ре­шение о разработке проекта Конституции РСФСР.

1 апреля 1918 г. была образована Конституционная комиссия ВЦИК. Она работала в течение трех месяцев и подготовила проект Основного закона. Он был принят 10 июня 1918 г. на V Всероссий­ском съезде Советов, но оказался фиктивным и недолговечным (см. схему 55).

Основной особенностью Конституции РСФСР 1918 г. было за­крепление принципа классовости. Это проявлялось прежде всего в том, что избирательных (других политических) прав лишались представители буржуазии, помещиков, а рабочим предоставлялось преимущество перед крестьянами. Такое положение отражало сло­жившиеся в стране противоречия и не способствовало их ослабле­нию.

С хема 5 5 Годы принятия советских конституций

СССР

РСФСР




1918

1924







1925

1936







1937

1977







1978

Все это спровоцировало Гражданскую войну как результат чрез­вычайного обострения социальной обстановки и крайней неприми­римости большевиков. Иностранное вмешательство еще больше ус­ложнило ситуацию. Гражданская война — величайшая трагедия на­шего народа, унесшая вместе с голодом 15-20 млн человеческих жиз­ней из 150 млн россиян.

161

Развернувшиеся военные действия обусловили необходимость милитаризации государственного аппарата. 2 сентября 1918 г. ВЦИК своим декретом объявил страну военным лагерем. Деятельность всех органов подчинялась интересам войны.

В целях объединения работы всех государственных органов в ус­ловиях военного времени был создан Совет рабочей и крестьянской обороны. Совет объединял работу военного и важнейших хозяйст­венных ведомств, обеспечивал военный режим в промышленности, на транспорте, в продовольственном деле.

В мае 1918 г. был осуществлен переход от добровольного ком­плектования Красной Армии ко всеобщей воинской повинности. Она устанавливалась для всего населения, но принцип классового подбо­ра в армию сохранялся. Буржуазные элементы использовались в ты­ловом ополчении, для комплектования нестроевых частей и военно-строительных подразделений. Для руководства военными силами был создан Революционный Военный Совет Республики (РВСР), Ревво­енсоветы на фронтах и в армиях.

В годы Гражданской войны проводилась политика военного коммунизма, что привело к созданию сверхцентрализованной бесто­варной экономики, полному огосударствлению собственности, соз­данию государственной повинности, уравнительному распределению и милитаризованному принудительному труду. В этих условиях изме­нилась организация управления промышленностью. В ее основу бьгла положена «система главкизма». Ее важнейшей особенностью было полнейшее лишение предприятий хозяйственной самостоятельности. Заводы и фабрики не имели собственных оборотных средств. Обору­дование, материалы, топливо и все прочее они получали в порядке административного распределения. В таком же порядке они сдавали производимую продукцию. Договорные отношения между предпри­ятиями исключались. Все это вызвало развал экономики и голод, унесший в начале 20-х годов 5-7 млн человеческих жизней.

Продолжалось национально-государственное строительство. Об­разовался ряд советских республик — Украинская (декабрь 1917 г.), Латвийская, Эстонская (трудовая коммуна), Литовская (декабрь 1918 г.), Белорусская (январь 1919 г.), Азербайджанская (апрель 1920 г.), Армянская (ноябрь 1920 г.), Грузинская (февраль 1921 г.).

Между РСФСР и другими советскими республиками разверну­лось сотрудничество, которое первоначально приняло форму воен­ного союза, в 1920 г. было дополнено хозяйственным союзом.

В составе РСФСР возникли автономные государственные об­разования - Трудовая Коммуна немцев Поволжья (декабрь 1918 г.),

162

Башкирская и Крымская АССР (1920 г.), Чувашская, Вотская (Уд-мурдская), Марийская, Калмыцкая автономные области, Карель­ская Трудовая Коммуна (1920 г.). Но это были фиктивные образо­вания.

4. Карательные органы советского режима в 1917-1921 гг.

28 октября 1917 г. постановлением НКВД республики учрежда­лась рабочая милиция, которая должна была находится «в ведении Совета Рабочих и Солдатских Депутатов». Ленин после октября

  1. г. неоднократно отстаивал идею всеобщего вооружения народа. 29 октября 1917 г. он говорил о ней как о задаче «...которую мы ни на минуту не должны выпускать из виду...». Указания вождя большевики пытались реализовывать на практике. В некоторых местах для охраны общественного порядка учреждалась народная милиция, построенная на принципе обязательной повинности всех взрослых граждан. В 1917 - начале 1918 г. НКВД РСФСР считал, что милиция должна «по мере возможности уступить место всеобщей охранной повинности, где каждый гражданин обязан отдежурить безвозмездно установленные часы». По постепенно эта утопическая идея пересматривается. В марте

  2. г. Народным комиссаром внутренних дел Петровским в СНК «был возбужден вопрос о необходимости организации Советской милиции» на штатных началах.

В июле на съезде председателей губернских Советов, в работе ко­торого участвовал Ленин, было признано невозможным всеобщее вооружение всего населения из-за начавшегося сопротивления. По­этому съезд выказался за организацию Советской Рабоче-Крестьянской милиции. Функции у милиции были многочисленны: борьба с мародерством, спекуляцией, дезертирством, хищениями, охрана революционного порядка и т.д. Одной из важнейших функций милиции являлось оказание содействия карательным органам, веду­щим борьбу с контрреволюцией и устанавливающим новый порядок в стране.

Главным карательным органом в годы Гражданской войны явля­лась Всероссийская Чрезвычайная Комиссия (ВЧК). Первое время после прихода к власти большевики не ставили задачу создания еди­ной организации, ведущей борьбу с политическими противниками. Эту задачу выполняли Советы, военно-революционные штабы, рево­люционные комитеты, различные комиссии и комитеты, имеющие в своем распоряжении вооруженные формирования.

163

6 декабря СНК рассмотрел вопрос «О возможности забастовки служащих в правительственных учреждениях во всероссийском мас­штабе» и постановил: «Поручить т. Дзержинскому составить особую комиссию для выяснения возможности борьбы с такой забастовкой путем самых энергичных революционных мер, для выяснения спосо­бов подавления злостного саботажа». В соответствии с постановлени­ем СНК Дзержинский вечером 7 декабря провел организационное заседание комиссии. В этот же вечер он выступил на заседании Сов­наркома, где изложил основные задачи комиссии, отраженные в про­токоле:

«1. Пресекать и ликвидировать все контрреволюционные и сабо­тажнические попытки и действия по всей России, со стороны кого бы они ни исходили.

  1. Предание суду Революционного трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и выработка мер борьбы с ними.

  2. Комиссия ведет только предварительное расследование, по­скольку это нужно для пресечения...»

Таким образом, в основу деятельности ВЧК был положен прин­цип субъективного усмотрения, никаких юридических критериев ви­ны подозреваемого не предусматривалось.

Дзержинский обратил внимание на то, что комиссия должна бо­роться с политическими партиями и печатными органами, противо­стоящими большевикам. По докладу Дзержинского СНК постановил: «Назвать комиссию - Всероссийской Чрезвычайной Комиссией при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и сабо­тажем — и утвердить ее». ВЧК, созданная большевиками, явилась не­посредственным преемником Петроградского военно-революцион­ного комитета. Из 10 членов Чрезвычайной комиссии, назначенной СНК 7 декабря, шесть являлись руководящими работниками ВРК. Впоследствии в ВЧК направлялись и другие деятели ВРК. ВЧК в на­чале своей деятельности явилась одной из многих организаций, ве­дущих борьбу с противниками большевиков, причем ее функции пер­воначально распространялись только на Петроград. Но постепенно ВЧК расширяет сферу своего влияния. ВЧК, к весне 1918 г. переехав вместе с правительством в новую столицу — Москву, превращается в главный общегосударственный орган борьбы с политическими про­тивниками большевиков. 22 марта 1918 г. ВЧК приняла постановле­ние, которым вновь предложила всем Советам организовать местные чрезвычайные комиссии для борьбы с контрреволюцией и спекуля­цией, злоупотреблениями по должности и посредством печати.

164

В этом постановлении было отмечено, что «отныне право производ­ства всех арестов, обысков, реквизиций принадлежит исключительно этим чрезвычайным комиссиям как в г. Москве, так и на местах».

В 1918 г. быстро идет процесс создания губернских чрезвычай­ных комиссий, который в основном завершился в августе. К этому времени по стране имелось 38 губчека. Важной вехой в становлении ВЧК явилась 1-я Всероссийская конференция чрезвычайных ко­миссий, проходившая 11-14 июня 1918 г. В ее постановлении ста­вилась задача организовать чрезвычайные комиссии не только в каждом областном и губернском Совдепе, но также «при крупных уездных Совдепах, узловых железнодорожных центрах, крупных портах, в пограничной полосе...». Этим решением было положено начало созданию нижнего звена чекистского аппарата: уездных и районных ЧК. В 1919-1920 гг. уездные ЧК сливаются с уездными управлениями милиции. Организационной формой этого слияния стали политические бюро при уездных начальниках милиции. По директиве, подписанной Дзержинским, во главе политбюро долж­ны были быть поставлены надежные коммунисты, «не менее чем с двухгодичным стажем». Непосредственно заведовать политбюро должен был особый помощник начальника уездной милиции, тоже испытанный коммунист. 28 ноября 1918 г. 2-я Всероссийская кон­ференция ЧК постановила образовать при ВЧК транспортный от­дел. К началу 1919 г. чекистские органы контролировали практиче­ски всю сеть железных дорог и водных путей. Транспортные ЧК были изъяты из подчинения губернских ЧК, так как они создава­лись в соответствии с административными делениями НКПС. Рас­ширяя сферу своего влияния, ВЧК не могла оставить без внимания вооруженные силы. Первая Чрезвычайная комиссия в Красной Ар­мии была создана 16 июля 1918 г. во главе с М.Я.Лацисом на Вос­точном фронте. Но против создания чрезвычайных комиссий вы­ступали армейские работники. Они предлагали создать на базе Во­енного контроля (Военный контроль — отдел Революционного Во­енного Совета Республики (РВСР), занимавшийся борьбой с раз­ведкой противника) особые отделы, которые занимались бы борь­бой со шпионажем и контрреволюцией. В конце 1918 г. победила точка зрения армейских работников. В результате в начале 1919 г. Военный контроль и Военный отдел ВЧК были объединены в один орган - Особый отдел республики во главе с М.С.Кедровым. Но борьба за особые отделы между ВЧК и РВСР продолжалась. В феврале 1919 г. ВЦИК принимает постановление, по которому особый отдел

165

вливается в структуру ВЧК. Но одновременно он должен был нахо­диться под контролем РВСР и выполнять его задания. Армейские ра­ботники были не согласны с данным решением. Они требовали пере­дать особые отделы в оперативное подчинение фронтов и армий. VIII съезд РКП(б) согласился с этим требованием, оставив за Особым отде­лом ВЧК «функции общего руководства и контроля над их деятельно­стью».

При создании чекистских органов большое внимание обраща­лось на разработку и развитие методов и средств оперативной дея­тельности. Вопрос о допустимости в работе ВЧК агентуры обсуж­дался 12 июля 1918 г. на собрании фракции РКП(б) I Всероссий­ской конференции ЧК. Конференция приняла решение: «Секрет­ными сотрудниками пользоваться». Развитие агентурного аппарата ВЧК шло по двум направлениям: создание института штатных агентов внутреннего наблюдения и формирование осведомитель­ной сети. Штатные агенты внутреннего наблюдения комплектова­лись в основном из сотрудников чрезвычайных комиссий. Но их было недостаточно. Поэтому основным направлением в развитии агентурного аппарата ВЧК стало создание массовой осведомитель­ной сети. Решением ЦК РКП(б) от 15 июня 1919 г. всем учрежде­ниям и всем партийным работникам вменялось в обязанность «...о всех фактах измены, дезертирства, шпионажа сообщать в особый отдел ВЧК». «Хороший коммунист в то же время есть и хороший чекист», - подчеркивал Ленин. 30 июня 1921 г. ВЧК потребовала «...принять меры насаждения осведомления на фабриках, заводах, центрах губерний, совхозах, кооперативах, лесхозах, карательных отрядах, деревнях. К работе по постановке осведомления отнестись возможно внимательней, соблюдая принципы конспирации». 17 июля 1921 г. ВЧК разработала специальную инструкцию по ос­ведомительной службе. Параллельно с развитием агентурного ап­парата ВЧК развивались службы наружного наблюдения («народ­ная разведка») и контроля почтовой и телеграфной корреспонден­ции. Развитие секретных методов и средств оперативной деятель­ности требовало изменить структуру ВЧК и ее органов. Поэтому в ВЧК был создан секретно-оперативный отдел, который занимался постановкой агентурно-осведомительной работы и службой наруж­ного наблюдения. 14 января 1921 г. в ВЧК было создано секретно-оперативное управление, в состав которого входили шесть отделов: особый, секретный, оперативный, информационный, иностранный и регистрационно-статистический.

166

К концу Гражданской войны структура ВЧК стала намного сложнее. Секретно-оперативное управление насчитывало шесть отделов. 25 января 1921 г. было создано экономическое управление, призванное бороться с контрреволюцией в промышленности и торговле. Кроме того, в структуре ВЧК имелись: транспортный от­дел, специальный отдел, управление делами ВЧК и администра­тивно-организационное управление, управление войсками ВЧК, следственная часть и специальное отделение по охране правитель­ства. Схема местных органов ВЧК также представляла сложную структуру. Особому отделу ВЧК подчинялись особые отделы фрон­тов, армий, дивизий, границ, округов, губернских ЧК. В компетен­ции иногородних отделов ВЧК были губернские и областные ЧК, уездные ЧК, районные и городские ЧК, полномочные представи­тельства ВЧК. В ведении транспортного отдела ВЧК находились дорожные, районные и участковые ЧК. Такая структура ВЧК и ее органов, пронизывающая все гражданские и военные учреждения, позволяла ей осуществлять репрессии в массовом порядке. Замет­ную роль в трагических событиях времен Гражданской войны игра­ли специальные карательные войска, находившиеся в подчинении различных ведомств. Так, свои войска формировала ВЧК. Право ВЧК иметь специальные отряды было законодательно закреплено Положением о Всероссийских и местных чрезвычайных комиссиях, утвержденным ВЦИК 28 октября 1918 г. Осенью 1918 г. в основном формирование войск ВЧК было закончено. Численность их меня­лась в связи с отправкой частей на фронт. В феврале 1919 г. она со­ставляла 22 тыс. штыков и сабель. Помимо ВЧК карательные вой­ска были сформированы и в других ведомствах (НКВД, Народного комиссариата путей сообщения и др.). Все эти войска не имели об­щего управления. Силы были распылены. Естественно, что встал вопрос о реорганизации этих войск. Процесс объединения специ­альных войск был завершен созданием войск внутренней службы. Постановлением СТО от 1 сентября 1920 г. с войсками ВЧК были слиты караульные войска, войска железнодорожной охраны и транспортная милиция в один вид войск — войска ВНУС - войска внутренней службы.

Важную роль в осуществлении карательной политики больше­виков играли классовые суды и революционные трибуналы. При обсуждении проекта Декрета о суде, подгтовленного П.И.Стучкой, его основные положения подвергались критике со стороны левых эсеров во ВЦИК. Потом Декрет о суде был принят СНК самостоя-

167

тельно, минуя ВЦИК, 24 ноября 1917 г. Он ликвидировал все ста­рые судебные органы, упразднил институты судебных следовате­лей, прокурорского надзора, присяжных и адвокатуры. Предвари­тельное следствие возлагалось на местных судей. В роли же обви­нителей и адвокатов допускались «все непорочные граждане обоего пола, пользующиеся гражданскими правами...». Такая формули­ровка, не устанавливающая форму организации судебной защиты, позволяла организовывать судебное дело без состязательности. Все суды решали вопросы, «руководствуясь революционной совестью и революционным правосознанием». Суд мог руководствоваться и законами «свергнутых правительств, но лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революцион­ной совести и революционному правосознанию». Для наведения «строжайшего революционного порядка» системы судов было мало. Поэтому одновременно создается система Революционных трибу­налов. Статья 8 декрета О суде № 1 гласила: «Для борьбы против контрреволюционных сил в целях принятия мер ограждения от них революции и ее завоеваний, а равно для решения дел о борьбе с ма­родерством и хищничеством, саботажем и прочими злоупотребле­ниями торговцев, промышленников, чиновников и прочих лиц, учреждаются рабочие и крестьянские Революционные трибуналы, в составе одного председателя и шести очередных заседателей, изби­раемых губернскими или городскими Советами Р.С. и КР. депута­тов. Для производства же по этим делам предварительного следст­вия при этих же Советах образуются особые следственные комис­сии». Революционные трибуналы создавались по всей стране, за­меняя старые суды с их «буржуазной законностью». Для рассмотре­ния кассационных жалоб и протестов на приговоры Революцион­ных трибуналов, за исключением приговоров Ревтрибунала при ВЦИК (его приговоры не подлежали обжалованию) 11 июня 1918 г. был создан кассационный отдел при ВЦИК. Первые военно-следственные органы возникли в частях, которые вели боевые дей­ствия с Дутовым еще весной 1918 г. Они были созданы явочным порядком без санкции высших государственных органов. В даль­нейшем трибуналы в Красной Армии стали основным средством поднятия боеспособности войск.

Важной составной частью карательного механизма Советского государства являлись органы, исполняющие наказание. Для уско­рения процесса ликвидации контрреволюции предполагалось соз­дать принципиально новую, отличную от царской, систему испол-

168

нения наказания, в которой тюрьмы должны были быть заменены воспитательными учреждениями на основе новой идеологии. 25 декабря 1917 г. было создано Тюремное управление, преобразо­ванное в январе 1918 г. в Тюремную коллегию. Для охраны мест лишения свободы была создана конвойная стража Республики. В 1918 г. организуются места заключения нового типа — сельскохо­зяйственные колонии и реформатории. А 5 сентября 1918 г. СНК в Декрете о «красном терроре» отмечал: «Обезопасить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концен­трационных лагерях».

Итак, государственная карательная машина, включающая в себя разветвленную сеть чрезвычайных комиссий, судов, революционных трибуналов, мест лишения свободы, была создана. С первых дней Со­ветской власти большевики стремились к тому, чтобы карательные органы находились под их контролем, это им нужно было и для того, чтобы проводить в жизнь свои идеи, и для того, чтобы удержаться у власти. С первых дней после прихода к власти большевики формиру­ют карательные органы по партийному принципу, комплектуя их из своих сторонников. Для координации действий различных каратель­ных органов была создана Центральная межведомственная комиссия по борьбе с бандитизмом во главе с председателем Реввоенсовета Республики Э.Склянским. В нее вошли представители ЦК, СТО, ВЧК, НКВД, СОН и других органов.

В стране установилась беспрецедентная в истории партийная монополия на репрессивные органы, при которой небольшая элит­ная часть коммунистов управляла экономикой, контролировала и распределяла богатство страны. Причем теоретически это обосно­вывалось необходимостью новых производственных отношений для добровольной или принудительной «переделки» «старых» лю­дей и создания «новых» членов будущего коммунистического об­щества. И важнейшая роль в этой «переделке» принадлежала кара­тельным органам.

5. Тенденции развития советского права в 1917-1920 гг.

Формирование основ коммунистического права началось с изда­нием первых декретов Второго Всероссийского съезда Советов, сформировавших его принципы. Декрет О суде № 1 отменял действие старых законов, если они противоречили «революционному право­сознанию». Последнее и стало главным источником права при отсут-

169

ствии новых писаных норм. В местных судах в качестве источника продолжали действовать нормы обычного права. Постепенно стала складываться новая судебная практика. «Революционное правотвор­чество» осуществлялось самими судебными органами, высшими ор­ганами власти (съезд, ВЦИК, СНК), руководящими органами ВКП(б) и даже местными советами. Приоритет «революционного правосознания» в качестве источника права основывался на господ­стве в первые годы революции психологической теории права, считав­шей важнейшим аспектом правовой реальности именно правосозна­ние, а не норму и не правоотношение.

Одной из первых сфер, в которой было осуществлено законо­дательное нормирование, были брачно-семейные отношения (семья — ячейка общества, и при перестройке последнего обязательно под­вергается воздействию первая). В декабре 1917 г ВЦИК и СНК приняли декреты, отменявшие всякие ограничения (разрешение родителей на брак, различие в вероисповедании брачующихся и пр.), узаконивающие только гражданскую форму брака, устанавли­вающие свободу развода. В сентябре 1918 г. ВЦИК принял Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве. В кодексе подчеркивалось, что церковный брак не порождает никаких юридических последствий; переезд одного из супругов не влечет обязанности другого следовать за ним; отме­нялся принцип общности имущества супругов. Воспитание детей рассматривалось как общественная обязанность родителей, а не как их частное дело. Провозглашался принцип раздельности иму­щества родителей и детей, запрещалось усыновление. Законодатель опасался скрытой «социально-экономической эксплуатации тру­дящихся» под видом старых правовых отношений (наследования, завещания, усыновления, опеки и т.п.)

С целью «узаконения» повального грабежа населения 27 апреля 1918 г. был принят Декрет «Об отмене наследования», по которому все виды наследования (по закону и по завещанию) отменялись, на­следственная масса ограничивалась суммой в 10 тысяч рублей (все остальное имущество переходило в собственность государства) и по­ступала родственникам умершего в виде «меры социального обеспе­чения» на праве управления и распоряжения. Тем самым законода­тель стремился перекрыть еще один источник «нетрудового обогаще­ния». Ту же цель преследовал майский 1918 г. декрет ВЦИК «О даре­ниях», запретивший всякое «безвозмездное предоставление (переда­ча, переуступка и т.п.) имущества на сумму свыше 10 тысяч рублей» — сумму в условиях гиперинфляции смехотворную.

170

В декабре 1917 г. В ЦИК принял Положение «О страховании на случай безработицы» и Декрет «О страховании на случай болезни». Эти меры социальной защиты обеспечивались из фондов предпри­ятий. Весной 1918 г. была сформирована новая инспекция труда, из­бираемая профсоюзными организациями.

31 октября 1918 г. в демагогических целях было принято Поло­жение о социальном обеспечении трудящихся.

В декабре 1918 г. был принят первый Кодекс законов о труде РСФСР, разработанный Наркоматом труда и ВЦСПС. Его действие распространялось на всех лиц, работающих по найму во всех секто­рах хозяйства (государственном, кооперативном, частном). В ко­дексе закреплялись нормы труда (продолжительность рабочего дня для разных категорий трудящихся и для различных условий труда) и отдыха (отпуска, выходные дни), устанавливались льготы для под­ростков и женщин. Большая роль в разрешении вопросов о труде и отдыхе отводилась профсоюзам и инспекциям Наркомата труда. КЗоТ заменил систему социального страхования (выплат из фондов предприятий и учреждений) системой социального обеспечения (вы­плат из централизованных фондов государства), что было связано со структурными изменениями в экономике — сплошной национа­лизацией производства и централизацией управления и финанси­рования. КЗоТ вводил также трудовую повинность для лиц от 16 до 58 лет. Но в условиях Гражданской войны и разрухи никаких фак­тических возможностей гарантировать социальную защиту, естест­венно, не было.

Сфера нового гражданского права формировалась в ходе процес­сов национализации. Кроме объектов промышленности, транспорта и финансов национализация охватила и сферу жилья.

В соответствии с Декретом об уничтожении сословий и граждан­ских чинов от 10 ноября 1917 г. были конфискованы даже средства общественных организаций.

Тотальные конфискации вызвали неизбежный развал производ­ства. Попытка его организации путем принятия Положения о рабо­чем контроле 16 ноября 1917 г. оказалась бредом. Рабочие, естествен­но, не смогли заменить специалистов. Тогда большевики пошли ад­министративно-командным путем — раздувания штатов неквалифи­цированных, но идеологически преданных чиновников. В одном только ВСНХ насчитывалось несколько десятков структурных под­разделений, не говоря уже о таких организациях, как Чрезвычайная комиссия по заготовке лаптей и ей подобных.

171

Произошло резкое сокращение торгового оборота, из которого были изъяты национализированные имущества, ценные бумаги (ак­ции, купоны). Государственные монополии на хлеб, текстиль, нефть, спички и т.п. предельно сократили товарооборот. Система «главкиз-ма» исключала товарно-денежные отношения между предприятиями, монополия внешней торговли — экспортно-импортные отношения частных лиц и частные капиталы. Натуральный продуктообмен вы­теснил денежные отношения, на законодательном уровне происходи­ло соответствующее вытеснение гражданско-правовых норм админи­стративно-правовым регулированием. Нормативное запрещение ча­стной торговли привело к тому, что областью торговых отношений стал сохранившийся подпольный «черный рынок», где эти отноше­ния были деформированы и искажены.

Особенно бессовестную политику и соответствующее ей зако­нодательство большевики проводили в отношении крестьян. В де­магогических целях они приняли известный Декрет о земле. Но как только укрепились у власти, с мая 1918 г. начали проводить поли­тику откровенного геноцида против крестьян — проддиктатуру и продразверстку.

В феврале 1919 г. ВЦИК издал Положение «О социалистиче­ском землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледе­лию». Вся земля определялась в качестве единого государственного фонда. Фонд находился в непосредственном заведовании и распоря­жении соответствующих наркоматов. Создаются совхозы, коммуны, общества по совместной обработке земли. Все формы единоличного землепользования рассматриваются как отживающие. Целью ставит­ся создание единого производственного хозяйства и постепенное ого­сударствление землепользования.

Разработка отдельных отраслей, институтов и норм права проис­ходила на основе складывающейся экстремистской практики и соот­ветствующей ей законодательной базы (декреты СНК и постановле­ния ВЦИК).

В области уголовного права важное значение имело принятие в декабре 1918 г. Руководящих начал по уголовному праву РСФСР. Этот акт содержал в себе нормы общей части уголовного права. В нем давалось определение понятия преступления, устанавливались виды наказаний. Но в целом отношение большевиков к праву было отри­цательным, и понятие «закон» подменялось «революционной созна­тельностью», т. е. произволом.

172

^ 6. Конституционно-правовая организация Белого движения

Коммунистический геноцид вызвал массовое сопротивление на­родов России. Русские патриоты сгруппировались в неоднородное по составу Белое движение, основу которого составили офицеры старой армии. В ходе начавшейся Гражданской войны под контроль «белых» попали обширные районы Сибири, Урала, Поволжья, Дона, Север­ного Кавказа, Крыма, Северо-Западного края, Туркестана и другие регионы.

Между «белыми» армиями Колчака, Деникина, Юденича (а позднее Врангеля) было осуществлено военно-политическое разме­жевание занятых ими территорий. Их пределы постоянно изменя­лись, хотя общая регионализация сохранялась.

На территориях, занятых «белыми» армиями, восстанавливалась деятельность органов местного самоуправления (земств, городских дум), ликвидированных советами. Центральная власть была сосредо­точена в руках Главнокомандующего, который мог опираться на де­мократические органы — советы, совещания, комитеты. На террито­рии, контролируемой чехословацким легионом, было воссоздано Уч­редительное Собрание в качестве парламентского органа.

В апреле 1920 г. в Крыму генерал Врангель принял всю полноту военной и гражданской власти с санкции ^ Правительствующего Се­ната.

Приказом Главнокомандующего вооруженными силами Юга России в марте 1920 г. было введено Положение об управлении об­ластями, занимаемыми вооруженными силами Юга России. Наряду с членами военного командования оно устанавливало должности госу­дарственного контролера, начальника гражданского управления (ве­дающего вопросами земледелия, землеустройства, юстиции и про­свещения), начальника хозяйственного управления (ведающего фи­нансами, продовольствием, торговлей, промышленностью и путями сообщения), начальника управления иностранных сношений. Эти должностные лица входили в Совет, имеющий характер совещатель­ного органа при Главнокомандующем. Последнему подчинялись ка­зачьи части и органы самоуправления, имевшие довольно широкую автономию.

В апреле 1920 г. Правительство Юга России образовало комис­сию по разработке земельного вопроса. Основными принципами реформы стали частная собственность на землю, максимальное число пользователей, посредничество государства в земельных

173

сделках. Предполагалось, что реформа будет распространена на все пространство России после победы над большевиками. Все наде­ляемые землей получали ее в собственность за выкуп и в законном порядке. Для проведения реформы на местах создавались органы земского самоуправления. Размеры участков определялись земель­ными советами и утверждались правительством. Бывшие «показа­тельные» хозяйства или совхозы передавались в государственное управление или волостным земствам с обязательством «сохранения в них правильного хозяйства». Земли, при советской власти вклю­ченные в коммуны, перераспределялись волостными земельными советами между частными лицами. Из общих правил об отчужде­нии изымались и сохранялись за собственниками права на следую­щие виды землевладений: надельные земли, купленные при содей­ствии крестьянского банка; выделенные на хутора и отруба; отве­денные церквям и монастырям; принадлежащие сельскохозяйст­венным учреждениям; относящиеся к городским поселениям; ого­родные. При проведении реформы подчеркивалось, что право ча­стной собственности всегда уступает интересам общегосударствен­ным, однако главной целью оставалось «укрепление права бессо­словной частной земельной собственности», т.е. реформа продол­жала столыпинскую аграрную традицию, хотя техника реформы (два этапа проведения: акт владения землей и последующее нотари­альное закрепление права собственности) напоминала порядок проведения реформы в 1861 г.

Правительство Юга России разработало также «Правила о вос­становлении волостных и уездных земств». При этом предполагалось права, которыми обладали уездные земства, перенести на волость, а на уезд — права бывших губернских учреждений. Гласные волостных земских собраний избирались сельскими сходами, участие в которых должны были принимать только земледельцы-домохозяева. Уездные земские собрания состояли из гласных, избираемых волостными зем­скими собраниями. В дополнение к модели земских органов 1864 г. по приказу Главнокомандующего войсками Юга России на волостных земских собраниях должны были избираться еще и волостные земель­ные советы.

Постановления земских собраний могли быть приостановлены: по волости - начальником уезда, по уезду — губернатором. Дальней­ший спор мог разрешиться председателем съезда мировых судей, ок­ружным судом, присутствием уездного правления или высшей цен­тральной властью.

174

На территории Правительства Юга России действовала система военно-полевых судов, корпусные и военно-судные комиссии при началь­никах гарнизонов (в составе председателя и пяти членов). Комиссии подчинялись главному прокурору, военно-полевые суды — войско­вым начальникам. Несколько позже в состав корпусных и гарнизон­ных комиссий были включены с правом совещательного голоса по два представителя от крестьянства волости. Предварительное следст­вие проводилось одним из членов комиссии, тем самым следствие и судопроизводство смешивались (по аналогии с деятельностью орга­нов ВЧК, действовавших на советской территории). При рассмотре­нии дел военно-судные комиссии руководствовались правилами о военно-полевых судах. Приговоры утверждались военными началь­никами. В случае несогласия последних с приговором дело передава­лось в корпусной или военно-окружной суд.

Уголовный розыск отделялся от государственно-правового (контрразведки). В качестве административной меры применялась «высылка в советскую Россию лиц, изобличенных в явном сочувст­вии большевизму, в непомерной личной наживе» (мера, сходная с той, которую предусматривали Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1918 г.). Право высылки было предоставлено губерна­торам и комендантам крепостей.

^ Государственно-правовая политика Правительства Юга России в августе 1920 г. формулировалась в следующих декларациях: буду­щий государственный строй России предлагалось определить наро­ду путем выборов Учредительного Собрания; равенство граждан­ских и политических прав граждан; предоставление в полную соб­ственность земли обрабатывающим ее крестьянам; защита интере­сов рабочего класса и его профессиональных организаций; объеди­нение различных частей России «в одну широкую федерацию, ос­нованную на свободном соглашении»; восстановление производи­тельных сил России «на основах, общих всем современным демо­кратиям, предоставляющих широкое место личной инициативе»; признание международных обязательств, заключенных предыду­щими правительствами России; выполнение обязательств по вы­плате долгов.

В начале апреля 1918 г. японские части высадились во Владиво­стоке под предлогом защиты жизни и собственности японцев.

В мае 1918 г. чехословацкий корпус завязал бои с красными час­тями в Западной Сибири. Поощряемый союзниками корпус двинулся к Волге, отрезав Центральную Россию от Сибири. В июне чехослова-

175

ки взяли Самару. Антибольшевистские партии (эсеры и меньшевики) создали Временное правительство в Самаре. В июле 1918 г. в Омске было создано Сибирское правительство, управлявшее Западной Си­бирью. В Чите атаман Семенов сформировал летом 1918 г. центр вла­сти, контролировавший Забайкалье.

В сентябре 1918 г. на Уфимском совещании была предпринята попытка объединить все эти территории под единым руководством. На совещании присутствовали представители Омского, Самарского правительств, национальных (казахского, тюркско-татарского, баш­кирского) и казачьих военных правительств. Они подписали акт, уч­реждавший Всероссийское временное правительство. Власть сосредота­чивалась в руках Директории (из пяти директоров) с центром в Ом­ске. В ноябре 1918 г. адмирал А.В.Колчак свергает Директорию и принимает титул Верховного правителя. К лету 1919 г. этот титул за ним признали союзники и «белые» генералы, контролировавшие другие регионы России. Наступление «красных», уход чехословаков и массовые восстания в январе 1920 г. привели к падению правительст­ва Колчака. Власть перешла к местному (Иркутск) Политическому центру, состоявшему из эсеров, которые вскоре передали ее больше­вистскому Военно-революционному комитету. Задержанного чехо-словаками А.Колчака расстреляли в феврале 1920 г.

В Сибири в 1918-1919 гг. был установлен политический режим, руководимый Директорией во главе с Верховным правителем России (Колчак), режим более либеральный, чем на Юге России. Политиче­ский блок, на который опиралось Сибирское правительство (со сто­лицей в Омске), включал широкий спектр партий — от монархистов до социалистов (эсеров и меньшевиков). На территории Сибирского правительства было созвано Учредительное собрание, обсуждавшее вопросы, поставленные им еще в январе 1918 г. Были восстановлены земские и городские органы самоуправления, мировые суды, профес­сиональные союзы и общественные организации, а также действие уставов и уложений, принятых до октября 1917 г.

В январе 1920 г. в Томске в результате переговоров представи­телей эсеров, большевиков и американского правительства было принято решение об образовании «буферного» государства. Свер­жение Политического центра большевиками прервало этот про­цесс. Но в апреле 1920 г. Учредительное собрание в Верхнеудинске провозгласило создание независимой демократической Дальнево­сточной республики (ДВР). Советское правительство признало республику в мае 1920 г. В июле 1920 г. ее признала Япония. В де-

176

кабре 1920 г. ДВР установила с РСФСР соглашение о границах ме­жду обеими республиками. В апреле 1921 г. была принята Консти­туция ДВР, закрепившая демократические формы государственно­сти, однако политический и военный контроль в республике осу­ществляла коммунистическая Москва. В октябре 1922 г. японские войска ушли из Приморья, «белое» правительство во Владивостоке пало, и установилась власть правительства ДВР. В ноябре 1922 г. ДВР была упразднена.

На территориях, оккупированных войсками иностранных госу­дарств, устанавливался военный режим и применялись нормы права этих государств (применительно к условиям военного времени). Па­раллельно и под контролем военных властей действовали органы ме­стного самоуправления. На национальных окраинах (в Литве, Эсто­нии, Азербайджане, Латвии, Польши, Финляндии и т.д.) воссоздава­лись дореволюционные органы власти и формировались новые сис­темы права.

Нескоординированность военно-лолитических акций «белых» армий и режимов, изменения во внешнеполитической ситуации (революция в Германии, прекращение интервенции со стороны союзных держав и поддержки ими «белых» армий), внутриполити­ческая стабилизация в самой России привели к поражению Белого движения.

7. Конституционные проекты российской белоэмиграции

Многомиллионная эмиграция из России (1918-1920-х гг.) носила пестрый политический характер. Соответственно весьма различными были государственно-политические программы разных партий, тече­ний и группировок. Эти программы были ориентированы на приме­нение в «будущей России» и давали представление о развитии госу­дарственно-правовой мысли в «России № 2» (эмигрантской). Цен­тром правовой мысли стала Прага (Чехословакия), где на базе Рус­ского юридического факультета сгруппировались лучшие кадры пра­воведов; центрами эмигрантской правовой мысли стали также Париж, Берлин, Харбин, София и Белград. Определенное политическое влия­ние исходило из Риги, Вильнюса и Ревеля (Таллина).

В январе 1920 г. в Праге был опубликован проект ^ Основ Кон­ституции Российского государства, обсуждавшийся в среде русских политиков различных направлений и правоведов в Ростове, Крыму и Париже (Г. Львов, П.Струве, Б.Савинков, П.Новгородцев, Н.Львов

177

и др.). Главные идеи проекта заключались в следующем: форму го­сударственного устройства России должно определить Учредитель­ное Собрание; Глава государства избирается общим собранием двух палат простым большинством голосов; все акты, издаваемые Главой государства, скрепляются подписью канцлера; Глава государства назначает и увольняет высших чиновников, созывает палаты и об­ластные съезды.

Законодательная власть осуществляется двумя палатами: Госу­дарственной Думой и Государственным Советом. Государственная Дума избирается на основе всеобщего и равного избирательного пра­ва, Государственный Совет — областными сеймами.

^ Общеимперское Управление Государства состоит из ряда мини­стерств, главы которых, как и Канцлер, ответственны перед Государ­ственной Думой.

Высшими судебными инстанциями являются Верховный уголов­ный и гражданский и Верховный административный суды.

Все Российское государство разделяется Учредительным Собра­нием на области сообразно национальным, экономическим и соци­альным местным условиям. Каждая область управляется областным сеймом и правительством. Областные сеймы состоят из одной палаты, областные правительства - из председателя Совета министров и ми­нистров (в Советской России исполкомы местных советов повторяли структуру СНК, областные правительства — структуру имперского правительства). Сохраняется дореволюционная система губернских и уездных земств, избиравших специальные комиссии (исполнитель­ные органы). Областные сеймы избирают советы по городским и сельским делам.

Предполагаемое в проекте областное деление России напомина­ло ту форму устройства, которую предлагали эксперты Наркомюста при составлении проекта Конституции РСФСР 1918 г. (территори­альные коммуны).

Государственно-политические программы партий и объедине­ний предлагали различные формы государственного устройства России: от унитарной монархии до конфедерации демократических республик.

В эмиграции различные политические силы выработали ряд организационно-правовых форм своей деятельности. В январе 1921 г. в Париже прошел Съезд национального объединения, на котором бы­ла сделана попытка преодолеть разногласия между сторонниками

178

монархического и республиканского государственного устройства России.

В апреле 1926 г. в Париже прошел ^ Зарубежный съезд, провозгла­сивший Вождем национального движения Вел. кн. Николая Нико­лаевича и планировавший «возрождение Великодержавного Россий­ского государства». С этим была связана цель съезда — «организация и мобилизация Зарубежной России ради воскрешения и воссоздания Национальной России. На съезде были представлены различные мо­нархические организации: Русское Зарубежное Патриотическое объ­единение, Высший монархический совет и другие политико-государственные монархические центры.

В июне 1921 г. в Германии состоялся ^ Съезд хозяйственного вос­становления России, в котором приняли участие бывшие члены Госу­дарственной Думы, Государственного Совета и Совета Министров. Съезд принял резолюцию, в которой говорилось, что государственное устройство России должно быть основано на передаче органам мест­ного самоуправления «тех предметов ведения в делах местного зако­нодательства, управления и суда, которые, не имея в отдельности об­щегосударственного значения, сохраняют во всей полноте общегосу­дарственную связь, образующую из совокупности областей страны Единую Российскую Империю».

В спектре государственно-политических программ русской эмиграции можно выделить два основных направления — монархиче­ское и республиканское.

1. Реставрационно-монархическое, центром которого был Высший монархический совет. Течение, в свою очередь, раскололось на «нико-лаевцев», поддержавших Вел. кн. Николая Николаевича, и «кирил-ловцев» — сторонников Вел. кн. Кирилла Владимировича, который объявил себя в октябре 1922 г. Императором России и принял до­вольно «левую» ориентацию, признав советы, земельные преобразо­вания в России и принцип федеративного устройства. В 20-е годы отдельные монархические организации стали заметно склоняться в сторону конституционализма. «Русский совет» в 1921 г. включает в свою программу такие пункты, как учет национальных особенностей при организации государственного устройства России, обеспечение свободы трудового договора, гарантии собственности на землю для крестьян.

«Непредрешенцы-монархисты» группировались вокруг Российского центрального объединения, образованного на развалинах «Националь­ного комитета». Для этого течения были характерны требования

179

сильной власти и вождя, но не обязательно власти императорской и монархической.

«Всероссийский монархическо-демократический союз» предлагал следующую формулу власти: «Царь и власть закона в лице народного представительства, созванного на началах, установленных Учреди­тельным Собранием». Народно-монархическая партия называла себя «партией русских трудящихся», врагом всяких сословных привиле­гий, настаивала на создании системы корпораций, в которую будут включены все граждане (аналог фашистского корпоративного госу­дарства в Италии), призывала к восстановлению России как «право­вого государства, однако при верховенстве Императора». При этом отмечалось, что отсутствие четкого проекта нового государственного строя привело к падению «белого» движения.

Несколько позже, в конце 20-х годов, «Российский Император­ский союз» провозглашает будущий государственный строй России как конституционную монархию, основанную на синдикалистском (корпоративном) движении.

2. «Демократически-республиканское», основу которого составля­ли кадеты и правые социалисты. Они отстаивали «демократическую федеративную республику с сильной подзаконной и ответственной перед народным представительством исполнительной властью», вос­становление свободной экономической деятельности, отказывались от идеи возвращения земли и предприятий бывшим владельцам. Подчеркивалось, что «государство должно само определить пределы своего вмешательства в народное хозяйство». Центром этого течения стало Российское демократическое объединение, образованное в 1922 г. В его программе была провозглашена «замена советов народоправст­вом, демократической республикой», выдвинут лозунг: «Демократия без Учредительного Собрания не есть демократия», допускалась мысль о возможном сохранении крестьянских советов, которые по­шлют своих делегатов в Учредительное Собрание. Федерацию пред­полагалось сформировать из двух групп республик: с менее широки­ми правами и с более широкими.

«Демократически-социалистическое» течение включало «народ­ных социалистов», эсеров и социал-демократов. В рамках этого на­правления возникли различные группы «сменовеховского» толка, ориентирующиеся на перерождение Советской власти и оценивав­шие Октябрьский переворот как «национальную революцию». В Со­фии, Харбине, Праге возникли группы «национал-большевиков», «партии национальных демократов», «национально-трудовой союз

180

нового поколения», младороссов и евразийцев. Для этих движений были характерны ярко выраженный национализм, солидаризм и ак­тивизм. Некоторые из них позже примкнули к итальянскому фашиз­му и германскому национал-социализму. Особое место принадлежало евразийству, рассматривавшему Россию — Евразию как особый гео­политический мир, особую культуру. Евразийцы настаивали на силь­ной идеократической государственности, основанной на «идее-правительнице», и федеративном устройстве с сильным центром. Близкие к ним младороссы предлагали в будущей России сочетать наследственную монархию с системой советов. Политические партии предполагалось заменить профессиональными корпорациями, вос­создать государственную религию.

Государственно-политические программы русской эмиграции отражали многие реальные процессы, происходившие в сферах госу­дарственного, национального и правового строительства страны.

181

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12



Скачать файл (7381.9 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации