Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Барановский Е.Г., Владиславлева Н.Н. Методы анализа международных конфликтов - файл 1.doc


Барановский Е.Г., Владиславлева Н.Н. Методы анализа международных конфликтов
скачать (27020 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc27020kb.18.12.2011 05:23скачать

содержание

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8
Глава V

^ ПРИМЕРЫ МОДЕЛЕЙ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЛИКТОВ

5.1. Феноменологическая модель слежения за

международным конфликтом и прогнозирование его развития

Сущность феноменологической модели слежения за конфликтным процессом и прогнозирования наступления его кри­зисной фазы отражена на рис. 8.

Сначала строится кривая напряженности эскалационных и деэскалационных фаз конфликта. Аналогично строится кривая сотрудничества. Пересечение кривых напряженности и сотруд­ничества дает две точки «безразличия». Коридор, образован­ный параллельными прямыми, исходящими их этих точек, яв­ляется зоной слежения за конфликтным процессом.

Слежение за конфликтным процессом через заданные проме­жутки осуществляется по признакам и показателям структур­ных компонентов или фаз конфликтных ситуаций. При такой организации слежения в каждый момент наблюдения можно определить, в какой фазе развития находится конфликт.

Развитие конфликтного процесса приобретает высокую вероятность перерастания в кризис, если линия развития конфликта целиком попадает в зону слежения. Сигналом о высокой веро­ятности наступления кризиса служит момент наблюдения, когда первые три смежные точки линия развития Конфликта оказываются в зоне слежения.

151

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

Феноменологическая модель слежения за конфликтным процессом позволяет перейти к более точной и менее зависящей о наблюдателя (экспертов) индикаторной модели. Для этого следует найти индикатор, достаточно хорошо воспроизводящий линию напряженности конфликта, которая может быть постро­ена на основе линии развития конфликта к кривой напряжен­ности фаз конфликта.

5.2, Индикаторная модель слежения за

международным конфликтом и прогнозирование его развития

Из предложения, выдвинутого при описании феноменологи­ческой модели конфликта, следует, что уровень напряженности конфликтной ситуации должен непрерывно увеличиваться, если конфликтный процесс эскалирует, и уменьшаться при его деэс­калации, а наибольшая напряженность потенциала должна про­являться в кризисной фазе или кризисной ситуации.

Наиболее важной и трудной задачей является отыскание ин­дикатора изменения уровня напряженности потенциала.

В качестве операционного индикатора (индикатора, которым можно было бы пользоваться для количественного измерения) напряженности потенциала конфликтной ситуации выберем сумму сообщений и сведений о различного рода действиях кон­фликтующих сторон, предпринимаемых для разрешения проти­воречий между ними, а в качестве такого же индикатора на­правленности потенциала разность между числом сообщении и сведений: свидетельствующих о недружественных акциях, предпринимаемых одной стороной, и числом сообщений и све­дений о подобных же акциях другой стороны. Для этого можно использовать рассмотренную ранее методику анализа контент-анализа.

Необходимо отметить, что индикатор уровня напряженности потенциала не увеличивается равномерно (как это происходит с линией напряженности гипотетического конфликта па рис. 8), а имеет ярко выраженный спад, локализованный в предкризисной

Глава V

Примеры моделей Международных конфликтов



В Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

зоне. Это аномальное поведение выбранного индикатора может быть обусловлено двумя причинами.

Первая причина состоит в том, что сумма открытых публикаций о действиях конфликтующих сторон несколько искажен­но отражает уровень напряженности потенциала конфликтной ситуации, ибо не все действия сторон открыто комментируются. Для более адекватного воспроизведения уровня напряженности потенциала конфликта его индикатором следует обобщать сведения, поступающие по всем информационным каналам.

Вторая причина может заключаться в резком снижении ак­тивности конфликтующих сторон пред принятием ответственно­го решения по применению военной силы.

Следует иметь в виду, что если первая причина устраняется путем более полного учета всех информационных сообщений, то вторая принципиально неустранима. Отсюда следует важ­ность (с точки зрения анализа конфликтного процесса) и пло­дотворность (с точки зрения прогнозирования наступления кри­зиса) гипотезы о существовании такого эффекта, как резкое снижение значения данного индикатора уровня напряженности потенциала перед кризисной фазой.

Особое внимание следует обратить на тот факт, что уровень напряженности потенциала в предкризисной зоне, находящий на практике свое выражение в субъективном выражении ощу­щении людьми высокой вероятности возникновения кризиса, на самом деле остается высокой, хотя выбранный индикатор уров­ня напряженности указывает на спад напряженности. Объясне­ние эффекта временного спада индикатора уровня напряженно­сти намерением конфликтующих сторон принять ответственное решение но поводу обострения отношений при всей правдопо­добности пока является лишь гипотезой и требует строгого до­казательства

Таким образом, в качестве оперативного индикатора слеже­ния за международным конфликтом и прогнозирования насту­пления кризисной фазы можно использовать сумму сообщений и сведении о всевозможных действиях конфликтующих сторон.

Глава V

Примеры моделей международных конфликтов

Однако исследование конфликта не должно ограничиваться лишь изучением напряженности потенциала, так как сами по себе изменения индикатора напряженности при переходе от од-ной фазы конфликта к другой не всегда дают ясный ответ на вопрос, в каком направлении (эскалационном или деэскалаци-онном) развивается конфликтный процесс из-за его колебатель-ного характера- Только системное изучение всей совокупности структурных компонентов с использованием феноменологиче­ской модели позволяет выявить движущие силы и определить направление развития конфликта.

При текущем слежении за конкретным конфликтом, конеч­но, нельзя делать вывод о наступлении предкризисной фазы только по резкому спаду индикатора напряженности, так как подобные колебания индикатора могут быть связаны с интенси­фикацией или затуханием конфликтного процесса и на других фазах. Поэтому необходимо следить одновременно за харак-тером изменения других структурных компонентов, особенно за теми, которые находятся в дополнительной зоне слежения.

Так, на вероятность наступления кризиса может дополни-тельно указывать изменение показателей и признаков структур-ного компонента «средства участников»: рост доли силовых ме-тодов и средств в совокупности средств разрешения противоре-чий, применяемых участниками конфликта (проведение моби­лизационных мероприятий, перевооружение армии, введение экономических санкций, сокращение дипломатических контак­тов, ведение информационной борьбы и т.п.). На эскалацион-ное развитие конфликтного процесса могут указывать и факты образования военных союзов, коалиций, вовлечение в процесс разрешения противоречий международных организаций, обра­щение прямых участников об оказании военной и финансовой поддержки к ведущим мировым державам. При анализе теку­щего международного конфликта полностью выполнить усло­вия сбора информации, касающейся всех без исключения при­знаков и показателей структурных компонентов, невозможно, но это не означает невозможность системного анализа и прогно­зирования конкретных международных конфликтов.

^ 155

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

5.3. Модель международного конфликта «морфологический ящик»

Морфологический анализ является одним из примеров изы­скательных методов. Морфологический подход связан со стру­ктурными взаимосвязями между объектами, явлениями и кон­цепциями. Один из его принципиальных аспектов всеобщ­ность, то есть использование полной совокупности знаний об объекте; вследствие упора на полноте знаний необходимым тре­бованием для морфологического анализа является отсутствие какого-либо предвзятого предварительного суждения. Морфо­логический подход представляет собой упорядоченный способ рассмотрения предметов и получения систематизированной ин­формации по всем возможным решениям изучаемой проблемы.

С помощью морфологического анализа в ряде случаев удает­ся не только упорядочить входную информацию, но и получить качественно новую информацию. Этот метод позволяет ответить на три типа вопросов: какие средства необходимы для получе­ния всей информации о данной совокупности явлений; какова последовательность всех явлений, происходящих из определен­ной причины; как проследить все решения данной конкретной проблемы.

Морфологический анализ включает целый ряд приемов, но принцип у них один: систематизированное рассмотрение явле­ний, предметов, стремление не пропустить ни одной возможнос­ти, ничего не отбрасывая без предварительного исчерпывающе­го исследования. Этой цели служит прием систематизированно­го охвата, при котором исследование начинают с данного уров­ня знаний. Затем систематически просматривают одну за дру­гой все возможные области знаний, пока не будет достигнут другой уровень знаний. В процессе анализа все объекты разби­ваются на группы, каждая из которых подвергается тщательно­му изучению. Такой подход позволяет накапливать данные для последующих исследований по методу «морфологического ящи­ка», который включает следующие этапы:

1. Точная формулировка проблемы, подлежащей решению.

156

Глава V

Примеры моделей международных конфликтов

  1. Тщательный анализ всех параметров, важных с точки зрения решения данной проблемы. Эти параметры выявляются в результате строгой формулировки проблемы, то есть первого этапа работы.

  2. Построение «морфологического ящика», потенциально со­
    держащего все решения. Такой «ящик» является многомерным
    пространством. Если изложенная проблема полностью решена,
    то каждое отделение этого «ящика» будет содержать только од­
    но возможное решение, либо вообще не будет его иметь. Появле­
    ние двух или более решений в одном отделении указывает, что
    не все параметры были учтены или введены в систему. Поэтому
    производится поиск упущенных параметров.

«Морфологический ящик» строится в виде дерева или мат­рицы, в клетках которых помещены соответствующие парамет­ры. Последовательное соединение одного какого-либо парамет­ра первого уровня с одним из параметров последующих уров­ня представляет собой одно из возможных решений проблемы. Общее количество возможных решении равно произведению числа всех параметров, представленных в «ящике», взятых по строкам. Учитывая, что некоторые их этих решений практиче­ски неосуществимы, действительное число решений будет не­сколько меньше.

В ходе такого упорядоченного анализа возможно не только полностью охарактеризовать заданный объект некоторого класса, но и установить перечень характеристик, которые будут оста­ваться в силе для любого объекта того же класса. На основе та­кого набора общих характеристик можно путем перестановок и различных сочетаний выработать вероятностные характеристики объектов, которые еще не существуют, но могут существовать.

4. Следующий шаг в анализе «морфологического ящика» изучение всех полученных решений с точки зрения их функци­ональной ценности. Для этого устанавливается шкала оценок. О характеристиках можно судить, только исходя из желаемых целей. При поставленных целях ценность различных решений представляется графически в форме так называемых топологи­ческих характеристических карт.

157

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

5. Заключительный этап- выбор наиболее желательных кон- кретных решении о их реализация [ 1].

Таким образом, в результате этого метода создается новая ин­формация об изучаемом объекте и вырабатывается оценка всех возможных альтернатив для каждой составной части проблемы. Цель его -выработка наиболее приемлемого решения на осно­ве рассмотрения каждого возможного решения. Преимущества данного метода в том, что он осуществим при наличии малого количества информации по изучаемой проблеме, причем для оценки решений можно использовать самые общин критерии.

На рис. 9 изображен так называемый «морфологический ящик» \2\.



В примере, изображенном на рис. 9, взят набор из 8 пара­метров (А- Н), которые разделены на 3 уровня. Каждому параметру соответствуют значения. По диаграмме можно опре­делить комбинации соответствующих значений. Например, зна­чения А1, B2, С1, являются соответствующими значениями пара­метров А, В, С первого уровня. Аналогично для уровней 2 и 3. Таким образом, комбинация значений А1 В2, С1, D2. E2, F3, G2 и Н2 представляет собой одни из возможных сценариев разви­тия изучаемой проблемы.

Морфологический анализ является одним из основных мето­дов, применяемых для изучения конфликтов. Важным вопро­сом является выбор параметров конфликта и определение соот­ветствующих значений выбранных параметров. Параметры фо-

158

Глава ^ V

Примеры моделей международных конфликтов

рмируются не только исходя из формулированной проблемы, но также с учетом цели исследования. Предлагается рассмот­реть следующий «морфологический ящик» для анализа буду­щих конфликтов.



  1. Первый уровень включает параметры, связанные с участ­
    никами конфликта.

  2. Второй уровень включает параметры, характеризующие
    сам конфликт: тип конфликта, мандат, но которому проводится
    операция и т.н.

  3. Третий уровень включает параметры, связанные с харак­
    теристиками военных операций: тип местности, интенсивность

^ 159

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

военных действий, пространство, где ведется противоборство тип применяемого оружия и т.н.

Посмотрим: какие значения могут принимать выделенные параметры на всех трех уровнях анализа.

Уровень 1 (участники конфликта): На первом уровне ана­лиза выделим такие параметры как: (а) отношения между наи­более влиятельными и сильными участниками конфликта, (6) интересы участников, которые затрагиваются рассматриваемым конфликтом, (в) сфера конфликта, (г) военный потенциал уча­стников конфликта.

А) Отношения между основными участниками конфликта. В качестве одного из параметров выбран характер взаимоотноше­ний между наиболее влиятельными участниками конфликта, так как это может влиять как на источники конфликта, так и на применяемые методы разрешения конфликта. Эти взаимоотно­шения могут иметь следующий характер:

  • участники находятся в состоянии конфликта;

  • партнерские отношения, носящие неустойчивый характер;

  • союзнические отношения.

Б) Интересы, затрагиваемые конфликтом. В зависимости от того, какие интересы участника затрагивает анализируемый кон­фликт, строится поведение того или иного актора. Рассмотрим следующую классификацию:

  • интересы, связанные с национальной безопасностью (тер­
    риториальная целостность и государственный суверенитет);

  • стратегические интересы (стратегически важная террито­
    рия, ресурсы, инфраструктура);

  • экономические интересы;

  • символический интерес (национальный престиж);

  • вопросы идеологии и религии;

  • интересы, связанные с этническим вопросом.

В) Сфера конфликта. Под сферой конфликта подразумева­ется регион, в котором имеет место конфликт. Регион может быть обозначен в географических или политических терминах:

  • НАТО;

  • СНГ;

Глава V

Примеры моделей международных конфликтов

  • Восточная Европа;

  • Балканы;

  • Ближний Восток;

  • Северная Африка.

Г) Военная мощность участников конфликта. Военная мощь каждого участника конфликта может быть оценена качественно или количественно. Наиболее обобщенный вариант описания:

  • высокий уровень;

  • средний уровень;

  • низкий уровень.

Уровень 2 (конфликт): Для описания характера самого кон­фликта предлагается ввести такие параметры как: (а) тип кон­фликта, (6) мандат, (в) правила применения силы.

А) Тип конфликта. Пусть параметр тип конфликта может принимать значения:

  • невоенный конфликт;

  • внутригосударственный конфликт;

  • региональный конфликт;

  • континентальный конфликт.

Б) Мандат. Военное вмешательство в конфликт может осуще­ствляться только по мандату, выданному ООН. Это может быть:

  • операция по поддержанию мира;

  • операция по принуждению к миру;

  • коллективная оборона;

- операция осуществляется без мандата.

В) Правила применения силы. Правила применения военной силы могут разниться от одного конфликта к другому. Но в общем случае их можно определить как:

- применение разрешенных видов вооружения;

- применение запрещенных видов вооружения.

^ Уровень 3 (военные операции): как уже отмечалось преж­де, выбор параметров зависит от цели исследования. Это, пре­жде всего, относится к третьему этапу анализа. Так как в дан­ном примере основное внимание уделяется планированию воен­ной операции в зоне предполагаемого конфликта, целесообраз­но выделить следующие параметры: (а) характер местности,

Е. Г. Барановский, Н, Н. Впадиславлева

Методы анализа международных конфликтов

(б) интенсивность военных действий, (в) пространство проти­востояния, (г) применяемые военные технологии.

А) Характер местности, где будут вестись военные действия. С точки зрения военного планирования интерес могут предста­влять следующие характеристики:

  • открытая местность;

  • пересеченная местность;

  • местность городского типа.

В) Интенсивность военных действий. Для этого параметра выделим следующие характеристики:

  • низкая интенсивность (мятеж, террористические акты);

  • партизанская война;

  • высокая интенсивность конфликта с применением обычно­
    го вооружения;

  • высокая интенсивность конфликта с применением не толь­
    ко обычного вида вооружения.

В) Пространство противостояния. Можно выделить следую­щие типы пространства, на котором происходит противостояние (взаимодействие) участников конфликтов:

  • земля;

  • воздух;

  • море;

— космос;

- информационное электронное пространство.

Г) Военные технологии. Данный параметр описывает уро­вень и тип применяемой военной техники в зоне конфликта. Ограничимся обобщенной классификацией уровней:

  • высокий;

  • средний;

  • низкий.

Следуя построенному «морфологическому ящику», рассмот­рим два конкретных примера: Боснийский кризис и гипотетиче­ский конфликт, который может иметь место в случае нападения на одно или несколько государств-членов НАТО.

В примерах приняты следующие обозначения: значение соответствует первоначальному состоянию параметра:

162

Глава V

Примеры моделей международных конфликтов

значение - соответствует последующему состоянию параметра. ^ Пример 1. Боснийский кризис







Пример 2. Гипотетический конфликт, который может

иметь место в случае нападения на одно или
несколько государств-членов НАТО




163





6. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

5.4. Модель взаимодействия двух ядерных

держав на основе создания совместной оборонительной системы

Рассмотрим модель совместной оборонительной системы, раз­работанную специалистами научно-исследовательского институ­та системных исследований АН РФ [3]. Созданные математиче­ские модели описывают поведение двух ядерных держав и риск возникновения взаимного уничтожения. Такие модели наглядно демонстрируют, что признание обоими потенциальными против­никами гибельность ядерного конфликта приводит к возможно­сти заключения весьма устойчивого соглашения, хотя при этом соглашении сохраняются ненулевые уровни наступательных во­оружений и, следовательно, риск столкновения. На рис. 10 из­ображены графики наилучших ответов обоих участников ядер­ного противостояния.

Глава ^ V

Примеры моделей международных конфликтов



Рис. 10. Взаимное расположение линий наилучших ответов: обоих участников конфликта.

R12) функция отклика (наилучших ответов) участника 1 на выбор Х2

участником 2.

R21)- функция отклика участника 2 на выбор х, участником 1

х1* момент норного выхода графика функции R12)на диагональ х, = х2;

точка глобального равновесия f1 - функция выигрыша участника 1. (х1*, х1") - ситуация равновесия но Нэшу, соответствующая минимальным

уровням значений хi.

φi(xi) - функция благосостояния участника i.

ψ(хi. хj) Совместная целевая функция участников, оценивающая стабильность ситуации.

165

^ Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

Для дальнейшего снижения этого риска следует не ограни­чиваться согласованием выбора имеющихся стратегий, а расши­рить сами стратегические возможности путем введения в рас­смотрение совместных действий. Речь будет идти о взаимоот­ношениях двух ядерных держав при наличии технической воз­можности создать совместную систему (например, совместная система контроля или совместная система противоракетной обо­роны). На рисунке 10 видно, что состояние равновесия означа­ет одинаковое количество оружия у обеих сторон. Последстви­ем создания новых военных систем будет усиление гонки воо­ружений. Если считать, что на данный момент времени имеет место равновесие сил, то наращивание вооружения дальше бу­дет уводить от состояния равновесия, увеличивал тем самым риск ядерной войны.

В рамках рассматриваемой модели появление нового вида оружия, нарушающего равновесие, приводит к катастрофе. По­этому возникает идея такого расширения модели, которое, учи­тывая это новшество, допускало бы и новые состояния равнове­сия. Новая модель потребует расширения множества допусти­мых стратегий. Расширение стратегии возможно за счет коопе­ративного поведения конфликтующих стран, то есть за счет со­здания совместной противоракетной обороны или глобальной системы контроля.

Предположения о возможности кооперативного поведения стран не столь уж наивно, если считать, что обе страны дейст­вительно не хотят возникновения ядерной войны; будут знать о возможностях, которые открывает кооперативное поведение.

Обозначим через х1 х2 затраты стран 1 и 2 на наступатель­ное ядерное вооружение, через у1 у2 их затраты на разра­ботку новой совместной военной системы. Предполагается, что стратегией каждой страны является распределение общих воен­ных расходов сi на эти две цели: хi + уi = ci (i = 1, 2).

Целью каждой из стран будем считать максимизацию уровня собственной безопасности по отношению к внезапному ядерно­му удару. Предполагается, что сторона, взвешивающая возмо­жность нанести первый удар, сравнивает ущерб, который может

Глава V

Примеры моделей международных конфликтов

быть нанесен противнику, с ущербом от его ответного удара. Чем больше разность этих ущербов, тем скорее будет принято решение о нанесении первого удара. Принимая приблизительно ущерб пропорциональным затратам на наступательные виды во­оружения, получаем выражение αixi- βixj для «уровня безо­пасности» страны 1 при отсутствии совместной военной систе­мы, Если же такая система имеется, то она уменьшает эффек­тивность первого удара на величину, зависящую от вложенных в ее создание средств.

Простейший вариант совместной системы контроля - систе­ма наблюдений за поверхностью планеты, способная фиксиро­вать любой запуск ракеты в любой точке планеты и пролонги­ровать траекторию запускаемой ракеты. Поскольку эта система имеет международный статус, то получаемая и производимая информация будет поступать обеим странам. Но знание того, что противник в некоторый момент времени t0 запустил меж­континентальную ракету, резко снижает эффективность ее дей­ствия, поскольку появляется возможность ее перехвата на ак­тивном участке. Кроме того, знание места ее назначения позво­ляет использовать те средства защиты, которыми обладает вто­рая страна. Значит, уже одно наблюдение за наземной обста­новкой способно, если оно совершается совместной космической системой способно снизить ущербы от ядерных ударов.

Следующее усложнение системы состоит в придании ей фун­кции ПРО, когда она оказывается способной уничтожить лю­бую ракету. Высказанные предположения позволяют предпо­ложить, что эффективность такой системы является выпуклой функцией μ(y1 + y2) от вложенных и ее создание средств, быть может, имеющей вертикальную асимптоту при у1 + У2 —> У* (см. рис. 11), где у* - стоимость системы, практически гаран­тирующей уничтожение любой ракеты. При у1 + У2 > У* эф фективность ракетно-ядерного первого удара будет нулевой, то есть его применение потеряет всякий смысл. Однако, существо­вание совместной системы смысла не потеряет, так как будет выполнять некую «полицейскую» функцию, исключающую воз­можность применения ракетно-ядерного оружия третьими стра-

^ Е. Г, Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

нами. Окончательно получаем следующие выражения для целе­вых функций участников:



Здесь учитывается возможность субъективности в опенках эффективности как наступательных так и оборонительных средств, поэтому допускается различие между коэффициентами αi и βi а также функциями μ1 и μ2



^ Рис. 11. График функции эффектности совместной военной системы.

У - совместные затраты участников на развитие совместной военной системы
Y* - гипотетический уровень затрат, при котором система становится абсолютно

эффективной;

μ(у) функция эффективности совместной военной системы

168

Глава V

Примеры моделей международных конфликтов

Функция f1, возрастает с ростом у2 то есть стране 1 выгодно, чтобы потенциальный противник, то есть страна 2, побольше средств вкладывала в совместную противоракетную систему. То же верно для страны 2. Каково должно быть поведение стра­ны 1 в предположении, что ей известна стратегия выделения страной 2 средств на космическую систему, то есть величина у2? Очевидно, что в этом случае оптимальное поведение страны 1 не зависит от величин х2 и с2, то есть от суммарных военных затрат и затрат страны 2 на средства нападения.

Согласно графику на рисунке 11, страна 1 должна выбрать такое значение у1 которое максимизирует функцию f1 на от­резке 0 < у1< с1






Введем функцию ώ12)- средний наклон графика функ­ции μ1 на отрезке [у2, у2 + с1]:





Поскольку функция f1 выпукла по у1 ее максимум достига­ется на границе отрезка, то есть для выбора величины y1 вклада страны 1 в создание совместной ПРО достаточно срав­нить две величины:

При ώ1,(у2) > α1, (см. рис. 12) функция ни отрезке [0, с1] достигает максимума в правом конце отрезка, то есть оптималь­ный выбор страны 1 есть y1 = c1

Если ώ1,(у2) < α1 то функция f1, на отрезке [0, с1,] достигает максимума в левом конце отрезка, то есть оптимальный выбор страны 1 есть у1 = 0.

Возможен и третий случаи, когда ώ1,(у2) = α1. В этом случае страна 1 может выбрать любую из крайних стратегий.

169

^ Н. Г, Барановский, Н. И. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

Поскольку функция μ1 строго выпукла, то функция ώ1,(у2) является монотонно возрастающей. Следовательно, если на от­резке [0, с2] существует корень уравнения



то он обязательно единственный. Обозначим его через у2*. На графике рисунка 13 видно, что и некоторых случаях (α1*, α1***) на отрезке [0, с2] не существует корня уравнения ώ1,(у2) = α1.



Рис. 12 ^ Графическая иллюстрация к нахождению функции наилучшего ответа участника 1.

μ1(y) - функция эффективности совместим военной системы с точки зрения участника 1;

у2, - фиксированный уровень затрат участника 2 на развитие системы;

С1 - предельно допустимые затраты участника 1 па развитие системы;

α1 - коэффициент активности затрат на наступательные виды вооружении участника 1;

ώ1,(у2) -средний наклон графика функции μ1 на отрезке [у2, y2 + c1] или коэффициент эффективности, соответствующий затратам на систему при линейной аппроксимации функции μ1 на отрезке [у2, y2 + c1]

α1 ώ1- тангенсы утлой, отмеченных, соответственно, одной и двумя дугами.

170

Глава ^ V

Примеры моделей Международных конфликтов




О у2 с 2 уз

Риг. 13. ^ Геометрическая иллюстрация условия разрешимости уравнения

ώ12) = α1

ώ12) -средний наклон графика функции μ1 на отрезке [у2, y2 + c1]

α1* α1**α1*** - значения коэффициента α1

Итак, получается, что оптимальный ответ страны 1 на стра­тегию противника у2 определяемый условием (1), может быть один из следующих трех видов (А, В или С) в зависимости от

171

^ Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

того, как расположена кривая ώ12) относительно функции-константы (1) на отрезке [0, с2] (см. рис. 14).



Рис. 14. Три варианта графина функции наилучших ответов участники 1.

Уi - ..... уровень затрат участника 1 на развитие совместной военной системы, i =1, 2: сi - предельно допустимые затраты участника i на развитие совместной системы,

i =1, 2;

y2* - критический уровень затрат участника 2, при котором участнику- 1

становится невыгодным тратить средства па совместную военную систему

Аналогичным образом получается, что оптимальный ответ страны ^ 2 на фиксированную стратегию страны 1 может иметь один из трех видов (а, в или с), для представления которых следует лишь переименовать оси па рис. 14. Таким образом, по­лучается девять возможных пар оптимальных ответов (Аа, Ав, Ас, Ва, Вв, Вс, Са, Св. Сс). Нетрудно видеть, что варианты Ав и Ва, Ас и Са, Вс и Св получаются один из другого пере-

172

Глава V

Примеры моделей международных конфликтов

именованием участников, следовательно, возможны всего шесть принципиально различных вариантов взаимного расположения графиков линий наилучших ответов (см. рис. 15).



Рис. 15. ^ Варианты взаимного расположения графиков функций

наилучших ответов участников ( кружочками обозначены ситуации равновесия).

Точки пересечения графиков оптимальных ответов по опреде­лению являются ситуациями равновесия. В каждом из шести ва­риантов существует по крайней мере одна ситуация равновесия.

173

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

Наибольшая устойчивость наблюдается в вариантах Сс, Вв Вс, где существует общий максимум обеих целевых функции (все средства вкладываются в противоракетную систему, то есть y1= c1 у2= с2,).

В варианте Ас оптимальная по Парето ситуация равновесия дает стране 1 глобальный максимум (у2 = с2, y1= у12) = 0). а стране 2 ее оптимальный результат γ1 при опережающем ходе.

В варианте Аа единственная ситуация равновесия может быть или не быть оптимальной по Парето, но в любом случае дает каждой стране ее результат γ1.

Наконец, в варианте Ав можно утверждать только, что стра­на 2 в ситуации равновесия получает свой результат γ2: ситуа­ция равновесия может быть или не быть паретовской, страна 1 может получать свой результат γ1 а может не получать его,

«Наихудшим» является вариант Аа, в котором страны не могут создать эффективную совместную систему или не верят в возможность создания такой системы. Пусть нынешняя ситуа­ция соответствует этому варианту, при котором в точке равно­весия выполнено x1 = с1 х2 = с2, у1 = 0, у2 = 0.

Вариант Ав соответствует положению, при котором одна из стран (в данном случае страна 2) готова пойти на создание со­вместной системы, однако при условии, что вклад другой стра­ны будет не меньше некоторого порогового значения y1 (y1*). Но другая страна (страна 1) не хочет тратить средства на соз­дание системы, строя свою безопасность только на собственных системах обороны и ответного удара. Получается тот же ре­зультат, что и в варианте Аа.

Вариант Ас выглядит несколько парадоксально, поскольку в нем затраты на совместную систему несет только одна сторона (в данном случае страна 2), в то время как другая сторона (стра­на 1) ничего не вкладывает в ее создание, сохраняя при этом свое ядерное оружие. Такую систему едва ли можно считать со­вместной, поскольку она создана целиком одной страной 2, у которой всегда будет соблазн использовать ее только в качестве собственного щита. Страна 2 при этом может тратить часть средств на оружие первого удара, тем самым добиться победы в

Глава V

Примеры моделей Международных конфликтов

ядерной войне или по крайней мере успешно использовать ядер­ный шантаж. Получается, что вариант Ас близок к случаю со­здания одной страны национальной ПРО.

В варианте Вв обе страны готовы участвовать в создании со­вместной военной системы, если при этом вклад другой страны будет не меньше некоторого порогового значения 1*, у2*). Здесь существует два равновесия: «нынешнее положение», как в вариантах Аа и Ав, и «новая система безопасности», базиру­ющаяся на совместной системе контроля или противоракетной обороны. Переход из прежнего равновесия к новому потребует укрепления мер доверия, контроля и т.н.

Варианты Вс и Сс соответствуют случаю полного отказа от гонки вооружений и создание системы безопасности, полностью базирующейся на совместной системе контроля или совместной системе ПРО.

Классификация точек равновесия в статической модели по­зволяет провести качественное исследование динамической мо­дели, в которой оценки ущербов, эффективность вооружений зависят как от научно-технического прогресса, так и от укреп­ления взаимного доверия и развития мер контроля.

Таким образом, динамическая траектория могла бы выгля­деть следующим образом: Аа —> Ав —> Вв —> Вс —> Сс.

В работе обоснована целесообразность расширения стратеги­ческих возможностей за счет действий, совершаемых потенциаль­ными противниками совместно. Такая стратегия поведения ста­новится актуальной в связи с проблемами, появившимися во­круг договора по ПРО, заключенного СССР и США в 1972 г. и запрещающего создание национальной противоракетной оборо­ны. США постоянно заявляют о необходимости пересмотра дан­ного договора и ведут активные научные и военные разработки с целью создания и развертывания национальной ПРО, что в корне противоречит договору 1972 г. РФ придерживается точно противоположной позиции и не приемлет никакие предложения по пересмотру и изменению данного договора, так как он явля­ется основой стратегической стабильности в мире. В апреле 2000 г. Государственная Дума ратифицировала договор СНВ-2,

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева

Методы анализа международных конфликтов

сделав при этом ряд оговорок, согласно которым Россия остав­ляет за собой право выйти из всех ранее подписанных догово­ров по сокращению стратегических вооружений. Это будет оз­начать новый виток гонки вооружений, что не пойдет на пользу как системе мировой безопасности и стабильности в целом, так и отдельно взятым государствам. Но, очевидно, что США едва ли откажутся от своей идеи создания национальной системы ПРО, что означает односторонний выход из договора. Для Рос­сии необходимо прогнозировать все возможные варианты раз­вития событий и моделировать адекватные ответные действия и встречные предложения. Одним из таких предложений может быть создание глобальной системы ядерного контроля или соз­дание совместной системы противоракетной обороны [4]. Рас­смотренная модель обосновывает возможность и целесообраз­ность такого подхода к решению данной проблемы, позволяет вычислить уровень и допустимое соотношение затрат разных сторон. Такой подход может стать одним из возможных выхо­дов из сложившегося пока тупикового положения и вновь уста­новить стратегический баланс.

ЛИТЕРАТУРА к главе V

  1. Бестужев-Лада 11. П. Рабочая книга по прогнозированию.
    Москва, 1982. Стр. 156.

  2. Woodcock A., Davis D. Analytical Approaches to the Study of Future Conflict The Cornwalls Group II: Analysis for

  3. and of the Resolution of Conflict. The Lester B. Pearson Canadian Int. Peacekeeping Training Centre, 1996. P. 59-61.

  4. Кукушкин Н.С., Меньшиков 11.С., Меньшикова О.Р., Мо­
    исеев Н.И. Математические модели и теория «институтов
    согласия» Моделирование процессов мирового развития
    и сотрудничества. Москва, 1991. Стр. 192-199.

1. Геловани В.А.. Пионтиковский А.Л. СОИ и проблема ба­
ланса стратегических сил СССР США // Моделирова­
ние процессов мирового развития и сотрудничества. Моск­
ва, .1991. Стр. 200.

1   2   3   4   5   6   7   8



Скачать файл (27020 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации