Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Биологические основы поведения человека - файл 1.doc


Биологические основы поведения человека
скачать (156.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc157kb.16.12.2011 01:07скачать

содержание

1.doc

Оглавление


Оглавление 1

Не все люди есть в зверях, но все звери есть в людях. 2

Введение 2

1. Происхождение человека 3

2. Роль инстинктов в поведении человека. 6

3. Набор врожденных программ, с которым люди могли вступить в экономические взаимоотношения: 21

4. Биологическое поведение человека и экологический кризис 25

Заключение 27

Список использованной литературы 29



Не все люди есть в зверях, но все звери есть в людях.


Древняя китайская мудрость.

Введение


Человек – существо сложное и противоречивое. Почему многие наши пристрастия странны для окружающих и необъяснимы для нас самих? Почему несколько лет детства значат для нас не меньше, чем вся остальная жизнь? Почему подростки любят собираться в стойкие шумные компании и становятся порой неуправляемыми? Почему любовь ослепляет? Какая форма брачных отношений «естественна» для человека? Откуда берутся агрессивность, страх, соподчинение? На все эти вопросы можно найти ответы в доисторическом прошлом человека, в его биологическом начале. Именно поэтому автор данной работы считает актуальным обращение к биологическим основам поведения человека.

Цель данной работы – изучить материалы по данному вопросу. Задачи – выявить и охарактеризовать биологические основы человеческого поведения.

Исследованию данной темы посвящены работы В.Р. Дольника, автора книги «непослушное дитя биосферы» написанной в виде бесед с читателем. Т.Г. Грушевицкая и А.П. Садохин посвятили этой теме главу в учебнике «Концепции современного естествознания», кратко описав историю происхождения человека, соотношение биологического и социального в его поведении. Этой же проблеме посвящена книга Т.С. Васильевой и В.В. Орлова «проблема соотношения биологического и социального», книга «Биология в познании человека» и работа Р.С. Карпинской и С.А. Никольского «Социобиология. Критический анализ». Необходимо также упомянуть статью Н.И. Губанова и Н.Н. Никольской «О природной и социальной детерминации нравственности и криминального поведения», опубликованную в журнале «Философские науки» и статью К. Лоренца «Агрессия» в журнале «Вопросы философии» и статью Г. Симкина «Атомы поведения или этология культуры» в журнале «Человек» №2 за 1990 г.
^

1. Происхождение человека


Каковы доказательства того, что человек вышел из природы и является логическим продолжением хода эволюции? Сходство человека с животными состоит в том, что, во-первых, у них одинаковый вещественный состав, строение и поведение организмов. Человек состоит из тех же белков и нуклеиновых кислот, что и животные, а многие структуры и функции нашего тела такие же, как у животных. Чем выше на эволюционной шкале стоит животное, тем больше его сходство с человеком. Во-вторых, человеческий зародыш проходит в своем развитии те же стадии, которые прошла эволюция животного. И, в-третьих, у человека имеются рудиментарные органы, которые выполняли важные функции у животных и сохранились у человека, хотя уже не нужны ему.

Однако существуют фундаментальные отличия человека от животных: понятийное мышление, речь, труд - стали теми путями, по которым шло обособление человека от природы.1

В.Р. Дольник, рассуждая о происхождении человека, приходит к следующим выводам: человека создал не труд, а естественный отбор. Условия, необходимые для этого, были следующими:

  • Сложная и многообразная среда обитания, в которой к тому же многое нужно и можно предвидеть и на многое реагировать нестандартно.

  • Питание такой пищей, которой в природе «не навалом» и в добывании которой приходится конкурировать с другими, более приспособленными для этого видами. Притом питание разнообразным набором сортов пищи.

  • Добывание пищи должно требовать сложных манипуляций.

  • Наличие видов, собирающих пищу впрок и прячущих ее в укромных местах.

  • Жизнь в сложно построенной группе.

  • Необходимость использовать сложную систему взаимной сигнализации.

  • Рождение несамостоятельных, медленно растущих детенышей, которых учат всему перечисленному выше2.

Палеоантропологические исследования и открытия последних лет дали дополнительные доказательства того, что человек своими корнями прочно уходит в биосферу и является одним из ее многочисленных естественных созданий. Основные черты строения и эмбрионального развития человека четко определяют его как вид Homo sapiens в типе хордовых, подтипе позвоночных, классе млекопитающих, отряде приматов, подотряде человекообразных обезьян. Вместе с тем, человек имеет специфические, присущие только ему особенности: прямохождение, мощно развитую мускулатуру нижних конечностей, сводчатую стопу с сильно развитым первым пальцем, подвижную кисть руки, позвоночник с четырьмя изгибами, расположение таза под углом 60 градусов к горизонтали, очень большой и объемный мозг, крупные размеры мозгового и малые размеры лицевого черепа, бинокулярное зрение, ограниченную плодовитость и некоторые другие.

Происхождение человека от обезьян, ведущих древесный образ жизни, предопределило ряд особенностей его строения, которые в свою очередь явились анатомической основой его способности к труду и дальнейшей социальной эволюции. Для животных, обитающих на ветвях деревьев, лазающих и прыгающих с помощью хватательных движений, необходимо было соответствующее строение органов: в кисти первый палец противопоставлен остальным, развитый плечевой пояс, позволяющий совершать движения с размахом 180 градусов, грудная клетка становится широкой и уплощенной в спиннобрюшном направлении. Передвижение на деревьях в самых разных направлениях с меняющейся скоростью, непрерывно меняющимися расстояниями, новой ориентировкой и новым прицелом перед прыжком привело к чрезвычайно высокому развитию двигательных отделов мозга. Необходимость точного определения расстояния при прыжках обусловило сближение глазниц в одной плоскости и появление бинокулярного зрения. В то же время жизнь на деревьях способствовала ограничению плодовитости. Уменьшение численности потомства компенсировалось тщательностью ухода за ним, а жизнь в стаде обеспечивала защиту от врагов.

В борьбе за существование получили преимущество те первобытные стада древних людей, которые стали заботиться о стариках и поддерживать особей, ослабевших физически, но обладающих опытом и выделяющихся своими умственными способностями. Бесполезные ранее старики, съедаемые соплеменниками при нехватке пищи, стали ценными членами общества как носители знаний. Речь также содействовала развитию процесса мышления, совершенствованию трудовых процессов, эволюции общественных отношений.

Вышеперечисленные доказательства родства человека с животным миром нашей планеты считаются достаточными для того, чтобы перестать обсуждать вопрос об инопланетянах - предках человека или каких-то иных возможностях появления разума на Земле. Можно также сказать, что данные генетики также дают доказательства преемственности между низкоорганизованными и высокоорганизованными формами жизни. Так, установлено, что в генотипе человека примерно 95 процентов генов унаследовано от наших обезьяноподобных предков, 60 - 70 процентов генов принадлежат примитивным насекомоядным млекопитающим, послужившим исходной группой для эволюции всех приматов. В генотипе человека есть также гены, переданные через длинный ряд промежуточных форм от рыбообразных предков и т.п. Эти современные данные убедительно подтверждают биогенетический закон, говорящий о повторении в индивидуальном развитии организма всего предшествующего хода эволюции и объясняющий ряд примитивных признаков в эмбриональном развитии высших форм их происхождением от низших.

Процесс антропогенеза завершается вместе с прекращением видообразования человека, что и произошло 30 - 40 тыс. лет назад. С этого времени заканчивается и действие группового отбора как ведущего фактора эволюции человека. Отныне все развитие человека обусловлено социальной эволюцией, в основе которой лежит развитие интеллекта и целесообразной деятельности. Необходимо отметить также, что с появлением «человека разумного» генетическая информация утрачивает свое главенствующее значение, она замещается социальной информацией.

Поэтому, говоря о сущности человека, решая вопрос, что же такое человек, нельзя принимать во внимание только биологическую составляющую, игнорируя качественную специфику социальной формы движения материи. Неверным было бы также игнорирование биологического начала в человеке и преувеличение социального, растворение биологического в социальном субстрате. Это свидетельствовало бы о забвении момента преемственности между низшей и высшей формами движения материи.

Поэтому говорят о биосоциальной природе человека и его социальной сущности. Биологическое и социальное выступают как генетически и функционально связанные уровни целостной организации человека.3
^

2. Роль инстинктов в поведении человека.


Никого из нас не заливает краска стыда из-за того, что все мы рождаемся и умираем, как животные. Отчего же стыдиться, что во многих своих пристрастиях и поступках мы руководствуемся инстинктом?

Слово инстинкт употребляется в быту как символ всего дурного и низменного в человеке. Инстинкты рекомендуется скрывать и подавлять. Инстинкту противопоставляют мораль и разум. Но в биологии, у этологов слово инстинкт имеет иное значение. Им обозначают врожденные программы поведения.

Наши предки были не беднее инстинктами, чем любые другие животные. Множество инстинктов, которые унаследовал человек, не только не успели разрушиться, но, более того, они не исчезнут никогда. Потому что они нужны, потому что они по-прежнему служат, составляя фундамент новой, рассудочной деятельности. Они развились не на пустом месте, а от врожденных программ.4

По мнению К. Лоренца, все поведение, в том числе инстинктивное, является в высшей степени разумным при условии, что оно выполняет задачи сохранения вида. Противоразумное поведение возникает лишь в случае нарушения функции какого-либо инстинкта.5

В.Р. Дольник выделяет следующие две группы инстинктов, присущих человеку. Первая группа – где разум не борется с инстинктом, и инстинкт не глушит разум. К ней относятся:

Собирательство. Мы все собираем, отдавшись инстинкту, голосу предков человека, ибо человек начал свой путь на Земле, имея единственную экологическую нишу – нишу собирателя

^ Любовь к родине. Инстинктивная родина – не обязательно место рождения, это место, где прошел чувствительный отрезок детства.

Наша маленькая индивидуальная родина всегда прекрасна, где бы ни вырос человек. Но многие виды животных имеют еще один, уже врожденный образ – образ подходящей для данного вида экологической среды…Исходная среда человека – всхолмленные берега озер и рек в саванне. И для нас до сих пор самый приятный ландшафт – слабовсхолмленный, где деревья и кустарники чередуются с открытыми пространствами, а вблизи есть река или озеро.

Охота. Наш охотничий инстинкт в одном не похож на инстинкт хищного зверя: врожденных программ, методов охоты мы не имеем. Врожденная программа человека побуждает его только подкрадываться, догонять, хватать, возможно, чем-то ударить. Человек сам находил методы охоты, частично наблюдая методы настоящих хищников, частично изобретая новые.

^ Тяга к земле. В полном наборе генами, нужными для земледелия, обладают всего 5% населения. Поэтому, пока земледелием занимается 50-80% населения, урожаи в стране невысоки. Когда же пашня остается в руках у 3-5% - страна не знает, куда девать урожай.

^ Любовь к собакам. Так и не удается установить, где и когда был заключен союз с собакой. Очевидно лишь, что эту связь установили охотничьи племена, и притом очень давно…Приручение – сознательное одомашнивание собак – началось много позднее, когда связь между ними и человеком установилась очень тесной. Для первобытного человека его тяга к собаке не являлась странной прихотью. Собака была необходима, чтобы выжить.

^ Любовь к природе. Отдельные популяции неоднократно испытывали на себе катастрофические последствия собственных ошибок. Если подрывалась пищевая база – наступали голод и смерть. Раз погибали те, кто не мог остановиться вовремя, раз выживали те, кто не доводил среду до катастрофы, значит, мог действовать естественный отбор: вырабатывались защитные механизмы, изменявшие поведение популяции при опасном нарушении экологической среды. Один из таких механизмов – любовь к природе.

^ Расовая и национальная неприязнь. Расовая и национальная неприязнь основана на действии механизма этологической изоляции (отвращение к другим видам и подвидам). Расизм – ошибка программы (она направлена на неприятие и невозможность скрещивания с другими видами). К расизму нельзя относиться как к точке зрения, имеющей право на существование. К нему нужно относиться, как к заразной болезни.

^ Инстинкт собственности. Лишение собственности или ограничение на владение ею деформирует психику и взрослого человека, делает его агрессивным, завистливым, вороватым. В XX веке эксперимент по массовому лишению людей частной собственности ясно показал, что противодей ствие этому инстинкту делает людей не лучше, а хуже, чем они могли бы быть, владей они собственностью.

^ Замещающее поведение. Часть ученых считает, что ложь, такое, если вдуматься, странное поведение столь точной машины, как мозг, имеет в основе своего формирования программы замещающего поведения.

^ Воровство (клептомания). Программа воровства есть у многих видов животных. В трудных условиях она помогает выжить, особенно если животное оказалось на дне иерархической пирамиды в группе и его к пище не допускают более сильные сородичи. У сытого же животного она проявляется в форме игры.

Консерватизм. Ритуалы: суеверия, правила хорошего тона, национальные и семейные традиции, религия имеют в своей основе врожденную инстинктивную программу.

^ Принцип кнута и пряника. За правильное выполнение инстинктивной программы животное вознаграждается чувством удовольствия. За ошибки, напротив, животное наказывается неприятной эмоцией. Принцип кнута и пряника. Если животное что-то сделало не так, программа обычно останавливает его на месте сбоя и заставляет повторить все сначала. Если животное раз за разом терпит неудачу, у него что-то не получается, то дальнейшее применение программы запирается при помощи страха. Теперь всякий раз, когда нужно выполнить не получившееся ранее инстинктивное действие, животному становится страшно, и оно пытается как-нибудь уклониться от его выполнения. Психологи хорошо знают подобные явлениями человека и называют их фобиями, а самооценку фобии – комплексом неполноценности.

Игры. Этологи видят в играх тренировку, проверку выполнения врожденных программ поведения – как подходить к своим, как действовать с половым партнером, детенышами, объектами охоты, как убегать от хищника, как драться, как побеждать и как уступать, как рыть, строить, прятать.

Игрушки. Детям нравятся игрушки, несущие общие для многих животных признаки детеныша... С ними можно играть, они будут играть. А со взрослыми играть нельзя, они играть не будут.

Наш коллективный разум давно разделил предметы окружающего мира на живые и неживые. И мы заранее знаем, что можно ожидать от тех и других. Но с инстинктами все иначе: в природе полно хищников, притворяющихся неживыми предметами и даже съедобными объектами, и поэтому правильное для животного поведение – подозревать в каждом предмете живое и всякий раз тщательно проверять – не живое ли это?.. Мы тоже в состоянии недостатка информации от органов чувств начинаем оглядываться в кусты с опаской. Дети же в отношении игрушек остаются долго в сладком плену инстинктивных программ: игрушки живые, они живут самостоятельной жизнью.

Страхи. Один из загадочных мотивов снов почти у всех людей – полет во сне. Полет брахиатора. И отсюда же ночные кошмары, воспроизводящие ощущение падения в бездну, - столь частый для брахиатора страх промахнуться и разбиться. Все животные наделены инстинктом самосохранения, страхом смерти – программами, обеспечивающими узнавание главных, стандартных опасностей с первого предъявления.

Для нас наши бывшие пожиратели – крупные кошачьи – одни из самых ловких, грациозных, привлекательных для наблюдения животных. Такими заставляет их видеть программа: увидев хищника издалека, с безопасного расстояния, или сидя в безопасном месте – не будь равнодушен, внимательно наблюдай его, все его движения, все его повадки; готовься к той встрече с ним, которая может стать последней, если ты недостаточно изучил врага.

Лев, орел, змея – три врожденные образа врагов приматов. Орел, змея – вторые (после кошачьих) пожиратели мелких приматов, далеких предков человека, живших десятки миллионов лет назад.

^ Любовь к детям, причем не только своим, а детям вообще. Есть мнение, что первоначально наших предков-собирателей толкало к групповой организации очень долгое детство их потомства. Половое созревание – в возрасте 14-16 лет. Первый ребенок – в возрасте 15-17 лет. Диета собирателей такова, что дети ее могут усваивать в возрасте 4 лет. Четыре года мать кормила ребенка молоком и в это время забеременеть не могла. Следующие роды, следовательно, в 20-21 год. А средняя продолжительность жизни матери – 26 лет. «Среднестатистические» матери не доживали до совершеннолетия своих детей. Кто мог заботиться о них? Родственники и все другие члены группы. Но, чтобы такой путь воспитания был эффективным, во0пеовых, требуется более тесное объединение довольно большого числа особей в стадо, а во-вторых, нужно, чтобы инстинкт заботы о потомстве распространялся на всех детей и проявлялся в раннем возрасте – еще до родов своего ребенка. Все это у нас есть. Вспомните, как девочки – подростки жаждут нянчить детей, а сестры-женщины питают любовь к племянникам и племянницам.

^ Любовь к родителям. Ребенок, родившись, импринтингует мать – ее образ, голос, запах, даже ритм пульса. Все ее качества окрашиваются положительными эмоциями (она, как и запечатленная родина, лучше всех) и обсуждению со стороны рассудка не подлежат, пока дитя находится в зависимом возрасте. У человеческого ребенка явно есть и потребность иметь отца. Это говорит о том, что когда-то, у кого-то из наших предков отцы были подключены к заботе о потомстве.

По программам, общим со многими животными, родитель противоположного пола – одновременно и модель будущего брачного партнера.

^ Запечатление речи (импринтинг). Долгое детство нужно человеческому ребенку затем, чтобы растянуть период импринтингов - самого эффективного обучения. Ребенок не изучает речь, он ее запечатлевает. По мнению Г. Симкина, импринтинг вообще является универсальным методом «достройки» функциональных систем организма на критических стадиях онтогенеза личности. Он выделяет три стадии импринтингов, свойственных животным и человеку:

  • стадия морфофизиологического импринтингования – достройка основных функциональных систем в организме;

  • стадия физиологического импринтингования, когда жестко фиксируются многие принципы субъективного восприятия мира;

  • стадия социального импринтингования

Кроме того, Г. Симкин предполагает существование у человека стадии культурного импринтингования.6

^ Потребность учиться у старших. Шапка из волос на голове и мантия из них, одевающая плечи, - довольно обычный признак старых самцов у приматов. Недаром люди, мнение которых самое ценное, - судьи и университетские профессора – носили парики и мантии многие столетия, а в ряде стран надевают их на себя и поныне.

^ Инстинкт соблюдения дистанции, (которая у человека, как и у обезьян, может по некоторым поводам отменяться). Человеку необходимо индивидуальное пространство.

^ Врожденная программа иметь свой тайный угол (норку, гнездо – место отдыха). Так же, как у всех животных, и у человека есть врожденный запрет: не вторгайся в укрытие ближнего своего, не разрушай его и не тревожь того, кто сидит в укрытии.

^ Потребность иметь дом. Образовав пару, молодые люди начинают испытывать потребность обзавестись каким-то семейным пространством и иметь какое-то свое жилище. Человек легко образует и нечто вроде колонии (многоквартирные дома и т.д.).

Человек, как и другие животные, имеет потребность в индивидуальной, а особенно в семейной территории. Не встречай он противодействия, он явно расширил бы свою семейную территорию до размеров жизненного пространства, но он легко довольствуется и небольшим охраняемым участком вокруг дома. Дом же без хоть какого-нибудь своего пространства вокруг неуютен, порождает много стрессовых ситуаций.

Человек испытывает также потребность обозначить границы камнями, деревьями, столбами и т.д. Более того. Поскольку территориальная мораль у человека слабая, и он может легко нарушить границы чужого участка, нам кажется, что надежнее всего весь свой участок оградить загородкой, а если есть возможность, то и непреодолимой стеной. Человек относится к видам с очень сильным инстинктом защиты некоей коллективной территории с четкими границами. Государство оборудует их такой обороной, какая и не снилась при ограждении семейного участка. В этом поведение человека более всего напоминает поведение стадных наземных обезьян африканской саванны.

Вторая группа инстинктов – программы, которые приходят в столкновение с разумом. Это программы, без которых мир был бы лучше:

Каннибализм. Каннибализм присущ только человеку разумному, его видовой признак. Только жестокое подавление сдерживает его реализацию. Подавление людоедства у самых развитых народов завершилось уже в письменный период, и поэтому до нас дошло много свидетельств и в прозе, и в стихах, и в скульптуре. Сны о людоедах – один из самых распространенных детских кошмаров, сказки о них – одни из самых обычных. Так крепко сидит в нас кровожадность.

Агрессивность. В животном мире агрессивность к себе подобным в первую очередь служит для замены физических стычек, наносящих телесные повреждения, стычками психологическими. Два животных при конкуренции за территорию, пространство, пищу, самку и т.п. не вступают в драку сразу, а начинают друг другу угрожать, принимая позы угрозы. Прежде всего, это позы, преувеличивающие размеры животного…чтобы снять агрессивность победителя, побежденному следует принять позу подчинения и покорности. В ней все противоположно агрессии. Размеры свои нужно снизить, в глаза не смотреть, вместо угрожающих звуков издавать писк, визг, причитания. И предлагать победителю самые уязвимые места для удара. При виде позы подчинения победитель постепенно умиротворяется и может заменить действительное избиение ритуальным. Великий положительный смысл этих отвратительных сцен в том, что кровопролитная стычка между собратьями заменена психологической дуэлью. Но побеждает в ней не более сильный физически, не более умный, а более агрессивный – тот, кто легко приходит в ярость, может долго и часто угрожать и устойчив к чужим угрозам.

К. Лоренц также говорил о биологической природе агрессии и ее неизбежности в любом обществе. «Ответственная мораль – всего лишь компенсаторный механизм, который приспосабливает наше инстинктивное поведение к требованиям культурной жизни и образует с ней функционально единую систему. Мы все страдаем от необходимости подавлять свои побуждения; одни больше, другие - меньше – по причине очень разной врожденной склонности к социальному поведению».7

Иерархия. Неравноценность особей по агрессивности приводит к образованию между ними отношений соподчинения, т.н. иерархии. Доминантная (самая агрессивная) особь подавляет других. Она отстаивает и усиливает свое высшее положение, навязывая стычки остальным и терроризируя их, угнетая их психику. Агрессивность этих остальных, подавленная по отношению к доминанту, требуют разрядки, и особи-субдоминанты обеспечивают ее, находя более слабых и подчиняя их себе. Так образуется четкая, обычно пирамидальная структура организации групп животных. Жестокая, но очень эффективная организация, в которой каждый знает свое место, каждый подчиняет и подчиняется. Человек иерархичен до старости и, став взрослым, воспринимает в себе эти инстинктивные позывы очень серьезно. Субъективно он придумывает для них массу объяснений и оправданий – кто низких, кто бытовых, а кто и очень возвышенных.

Иерархическое построение людских группировок неизбежно для нас. Но беда в том, что доминантой может стать и очень опасный для общества человек, аморальный и даже психически больной. Уже тысячелетия назад человечество понимало эту опасность. Единственно приемлемым оказался путь, на котором неизбежность иерархического построения, как того требует биологическая сущность человека, принимается, но вместо стихийных иерархов ведущее место занимают люди, выбранные или назначенные группой с учетом качества их разума и морали.8

Из чего же возникли мораль и этика, эти огромные области проявления человеческого разума?

По мнению. В.Р. Дольника, существует «мораль» животных – созданные естественным отбором врожденные запреты на выполнение в некоторых случаях обычных программ.

Не убей своего – первый запрет у очень многих видов.

Другой запрет: чтобы не убить своего, прежде всего не нападай неожиданно, сзади, без предупреждения и проверки: нельзя ли, поугрожав, разрешить конфликт без драки?

У сильновооруженных животных – сильная мораль. Люди же вооружены от природы слабо, два человека, дерущихся голыми руками, не смертельно опасны друг для друга. Поэтому у человека почти нет врожденных ограничений для действий в драке. Они были не нужны. Но человек изобрел оружие и оказался редчайшим существом на земле: он убивает себе подобных. Мы пытаемся компенсировать отсутствие врожденного запрета воспитанием: в драке не хватай в руки что ни попадя, особенно орудие; защищаясь, не превышай меры; стыдно вооруженному конфликтовать с безоружным…А оружие все совершенствуется и накапливается, а люди убивают друг друга все в большем количестве…Плохо, оказывается, разуму, когда он не обуздан инстинктом. Будь он сильным, мы бы решали мировые конфликты турнирами.

Еще один запрет: не бей того, кто принял позу покорности. Наше: не бей лежачего и повинную голову меч не сечет. В Библии еще несколько тысяч лет назад безвестный психолог написал загадочную фразу: «Если ударят по одной щеке – подставь вторую». Зачем? Да чтобы не ударили еще.

Следующий принцип: победа с тем, кто прав. Итак, по крайней мере часть наших т.н. общечеловеческих норм морали и этики генетически восходит к врожденным запретам, руководившим поведением наших предков, в том числе и дочеловеческих.

Н.И. Губанов и Н.Н. Никольская также рассматривают нравственность в том числе и с позиций биологических, однако взгляд их несколько иной – они говорят скорее о генетических предпосылках нравственного и криминального поведения. По их мнению, «человек не имеет врожденных способностей к преступлению (как и любых других врожденных способностей), но он имеет врожденные задатки к формированию криминальных способностей. Реализуются ли эти криминальные задатки и в какой степени, определяется социальными факторами».9

По словам А.В. Петровского, способности обнаруживаются только в деятельности, которая не может осуществляться без наличия этих способностей. Далее, по мнению Н.И. Губанова и Н. Н. Никольской, если признать, что нравственные качества человека – это особые способности, то на них распространяются все положения о природно-генетической и социально-культурной детерминации способностей, а именно: человека обладает наследственными задатками нравственных качеств, величина этих задатков обусловлена нормой реакции, степень реализации задатков и становления уже самих нравственных качеств определяется условиями воспитания, в человеческой популяции среди ее членов имеется нормированное статистическое распределение по величинам наследственных задатков нравственных качеств. Причем человека обладает задатками как альтруистических , так и эгоистических качеств. Первые возникли в процессе антропосоциогенеза как реализация необходимости выживания популяции в целом, вторые – как реализация необходимости индивидуального выживания.

Величина нравственной одаренности людей может колебаться в очень широких пределах. Гений добра имеет необычайно выраженные задатки альтруистических качеств, а гений зла – сильно выраженные задатки эгоистических качеств. 10
По мнению В.Р. Дольника, поведение детей и подростков также во многом определяется врожденными программами.

а) Потребность в групповых «пошумелках». Главное в массовой пошумелке – ритм. Если массе удалось создать единый мощный ритм, масса едина. (поп, рок-музыка молодежи). Пошумелка – механизм бессловесного внеразумного общения и единения, и она тем сильнее действует, чем громче, чем больше в ней участвует подростков, чем активнее они в ней участвуют и чем на большее число органов чувств она воздействует ритмическим звуком, вибрацией и мельканием

б) Клубы. Клуб имеет несколько признаков: есть известное всем членам уединенное место сбора; никакой цели, кроме отдыха и развлечения, сборище не имеет; посещают его по потребности; собираются равные, часто просто ровесники; иерархической структуры нет. Гены клубного поведения достались нам в наследство от животных предков. Дети, подростки бессознательно тянутся к клубам.

в) Банды. С половым созреванием взаимные программы детского периода у животных больше не действуют. То общество, каким видел его детеныш изнутри, теперь для него как бы захлопнулось. Молодым животным предстоит встраиваться в систему взрослых взаимоотношений, в которой для начала им отведен самый низкий ранг. Более того, система может в них пока не нуждаться, и их будут изгонять. На этот случай есть две программы: первая – расселение. Молодые животные уходят искать новые территории. Нерешительные поодиночке, они объединяются в группы. Внутри каждой устанавливается иерархия доминирования, часто в ужесточенной форме. Такие группы этологи называют бандами. Сплоченные, образовавшие внутри себя жестокую иерархию, банды очень агрессивны, возбудимы. Вспышки гнева в них так сильны, что могут обращаться просто в слепое разрушение (вандализм). Не удивительно, что любое животное при встрече с бандой охватывает инстинктивная тревога. Попытаются отнять, было бы что. Окажется, что нечего – придут в ярость и набросятся. Мы унаследовали этот инстинкт.

В современном обществе подростку расселяться рано и некуда. Когда наступает возраст программы расселения, он просто старается меньше бывать дома и дерзит родителям. На улице подростки могут образовывать подобие банд в игровой форме. Программа вполне удовлетворяется игрой. Именно в этом игровом, модельном формировании (которое воспринимается очень серьезно) подросток прочувствует, а мозг его навсегда запомнит, что значат беспрекословное подчинение, безрассудная преданность, беспощадность суда «своих», сила власти и многое другое. Действия «банды» зависят от ее лидера, власть которого может стать неограниченной. Поэтому игровая «банда» может превратиться в настоящую, если лидер с преступными наклонностями…Наше желание услать куда-нибудь подальше группы подростков тоже соответствует программе – банды должны расселяться.

г) Выделяющееся поведение. Вторая программа молодых – остаться и встроиться в общество взрослых животных. Программа встроиться требует вести себя так, чтобы на молодое животное обратили внимание, запомнили, узнавали. Отсюда – выделяющееся поведение молодых (и людей тоже).

^ Половое поведение человека в большой мере определяется врожденными программами, причем одни из них вполне приемлемы для современных условий, а другие – атавизмы – для этих условий малопригодны. Но тем не менее тоже пытаются управлять поведением.

Нам досталась по наследству не только программа спаривания, но и команда проверить ее в играх со сверстниками. Она срабатывает в возрасте 4-6 лет.

При знакомстве приматов контакты у них - назо-анальные, т.к. главные признаки сосредоточены у них на заду. Предки человека когда-то перестали в обыденной жизни применять назо-анальные контакты. Мы знакомимся лицом к лицу (предполагают, что этого требовали прямохождение, возрастающее значение мимики и жестикуляции и огромная роль звукового общения). Назо-анальное знакомство сдано в архив. Но как атавизм эта программа себя проявляет в том, что мужчины подсознательно неравнодушны к заду незнакомой женщины.

Ухаживание определяется большим набором инстинктивных программ, многие из которых сходны у разных видов. Это программы отделения, сопровождения, инверсии доминирования и т.д. Здесь же срабатывает доминанта влюбленности – очень распространенный в мире животных клей. Если бы самец и самка подходили к выбору партнера строго объективно, они никогда не сделали бы выбора – а вдруг где-то есть еще лучше? Доминанта искусственно преобразует восприятие объекта нашим мозгом. Она преувеличивает достоинства избранника и скрывает его недостатки.

Природа отмерила всем животным, включая человека, на состояние влюбленности ограниченное время – столько, сколько нужно для успеха размножения. Поэтому влюбленность неизбежно проходит. В удачной паре она плавно переходит в любовь – тоже доминанту, но не столь сильную, зато более длительную.11

Г. Симкин также говорит о релизерной (этологической) природе любви. По его словам, «встреча потенциальных брачных партнеров, испытывающих влечение (любовь) «с первого взгляда», означает встречу генетически или исторически комплиментарных особей, способных произвести красивое, здоровое, интеллектуально полноценное потомство или вступить в релизерный эмоционально возбуждающий и вдохновляющий контакт».12

У моногамных видов в конце ухаживания самка принимает попытки самца спариться с ней, оплодотворяется, и пара переходит к следующим этапам семейной жизни. Так же просто и однозначно жили бы и мы, если бы только программы такого поведения содержались в наших генах. Но наши предки прошли в отношении брачного поведения очень извилистый путь, передав нам по наследству целую кучу атавистических программ полового поведения – и от времен, когда самцы не заботились о самке и потомстве, и от времен группового брака, и от времен моногамного брака. В результате, половое поведение человека, во-первых, многообразно, не очень предсказуемо, а во-вторых, образует все переходы от узаконенных обществом форм через осуждаемые, но принятые к преступным и патологическим.

Семейная форма брачных отношения – далеко не «столбовой» путь приматов. У многих из них самец спаривается с несколькими самками, причем зачастую «вся любовь» к самке после спаривания заканчивается. Поэтому нет ничего удивительного в том, что подобное свойственно и мужчинам. Считается, что линия, идущая к человекообразным, на раннем этапе прошла период не очень устойчивого парного брака. От этого периода остались современное поведение у гиббонов и некоторые древние программы у нас. Из них самая несомненная – потребность ребенка иметь отца. От тех времен осталось и чувство ревности, причем у обоих полов. Дальше человекообразные пошли в направлении полного подавления самок самцами. От общих предков с другими человекообразными человек кое-что унаследовал. В частности, способность спариваться без любви. В своем полном виде она проявляется в том, что мужчины способны насиловать женщин.

На каком-то этапе направления эволюции брачных отношений у человекообразных и прямых предков человека разошлись. «Протоженщина» не могла одна выращивать свое более все умное, но в то же время все более долго растущее и беспомощное потомство. Тогда-то и начался переход к групповой форме брачных отношений.

Групповая форма брака длилась у предков человека очень долго, и естественный отбор за это время сильно изменил физиологию женщины. Он сделал ее способной к спариванию всегда, и этим она совершенно не похожа на самок человекообразных. Неудивительно, что от этого этапа эволюции у нас осталось много инстинктивных программ. Во-первых, женщина гиперсексуальна, и поэтому люди спариваются не только с целью оплодотворения (как большинство животных), а ведут половую жизнь саму по себе, как самоцель. Во-вторых, женщина может (как бессознательно, так и сознательно) применять поощрительное спаривание во благо себе и своим детям. Проституция – проявление этой способности в крайней форме. В-третьих, у некоторых племен групповой брак (несколько мужчин и несколько женщин) сохранялся до недавнего времени. Но много чаще (из-за сильного доминирования мужчин) люди жили (и живут у многих народов) в асимметричной форме группового брака: один муж и несколько жен (полигиния). В некоторых местах известна и зеркальная асимметричность: несколько братьев имеют одну общую жену (полиандрия).

К парному браку человек начал переходит совсем недавно, с развитием земледелия. Для этой формы отношения свежие генетические программы не успели образоваться, брак строится на древних атавистических программах и поэтому неустойчив, нуждается в поддержке со стороны морали, законов, религии.

Даже в открытых в отношении половой жизни обществах многое окутывалось покровом тайны. Сокрытие многих сторон брачной и половой жизни глубоко присуще человеку всех времен, оно резко отличает его от животных, у которых все делается в открытую. Главная причина таинственности в том, что от разных времен нам досталось слишком много плохо совместимых программ. Неудивительно, что в этой сфере ханжество и лицемерие – дело обычное. Не соответствующая парному браку гиперсексуальность смущает нас, а не соответствующие ему формы поведения не могут не скрываться от партнера и окружающих. Поэтому всегда было и будет стремление наложить запрет, табу на все эти проблемы.13
^

3. Набор врожденных программ, с которым люди могли вступить в экономические взаимоотношения:


Почти все виды общественных животных имеют шесть врожденных программ заполучения чужого добра.14

Во-первых, это захват и удержание самого источника благ – богатого кормом места, цветущего дерева и т. д. Захваченное добро удерживается силой: всех, кого в силах прогнать, - прогоняют. У человека подобная программа проявляется еще в раннем детстве. Поскольку, как правило, удержать за собой источник благ способна сильная особь, постольку для посторонних сам факт обладания им - признак силы и власти.

Во-вторых, это отнятие чужой собственности силой, пользуясь своим физическим превосходством (ограбление). Дети начинают грабить раньше, чем говорить.

В-третьих, это отнятие добра и благ у стоящих ниже рангом без стычки, «по праву» доминирования. Отнятие – один из способов утверждения иерархии, поэтому у некоторых видов оно происходит постоянно, хотя бы в символической форме, как, например, у общественных обезьян. У них подчиненные особи не только безропотно отдают все, что заинтересует доминанта, но и, упреждая его гнев, «каждый сам ему приносит и спасибо говорит». У людей начальники во все времена вымогали «подарки».

Четвертая программа заполучения чужой собственности – похищение. Воровство принципиально отличается от грабежа тем, что его совершает особь, стоящая рангом ниже обворовываемой. Поэтому воруют животные тайно, применяя разного вида уловки, стащив, убегают и прячут или съедают незаметно. Человек тоже существо вороватое.

Пятая программа – попрошайничество. На него способны почти все животные. Попрошайничество всегда адресовано вверх: обращено либо к тому, кто захватил источник благ, либо к более сильной особи, либо к равному по рангу. У человека попрошайничество развито сильнее, чем у обезьян: мы все все время что-нибудь просим или вынуждены просить.

Наконец, шестая программа – обмен. Он развит у обезьян и некоторых врановых. Меняют животные одного ранга. У обезьян и ворон обмен всегда обманный: у них ест очень хитрые программы, как обдурить партнера, подсунуть ему не то, захватить оба предмета, которыми начали меняться и т.д. У людей обмен тоже развит, и подсознательная его сторона – обязательная выгода («не обманешь – не продашь»). Честный взаимовыгодный обмен – позднее достижение разума, борющегося с мошенничеством инстинктивной программы.

В XX веке при строительстве социалистического общества люди построил, что смогли. А смогли они неэффективную сверхцентрализованную систему, в которой лишенные собственности и инициативы массы плохо работают, попрошайничают и воруют, а возвышающаяся над ними огромная административная пирамида разворовывает и уничтожает львиную долю того, что отнимет «в закрома родины». Как видите, инстинкты, превращающие столь привлекательную идею социализма в уродца, по-прежнему живы, и никогда никуда не денутся.

Мы знаем лишь один способ противостоять этим инстинктам. В основании пирамиды государства должны находиться независимые от государства производители, имеющие достаточно чего-то своего (землю, дом, орудия производства, акции и т.д.) для того чтобы чувство собственного достоинства и уверенность в собственных силах были точкой отсчета при бессознательном выборе мозгом подходящих программ поведения.

Начиная с Платона, уйма мыслителей пыталась конструировать идеальное общество и государство, не понимая того, что нам не дано образовывать из себя что угодно. Что мы ограничены в выборе форм взаимоотношений нашим генетическим багажом.

Если социализм легко достижим (но не такой, как хотят), то коммунизм – утопия недостижимая. Коммунизм утопичен потому, что он не соответствует нашим инстинктивным программам. Все попытки его установить проваливались тут же.

Тоталитарные режимы будут возникать снова и снова, если с ними не бороться. Ведь они регенерируют и самособираются.

Аристотель понимал, что авторитарные государства используют для своего утверждения и самосохранения цемент ненависти. Они воспитывают в своих подданных не дух высокой добродетели, совсем не чуждый человеку, а дух низменной ненависти к в значительной мере вымышленным врагам, внешним и внутренним. В глубокой древности авторитарные режимы нашли и все три возможных объекта, три меньшинства, на которые демагоги и правители направляют ненависть подданных: инородцы, иноверцы и богатые вкупе со знатными.

К счастью для нас, иерархические программы – не единственные программы общения, заложенные в нас когда-то естественным отбором. Люди способны поддерживать отношения, в которых агрессивность сведена до самого минимума, иерархия не мешает дружескому общению, а само это общение ободряюще и приятно. Соответствующие традиции и воспитание позволяют очень многого добиться. Один из способов установления доброжелательных отношений – улыбка. Секрет ее в том, что, когда два человека одновременно улыбаются друг другу, иерархическая программа каждого из них воспринимает улыбку как мягкую, но уверенную в себе готовность к отпору, а другая программа – как поощрение. В итоге, «где-то там» принимается подсознательное решение, что в данном случае можно пне бояться и обойтись без выяснения иерархического ранга, сразу признать встречного равным себе. К. Лоренц говорил о целительной силе смеха, который, являясь высшей степенью улыбки, является формой разрядки агрессивности человека.15

Этологи обнаружили, что у некоторых видов общественных животных некоторые особи уклоняются от иерархических стычек. Просто для них это как бы не представляет интереса. Для многих людей иерархическая борьба тоже не интересна. У них есть иные ценности и иные способы самоутверждения.

Антиагрессивные и альтруистические программы поведения шимпанзе родственны сходным программам нашего поведения. Но у шимпанзе нет того набора программ жесткой иерархии, который есть у нас и у павианов. «Двойной» набор программ социального поведения человека дает возможность их разнообразных комбинаций, в результате чего мы легко можем образовывать разные общественные структуры – от жестоких авторитарных банд до почти лишенных иерархии клубов.16
^

4. Биологическое поведение человека и экологический кризис


На Земле действует закон изменения численности популяции. Суть его в следующем. Небольшая популяция животных или растений, оказавшись в условиях избытка биологических ресурсов, размножается с большой скоростью и численно возрастает взрывообразно. Численность популяции по инерции «проскакивает» предел емкости среды обитания и частично ее разрушает. Наступает экологический кризис, в течение которого популяция сокращается (коллапсирует), причем по инерции опускается ниже уровня, обеспечиваемого емкостью среды. Емкость среды за это время восстанавливается. Вслед за этим популяция повышает свою численность, приводя ее в соответствие с емкостью среды, и стабилизируется на этом уровне.

Кривая роста численности за последние 3 тысячи лет позволяет сделать выводы: во-первых, население Земли растет экспоненциально, во-вторых, все эти годы процесс подчиняется одному закону. Просто в наше столетие мы вышли на крутую ветвь экспоненты.

В условиях исчерпания энергоресурсов неизбежно будет происходить сокращение численности людей, коллапс. Его темп в первую очередь определит темп падения производства пищи.

На сколько же человек рассчитана Земля?

В устройстве биосферы соблюден простой закон: связывающий размеры тела потребляющих органическую пищу видов с их численностью. Главную роль в потоках вещества и энергии играют мелкие организмы, а крупные – лишь незначительную, вспомогательную. На диких позвоночных животных предусмотрен 1% продукции биосферы. Человек со своими домашними животными должен входит в эту группу. Если подсчитать вместе потребление людей, их скота и изъятие леса, то оказывается, что оно составляет 7% продукции биосферы. Человека нарушил биосферную закономерность, внес в нее возмущение. Но биосфера – саморегулирующаяся система, она стремится вернуть численность людей к дозволенному уровню. А он в 25 раз ниже современного – 200 миллионов на всю планету. Вымирание нужных человеку животных и растений, падение продуктивности самых ценных для нас экосистем, невключение в биосферные круговороты производимых нами загрязнений – все это мы должны понимать как результат обратной связи, действие биосферного механизма, стремящегося ограничить рост потребностей людей. Пока человек вооружен ископаемыми источниками энергии, у него сохраняется возможность противостоять давлению биосферы. Но, когда эти источники кончатся, неограниченно долгое стабильное существование человека может обеспечить только солнечная энергия. Эту энергию частично можно получать прямо в энергетических установках, частично с помощью растений, перерабатывая их продукцию в горючее, и частично в форме урожая, поедаемого людьми и домашними животными. При этом удается использовать без ущерба для биосферы около 1% мощности биосферы. За счет такого постоянного и возобновимого источника энергии смогут жить 500 миллионов человек, если они будут потреблять на душу столько же энергии, сколько ее потребляет сегодня.

Самым естественными, простыми и безвредными способами сокращения численности являются урбанизация как форма скучивания (в городах рождаемость снижается катастрофически) и эмансипация женщин (и как следствие – увеличение количества матерей-одиночек).17

Заключение


Проанализировав материалы, посвященные вопросам биологических основ поведения человека, можно сделать следующие выводы. Прежде всего, человек своими корнями прочно уходит в биосферу и является одним из ее многочисленных естественных созданий. Процесс антропогенеза завершился вместе с прекращением видообразования человека. С этого времени заканчивается и действие группового отбора как ведущего фактора эволюции человека. Отныне все развитие человека обусловлено социальной эволюцией, в основе которой лежит развитие интеллекта и целесообразной деятельности. С появлением «человека разумного» генетическая информация утратила свое главенствующее значение, она замещается социальной информацией.

Тем не менее, врожденные программы или инстинкты играют существенную роль в поведении человека. Собирательство, страсть к охоте, тяга к земле, расовая и национальная неприязнь, инстинкт собственности, ложь, воровство, консерватизм, страхи имеют инстинктивную природу. Равно как и любовь к родине, любовь к собакам и природе, любовь к детям и родителям, потребность учиться у старших, импринтинг, игры и потребность в игрушках, потребность иметь дом. Эти программы в своем функционировании не сталкиваются с разумом, а мирно с ним сосуществуют.

Однако существуют и другие врожденные программы, осуществление которых жестко сдерживается разумом. Это каннибализм, агрессивность, иерархия.

Поведение детей и подростков в большой степени обусловлено действием врожденных программ. Групповые «пошумелки». Клубы, банды, выделяющееся поведение роднят их с подростками других представителей животного мира.

Одним из самых ярких примеров реализации врожденных программ у человека является его половое поведение. Брачные отношения предков человека отличалось разнообразием, нашедшим отражение и в брачном поведении современных людей.

Человека также обладает набором врожденных программ, позволяющих вступать друг с другом в экономические отношения – захват и удержание блага, отнятие силой, отнятие «по праву доминанта», похищение, попрошайничество и обмен. Мы ограничены в выборе форм взаимоотношений нашим генетическим багажом, поэтому построение идеального общества невозможно в принципе.

Мораль, культура, искусство и даже религия также имеют в своей основе врожденные программы.

Кроме эгоистических программ, способствующих выживанию индивида, у человека есть и альтруистические программы, способствующие выживанию всего вида – уважение и уход за старшими, ободряющие и умиротворяющие объятия, улыбка.

Кривая роста численности за последние 3 тысячи лет позволяет сделать вывод, что население Земли растет экспоненциально. Человек нарушил равновесие биосферы, которая, будучи саморегулирующейся системой, стремится вернуть численность людей к дозволенному уровню. Самым естественными, простыми и безвредными способами сокращения численности являются урбанизация и эмансипация женщин.
^

Список использованной литературы


1. Губанов Н.И., Никольская Н.Н. О природной и социальной детерминации нравственности и криминального поведения. // Философские науки. 2002. №2

2. Грушевицкая Т.Г., Садохин А.П. Концепции современного естествознания: Учеб. пособие. М.:Высш. шк., 1998.-383 с.

3. Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. Электронная версия.

4. Лоренц К. Агрессия (Так называемое Зло). // Вопросы философии. 1992. №3.

5. Симкин Г. Атомы поведения или этология культуры. // Человек. 2990. №2.

1 Грушевицкая Т.Г., Садохин А.П. Концепции современного естествознания: Учебное пособие. М.: 2003 – с.156

2Дольник В.Р Непослушное дитя биосферы. Электронная версия


3 Грушевицкая Т.Г., Садохин А.П. Концепции современного естествознания: Учебное пособие. М.: 2003 – с.156-160

4 Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. Электронная версия

5 Лоренц К. Агрессия (Так называемое Зло»). //Вопросы философии. 1992. №3. С 25

6 Симкин Г. Атомы поведения или этология культуры //Человек. 1990. №2. С.26

7 Лоренц К. Агрессия (Так называемое Зло»). //Вопросф философии. 1992. №3. С 24

8 В.Р. Дольник. Непослушное дитя биосферы. Электронная версия.

9 Губанов Н.И., Никольская Н.Н. О природной и социальной детерминации нравственности и криминального поведения. // Философские науки. 2002. №2. С 98

10 Губанов Н.И., Никольская Н.Н. О природной и социальной детерминации нравственности и криминального поведения. // Философские науки. 2002. №2. С 98-102


11 Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. Электронная версия

12 Симкин Г. Атомы поведения или этология культуры. Человек. 1009. №2. С 18

13 Дольник В.Р. непослушное дитя биосферы. Электронная версия

14 Там же

15 Лоренц К. Агрессия (Так называемое Зло»). //Вопросы философии. 1992. №3. С 29

16 Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. Электронная версия

17 Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. Электронная версия



Скачать файл (156.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации