Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Ленинградский юридический журнал 2007 №03 - файл 1.doc


Ленинградский юридический журнал 2007 №03
скачать (3527.6 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc3528kb.20.12.2011 13:24скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8
Реклама MarketGid:
Загрузка...


ПРАВИТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А. С. ПУШКИНА

Юридический факультет Научно-исследовательская лаборатория
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Научно-теоретический и информационно-практический межрегиональный журнал. Основан в 2004 г.

Журнал включен ВАК Министерства образования и науки РФ в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук».

3 (9) 2007

^ ББК 67
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ


№ 3 (9)
Редакционный совет:

В. Н. Скворцов (председатель), Н. Н. Вопленко, В. В. Кириллов, В. И. Леушин, А. Ф. Малышевский, Е. С. Нарышкина, И. Ф. Покровский, В. П. Реутов, В. Ф. Ружейников, В. А. Сапун, С. Л. Сергевнин, В. М. Сырых, Г. П. Чепуренко.
Редакционная коллегия:

Главный редактор ^ В. А. Сапун Г. Г. Бернацкий (зам. главного редактора), С. Ю. Крицкая, Л. Б. Смирнов, К. В. Петров (отв. секретарь), И. Ф. Ракитская, М. Г. Смирнова, Г. В. Стельмашук, Г. П. Чепуренко.
Экспертный совет:

В. К. Бабаев, Н. А. Власенко, О. А. Городов, В. В. Лазарев, Т. В. Кашанина, М. Н. Марченко, Н. И. Матузов, Е. Ф. Мосин, В. Ф. Попондопуло, Н. А. Придворов, И. Л. Честнов.
Статьи рецензируются. Мнение редакции не обязательно совпадает с мнением авторов. Тексты статей даются в авторской редакции.
Без предварительного согласования с издателем запрещается воспроизведение в любом виде и в любых целях.

Журнал издается 4 раза в год. Оформить подписку на журнал можно в отделениях связи по каталогу Роспечати. Наш индекс 46786.

Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС 77-18800 от 25 октября 2004 г.

Адрес редакции:

196605, Санкт-Петербург, г. Пушкин, Санкт-Петербургское шоссе, 10 тел.: (812) 747-10-86, e-mail: lenjurmag@mail.ru


ISSN 1813-6230

© Ленинградский государственный университет (ЛГУ) им. А. С. Пушкина, 2007 © «Ленинградский юридический журнал», 2007

СОДЕРЖАНИЕ

^ МЕТОДОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ ПРАВА

Н. А. Придворов, Г. С. Брыксина. Правовой режим органа

государственной власти (теоретико-правовой аспект) 5

В. С. Бреднева. Системный анализ структурных компонентов

правосознания 22

Ю. Г. Арзамасов. Природа юридической деятельности 33
^ ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА

В. А. Затонский. Политико-правовое участие как фактор формирования
эффективной государственности: вопросы теории и
избирательной практики 53

A. В. Герасимов. Внутренние вооруженные конфликты

в современном мире: политико-правовой анализ 71
^ ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ (DE LEGE LATA)

B. Г. Павлов. Квалификация преступлений против правосудия со

специальным субъектом 87

А. В. Акиндеева, Р. Г. Степанов. Возбуждение уголовного дела по делам

о мошенничестве с использованием платежных карт 117

Л. А. Копенкина. О совершенствовании ст. 127-1 УК РФ

(торговля людьми) 121
^ СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ

C. Ю. Крицкая. Преюдиция в российском и римском праве 128

из истории права и государства (к юбилею трех революций)

^ B. И. Короткевич. Состав и судьба членов последнего Временного

правительства 138

И. Н. Олегина. П. Н. Милюков: монархия или республика для России?

(эволюция взглядов) 170

^ Е. Ф. Мосин. Налоговое администрирование в России в эпоху двух

революций: замыслы, проблемы, решения 182
обзоры и рецензии

Л. А. Мусаелян. Рецензия на книгу А. С. Бондарева «Правовая
антикультура в правовом пространстве общества»
(Пермь, 2006. 192 с.) 191
аспирантский вестник

^ Ю. В. Субботин. Естественно-правовые идеи Т. Гоббса и Б. Спинозы:

проблемы соотношения 198

О. Ю. Глухова. Институт диспозитивности как элемент свободы . . . 204

^ C. А. Малько, Д. С. Семикин. Эффективность судебно-правовых актов

в арбитражном процессе: средства повышения 212
персоналии

В. В. Меркурьев. Николаю Александровичу Коломытцеву - 60 лет! 221

^ МЕТОДОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ ПРАВА
Н. А. Придворов* Г. С. Брыксина**

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)
В условиях проводимой в нашей стране административно-правовой реформы особое значение приобретают вопросы эффективной организации и функционирования всей системы органов государственной власти, которое невозможно без формирования в публично-правовой сфере общих принципов, концентрирующих в себе своеобразие государственных органов как специальных субъектов права.


* Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса Института права Тамбовского государственного университета им. Г. Р. Державина.

** Кандидат юридических наук, ст. преподаватель кафедры правовых дисциплин филиала Поволжской академии государственной службы им. П. А. Стольтина в г. Тамбове.

Носителем своеобразия любого субъекта права традиционно считается его правовой статус, в котором концентрируются все его существенные характеристики: правосубъектность, права и обязанности, гарантии их реализации, ответственность и т. д. Однако положение органа государственной власти существенно отличается от положения любого индивидуального субъекта права (применительно к которому доктриной права разработана концепция правового статуса) и поэтому требует качественно иной, чем правовой статус, юридической конструкции своего закрепления и регулирования. Так, для любого государственного органа обязательна ориентация на детальную регламентацию государством основных направлений, характеристик его деятельности путем указания

на границы, объекты, типы и способы правового регулирования, не являющиеся компонентами правового статуса, но входящие в категорию «правовой режим».

Термин «правовой режим» все активнее используется в научной литературе, все более прочно утверждается в качестве одной из важнейших категорий в теории права и государства и отраслевых науках. Данное понятие весьма богато по содержанию и употребляется в различных смыслах и контекстах, в то же время общим является то, что оно олицетворяет функциональную характеристику права - определенный порядок правового регулирования, воплощаемый в комплексе правовых средств, с помощью которых достигаются цели правового регулирования, в частности, юридическая регламентация прав и обязанностей субъектов права.

Обращение в юридической литературе к проблематике правовых режимов совпало по времени с началом периода правового реформирования на рубеже 90-х гг. XX века, в основе которого был заявлен переход к новому качеству правового регулирования. Первоначально речь шла о поиске специальных механизмов, способных в рамках законодательного (в противовес подзаконному, ведомственному) регулирования обеспечить решение насущных проблем, стабилизировать социально-экономические процессы, ограничить влияние негативных факторов как субъективного, так и объективного характера. Именно в данный момент в качестве специально организованного механизма, способного к самостоятельному решению поставленных перед ним задач, отличающегося стабильностью и в то же время динамичностью, возможностью своевременно реагировать на отклонения в социальной ситуации и предотвращать сбои в правовом регулировании, был предложен правовой режим.

Между тем в теории права сложилась парадоксальная, на наш взгляд, ситуация. С одной стороны, правой режим - многозначное, межотраслевое и междисциплинарное понятие, правомерно используемое в различных областях научного знания, которое прочно вошло в юридическую терминологию и общественно-политический лексикон для обозначения различных правовых состояний в ряде отраслей права (административном, земельном, экологическом и др.). С другой стороны, оно остается одним из наименее изученных и наиболее сложных в правоведении, представляя обширное поле для научных дискуссий об универсальном понятии, сущности, предназначении и характере правовых режимов.

Рассматриваемый нами правовой феномен подвергался более или

менее глубокому анализу уже давно, однако предельно четкого представления о категории «правовой режим» так и не было получено. Условно можно выделить три причины подобной ситуации. Во-первых, в юридической литературе отсутствует единство мнений в отношении общетеоретической сущности правовых режимов. Во-вторых, данная категория сравнительно недавно стала широко использоваться в различных отраслях права за пределами рамок административного управления и ведомственного нормотворчества, и, как следствие, в-третьих, термин «правовой режим» относительно свободно и часто неоправданно используется законодателем в различных нормативно-правовых актах.1 В итоге, несмотря на многообразие значений категории «правовой режим» в юридической литературе она недооценена и, в основном, используется в различных отраслях права применительно к характеристике объектов правового регулирования. В целях унификации представлений о сущности правового режима необходимо сначала обратиться к первоначальному смыслу слова «режим», что дает возможность вывести логичное определение термина и позволяет оценить обоснованность его использования законодателем. В переводе с французского regime (от лат. regimen «правление») означает:

  1. государственный строй, совокупность средств, методов и способов осуществления власти;2

  2. строго установленный распорядок жизни (труда, отдыха и т. д.);

  3. систему обязательных норм, правил, требований, принципов, установленных для определенного вида деятельности;

  4. определенное состояние, положение, статус субъекта или объекта.3


1 См.: Родионов О. С. Механизм установления правовых режимов российским зако­нодательством. Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 17 - 20.

2 Данная характеристика относится к государственным и политическим режимам.

3 См.: Micro Robert. Dictionnaire de francais primordial. Paris, 1987. P. 914.

4Исаков В. Б. Механизм правового регулирования и правовые режимы // Проблемы теории государства и права / Под ред. С. С. Алексеева. М., 1987. С. 258 - 259.

Относительно определения правового режима существует несколько основных точек зрения. Согласно первой из них, правовой режим определяется как «социальный режим некоторого объекта, закрепленный правовыми нормами и обеспеченный совокупностью юридических средств».4 Недостатками данного подхода следует признать использование слова «режим» в качестве определяющего, и некоторую нечеткость в самом определении. Однако в данном определении содержится важное упоминание о структурных элементах правового режима: нормах права и других «юридических средствах», которое позволяет сразу же отграничить правовой режим от ряда других общетеоретических категорий, сводимых лишь к совокупности правовых норм. Тем самым правовой режим выступает особой юридической категорией, специфическим средством правового регулирования, объединяющим в себе правовой инструментарий в комплексе.


5 Алексеев С. С. Общая теория права: в 2-х т. М., 1981. Т. 2. С. 245.

6 Алексеев С. С. Теория права. М., 1995. С. 23.

7 Алексеев С. С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М., 1989.

Приведенное выше определение правового режима как совокупности юридических средств справедливо и для «режима правового регулирования» (термин С. С. Алексеева), под которым автор понимает «особую систему регулятивного воздействия, характеризующуюся специфическими спосо­бами регулирования - особым порядком возникновения и формирования содержания прав и обязанностей, их осуществления, спецификой санкций, способов реализации, а также действием единых принципов, общих положений».5 В данном случае наблюдается более глубокий анализ проб­лемы, что проявляется, прежде всего, в обращении не только к структуре правового режима, но и к особенностям его характера: «каждый правовой режим есть именно "режим", и его понятие несет в себе основные оттенки этого слова ...степень жесткости юридического регулирования, наличие известных ограничений и льгот, допустимый уровень активности субъектов, пределы их правовой самостоятельности».6 С. С. Алексеев предлагает также еще одну характеристику правовых режимов, воспринятую другими учеными как традицию, основу которого составляет восприятие правого режима в качестве «порядка регулирования, выраженного в комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой дозволений, запретов, а также позитивных обязываний и создающих особую направленность регулирования».7 Данная характеристика составляет сущность второго подхода к определению понятия правовой режим. Среди достоинств данного определения - использование подходящего определяющего термина «порядок», а также - углубление в суть явления, подчеркнуто сочетание в режиме императивного и диспозитивного методов как основных средств воздействия на субъектов права. Однако из поля зрения ученого выходит такая существенная черта правового режима как степень его благоприятности или неблагоприятности для субъектов права.

В рамках третьего направления под правовым режимом понимается результат регулирующего воздействия на общественные отношения систем (определенного набора) юридических средств, присущих конкретной отрасли права и обеспечивающих нормальное функционирование данного комплекса общественных отношений.8 Безусловно, и в этом можно согласиться с Л. А. Морозовой, правовой режим выступает результатом правотворческой деятельности, но можно ли назвать его закреплением уже существующих связей? Попробуем ответить на этот вопрос. Являясь воплощением нормативности права, правовой режим вводится для обеспечения главного социального назначения права - регулирования общественных отношений. Регулятивная функция права реализуется через свои разновидности - регулятивную динамическую и регулятивную статическую. В основе первой - правовые нормы, направленные на обслуживание юридическими средствами тех или иных социальных процессов, вторая - реализует ту часть социального назначения права, которая заключается в закреплении средствами права определенных статусов в обществе, обеспечении стабильности социально-правовых ценностей. Следовательно, правовой режим должен интегрировать в себе, как минимум, две крупные подсистемы:

  1. Систему регулятивного воздействия - комплекс юридических средств, соподчиненных в рамках правовой отрасли с соответствующим методом правового регулирования, - так называемый динамический аспект;

  2. Результат регулирующего воздействия - достигнутый уровень урегулированности общественных отношений, который проявляется в определенном положении субъектов (объектов) права, - так называемый статический аспект.9


8 См.: Морозова Л. А. Конституционное регулирование в СССР. М., 1985. С. 123.

9 См.: Придворов Н. А., Брыксина Г. С. Правовой режим органа государственной власти: вопросы теории и практики. Тамбов, 2006. С. 13 - 14; Брыксина Г. С. Теоретические аспекты понятия и структуры правового режима государственного органа // Вестник Тамбовского государственного университета. 2003. Вып. 2 (30). С. 19 - 20.

10 Матузов Н. И., Малько А. В. Правовые режимы: понятие и виды // Право и политика:
современные проблемы соотношения и развития. Воронеж, 1996. С. 14.

В этой связи правовой режим, безусловно, нуждается в более широкой, чем предложенная Л. А. Морозовой, трактовке, в соответствии с которой он «призван обеспечить наступление желаемого социального эффекта»,10 а не стать им. Правовой режим есть своего рода «укрупненный блок» в общем арсенале правового инструментария, и с этой точки зрения эффективное использование правовых средств при решении тех или иных социальных задач состоит в том, чтобы выбрать оптимальный для решения соответствующей задачи правовой режим, искусно отработать его сообразно специфике этой задачи и содержанию регулируемых отношений.11

Следующий этап в разработке понятия «правовой режим» состоял в том, что на основе синтеза ранее рассмотренных точек зрения, с учетом положительных и отрицательных моментов было выработано следующее определение правового режима, ориентированное на функциональную его характеристику: «правовой режим есть особый порядок регулирования, выражающийся в определенном сочетании юридических средств и создающий желаемое социальное состояние и конкретную степень благоприятности либо неблагоприятности для удовлетворения интересов субъектов права».12


11 См.: Алексеев С. С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. С. 185.

12 Матузов Н. И., Малько А. В. Правовые режимы: вопросы теории и практики //
Правоведение. 1996. № 4. С. 17 - 18.

13 Правовой режим земель в СССР / Отв. ред. Г. А. Аксенюк, Н. И. Краснов,
И. А. Иконицкая. М., 1984. С. 22.

14 Юридический словарь / Под ред. В. Н. Кудрявцева. М., 1956. С. 326 - 329.

15 Бахрах Д. Н. Важные вопросы науки административного права // Государство и
право. 1993. № 2. С. 42 - 43..

Необходимо также упомянуть и о разработках в данной сфере других ученых, не вписывающихся ни в один из рассмотренных подходов, но имеющих значение для разработки комплексного понятия «правовой режим». Несколько вразрез с ранее представленными концепциями выступают определения правового режима как «совокупности институтов права»,13 «совокупности правовых норм»,14 совокупности методов и способов регулирования и др. Так, по мнению Д. Н. Бахраха, под правовым режимом следует понимать «систему закрепленных юридическими нормами правил осуществления определенных действий» посредством определения целей, принципов, форм деятельности и ее объектов, основных прав и обязанностей субъектов.15 Мнению Д. Н. Бахраха корреспондирует точка зрения Э. Ф. Шамсумовой, согласно которой под правовым режимом понимается «особый порядок законодательного урегулирования деятельности, действий или поведения физических и юридических лиц в различных сферах общественных отношений либо на определенных объектах, включающий в себя установление механизма фактической реализации системы стимулов, нормативов, гарантий, запретов, обязываний, ограничений, а также применение мер принуждения и привлечение виновных к ответственности».16 Однако, принимая во внимание ряд моментов (противоречивость в авторских оценках одних и тех же аспектов проблемы, громоздкость основного определения, перегруженность синонимическими конструкциями), следует отметить, что при достаточно обширном анализе различных сторон проблемы авторская позиция Э. Ф. Шамсумовой нуждается в определенной корректировке.

Безусловно, в каждой из вышеперечисленных характеристик правового режима имеется рациональное зерно, в связи с чем можно выделить основные черты, характеризующие объект исследования, и систематизировать их. В результате синтеза основных точек зрения можно констатировать, что правовой режим есть некоторая система «X»,17 совокупность некоторых явлений, призванных обеспечить достижение целей правового регулирования (в том числе беспрепятственную реализацию интересов субъектов права).

Дальнейшее исследование упирается в отсутствие так называемого «определяемого» слова. Нами предлагается использование термина «порядок», так как восприятие правового режима как совокупности норм или институтов права существенно обедняет его содержание, превращает его в статическое явление, отождествляя с более или менее значительной группой правовых норм, закрепленных в нормативно-правовом акте. Напротив, при употреблении слова «порядок» правовой режим превращается в динамическую категорию, в которой можно выделить как его структурные элементы, так и стадии реализации. При этом следует иметь в виду, что речь идет именно об особом порядке правового регулирования, поскольку он вводится в действие по специфическим мотивам, с учетом самобытности социальной ситуации, и неприменим в том же виде в каких-либо других сферах.


16 Шамсумова Э. Ф. Правовые режимы (теоретический аспект). Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. С. 15.

17 Системность и достаточно сложная структура правовых режимов проистекают
из всех рассмотренных концепций, независимо от того, каким содержанием наполняют их
авторы понятие правового режима.

Таким образом, мы получили первичную основу для наиболее подходящего определения: правовой режим - это особый порядок правового регулирования, служащий для беспрепятственной реализации основных целей правового регулирования (и в том числе интересов субъектов права). Безусловно, подобная формулировка грешит некоторой бедностью содержания, в связи с чем необходимо выделить ряд других характерных признаков правового режима. Исходя из того, что правовой режим предста­вляет собой сложную систему взаимосвязанных элементов, оправданным, с нашей точки зрения, является обращение к системному анализу объекта исследования, который позволит раскрыть природу, сущность, назначение правовых режимов, многообразие и взаимодействие их составляющих и на этой основе выработать более полное, четкое и, надеемся, исчерпывающее понятие правового режима. Применение системного подхода тем более ценно, что «по существу, все государственные и правовые явления можно рассматривать как системы, которые между собой связаны и опять-таки составляют системы».18 В сфере права взаимодействуют организованные структуры, представляющие собой разнопорядковые (нормативные, государственно-правовые, кибернетические и др.) системы, которые можно расчленить на составляющие их взаимосвязанные подсистемы и элементы. Все они, будучи определенным образом организованными и упорядоченными, выполняют соответствующие задачи, реализуют те или иные функции управления, направленные на достижение поставленных целей.

Выработанное нами промежуточное определение правового режи­ма, по сути, совпадает с определением любой социально-правовой систе­мы, предложенным Н. В. Витруком, в котором система - это «совокупность (комплекс) взаимосвязанных и взаимодействующих частей (элементов) це­лого, функционирование которых ориентировано на достижение поставлен­ной цели».19 Особое внимание следует обратить на внутренние связи между компонентами правового режима, которые имеют преобладающее значение, так как делают объект исследования системой и выявляются поэтому лишь на системном уровне его рассмотрения. В системном подходе они называ­ются системообразующими связями (факторами), благодаря присутствию которых система приобретает свойство целостности - наличие новых ин-тегративных качеств, отсутствующих у отдельных компонентов, но возни­кающих в результате их взаимодействия в определенной системе.


18 Витрук Н. В. Сложные динамические системы в сфере государственно-правовой
надстройки // Основы применения кибернетики в правоведении. М., 1977. С. 29.

19 Там же.

Приступая к изучению любого системного образования, необходимо выделить составляющие его части, подсистемы и элементы, выявить организацию и взаимодействие этих частей, подсистем и элементов, то есть структурное построение этой системы. Следующим срезом анализа должно стать выявление характера взаимодействия подсистем между собой в ходе функционирования для достижения поставленных целей, что позволит выделить образование правового целого, элементы которого характеризуются такими правовыми качествами и признаками, как единство, целенаправленность, информативность и управляемость.

Суммируя вышесказанное, констатируем, что анализ правового режима как системы правового порядка должен быть направлен на выявление: а) составных элементов системы, их свойств и функций внутри системы; б) связей и отношений элементов системы, т. е. внутренней структуры системы; в) интегративных свойств системы и ее функций; г) зависимости внутренней структуры системы от ее внешних связей и функций; д) закономерностей, в соответствии с которыми функционирует система.20

Изучение внутренних свойств системы правового режима следует проводить с учетом системно-компонентных, системно-структурных, системно-функциональных и системно-интегративных аспектов. Системно-компонентный аспект дает ответ на вопрос, из каких элементов состоит правовой режим, то есть отражает особенности его компонентного состава. Системно-структурный анализ, в широком смысле этого понятия, касается способа взаимосвязи и взаимодействия образующих его частей. Системно-функциональный и системно-интегративный аспекты позволяют ответить на вопрос о функциях рассматриваемого явления как в интегративном результате функционирования его компонентов, функции которых, в свою очередь, во многом определяются их взаимодействием в рамках системы. Таким образом, наше внимание сосредотачивается на двух ключевых объектах - «структуре» и «функциях» правового режима.


20 См.: Анализ систем научного знания / Под ред. Я. Ф. Аксина, Т. К. Никольской.

Саратов, 1974. С. 14.

Место и роль структуры в существовании всякой социальной системы определяется тем, что именно она является материальным носителем ее внутренней упорядоченности, обуславливает присущую ей целостность и относительную устойчивость. В этом смысле понятие структуры отражает «статику» системы. Исследование данного статического момента системы обычно называют структурным анализом и предлагают рассматривать его в качестве одного из конкретных, относительно самостоятельных аспектов системного подхода. Следует при этом иметь в виду, что правильное понимание и плодотворное использование структурного анализа возможно лишь на основе выявления и дифференциации совокупности образующих систему компонентов (компонентного анализа), качественная природа которых, их связи и взаимодействия влияют не только на структуру, но и другие стороны, свойства и особенности той или иной системы. Структура любого объекта представляет собой «совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе, то есть сохранение основных свойств при различных внутренних и внешних изменениях».21

Относительно структуры правового режима сложилось три основ­ных подхода:

  1. Правовой режим отождествляется с механизмом правового регу­лирования, в результате чего совпадает и их структура;

  2. Правовой режим - это институт права, и его структуру составля­ет совокупность правовых норм;22

  3. Понятие правового режима шире понятия механизма правового регулирования (МПР), поэтому в структуру правового режима помимо эле­ментов МПР входят принципы права, методы правового воздействия и т. д.23

Для того, чтобы определиться в точке зрения, необходимо обратить­ся к сравнительному анализу правовых режимов и «смежных» общетеоре­тических категорий:


21 Философский энциклопедический словарь. М., 1995. С. 657.

22 См.: Розанов И. С. Административно-правовые режимы по законодательству
Российской Федерации, их назначение и структура // Государство и право. 1996. № 9. С. 85.

23 См.: Теория юридического процесса / Под ред. В. М. Горшенева. Харьков, 1985.
С. 152 - 156.

1. «Правовой режим» и «норма», «институт», «отрасль права» раз­личаются по содержанию и объему. Последние три, будучи элементами со­держания права, включаются в текст нормативно-правового акта или целой группы актов. Правовой режим, в свою очередь, тоже устанавливается эти­ми актами, но не охватывается ими полностью лишь путем изложения оп­ределенного правила поведения. Правовые нормы, естественно составляют основу правового режима в регулируемой режимом ситуации, однако он не сводится к их совокупности. Институт и отрасль права включают все те же «тематические» родственные правила поведения, правовой режим же, по­мимо норм права, складывается из правоотношений, юридической ответс­твенности, комплекса юридических фактов и т. д. Правовыми средствами, мотивирующими поведение субъектов, выступают не сами нормы права..., а те меры информационно-психологического воздействия, которые в них содержатся... - правовые стимулы и ограничения».24

2. «Правовой режим» и «механизм правового регулирования». Пра­вовой режим есть специфический механизм правового регулирования, на­правленный на конкретные виды объектов (субъектов), в рамках которого последние действуют. Правовой режим включает в себя несколько право­вых блоков, каждый из которых реализуется через МПР. Можно сказать, что правовой режим - это проекция МПР на конкретную социальную ситуацию. Данные категории не совпадают и по содержанию: помимо элементов МПР (норм права, юридических фактов, актов реализации права, правопримене­ния), составляющих механизм реализации правовых режимов, в его содер­жание входят субъекты, их правовые статусы, объекты, методы взаимосвязи конкретных видов субъектов с объектами, система гарантий, в том числе юридическая ответственность за нарушение режимных требований. Для правового режима имеют важнейшее значение такие условия, как время, пространство, круг лиц, на которые он распространяется, наполняющиеся конкретным содержанием в соответствии с регулируемыми социальными процессами.25


24 Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве // Правоведение. 1998. № 3. С. 134.

25 См.: Матузов Н. И., Малько А. В., Политико-правовые режимы: актуальные аспекты
// Общественные науки и современность. 1997. № 1. С. 66.

26 См.: Алексеев С. С. Теория права. С. 243.

27 Малько А. В. Правовые средства: вопросы теории и практики // Журнал российского
права. 1998. № 8. С. 66.

В результате проведенного сравнительного анализа можно с уверен­ностью констатировать, что правовой режим является разновидностью пра­вового состояния, не сводимого ни к совокупности юридических норм, ни к механизму правового регулирования. Это именно «укрупненный блок», ко­торый соединяет в единую рабочую конструкцию определенный комплекс правовых средств сообразно возникающим целям.26 В то же время следует отметить, что при любом подходе в качестве основного структурного ком­понента предлагается тот или иной набор юридических средств, к которым относятся явления правовой действительности (в том числе нормы права, нормативные акты, правоотношения, акты реализации прав и исполнения обязанностей, правоприменительные акты, различные санкции, стимулы, ограничения, принципы права, методы правового воздействия и т. д.), при­званные обеспечить достижение целей правового регулирования, действуя в единой связке - «цель - средство - результат».27

Главное научное и практическое прикладное значение правовых средств состоит в том, что они характеризуют активно-действенный, функциональный аспект правовых явлений. Как справедливо отмечает С. С. Алексеев, «вопрос правовых средств, не столько вопрос обособления в особое подразделение тех или иных элементов, сколько вопрос их особого видения в строго определенном ракурсе - функционального предназначения, их роли как инструментов оптимального решения социальных задач».28

В общем наборе правовых средств принято различать следующие основные уровни:

  1. Уровень основных элементов механизма правового регулирования в целом (юридические нормы, правоотношения, акты реализации права, правоприменительные акты);

  2. Уровень целостных правовых режимов, направленных на реализацию специальных задач в процессе правового регулирования и состоящих из блока правовых средств, обеспечивающих льготный или ограничительный порядок в регулировании;

  3. Уровень операционального юридического инструментария, ис­пользуемого в оперативной деятельности юридических органов, должнос­тных лиц, граждан, к которым относятся жалоба, иск, штраф и т. д.29

Исходя из деления правовых средств по субстанциональным уров­ням, в рамках правового режима можно выделить те же три группы струк­турных элементов. Эти элементы группируются не в единой плоскости. Каж­дая группа представляет собой исчерпывающий набор правовых средств, составляющих правовой режим, и выбор определенной группы зависит от того, под каким углом рассматривается правовой режим:

  1. если за основу берется функциональная сторона существования правового режима, система разрешения им соответствующих задач, то его структура складывается из элементов механизма правового регулирования;

  2. если мы рассматриваем сущностный аспект, то основу правового режима будут составлять элементы, характеризующие его по степени бла­гоприятности для субъекта.


28 См.: Алексеев С. С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие,
классификация // Советское государство и право. 1987. № 6. С. 14 - 15.

29 Там же. С. 16..

Третий блок носит вспомогательный характер и формируется на ос­нове анализа деятельности субъектов режима и учета основных операцио­нальных средств, которые в данном правовом режиме задействованы.

Подобно характеристике внутреннего устройства системы, анализ ее функционирования, то есть «динамики», составляет относительно самостоятельный аспект системного подхода (так называемый функциональный анализ) и предполагает использование понятия функций. Опираясь на предложенное в философской литературе понимание функций как избирательного воздействия структуры объекта на определенные стороны внешней среды, можно определить исходные методологические позиции исследования сущности функций правовых режимов. Функции правовых режимов напрямую связаны с функциями правового регулирования в целом, поэтому согласно общему подходу выделяется две основные группы функций правового режима:

1. Общесоциальные (культурно-историческая, воспитательная,
контрольная и информационная);

2. Собственно юридические (регулятивная и охранительная).
Кроме того, правовым режимам присущи и некоторые специфические

функции, характеризующие их как самостоятельные явления социально-правовой действительности, а именно: мотивационная, коммуникативная, оценивающая, гарантирующая, распределительная и воспитательная функции.30

В рамках «конструирования» понятия правового режима нас, прежде всего, интересуют следующие моменты воздействия правового режима на объекты (в широком смысле) регулирования:


  1. 30 См.: Родионов О. С. Механизм установления правовых режимов ... С. 96 - 107.

    Обеспечение устойчивого нормативного регулирования группы общественных отношений: при установлении определенного правового режима изначально определяется статус интересующего объекта (субъекта), создаются условия его функционирования, готовится база развития устанавливаемых отношений, обеспечивается применение санкций за поведение, выходящее за рамки предоставленных полномочий;

  2. Определение объекта, в отношении которого устанавливается режим: субъекты права (правоотношений) получают непосредственное представление об интересующем их предмете;

  3. Создание условий для удовлетворения интересов субъекта права путем предоставления гарантий в том, что контрагент не будет нарушать его права под угрозой применения санкций. В правовом режиме могут быть отражены и интересы государства, когда оно ставит субъектов правоотношений в ограниченные рамки, и интересы личности, хозяйствующего субъекта, - в этом случае государство, наоборот, стремится устранить препятствия, встречающиеся на пути реализации индивидом своих интересов.

Таким образом, в результате системного анализа категории «правовой режим» можно выделить ряд его характерных признаков:

1. Закрепление на законодательном уровне, которое имеет
определенные особенности по сравнению с другими юридическими
средствами, подлежащими законодательному закреплению:

  1. данная процедура позволяет четко обозначить комплекс правовых средств, используемых для регулирования ситуации, поскольку текстовое выражение, письменное закрепление юридически значимой ситуации наглядно демонстрирует преимущества и недостатки примененного сочетания правовых средств. Кроме того, такое оформление является определенным стимулом для субъектов права к правомерному поведению в рамках выбранного правового режима;

  2. субъекты в рамках определенного правового режима уже на начальном этапе регулирования имеют возможность оценить свое положение в данной системе, так как при создании правового режима реализуется попытка нейтрализовать возможную неопределенность (например, наличие бланкетных норм). На уровне нормативного акта, закрепляющего правовой режим, действуют как регулятивные, так и охранительные нормы - своеобразные источники информации для субъектов права и об ответственности за нарушение режимных требований, и о преимуществах участия в данном блоке правоотношений.

С легальностью правового режима тесно связана легитимность его установления, которая имеет более глубокое содержание и, помимо законности, правомерности правового режима, включает его поддержку со стороны граждан, основанную на демократическом способе его установ­ления, справедливой и гуманной сущности, объективной необходимости, полезности для граждан, четкости и эффективности функционирования, обеспечении прав граждан.31


31 См.: Чиркин В. Е. Легализация и легитимация государственной власти // Государство и право. 1995. № 8. С. 25.

2. Цель правового режима состоит в том, чтобы посредством
выделения во временных и пространственных границах тех или иных
субъектов и объектов права специфическим способом регламентировать
специфические области общественных отношений. Не следует в данном
случае отождествлять действие правового режима лишь с установлением особой системы правил поведения. В арсенале инструментов правового режима находятся субъекты права, их правовой статус, объекты правоотношений, их положение в системе регулирования, юридические факты и т. д., посредством которых регулируется масштабная ситуация, причем не в статическом ее состоянии, а с учетом развития, в динамике социальных процессов.

  1. Это особый порядок правового регулирования, воплощаемый в комплексе правовых средств и характеризующийся особым их сочетанием.

  2. Правовой режим создает конкретную степень благоприятности (неблагоприятности) для удовлетворения интересов субъектов права. Важность данной черты заключается в том, что от того, какую ситуацию должен создать правовой режим, зависит степень его закрепленности в законе, цель и структура.

Таким образом, если в функциональном аспекте под правовым ре­жимом понимать определенный порядок регулирования (А. В. Малько, Н. И. Матузов, О. С. Родионов), систему правил (Д. Н. Бахрах) или систему регулирующего воздействия (С. С. Алексеев), то в содержательном аспекте правовой режим - это инструмент регламентации прав и обязанностей всех участников определенных отношений, то есть применительно к специаль­ным субъектам права (в частности, к органам государственной власти) пра­вовой режим - категория, систематизирующая правовые явления и процес­сы, определяющие специфику положения субъекта:

1) подчиненную закономерностям правового регулирования;

  1. учитывающего динамику и статику регулятивного воздействия на общественные отношения;

  2. позволяющую систематизировать факторы правового регулиро­вания в качестве юридических средств - инструментов для удовлетворения интересов субъектов права.

Аккумулируя в себе столь разнообразные явления правовой дейс­твительности в упорядоченном, систематизированном виде, правовой ре­жим одновременно выступает одной из центральных общетеоретических категорий, разносторонне характеризующих роль государственного органа как специального субъекта права в системе правового регулирования.

Суммируя вышесказанное, можно сделать вывод, что с нашей точки зрения, правовой режим органа государственной власти выступает как особый нормативный порядок регулирования его положения посредством

установленных и обеспеченных государством правовых средств, который выражается в особом характере прав и обязанностей (целей, задач, функ­ций), способов и гарантий их реализации, специфике ответственности за нарушение режимных требований, и основывается на действии общих при­нципов, приводящих все его элементы в единую упорядоченную систему.

Реальную правовую основу деятельности органов государственной власти не могут образовать только статутные, структурные и процедурные акты. Помимо того, что они должны быть взаимосвязаны и согласованы между собой, сами по себе они не обеспечат проникновение права в каж­дую конкретную управленческую ситуацию. Речь идет о необходимости формирования в публично-правовой сфере общих принципов, конкретизи­рующих своеобразие органов государственной власти как государственных институтов, которые позволили бы безболезненно проводить большинство изменений (реформирований) во властной сфере, так как любая детальная статическая регламентация (установление, например, правовых статусов) препятствует проведению преобразований.

Закрепление положения (статуса, состояния) органа государствен­ной власти, таким образом, нуждается в несколько иной, отличной от «пра­вового статуса» правовой конструкции, так как положение государственного органа как специального субъекта права качественно отлично от положения гражданина, личности, любого другого индивидуального субъекта права и предполагает качественно иной инструментарий своего закрепления, ори­ентированный на регламентацию государством основных характеристик его деятельности - своеобразного ранжирования, ограничения определенными правовыми рамками, создания условий для регулирования без пробелов. Это необходимо для сведения к минимуму государственного произвола, обеспе­чения согласованности в деятельности органов власти, поиска проблем в функционировании органа и своевременного их решения для обеспечения эффективности государственного регулирования.

Отсутствие стабильной правовой регламентации регулирования ор­гана власти не позволяет отраслевым наукам, в частности конституционно­му и административному праву, раскрыть весь свой потенциал, выработать устойчивые правовые категории, принципы, положения, произвести специ­ализацию и дифференциацию правовых конструкций, создать полноценные классификации и типологии субъектов, объектов, функций, средств, актов, процедур и т. д. Законодательное регулирование системы органов государс­твенной власти (законодательной, исполнительной, судебной) по-прежнему носит фрагментарный, эпизодический характер. Речь идет не об отсутс­твии нормативно-правовых актов, а в целом о проблематичности систем­ного регулирования в условиях нестабильности государственно-правовых институтов, что принятием дополнительных законов проблемы не решить. «Системность регулирования предъявляет очень высокие требования к пра­вотворческому процессу, обязывая законодателя каждой новой юридичес­кой норме придать системную огранку, соотнести ее с положениями примы­кающих правовых институтов».32

На сегодняшний день законодатель преимущественно отстранил­ся от комплексного регулирования системы федеральной исполнительной власти, уступив место подзаконному нормотворчеству, о чем свидетельс­твует практический отказ от принятия федеральных законов о конкретном федеральном органе исполнительной власти, если его инициатором не вы­ступает Президент РФ.33 Закон еще не стал подлинным, фундаментальным источником полномочий органа государственной власти, его «юридической энергии» не хватает, чтобы упорядочить формирование деятельности конк­ретных должностных лиц.


32 Хазанов С. Д. Административно-правовое регулирование деятельности органов
исполнительной власти: некоторые методологические вопросы // История становления и
современное состояние исполнительной власти в России. М., 2003. С. 20.

33 См.: Ноздрачев А. Ф. Институт органов исполнительной власти: основные идеи и
становление // Административное право: теория и практика. М., 2002. С. 114 - 126..

В этих условиях основной задачей становится изучение и оформ­ление существенных характеристик деятельности органов государственной власти как самостоятельных, специфических политических институтов, отличных от других коллективных субъектов права. В рамках теории пра­вового режима предполагается осветить обозначенные выше проблемы, на­метить основные пути их решения, так как без использования обширного, богатого понятийного и методологического аппарата общей теории права и государства, средствами только отраслевых наук невозможно решить про­блемы эффективной организации государственной власти.

В. С. Бреднева*
^ СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ СТРУКТУРНЫХ КОМПОНЕНТОВ ПРАВОСОЗНАНИЯ
Развитое правосознание является субъективной основой верховенства права в цивилизованном обществе и правовом государстве.

Правосознание, функционируя в общественной жизни как единая динамичная система, имеет сложное строение. Специфика его структуры в том, что правосознание относится к числу явлений, которые не могут быть раскрыты в какой-то одной системе представлений. Необходимо по меньшей мере несколько сечений, чтобы обнажить его сложную структуру. Многоплановый анализ структурных элементов правосознания является условием изучения взаимосвязей различных продуктов духовного отражения правовой действительности.1

В работах некоторых авторитетных исследователей права сформу­лирована точка зрения, что у правосознания вовсе нет никакой структуры: «Все эти уровни, слои, сферы и, тем более, деление правосознания по классо­вому основанию не есть структура целостного органического образования. Это лишь подразделения более или менее организованной совокупности, и по своей сути скорее свидетельство разобщенности правосознания - того, что под термином "правосознание" имеются в виду различные проявления духовной, интеллектуальной, социально-психологической жизни, связан­ные со сферой права, но не образующие органичной целостности».2


* Ассистент кафедры теории, истории, философии права и государственно-правовых дисциплин Юридического института Сахалинского государственного университета.

1 Ефремова Г. Х., Ратинов А. Р. Изучение правосознания и общественного мнения о преступности и деятельности правоохранительных органов. М., 1989. С. 39.

2 Алексеев С. С. Общая теория права: В 2-х т. М., 1981. Т. 1. С. 200.

3 Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Под общ. ред. А. С. Пи-голкина. 2-е изд. М., 1996. С. 144; Венгеров А. Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. 3-е изд. М., 2000. С. 528.

4 Хропанюк В. Н. Теория государства и права. М., 2000. С. 203 - 204; Гранат Н. Л. Правосознание и правовая культура // Юрист. 1998. № 11. С. 12; Батуркин В. Г. Понятие и

Однако на сегодняшний день большинство авторов признают, что правосознание - это целостное образование, обладающее внутренним строением.3 Традиционно в рамках правосознания выделяют два крупных комплекса: правовую идеологию и правовую психологию.4

С точки зрения содержания, структура правосознания включает сле­дующие компоненты:

  1. Рационально-идеологические - это правовые понятия, знания, идеи, конструкции, теории в системном научном выражении, составляю­щие правовую идеологию.

  2. Социально-психологические - правовые чувства, общественные и индивидуальные состояния, которые формируются на основе правовых знаний и представлений о нормах права, юридических правах и обязаннос­тях, законности, других правовых явлениях и связаны с их непосредствен­ным восприятием и оценкой.

  3. Поведенческие - правовые установки, в совокупности составля­ющие ценностную ориентацию личности, привычки, готовность к деятель­ности в сфере правового регулирования, которые являются посредствую­щим звеном между сознанием и правовой деятельностью субъектов.5

Рационально-идеологические компоненты - это основа структуры правосознания. Человек, не знающий законов своего государства, следует стихийно возникшим представлениям о правах и обязанностях.

Особенность таких компонентов заключается в том, что они фор­мируются под воздействием самых разнообразных факторов. На объем и качество правовых знаний влияет и политический режим, и временные па­раметры, и возрастные характеристики. Чем демократичнее политический режим, тем больше у субъекта возможностей ознакомиться с текстом пра­вовой нормы, правоприменительного акта.6 Овладение информацией нераз­рывно связано с наличием у субъектов свободного времени, необходимого для познания нормативно-правовых актов. На степень правовой информи­рованности оказывает влияние возраст: малолетний ребенок имеет мень­ший уровень информированности, чем взрослый человек.


структура правового сознания // История государства и права. 2004. № 5. С. 19 - 21; Нерсе-сянц В. С. Общая теория права и государства. М., 2002. С. 268 - 269 и др..

5 Сапун В. А. Инструментальная теория права в юридической науке // Современное государство и право: Вопросы теории и истории. Владивосток, 1992. С. 17 - 22.

6 Тенилова Т. Л. Временные характеристики в сфере правосознания // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2004. № 4. С. 42; Донченко А. П., Смазнова О. Ф. Диалектика социального и личностного времени как фактор развития русского правосознания // Вестник Новгородского университета. Новгород, 2001. № 18. С. 29.

Социально-психологические компоненты правосознания играют значительную роль в формировании и реализации права. Это либо мощный фактор правового развития, прогресса в демократических преобразованиях, либо тормоз, сопротивление преобразованиям, реформам.

Особенность социально-психологических компонентов состоит в том, что они в решающей степени складываются под влиянием нацио­нальной психологии.7 Сложившиеся за многие столетия национальные привычки, обычаи, особенно на бытовом уровне, диктуют эмоциональное отношение у этносов к тем или иным правовым нововведениям, модерниза­циям. Прежде всего это касается установившихся форм брачно-семейных, имущественных отношений, положительное отношение к которым сохра­няется, несмотря на то, что революционные правовые решения старались их разрушить.

Специфика структуры правосознания проявляется и в том, что социально-психологические и рационально-идеологические компоненты не существуют изолированно друг от друга, они активно взаимодействуют.

Познавая действительность, люди не остаются равнодушными к по­лученным знаниям. Они соотносят их с прошлым опытом, потребностями, интересами, целями деятельности. Познанные свойства объектов опреде­ленным образом переживаются. Возникает новое, на этот раз уже интеллек­туально-эмоциональное образование - психическое отношение к объектам познания и практической деятельности (определение субъективной значи­мости объекта как хорошего или плохого, полезного или вредного, прием­лемого или неприемлемого).

Отношение выражается в оценке. Она состоит в признании зна­чимости чего-либо с точки зрения индивида, группы или общества. Оценка стоит между познанием и практикой. Это всегда сравнение, в результате которого субъект выбирает как раз то, что соответствует потребностям, интересам, ценностям его сознания. Пронесенные через личный опыт и правовую практику субъекта, познаваемые им разные стороны и явления правовой жизни точно так же вызывают к себе определенные отношения и, будучи значимыми для личности, приобретают известный смысл, квалифицируются как ценности. Подобная оценка включает в себя пред­ставление об объективных свойствах оцениваемых предметов и явлений. Таким образом, оценивающая деятельность невозможна без познающей.

В структуру правосознания входят четыре основных типа оценочных отношений:


  1. 7 Венгеров А. Б. Теория государства и права. С. 128.

    а) к праву в целом (его принципам, нормам, институтам);

  2. б) к правовому поведению окружающих и к объектам деятельности (преступности, преступлениям, преступникам);

  3. в) к правоохранительным органам (прокуратуре, адвокатуре, суду, юстиции)

  4. г) к своему собственному поведению (самооценка).8

Поведенческие компоненты представляют собой целостную систе­му, в которую включены не только правовые установки и правовые ориен­тации, но и правовая сплоченность, правовой мотив.

Категория установки является одной из центральных для теории правосознания. На ней построены многие исследования психико-эмоцио-нальной стороны правосознания.9 Установка — понятие одновременно пси­хологическое и социологическое. Д. Н. Узнадзе называл установку главным психическим образованием, механизмом психики, интегральным по отно­шению ко всем ее уровням.10 По мнению В. С. Комаровского, социальная установка - это сложившаяся готовность индивида к определенной форме реагирования на социальные объекты: предрасположенность, побуждаю­щая действовать в отношении этих объектов определенным образом скорее, чем каким-либо другим.11 С точки зрения Д. А. Керимова, установка пред­ставляет собой такое состояние индивида, общности людей, общества в це­лом, которое непосредственно определяет заданность их устремлений, на­правленность интересов, целей и волевой деятельности, а тем самым также характер, форму и стиль этой деятельности.12 Правовая установка — особое состояние психологического склада личности, предрасполагающее к опре­деленной активности с позиций определенной потребности и личностного интереса.


8 Гранат Н. Л. Правосознание и правовая культура // Теория права и государства / Под. ред. Н. А. Катаева, В. В. Лазарева. уфа, 1994. С. 329.

9 Абрамов А. И. Функции правосознания и их роль в реализации функций права // Правоведение. 2006. № 5. С. 23 - 34.

10 Узнадзе Д. Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961.
С. 192. См. также: Узнадзе Д. Н. Психологические исследования. М., 1966. С. 140 - 152,
164 - 169, 180 - 183.

11 Комаровский В. С. Некоторые проблемы измерения социальных установок //
Вопросы философии. 1970. № 7. С. 24.

12 Керимов Д. А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права).
М., 2001. С. 416.

13 Вопленко Н. Н. Правосознание и правовая культура: Учебное пособие. Волгоград,
2000. С. 22.

Некоторые исследователи определяют правовую установку как «де­онтический стереотип психологической структуры личности, выступающий как своеобразная "настройка" всех структурных элементов правосознания действовать в соответствии с требованиями правовой нормы».13 Некоторые исследователи называют установки «аттитюдами».14 Систематическое изуче­ние феноменов, связанных с областью правосознания, началось в 20-х годах прошлого века и первое время велось преимущественно в Северной Америке и западной Европе. Однако единый термин для обозначения этих феноменов был введен спустя несколько десятилетий советскими философами.15

ценностно-правовые ориентации — совокупность качеств личнос­ти (осознание правового долга, ответственности, законности, уважение к праву, солидарность с его требованиями).

Если групповая сплоченность характеризует ту степень, в которой члены группы желают оставаться в ней,16 то правовая сплоченность харак­теризует, насколько члены социальной группы следуют нормам права. Лю­бая социальная группа, чтобы сохранить свое существование, принимает меры к тому, чтобы превратить групповые взгляды и нормы, установки и ценностные ориентации в принципы и правила индивидуального поведе­ния. А всякое отклонение от групповых ценностей отражается в реальном поведении человека, что фиксируется другими членами группы и влияет на их отношение к нему. А поскольку каждый человек дорожит положитель­ным отношением к нему тех людей, с которыми он непосредственно взаи­модействует, то это и определяет силу психологического влияния группы на своих членов.17

Правовой мотив — это побудительная причина, повод не нарушать нормы права.


14 Андреева Г. М. Социальная психология. М., 1999. С. 289.

15 См.: ФарберИ. Е. Правосознание как форма общественного сознания. М., 1963.

16 Новиков В. В. Социальная психология. М., 2002. С. 78.

17 Бондаренко Т. А. Социальные условия и факторы проявления негативных явлений
в поведении молодежи // Актуальные проблемы социализации личности. М., 1990. С. 171.

18 Поляков А. В. Общая теория права: Феноменологокоммуникативный подход. Курс
лекций. 2-е изд. СПб., 2003. С. 604.

Особая роль поведенческих компонентов заключается в том, что они лежат в основе человеческого поведения. При этом следует учитывать, что под поведением в науке принято понимать присущее живым существам взаимодействие с окружающей средой, включающее двигательную актив­ность и ориентацию по отношению к этой среде. Поведение возникает на определенном уровне организации материи, когда живые существа приоб­ретают способность воспринимать, хранить и преобразовывать информа­цию, используя ее в целях самосохранения и приспособления к условиям своего существования.18

Деформация поведенческих компонентов приводит к тому, что пра­восознание в целом становится деформированным. И такое правосознание порождает соответствующее поведение в сфере права. Противоправное по­ведение (если позволяет индивиду достичь его целей) укрепляет противо­правные ориентации правосознания. Их изменение может быть достигнуто направленностью непосредственной правореализующей деятельности не только на соблюдение обязанностей, но и, преимущественно, на осущест­вление прав. Побуждение граждан к активному пользованию своими пра­вами способствует осознанию ими ценности права, пусть сначала и сугубо утилитарной.19

При помощи таких правовых явлений, как правосознание, правовая культура, «происходит теоретическое и практическое освоение правовых средств, формируются навыки, умения, установки и готовность к их практическому использованию».20

Структура правосознания, изучаемого с точки зрения глубины отражения правовых явлений, обнаруживает три уровня, которые скла­дываются из многообразного сочетания, развитости рациональных, психологических и поведенческих компонентов правосознания: массовое (обыденное), профессиональное (специализированное) и научное (теорети­ческое) правосознание.

В результате глобализации все более распространенным становится восприятие правовой ситуации на уровне обыденного правового сознания. Большой объем законодательной базы и ее постоянная изменчивость, реформирование в различных областях общественной жизни приводит к необходимости вновь и вновь обращаться к исследованию массового правосознания.

Массовое правосознание свойственно субъектам, которые сталки­ваются с юридической стороной жизни общества лишь эпизодически.

Особенность массового правосознания в том, что оно складывается стихийно, самопроизвольно и отражает правовые явления на основе по­вседневного опыта. Обыденные представления о праве носят ограниченный характер, отличаются хаотичностью и разрозненностью.


19 Пивилизационньш подход к концепции человека и проблема гуманизации
общественных отношений / Под ред. С. Э. Крапивенского. Волгоград, 1998. С. 240..

20 Сапун В. А. Правовые явления как элементы культуры в правовом государстве
// Ученые записки юридического факультета. Вып. 6. Проблемы правоотношений в
социально-культурной сфере. СПб., 2001. С. 19.

В то же время было бы ошибочным рассматривать массовое правосознание в качестве явления низшего порядка. И не только потому, что в него могут внедряться элементы научного и даже профессионального правосознания.21 значение массового правосознания заключается в его собственной ценности, в том, что оно внешне выражает потребности социальной жизни, является носителем господствующего в обществе чувства права и законности.

Профессиональное (специализированное) правосознание определя­ется как система специальных правовых знаний, умений, навыков, убежде­ний, чувств, при помощи которых осуществляется правоприменительная и иная юридическая деятельность специальных субъектов.

Профессиональное правосознание присуще людям, имеющим спе­циальное юридическое образование и занимающимся практической юриди­ческой деятельностью. Это правосознание практикующих юристов: судей, прокуроров, адвокатов, юрисконсультов.

Однако практика показывает, что различные профессиональные группы не одинаково воспринимают юридическую действительность. Су­дья относится и оценивает правовую реальность иначе, чем прокурор, про­курор - иначе, чем адвокат, следователь - иначе, чем эксперт-криминалист, юрисконсульт банка - иначе, чем преподаватель юридического факультета и так далее, хотя все они получили высшее юридическое образование. Такое многообразие уровней правового сознания объясняется тем, что, казалось бы, единый теоретический взгляд на право преломляется через функцио­нально различные виды практической деятельности, включая законодатель­ную и правоприменительную.

Особенность такого правосознания - в доскональном знании субъ­ектами правовых норм, регулирующих тот или иной вид юридической де­ятельности, определенных юридических процедур. Однако такое правосо­знание не проникает в сущность правовых явлений.


Специфика научного правосознания в том, что его субъекты при ис­следовании правовых явлений не всегда учитывают процедурные моменты, относящиеся к практической стороне правореализационной деятельности. 21 Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 1. С. 212.
Научное (теоретическое) правосознание формируется на базе науч­ных исследований и выражено в понятиях, категориях, идеях, концепциях, отражающих юридические явления на значительно более глубоком уровне. Оно характеризуется максимальной глубиной познания сущности правовых явлений, отражает системность правовых связей.

Основной и ведущий компонент теоретического правосознания - правовая идеология (рационально-идеологические компоненты).

При рассмотрении правосознания с точки зрения его принадлежнос­ти определенным субъектам возникает необходимость различать конкрет­ных носителей и соответственно этому - правосознание общества, групп и индивидов.

Большинство авторов такое деление называет «видами» правосо­знания.22 Однако, учитывая, что такие «виды» являются одним из сечений правосознания, их также целесообразно рассматривать в рамках данного явления.

Некоторые авторы полагают, что общественное правосознание — это наиболее динамичное, реактивное правосознание, возникающее в ответ на злободневные, общественно важные события и явления юридической жизни. Став предметом общественного интереса, конкретное явление пра­вовой действительности актуализирует то или иное содержание правосо­знания, те или иные юридические знания, оценочные отношения к праву и практике его применения, правовые установки и ценностные ориентации.23

Однако носителями общественного правосознания являются также большие социальные группы - нации, народы. А, по мнению ряда известных социологов, «многократно используя те или иные неформальные нормы, участники взаимоотношений воспроизводят этот порядок как структурный элемент институционального порядка общественной жизни. Он обретает реальность и становится стабильным... Так возникают идеи-верования, которые могут надолго оставаться защищенными от рационализации и по­тому именуются предубеждениями. Даже целые народы смотрят на дейс­твительность, оценивают и стремятся изменить ее из глубины собственных предубеждений».24


22 Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Под общ. ред.
А. С. Пиголкина. С. 144; Малько А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2001.
С. 304.

23 Ефремова Г. Х., Ратинов А. Р. Изучение правосознания и общественного мнения о
преступности и деятельности правоохранительных органов. С. 15.

24 Хлопин А. Становление гражданского общества в России // Гражданское общество.
М., 1997. (серия «Pro et contra». Т. 2. № 4). С. 63.

Таким образом, особенность общественного правосознания в том, что оно характеризуется динамизмом, но при этом изменчивость этого струк­турного элемента сочетается с его стабильностью, устойчивостью в наибо­лее важных, определяющих сторонах общественной жизнедеятельности.

Групповое правосознание - это коллективные представления и чувства о праве и иных правовых явлениях, поведении и деятельности в сфере правового регулирования, которые выражают отношение и оценки правовых явлений со стороны социальных групп, коллективов, иных социальных образований.

Любая социальная группа имеет не только цели и задачи, совпада­ющие с общественными в целом, но и свои, специфические, порожденные особыми потребностями и интересами. Таким образом, в сознании соци­альных групп находит проявление общественное сознание, но оно в каждой отдельной социальной группе преломляется через призму специфических условий, потребностей, интересов этой группы, приобретает специфичес­кие черты, которые позволяют рассматривать групповое сознание как отно­сительно самостоятельное духовное образование. Кроме того, в обществе всегда имеются формальные и неформальные социальные группы, в том числе образования антисоциального характера. В таких группах также фор­мируется «свое» правосознание, которое может оказывать отрицательное воздействие на индивидуальное правосознание участников, способствовать развитию правового нигилизма, препятствовать положительной правовой деятельности субъектов.

Индивидуальное правосознание является результатом социализа­ции отдельного человека и усвоения им группового и общественного пра­восознания, опосредованного особенностями его жизненного пути. В про­цессе социализации личности отдельные индивиды впитывают те правовые представления, поведенческие установки и стереотипы эмоционального ре­агирования на право и правовые явления, которые характерны для данной социальной общности того или иного этапа развития.

Однако в настоящее время перечень оснований для классификации видов правосознания расширился. Это связано с тем, что многие исследователи стали рассматривать правосознание не в целом, а как отражение лишь отдельных специфических правовых явлений.


25 Напр.: Никитяева В. В. Конституционное правосознание (Вопросы теории и практики): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж, 2002.

Некоторые ученые стали выделять и подробно изучать конституци­онное правосознание.25 Так, Н. В. Мамитова пишет: «Содержание конститу­ционного правосознания реализуется в двух аспектах: во-первых, как особый отраслевой вид правосознания, основывающийся на реальной потребности реализации требований Конституции Российской Федерации, признающих результатом правотворчества формирование правовой системы, в которой высшей ценностью выступают основные права и свободы человека; во-вто­рых, как совокупность идеологических и психологических структурных элементов, посредством которых осуществляется оценка конституционно-правовых отношений, конституционного законодательства, способствую­щая активизации правовой деятельности органов государственной власти, местного самоуправления по осуществлению прав человека».26

И. А. Кравец под конституционным правосознанием понимает особый вид правового сознания, в котором отражаются представления и чувства отдельной личности, социальной группы, общества в целом о Конституции, ее роли в правовом регулировании, правах человека, способе справедливого и демократического правления.27 Особенностью конституционного правосознания является его двойственный характер. Оно формируется на стыке правового и политического сознания, в то же время не являясь простым механическим сочетанием в сознании личности правовых и политических идей, взглядов, чувств.

В настоящее время появились научные исследования, в которых конституционное правосознание рассматривается как специфическое про­явление общественного и правового сознания; как социальный фактор, позволяющий выявить отношение к конституционным нормам - признание объективной необходимости Конституции РФ и ее приоритета в правовой системе государства.28

Отдельные исследователи стали анализировать налоговое правосознание.29


26 Мамитова Н. В. Конституционное правосознание в российском обществе как
фактор реализации конституционных идей в России // Конституционное и муниципальное
право. 2005. № 4. С. 11 - 14.

27 См.: Кравец И. А. Формирование российского конституционализма (проблемы
теории и практики). М.; Новосибирск, 2002. С. 328.

28 Напр.: Никитяева В. В. Конституционное правосознание ...

29 См.: Журавская Н. В. Налоговое правосознание гражданина как основной
фактор минимизации налогового нигилизма в обществе // Частное и публичное право:
Международная студенческая научная конференция, 28 - 29 марта 2002 года, СПб., 2002;
Горобинская А. Платить налоги стало модно // Сургутская трибуна. 2004. 1 июля.

В некоторых работах, преимущественно дореволюционных, упоминается и «уголовное» правосознание. «Преступление, до тех пор, пока оно не имеет непосредственным объектом своим само государство, еще не признается злым проявлением воли, направленным против основ жизни всего общества. В нем видят еще не зло абсолютное, не угрожающее интересам и безопасности государства и общества уклонение свободной воли лица с пути нормального и допускаемого правом проявления ее, но главным моментом его ставить нарушение интересов частных, нарушение прав индивидуальных, видят в нем «обиду», причиненную лицу или лицам, непосредственно потерпевшим от правонарушения. Отсюда архаический институт кровавой ме сти и система имуще ственных пеней, характеризующие собою эту первичную пору развития уголовного правосознания всякого народа, которая может быть названа эпохою господства частного воззрения на преступление и наказание».30

«От причинения смерти нужно отличать допущение смерти, происходящей от иных причин. Последние могут состоять или в преступной деятельности третьего лица, допущение которой образует понятие попустительства, или в явлениях, безразличных в смысле уголовно-юридическом. Допущение лишения жизни в обоих случаях сводится к неоказанию помощи, взгляды на которое изменялись существенно в истории уголовного правосознания».3

Таким образом, целесообразно разделять правосознание по сферам отражения, по отраслевому признаку, учитывая, что на практике такое разделение уже существует.


30 Загоскин Н. П. Очерк истории смертной казни в России. Речь, читанная на годичном
акте Императорского Казанского университета // Известия и ученые записки Казанского
университета. 1892. № 1. С. 83.

31 Фойницкий И. Я. Уголовное право. Посягательства личные и имущественные. 5-е
изд. СПб., 1907. С. 20 - 22.

Таким образом, правосознание - сложное структурное образование, элементы которого находятся в постоянном развитии и функционируют на всех стадиях механизма правового регулирования. От сформированности правосознания зависит выбор правовых средств, эффективность различных видов юридической деятельности. Выделение структурных элементов в правосознании способствует пониманию его роли и места в жизни человека и общества.

Ю. Г. Арзамасов*
  1   2   3   4   5   6   7   8



Скачать файл (3527.6 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации