Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции по дисциплине Язык и коммуникация - файл лекционный комплект часть 1.docx


Лекции по дисциплине Язык и коммуникация
скачать (131.6 kb.)

Доступные файлы (2):

лекционный комплект часть 1.docx71kb.24.05.2010 22:50скачать
лекционный комплект часть 2.docx67kb.24.05.2010 22:00скачать

лекционный комплект часть 1.docx

1   2   3

Различения, учитывающие ЭВОЛЮЦИОННЫЕ характеристики ЗС.

Данная группа критериев учитывает свойства ЗС (и отдельных знаков в их составе), связанные со способом их возникновения или создания и с особенностями их развития, в частности, с их способностью развиваться по собственным внутренним законам.

Самое общее и очевидное разграничение, опирающееся на первый тип признаков, сводится к противопоставлению

природных, естественных знаков и ЗС (знаки-признаки, или знаки-симптомы, принадлежащие миру реальной действительности; генетический код; системы коммуникации животных; естественный человеческий язык) и

искусственных ЗС (большинство ЗС, создаваемых и используемых человеком).

Второй критерий, т.е. способность ЗС к саморазвитию, лежит в основе оппозиции (противопоставления), которая отграничивает

естественный человеческий ЯЗЫК – обладающую высокой динамикой саморазвивающуюся знаковую систему – от

всех прочих знаковых систем, не имеющих способности к саморазвитию.

В языкознании изучением процессов языковой эволюции занимается особая группа лингвистических дисциплин, включающая:

сравнительно-историческое языкознание, в задачи которого входит установление генетического родства отдельных языков;

истории конкретных языков;

этимологию, исследующую происхождение и историю развития отдельных слов;

дериватологию, которая имеет дело с анализом словообразовательных средств языка, а также механизмов семантической и синтаксической деривации.

Рассмотренная система классификации знаков и знаковых систем совмещает в себе черты разных сосуществующих сегодня подходов к их выделению, представляет собой продукт их конструктивного объединения и является в этом смысле комплексной, полиаспектной.

В то же время освещение вопроса о разновидностях знаков было бы неполным без знакомства со взглядами двух классиков семиотики – Ч.Пирса и Ч.Морриса, которые заложили основы научной типологии знаков и предложили системы их классификации, получившие широкую известность и всеобщее признание.



Основные типы знаков по Ч.Пирсу.

Хотя общая система классификации знаков, разработанная Ч.Пирсом, имеет чрезвычайно сложный характер и строится с привлечением многих взаимосвязанных параметров, в современный научный обиход прочно вошла в первую очередь та ее часть, которая связана с выделением иконических, индексальных и символических знаков. Принято считать, что данное разграничение основано на различиях в характере взаимоотношения между означающим и означаемым. Помня об известной расплывчатости и неоднозначности термина «означаемое», нужно признать, что такое определение весьма неточно передает суть подхода Ч.Пирса и является крайне неудачным. Сам автор говорит в данном случае о разных «репрезентативных свойствах» знаков, т.е. о разных способах представления обозначаемого объекта в структуре знака. Чтобы яснее показать разницу между тремя способами знаковой репрезентации, выделенными Ч.Пирсом, условимся проводить их анализ по схеме

ФОРМА ЗНАКА (рассматриваемая в единстве с его ЗНАЧЕНИЕМ)

¯

ФОРМА обозначаемого ОБЪЕКТА / ЯВЛЕНИЯ.

Как показал Пирс, три основных варианта реализации этой схемы сводятся к следующему:

Форма знака (его ОЗНАЧАЮЩЕЕ) уподобляется форме обозначаемого объекта, копирует ее: так создается ИКОНИЧЕСКИЙ знак. Например, изображение какого-то животного иконически воссоздает само животное, заменяет его «просто потому, что оно на него похоже».

Форма знака связана с обозначаемым явлением по смежности, часто она принадлежит самому явлению, является его признаком: такой способ репрезентации отличает ИНДЕКСАЛЬНЫЕ знаки. Например, дым есть индекс огня, повышение температуры – индекс болезненного состояния и т.п. Многие индексы используют механизм ассоциативной смежности – например, отпечаток ноги, след, указывает на то, что в этом месте побывал оставивший этот след человек.

Форма знака не имеет ничего общего с формой обозначаемого явления, их связывает лишь некоторая принятая в обществе конвенция, некоторое установившееся правило, в соответствии с которым данная знаковая форма представляет или символизирует данное явление. Отсюда и название этого типа знаков – СИМВОЛИЧЕСКИЕ. Самым типичным примером знаков-символов в указанном смысле является большинство слов естественного языка (за исключением разного рода звукоподражаний – знаков иконической природы).

Типология знаков Ч.Морриса.

Способ обозначения (или способ сигнификации) занимает важное место и в системе классификации знаков, разработанной Ч.Моррисом. Основным материалом этой классификации послужили языковые знаки, которые автор рассматривал, в соответствии с выделенными им аспектами знаковой ситуации, в трех существенных плоскостях – семантической, синтактической и прагматической. Причем особое внимание он обращал на характерное для разных типов знаков сочетание их семантических и функциональных (синтактических и прагматических) свойств, так что эту классификацию можно с полным правом назвать функционально-семантической.

Следует учитывать также, что проводимый Ч.Моррисом анализ особенностей употребления (применения) знаков, существенно учитывает такое направление их рассмотрения, как 

вызываемый знаком способ реакции на него со стороны интерпретатора. Исходя из этого, Ч.Моррис предложил различать четыре основных случая применения знаков, названные им информативным, оценочным, побудительным и системным. «Знаки можно использовать, чтобы информировать кого-либо о свойствах объектов или ситуаций, побудить кого-либо к предпочтительному поведению по отношению к определенным объектам или ситуациям, вызвать определенную линию поведения, организовать предрасположенность к поведению, уже вызванную другими знаками», пишет Ч.Моррис /Моррис 1998: 128-129/. «Для выполнения тех или иных функций не обязательно подбираются знаки с какими-то определенными типами сигнификации», но, в целом, этим четырем типам поведения соответствуют четыре типа знаков с разным характером сигнификации. К ним относятся:

десигнативные (в другом переводе – характеризующие) знаки (designators\ ;

оценочные знаки (appraisors);

предписывающие знаки (prescriptors);

знаки-форматоры (formators).

Суть различия между ними Ч.Моррис поясняет следующим образом:

«Общепризнано, что знаки, которым обычно (но не всегда) приписывают обладание значением-сигнификацией, существенно различаются по тому, какое значение-сигнификацию они имеют. Очевидные примеры этому – слова черный, хороший и следует. Такие различия, однако, объясняются по-разному.

Я исхожу из того, что значение-сигнификация трехмерно и что эти три измерения могут быть связаны с тремя фазами или аспектами действия, акта. В анализе действия я следую за Джорджем Г.Мидом.

Согласно Миду, если дан импульс (как предрасположенность к определенному виду действия), то последующее действие имеет три фазы: фазу восприятия, фазу манипуляции и фазу завершения (perceptual, manipulatory, consummatory). Организм должен воспринять существенные черты окружения, в котором ему предстоит действовать; он должен вести себя по отношению к объектам так, чтобы это привело к удовлетворению его импульса; и, если все идет благополучно, организм затем достигает той фазы деятельности, которая представляет собой завершение действия. Поскольку, в понимании Мида, действие и объект соотносительны, он говорит также о дистанционных, манипуляционных и завершающих (distance, manipulatory, consummatory) свойствах объекта.

Если теперь подойти к знакам с точки зрения поведения, можно предположить, что их значения связаны с этими тремя аспектами действия, что они трехмерны. Тем самым предполагается, что каждый знак должен рассматриваться в трех измерениях, хотя в ряде случаев по одним измерениям знаки могут быть нагружены сильнее, а по другим иметь нулевую нагруженность.

Знак является означающим, или десигнативным (designative), если он означает наблюдаемые свойства окружения или действующего лица; оценочным (appraisive), если он означает завершающие (consummatory) свойства того или иного объекта или ситуации, и, наконец, знак является предписывающим (prescriptive), если он означает, как надо реагировать на объект или 

ситуацию, чтобы удовлетворить руководящий импульс. Исходя из этого, обычно черный является преимущественно десигнатиным, хороший – оценочным, а следует – предписывающим. Разумеется, при этом всегда важен контекст, и в некоторых контекстах черный может оказаться преимущественно оценочным или предписывающим, хороший – десигнативным или предписывающим, а следует – десигнативным или оценочным. Анализируя произнесенное или написанное слово само по себе, нельзя определить, какова его сила по трем измерениям. Для этого требуется изучение конкретного действия в конкретной ситуации» /Моррис 1998: 119/.

Последняя категория знаков – знаки-форматоры – обслуживает потребности функционирования самой знаковой системы. Это знаки, используемые для построения (формирования) ее значимых единиц и для сигнализации их существенных связей и отношений друг с другом – грамматических и логических.

^ ЛК 5: ПРИНЦИПЫ ВНУТРЕННЕГО УСТРОЙСТВА ЗНАКОВЫХ СИСТЕМ. СПЕЦИФИКА ЯЗЫКА КАК ЗНАКОВОЙ СИСТЕМЫ ОСОБОГО РОДА. ВИДЫ ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ.

Изоморфизм внутреннего строения знаковых систем. Общие принципы их функциональной организации.

Как уже говорилось, число различных знаковых систем, обслуживающих многообразные информационные потребности человека, весьма велико. Чрезвычайно велико и разнообразие конкретных признаков и характеристик, которые кардинально отличают друг от друга их основные классы. В этих обстоятельствах поиск некоторых черт «родовой общности», которые обязаны присутствовать в любой ЗС в силу ее принадлежности к данной категории явлений, может показаться делом весьма затруднительным, если не безнадежным.

Действительно, можно ли говорить о какой-либо общности между светофором и музыкой, азбукой Морзе и знаками государственной символики, используемыми в разных обществах системами жестикуляции, играми, обрядами и человеческим языком?

На первый взгляд, в каждом случае мы имеем дело с явлениями столь непохожими, что мысль о возможности их объединения и рассмотрения с единых позиций может показаться нелепой. Тем не менее, такая постановка вопроса не только возможна, но и необходима, поскольку все это – системы знаковые, системы информационные, предназначенные для целенаправленного оперирования информацией и управляемые едиными законами знаковой деятельности человека, подчиняющиеся им.

Непременная и обязательная зависимость знаковых систем от этих общих законов проявляется в наличии целого ряда совпадающих особенностей их устройства и употребления, анализ которых позволяет говорить о тождестве базовых принципов функциональной организации всех знаковых систем, о наличии признаков изоморфизма в их внутреннем устройстве.

изоморфизм – в математике: взаимно-однозначное соответствие; в лингвистике: сходство, подобие структур, строения.

К числу важнейших принципов такого рода можно отнести следующие:

Функциональная направленность и обусловленность – вне целевой функции нет и не может быть знаковой системы; особенности формального строения знаков той или иной ЗС, характер 

передаваемого с их помощью содержания, сфера и характер их использования определяются целевым назначением ЗС.

Наличие некоторого набора формально различимых единиц и набора правил их использования для передачи информации. Для неэлементарных знаковых систем: наличие определенного ограниченного набора исходных элементов и набора правил их комбинирования для построения более сложных знаков; различение правил построения знаков и правил их применения.

Внутренняя упорядоченность системы, базирующаяся на отношениях формальной, содержательной и функциональной противопоставленности элементов знаковой системы друг другу.

Согласованность деятельности пользователей по применению знаковых средств, т.е. соблюдение общих для них правил, норм, конвенций использования знаков.

Кумулятивный характер (для неэлементарных знаковых систем): элементы нового знания в них способны соотноситься с уже накопленными знаниями, аккумулироваться.

Основные свойства языка как наиболее сложной и универсальной знаковой системы.

То, что естественный человеческий язык представляет собой важнейшую и наиболее сложно организованную знаковую систему, есть факт бесспорный и общепризнанный. В богатом арсенале знаковых средств, используемых человеком для передачи информации, ЯЗЫК занимает центральное место и – в сравнении с другими знаковыми системами – выявляет отчетливую специфику практически по каждому из возможных параметров сопоставления. Попробуем выделить наиболее существенные черты, определяющие своеобразие ЯЗЫКА, рассматривая их по тем ведущим направлениям, которые отвечают требованиям комплексного, многостороннего описания знаковых систем.

Специфика языка, касающаяся его ВНЕШНЕЙ (ФОРМАЛЬНОЙ) стороны.

Материальная форма языка – устная, звуковая (первичная) и письменная, графическая (вторичная).

Исходную, естественную форму (материал, субстанцию) знаков человеческого языка образуют звуки, производимые с помощью речевого аппарата человека, так что по этому показателю язык относится к классу звуковых ЗС. Однако устный способ передачи информации при помощи языка эффективен только в условиях ограниченного пространства и времени (определяемых параметрами ситуации непосредственного общения ‘здесь’ и ‘сейчас’). Поэтому в целях долговременной фиксации передаваемого с помощью языка содержания все языки (на определенной стадии их развития) имеют тенденцию развивать определенные формы письменности (вторичная форма языкового знака), не имеющие прямой зависимости от меняющихся условий места и времени общения и позволяющие, с одной стороны, осуществлять коммуникацию на расстоянии (дистантную коммуникацию), а, с другой стороны, обеспечить длительное хранение информации во времени.

2) Формальное строение знаков языка и их разновидности – простые и составные; исходные и производные знаки.

Как всякая неэлементарная знаковая система ЯЗЫК использует принцип целенаправленного объединения и сочетания в различных комбинациях простейших формальных единиц – 

отдельных звуков (не допускающих членения на составные части) – для создания на их основе более сложных комплексов, имеющих собственные знаковые функции. Но этот универсальный принцип создания составных знаков на базе более простых применяется в человеческом языке с большим своеобразием и «работает» в нем с особым размахом, затрагивая (и объединяя!) несколько взаимосвязанных уровней единиц разного «качества» и разной степени сложности. Специфика выработанного языком деривационного механизма (механизма производства его единиц) состоит в том, что, при ограниченном и фиксированном наборе исходных строевых единиц – фонем, звуков (число которых охватывает обычно несколько десятков единиц и редко выходит за пределы полусотни), он оперирует одновременно несколькими различными наборами комбинаторных правил построения единиц все возрастающей сложности, связанных друг с другом отношениями часть – целое. Ср.:

- определенные комбинации звуков образуют морфемы;

объединение по определенным правилам морфем создает слова;

слова, соединяемые друг с другом по заданным моделям, образуют словосочетания;

модели сочетания слов становятся базой для построения предложений;

комбинаторика предложений строит развернутое высказывание – текст.

Соотношения подобного рода, устанавливающиеся между основными структурными типами языковых единиц, позволяют представлять устройство языка в виде иерархии уровней, образуемых единицами каждого типа и связанных друг с другом так, что единицы каждого предшествующего уровня служат материалом для построения единиц каждого последующего уровня. Иначе говоря, единицы каждого предшествующего уровня выступают как простые формы, а единицы каждого последующего уровня – как формы составные, «составленные» из более простых. Однако помимо этих связей между уровнями языка «по вертикали», раскрывающих действие языкового механизма комбинаторной деривации, принцип комбинаторности реализуется в языке и в «горизонтальной» плоскости, т.е. и внутри отдельных уровней, где также имеются свои особые правила построения более сложных, производных форм из более простых, исходных. Ср.: простые и сложные слова, простые и сложные предложения.

Важно иметь в виду, что хотя общее число комплектов таких правил объединения единиц разных типов в языке в целом не слишком велико и вполне обозримо, их совместное параллельное и последовательное действие «по вертикали» и «по горизонтали» дает неисчислимое количество возможных конечных комбинаций. Эта особенность превращает язык в систему открытого типа, т.е. в систему с незаданным заранее числом единиц, обладающую высокой способностью постоянного пополнения своего состава.

Важнейшие свойства языка, связанные с его ИНФОРМАЦИОННЫМИ возможностями.

В разделе, посвященном вопросам классификации знаковых систем, было показано, что в большинстве своем они создаются для целенаправленной передачи строго определенных типов информации, что и позволяет распределять их по группам в зависимости от характера передаваемого содержания. В этом отношении ЯЗЫК противостоит всем прочим ЗС как система, оптимально приспособленная к передаче практически любых типов содержания, т.е. как система универсальная, обладающая самым мощным и, в принципе, неограниченным информационным потенциалом.



ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ специфика языка.

Характеристика языка как универсальной знаковой системы подтверждается и при рассмотрении его функциональных возможностей. В отличие от большинства других ЗС язык (как целое) не ограничен в своем употреблении жесткой привязкой к той или иной сфере общения или типу человеческой деятельности. Он обслуживает все их разновидности, совмещает в себе все известные знаковые функции и представляет собой полифункциональную знаковую систему всеобщей сферы приложимости, пригодную для передачи любой информации в любых ситуациях общения.

Это не означает, впрочем, что принцип функциональной обусловленности знаковых средств и «разделения труда» между ними, составляющие основной закон знаковой деятельности, не соблюдаются в языке. Напротив, именно в языке он находит наиболее полное, последовательное и совершенное воплощение, выступая как ведущий принцип его устройства, предполагающий дифференциацию разных видов языковых единиц по характеру выполняемых функций и типам передаваемого содержания. Именно функциональная специализация лежит в основе становления и развития тех структурных типов языковых единиц, которые принято выделять при описании уровневого строения системы языка (фонема – морфема – слово – словосочетание – предложение – текст), именно функционально обусловленное «разделение труда» между отдельными классами и разрядами языковых средств определяет множественность их семантических группировок и делает язык пригодным к передаче самой разнообразной информации.

Для того, чтобы яснее увидеть и лучше оценить значимость этого принципа для функциональной организации языка, вспомним некоторые характерные примеры его важнейших грамматических классов и попытаемся определить их основное целевое назначение:

знаменательные слова, принадлежащие четырем основным частям речи (существительные, глаголы, прилагательные, наречия) – основные классы номинативных средств языка, служащие для обозначения предметов, событий, признаков представляемой языком действительности;

предлоги, союзы – средства обозначения отношений между элементами и ситуациями описываемой действительности;

числительные – средства передачи информации о количественных отношениях

местоимения 1, 2 и 3 лица – средства обозначения основных участников коммуникации (говорящий, слушающий, субъект, не принимающий непосредственного участия в данном акте речи);

междометия – средства, выражающие непосредственную эмоциональную реакцию говорящего на то или иное событие / сообщение.

Различия между образующими систему языка элементами по их основному функциональному назначению отчетливо проявляются в его уровневом устройстве, охватывающем шесть структурных типов единиц разной степени сложности, которые можно объединить попарно на чисто функциональной основе. Ср. определения основных видов таких единиц:

фонема – кратчайшая звуковая (сегментная) единица языка, способная различать звуковые оболочки разных морфем и слов; минимальная самостоятельная строевая единица языка.



морфема – минимальная значимая часть слова; неэлементарная строевая единица языка.

слово – минимальная самостоятельная номинативная единица языка.

словосочетание – составная (неэлементарная) номинативная единица языка.

предложение – минимальная самостоятельная коммуникативная единица языка.

текст – основная самостоятельная коммуникативная единица, отличающаяся в большинстве случаев неэлементарностью своего состава и создаваемая путем целенаправленного соположения взаимосвязанных предложений.

Таким образом, в соответствии со своим общим назначением служить эффективным средством общения в человеческом обществе устройство языка нацелено на производство коммуникативных единиц разной степени сложности (предложение, текст), для построения которых он использует особые типы единиц, выполняющих преимущественно строевые и различительные функции (фонема, морфема) и номинативные функции (слово, словосочетание). Основные грамматические классы слов, словосочетаний и предложений также, как очевидно, определяются потребностями построения высказывания и отличаются друг от друга характером своего участия в решении этой общей задачи.

III. ЭВОЛЮЦИОННЫЕ особенности языка (связанные с условиями его возникновения и развития).

Важнейшие из таких особенностей уже упоминались ранее. Это – естественный способ происхождения языка и его способность к саморазвитию. Оба этих свойства принципиально отличают язык от всех остальных знаковых систем и, в сочетании с другими чертами, которые определяют его специфику, дают основания характеризовать язык как совершенно уникальное семиотическое образование, занимающее ведущее место в обширном списке ЗС, создаваемых и используемых человеком.

^ ЛК-6. ЯЗЫК КАК УСТРОЙСТВО ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ КОММУНИКАТИВНЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА. ФУНКЦИИ ЯЗЫКА И ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ.

ФУНКЦИЯ – 3. Работа, производимая органом, организмом; роль, значение чего-н.: функция слюнной железы. 4. Обязанность, круг деятельности; назначение, роль: служебная функция, функции предлогов /Словарь Ожегова, с. 763/.

ФУНКЦИЯ (от лат. functio – совершение, исполнение) – отношение между мно-жествами, при котором каждому элементу одного множества соответствует некото-рый элемент другого множества. В научное употребление термин Ф. был введен Г.Лейб-ницем, им он обозначал точки прямой, связанные с некоторой кривой. Постепенно пони-мание термина Ф. менялось. Например, И.Бернулли (1667-1748) определял Ф. как “величину, составленную из переменной и постоянной”, а Л.Эйлером (1707-1783) было дано определение функции, близкое к современному пониманию: “Когда некоторые количества зависят от других таким образом, что при изменении последних и сами они подвергаются изменению, то первые называются Ф. вторых”.

Обычно ФУНКЦИЯ записывается в виде формулы “y = f (x)”, где «х» – независимая переменная, или аргумент, «у» – зависимая переменная, а «f» - функциональная переменная /Словарь ДЕФОРТ, с. 245-246/.



1. Теоретическая неразработанность понятия «функция» в приложении к анализу языковых явлений. Дискуссионность вопроса о составе функций языка и языковых единиц.

Ср. списки функций, выделяемых разными авторами:

К. Бюлер:

функция выражения – экспрессивная (соотносится с говорящим);

функция обращения – апеллятивная (соотносится со слушающим);

функция сообщения – репрезентативная (соотносится с предметом сообщения).

Функции языка по А.Мартине:

коммуникативная;

выразительная (экспрессивная);

эстетическая.

Функции языка по Р.О.Якобсону:

экспрессивная (ф. выражения, эмотивная ф.);

конативная (ф. усвоения);

референтивная (денотативная) ф. – ф. представления предмета сообщения, референтной ситуации;

фатическая ф. (установление контакта);

метаязыковая ф. (нацелена на описание языка);

поэтическая ф.

В.А.Аврорин о функциях языка и речи.

Функции языка:

коммуникативная;

экспрессивная (выражение мысли);

конструктивная (формирование мысли);

аккумулятивная (накопление общественного опыта и знаний).

Функции речи:

номинативная;

эмоционально-волюнтативная;

сигнальная;



поэтическая;

магическая;

этическая.

2. Необходимость различать потенциальный (функция как целевое назначение) и результативный (функция как реализованная роль знака / знакового продукта) аспекты понимания функции.

Возможность и целесообразность выделения функций языка и языковых единиц через анализ их соотнесенности с информационными и коммуникативными потребностями человека. Рассмотрим примерный состав этих потребностей, связанных с задачами передачи информации в процессе общения. К ним относятся, прежде всего, следующие:

привлечь внимание собеседника и вступить с ним в контакт;

выразить в языковой форме содержание своего сознания и передать это содержание собеседнику;

передать в языковой форме свое эмоциональное состояние;

передать свое отношение к отражаемой действительности, свою оценку того положения дел, которое служит предметом сообщения;

обеспечить соответствующее коммуникативной задаче воздействие на мысли, чувства, поведение собеседника;

Приведенный список общих КП человека может быть дополнен списком более частного характера, установленном при рассмотрении основных потребностей «технического» обеспечения задач построения высказывания – основной коммуникативной единицы, обслуживающей процесс речевого общения. С этой точки зрения существенно различать следующие виды потребностей, реализация которых подчиняет себе функциональное устройство языка и определяет разграничение соответствующих функций тех или иных наборов его единиц:

обозначить специальными языковыми средствами те элементы и объекты действительности о которых идет речь – номинативная функция;

раскрыть характер связей и отношений между названными элементами действительности – связующая/реляционная функция;

показать актуальную связь между ситуацией, составляющей содержание сообщения (высказывания), и реальной действительностью, охарактеризовав описываемую ситуацию по таким параметрам, как: время действия, реальность/нереальность действия, субъект/субъекты действия и его/их соотношение с субъектами коммуникации – предикативная функция;

выделить наиболее значимые элементы сообщения и распределить их в высказывании с учетом соотносительной коммуникативной значимости – функции фокализации, коммуникативного выделения, интенсификации (аппарат средств так называемого «актуального членения» предложения).



Необходимость различать основные, ведущие, и частные, подчиненные им, функции языка, исходные и производные функции языка и его единиц.

(Общий список таких функций и их определения также включен в материалы к семинарскому занятию по теме 4).

Главные функции языка:

Коммуникативная функция – функция, отражающая использование языка в качестве важнейшего средства человеческого общения.

Когнитивная функция – роль языка как главного инструмента отражения и фиксации результатов познавательной деятельности людей.

Эмоциональная функция – использование языка для выражения чувств и эмоций человека.

Метаязыковая функция – способность служить средством описания языка в терминах самого языка.

Частные функции языка, обеспечивающие реализацию его главных (базовых) функций:

Коммуникативная функция подчиняет себе (распадается на) следующие под-функции:

апеллятивную (функция обращения, привлечения внимания собеседника);

контактоустанавливающую (фатическую);

экспрессивную (функция выражения содержания своего сознания);

оценочную;

побудительную (волитивную) (функция осуществления целенаправленного воздействия на поведение собеседника, его волю, мысли и чувства);

функции, связанные с построением высказывания: номинативная, конструктивная, связующая, дейктическая, предикативная.

Когнитивная функция подчиняет себе функцию аккумулятивную – функцию накопления, закрепления и хранения общественного опыта, знаний, культуры и национального самосознания.
1   2   3



Скачать файл (131.6 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации