Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Белякова Л.И., Волоскова Н.Н. Дизартрия - файл 1.doc


Белякова Л.И., Волоскова Н.Н. Дизартрия
скачать (1348.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1349kb.05.02.2012 08:36скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Реклама MarketGid:
Загрузка...
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВУЗОВ

Л. И. БЕЛЯКОВА, Н. Н. ВОЛОСКОВА


ЛОГОПЕДИЯ

ДИЗАРТРИЯ

МОСКВА 2009

Рецензенты: кандидат педагогических наук, доцент Е.Н. Моргачева; доктор психологических наук, профессор И.Ю. Левченко

Белякова Л.И., Волоскова Н.Н.

Б44 Логопедия. Дизартрия. — М. : Гуманитар, изд. центр ВЛАДОС, 2009.— 287 с. ISBN 978-5-691-01781-0.

Агентство CIP РГБ.

В учебном пособии использованы материалы известных руководств по неврологии, нейропсихологии, специальной педагогики, а также публикации ведущих специалистов по проблеме дизартрии. Автор­ская позиция основана на собственных многолетних психолого-педа­гогических и клинико-психологических исследованиях и наблюдени­ях. Пособие соответствует программам для студентов педагогических университетов и институтов по специальности 13.00.03 — коррекци-онная педагогика и специальная психология, разработанным в соот­ветствии с Государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по разделу логопедии — дизартрия.

В книге дан естественно-научный подход в изучении психолого-педагогических проблем речевого нарушения — дизартрии, учтены тенденции современной логопедии, рассматривающие вопросы пси­холого-педагогической коррекции с позиций общеневрологического изучения двигательной и речевой сферы человека. В связи с этим подробно описываются структура и функции двигательного анализа­тора, что поможет представить единую картину психоневрологичес­ких нарушений при дизартрии и описать те формы моторно-речевых расстройств, которые возникают при поражении разных отделов двигательного анализатора.

Пособие адресовано студентам дефектологических и психологи­ческих факультетов, логопедам, психологам, врачам, специалистам, интересующимся вопросами речевой патологии и специальной пси­хологии.

УДК [376.1-058.264+616.89-004.434.3](075.8) ББК 56.12я73-1+74.3я73-1
Оглавление

Введение 7

ГЛАВА 1

Анатомо-физиологические и психофизиологические

основы речевой функции 13

  1. Основные сведения о строении и физиологии нервной системы человека 13

  2. Периферический речевой аппарат .28

  1. Органы дыхания, голоса и система резонаторов 29

  2. Артикуляционный отдел 34

  1. Психофизиологические механизмы звукопроизношения 38

  2. Психофизиологические механизмы просодической стороны речи 41

  3. Общие неврологические механизмы параличей . . . . 43

ГЛАВА 2

Дизартрии у взрослых лиц 48

2.1. Основные клинические формы дизартрии

у взрослых лиц 48

  1. Бульварная форма дизартрии 49

  2. Псевдобульбарная форма дизартрии 57

  3. Мозжечковая форма дизартрии 63

  4. Подкорковая или экстрапирамидная дизартрия 65

  5. Корковая дизартрия 67

2.2. Обследование и диагностика дизартрии у взрослых лиц.
Основные направления реабилитации 71


ГЛАВА 3

Дизартрии у детей 76

3.1. Онтогенез психомоторной и речевой

деятельности 76

3.2. Детский церебральный паралич 94

3.2.1. Классификация детских церебральных параличей…………………………………………………...95

  1. Дизартрии у детей 106

  2. Формы дизартрии у детей 112

3.4.1. Спастико-паретическая форма дизартрии 112

  1. Гиперкинетическая форма дизартрии 119

  2. Атонически-астатическая форма дизартрии 121

3.5. Степени выраженности дизартрии у детей 123

  1. Анартрия у детей 123

Минимальные проявления дизартрии 124

ГЛАВА 4

Психическое развитие и психологические особенности детей

и подростков с дизартрией 136

4.1. Общие черты психического развития детей с ДЦП 136

4.2. Особенности психологии детей дошкольного

и младшего школьного возраста с дизартрией . ... 141

4.3. Особенности психологии подростков с дизартрией

и аномальным развитием личности 143

ГЛАВА 5

Методики обследования детей и подростков

с дизартрией 156

5.1.Логопедическое обследование 157

  1. Изучение анамнестических сведений 157

  2. Обследование состояния артикуляционного аппарата 159

  3. Обследование состояния мимической мускулатуры 160

  4. Обследование звукопроизношения, лексико-грамматического строя речи 161

  5. Обследование просодической

стороны речи 162

5.1.6. Обследование фонематического

восприятия 163

5.1.7. Обследование чтения и письма 163

5.2. Обследование моторных и сенсорных функций . . . 164

  1. Исследование динамического праксиса . . . . 166

  2. Исследование пространственного праксиса . . . 167

  3. Исследование конструктивного праксиса. . . 167

  4. Исследование праксиса позы руки 167

  5. Исследование психомоторного профиля . . . 168

  6. Изучение чувства ритма 169

5.3. Психологическая диагностика 173

ГЛАВА 6

Основные направления комплексной реабилитации детей

и подростков с дизартрией 175

  1. Принципы реабилитации детей с дизартрией .... 177

  2. Основные направления логопедической работы

по коррекции нарушений речи при дизартрии у детей
дошкольного возраста 178


6.2.1. Нормализация мышечного тонуса, развитие
моторики артикуляционного аппарата


и пальцев рук 179

  1. Развитие дыхательной функции и голоса . . 180

  2. Коррекция фонетической стороны речи. . . . 181

  3. Развитие словаря и грамматического строя речи 181

6.2.5. Развитие сенсорных и психических функций . . 181

  1. Специализированная коррекционная работа с младшими школьниками с дизартрией, обучающимися в общеобразовательной школе . . . 182

  2. Специализированная комплексная коррекционная работа с подростками с дизартрией 183

ГЛАВА 7

Логопедические технологии, используемые в работе

с детьми с дизартрией 184

  1. Упражнения для устранения гиперсаливации. . . . 184

  2. Затормаживание гиперкинезов 184

  3. Нормализация мышечного тонуса с помощью массажа . . 185

  4. Развитие дыхания 189

  5. Развитие артикуляционной моторики 193

  6. Методика развития движений в лучезапястных суставах 195

  7. Развитие ручной умелости 202

  8. Развитие тонкой моторики пальцев рук у дошкольников с использованием

игровых приемов 207

7.9. Ритмизация общей моторики и тонкой моторики
пальцев рук у младших школьников


с дизартрией 216

  1. Активизация невербальных способов общения . . . 227

  2. Миогимнастика 227

  3. Сенсорное воспитание детей с дизартрией 228

  4. Развитие интонационной выразительности речи . . . 239

  5. Методика каллиграфотерапии 241

  6. Развитие звукопроизношения, словаря и грамматического строя речи 244

ГЛАВА 8

Психологическая коррекционная работа при дизартрии

у детей и подростков 249

8.1. Психологическое сопровождение семьи и ребенка

с ДЦП 249

8.2. Специализированная психотерапевтическая работа
с подростками при дизартрии и аномальном
формировании личности 250


8.3. Психологические техники, применяемые в работе с подростками. Арттерапия 254

  1. Визуально-музыкальный тренинг в рамках пассивной арттерапии 257

  2. Специализированные приемы арттерапии . . . 259

8.4. Конституционально-ориентированные технологии психологического сопровождения подростков с дизартрией 260

ГЛАВА 9

Профилактика дизартрии у детей 264

  1. Первичная профилактика. Предупреждение развития дизартрии у детей 264

  2. Вторичная профилактика 269

  3. Третичная профилактика 270

ГЛАВА 10

Организация учебного процесса по курсу «Дизартрия» . . . 272

  1. Организация деловых игр 273

  2. Схема анализа логопедического занятия 274

  3. Задания для самостоятельной работы студентов 276

Глоссарий 279

Литература 284

Введение

Дизартрия как сложная проблема речевой патологии ин­тенсивно изучается и освещается в теоретическом и практи­ческом аспектах в отечественной и мировой научной литера­туре. Научная разработка проблемы дизартрии в отечествен­ной логопедии связана с именами известных неврологов, пси­хиатров, психологов, педагогов, нейрофизиологов (Е.Н. Ви-нарская, Е.М. Мастюкова, Л.М. Шипицына, И.И. Мамайчук, И.И. Панченко, Л.В. Лопатина, И.Ю. Левченко, О.Г. При-ходько и др.). Все современные авторы единодушны в том, что изучение проблемы дизартрии должно сочетаться с ее не­врологическим, логопедическим и психологическим аспекта­ми исследования.

Учитывая то, что на современном этапе развития ло­гопедия не является узкопедагогической наукой, а пред­ставляет собой междисциплинарную область знаний о че­ловеке, в книге даются не только педагогические аспекты исследования, диагностики и реабилитационного процесса, но и значительное место уделяется медицине, психологии и психофизиологии.

В отечественной литературе дизартрию в детском воз­расте принято рассматривать как остаточные явления де­тского церебрального паралича, а у взрослых с клиникой параличей.

Принципиально новым в настоящем учебном пособии яв­ляется то, что нарушения речи при дизартрии представлены у детей, у которых нет явных признаков паралича, их психо­моторные функции развивались в пределах нормы или с не­которой задержкой.

Поскольку клиника дизартрии у детей имеет комбини­рованный характер, который включает помимо нарушений звукопроизношения, задержку темпа развития речи и языковые отклонения, в первой части книги даются представления о клинических формах дизартрии у взрослых, у которых до наступления паралича речевая функция не имела отклоне­ния от нормы. Вместе с тем только у взрослых можно гово­рить о «чистых» формах дизартрии, так как можно выделить место поражения центральной нервной системы, вызвавшего дизартрию.

В связи с тем, что дизартрия связана с нарушениями ин­нервации мышц периферического речевого аппарата, в посо­бии представлены материалы его анатомо-физиологических особенностей у детей и взрослых.

В основу данной книги были положены представления о дизартрии, сформировавшиеся как в отечественной, так и за­рубежной науке. Значительная часть этих представлений ши­роко признана клиницистами, нейропсихологами и педагога­ми. В то же время некоторые взгляды на проблему дизартрии остаются дискуссионными в силу сложности проблемы.

Настоящая книга предназначена для студентов дефекто­логических и психологических факультетов, логопедов, пси­хологов, врачей и всех специалистов, интересующихся про­блемами патологии речи и специальной психологии. Она на­правлена на совершенствование подготовки педагогических кадров, психологической и логопедической помощи лицам с дизартрией. Материал книги соответствует учебным планам и программе для отделения логопедии дефектологических факультетов.

Представляемый в книге учебный материал базируется на нескольких дисциплинах учебного плана по специальности 031800 «Логопедия», а именно — неврология, общая и спе­циальная психология, а также разделы логопедии (дислалия, ринолалия, нарушения голоса).

Настоящий учебник отражает современное состояние ло­гопедии во всей ее полноте.

Краткая историческая справка изучения дизартрии и актуальные проблемы исследования

Первые научные описания дизартрии появились в печати более 150 лет тому назад. Это были наблюдения известного немецкого невролога Литтля (1853), который, давая под­робную клиническую картину ДЦП, отмечал специфичес­кие расстройства речи на фоне поражения моторных систем организма. Впервые термин «дизартрия» был использован в 1879 году Куссмаулем, который под этим понятием объеди­нял все нарушения артикуляции.

С середины XX века исследователи начинают считать, что нарушения речи при дизартрии носят сложный характер, с которым не только связано расстройство тончайшей коор­динации мышц речевого аппарата, но и патология просоди­ческих характеристик устной речи.

Дизартрия — обобщенное название группы речевых рас­стройств, имеет несколько форм, каждая из которых харак­теризуется своей неврологической и речевой симптоматикой. Дизартрия — наиболее часто встречающиеся нарушения фун­кционирования речеобразовательной системы.

Термином «дизартрия» обозначают расстройство про­износительной стороны речи, при котором страдает зву-копроизношение и просодическая организация звукового потока. Независимо от уровня поражения центральной не­рвной системы при дизартрии всякий раз нарушается це­лостность функциональной системы экспрессивного рече-образования. При этом нарушаются высота, тон, громкость голоса, ритмико-интонационный уровень высказывания, искажается фонетическая окраска речевых звуков, в це­лом неправильно реализуется фонетический строй речи. Эту патологию членораздельной речи связывают главным образом с нарушением иннервации мышц периферического речевого аппарата, в связи с чем происходит расстройство пейромоторной регуляции мышечного тонуса в результате органического или функционального поражения централь­ной нервной системы.

Нейромоторные нарушения являются причиной пато­логии функционирования речеобразовательной системы. Существует два важных типа нейромоторных речевых рас­стройств: дизартрия и речевая апраксия, которые вызывают расстройства моторной стороны речеобразовательного меха­низма. При нейромоторных речевых расстройствах лингвис­тические процессы (правильное использование семантики и синтаксиса) не поражаются до тех пор, пока они не начина­ют сосуществовать с нарушениями речевых и познаватель­ных процессов.

Нарушение нейромышечного контроля речи может вызы­вать поражение дыхания, фонации, резонирующих полостей, артикуляции и просодики.

С нарушением временной точности и совершенства рече­вых движений связаны такие характеристики речи как внят­ность, четкость, а, следовательно, ее разборчивость.

В настоящее время существует 4 основных подхода в изу­чении дизартрии: клинический (неврологический), линг­вистический, нейропсихологический, психолого-педагоги­ческий.

С позиции клинического (неврологического) подхода

изучаются клинические проявления дизартрии, которые со­относятся с уровнем органического или функционального по­ражения нервной системы, ее периферических или централь­ных отделов. Клинический подход исследует также причины дизартрии, топику (место) и характер очагового поражения ЦНС, симптоматику, в которую включают характер изме­нения мышечного тонуса, движений различных отделов ре­чевого аппарата и т.п. Наличие дизартрии связано с органи­ческим или функциональным поражением мозга, что в свою очередь вызвано разнообразными вредоносными факторами, которые могут воздействовать на организм до рождения ре­бенка в процессе внутриутробного развития (пренатально), во время рождения (перинатально) и вскоре после родов (пост-натально).

Пренатальное поражение мозга может быть обусловлено инфицированием матери или плода, токсикозом беременнос­ти, патологией плаценты и т.д.

В период родов, отягчающими факторами могут быть за­тяжные или, напротив, стремительные роды, родовые трав­мы, сдавление мозга, ведущие к нарушению мозгового крово­обращения или кровоизлияниям в мозг ребенка.

После родов основными факторами, приводящими к орга­ническому поражению мозга, бывают инфекционные заболе­вания мозга и мозговых оболочек.

У подростков и взрослых органические и функциональ­ные нарушения, вызывающие дизартрию, могут разви­ваться вследствие травм, кровоизлияний, воспалительных процессов, опухолей, сосудистых и инфекционных заболе­ваний.

Неврологические данные позволили выделить следующие клинические формы дизартрии: бульбарная, псевдобульбар-ная, подкорковая, мозжечковая и корковая.

Лингвистические исследования характеризуют дизарт­рию в плане изменения фонемных сигнальных признаков ре­чевых звуков, фонологических противопоставлений звуков в речевом потоке, ясности его смыслового содержания (семан­тический и эмоциональный смысл), фонематического вос­приятия речи и т.д. В психолингвистическом направлении изучаются нарушения акустических характеристиках зву-копроизносительного процесса, просодическая организация звукового потока (характеристика голоса, его высота, сила, продолжительность, способность к модуляции, ритм, темп, сочетание ударных и безударных слогов, мелодика речи), а также артикуляционные данные звукопроизносительного процесса (сила, точность, плавность, синхронность, переклю-чаемость, свобода выполнения речевых движений).

Нейропсихологический подход использует специфичес­кие формы анализа психических процессов при нарушениях различных структур мозга. С помощью исследований этого направления выявлены при дизартрии не только нарушения эфферентных исполнительных механизмов, но и нарушения кинестетического анализа и синтеза, выражающиеся в ап-раксических нарушениях артикуляционной сферы, искажа­ющих кинестетический образ артикуляционного действия (артикуляция здесь рассматривается как частный случай лю­бого другого произвольного движения, который может быть нарушен у человека с дизартрией).

В свою очередь патологический кинестетический образ артикуляторного действия приводит к особым специфическим способам организации речевых движений (положительной и отрицательной компенсации) и формированию аномальных двигательных стереотипии.

Психолого-педагогическое направление имеет особое значение в изучении дизартрии у детей, так как речевое на­рушение у них обычно связано с патологией раннего этапа развития ЦНС. С позиций психолого-педагогического подхо­да характеризуется процесс развития речи детей, у которых имеется дизартрия. При этом квалифицируется характер на­рушения звукопроизношения и голоса, качественные и количественные характеристики словаря, особенности формирования грамматических структур речи, связного высказыва­ния и письма.

Логопедией разработан значительный по объему ком­плекс технологий, способствующих компенсации отде­льных процессов целостной речевой системы, основные принципы реабилитации лиц с дизартрией, этапы психо­лого-педагогической работы, а также развития речи детей с дизартрией.

Анатомо-физиологические

и психофизиологические основы речевой функции
1.1. Основные сведения о строении

и физиологии нервной системы человека

Клинические аспекты логопедии являются основными при изучении и оказании педагогической помощи лицам с синд­ромами нарушений речи, возникающих при поражении того или иного участка мозга. В этих целях необходима качест­венная оценка признаков речевой патологии в сопоставлении с локализацией повреждения ЦНС. Такой анализ позволяет психолого-педагогическим методам реабилитации быть более оправданными и целенаправленными.

С развитием нейробиологии — науки о строении и функции нервной системы человека — во многом становятся понятны­ми особенности развития организма человека и его речи.

В основе современного представления о структуре и функ­ции центральной нервной системы (ЦНС) лежит нейронная теория, согласно которой мозг представляет собой функци­ональное объединение отдельных клеточных элементов — нейронов.

Через пирамидный (кортиконуклеарный) путь осущест­вляется регуляция произвольных движений моторными от­делами коры, а значит, непосредственно обеспечивает произ­вольные движения.

Нейрон — это нервная клетка, обладающая способностью генерировать возбуждение в ответ на раздражение и переда­вать его другим нейронам или эффекторным органам (мыш­цам, железам). По функции нейроны разделяются на: аф­ферентные (чувствительные), эфферентные (двигательные), вставочные.

Аксоны афферентных нейронов воспринимают сигналы, возникающие в рецепторных окончаниях органов чувств (мышц в т.ч.), и проводят их в ЦНС.

Аксоны эфферентных нейронов, например, выходят за пределы ЦНС и иннервируют скелетную мускулатуру. Мно­гие эфферентные нейроны передают сигналы к органам и мышцам посредством других нервных клеток и их отростков (например, от пирамидных клеток моторной области коры импульсы поступают к мотонейронам продолговатого и спин­ного мозга и далее по периферическим нервам к мышцам).

Вставочные нейроны обеспечивают связь между афферен­тными и эфферентными нейронами.



Корковый мотонейрон

(начало пирамидного пути)
Перекрест пирамидного пути с одной стороны на другую


Нейроны, в т. ч. моторные ядра, или мотонейроны, яв­ляясь клеточными элементами ЦНС, обладают особым видом спонтанной электрической активности, имеющей эндогенное происхождение. Эта врожденная ритмическая активность превращает нейрон в генератор возбуждения (пейсмекерный механизм). Уровень эндогенного возбужде­ния нейрона может повышаться и снижаться в зависимос­ти от афферентных воздействий на нейрон. Таким образом, пейсмекерная активность мотонейронов черепно-мозговых нервов и периферических нервов спинного мозга существен­но зависит от влияния со стороны корковых нейронов через кортиконуклеарный путь. Чем меньше сила влияния кор­ковых отделов мозга, тем выше пейсмекерная активность нейронов, находящихся в продолговатом и спинном мозге.

Рис. 1. Схема строения пирамидного пути

В зрелом состоянии головной и спинной мозг, а также весь аппарат периферических нервов с рецепторными органами (т.е. органами, в которых заканчиваются нервные окончания) представляют целостную систему, которая анатомически и функционально делится на большое число звеньев. ЦНС вклю­чает в себя те части нервной системы, которые лежат внутри черепа и позвоночного столба. Нервы, лежащие вне черепа или позвоночника, представляют периферическую нервную систе­му. ЦНС подразделяется на спинной и головной мозг (рис. 2).


Перекрест зрительных нервов (хиазма)


Гипофиз

Основание черепа



Мозолистое тело

Шишковидное тело (эпифиз)

Верхние и нижние бугорки четверохолмия

Мозжечок

Ствол мозга
Спинной мозг
Позвонки

Спинной мозг является цилиндрическим образованием, которое состоит из серого вещества тел нейронов, сконцент­рированных в центральной части мозга в виде «бабочки». Пе­редние рога «бабочки» содержат нейроны, эфферентные аксо­ны которых направляются в составе спинно-мозговых нервов к мышцам, т.е. в составе периферических нервов. Задние рога содержат клетки промежуточных нейронов, к которым подходят афферентные волокна, входящие в состав перифе­рических нервов и доставляющих чувствительные импульсы с периферии. Спинно-мозговые нервы I-III уровня шейного отдела позвоночника иннервируют диафрагму.


Головной мозг подразделяется на задний, средний, проме­жуточный и передний мозг.

Задний мозг состоит из продолговатого мозга, мозжечка и варолиева моста.

Продолговатый мозг является нижним отделом головного мозга.

На передней поверхности продолговатого мозга имеются два вертикальных валика, получивших название пирамид. По бокам от них расположена другая пара валиков, обознача­емых как оливы.

Продолговатый мозг включает ряд ядер, которые обслужива­ют сосудисто-двигательный и дыхательный центр, контролиру­ющие сужение и расширение сосудов, а также сердечный ритм. Ядра продолговатого мозга принимают участие в обеспечении таких сложных рефлекторных актов, как сосание, жевание, глотание, рвоты, чихание, моргание (функции блуждающего, языкоглоточного, подъязычного и тройничного нервов).

Центры продолговатого мозга в процессе эмбриогенеза развиваются и созревают раньше, чем другие отделы моз­га. О сохранности центров продолговатого мозга в процес­се внутриутробного развития свидетельствует крик ребенка непосредственно в процессе родов. Наличие регуляторных функций дыхания и сердца, сосательного рефлекса в первые минуты и часы жизни. Нарушение этих функций у ребенка при рождении свидетельствует о поражении ствола мозга.

В мозжечке различают два полушария и его центральную часть — червь.

Мозжечок обеспечивает точность целенаправленных дви­жений, координирует действия мышц — антогонистов (мышц противоположного действия), регулирует мышечный тонус, поддерживает равновесие.

Обеспечение этих функций осуществляется благодаря тес­ным связям мозжечка со всеми структурами мозга: с чувствительной сферой (проприорецепция — положение туловища в пространстве), с экстрапирамидной системой, с ретикуляр­ном формацией ствола, с лобными, затылочными и височны­ми отделами коры головного мозга.

Мозжечок имеет тесные связи. Корково-мостомозжечковые пути (лобно-мостомозжечковый и затылочно-мостомозжечко-вый) проходят из коры головного мозга к собственным ядрам Варолиева моста, а затем к коре мозжечка противоположной стороны. Эти импульсы корригируют деятельность экстрапи­рамидной системы мозжечка — это нисходящие пути. Восхо­дящие пути, которые несут проприоцептивную информацию в мозжечок, сформированы в переднеспинно-мозжечковый путь (начинается в проприорецепторах и достигает червя моз­жечка) и заднеспинно-мозжечковый (путь также начинается в проприорецепторах и также достигает червя мозжечка).

Таким образом, мозжечок вместе с лобной корой больших полушарий соучаствует в формировании моторных программ на основе импульсов, поступающих в него от мышечно-суставных проприорецепторов, а также от вестибулярных зри­тельных и тактильных анализаторов.

Варолиев мост представляет собой крупное поперечно-волокнистое образование, охватывающее передневерхнюю часть продолговатого мозга. Здесь находятся ядра: двига­тельное ядро отводящего нерва (VI пара), двигательное ядро тройничного нерва (V пара), два чувствительных ядра трой­ничного нерва ядра слухового и вестибулярного нервов, ядро лицевого нерва (VII пара), собственные ядра моста, в которых переключаются корковые пути, идущие в мозжечок.

Через Варолиев мост проходит большое количество прово­дящих путей. К основным относятся: двигательный корти-конуклеарный (пирамидный) от коры к мозжечку и общий чувствительный путь.

В функцию моста входит проведение координирующих им­пульсов от одного полушария мозжечка к другому для обес­печения согласованных сокращений/расслаблений мышц с обеих сторон тела и связи коры больших полушарий с са­мим мозжечком.

Средний мозг расположен под мостом и включает ножки мозга и четверохолмие. В каждой из ножек мозга, помимо проводящих волокон, располагаются богатые пигментом чер­ная субстанция и красное ядро, имеющие отношение к регу­ляции движений. Черное вещество и красное ядро являются частью паллидарной системы. Вместе с ретикулярной форма­цией принимает участие в регуляции мышечного тонуса при выполнении точных и плавных движений пальцев рук.

Важнейшей функцией этого отдела мозга является пере­распределение мышечного тонуса. Он участвует в реализа­ции статических рефлексов (положение тела в пространстве) и статокинетических рефлексов (перемещение тела).

Промежуточный мозг включает два отдела: зрительный бугор (таламус) и подбугорную область (гипоталамус).

Таламус выполняет функцию коллектора и коммутатора всех возбуждений, поступающих от рецепторов в головной мозг (кроме обоняния), т.е. производит предварительный анализ и синтез импульсов от всех органов чувств и через си-наптические связи направляет их в различные зоны мозга, в том числе коры больших полушарий.

Гипоталамус представляет собой относительно узкий слой мозговой ткани. В нем расположены многочисленные высокодифференцированные ядра, регулирующие темпера­туру тела, аппетит, водный баланс, углеводный и жировой обмены, сосудистый тонус и другие вегетативные функции, которые связаны с обменом веществ. Здесь же находятся цен­тры, осуществляющие регуляцию сна, сексуального и эмо­ционального поведения. Гипоталамус играет важнейшую роль в регуляции постоянства внутренней среды организма (гомеостаза). Кроме того, к структурам гипоталамуса анато­мически относят гипофиз — железу внутренней секреции и зрительную хиазму — место неполного перекрестья зритель­ных нервов.

Все отделы между спинным мозгом и промежуточным моз­гом образуют ствол мозга, т.е. в его состав входят средний мозг, варолиев мост, продолговатый мозг. Мозговой ствол яв­ляется промежуточной инстанцией. В нем проходят из спин­ного мозга в большой мозг афферентные волокна, а из боль­шого мозга к передним рогам спинного мозга эфферентные волокна. В стволе находятся ядра III и XII пар черепно-мозго­вых нервов, а также ядерные образования экстрапирамидной системы. Здесь имеются важнейшие центры вегетативной иннервации, которые контролируют дыхание и сердечно-со­судистую деятельность.

В массе ствола мозга расположена ретикулярная (сете-видная) формация, волокна которой переплетаются со всеми проходящими через ствол мозга афферентными и двигатель­ными путями. Ядерные образования ретикулярной формации, их многочисленные нейроны дают начало эфферентным свя­зям, которые подразделяются на: нисходящие и восходящие.

Нисходящая система состоит из активирующих и тормоз­ных волокон, которые регулируют деятельность спинного мозга. Активирующее влияние проявляется повышением мы­шечного тонуса, а тормозящее — снижением тонуса мышц.

Основная масса клеток ретикулярной формации образует систему вставочных нейронов, которые обеспечивают совмес­тную координированную деятельность различных отделов нервной системы.

Она оказывает энергорегулирующее воздействие на кору больших полушарий и контролирует рефлекторную деятель­ность мозга.

Передний мозг состоит из двух полушарий, покрытых се­рым веществом — корой. У человека под влиянием социаль­ной среды в процессе онтогенеза формируются особые струк­туры коры больших полушарий мозга, наиболее дифференци­рованный отдел центральной нервной системы. В самой ниж­ней части премоторной извилины левого полушария (глав­ным образом, у правшей) расположена височная область, в центре которой находится зона Брока, которая реализует двигательную сторону речи. На заднем участке височной из­вилины, на стыке первичной слуховой и двигательной коры находится зона Вернике, реализующая восприятие речи.

Многочисленные современные данные свидетельствуют о том, что организация речи осуществляется при взаимодо­полняющем постоянном взаимодействии двух полушарий. Нейроанатомические различия правого и левого полушария отмечены как в речевых зонах, так и в других структурах, в первую очередь затылочных и верхнетеменных. Три основ­ные модальности (ощущение звука, света, осязание) наибо­лее представлены в левой гемисфере (у правшей). С разны­ми полушариями связан и характер эмоционального реаги­рования. Асимметрия эмоциональной сферы выражается в преимущественной «ответственности» левого полушария за формирование положительных эмоций, а правого — отрица­тельных. Повреждение левого полушария на ранних этапах онтогенеза не приводит к речевым расстройствам (например, алалии), так как в правом полушарии имеются нейроанато­мические предпосылки для развития «речевых» зон. В то же время при поражении правого полушария нарушаются невер­бальные психические функции, которые не компенсируются левым полушарием.

С деятельностью правого полушария связывают регулиро­вание активности речевых центров левого полушария, обес­печивание помехоустойчивости речевого слуха, интонаци­онные характеристики речи, конкретность и предметность высказываний. С деятельностью левого полушария связаны главным образом языковые уровни: фонологическая система языка, морфологический механизм словообразования, син­таксическое структурирование высказывания, кратковре­менная и долговременная словесная память. Отсюда понятно положительное воздействие на динамику речевого развития при адекватном сенсорном воспитании.

В процессе реализации любой задачи, требующей сенсор­ного или моторного решения (например, чтение, письмо или любое другое произвольное действие), вовлекаются в деятель­ность структуры обоих полушарий. Следует более четко пред­ставлять то, что межполушарная асимметрия в деятельности мозга имеет сложный характер, который до настоящего вре­мени полностью не изучен.

В
глубине каждого полушария расположены проводящие волокна и подкорковые ядра (базальные ганглии). Наиболее крупным образованием является полосатое тело (стриатум), которое состоит из хвостатого ядра, скорлупы и бледного шара (паллидум). Эти ядра объединяются общим названи­ем —
стриопаллидарная система. За счет стриопаллидарной системы у новорожденного осуществляются диффузные мас­совые движения тела.

Рис. 3. Подкорковые ядра

После созревания моторных областей коры больших по­лушарий стриопаллидарная система начинает обеспечивать «готовность» к совершенствованию движений, а именно, пе­рераспределяет и согласует тонус мышц, что позволяет про­извольным движениям быть быстрыми, точными и строго дифференцированными.

Со стриопаллидарной системой, являющейся эфферент­ным звеном в нервной системе, функционально тесно связан зрительный бугор (таламус). На уровне таламуса происходит формирование сложных рефлексов смеха и плача.

Каждое полушарие головного мозга разделено глубокими бороздами на большие участки, называемые долями. Таки­ми бороздами являются: боковая (сильвиева борозда), цент­ральная (роландова борозда) и теменно-затылочная борозда. Продольная щель мозга делит его на два полушария. Каждое полушарие состоит из пяти долей: лобная, теменная, височ­ная, затылочная и долька, скрытая на дне сильвиевой бороз­ды — островок.

Оба полушария объединены между собой спайками, наибо­лее крупная из которых мозолистое тело, которое расположе­но выше таламуса.

Совокупность отделов мозга, включающая внутреннюю поверхность полушарий (медиобазальные отделы) и их глу­бокие структуры, получила название лимбической системы. Традиционно в лимбическую систему включают миндалевид­ное тело, гипоталамус и ретикулярную формацию среднего мозга, объединенные под названием — глубинные структу­ры мозга. Особенностью лимбической системы является то, что между составляющими ее структурами имеются простые двусторонние связи и сложные пути, образующие множества замкнутых кругов. Такая организация создает условия для длительного циркулирования одного и того же возбуждения в системе и, тем самым, сохранение в ней единого состояния, а также навязывания его другим системам мозга. Круги воз­буждений разного функционального назначения связыва­ют лимбическую систему со многими структурами большо­го мозга. Подавляющее большинство структур лимбической системы принимает участие в функциональной организации эмоций, что предполагает их влияние на соответствующие ве­гетативные изменения, регулируемые гипоталамусом.

Кора головного мозга является наиболее дифференциро­ванным отделом ЦНС, состоящим из шести слоев нейронов разного типа. Для коры характерно обилие межнейронных связей. Особо многочисленные контакты имеются в сенсо-моторных отделах, что позволяет координировать моторную функцию с разнообразными воздействиями как из внешней, так и внутренней среды организма.

Различные структуры мозга созревают неравномерно, и по­этому готовность к выполнению свойственных им функций наступает в разные возрастные периоды. Сначала происходит созревание глубоких структур, подкорковых образований, отвечающих за принципиальные стороны жизнедеятельнос­ти. Затем созревают так называемые первичные зоны мозга, в которых заканчиваются нервные волокна, идущие от пери­ферических частей анализаторов. Те и другие являются почти сформированными к моменту рождения. В первый год жизни они функционально оформляются, создавая основу сенсомо-торной стадии развития.

Созревание ассоциативных зон мозга осуществляется в пе­риод от двух до пяти лет. В последнюю очередь развиваются лобные доли мозга, морфологическое структурирование ко­торых происходит в возрасте от 12 до 14 лет.

Моторика представляет собой всю сферу двигательных функций организма, включающая биомеханические, физио­логические и психологические аспекты.

Движения являются главным средством взаимодействия организма человека с окружающей средой. Основные типы движений человека сводятся к четырем типам активности: обеспечение позы и равновесия, локомоция и произвольные движения. Произвольными движениями могут быть названы разнообразные двигательные акты, совершаемые человеком в процессе повседневной жизни. Они являются целесообраз­ными и носят навыковый (условно-рефлекторный) характер, в отличие от врожденных, безусловно-рефлекторных мотор­ных реакций (чихание, глотание и т.д.). ЦНС снабжается информацией о состоянии периферического двигательного аппарата с помощью разного вида чувствительных нервных окончаний (рецепторов), которые обеспечивают т.н. проприо­цептивную чувствительность.

К центральному механизму произвольных движений отно­сится кортиконуклеарный (пирамидный) путь, который идет от двигательной зоны коры головного мозга и заканчивается в ядрах ствола к двигательным ядрам черепно-мозговых не­рвов и ядрах спинного мозга (мотонейроны спинного мозга).

Праксис — это такой функциональный уровень в органи­зации произвольных действий, где их координация обуслов­ливается (афферентируется) обобщенными топологическими признаками объекта, т.е. смысловой последовательностью элементов движения (застегнуть пальто, налить воды в чаш­ку и т.п.). Можно назвать это символичным уровнем движе­ний (Н.А. Бернштейн, 1946).

В корковом отделе речедвигательного анализатора доми­нантного полушария имеются зоны, обеспечивающие подго­товку отдельных сторон речедвигательного акта:

  • оценка исходного положения органа периферического аппарата (по сумме кинестетических импульсаций);

  • организация речедвигательного акта во времени и как планирования серии последовательных сокращений от­дельных мышечных групп этого органа (например, отде­льных групп мышц языка);

  • программа речедвигательного акта в пространстве дви­жения отдельного органа (например, подъем кончика языка к альвеолам).

Эти три программы осуществляются в трех различных зо­нах коркового речедвигательного анализатора.

По А.Р. Лурия, в реализацию двигательного акта, помимо собственно моторных зон, включается почти вся кора. Пере­дние отделы мозга связаны с построением кинетических про­грамм двигательного акта, а задние — с их кинестетическим и пространственно-обусловленным обеспечением.

Кинестетический фактор обеспечивает передачу и ин­теграцию сигналов, поступающих от рецепторов, располо­женных в мышцах, суставах и сухожилиях, которые несут информацию о взаимном расположении органов. Эти сведе­ния принимает передняя часть теменной области, куда при­текают также тактильные и зрительные импульсы, что де­лает информацию полной. Исключение составляет речевая артикуляция, которая функционирует на кинестетической основе без участия зрения (тем не менее, в онтогенезе дети с нормальным зрением начинают говорить раньше, чем дети с нарушенным зрением). Информацию о речевой моторике, помимо кинестезии, у лиц с развитой речью дает акустичес­кий контроль.

Кинетический фактор реализуется в двигательных актах, которые осуществляются в форме кинетических и мелодических схем. В отношении речевой моторики этот фактор обеспе­чивает плавную смену артикуляции в процессе произнесения и перехода от звука к звуку в слове, от слова к слову. При на­рушении кинетического фактора возникают «застревания» на фрагментах движения, что приводит к неоднократному повто­рению этого фрагмента. В устной речи это проявляется в пов­торении звуков и слогов, букв и их элементов при письме.

Конкретные эфферентные механизмы исполнения движе­ний обеспечиваются пирамидной и экстрапирамидной систе­мами, корковые отделы которых составляют единую сенсо-моторную зону коры (рис. 4).

Пирамидная система (центральный двигательный путь) участвует в организации точных пространственно-ориенти­рованных движений и полностью подчинена произвольному контролю. Клетки центральных двигательных невронов со­средоточены главным образом в передних центральных из­вилинах, а также в теменных долях коры. Кортиконуклеар-ный путь заканчивается в моторных ядрах черепно-мозговых нервов, которые находятся в варолиевом мосту, продолгова­том и спинном мозге.


Рис. Рис 4. Диаграмма структур большого мозга, участвующих в моторном контроле




На границе продолговатого и спинно­го мозга большая часть волокон пирамидного пути правого и левого полушария перекрещивается. Ядра тройничного, языкоглоточного, блуждающего и часть ядра лицевого нерва получают импульсы от обоих полушарий мозга, так как под­ходящие к ним волокна пирамидного пути перекрещиваются неполностью. Именно этим объясняется то, что односторон­ние очаговые поражения пирамидных путей не вызывают серьезных функциональных нарушений жевания, глотания и голосообразования. Исключение составляют волокна, не­сущие корковые импульсы к ядру подъязычного нерва, ко­торые полностью перекрещиваются в продолговатом мозгу, непосредственно перед вступлением их в ядро. Поэтому в слу­чае поражения мозга на уровне варолиева моста и выше спас­тический паралич мышц языка наблюдается на стороне, про­тивоположной очагу поражения (т.е. при этом язык откло­няется в сторону очага поражения). Остальная часть волокон заканчивается в моторных ядрах спинного мозга.

Экстрапирамидная система обеспечивает автомати­зированные движения. В основном она управляет непроиз­вольным компонентом движений: поддержание позы, фи­зиологические синергии, общую согласованность двигатель­ных актов, их пластичность. Традиционно в ней различают корковый и подкорковый отделы (стриопаллидарная систе­ма, красное ядро и черная субстанция, мозжечок и ретику­лярная формация ствола мозга и их корковые отделы).

Результаты исследования движений позволили Н.А. Берн-штейну (1965) сформулировать общие представления и мно­гоуровневой иерархической системе координации движений. В соответствии с ними система управления движениями со­стоит из следующих уровней: А — уровень палеокинетичес-ких регуляций, он же руброспинальный уровень ЦНС. Дей­ствия этого уровня полностью непроизвольны; В — уровень синергии, он же таламопаллидарный уровень. Движения этого уровня характеризуются стереотипностью, в обобщен­ном виде это афферентация собственного тела. Этот уровень обеспечивает такие врожденные особенности моторики, как ловкость, грациозность, пластику. Нарушения этого уров­ня ведут к насильственным движениям; С — уровень про­странственного поля, он же пирамидно-стриарный. Этот уро­вень обеспечивает все переместительные движения: ходьба, прыжки и т.д. Патология этого уровня сопровождается нару­шениями пространственной координации (атоксия), равнове­сия, локомоции и точности; D — теменно-премоторный или уровень предметных действий, которые не являются врож: денными, а формируются и совершенствуются в процессе на­копления опыта; Е — группа высших кортикальных уровней символических координации (письма, речи и т.д.).

На рис. 5 представлена схема основных центров и проводя­щих путей мозга с распределением их по уровням.

А.Р. Лурия (1969) разработал общую структурно-функци­ональную модель мозга как органа, с которым связана психо­моторная деятельность человека. Работа мозга обеспечивает­ся тремя блоками, которые характеризуются особенностями строения и участия в реализации психических функций.

  1. блок — энергетический. Он включает ретикулярную формацию, ствол мозга, неспецифические структуры сред­него мозга, лимбическую систему, медиобазальные отделы коры лобных и височных долей. Блок реглирует «тонус моз­га», необходимый для выполнения психической деятель­ности, т.е. он поддерживает бодрствующее состояние и со­знание в лом.

I
I
блок — блок приема, переработки и хранения экстеро-цептивной (внешней) информации. В него включаются цент­ральные части основных анализаторных систем: зрительной, слуховой и кожно-кинестетической. Корковые зоны этих ана­лизаторных систем расположены в затылочных, теменных и височных долях мозга (первичные корковые поля). Эти зоны коры называются проекционными.
Вторичные корковые поля представляют клеточные струк­туры, в которых происходит усложнение переработки пер­вичной информации благодаря прохождению афферентных импульсов через ассоциативные ядра таламуса. Их функци­ональная организация на уровне психики эквивалентна про­цессу восприятия.

Первичные и вторичные поля относятся к ядерным зонам анализаторов, их нейроны модально специализированы.

Третичные поля — ассоциативные; расположены на гра­нице затылочных, височных и заднецентральных отделов коры. Их функция состоит в интеграции возбуждений, при­ходящих от вторичных полей всего комплекса анализаторов. Это обеспечивает возможность реакции третичных полей на обобщенные признаки объектов и явлений.

III блок — блок программирования, регуляции и контроля за протеканием психической сознательной деятельности. Он включает моторные, премоторные и префронтальные отде­лы коры лобных долей мозга. Основная функция этого блока представляет собой программирование психического акта и развертки последовательности его реализации во време­ни.

Работа каждого блока не является автономной, а представ­ляет собой результат координированного взаимодействия всех трех структур. Итогом деятельности этой системы явля­ется нерасчленяемая и неосознаваемая моторная активность и в целом психическая жизнь. Эти положения А.Р.Лурия полностью относятся к так называемым речевым структу­рам. Было установлено, что при возникновении патологии в различных участках коры, связанных с речью, их функции берут на себя сохранившиеся отделы как левого, так и пра­вого полушария. Таким образом, речевые структуры мозга обладают широкой распределенностью и полифункциональ­ностью, определяемой возможностью их полного взаимодейс­твия. Однако существует обязательное звено, без которого осуществление речевого акта становится невозможным. Сре­ди прочих речевых структур у большинства взрослых людей таким звеном является левополушарная кора, при наруше­нии которой возникает афазия и корковая дизартрия (по Е.Н. Винарской, 2005).
1.2. Периферический речевой аппарат

Акустический речевой сигнал является результатом слож­нейших координированных движений ряда органов, сово­купность которых обозначается как речевой аппарат.

К периферическому речевому аппарату относят органы дыхания, голосообразования и органы речевой артикуляции. Все эти органы выполняют свою особую роль в акте реализа­ции устной речи, обеспечивая голосообразование, формируя определенные параметры звукопроизношения и просодичес­ких характеристик.

Периферический речевой аппарат, за исключением носо­вых и лобных резонаторов, которые представляют собой кос­тные полости, функционируют благодаря мышцам, и, следо­вательно, меняет свое состояние и функциональные возмож­ности в зависимости от тонуса мышц.

Периферический речевой аппарат иннервируется черепно-мозговыми нервами.
1.2.1. Органы дыхания, голоса и система резонаторов

К органам дыхания и голоса относятся диафрагма, легкие, бронхи и трахея, голосовые складки.

Диафрагма представляет собой мышечно-сухожильное об­разование, выполняющее функцию изоляции грудной полос­ти от брюшной. Она иннервируется мотонейронами I—III шей­ных сегментов спинного мозга.

В процессе вдоха одновременно сокращаются наружные межреберные мышцы и мышцы диафрагмы (активная фаза дыхания). Расслабление диафрагмы и мышц грудной клетки обеспечивают выдох (пассивная фаза дыхания). Таким об­разом, диафрагма является основной мышцей, которая кон­тролирует дыхание. Дыхательный цикл в норме составляет 2,5 с. В процессе речи длительность выдоха может достигать 15 с. Физиологически дыхание в покое характеризуется отно­шением фазы вдоха к фазе выдоха примерно 1: 1,3.

Голос формируется при непосредственном участии мышц гортани. Внешние мышцы гортани фиксируют гортань в оп­ределенном положении и перемещают ее вверх, вниз, назад. Внутренние мышцы гортани образуют голосовую складку и меняют объем гортани. При спокойном дыхании голосовые складки, на уровне которых выделяют так называемую голо­совую щель, раздвинуты и в то же время то незначительно сокращаются, то расслабляются, расширяя или несколько сужая голосовую щель. При физическом напряжении, когда дыхание становится форсированным, голосовая щель расши­ряется максимально, не препятствуя необходимому по объ­ему вдоху и выдоху.

Согласно нейромоторной теории голосообразования необ­ходимым условием производства звуков речи является созда­ние достаточного подсвязочного давления и обеспечение пото­ков воздуха определенной скорости в речевом тракте (гортань и ряд полостей). Регуляция подсвязочного давления связана главным образом с мышечной активностью диафрагмы. Мыш­цы гортани (поверхностные и глубокие) иннервируются лице­вым, тройничным, подъязычным парами черепно-мозговых нервов, а также I, II, III шейными нервами. Слизистую горта­ни и ее внутренние мышцы иннервируют блуждающие нервы.

При фонации голосовые складки напрягаются, сужая тем самым голосовую щель, и производят разнообразные по ин­тенсивности колебательные движения в зависимости от фо­национной задачи. В «чистом» виде фонационное дыхание можно наблюдать в процессе крика младенцев. В дальнейшем фонационное дыхание подчиняется определенной задаче, связанной с процессом общения и артикуляции звуков речи и целостного речевого сообщения. Для выполнения этой задачи требуется достаточный объем воздуха в легких и колебание голосовых складок, что обеспечивает частоту и громкость го­лоса, а также специфику того или иного звука. Понятно, что особенно сложные сокращения мышц диафрагмы и голосо­вых складок происходят в процессе устной речи.

Дыхание в процессе речи, или так называемое речевое ды­хание, по сравнению с физиологическим дыханием в спокой­ном состоянии, имеет существенные отличия, обусловленные особыми требованиями, предъявляемыми к дыхательному акту во время речи.

Перед началом речи в норме делается быстрый и более глу­бокий, чем в покое, вдох. Нормальный «речевой вдох» харак­теризуется наличием определенного количества воздуха, спо­собного обеспечить поддержание подскладочного давления и голосоведения. Большое значение для озвучивания связно­го высказывания имеет рациональный способ расходования воздушной струи. Время выдоха удлиняется настолько, на­сколько необходимо звучание голоса при непрерывном про­изнесении интонационно логически завершенного отрезка высказывания.

В ходе речевого развития вырабатывается специфический «речевой» механизм дыхания, и, следовательно, специфичес­кие «речевые» сокращения диафрагмальной мышцы. В про­цессе устной речи диафрагма многократно производит тонкие дифференцированные колебательные движения на фоне обще­го непрекращающегося выдоха. Таким образом, речевое дыха­ние представляет собой систему психомоторных реакций, тес­но связанных с развитием речи, его характер подчинен внутри-речевому программированию, а значит смыслу, лексико-грам-матическому и интонационному наполнению высказывания.

Основными резонаторами человеческого голоса являются: глот­ка, ротовая полость, полость носа с его придаточными пазухами.

Глотка сверху переходит в носоглотку, книзу переходит в пи­щевод. Рядом с пищеводом находится трахея, которая во время глотания закрывается надгортанником, а при фонации сообща­ется с полостью рта и глоткой. В ней выделяют 3 отдела: верх­няя часть — носоглотка, сообщается с полостью носа и полос­тью уха (евстахиевы трубы). При глотании и при образовании речевого звука, благодаря движениям мягкого неба, она отделя­ется от среднего отдела глотки, что влияет на тембр голоса.

Так называемое глоточное кольцо, состоящее из системы мышц, существенно влияет на резонаторные свойства глотки и может вызвать назализацию, ухудшить четкость артикуля­ции и т.д. глотка иннервируется IX и X парами черепно-моз­говых нервов.

Второй отдел — ротоглотка — сообщается с ротовой полос­тью (зев) и является одним из главных резонаторов голоса.

Нижний отдел гортаноглотка принимает участие в акте глотания, дыхания, образования голоса и речевых звуков. С гортанью функционально тесно связано мягкое небо, осо­бенно язычок, представляющие из себя мышечные образова­ния, которые играют большую роль в процессе оформления звуков речи (тембр голоса).

Мягкое нёбо является своего рода распределительным клапаном, который дозирует прохождение озвученной струи воздуха через носовые полости. Благодаря этому голос приоб­ретает более или менее выраженный носовой оттенок — наза­лизация голоса. Мягкое небо иннервируется сложным взаи­модействием V, VII и X пар черепно-мозговых нервов.

Значительно выраженная назализация голоса при рас­слаблении мягкого неба называется открытой ринофонией или гиперназализацией.

Устранение носового оттенка голоса происходит за счет плотного прилегания мягкого неба к задней стенке глотки, что называется закрытой ринофонией или гипоназализацией.

При спокойном дыхании мягкое небо расслаблено и час­тично перекрывает переход воздуха из глотки в рот. Во время глубокого дыхания, зевания и устной речи небная занавеска поднимается вверх, открывая проход воздуху в полость рта из глотки и, напротив, закрывая проход в носоглотку.

В тех случаях, когда выдыхаемый воздух направляется в нос в силу тех или иных причин, возникает как искажение тембра речи (назализованность), так и нарушение чистоты произнесения согласных звуков речи.

При определении нормы голоса подразумевают достаточ­ную его силу для речевой практики, включая динамический диапазон, высоту голоса с частотным диапазоном, соответс­твующим полу и возрасту.

При оценке речевого голоса учитывают атаку звука и регистр голоса. Под атакой звука понимают начало звука, т.е. включение в работу голосовых складок. Атака звука зависит от плотности смыкания голосовых складок и силы выдоха. Существуют три вида атаки звука: придыхатель­ная, мягкая и твердая. При придыхательной атаке звука сначала слышится легкий шум выдоха, а затем слышит­ся звук, похожий на «Х-А-А-А». При мягкой атаке момент смыкания голосовых складок и момент начала выдоха сов­падают. Звук получается мягкий, богатый обертонами. При твердой атаке сначала смыкаются голосовые складки, а затем осуществляется выдох. Звук получается твердый, часто резкий.

В речевом голосе принято выделять три регистра:

- грудной, или нижний регистр, в котором преобладает грудное резонирование;

- смешанный или средний регистр;

- головной или верхний регистр, в котором преобладает головное резонирование.

При работе над голосом учат добиваться плавного перехо­да из регистра в регистр.

В самом начале работы над голосом обучают использовать грудной резонатор, так как это снижает напряжение голосо­вых складок.

Гортань и корень языка прикреплены к подъязычной кос­ти и потому гортань тесно связана с движениями языка.
1.2.2. Артикуляционный отдел
Главную роль в произношении звуков речи играют мыш­цы языка, а также участвуют мышцы губ, щек, мышцы, под­нимающие нижнюю челюсть. Большое влияние на точность артикуляции, а, следовательно, и внятность речи влияют глубокие и поверхностные мышцы шеи, глотки, мышцы го­лосовых складок и диафрагмы.

Общим положением для мышц, принимающих участие в артикуляции, является то, что они участвуют в наиболее сложных видах мышечной деятельности, что обуславлива­ет чрезвычайно тонкие и сложные механизмы сокращения, расслабления, координации (кинетической, кинестетичес­кой и реципрокной) в целях реализации разборчивой устной речи.

Особенно сложное строение имеет мышца языка.

Пучки мышечных волокон пронизывают этот орган в продольном, поперечном, косом и вертикальном направ­лениях. Эти пучки, даже отдельные волокна из пучка могут работать попеременно как агонисты, антогонисты и синергисты.

Благодаря сложнейшей иннервации одно и то же мышеч­ное волокно в разных его частях (начале, середине, конце) может быть напряжено или расслаблено в зависимости от той или иной речевой задачи, в реализации которой оно участву­ет в данное мгновение.

Таким образом, реализация двигательных задач, в выпол­нении которых участвует артикуляционный аппарат, обеспе­чивается чрезвычайной изменчивостью (лабильностью) фун­кционального состояния мышц и отдельных мышечных во­локон, входящих в состав того или иного мышечного органа.

Выделяют внешние и внутренние мышцы языка. Из вне­шних мышц языка самой сильной является парная подбо­родочно-язычная мышца треугольной формы. Волокна этой мышцы расходятся веером от подбородочного бугорка ниж­ней челюсти; самые нижние из них проходят горизонтально в основании языка и прикрепляются к телу подъязычной кости. Большинство же ее внутренних волокон мышцы на­правлено к спинке языка на всем его протяжении от кончика до основания. Сокращение средних и нижних отделов этой мышцы выдвигает язык вперед и несколько приподнимает его. Волокна, направленные к кончику языка, сокращаясь, тянут язык назад и вниз. Избирательное сокращение средних волокон образует вогнутость в спинке языка. Сокращаясь всей массой, подбородочно-язычная мышца продвигает язык вперед и вниз. Наличие в мышце антагонистически напря­женных групп волокон способствует эластической напряжен­ности языка.


Мышца лобная

\ Круговая мышца глаза

Мышца, сморщивающая брови

Мышца горденов

Малая скуловая мышца Мышца, подни-мающая верх­нюю губу

Носовая мышца

Мышца, поднимающая угол рта

Круговая мышца рта Мышца, опус­кающая угол рта

Подбородочная мышца Мышца, опус­кающая ниж­нюю губу





Парная шилоязычная мышца имеет продолговатую фор­му, направляется от шиловидного отростка височной кости вперед и внутрь, вплетаясь в мышечные пучки края языка вплоть до самого кончика. Мышца тянет язык назад и вверх. Заднюю часть языка поднимает также парная язычно-небная мышца.

К внешним мышцам языка относится также парная подъ­язычно-язычная мышца. Она имеет плоскую квадратную форму и проходит от подъязычной кости вертикально вверх к корню языка и дальше вдоль его массы до кончика. При фиксированной подъязычной кости она тянет язык вниз и назад.

К внутренним мышцам языка относятся непарная верх­няя продольная и парные нижние продольные, поперечные и вертикальные мышцы (рис. 9).

Верхняя продольная мышца расположена непосредствен­но под слизистой спинки языка. Ее волокна, начинаясь сзади от фасциальной перегородки языка, крепятся к его слизис­той вдоль краев и кончика. Сокращаясь вместе с нижними продольными мышцами, эта мышца укорачивает язык, де­лая его толще и шире. Может также выгибать язык вверх в продольном направлении и загибать его кончик.

Нижние продольные мышцы проходят в боковых отде­лах языка между волокнами подбородочно-язычных и подъ­язычно-язычных мышц. Их мышечные пучки начинаются от слизистой корня языка и направляются вниз и вперед к его кончику. Большинство из них оканчивается в слизис­той нижней поверхности языка, а некоторые — в слизистой его спинки. Сокращаясь, мышцы укорачивают язык в пе-реднезаднем направлении и могут опускать поднятый кон­чик языка.

Поперечные мышцы образуют значительную часть массы языка. Некоторые ее волокна начинаются от фасциальной перегородки языка, а другие пронизывают ее, начинаясь и оканчиваясь в слизистой боковых отделов языка. Мышца су­живает язык и поэтому выдвигает его вперед, вверх, припод­нимает боковые края языка при образовании желобка по его середине.

Вертикальные мышцы вместе с поперечными образуют массу языка, сокращаясь, уплощают его.

Для высовывания языка из полости рта и тем более для за­гибания кончика высунутого языка вверх к носу сокращают­ся нижние пучки подбородочно-язычной мышцы. При этом се же волокна, тянущие язык назад и вниз, должны быть расслаблены. Наоборот, при движении языка кзади и кни-лу должны быть расслаблены нижние пучки этой мышцы. Ее средние пучки являются антагонистами при сокращении волокон верхней продольной мышцы, выгибающей спинку языка вверх.

В движении языка вниз подъязычно-язычная мышца является антагонистом шилоязычной, но в движении язы­ка назад обе эти мышцы ведут себя как агонисты. Боковые движения языка требуют расслабления парных мышц дру­гой стороны. Сокращение волокон поперечных мышц языка (когда делают язык узким) требует расслабления волокон вертикальных мышц, идущих по краям языка и участвую­щих в его уплотнении и расширении.

Во всех движениях языка по средней линии (вперед, вниз, вверх, кзади) парные мышцы правой и левой сторон должны работать как агонисты, иначе язык будет отклоняться в сто­рону. В случае работы подъязычно-язычных и шилоязыч-ных мышц язык отклоняется в сторону более напряженных мышц, а в случае работы подбородочно-язычных мышц — в сторону менее напряженных. При патологических измене­ниях тонуса мышц языка он отклоняется главным образом в сторону более слабой мышцы.

Наиболее сложными являются мышечные синергии в про­цессе артикуляции переднеязычных звуков (смычных, ще­левых и дрожащего Р). Необходимые для этого тонкие дви­жения собственных мышц кончика языка реализуются при условии фиксации корня языка его внешними мышцами, а также мышцами подъязычной кости и шеи.

Все мышцы языка иннервируются подъязычными нерва­ми, только язычно-небные мышцы получают нервные им­пульсы от языкоглоточных нервов.

1.3. Психофизиологические механизмы звукопроизношения

В реализации звукопроизносительной стороны речи учас­твуют периферический и центральный отделы речепроиз­водства.

Артикуляция звуков речи производится благодаря тому, что воздушная струя проходит между голосовыми складка­ми, языком, зубами и губами. Каждой фонеме соответствует уникальная комбинация совместной работы органов артику­ляции и фонации

Звуки человеческой речи делятся на 2 основные группы: глас-иыс фонемы (озвученные); согласные (беззвучные) фонемы.

Существует разница в состоянии мышц артикуляционно­го аппарата при образовании гласных и согласных звуков. Артикуляционные уклады гласных звуков определяются не только тоническим напряжением мышечных стенок резонаторов, но и различной позицией языка и губ, не образующих при этом преграды. Поэтому гласные звуки являются по преимуществу музыкальными тонами, т.е. произносятся обяза­тельно с участием голоса.

При артикуляции согласных звуков, напротив, мышеч­ные стенки резонаторных полостей расслаблены, а в ротовой полости имеется четко выделяющийся участок произвольно сокращенных мышц, образующих преграду на пути выдыха­емого воздуха.

Гласные распознаются по подъему / опусканию языка и по ряду (по мере продвижения языка вперед) — «у», «о», «а», «э», «и», «ы».

Согласные звуки различаются в зависимости от места и способа образования преграды. Выделяют группу шумных звуков и сонантов, которые отличаются от шумов тем, что имеют наряду с шумовыми и тональные музыкальные харак­теристики. В зависимости от места прохождения воздушной струи, у сонантов различают: смычно-проходные звуки — м, н, м\ н' (воздух проходит через нос); л, л' (между боковой по­верхностью языка и твердым небом); дрожащие сонанты — р, р' (что достигается кратковременными приближениями кон­чика языка к твердому небу).

Шумные согласные подразделяются на глухие, которые произносятся в отсутствие голоса, и звонкие при наличии голоса.

Все согласные (сонанты и шумные) делятся на 4 группы в зависимости от места их образования: губные, передне­язычные, среднеязычные и заднеязычные. Губные звуки об­разуются при прохождении воздушной струи между верхней и нижней губой (б, б', п, п\ м, м') или между верхней губой и нижним рядом зубов (в, в', ф, ф').

При произнесении переднеязычных звуков принимает участие передний отдел языка, образующий преграду току выходящего воздуха на уровне внутренней поверхности верх­него зубного ряда, альвеол или переднего отдела твердого неба. Кончик языка при этом может быть более или менее поднят вверх или даже загнут кзади.

К заднеязычным звукам относятся согласные К, К', Г, Г', X, X', которые образуются при прохождении воздушной струи между напряженным и отодвинутым кзади корнем языка и задним отделом мягкого неба.

Различают смычные согласные, когда воздух одномомент­но прорывается сквозь полную смычку органов артикуляции (Б, Б', П, П', Д, Д', К, К', Г, Г') и щелевые согласные, при произнесении которых воздух проходит сквозь однофокус-пую щель (С, С, 3, 3'), двухфокусную (Ш, Щ, Ж) и боковую (.II, Л') щель между органами артикуляции.

Два звука в русской речи образуются путем сочетания смычки с последующей щелью в одном и том же месте образо­вания. Это звуки Ц и Ч' — аффрикаты.

В русской речи существует строгое различение твердых и мягких звуков. Смягчение звука достигается его палатали­зацией, то есть дополнительным сокращением мышц языка О подниманием его спинки кверху.

В речевом общении звуки речи не произносятся изолиро­ванно, в основном они произносятся в составе более или менее автоматизированных звуковых последовательностей — сло­гом, слов и предложений. В таких звуковых последователь­ностях звучание отдельных звуков речи приобретает различ­ные особенности в зависимости от позиций соответствующего |Вука в слоге в ритмической структуре слова (позиционные Оттенки) и от соседства данного звука с другими гласными п согласными (комбинаторные оттенки). Так, глухие соглас­ные в соседстве с гласными или сонорными согласными мо­гут несколько озвончаться, а сонорные согласные в соседстве с глухими или в конце слов могут оглушаться. Рядом с носо-IM.IMII звуками (М, М', Н, Н') могут приобретать носовой от­тенок соседние гласные и согласные. Подобные особенности артикуляции звуков в акте речи здоровыми людьми обычно пс осознаются.
^ 1.4. Психофизиологические механизмы просодической стороны речи
Немаловажное значение для произношения имеет речевая просодия, включающая просодические единицы (параметры) потока речи: целостные слоги, ритмические слоговые струк­туры, синтагмы (минимальные по смыслу высказывания) и фразы, динамические единицы целостного текста. Ритм вхо­дит в такой сложный комплекс просодических элементов, ко­торый называется интонацией. Интонация — сложное единство речевой мелодии, фразового ударения, ритма и качества голоса, а также временных характеристик (длительность высказывания, темп, паузирование) реализации высказывания. Одним из основных компонентов интонации является мелодика, т.е. тональный контур речи — модуляции высоты ос­новного тона голоса при произнесении частей предложения, предложений и текста. Мелодика речи служит для выраже­ния различных смысловых, синтаксических и эмоционально экспрессивных значений. Она организует фразу, расчленяя ее на части, выделяет наиболее важный отрезок высказыва­ния, а также служит для выражения эмоций.

Темп, или скорость речи, зависит от смысла речи, эмоцио­нального состояния говорящего, эмоционального содержания высказывания и стиля произношения. Темп имеет значение в противопоставлении важного и неважного. За нормальный темп речи принимается произнесение 9-14 фонем в секунду.

Интонация тесно связана с ритмом речи. Ритм — это пери­одическое повторение соизмеримых речевых единиц. Мель­чайшая единица ритма (ритмическая группа) — это ударный слог с примыкающими безударными слогами. Простая рит­мическая группа включает один ударный слог. В сложную ритмическую группу входят два и более ударных слога. Ха­рактер семантической связи в определенной степени влияет на характер ритма, который органически связан с семантико-синтаксической структурой предложения.

Основными функциями интонации являются:

. различение части высказывания соответственно их смыс­ловой важности;

оформление высказывания в единое целое;

расчленение высказывания на ритмические группы и синтагмы;

. выражение конкретных эмоций;

. вскрытие подтекста высказывания;

. характеристика говорящего и ситуации общения.

Формирование таких просодических единиц, как ритми­ческие слоговые структуры, связано с механизмом формиро­вания двигательных навыков, которые являются навыками кинетического артикуляторного праксиса и обеспечиваются функциональными интеграциями премоторной коры доми­нантного полушария. Формирование функциональных еди­ниц артикуляторного праксиса или артикулем обеспечивает­ся выработкой навыков постцентрального артикуляторного праксиса.

Взаимодействие артикуляторных навыков премоторного и постцентрального праксиса является одним из важней­ших механизмов речи. При его расстройстве нарушается как внятность звуков речи, так и ее просодическая органи­зация.

Таким образом, изложенное показывает сложность фун­кциональной системы речи, управление которой осущест­вляется центральной нервной системой. Для внятной четкой фонетически нормативной речи необходимо полноценное функционирование многих мозговых структур: стволово-подкорковые ядра и их связи, мозжечок, его ядра и прово­дящие системы, структуры лимбико-ретикулярной системы, проводящие системы, обеспечивающие проведение импуль­сов от коры мозга к структурам нижележащих функциональ­ных уровней двигательного аппарата речи (ядрам перифери­ческих двигательных нервов в стволе мозга и спинном мозге) структуры мозговой коры.
1.5. Общие неврологические механизмы параличей

Отклонение от нормального функционирования нервной системы сопровождается разными патологическими состоя­ниями, в том числе параличами.

Нередко нарушение функций какого-либо отдела нервной системы проявляется в виде совокупности симптомов. Напри­мер, повреждение кортиконуклеарных (пирамидных) путей проявляется повышением мышечного тонуса, нарушением произвольных движений и т.д.

Симптом — отклонение от нормального функционирова­ния нервной системы или какого-либо органа, представляет собой признак или симптом патологического состояния. Один и тот же симптом может быть признаком разных заболеваний или патологических состояний.

Стойкое сочетание симптомов, характерное для определенной болезни или патологического состояния, называется синдромом.

Синдромы двигательных нарушений

Полная утрата движения называется параличом, неполная утрата движения — парезом (например, ограничение объема и силы движения).

Моторные функции организма регулируются нескольки­ми системами мозга. Периферический паралич наблюдается при поражении двигательного нерва или ядра двигательного нерва.

Известно, что к моменту рождения ребенка ствол мозга, спинной мозг и продолговатый мозг являются достаточно зрелыми для сохранения жизни, остальные структуры мозга созревают в периоды младенческого и в более старшем воз­расте. Движения, которые обеспечиваются мотонейронами спинного мозга и ствола мозга, позволяют совершать хаоти­ческие движения и иметь высокий тонус мышц. Через неко­торое время после рождения созревают стриопаллидарныи уровень регуляции движений и движения становятся более пластичными, точными.

Патологические изменения этих нервов характеризуются следующими основными симптомами: отсутствием рефлек­сов или их резким снижением (гипорефлексия, арефлексия), отсутствием или снижением мышечного тонуса (атония, ги­потония), утрата рефлексов и атония на стороне поражения.

При периферическом параличе могут быть изолированно поражены голосовые складки, и в этих случаях будет стра­дать не только фонация, но и четкость произнесения разных речевых звуков. Может также изолированно ухудшаться эффект резонанса. Естественно, что наиболее выраженные нарушения разборчивости устной речи будут связаны с рас­стройством движений языка и губ. Клиническая симптома­тика связана с уровнем нарушения иннервации периферичес­кого речевого аппарата.

При поражении двигательного нейрона в стволе, спинном мозге или нарушении проводимости периферического нерва, возникает периферический паралич, при котором движения и безусловные рефлексы отсутствуют. Периферические пара­личи являются, как правило, односторонними. Примером пе­риферического паралича являются параличи, возникающие при полиомиелите. Односторонние периферические парали­чи не вызывают существенных изменений артикуляции.

При периферическом параличе диафрагмы и межреберных мышц возникают нарушения дыхания. Они могут касаться в целом респираторной системы (диафрагма, легкие, глотка) и тогда будет нарушено главным образом голосообразование, в особенности в тех случаях, когда к этим патологическим на­рушениям присоединен уровень голосовых складок.

Синдром поражения лицевого нерва

На стороне поражения лицевого нерва наблюдаются сгла­женность складки в области лба, несколько опущена бровь, глазная щель не смыкается, щека свисает, сглажена носо­губная складка, опущен угол рта. Особенно ярко нарушение иннервации мышц проявляется при плаче и смехе и других мимических реакциях. Звукопроизношение страдает незна­чительно.

Синдромы поражения тройничного нерва

Наибольшее значение для артикуляции имеет 2-я и 3-я ветвь тройничного нерва. Вторая ветвь (верхнечелюстной нерв) выходит из полости черепа под скуловой костью и ин-нервирует кожу нижнего века, наружного угла глаза, слизис­тые оболочки носовой полости, верхней части щек, нижней губы, верхней челюсти и ее зубов.

Третья ветвь (подчелюстной нерв) выходит из черепа че­рез овальное отверстие нижней челюсти и иннервирует кожу нижней части щеки, нижнюю губу, нижнюю челюсть и ее зубы, слизистую оболочку щек, нижнюю часть ротовой по­лости и языка, а также жевательные мышцы.

Наблюдение 1 (Е.Н. Винарская, A.M. Пулатов, 1989) Больная К., 17 лет.

Перенесла тяжелую травму с переломом основания черепа и гру­бым повреждением обоих тройничных нервов, вследствие чего у нее развился полный двусторонний паралич мышц, поднимающих ниж­нюю челюсть. Эти мышцы были атрофичны, а в процессе исследова­ния электровозбудимости и хроноксии в них обнаруживалась реак­ция перерождения. Больная не могла жевать, а рот закрывала только пассивно с помощью рук.

Артикуляция звуков характеризовалась невнятностью, причем прежде всего были сглажены различия гласных по подъему (звук У по­ходил на О, звук И на Э, а звуки О и Э мало отличались от А).

Через два года после травмы не было восстановления проводи­мости тройничных нервов, парализованные мышцы оставались ат­рофированными. Однако больная стала открывать рот и активно его удерживать закрытым без помощи рук за счет гипертрофированных мышц губ, особенно круговой мышцы рта. Бывшая невнятность ар­тикуляции исчезла, но гипертрофия мышц сказалась в подчеркнутой огубленности гласных и согласных звуков как в изолированном про­изношении, так и в связной речи. Общая разборчивость речи больной от этой особенности ее артикуляции не страдала.

Данный пример иллюстрирует не только значение атро­фии мышц нижней челюсти, но и компенсаторные процессы, которые развились в круговой мышце рта, за счет чего разви­лась ее гипертрофия.

Синдром поражения подъязычного нерва

На стороне поражения наблюдается атрофия мышц языка (истончение парализованной половины языка). Язык тонкий, распластанный, удлиненный, отклонение языка при его высовывании в сторону паралича, отмеча­ются фибриллярные подергивания. Наблюдается нередко нарушение звукопроизношения, которое со временем ком­пенсируется.

Нарушения движений при поражении центральной нерв­ной системы.

Органические нарушения центральной нервной системы у взрослых связаны с инсультами (кровоизлияниями), опухо­лями, травмами, инфекциями и т.п.

При повреждении пирамидного пути на любом его участке нарушается проведение импульса из коры больших полуша­рий или от моторных нейронов ствола мозга и спинного мозга к мышце. Мускулатура в этих случаях оказывается парали­зованной.

При поражении центрального двигательного нейрона (дви­гательная область коры головного мозга) или кортико-нукле-арного пути развивается центральный паралич.

^ Бульварный паралич связан с поражением ядер черепно-мозговых нервов, расположенных в продолговатом мозге. Это вялый паралич, т.е. паралич, при котором мышца теряет свою упругость, возбудимость, питание. При этом параличе мышцы истончаются, утрачивают силу и способность к со­кращению. Все безусловные рефлексы резко снижены. Бульбарные параличи, которые обуславливают дизартрию, как правило, двусторонние.

^ Центральный паралич возникает при поражении цент­рального двигательного нейрона на любом его участке: двига­тельная зона коры больших полушарий или пирамидальный путь на всем его протяжении.

Этот паралич является спастическим: мышцы напряжены, на ощупь плотноваты, при пассивном движении ощущается их «сопротивление». Все безусловные рефлексы резко повы­шены. Поражение, как правило, двустороннее.

В зависимости от распространенности параличей различают:

- моноплегия (нарушения движений в одной конечности);

- гемиплегия (нарушения движений в конечностях на од­ной стороне);

- параплегия (паралич обеих рук или конечностей);

- тетраплегия (параличи всех четырех конечностей).

Клиническая картина и психолого-педагогическая харак­теристика лиц с дизартрией у детей и взрослых существенно различается.

У взрослых дизартрия развивается на фоне сформирован­ных механизмов речевой деятельности. Она является приоб­ретенным в постнатальном онтогенезе речевым нарушением.

Если у взрослых дизартрия, как правило, выражается на­рушением артикуляции и просодической стороны речи, спе­цифическим для поражения определенных отделов мозга или периферической нервной системы, то у детей, наряду с этими компонентами речи, может наблюдаться недоразвитие речи, а общая картина нейромоторных нарушений бывает мозаич­ной, что связано с диффузным поражением ЦНС.

Эти соображения обуславливают необходимость освеще­ния проблемы дизартрии в первую очередь у взрослых.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



Скачать файл (1348.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации