Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Античная классика: Платон и Аристотель - файл Аристотель.doc


Античная классика: Платон и Аристотель
скачать (37.4 kb.)

Доступные файлы (7):

Аристотель.doc51kb.14.01.2010 13:30скачать
Введение.doc28kb.14.01.2010 13:22скачать
Заключение.doc23kb.14.01.2010 13:32скачать
Литература.doc25kb.14.01.2010 13:33скачать
Оглавление.doc23kb.14.01.2010 13:36скачать
Платон.doc43kb.14.01.2010 13:25скачать
титульный философии.doc22kb.21.01.2010 15:07скачать


Аристотель.doc

Аристотель ум Античности.


Аристотель в молодости входил в кружок Платона. Несколько лет (с 343 по 340 гг до н.э.) был воспитателем и учителем Александра Македонского. В 340 году он основывал свою философскую школу в роще Ликея, где обучал на ходу, и учителя и ученики ходили кругами по аллее-перипатетики.
Аристотелю принадлежит заслуга впервые провести разграничение наук, выделив для каждой из них специальные области исследований и установив различие между теоретическими, практическими и творческими науками.
Из обзора истории философской борьбы в Греции VI-IV вв. до н. э. Аристотель вынес заключение, что философия всегда терпела поражение, когда она удалялась в область пустых абстракций, фантазии, религии, софистики и логической спекуляции. Там же, где она обращалась к реальным чувственно воспринимаемым телам природы, она в большинстве случаев достигала значительных научных результатов.

Все науки по Аристотелю делятся на теоретические, где познание ведется только ради него самого, практические, дающие руководящие идеи для поведения человека, и творческие, где познание совершается с целью достижения пользы или осуществления чего-либо прекрасного. У “творческих” наук “источник творчества лежит в том, кто создает, а не в том, что создается, и таковым является или искусство, или какая-нибудь другая способность. И, подобным же образом, у науки о деятельности движение происходит не в совершаемом деле, а скорее – в тех, кто его совершает”.

Общим правилом научного исследования, независимо от вида научной деятельности, провозглашается положение: на первом месте должна стоять объективная истина самих вещей, самой природы, и никакие субъективные цели не должны исказить этой “правды вещей”.

“Теоретические науки” Аристотель разделяет на “первую философию”, математику и физику. Физика изучает состояние тел в природе и определенные “материи”. Математика изучает взятые в абстракции свойства, неотделимые от тела и не являющиеся одновременно состоянием определенных тел. Поскольку же свойства тел “отмежеваны от всего телесного, они составляют предмет изучения философа-метафизика”.

Логика же не входит в эту классификацию, ибо она есть пропедевтика ко всем наукам, их методология. Таким образом, за аристотелевским делением наук стоит социальное деление общества: искусства – это дело ремесленников, наука – дело мудрецов, практика – дело политиков. Занятие умозрительными науками – форма интеллектуального времяпрепровождения господ.

Непоследовательность аристотелевской классификации наук выражается, прежде всего, в чрезмерном противопоставлении “первой философии” как науки о сущности.

9

Несмотря на непоследовательность классификации наук, данной Аристотелем, синтез знания, осуществленный им, поистине грандиозен. В греческой науке впервые встречается столь всеобъемлющая и плодотворная попытка создать единую систему наук.

Основной вопрос философии для Аристотеля – это вопрос о том, существует ли помимо материи и чувственных сущностей еще какая-либо самостоятельная причина.

Согласно Аристотелю, философия изучает не природу – “природа есть только отдельный род существующего”, - а эту самостоятельную причину, сверхъестественную сущность. Вся метафизика Аристотеля – это попытка разобраться в сущем, уточнить его понятие. “Первая философия” по Аристотелю, изучает “начала и причины всего сущего… поскольку оно берется как сущее”. Аристотель называет эти причины “высшими”, а начала – “первыми”. Такое понимание предмета философии шире, чем “метафизическое”, ибо в самой постановке вопроса предполагается, что в качестве таковых начал должны оказаться не только сверхчувственные, неподвижные, вечные сущности, но и материя, ведь Бог лишь “одно из начал”. Для того чтобы определить начала, установить их число и их взаимоотношения, необходимо осознать то, что Аристотель называет аксиомами, и, прежде всего, ту из них, в которой он видит “начало для всех других аксиом”. Назовем ее “первоаксиомой”.

Первоаксиома кратко формулируется следующим образом: “Вместе существовать и не существовать нельзя”,а полно: «Невозможно, чтобы одно и то же вместе было и не было присуще одному и тому же, и в одном, и том же смысле».Аристотель называет эту аксиому «самым достоверным из всех начал», входящим в предмет первой философии на ряду с другими началами сущего как сущего. Первоаксиома самоочевидна. Всякое доказательство покоится на ней и предполагает ее. Она закон бытия и мышления.

Аристотель – панлогист. Он, как и Парменид, сторонник тождества бытия и мышления. Поэтому невозможно говорить об аристотелевском бытии, не затрагивая вопроса о мышлении. Аристотель то идет от мышления к бытию, то от бытия к мышлению. Законы мышления для Аристотеля – законы бытия, и наоборот. Поэтому то, что мы назвали первоаксиомой, является, по Аристотелю, основным законом как бытия, так и мышления. Философ доказывает свою первоаксиому от противного: всякий человек ее опровергающий, приходит в противоречие с самим собой. По Аристотелю, “невозможно, чтобы противоположные вещи находились в одном и том же”. Применительно к проблеме бытия первоаксиома означает, что существует или бытие, или небытие.

Но сказать, что небытие существует, нельзя. Это значит приписать не-сущему существование. Согласно же аксиоме, вместе существовать и не существовать нельзя. Поэтому правда в том, что сущее существует, а не-

10

сущее не существует. Таким образом, у Аристотеля все, что есть – сущее.

Аристотель полагал, что о небытие можно мыслить и о нем можно говорить, не превращая его тем самым в бытие. Так что можно сказать, что предметом “первой философии” является у Аристотеля не только сущее, но и не-сущее (первое абсолютно, второе же относительно).

Представление Аристотеля о сущности – наиболее трудное для понимания проблемы его метафизики. Аристотель далек от древних физиков, сводивших сущность к той или иной форме существования вещества; сущности также не идеи и не числа. Вообще же о сущности говорится если не в большем числе значений, то в четырех основных, во всяком случае: и суть бытия и общее, и род принимают за сущность всякой вещи, и рядом с ними, в-четвертых, лежащий в основе субстрат. Из этого можно извлечь, по крайней мере, шесть возможных определений сущности:

  1. субстрат;

  2. суть бытия;

  3. то, что состоит из бытия и субстрата;

  4. всеобщее;

  5. общее;

  6. род.

Критериями сущности, по мнению философа, являются:

  1. познаваемое в понятии;

  2. “способность к отдельному существованию”.

Парадокс в том, что эти два критерия противоречат друг другу. Ведь Аристотель признает, что лишь единичное “обладает самостоятельным существованием безоговорочно”. Но единичные вещи не постигаются умом, они – до понятия, им нельзя дать определения. Аристотель ищет золотую середину. Рассмотрим вышеперечисленные определения сущности.

Субстрат (“подлежащее”) определяется Аристотелем как “то, о чем сказывается все остальное, тогда как сам он уже не сказывается о другом”. Субстрат “лежит в основе двояким образом, или как эта вот отдельная вещь… или как материя для осуществленности”.

Материя Аристотелем понимается двояко. Во-первых, это бесформенное вещество: “То, что само по себе не обозначается ни как определенное по количеству, ни как обладающее каким-либо из других свойств, которыми бывает определено сущее”. Такова первая материя. Во-вторых, в более широком смысле слова, материя – это “то, из чего вещь состоит” и “из чего вещь возникает”. Такое понимание включает в себя и первый смысл, ведь, в конечном счете, все возникает и все состоит из первой материи. Отдельные же вещи (исключая четыре стихии) возникают и состоят из уже предварительно оформленной “своей”, “специальной”, или

11

“последней” материи.

Аристотель утверждает, что “роды не существуют помимо видов”.Он делает вывод, “ни всеобщее, ни род не есть сущность”.

Под всеобщим Аристотель понимает также и категории – наиболее общие и соответствующие структуре сущего роды высказывания о вещах. Сущности существуют безоговорочно, все остальное существует через них и благодаря им как качества, количества, отношения сущностей. Эта мысль проходит через все труды Аристотеля.

Аристотель подчеркивает, что главными отличительными чертами сущности является способность к отдельному существованию и данность в качестве вот этого определенного предмета. Говоря о субстрате, Аристотель допускает, что им

13

может быть наряду с материей вот эта вот отдельная вещь. Но эту вот отдельную вещь Аристотель называет “чувственной сущностью”, а также “составной сущностью” или “составным целым”, и состоит она, по его мнению, из двух начал: “сути бытия (формы) и субстрата (материи)”, а то, что состоит из начал, позднее самих начал, а, следовательно, вторично. Но самое главное, чувственная составная сущность не соответствует второму критерию сущности – постижимости умом и определенности. Итак, сущность – не субстрат, не всеобщее, не род и, наконец, не то, что состоит из сути бытия и субстрата.

Каждая чувственно воспринимаемая сущность есть нечто составное: она слагается из материи и формы (сути бытия, сущности, первой сущности). “Индивидуальная”, или “составная” сущность вторична, материя и форма первичны. Вещь преходяща, тогда как материя и форма вечны. При этом материя как первоматерия едина, форм же много: их столько, сколько низших, ближайших к вещам видов, то есть таких видов, которые уже далее на виды не распадаются. Необходимо подчеркнуть, что форма – это не качество, не количество, не отношение, а то, что несет в себе суть вещи. Форма вечна и неизменна; “никто не создает и не производит, но вносит ее в определенный материал, и в результате получается вещь, состоящая из формы и материи”.

Отношение между формой и материей углубляется и конкретизируется Аристотелем при помощи таких введенных им в философию понятий, как возможность и действительность. Эти понятия позволяют представить отношение материи и формы динамически, в движении. Оформляясь, материя переходит из состояния возможности в состояние действительности. Понятие возможности открывает перед Аристотелем большие перспективы. Оно, во-первых, диалектично. Так, первоаксиома, основной закон бытия и мышления, который запрещает противоречие на уровне действительности, на уровне возможности не действует: “В возможности одно и то же может быть вместе противоположными вещами, но в реальном осуществлении нет”. Поэтому Гераклит был бы прав, если бы все что он говорит о единстве противоположного, он говорил как о существующем в возможности. Во-

12

вторых, возможность – это второй смысл, в котором Аристотель допускает существование небытия. Материя может обладать формой, но может быть и лишена ее. В то же время, обладая той или иной формой, материя лишена всех остальных. Лишенность – это и есть небытие. Таким небытием и оказывается первая материя. В-третьих, диалектика возможности и действительности позволяет Аристотелю определить в самом общем виде движение, как изменение вообще: “Движением надо считать осуществление в действительности возможного, поскольку это – возможное”.

Подытоживая учение Аристотеля о четырех причинах,

скажем, что таковыми являются:

  1. материальная причина;

  2. формальная причина;

  3. движущая причина;

  4. целевая причина.

Первая отвечает на вопрос “из чего?”, вторая – “что это есть?”, третья – “откуда начало движения?”, четвертая – “ради чего?”. При этом три последние причины Аристотель сводит в одну: ““что именно есть” и “ради чего” - одно и то же, а “откуда первое

движение” – по виду одинаково с ними”.

Аристотель – отец логики как систематизированной науки о мышлении и его законах. Он опирался на Демокрита, Платона и других древнегреческих философов, но никто из них не создал науки о мыслительной деятельности рассуждающего человека. Сам Аристотель называл свою науку о мышлении аналитикой, и его главные логические работы называются “Первая аналитика” и “Вторая аналитика”. Мыслитель также употреблял слово “анализ”, понимая под этим разложение сложного на простое вплоть до далее неразложимых первоначал или аксиом. Однако логика для Аристотеля – не самостоятельная наука, а инструмент наук. Это и дало основание поздним комментаторам Аристотеля назвать совокупность его логических работ “Органом”, то есть орудием – орудием всякого знания. “Органон” включает в себя шесть работ – “Категории”, “Об истолковании”, “Первая аналитика”, “Вторая аналитика”, “Топика”, “О софистических опровержениях”. Главными составными частями “Органона” являются “Первая аналитика”, где открывается и исследуется силлогическая форма рассуждения и вывода, и “Вторая аналитика”, где говорится о доказательстве и его началах.


13

\


Скачать файл (37.4 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации