Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Политическая лингвистика 2004 №14 - файл Linguistica14.doc


Политическая лингвистика 2004 №14
скачать (279.8 kb.)

Доступные файлы (1):

Linguistica14.doc1372kb.15.11.2004 18:21скачать

Linguistica14.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
^

Перескокова А.Ю.


МАНИФЕСТАЦИЯ ВЛАСТИ

В МЕТАФОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ СМИ

С тех пор как человек стал вести оседлый образ жизни, власти стало легче контролировать население (“Культура”, “Тайны древних империй” 6.06.2004).

К концу XX-го века завершилось становление СМИ как неотъемлемого и влиятельного элемента жизни современного общества. В современной политической коммуникации активно используется наименование “четвертая власть”, которое присутствует не только в неформальных беседах, но является широко употребляемым в научной политологической литературе и речи самих политиков. Употребление этого обозначения возвело средства массовой информации на одну ступень с тремя конституционными ветвями власти. Как известно, в Конституции РФ закреплены положения о статусе и работе только трех ветвей государственной власти: исполнительной, законодательной и судебной, а взаимодействие «четвертой власти» с обществом регулирует российский «Закон о средствах массовой информации» от 27.12.91 (в редакции от 5 августа 2000 г), который содержит конкретные гарантии свободы СМИ и закрепляет правовой статус журналиста Чиркин, 1997.

Особое положение СМИ в нашем обществе дает основание высказывать мнение о том, что “Четвертая власть – это эфемерное понятие, ее не существует” (М.Маркелов, ведущий программы “Наша версия. Под грифом Секретно”, АиФ, 09. 01.03). В соответствии с противоположной точкой зрения, массмедийная “власть” обладает функциями, тождественными тем, которые выполняют исполнительная, законодательная и судебная власти, той есть это действительно одна из ветвей власти. Реальность же состоит в том, что по степени воздействия на общество СМИ часто обладают не меньшей властью, чем Президент, Федеральное собрание, правительство и судьи, однако власть СМИ имеет совершенно особый характер. Специфика указанной ветви власти ярко отражается в той системе метафор, которая используется при описании роли СМИ в современном обществе.

Способность воздействовать на человека является основным фактором в определении власти для составителей Советского Энциклопедического Словаря: “Власть – способность и возможность оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств – воли, авторитета, права, насилия” СЭС, 1983: 229. Воздействие, или чаще употребляемый в отношении СМИ термин манипуляция, выдвигается многими учеными на первый план среди всего разнообразия функций массмедийных средств Добросклонская Т.Г., 2000; Жуков И.В., 2001; Володина М.Н., 2003. По мнению М.В. Мануковского, “выделение манипуляции в отдельную функцию основано на том, что “любое речевое поведение является целенаправленным” Якобсон, 1975: 195 и во всяком коммуникативном акте осуществляется воздействие” Мануковский, 2003: 126. В ходе политологических исследований выявлен богатый арсе­нал способов манипулирования в СМИ. Основой для манипулирования, по мне­нию американского профессора-либерала Г.Шиллера, служат пять основных мифов Шиллер, 1980: 25-40. “Некоторые исследователи даже говорят о грядущей эпохе "медиократии" – власти СМИ, которые не столько будут отражать и интерпретировать действительность, сколько контролировать ее по своим правилам и усмотрению” Мальцев, 1997: 294.

Функция контроля присутствует в регламенте работы каждой из ветвей власти. СМИ, контролируя и критикуя, имеют в своем арсенале такой сильный фактор как общественное мнение, которое, зачастую, они сами и создают. Хотя их критика напрямую не влечет юридического наказания, но дает “моральную оценку событиям и лицам” Мальцев, 1997: 293.

К функциям, присущим только средствам массовой информации, можно отнести ин­формационную, образовательную, социализации, инновационную и опера­тивную Мальцев, 1997: 293.

Перечисленные выше функции не существуют изолированно, они постоянно реализуются во всем их комплексе, всесторонне влияя на все стороны жизни общества. Для данной работы, с точки зрения лингвистики, особый интерес представляеть их языковая реализация в метафорическом контексте российских и американских печатных и электронных изданиях, в телевизионных программах. Мы принимаем это утверждение за аксиому, потому что следуем за словами Ролана Барта: “…объектом, в котором от начала времен гнездится власть, является сама языковая деятельность, или, точнее, ее обязательное выражение - язык” Барт, 1994: 98.

Ученые, занимающиеся разработкой теории метафоры как средства познания мира, формы мышления, утверждают, что человек изначально живет в мире метафор и думает метафорично. «Наша понятийная система, с помощью которой мы не только думаем, но и действуем, является в основном метафоричной по своей природе.<…> Если предположить, что система понятий в основе своей метафорична, тогда действительность, в которой мы существуем, находит свое выражение в метафоре» Лакофф, Джонсон, 1987: 131. Придерживаясь данного логического умозаключения, проанализируем массмедийные метафорические единицы, предварительно разделив их на три группы по сфере-мишени Чудинов, 2001: 44: зрители / читатели, конституционная власть / спонсоры и сами СМИ. Подобное разделение объясняется направленностью действия двух, с нашей точки зрения, основных функций – манипулятивной и контролирующей. Объектом манипуляций СМИ являемся мы, т.е. зрители, читатели, слушатели, а контроль и критика чаще всего распространяются на парламент, президента, судебную власть и на самих себя – коллег и конкурентов по журналистскому цеху.

При анализе метафорических образов, кроме метафорического адресата (сферы-мишени), невозможно не учитывать исходную понятийную область (сферу-источник), так как именно с помощью этой сферы реализуется когнитивная функция: как известно, “метафоры символизируют что-то новое с помощью устоявшихся понятий и что употребление определенных метафор ведет к таким понятийным конструкциям, которые примыкают к уже имеющимся отвлеченным понятиям” Cанцевич, 2003: 100. Смысл метафоры целиком зависит от ее творца, точнее, “изображение предметов действительности целиком зависит как от индивидуальной манеры художника, его мироощущения, так и от особенностей того художественного направления, в котором данный художник работает” Добросклонская, 2000: 27. От политики всей компании, личного мнения главного редактора и отдельных работников зависит направление воздействия и его сила. Таким образом, сблизив понятия “метафора” и “манипуляция”, можно утверждать, что одним из эффективных приемов воздействия СМИ на своих адресатов является массмедийная метафорическая единица.

Манипулятивные действия всегда начинаются с завоевания авторитета у объекта манипуляции или, хотя бы, с утверждения себя в качестве неоспоримой силы. Телевидение и пресса России и США завоевывают авторитет и добиваются всестороннего расположения и доверия как к “четвертой”, но власти, с помощью метафор. Функционирование в тексте этого приема позволяет в скрытой неимперативной форме навязывать мысль о том, что свободные средства массовой информации – это единственно возможная среда существования общества и отдельного индивида в нем. Ср.

  • И ещё свобода слова – это не собственность журналистов. Это среда обитания демократического, гражданского общества (О.Попцов, президент ТВЦ, АиФ, 18.02.04).

В данной метафорической единице автор не только проводит идею, что единственным условием жизни общества является реализации свободы СМИ, но и говорит о полной причастности народа и народной собственности к “этой среде обитания”, подобно известным народным вождям, заявлявшим “Власть – рабочим”, “Землю - крестьянам”.

Не стоит, однако, верить телебоссам на слово. Лозунги лидеров теряют свою радужную окраску в речи подчиненных, которые заявляют о преобладающей власти, например, телевидения, сравнивая отношения со зрителями с захватническими военными действиями. Ср.

  • Жанр телеигры явно находится в стадии экспансии на окружающее пространство… (В. Третьяков, Литературная газета, 07.04.04)

Ситуация становится яснее, когда мы сталкиваемся с мнением, что, оказывается, народ не владеет монополией на “четвертую власть”, как говорилось раньше, а является ее заложником.

  • Итак, телевидение берет человека в сладкий плен и превращает в существо, ведомое чужой волей, умом, эмоцией. (С.Доренко, Playboy, март 04)

Значит телевидение не о народе и не для народа! Это ли ни признание власти над зрителем!? Признание того, что процесс превращения человека в подвластное существо завершен, и оно готово к формированию его общественного мнения.

Правило гласит: “Нужно не только завоевать власть, но и ее удержать”. Подтверждение того, что масс медиа, как и любая другая власть, следует этому правилу, мы находим в следующих метафорах:

  • Хищнический передел телепространства, беспощадная борьба за зрителя заставляют еще раз разобраться в причинах происходящего (Московские Новости, 22.01.02).

Смотря свои любимые телепередачи, зрители не подозревают, что являются частью теледжунглей, в которых медиа компании живут хищнической жизнью и каждый день идет борьба за выживание, т.е. за “поглощение” как можно большего числа зрителей. Американским коллегам этот процесс представляется в виде спортивного состязания, а не картинки из мира животных. Спортивный метафорический образ мыслей более характерен для этой нации. Борьба за зрителя в американской прессе превращается в вид спорта, которым занимаются все без исключения медиа империи и маленькие фирмы. Ср.

  • The real contest of 2004 may be for hearts and minds in the American world (J.Hammer, Newsweek, 01.04) В 2004 году в американском мире может развернуться настоящее соревнование за умы и сердца.

  • Theoretically the Internet should level the playing field (R. Martin, Newsweek, 01.04). Теоретически, Интернет должен уравнять шансы на игровом поле.

Учитывая массированную атаку, главным образом, телевидения на вышеупомянутые умы и сердца, отрадно фиксировать в метафорическом контексте признаки прозрения и слабого неповиновения власти “четвертого уровня”. Еще более обнадеживающе слышать от представителей этой власти констатацию того, что “зеркало экрана, в которое люди заглядывали по началу с утра до вечера, стало кривым” (И. Алексеев, Пресс-атташе.ru, 25.03.04).

Контролирующая и критикующая позиция журналиста в последнем примере плавно направляет к рассмотрению второй важной для нас одноименной функции СМИ. Сравнение телевидения с “кривым зеркалом” вербализирует критическое отношение создателей медиа продукции к своей “четвертой власти”.

Упомянутая выше характерная черта американской нации – азарт, продолжает развертываться в еще одной метафорической модели – “Игра как способ существования СМИ”. Американцы не видят смысла в игре без азарта и переносят эту жажду из реальной действительности в метафорическую, подогревая интерес широким выбором сумм и объектов для ставок. В первом случае речь идет о сфере-мишени “Читатели / зрители”, где они сами делают ставку в играх женских журналов, во втором - “СМИ”, которые не жалеют ради выигрыша миллиардов долларов, но суть этой ставки уже не идеологическая, а материальная. Ср.

  • But to the readers of the women`s magazine, more is at stake than the fortunes of the Conde Nast and Hearst publishing empires – the very future of feminism, in fact (L. Chwialkowska, www.fortune-city.com). Но для читателей женских журналов на ставке не доходы издательских империй Conde Nast и Hearst, а, фактически, само будущее феминизма.

  • HDTV has already fitted Japan against the USA and Europe in a battle where billions of dollars at stake (Newsweek, 04.04.1988). Телевидение высокого разрешения уже настроило Японию против США и Европы в битве, где на ставке были миллиарды долларов.

Налицо контроль одной компании (Newsweek) за расходованием денежных средств другой компанией. А метафорический перенос игры в сферу миллиардных сделок говорит о том, что данное печатное издание не одобряет политики своих коллег.

Как и в любой другой игре или спорте, в метафорических состязаниях медиа структур тоже есть победители и аутсайдеры. Соединяя две сферы – игру и СМИ, сопоставляются «семантические концепты, в значительной степени несопоставимые» МакКормак 1990: 359. Причем ярлыки героев и антигероев навешивают их конкуренты или коллеги. Cр.

  • A. Colmes has been called an on air punching bag, a runt, wishy-washy and – this one must really hurt – a conservative at heart (www.wbz1030.com, 19.10.03). А. Комса называли “грушей” эфира, коротышкой, слабаком и, это самое обидное, консерватором в душе.

  • FAIR has likened Colmes to the Washington Generals, the napless basketball team hired to lose to the Harlem Globetrotters every night. (www.wbz1030.com, 19.10.03) FAIR сравнила Комса с командой Washington Generals, несчастной баскетбольной командой, нанятой проигрывать Harlem Globetrotters каждый вечер.

Однако сам Комс совсем не согласен с такой оценкой своих заслуг. Его мнение о себе выражается в том, что он награждает себя способностями, присущими лучшим баскетбольным игрокам.

  • Sean Hannity is a fastball pitcher. I may throw a change-up or a curveball as well as a fastball. I may deal with things with a little humour sometimes (A. Colmes, www.wbz1030.com, 19.10.03) Шон бросает быстрые мячи. Я могу бросить поднимающийся вверх или закрученный мяч. Я могу относиться к вещам с юмором иногда.

Большое количество метафор, связанных сферой-источником спорт (бейсбол, гонки, американский футбол), не должно вызывать удивления, так как именно в метафоре “содержится емкая информация об адресанте, его системе взглядов и оценок ”(Юдина 1993, с 51). Спорт / игра занимают одно из ведущих мест по числу метафорических единиц во всех затронутых сферах-мишенях.

Лейтмотивом сегодняшних отношений между СМИ и конституционной властью может служить следующее: “Газета “Жизнь. Санкт Петербург”. Сильный оттенок желтизны, но, кроме, светских сплетен, размещает и неплохие политические образы, где изо всех сил “мочит” олигархов и “Единую Россию”, но с пиететом говорит о президенте” (Пресс-атташе.ru, 14.07.03). Наученные горьким опытом войны с властью президента, сдерживаемые примером НТВ, “когда “четверка” (НТВ) превратилась в газовую горелку “Газпрома” <…>, когда главное было поддерживать правильный политический градус и не допускать утечек на генеральной линии” (С.Орлов, Пресс-атташе.ru, 05.03.04), журналисты предпочитают едкую иронию прямой критике власти. Ср.

  • По большому счету НТВ оказался никому не нужен, кроме самих журналистов. Ни Газпрому <…> ни тем более Кремлю, где за пару лет отстроили два ручных, но очень мощных и респектабельных канала (С.Орлов, Пресс-атташе.ru, 05.03.04).

На власть уже не жалуются. Ее горько упрекают. Ср.

  • Вчера еще родная демократическая власть все чаще вела себя как злая и придирчивая мачеха (Е.Киселев, МСК, 09.10.03).

Привыкшие за десять лет к чеченскому вооруженному конфликту, российские журналисты переносят свой опыт на объективную рабочую реальность и на метафорическом уровне признаются, что власти “построили” их и втянули в войну. Метафоризация сопровождается вкраплением в новое понятие признаков уже познанной действительности, отображенной в значении переосмысляемого имени, которое в свою очередь “вплетается” и в картину мира, выражаемую языком” Телия 1988: 186.

  • Городские газеты в основном выстроены. В затылок друг другу и лицом к полпреду (Пресс-атташе.ru, 14.07.03).

  • Лесин признал, что сражения за НТВ и ТВ-6 были, конечно же, политизированными (А.Рекова, СМИ.ru, 10.04.02).

  • Телевидение является инструментом политики. И инструмент ее очень многообразен. Например, подавление противника. Тотально, многоаспектно подавляется противник. Это пытка, это казнь (А.Проханов Playboy, март 04).

Приводить образные примеры несогласия с политикой, проводимой официальной властью, со стороны средств массовой информации можно бесконечно долго. Главное, что во всех этих примерах в той или иной степени проявляется идея о том, что СМИ контролируют работу политиков и решительно выступают с ее критикой. В самом начале данной статьи говорилось, что все функции СМИ взаимосвязаны и комплексны. От того, какова будет степень контроля за властью, в значительно степени зависит накал критики в ее сторону. И от того, будет ли и какая это будет критика, зависит степень воздействия СМИ на “умы и сердца”. Для лингвистов, занимающихся разработкой теории когнитивной метафоры в средствах массовой информации, важно, что признаки манипуляции, критики и другие проявления массмедийных функций всегда будут отражены в метафорическом контексте газет, журналов, теле- и радиопередач и в сообщениях электронных агенств.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1994.

  2. Володина М.Н. Язык СМИ – основное средство воздействия на массовое сознание // СМИ как объект междисциплинарного исследования: Учебное пособие. – М.: Изд-во МГУ, 2003.

  3. Добросклонская Т.Г. Вопросы изучения медиа текстов: Опыт исследования современной английской медиа речи. – М.: МАКС Пресс, 2000.

  4. Жуков И.В. Война в дискурсе современной прессы, 2001. www.teneta.ru

  5. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем // Язык и моделирование социального взаимодействия. – М.: Прогресс, 1987. – с.126 - 170

  6. МакКормак Э. Когнитивная теория метафоры. // Теория метафоры. – М.: Прогресс, 1990. – с.358-386.

  7. Мальцев В.А. Основы политологии: Учебник для вузов. – М.: ИТРК РСПП, 1997.

  8. Мануковский М.В. Манипулятивная коммуникация дискурса современных СМИ. // Лингвистика / УрГПУ; Отв. ред. А.П.Чудинов. – Екатеринбург, 2003. – т. 11.

  9. Cанцевич Н.А. Моделирование вариативности языковой картины мира на основе двуязычного корпуса публицистических текстов (метафоры и семантические оппозиции). Дисс… кандидата филол. наук. – Москва, 2003. – 216 с.

  10. Советский Энциклопедический Словарь. – М, 1983.

  11. Телия В.Н. Метафора и ее роль в создании языковой картины мира. // Роль человеческого фактора в языке. М., 1988.

  12. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран.– М.: Юристъ, 1997

  13. Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале: Когнитивное исследование политической метафоры (1991 - 2000): Монография / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2001.

  14. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием (пер. с англ.) М., 1980.

  15. Юдина Т.В. Стратификация немецкой общественно-политической речи. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1993. – 96 с.

  16. Якобсон Р. Лингвистика и поэтика // Структурализм: “за” и “против”. – М.: Прогресс, 1975.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13



Скачать файл (279.8 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации