Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Курсовая работа - Эмоциональное состояние родителей, воспитывающих ребёнка с ОПФР - файл 1.doc


Курсовая работа - Эмоциональное состояние родителей, воспитывающих ребёнка с ОПФР
скачать (200.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc201kb.18.12.2011 09:08скачать

1.doc

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Учреждение образования

……
Педагогический факультет
…….

… …

К ВОПРОСУ ОБ ЭМОЦИОНАЛЬНОМ СОСТОЯНИИ РОДИТЕЛЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ

ПСИХОФИЗИЧЕ­СКОГО РАЗВИТИЯ

Курсовая работа

………………….. …………..
… …..

… ….
Научный руководитель:


Допущена к защите ________

Гродно 2010
Содержание
Содержание

Введение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .3

Глава 1. Роль семьи в становлении личности ребёнка с нарушением

развития . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .6

1.1. Семья как первичная реабилитационная среда. . . . . . . . . . . . . . . .6

1.2. Проблемы семей, имеющих детей с нарушением развития. . . . . 9

^ Глава 2. Особенности эмоционального состояния родителей,

воспитывающих ребёнка с особенностями психофизического развития.15

2.1. Психологический климат в семье, имеющей ребёнка с

нарушением развития. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .15

2.2. Типы внутрисемейных отношений между родителями и

ребёнком с нарушением развития. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .17

2.3. Основные направления в работе с семьёй, имеющей ребёнка

с нарушением развития. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21

Заключение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .28

Список использованных источников. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .30

Приложение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33
Введение

Конец XX – начало XХI столетия отмечен в Беларуси повышенным инте­ресом специалистов различного профиля (социологов, демографов, экономи­стов, психологов, педагогов и др.) к проблемам современной семьи. Традици­онно семья воспринимается как естественная среда, обеспечивающая гармонич­ное развитие и социальную адаптацию ребёнка. Внимание учёных объясняется не только профессиональной проблематикой, но свидетельствует и о наличии значительных трудностей в развитии этого социального института. Особое по­ложение в этом вопросе занимают семьи, воспитывающие детей с особенно­стями психофизического развития, которым характерен высокий уровень про­явления "проблемности".

Существенные изменения, происшедшие в последние десятилетия в Бела­руси в плане гуманизации отношения к лицам с отклонениями в развитии, опре­деляют особый интерес к семье, в которой воспитывается такой ребёнок. Прак­тика свидетельствует о том, что в таких семьях выявляется высокий уровень по­требности в оказании им помощи. Такие дети должны обучаться и воспиты­ваться в специальных условиях, включая и создание адекватной микросоциаль­ной среды в семье. Следует отметить, что часть родителей, обеспокоенная воз­никшими проблемами, пытается разрешить их собственными силами. Родители детей с особенностями психофизического развития принимают активное участие в создании родительских ассоциаций, просветительских фондов, цен­тров милосердия и социального партнерства (общество "Даун синдром"; "Ассо­циация родителей детей с нарушениями слуха"; "Общество помощи аутичным детям "Добро" и многие другие). Осуществление психологической помощи семьям рассматриваемой категории позволяет через оптимизацию внутрисе­мейной атмосферы, гармонизацию межличностных, супружеских, родительско-детских и детско-родительских отношений решать проблемы дифференциро­ванной и адресной помощи проблемному ребёнку. Разнообразные формы обу­чения как в государственных, так и в негосударственных образовательных уч­реждениях, работа с детьми, имеющими выраженные психофизические недос­татки, включают такую семью в поле коррекционного воздействия в качестве основного стабилизирующего фактора социальной адаптации ребёнка.

Методологической основой разрабатываемого в специальной психологии направления по оказанию психологической помощи семьям, воспитывающим детей с особенностями психофизического развития, являются известные поло­жения культурно-исторической теории Л.С. Выготского, теории деятельности А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, теории отношений Б.Г. Ананьева, теории отношений и концепции неврозов В.Н. Мясищева, а также учения об акцентуа­циях характера К. Леонгарда и А.Е. Личко. Теоретическими источниками ис­следования являются концептуальные подходы к диагностике и коррекционной работе с детьми с особенностями психофизического развития, представленные в исследованиях ведущих отечественных дефектологов: Д.И. Азбукина, Т.А. Вла­совой, Л.С. Выготского, А.Н. Граборова, Е.К. Грачёвой, Г.М. Дульнева, Л.В. Занкова, М.В. Ипполитовой, Б.Д. Корсунской, М.И. Кузьмицкой, К.С. Лебедин­ской, Э.И. Леонгард, В.И. Лубовского, А.Р. Маллер, Е.М. Мастюковой, М.С. Певзнер, В.Г. Петровой, Л.И. Солнцевой, И.М. Соловьева, Г.Я. Трошина, У.В. Ульенковой, Г.В. Цикото, Ж.И. Шиф и других.

Однако сведений о вопросе эмоционального состояния родителей, воспи­тывающих детей с особенностями психофизического развития в литературе не­достаточно. И именно в этом и заключается актуальность выбранной темы. Проблема оказания психологической помощи семьям, воспитывающим детей с особенностями психофизического развития, привлекала внимание исследовате­лей и ранее, и актуальность этой проблемы отражена в ряде экспериментальных работ и статей (И.С. Багдасарян, 2000; Т.А. Добровольская, 1989, 1991; И.Ю. Левченко, 1986, 2001 а, 2001 6; Н.В. Мазурова, 1997; Е.М. Мастюкова, 1991, 1992, 1995, 1997; Г.А. Мишина, 1998; М.М. Семаго, 1992 а, 1992 6; В.В. Тка­чёва, 1999 а, 1999 6, 2003, 2004; Н.Б. Шабалина и др., 1989, 1991). И тем не ме­нее до настоящего времени в исследовательских работах затрагивались лишь отдельные проблемы разрозненного характера.

Целью исследования данной работы является изучение особенности эмо­ционального состояния родителей, воспитывающих детей с особенностями пси­хофизического развития.

Задачи исследования:

1) осуществить теоретический анализ литературы по проблеме исследо­вания;

2) изучить особенности эмоционального состояния родителей, воспиты­вающих детей с особенностями психофизического развития;

3) выявить основные направления в работе с семьёй, имеющей ребёнка с нарушением в развитии.

Объектом исследования являются семьи, имеющие ребёнка с особенно­стями психофизического развития.

Предметом исследования являются особенности эмоционального состоя­ния родителей, воспитывающих детей с нарушенным развитием.
^ Глава 1 Роль семьи в становлении личности ребёнка с нарушением развития


    1. Семья как первичная реабилитационная среда

Семья – это социально санкционированное и относительно постоянное объединение людей, связанных родством, браком или усыновлением, живущих вместе и экономически зависящих друг о друга [21].

Являясь необходимым компонентом социальной структуры любого об­щества и выполняя множественные социальные функции, семья играет важную роль в общественном развитии. Через семью сменяются поколения людей, в ней человек рождается, через неё продолжается род. В семье происходит пер­вичная социализация и воспитание детей, а также в значительной части реали­зуется обязанность заботиться о старых и нетрудоспособных членах общества. Семья является также ячейкой организации быта и важной потребительской единицей [7].

Сущность семьи выражается через такие понятия, как функция семьи, её структура и ролевое поведение её членов, то есть внутрисемейные отношения, которые, в свою очередь, подразделяются на детско-родительские отношения и отношения родителей друг к другу. Понятийный аппарат детско-родительских отношений достаточно широк и многозначен: родительские установки и соот­ветствующие им типы поведения; родительские позиции; типы родительского отношения; типы отношений «мать-ребёнок»; типы позитивного и ложного ро­дительского авторитета; типы (стили) воспитания детей; черты патогенных ти­пов воспитания; параметры воспитательного процесса; семейные роли ребёнка; стили общения, предлагаемые взрослыми в семье и школе. Понятие родитель­ское отношение имеет наиболее общий характер и указывает на взаимную связь и взаимозависимость родителя и ребёнка. Родительское отношение включает в себя субъективно-оценочное, сознательно-избирательное представление о ре­бёнке, которое определяет особенности родительского восприятия, способ об­щения с ребёнком, характер приемов воздействия на него. Как правило, в структуре родительского отношения выделяют эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты. Понятия родительская позиция и родительская ус­тановка используются как синонимы родительского отношения, но отличаются степенью осознанности. Родительская позиция скорее связывается с созна­тельно принятыми, выработанными взглядами, намерениями; установка – ме­нее однозначна [8].

Учитывая взаимозависимость отношений в семье, их описывают через те роли, которые выполняет ребёнок. По мнению А. С. Спиваковской [21], роль ребёнка можно четко выделить в дисгармоничной семье, где относятся друг к другу шаблонно, стереотипно, годами сохраняя застывшие, ригидные, уже не соответствующие реалиям отношения. Роль – это набор шаблонов поведения по отношению к ребёнку в семье, сочетание чувств, ожиданий, действий, оценок, адресованных ребёнку взрослыми. Наиболее типичны четыре роли: «козёл от­пущения», «любимчик», «примиритель», «беби». «Козёл отпущения» – это объ­ект для проявления взаимного недовольства супругов-родителей. «Любимчик» заполняет эмоциональный вакуум в супружеских отношениях, забота и любовь к нему чрезмерно преувеличены. Напротив, при сильной близости супругов друг к другу ребёнок раз и навсегда остается в семье только ребёнком, «беби» с очень ограниченными правами. «Примиритель» вынужден играть роль взрос­лого, регулировать и устранять супружеские конфликты, и таким образом за­нимает важнейшее место в структуре семьи.

А.С. Спиваковская [21] выделяет также три спектра отношений, состав­ляющих любовь родителей к своему ребёнку: симпатия-антипатия, уважение-пренебрежение, близость-дальность . Сочетание этих аспектов отношений по­зволяет описать некоторые типы родительской любви:

– Действенная любовь (симпатия, уважение, близость). Формула роди­тельского семейного воспитания такова: «Хочу, чтобы мой ребёнок был счаст­лив, и буду помогать ему в этом».

– Отстраненная любовь (симпатия, уважение, но большая дистанция с ребёнком). «Смотрите, какой у меня прекрасный ребёнок, жаль, что у меня не так много времени для общения с ним».

– Действенная жалость (симпатия, близость, но отсутствие уважения). «Мой ребёнок не такой, как все. Хотя мой ребёнок недостаточно умён и физи­чески развит, но всё равно это мой ребёнок и я его люблю».

– Любовь по типу снисходительного отстранения (симпатия, неуважение, большая межличностная дистанция). «Нельзя винить моего ребёнка в том, что он недостаточно умён и физически развит».

– Отвержение (антипатия, неуважение, большая межличностная дистан­ция). «Этот ребёнок вызывает у меня неприятные чувства и нежелание иметь с ним дело».

– Презрение (антипатия, неуважение, малая межличностная дистанция). «Я мучаюсь, беспредельно страдаю оттого, что мой ребёнок так неразвит, не­умён, упрям, труслив, неприятен другим людям».

– Преследование (антипатия, неуважение, близость). «Мой ребёнок него­дяй, и я докажу ему это!»

– Отказ (антипатия, большая межличностная дистанция). «Я не хочу иметь дела с этим негодяем».

Оптимальная родительская позиция должна отвечать трем главным тре­бованиям: адекватности, гибкости и прогностичности [7]. Адекватность пози­ции взрослого основывается на реальной точной оценке особенностей своего ребёнка, на умении увидеть, понять и уважать его индивидуальность. Родитель не должен концентрироваться только на том, чего он хочет в принципе до­биться от своего ребёнка; знание и учет его возможностей и склонностей ­– важнейшее условие успешности развития. Гибкость родительской позиции рас­сматривается как готовность и способность изменения стиля общения, спосо­бов воздействия на ребёнка по мере его взросления и в связи с различными из­менениями условий жизни семьи. Прогностичностъ позиции выражается в её ориентации на «зону ближайшего развития» ребёнка и на задачи завтрашнего дня; это опережающая инициатива взрослого, направленная на изменение об­щего подхода к ребёнку с учетом перспектив его развития.

Современные родители должны обладать важнейшей способностью к рефлексии на индивидуальные (например, особенности психофизического раз­вития – ОПФР) и возрастные особенности ребёнка, готовностью к сознатель­ному поиску наиболее эффективного стиля его индивидуального воспитания. Именно в наше время так много возможностей обучаться и продвинуться в вы­работке собственного неповторимого стиля, культуры семейного воспитания [8].

Таким образом, неоспоримо, что семья играет первостепенную роль в развитии знаний и представлений об окружающем, формировании навыков са­мообслуживания, учебных и социальных умений.

^ 1.2 Проблемы семей, имеющих детей с нарушением развития

Трудности семей, в которых воспитываются дети с особенностями пси­хофизического развития (ОПФР), существенно отличаются от тех забот, кото­рые волнуют обычную семью. Больной ребёнок требует несравнимо больше, чем здоровый, материальных, духовных и физических затрат. Люди из семей этой категории становятся малообщительными, избирательными в общении. Они сужают круг своих знакомых и ограничивают общение с родственниками. Это связано с состоянием ребёнка, а также с личностными установками роди­телей [14].

Проблемы, возникающие в семье, как правило, отражают в себе про­блемы более широкого характера. Но семье самой трудно справиться с целым комплексом проблем, связанных с воспитанием ребёнка-инвалида. Поэтому необходима помощь специалистов: реабилитологов, психологов, медиков, соцальных работников, которые могут оказать помощь и поддержку, как роди­телям, так и детям в кризисных ситуациях. Психологические исследования по­казали [11], что у детей с ОПФР обычная психика развивается по тем же психо­логическим законам, что и у нормальных детей. У них те же духовные потреб­ности, но их жизненная ситуация совершенно иная. Соотношение личностных характеристик влияет на то, как свыкается ребёнок и его семья с инвалидно­стью. Тревога и беспокойство родителей неблагоприятно отражаются на их контактах с ребёнком. Запоздалое развитие бывает неправильно понято окру­жением, по-своему растолковывающим отдельные проявления, включающим их в неправильные взаимосвязи и потому переутоляющим детей раздражите­лями, которые не приносят пользы, а лишь вызывают в детях с отклонениями развития оборонительный механизм.

На первом месте стоят факторы, обуславливающие положение детей с ОПФР в семье и обществе [6]:

1. В каждом обществе и в каждую эпоху существуют свои каноны красоты физического и духовного. По сравнению с такими нормами инвалид сегодня особенно проигрывает и это усиливает опасность возникновения комплекса неполноценности.

Этот фактор определяется социально-экономическим положением семьи, обусловленного уровнем образованности отдельных её членов, их доходами, общественным престижем, от состава семьи, количества детей в семье, от того, каким по счёту является ребёнок-инвалид среди братьев и сестёр, есть ли бабушки и дедушки, каковы их качества и возможности; эмоциональной значимости этого ребёнка для родителей, то есть желанный он или нет, чего от него ожидали, какие надежды возлагали, и т. д.

2. Важен возраст ребёнка, точнее, уровень его развития в период, когда произошло несчастье, или когда родители заметили дефект.

Ранний дефект создает угрозу, прежде всего, интеллектуальному развитию, а более поздний – осложняет духовное и социальное становление.

3. Психологически наиболее тяжёлыми считаются поражения лица, за­тем следует дефект рук и шеи, потом остальных частей тела.

Социальный аспект инвалидности: заметны ли поражения или дефект, как они воспринимаются окружающими, не ограничивает ли это ребёнка в социальном смысле, не делает ли отверженным. Есть виды деятельности, необ­ходимые для контакта между людьми, например речь, мимика, подавание руки, культура поведения за столом и пр.

4. Ещё одним фактором, обусловливающим положение ребёнка с ОПФР в семье и обществе, является его индивидуальность. Имеются в виду основ­ные характеристики личности: темперамент или особенности нервной системы (раздражительность, ранимость, сопротивляемость, и т. д.).

Не последнее место в состоянии семьи на психологическом уровне играет «особое» материнство [5]. Система ролей женщины подразделяется на индиви­дуальные роли на уровне семьи; роли на уровне подсистем; роли в обществе. Ситуация «особого» материнства нарушает с точки зрения социума общепри­нятые нормы, входящие в социальную роль матери. Не всегда ребёнок может овладеть определенным набором умений и навыков, матери сложно контроли­ровать его поведение – эти, не соответствующие ожиданиям окружающих про­явления, могут восприниматься ими, как результат неспособности женщины справится со своей ролью. С другой стороны, чувство вины и высокий уровень тревожности, характерные для матери ребёнка с нарушением психического раз­вития, могут искажать реальность. В таком случае женщина приписывает ок­ружающим это осуждение. Несоответствие материнского статуса ожиданиям, вызванное своеобразием ребёнка, его неадекватными проявлениями, ведут к общей неудовлетворенности ролью матери. Как следствие, возможны либо са­мообвинительные реакции и рост внутренней конфликтности, либо построение психологических защит и повышение их уровня. При рождении ребёнка с на­рушением психического развития основная нагрузка , как физическая, так и психологическая, ложится на плечи матери. Проводя большую часть времени с нуждающимся в постоянном уходе ребёнком, она оказывается наиболее уяз­вленной возникающими при этом трудностями при взаимодействии, как с чле­нами семьи, так и с различными социальными структурами.

Как говорилось выше, в случае «особого» материнства взаимосвязь «мать – ребёнок» часто носит симбиотический характер [25]. Идентифицируя себя со своим ребёнком, мать воспринимает его неудачи как свои собственные. Иден­тификация имеет глубинные корни и происходит на бессознательном уровне. Любая несправедливость по отношению к ребёнку – объективная, либо субъек­тивно так воспринимаемая матерью, переносится ею на собственное «Я», сни­жает самооценку, формирует протестные реакции и повышает уровень психо­логических защит. Невротические проявления становятся фактически постоян­ной составляющей поведения матери. Наиболее выраженными из них являются следующие: снижение регулирующего самоконтроля; затруднения в речевом общении со значимыми людьми, малознакомыми и незнакомыми в непривыч­ных ситуациях; избирательность контактов – женщины предпочитают общаться с близкими по ценностным ориентациям людьми; при общении со значимыми людьми самооценка заметно колеблется, это выражается вербально, интонаци­онно и мимически.

В.В.Ткачёва [24] выделяла два варианта неконструктивного решения про­блем матерью ребёнка с ОПФР. Часть из них ищут виноватых. Сопоставление действительности с идеальной моделью семьи и ролью в ней матери вылива­ется в субъективное ощущение личной неадекватности. И здесь велика опас­ность в формировании негативного мироощущения, которое становится средст­вом моральной самозащиты, позволяющей оправдать и принять как должное весь спектр наличествующих негативных ощущений. Для другой части матерей характерно самообвинение, что также разрушительно для личности. Усугуб­ляют проблемы родителей среднего возраста отсутствие перспективы на буду­щее, страх собственной смерти и возможные, связанные с этим, изменения, не в лучшую сторону, в жизни их «особого ребёнка».

К особенностям социальной адаптации женщины в ситуации «особого» материнства относятся недостаточная социальная активность и эгоцентриче­ские цели. Поведение её характеризуется отсутствием гибкости, стереотипно­стью проявлений. Социальное несоответствие ребёнка ведет к изоляции семьи, росту тревоги у матери, что, в свою очередь, усложняет взаимодействие её с социумом и ограничивает возможности продуктивного функционирования. На­рушение социальных взаимоотношений искажает способность матери адек­ватно прогнозировать события, что ведёт к дезориентации и усиливает неудов­летворённость [5].

Так, исследование личностной тревожности у матерей, имеющих детей с интеллектуальной недостаточностью 6 – 9 лет, показало, что 95 % из них де­монстрируют её высокий уровень. Уровень тревожности у 65 % матерей, имеющих здоровых детей, также высокий, а у 35 % – средний. Сходная дина­мика уровней личностной тревожности выявлена и у женщин, имеющих детей более старшего возраста (9-16 лет) [6].

Высокий уровень личностной тревожности, выявленный у большинства матерей, имеющих детей с серьёзным нарушением интеллекта ведёт к воспри­ятию ими большинства ситуаций как угрожающих. Это может быть связано с хроническим повседневным напряжением, эмоциональным переутомлением в результате длительных субъективных переживаний, в том числе и своего оди­ночества в постигшем женщину горе – иметь ребёнка с интеллектуальной не­достаточностью. Следовательно, женщины, воспитывающие детей со снижен­ным интеллектом имеют высокую личностную тревожность. Это тревога ма­тери по поводу состояния ребёнка, его будущего, по поводу реакции окружаю­щих на её ребёнка. Это состояние высокой личностной тревожности постоянно сопровождает женщин и может выступать в качестве одного из механизмов развития невроза.

Как распределились уровни одиночества матерей, воспитывающих детей с нормальным (контрольная) и нарушенным интеллектом (основная группа) показано в таблице 1 (приложение А). Высокий уровень одиночества у матерей детей со сниженным интеллектом можно объяснить их вынужденной изоля­цией. Эти женщины боятся непонимания со стороны окружающих людей в силу низкой культуры нашего общества, неосведомленности в вопросах разви­тия и воспитания детей с проблемами в развитии. Они также боятся слишком пристального внимания к особенностям внешнего вида их детей и не всегда адекватному их поведению. И вот в состоянии постоянной тревожности они со своей душевной болью вынуждены прятаться в одиночество, как улитки в свою раковину. По-видимому, одиночество – вынужденное состояние таких матерей [6].

Помимо психологических проблем существуют и медико-социальные трудности, встающие на пути семей, имеющих ребёнка с ОПФР [26]. Медико-социальная реабилитация детей с ОПФР обязана быть ранней, этапной, долго­временной, комплексной, включать медицинские, психолого-педагогические, профессиональные, социально-бытовые, правовые и остальные программы с учётом личного подхода к каждому ребёнку. Основное – научить ребёнка дви­гательным и социальным навыкам, чтоб в последующем он сумел получить об­разование и без посторонней помощи работать.

Таким образом, социальные проблемы третьего порядка – это про­блемы, затрагивающие ближайшее окружение ребёнка-инвалида и, прежде всего его семью. Рождение ребёнка с ОПФР структурно деформирует семью. Большинство семей распадается (58%), часть семей существует с иска­женными межличностными отношениями (30%), сохраняя семью формально – «ради ребёнка», и только 12% семей, преодолев кризис, сохраняют гармо­ничные отношения. 25% женщин отмечают, что кризисная ситуация в се­мье спровоцирована усилением пьянства своих мужей. Это не может не ска­заться на психическом развитии и социальной адаптации больного ребёнка [5].


Глава 2 Особенности эмоционального состояния родителей, воспитывающих ребёнка с особенностями психофизического раз­вития
^ 2.1 Психологический климат в семье, имеющей ребёнка с наруше­нием развития

Психологический климат в семье зависит от межличностных отноше­ний, морально-психологических ресурсов родителей и родственников, а также от материальных и жилищных условий семьи, что описывает условия воспита­ния, обучения и медико-социальную реабилитацию [19].

Все родители, воспитывающие детей с особенностями психофизического развития (ОПФР), начинают с осознания того, что означает диагноз для ре­бёнка, для них самих и для всей семьи. Эти семьи характеризуются определен­ными признаками [6]:

• родители испытывают нервно-психическую и физическую нагрузку, ус­талость, напряжение, тревогу и неуверенность в отношении будущего ребёнка;

• личностные проявления и поведение ребёнка не отвечают ожиданиям родителей, и, как следствие, вызывают у них раздражение, горечь, неудовле­творенность;

• семейные взаимоотношения нарушаются и искажаются;

• социальный статус семьи снижается – возникающие проблемы затраги­вают не только внутрисемейные взаимоотношения, но и приводят к измене­ниям в её ближайшем окружении; родители стараются скрыть факт нарушения психического развития у ребёнка и наблюдения его психиатром от друзей и знакомых, соответственно круг внесемейного функционирования сужается.

• «особый психологический конфликт» возникает в семье как результат столкновения с общественным мнением, не всегда адекватно оценивающим усилия родителей по воспитанию и лечению такого ребёнка.

Факт наличия в семье ребёнка с ОПФР выступает источником эмоцио­нальных и психологических травм, и чем тяжелее случай, тем тяжелее пережи­ваются эти травмы. Семья, имеющая больного ребёнка, на протяжении жизни переживает серию ''взлётов'' и ''падений'', обусловленных субъективными и объективными причинами [19]. У родителей, как правило, возникает чувство безнадёжности, понижается самооценка, может появиться дисгармония супру­жеских отношений. Такие семьи чаще распадаются. В этих семьях отцы склонны винить жену в рождении больного ребёнка даже в тех случаях, когда достоверно знают, что причина кроется в них самих. Известны ситуации, когда у родителей формируются так называемые рентные установки: они не заинте­ресованы в пересмотре диагноза и ожидают от общества материальной под­держки. Все перечисленные реакции носят неконструктивный характер и могут выступать препятствием на пути к адаптации как самого ребёнка, так и его ро­дителей. Поэтому одна из задач родителей детей с ОПФР – научить их пони­мать психологию людей, распознавать эмоции, видеть мотивы поступков окру­жающих. Более высокий уровень понимания людей уменьшает тревогу, сопро­вождающую особенного ребёнка при общении, делает его более адекватным в контактах. Повышение уровня понимания возможно в любом возрасте, важнее не возраст, а постоянное развитие навыка понимания. Развитие этого навыка необходимо не только ребёнку, но и тому, кто с ним взаимодействует [1].

Особенности поведения ребёнка с нарушенным развитием заставляют ро­дителей максимально сокращать количество разнообразных форм его взаимо­действия с миром, создавая постоянную, не травмирующую ребёнка среду, ещё более ограничивая и без того ограниченные возможности овладения окружаю­щим. Большинство детей с ОПФР проводят время либо дома, в привычном, знакомом окружении, либо в специализированных учреждениях. То есть лич­ного опыта взаимодействия с обычными детьми ребёнок не имеет, опыта дли­тельного наблюдения тоже [24].

Таким образом, помощь детям с нарушением психического развития тре­бует социально-педагогической поддержки их семей. Развитие такого ребёнка в огромной степени зависит от семейного благополучия, участия родителей в его физическом и духовном становлении, правильности воспитательных воздейст­вий. Вот почему необходимо проводить целенаправленную работу с родите­лями, включая обследование внутреннего состояния матерей, выявление наи­более

трудных в психологическом плане моментов в жизни семей, оказание кон­сультативной и психологической помощи.

^ 2.2 Типы внутрисемейных отношений между родителями и ребёнком с нарушением развития

В складывании внутрисемейных отношений имеется своя спицифика. А.С. Спиваковская [21] отмечала, что воспитание ребёнка с особенностями психофизического развития (ОПФР) в семье имеет свои сложности и недос­татки. В зависимости от типа внутрисемейных отношений и стиля семейного воспитания выделяют четыре группы семей, имеющих детей со значительными отклонениями в развитии:

1. Родители с выраженным расширением сферы родительских чувств. Характерный для них стиль воспитания — гиперопека, когда ребёнок является центром всей жизнедеятельности семьи, по этой причине коммуникативные связи с окружением деформированы. Родители имеют неадекватные представ­ления о потенциальных возможностях своего ребёнка, у матери отмечается ги­пертрофированное чувство тревожности и нервно-психической напряженности. Это оказывает негативное влияние на формирование личности ребёнка, что проявляется в эгоцентризме, повышенной зависимости, отсутствии активности, снижении самооценки ребёнка.

2. Для второй группы характерен стиль холодного общения — гипопро­текция, снижение эмоциональных контактов родителей с ребёнком, проекцией на ребёнка со стороны обоих родителей или одного из них собственных неже­лательных качеств. Это ведет к формированию в личности ребёнка эмоцио­нальной неустойчивости, высокой тревожности, нервно-психической напря­женности, порождает комплекс неполноценности, эмоциональную беззащит­ность, неуверенность в своих силах. Родители этой группы фиксируют излиш­нее внимание на лечении ребёнка, предъявляя завышенные требования к меди­цинскому персоналу, пытаясь компенсировать собственный психический дис­комфорт за счет эмоционального отвержения ребёнка.

3. Конструктивная и гибкая форма взаимодействия отношений родителей и ребёнка в совместной деятельности. Родители из этой группы семей отме­чают, что рождение такого ребёнка не стало фактором, ухудшающим отноше­ния между супругами, «беда сплотила», объединила в экстремальной ситуации. В этих семьях отмечается устойчивый познавательный интерес родителей к ор­ганизации социально-педагогического процесса, ежедневные содружество и диалог в выборе целей и программ совместной с ребёнком деятельности, поощ­рение детской самостоятельности, постоянная поддержка и сочувствие при не­удачах. Родители этой группы обладают наиболее высоким образовательным уровнем по сравнению с представителями других групп, имеют опыт пережи­вания стрессогенных ситуаций. Такой стиль семейного воспитания способст­вует развитию у ребёнка чувства защищенности, уверенности в себе, потребно­сти в активном установлении межличностных отношений как в семье, так и вне дома.

4. Репрессивный стиль семейного общения, который характеризуется ро­дительской установкой на авторитарную лидирующую позицию (чаще отцов­скую). В этих семьях от ребёнка требуют неукоснительного выполнения всех заданий, упражнений, распоряжений, не учитывая при этом его двигательных, психических и интеллектуальных возможностей. Нередко прибегают к физиче­ским наказаниям. При таком стиле воспитания у детей отмечается аффективно-агрессивное поведение, плаксивость, раздражительность, повышенная возбу­димость, что еще больше осложняет их физическое и психическое состояние.

Н.Ф.Дементьева [19] выделяет 3 типа семей по реакции родителей на по­явление ребёнка с ОПФР:

– с пассивной реакцией, связанной с недопониманием имеющейся трудности;

– с гиперактивной реакцией, когда родители усиленно лечат, находят «докторов-светил», дорогостоящие лекарства, ведущие поликлиники и т.д.;

– со средней рациональной позицией: последовательное выполнение всех инструкций, советов врачей, психологов.

Известный американский педиатр Бенджамин Спок [22], рассматривая семьи, имеющие проблемных детей, выделяет следующие виды отношений ро­дителей к своему ребёнку:

1. Стыдятся странностей своего ребёнка, излишне оберегают его. Ребё­нок не чувствует себя спокойным и в безопасности, он замкнут, неудовлетворён собой.

2. Ошибочно считают себя виновными в состоянии ребёнка, настаивают на проведении самых неразумных методов «лечения», которые не только рас­страивают ребёнка, но и не приносят ему никакой пользы.

3. Постепенно делают вывод о безнадежности состояния ребёнка, отка­зывают в проявлении к нему каких-либо знаков внимания, любви.

4. Не замечают проблем в развитии ребёнка и доказывают себе и всему миру, что он ничуть не хуже других. Такие родители постоянно подстегивают ребёнка, предъявляют к нему завышенные требования. Постоянное давление делает ребёнка упрямым и раздражительным, а частые ситуации, в которых он чувствует себя некомпетентным, лишают его уверенности в себе.

5. Воспринимают ребёнка естественно, позволяют бывать ему везде, не обращая внимания на взгляды и замечания. Ребёнок чувствует себя уверенно, счастливо, воспринимает себя таким, как все.

Итак, все перечисленные виды отношения родителей к детям с пробле­мами в развитии, в общем, являются своеобразным проявлением аномальных стилей воспитания, выделенных учёными в отношении «родители – нормаль­ный ребёнок»: гиперопека, гипоопека, эмоциональное отвержение, гиперсоциа­лизация, за исключением того, что на взаимоотношения родителей и проблем­ных детей накладывается отпечаток специфичности данного ребёнка. Эта спе­цифика заключается в том, что неправильный стиль общения со стороны роди­телей, может усугубить имеющуюся проблему развития детей. Родители часто из-за большой любви к детям, которая не подкрепляется знанием основных за­кономерностей их психического развития, бессознательно используют такие модели воспитания, которые закладывают фундамент невротизации детей.

Отношения в семье, имеющей ребёнка с ОПФР, могут ухудшаться не только между супругами. Они могут изменяться между матерью ребёнка с отклонениями в развитии и её родителями или родителями её мужа. Особен­ности ребёнка трудно принять неподготовленному человеку. Жалость к своему внуку и его матери могут длительное время пронизывать взаимоотношения близких людей. Однако с возрастом силы слабеют: бабушки и дедушки посте­пенно отстраняются от такой семьи. Иногда со стороны бабушек и дедушек звучат горькие упреки в сторону ребёнка с ОПФР и его матери («Ты виноват в том, что бабушка болеет» или «Ты виновата в том, что у меня нет здоро­вых внуков» и др.) [24].

Таким образом, основными проблемами взаимоотношений в семье, имеющей взрослого ребёнка с ОПФР являются:

• воспитание, сопровождающееся чувством обременительности родитель­ских обязанностей;

• заниженный уровень требовательности к ребёнку, часто связанный с не­знанием его потенциальных возможностей;

• вынужденная авторитарность воспитания, обусловленная ограничен­ными способностями и недостаточным общением ребёнка;

• вынужденная жертвенность матери и её постоянная потребность в опоре;

• постоянная сдержанность в проявлении переживаний из-за своих нереа­лизованных полностью родительских возможностей.

Превалирующим видом родительско-детских отношений в такой семье являются отношения опеки и покровительства.

Степень проблемности внутрисемейных отношений напрямую не зависит ни от характера заболевания, ни от выраженности интеллектуальной патологии. Влияние патологического фактора (конечно, до известной степени его выра­женности) существенно опосредуется личностными особенностями родителей, особенно матерей, их установками, характером семейной психологической ат­мосферы и рядом других переменных.

^ 2.3 Основные направления в работе с семьёй, имеющей ребёнка с на­рушением развития

С каждым годом все актуальнее звучит тема о насущной потребности ро­дителей детей с отклонениями в развитии в оказании им психокоррекционной помощи. В связи с этим специалистами подчеркивается необходимость вклю­чения родителей детей с особенностями психофизического развития (ОПФР) в коррекционно-воспитательный процесс их детей, разрабатываются приёмы и методы психокоррекционной помощи [24]. Считается, что критериями готовно­сти родителей к коррекционно-ориентированному воспитанию детей с ОПФР являются: педагогическая грамотность, активное участие в воспитательном процессе, ценностное отношение к ребёнку. Основная задача психотерапевти­ческой помощи – помочь семье в решении основных проблем и тем самым со­действовать её развитию по конструктивному пути. Известные семейные пси­хотерапевты Э.Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис [16] в своей книге "Семейная психотерапия" сформулировали ряд правил для членов семей больных с пер­вично-психическими расстройствами. Вот эти правила:

Правило 1. Никогда не теряйте надежду, верьте в победу. Если даже сей­час Вам очень тяжело, верьте, что в дальнейшем будет лучше.

Правило 2. Переживайте вместе с больным все его состояния, все тре­воги. Вы должны научиться понимать его лучше, чем он сам себя понимает.

Правило 3. Старайтесь завоевать доверие и откровенность.

Правило 4. Внимательно анализируйте опыт своих удач и ошибок. Всё время старайтесь искать новые подходы. Присматривайтесь к тому, как находят к больному подход друзья, знакомые.

Правило 5. Борясь за него, ищите союзников. Люди, готовые Вам по­мочь, есть везде, только надо их найти и объяснить им ситуацию. Не обижай­тесь на тех, кто Вас не понимает и не хочет помочь, не отчаивайтесь.

Наиболее адекватно к терапии относятся родители дошкольников. У них ещё достаточно сил и веры в возможности своих детей. Чем старше ребёнок, тем, как правило, пассивнее родители. Очень часто меняется отношение к тера­пии, она начинает восприниматься как занятость. В этом случае родители ре­бёнка, будучи довольны самим фактом того, что их ребёнок "хоть куда-то хо­дит", мало задумываются о том, какова эффективность этой "занятости", если рассматривать её с точки зрения "долгосрочной перспективы". Это нередко со­провождается тем, что советы психолога, касающиеся организации жизни ре­бёнка, выслушиваются, но не исполняются. Повышение уровня включённости в окружающий мир, которого почти всегда можно добиться упорным трудом, по­влечет за собой лучшее понимание происходящего, развитие навыков самооб­служивания, иногда речи [23].

Развитие и воспитание больного ребёнка требуют большей информиро­ванности родителей о заболевании, причинах болезни, её последствиях и по­тенциальных возможностях ребёнка. Семье необходима социальная и психоло­гическая помощь, которая должна осуществляться одновременно в нескольких направлениях. И.В. Карпенкова [5] сформулировала основные направления со­циальной и психологической помощи семье, воспитывающей детей с ОПФР:

1. Создание родительских клубов, обществ родителей детей с ограничен­ными возможностями.

2. Информационное обеспечение: выпуск специализированных журналов или отдельных статей в зарекомендовавших себя медицинских или образова­тельных изданиях.

3. Помощь в поиске источников поддержки семьи (материальной, соци­альной, медицинской, образовательной, духовной).

4. Определение своего стиля поведения как первого шага к пониманию своих скрытых резервов. Осознать используемый семьёй способ реагирования, коррекции или выбрать другой, более подходящий, часто помогает специалист.

5. Психолого-педагогическая поддержка. Она должна быть строго диф­ференцированной и максимально приближенной к реальности, в которой живет семья больного ребёнка. В процессе консультаций необходимо сообщать роди­телям, какие трудности могут возникать на разных этапах его жизни. Консуль­тации должны проводиться регулярно с целью обсуждения отдельных случаев и выработки стратегии и тактики поведения родителей в трудных ситуациях.

О тяжести и глубине психотравмирующего влияния дефекта ребёнка на психику родителей (особенно если этот дефект характеризуется как выражен­ный) свидетельствует и факт более низкой социальной активности родителей детей с интеллектуальной недостаточностью по сравнению с родителями дру­гих категорий детей. Так, в настоящее время существуют ассоциации, объеди­няющие родителей аутичных детей, детей с сенсорными нарушениями (с син­дромом Ушера) и др. Высокую активность проявляют родители детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата, сотрудничая с различными отечественными и зарубежными инвалидными обществами и ор­ганизациями. Как показывает практика, родители детей с интеллектуальной не­достаточностью демонстрируют более пассивную социальную позицию, стрем­ление быть «в тени». Они избегают декларирования проблем ребёнка, особенно связанных с его интеллектуальным дефектом. Интеллектуальный дефект, резко травмирующий психику родителей ребёнка, тормозит их активность. Сознание родителей «поражает» понимание того, что их ребёнок с нарушениями интел­лекта никогда не сможет стать полноценным человеком и что его будущее, не­смотря на их титанические усилия, обречено [6].

В последнее десятилетие открыты лечебно-педагогические центры, кото­рые оказывают медицинскую, психологическую и педагогическую помощь де­тям с тяжёлым нарушением интеллектуального развития, обучая также родите­лей воспитательной работе. Некоторые аспекты работы с семьей, имеющей ре­бёнка с ОПФР, требуют особого внимания. Например, обычно считается, что взаимодействовать следует с матерью ребёнка, так как в основном она всегда и приходит на консультацию и оказывается в курсе всех проблем и событий в жизни семьи. Однако это ошибочный взгляд. Участие отца в реабилитационном процессе в целом намного повышает эффективность усилий специалистов. По­этому, начиная работу с семьей, нужно познакомиться не только с матерью, но и с отцом, а также с другими членами семьи. Посылая письменные пожелания, желательно обращаться лично не только к матери, но и к отцу или к обоим ро­дителям. Очень полезно предоставлять письменную информацию, чтобы отцы, не сумевшие прийти на встречу с социальными работниками, были в курсе дел, так же как и матери. Следует морально поощрять участие отца в реабилитации ребёнка [23].

Выполняя программу реабилитации ребёнка, родители общаются с дру­гими детьми и родителями, специалистами, педагогами, вступают в системы отношений, которые помещены в другие взаимодействующие между собой системы. Чтобы социально-реабилитационная работа была успешной, необхо­димо добиваться нормализации всех систем взаимоотношений. Существует не­сколько систем взаимоотношений родителей и специалистов [17]:

– непосредственная работа специалиста с конкретной семьей;

– общение между родителями и социальным работником;

– консультация с представителями других служб.

Непосредственная работа специалиста с конкретной семьей основыва­ется на том, что социальный работник (или другой специалист) наносит визит семье и в ходе его обращает внимание на внешнее состояние и окружение квар­тиры; старается увидеться со всеми членами семьи; интервьюирует родителей о потребностях, проблемах и ресурсах; интересуется занятиями ребёнка; отвечает на вопросы родителей; наблюдает за тем, как в семье обращаются с ребёнком, обучают и развивают его; демонстрирует стратегии поведения, обучения, ре­шения проблем.

Родители наносят визит социальному работнику (или другим специали­стам) и в ходе его наблюдают, как специалист обращается с ребёнком; специа­листы отвечают на вопросы родителей, объясняют, обсуждают информацию; специалист снимает на видеопленку общение родителей с ребёнком, затем ана­лизирует результаты; демонстрирует родителям видеофильм, чтобы обсудить и проанализировать увиденное вместе.

В свою очередь, социальный работник организует консультацию с пред­ставителями других служб для лучшего понимания и решения проблем; при­глашает родителей посетить заседания команды специалистов, обсуждающей вопросы, которые касаются их ребёнка; организует собрания, чтобы оценить развитие ребёнка в связи с ходом выполнения реабилитационного плана; пере­дает родителям письменное заключение с рекомендациями занятий на дому; привлекает родителей к участию в проведении реабилитационных мероприя­тий; организует для родителей встречу со студентами-практикантами или со­трудниками службы, чтобы родители поделились своим опытом и высказали мнение о предоставляемых услугах.

Необходимость изучения различных методов социализации детей с на­рушениями развития обоснована и тем, что в последние годы все чаще семьи, в которых появляется ребёнок с тяжелым нарушением интеллекта, выражают же­лание воспитывать такого ребёнка дома, а не передавать его в дом-интернат системы социальной защиты [15]. Родители остро нуждаются в психологиче­ской и педагогической помощи, чтобы полноценно воспитывать ребёнка в се­мье, однако сложившейся системы психолого-педагогической помощи детям и родителям с первых дней и месяцев жизни ребёнка пока нет.

На современном этапе и в Республике Беларусь начинают реализоваться программы содействия лицам с ОПФР и их семьям [4;13]. Программы преду­сматривают развитие и коррекцию всех психических функций детей, расшире­ние круга представлений и понятий, развитие речи, привитие элементарных са­нитарно-гигиенических навыков и простейших навыков самообслуживания, на­выков личной и коллективной организованности, физическую закалку орга­низма и многое другое. В законе Республики Беларусь «О правах ребёнка» [4] обозначаются основные направления предпринимаемых действий: «Государ­ство гарантирует детям-инвалидам, детям с недостатками умственного или фи­зического развития бесплатную специализированную медицинскую, дефекто­логическую и психологическую помощь, выбор ими и родителями учебного за­ведения, базовое и профессиональное образование, трудоустройство в соответ­ствии с их возможностями, социальную реабилитацию, полноценную жизнь в условиях, которые обеспечивают их пригодность, содействуют активному включению в жизнь общества…». С утверждением в 2001 году «Положения об интегрированном воспитании и обучении детей дошкольного возраста с осо­бенностями психофизического развития» [13] создаются предпосылки для формирования единого образовательного пространства, преодоления изоляции детей с особенностями развития и их совместного обучения с обычными детьми. Интегрированное воспитание и обучение детей дошкольного воз­раста в учреждениях образования имеет следующие организационные формы:

– специальная группа для детей с особенностями психофизического раз­вития в дошкольном учреждении общего назначения;

– интегрированная группа для детей с неглубокими нарушениями пси­хофизического развития;

– интегрированная группа для детей с тяжелыми нарушениями пси­хофизического развития;

– диагностическая группа.

В Беларуси определились и нашли государственную поддержку формы (модели) интегрированного обучения детей школьного возраста [12]:

– специальные классы при общеобразовательной школе;

– классы интегрированного обучения.

В системе образования Республики Беларусь также большое внимание уделяется вопросам социализации данной категории детей. Об этом свидетель­ствует большое количество статей в дефектологической литературе. Многие специалисты, работающие в специальных вспомогательных школах, описывают программы и методы по повышению уровня социального развития.

Таким образом, вся коррекционно-педагогическая работа в специальных учреждениях и в семьях, воспитывающих ребёнка с ОПФР, направлена на мак­симальное приспособление таких детей к жизни в окружающей среде, в со­циуме.
Заключение

В последние годы наметилась тенденция улучшения социальной под­держки семей, имеющих детей с особенностями психофизического развития. Этому способствовал ряд событий, в частности, укрепление и расширение за­конодательной и нормативно-правовой базы социальной поддержки семей с детьми-инвалидами (до этого всего на региональном уровне), определенная трансформация массового сознания граждан, ещё не так давно представлявших инвалидность только в медицинском аспекте, динамичный рост числа центров реабилитации детей с особенностями психофизического развития. Особое вни­мание уделяется социальному обслуживанию детей-инвалидов, развитию соци­ально-реабилитационных услуг. В системе органов социальной защиты населе­ния стали действовать специализированные реабилитационные центры и от­деления реабилитации в качестве структурных подразделений в учреждениях общественного обслуживания семьи. Но всё это не достаточно отражается на решении внутренних психологических проблем родителей ребёнка-инвалида. Социальная работа с семьей требует от специалистов отношения к родителям как к партнёрам, исследования способа функционирования конкретной семьи и разработки индивидуальной программы, соответствующей семейным потреб­ностям и стилям. Семья – основное звено в системе воспитания, социализации, удовлетворения потребностей, обучения, профориентации ребёнка с особенно­стями психофизического развития.

Исследованием семей, воспитывающих детей с нарушениями развития за­нимались ведущие дефектологи: Д.И. Азбукин, Т.А. Власова, Л.С. Выготский, А.Н. Граборов, Е.К. Грачёва, Г.М. Дульнев, Л.В. Занков, А.В. Запорожец, М.В. Ипполитова, Б.Д. Корсунская, М.И. Кузьмицкая, К.С. Лебединская, В.И. Лебе­динский, И.Ю. Левченко, Э.И. Леонгард, В.И. Лубовский, А.Р. Маллер, Е.М. Мастюкова, М.С. Певзнер, В.Г. Петрова, Л.И. Солнцева, И.М. Соловьев, Г.Я. Трошин, У.В. Ульенкова, Г.В. Цикото, И.А. Шаповал, Ж.И. Шиф и другие. В специальной литературе разработаны вопросы проблематики семейных отно­шений, стилей детско-родительских отношений в семье, воспитывающей ре­бёнка с особенностями психофизического развития. Кроме того, изучено акту­альное состояние правового регулирования взаимодействия с семьёй.

Однако анализ психолого-педагогической и специальной литературы ука­зал на недостаточную степень разработки проблемы эмоционального состояния отцов и матерей в процессе воспитания ребёнка с нарушенным развитием.

Таким образом, данный аспект требует дальнейших научных поисков.

Список использованных источников:

1. Бондаренко, Г.И. Социально-эстетическая реабилитация аномальных детей / Г.И. Бондаренко // Дефектология. – 1998. – №3. – С. 9–13.

2. Василькова, Ю.В. Социальная педагогика / Ю.В. Василькова, Т.А. Ва­силькова. – М., 2000. – 342 с.

3. Выготский, Л.С. Избранные психологические исследования / Л.С. Вы­готский. – М. –Л., 1956. – 486 с.

4. Закон Республики Беларусь от 19 ноября 1993г. № 2570–ХII «О пра­вах ребёнка» (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 3 мая 1996 г., 25 октября 2000 г. и 5 июля 2004 г.). – Минск: Дикта, 2004. – 59 с.

5. Карпенкова, И.В. Психологические аспекты социальной реабилитации родителей, имеющих детей с проблемами в развитии / И.В. Карпенкова // Вне­школьник. – 2001. – № 2. – С. 24–28.

6. Кузьмина, Н. Когда ребёнок не такой как все / Н. Кузьмина // Няня. – 2004. – № 10. – С. 12–14.

7. Куровская, С.Н. Педагогика семьи / С.Н. Куровская. – Гродно, 2006. – 164 с.

8. Матейчек, З. Родители и дети / З. Матейчек – М.: Просвещение, – 1992. – 116 с.

9. Мудрик, А.В. Введение в социальную педагогику: учеб. пособие / А.В. Мудрик. – М., 1997. – 364 с.

10. Немов, Р.С. Психология / Р.С. Немов. – М., 1998. – 632 с.

11. Об опыте организации социальной реабилитации детей с ограничен­ными возможностями в школе-комплексе «Детская личность» / Л.С.Алексеева [и др.]; под общ. ред. Л.С. Алексеевой. – М., 1997. – 58 с.

12. Об утверждении Инструкции о порядке открытия и функционирова­ния специальных классов (групп) интегрированного (совместного) обучения и воспитания: постановление Министерства образования Республики Беларусь, 28 авг. 2006 г., № 85 // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2006.

13. Об утверждении Положения об интегрированном воспитании и обу­чении детей дошкольного возраста с особенностями психофизического разви­тия: постановление Министерства образования Республики Беларусь, 25 февр. 2000 г., № 5 // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2006.

14. Олиференко, Л.Я. Социально–педагогическая поддержка детей группы риска / Л.Я. Олиференко, Т.И. Шульга, И.Ф. , Дементьева; под ред. Л.Я. Олиференко. – М., 2002. – 264 с.

15. Панов, А.М. Реабилитационные центры для детей с ограниченными возможностями: опыт и проблемы / А.М. Панов. – М.,1997. – 213 с.

16. Семейная психотерапия / Э. Эйдемиллер, В. Юстицкис. – М., 1996. – 420 с.

17. Словарь-справочник по социальной работе / под ред. Е. И. Холосто­вой. – М., 1997. – 688 c.

18. Современные подходы к болезни Дауна / под ред. Д. Лейна, Б. Стрэтфорда. – М.: Педагогика, 1992. – 200 с.

19. Социальная работа с семьей ребёнка с ограниченными возможно­стями: учеб. пособие: в 2 ч. / Н.Ф. Дементьева, Г. Н. Багаева, Т. А. Исаева. – М., 1996. – Ч. 1.: Институт социальной работы. – 105 с.

20. Сперанский, А.Д. Избранные труды / А.Д. Сперанский. – М., 1955. – 432 с.

21. Спиваковская, А.С. Семейная психология: учеб. пособие / А.С. Спи­ваковская. – М., 1996. – 542 с.

22. Спок, Б. Ребёнок и уход за ним / Б. Спок, С.Дж. Паркер; пер. с англ. О.В. Журавлёв, Т.Н. Журавлёва. – 2-е изд. Минск: Попурри, 2009. – 736 с.: ил.

23. Теория и методика социальной работы: учеб. пособие: в 3 ч. / В.В. Николаевский. – М., 1994. – Ч. 1. – 182 с., Ч. 2. – 116 с.

24. Ткачёва, В.В. О некоторых проблемах семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии / В.В. Ткачёва // Дефектология. – 1998. – №1.– С. 29–34.

25. Шипицына, Л.М. Мир семьи ребёнка с проблемами в развитии / Л.М. Шипицына. – СПб.: Речь, 1999. – 448 с.

26. Шипицына, Л.М. «Необучаемый» ребёнок в семье и обществе: Со­циализация детей с нарушением интеллекта / Л.М. Шипицына. – СПб.: Речь, 2005. – 368 с.
^ ПРИЛОЖЕНИЕ А
Таблица 1

Уровни одиночества матерей

Уровни одиночества

Основная группа

Контрольная группа

Высокий

35 %

20 %

Средний

65 %

35 %

Низкий

45 %

45 %



Скачать файл (200.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации