Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Ответы на билеты по истории лингвистических учений - файл 1.doc


Ответы на билеты по истории лингвистических учений
скачать (424.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc425kb.20.12.2011 21:57скачать

содержание

1.doc

1   2   3   4   5
признание того, что системный, структурный анализ необходим и в области диахронии. Пражские структуралисты восприняли и творчески переработали также соссюровскую концепцию языка и речи. Трубецкой считает, что эти два аспекта, языкового процесса настолько разнородны, что их звуковую сторону должны изучать разные науки: «...Учение о звуках речи, имеющее дело с конкретными физическими явлениями, должно пользоваться методами естественных наук, а учение о звуках языка в противоположность этому — чисто лингвистическими методами <...>. Мы будем называть учение о звуках речи фонетикой, а учение о звуках языка — фонологией».

Понятие функции развили в представление о языке как о функциональной системе. Этот функционализм Пражской школы, обоснованный в 20-е годы Якобсоном, был подтвержден в 1958 г. в тезисах, представленных Б. Гавранеком, К. Горалеком, В. Скаличкой и П. Тростом

Пражские языковеды вводят в лингвистическую проблематику проблему структуры — проблему структурного характера языка и взаимосвязанности его частей.

Различные цели высказывания определяют функции языка. Представители Пражской школы всегда утверждали, что ни один язык не существует в вакууме; язык существует в языковом коллективе, коммуникативные и экспрессивные нужды которого он призван обслуживать.

Две основные функции речевой деятельности: социальная функция и экспрессивная функция. Если существуют разные функции речевой деятельности, им должны соответствовать разные функциональные языки. Они отмечают следующее соотношение между функциями литературного языка и функциональными языками:

Функции литературного языка: а) коммуникативная; б) практически специальна; в) теоретически специальная; г)эстетическая > язык сообщений. Функциональные языки: а) разговорный; б) деловой; в) научный; г) поэтический.

^ ПРОБЛЕМЫ ФОНОЛОГИИ И МОРФОНОЛОГИИ

В конце 20 — начале 30-х годов большинство исследований пражских лингвистов было посвящено фонологии — новой лингвистической дисциплине, созданной русским ученым Н. С. Трубецким.

Учение о звуках речи, имеющее дело с конкретными физическими явлениями и пользующееся методами естественных наук, Трубецкой называет фонетикой, а учение о звуке языка, общем и постоянном у всех членов данной языковой общности,— фонологией.

«Основы фонологии» Трубецкого (1939). В этой небольшой книге исследуются фонологические системы более 100 языков; автор подвергает анализу все основные понятия фонологии: фонемы, ее признаков, оппозиции фонем, позиции и нейтрализации противопоставленных фонем, сочетания фонем и их положения в системе языка.

Так как фонология изучает то, что в составе звука несет определенную функцию, то Трубецкой разделяет ее на три части, предметом которых являются кульминативная (вершинообразующая), функция звука (указывающая, какое количество слов и словосочетаний содержится в предложении; сюда относится, например, главное ударение в словах немецкого языка), делимитативная (разграничительная) функция (указывающая границу между двумя единицами: морфемами, словами, устойчивыми словосочетаниями) и дистинктивная (смыслоразличительная) функция.

На первое место в учении о смыслоразличении Трубецкой выдвигает понятие оппозиции — фонологической и нефонологической. Звуковые противоположения, которые могут дифференцировать значения двух слов данного языка, мы называем фонологическими (или фонологически-д истинктивными или смыслоразличительными) оппозициями. Наоборот, такие звуковые противоположения, которые не обладают этой способностью, мы определяем как фонологически несущественные, или несмыслоразличительные». Например, в русском языке оппозиция гласных [о] и [а] является фонологической, так как есть ряд слов, различающихся только этими звуками (мол — мал, дом — дом). Наоборот, нефонологической для русского языка является оппозиция лабиализованного (огубленного) [с~] (~ — показатель огубленности) в слове суд нелабиализованному [с] в слове сад, так как эта оппозиция не играет роли в различении слов.

Фонема — это совокупность фонологически существенных признаков, свойственных данному звуковому образованию.

Звуки никогда не являются фонемами, поскольку фонема не может содержать ни одного фонологически несущественного признака, что для звука речи фактически неизбежно. Конкретные звуки являются, скорее, лишь материальными символами фонем. Отсюда следует, что фонема может реализоваться в ряде различных звуков.

ПЛК выделяют обязательные, факультативные и индивидуальные варианты фонем.

1) Обязательные варианты фонем, в свою очередь, могут быть трех видов: Позиционные варианты зависят от положения фонемы относительно ударения, характера слова, мелодики речи и т. д. Комбинаторные возникают в результате взаимодействия фонем в потоке речи. Стилистические варианты фонем определяются разными стилями произношения.

^ 2) Факультативные часто возникают в результате диалектных различий.

3) Индивидуальные обусловливаются особенностями речи отдельных людей.

Трубецкой считает, что для определения фонологического содержания фонемы необходимо включить ее в систему фонологических оппозиций, которые обнаруживают определенный порядок, или структуру. Основаниями классификации фонологических оппозиций являются: а) их отношение ко всей системе оппозиций в целом, б) отношения между членами оппозиции, в) объем их смыслоразличительной силы.

При классификации оппозиций по отношению между их членами выделяются следующие типы:

1) привативные, т. е. такие, когда один член оппозиции отличается от другого наличием или отсутствием различительного признака; 2) градуальные, члены которых характеризуются различной степенью, или градацией, одного и того же признака; 3) эквиполентные (равнозначные), когда оба члена оппозиции логически равноправны, т. е. в одинаковой степени маркированы

Наконец, по объему смыслоразличительной силы оппозиции делятся на постоянные и нейтрализуемые.

В качестве особого раздела фонологии Пражская лингвистическая школа выделяла морфологическую фонологию, или морфонологию.

Под морфонологией он понимает исследование морфологического использования фонологических средств какого-либо языка.

Объектом морфонологии является исследование фонологической структуры морфем, изучение комбинаторных звуковых изменений, которым подвергаются отдельные морфемы в морфемных сочетаниях, и наконец, изучение звуковых чередований, выполняющих морфологическую функцию.

^ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРАЖСКИХ ЛИНГВИСТОВ В ОБЛАСТИ ГРАММАТИКИ

Вилем Матезиус: "Попытка создания теории структурной грамматики" (1936), "Язык и стиль" (1942) и др.

Язык создан главным образом для общения, и любое реальное высказывание состоит из двух актов. Первый акт: сегментировании окружающей действительности и наименование полученных отрезков средствами языка; Второй акт: объединение этих средств в рамках высказывания. Два аспекта описания грамматики языка: функциональная ономатология и функциональный синтаксис

  • Учение Матезиуса об актуальном членении предложения (АЧП) изложено в его работе "О так называемом актуальном членении предложения" (1947);

  • Первое – это известное формально-грамматическое разделение предложения на его члены;

  • АЧП: выделяется основа высказывания, т.е. исходная точка сообщения, то, что в данной ситуации является известным для слушателя и ядро высказывания – то, что говорящий сообщает об исходной точке;

  • Актуальное членение выступает как основной фактор, определяющий порядок слов в предложении;

! ^ Матезиус, отказавшись от логико-психологической интерпретации, исходит непосредственно из коммуникативной функции предложения как единицы сообщения

17. Глоссематика (Копенгагенский структурализм). Методика коммутационного анализа.

Брёндаль (1887—1942), X. Ульдалль (1907—1957) и Л. Ельмслев (1899—1965).

Ряд работ, излагающих основные положения глоссематики, был опубликован в журнале «Acta Linguistica», который начал выходить с 1939 г. Из них прежде всего следует отметить «Структуральную лингвистику» (1939) Брёндаля; «Основы глоссематики» (1957) Ульдалля; «Язык и речь» (1942), «Пролегомены к теории языка» (1943), «Метод структурного анализа в лингвистике» (1950—1951) Ельмслева.

^ Основа глоссематической теории: заключительное положение «Курса общей лингвистики» де Соссюра: единственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассматриваемый в самом себе и для себя.

Философская основа глоссематической теории

1) позитивизм: а) последовательно отрицает реальное существование предметов материальной действительности (предметы – это их функции); б) нет учёта практику, в которой осуществляется единство материального бытия и сознания: «лингвистическая теория не может быть проверена существующими текстами и языками»; в) конвенционализм, исходящий из чисто условных предпосылок, никак не связанных с действительностью (Лингв.теория представляет собой исчисление, состоящее из наименьшего числа наиболее общих предпосылок, из которых ни одна предпосылка, принадлежащая теории, не обладает аксиоматической природой».

2) Понятия математической логики.

3) идеи объективного идеализма Э. Гуссерля: для построения чистой логики необходим анализ языка, ибо только при помощи такого анализа может быть выявлен подлинный объект логического исследования.

Подлинно научное языкознание имманентно, т.е. занимается изучением внутренне присущих языку свойств. Ельмслев и исходит из того, что лингвистическая теория должна искать постоянное, не связанное с какой-либо внеязыковой «реальностью», то постоянное, что делает язык языком.

^ Цель лингвистической деятельности - подтвердить на тезис: существует система, лежащая в основе процесса, т. е. постоянное, лежащее в основе изменений.

1) Эмпирический принцип – способность лингвистической теории описать нечто постоянное, он сводится к тому, что «описание должно быть свободным от противоречий, исчерпывающим и предельно простым». Из простоты, продолжает далее Ульдалль, могут быть выведены все остальные научные идеалы: объективность, последовательность, полнота.

2) принцип сводимости – когда описание принимает форму постепенного разделения предметов на все меньшие и меньшие составные части, являющиеся конечными результатами исследования,

3) принцип экономии, направленный на получение простейшего возможного результата,

4) принцип обобщения, когда определенное описание обобщается для того, чтобы его можно было применить к двум объектам.

Лингвистический анализ (по Л.Ельмслеву).

Цель анализа - выявление языковой формы и ее соотношения с субстанцией.

^ Различение формы и субстанции в объекте лингвистики является наиболее оригинальной чертой лингвистической концепции Ельмслева и связано с его пониманием языка как особой знаковой системы. Ельмслев исходит из того, что в языке любая фраза может иметь различные манифестации. Вместе с тем все эти разные субстанции являются проявлением чего-то одного, что Ельмслев называет формой. Форма у него выступает как нечто постоянное, как абстрактная сущность, а ее проявление в той или иной субстанции является переменным и случайным.

Деление языка на четыре пласта, или слоя, исходя из дихотомий «форма — субстанция» и «выражение — содержание», составляет характерную черту глоссематической теории.

Ельмслев выделяет в языке план содержания и план выражения, каждый из которых имеет свою субстанцию и свою форму; форма является постоянной и определяющей, субстанция — зависимой и переменной. Ельмслев всегда подчеркивал зависимость своей теории от предшествующей лингвистической традиции. Так, форма плана содержания — это переформулированная внутренняя форма языка В. Гумбольдта, а форма выражения поразительно напоминает гумбольдтовскую внешнюю форму языка.

Ельмслев утверждает полную автономность формы от субстанции. Лингвистика, отмечает он, может и должна исследовать языковую форму, а то, что лежит вне этой формы, представляет собой внеязыковой материал, так называемую субстанцию.

План выражения и план содержания связаны отношениями коммутации, сущность которых состоит в том, что изменения в плане выражения вызывают изменения в плане содержания. Например, если заменить <т> в том на <д>, то это изменение в плане выражения вызовет изменение в плане содержания: получится слово дом. Встречается много образцов каждого сложного предложения, каждого простого предложения, каждого слова и т. д. Эти образцы мы будем называть вариантами, а сущности, образцами которых они являются,— инвариантами.

Фигуры выступают как некоторые элементарные смыслы, комбинация которых придает значение знаку. Например, знак мальчик можно разложить на фигуры {человеческое существо} + {молодой} + {мужской пол}; изменение последней фигуры дает знак девочка.

Исключив из лингвистики субстанцию, Ельмслев единственным способом анализа лингвистических единиц считает изучение отношений между этими единицами. Для определения этих взаимных отношений он употребляет термин функция, под которой понимает зависимость, отвечающую условиям анализа. Члены функции Ельмслев называет функтивами, понимая под функтивом объект, имеющий функцию к другим объектам.

На основе понятия о константе и переменной Ельмслев "устанавливает три важнейших типа функций, характеризующих отношения между различными планами языка: иитердепенденцию, детерминацию и констелляцию.

Интердепенденцией - функция между двумя константами, взаимные зависимости, при которых один член предполагает существование другого, и наоборот (сущ и глаг). Детерминация — функция между константой и переменной — предполагает такую одностороннюю зависимость, при которой один член предполагает существование другого, но не наоборот (сущ и прил). Констелляцией называется свободные зависимости, в которых ни один из двух членов не предполагает существования другого (нареч и глаг).

Сведя все богатство отношений в языке только к указанным трем типам, Ельмслев надеется осуществить свою идею дедуктивного анализа. Однако, не привлекая данных конкретных языков, он дает только общую схему анализа: «...Анализ заключается в регистрации некоторых зависимостей между элементами, которые... существуют благодаря этим зависимостям и только благодаря им. Тот факт, что мы можем считать эти элементы частями текста, а всю процедуру — делением, или анализом, основывается на том, что между этими элементами и целым (текстом) обнаруживаются зависимости определенного рода, в которые, как мы говорим, эти элементы вступают. Задача анализа и состоит в том, чтобы установить эти зависимости. <...> Деление, или анализ, мы можем формально определить как описание объекта через единообразные зависимости от других объектов и через единообразные зависимости последних друг от друга. Объект, подвергающийся делению, мы назовем классом, а другие объекты, которые устанавливаются частным делением как единообразно зависимые от класса и друг от друга, мы назовем сегментами классам; «в случае продолженного анализа мы будем говорить о дериватах. <...> Под дериватом класса мы будем понимать его сегменты и сегменты сегментов в пределах одной и той же дедукиии <...>. Степенью дериватов мы будем называть число классов, через посредство которых прослеживается их зависимость от своего первичного общего класса».

Этого небольшого отрывка из работы Ельмслева вполне достаточно, чтобы показать, насколько далека от лингвистической реальности предложенная им абстрактная схема языкового анализа.

18. Дескриптивная лингвистика (Американский структурализм). Методика дистрибутивного анализа. Методика непосредственных составляющих.

Ф. Боас (1858—1942), Э. Сепир (1884—1939) и Л. Блумфилд (1887—1949).

Общелингвистические взгляды Боаса представлены в большом труде «Руководство по языкам американских индейцев» (1911—1922). Изучение языков американских индейцев привело Боаса к выводу, что методы научного анализа, выработанные на материале ИЕЯ, неприменимы при изучении и описании индейских языков. Дело не только в том, что в этих языках представлены иные языковые категории, но и в том, что они не зафиксированы письменно, не ясны их родственные отношения. Поэтому Боас и призывал описывать эти языки «изнутри», на основе «логики данного конкретного языка», или путем индукции. Поскольку, по его мнению, индейские языки не поддаются исторической и сравнительной интерпретации, необходимо выработать объективные методы, основывающиеся на внешних, формальных качествах языков.

Традиции Боаса продолжили Сепир и Блумфилд. Интересы Сепира сосредоточились главным образом вокруг проблем связей языка и культуры, взаимоотношения языковых явлений и социальных факторов, типологической классификации языков. Его взгляды нашли выражение в книге «Язык» (1921), статьях «Положение лингвистики как науки» (1929), «Язык» (1933).

Речь, язык – как социальное явление («чисто историческое наследие коллектива, продукт длительного социального употребления»), Сепир ставит вопрос о соотношении языка с иными формами «моделей человеческого поведения», в частности с культурой. «Культуру можно определить как то, что данное общество делает и думает. Язык же есть то, как думают». Нельзя найти, утверждает Сепир, прямого соответствия между строем языка и культурой; с культурой народа связан только словарный состав языка. Работы Сепира в этом направлении подготовили почву для создания э т н о л и н г в и с т и к и. Мысль о связи языка и культуры Сепир рассматривает и в более широком аспекте, привлекая мышление в статье «Положение лингвистики как науки» он ставит этот вопрос: мысль зависит не от существования языка вообще, а от того конкретного языка, который эту мысль выражает. Развивая положение Боаса о том, что лингвистическое исследование является неотъемлемой частью глубокого изучения психологии народов мира, Сепир проводит мысль о том, что не многообразная объективная действительность выражается в мышлении людей одинаковыми логическими категориями, а различные языковые формы по-разному членят эту объективную действительность. Различные языковые формы приводят к становлению разных форм и норм мышления.

Различие норм мышления якобы обусловливает и различие норм поведения в культурно-историческом истолковании. Свое крайнее выражение эта мысль получила в работах Б. Уорфа (1897—1941) и известна под названием гипотезы Сепира — Уорфа. Эта гипотеза в основе своей идеалистическая, так как исходит из признания первичным мышления, сознания, а вторичным — бытия, объективной реальности.

Сепир предложил новую типологическую (морфологическую) классификацию языков. Отвергая классификацию языков на языки флективные, агллютинативные, корневые и изолирующие, Сепир исходит из того, что всякий язык есть оформленный язык и более оправданной была бы классификация языков на основе тех формальных процессов, которые развиты в данном языке. Он и предлагает классифицировать языки с точки зрения выражения в них разного типа понятий, технического выражения отношений и степени синтезирования в грамматике.

В ином направлении взгляды Боаса развивал Блумфилд. Получив широкую лингвистическую подготовку (он был германистом и индоевропеистом), Блумфилд в начале своей деятельности сочувственно относился, к идеям младограмматиков. Резкий перелом наступает в 20-е годы, когда почти одновременно с первыми работами Пражской школы, Блумфилд в статье «Ряд постулатов для науки о языке» (1926) предлагает новую лингвистическую теорию и методику. Для более точного и ясного изложения своих идей Блумфилд принял математическую форму постулатов, т. е. гипотез и аксиом, исключающих противоречия. Проблему создания постулатов Блумфилд выдвинул в качестве основной задачи теоретического языкознания, она была поставлена им в книге «Язык» (1933).

Для него характерен прагматизм, т. е. стремление сочетать чисто научные интересы с практикой. При изучении бесписьменных языков американских индейцев уже в середине

прошлого века возникла необходимость создания для этих языков алфавитов (для распространения религиозной литературы), обучение военных экзотическим языкам, появление нужды дешифровки, появление нужды в автоматизированном переводе.

Теоретические взгляды Л. Блумфилда явились тем фундаментом, на котором возникла и развивалась американская дескриптивная лингвистика. Ее философской базой является позитивизм. Центральной задачей языкознания объявляется описание языка, т. е. регистрация фактов языка, но не их о б ъ я сн е н и е. Эта тенденция закреплена в наименовании этого направления как дескриптивного (от англ. to describe — «описывать»). Сам Блумфилд (в терминах логического позитивизма) отрицает истинность общих понятий, идей. В статье «Язык или идеи?» (1936) он говорит, что идеи, понятия — это только неправильное истолкование языковых фактов. Восприняв эту мысль, современные американские языковеды стараются точно описывать факты языка, но не пытаются их объяснить. Такая поверхностная классификация фактов языка, несомненно, обедняет содержательную сторону языкознания.

Психологической основой, на которой Блумфилд строил лингвистический анализ, является бихевиоризм (от англ. behaviour — «поведение»). Основной тезис этого течения гласит, что о психической деятельности человека можно судить только по его внешне выраженным реакциям, по его поведению. Блумфилд, следуя этому учению, стремится не выходить за пределы фактов, данных в опыте, вести весь лингвистический анализ на уровне наблюдения выражаемых человеком стимулов и реакций на них.

Теорию Блумфилда называют еще иногда теорией лингвистического механицизма. У Блумфилда «материалистический» является синонимом к слову «позитивистский», т.е. основанный на внешнем наблюдении.

Другой фундаментальной проблемой, поставленной Блумфилдом перед американскими языковедами, явилась проблема языкового значения и его роли в лингвистическом исследовании. Определив значение языковой формы как ситуацию говорящего -> речь -> реакцию слушающего, Блумфилд признает значение ситуативным. Поскольку ситуаций может быть великое множество, а знания лингвиста ограничены, то он приходит к пессимистическому выводу: определение языкового значения является наиболее слабым звеном в науке о языке.

С именем Блумфилда связана также разработка теории уровней языка. Он полагал, что описание языка начинается с наиболее простого уровня — фонологического, при котором определяются все фонемы и констатируется, какие сочетания фонем возможны.

Следующий - семантический; семантику он делит на грамматику и лексику. Поставив вопрос об уровнях (стадиях) описания, Блумфилд вызвал интерес дескриптивистов к проблеме структуры лингвистического знания о языке. Так, современный последователь Блумфилда Ч. Хоккет выделяет три центральные системы — грамматику (морфологию), фонологию и морфонологию — и две периферийные — семантику и фонетику.

^ МЕТОДЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Большинство дескриптивистов признает областью исследования для дескриптивной лингвистики единичный язык, или диалект, под которым понимается либо речь конкретного лица (информанта), либо язык коллектива идентичных в языковом отношении лиц в хронологически определенное время.

Единичный язык рассматривается в краткий период времени.

Объектом исследования является единичное и законченное высказывание на данном языке. Высказывание определяется как отрезок речи определенного лица, ограниченный с обеих сторон паузами. Как правило, высказывание не тождественно предложению, ибо оно может состоять из отдельных слов, фраз, незаконченных предложений и т. д.

Исследование и состоит в собирании высказываний в каком-либо едином диалекте и в анализе собранного материала.

Сегментация, субституция, дистрибутивный анализ могут применяться для исследования любого аспекта языка.

Первой стадией анализа является сегментация высказывания. Затем мы подставляем наши сегменты в другие высказывания и проверяем, приемлемы ли такие высказывания для информанта. После выделения в высказываниях данного языка сегментов эти сегменты группируются в сравнительно небольшое число классов — фонем. Основанием для такой группировки может служить дистрибуция (порядок расположения) элементов. Американские языковеды понимают под дистрибуцией элементов совокупность всех окружений, в которых они встречаются, т.е. сумму всех позиций элементов относительно употреблений других элементов.

Непосредственно составляющие — это одно, два или несколько составляющих, из которых непосредственно образована та или иная конструкция.

Метод НС основывается на том, что каждый самостоятельный отрезок речи состоит из двух частей.

При анализе по НС происходит вычленение словосочетаний и свертывание их в единое предложение. Поэтому анализ по НС называется свертыванием. При свертывании соблюдается ряд правил:

а) одновременно можно свертывать не более двух элементов;

б) нельзя переставлять элементы;

в) порядок применения правил анализа по НС должен быть строго фиксирован.

Деление предложения по методу НС напоминает выявление свободных сочетаний и, на первый взгляд, ничем не отличается от традиционного анализа по членам предложения. На самом деле это не так. Метод НС предлагает однозначный объективный анализ, чего не дает анализ по членам предложения. Так, в предложении Старик с бородой вошёл в комнату словоформа с бородой может рассматриваться и как определение (какой старик?) и как дополнение (старик с чем?). Вместо этой двусмысленности метод НС устанавливает одну НС с одним отношением подчинения. При методе НС предложение составляется из простых НС, из которых затем составляются более крупные НС, входящие, в конце концов, в единую НС — предложение, конструкцию. Метод НС применяется в основном в синтаксисе.

19. Русское языкознание в 20-40-х гг. 20 в. Теория частей речи и типологическая концепция И.И. Мещанинова. Значение работ Е.Д. Поливанова для развития лингвистики.

Иван Иванович Мещанинов (1883-1976) принадлежал к поколению А.М.Пешковского и Л.В.Щербы, однако выдвинулся как языковед к 1930-м гг. Не имел пециального лингвистического образования. Главные работы: «Общее языкознание» 1940, «Члены предложения и части речи» 1945 и «Глагол» 1949. Уходит от идей Марра о стадиальности в синтаксисе. Может считаться одним из основателей синтаксической типологии. Развивал идеи, выдвинутые немецким исследователем кавказских языков А.Дирром (1867-1930).

Мещанинов стремился учитывать материалы многих языков, расширял базу: кавказские, тюркские, монгольские. Приходит к заключению, что синтаксический строй может быть другим, что например, номинативный строй языка – лишь типологическая особенность некоторых языков мира.

В книге «Общее языкознание» автор сводит свою задачу к рассмотрению на разнообразном материале проблемы «двух основных единиц речи» - слова и предложения, подчеркивая, что они между собой неразрывно связаны. В связи с этим выделяются два основных раздела лингвистики: лексика и синтаксис (наряду с фонетикой). Лексика изучает форму и содержание слова, включая в себя семантику и словообразование. Синтаксис изучает форму и содержание предложения, включая в себя синтаксическое словоизменение. При таком подходе морфология как особая область не выделяется.

В центре внимания типологический построений – синтаксические конструкции, прежде всего способы обозначения субъекта и предиката. Не придавал особого значения различиям между флективными, агглютинативными и изолирующими языками: во всех языках есть предложения, которые состоят из слов, а различия строя сводятся в основном к технике оформления синтаксических отношений, не затрагивая семантику.

Более существенным он считал выделение инкорпорирующих языков. Инкорпоративный комплекс – одновременно и слово и предложение, он не может быть отнесен к какой-либо части речи. Согласно Мещанинову, в ходе исторического развития инкорпоративные комплексы распадаются на слова, обратного же процесса не происходит. Выделяются последовательно инкорпорирующие языки, где возможны комплексы, охватывающие все предложение (чукотский), и частично инкорпорирующие языки, где предложение как минимум двучленно, состоя из подлежащего и сказуемого, каждое из которых может быть инкорпоративным комплексом (нивхский). В языках последнего типа части речи почти не отличаются от членов предложений.

В книге «Члены предложения и части речи» продолжил изучение проблемы слова и предложения в разных языках, почти совсем отказавшись от стадиальных схем. В центре внимания – соотношение лексики и синтаксиса, прежде всего соотношение синтаксических классов – членов предложения с лексическими классами – частями речи. ЧР – лексические группировки, характеризуемые по семантике и по формальной стороне. То есть ЧР обязательно должны иметь какие-то формальные (морфологические) признаки, по которым можно было бы судить об основной синтаксической функции слова. Такая функция может быть не единственной: существительное специализированы на роли подлежащего, но могут быть дополнениями и определениями. Сами эти признаки (граммат.категории, обладающие той или иной семантикой), не универсальны и в разных языках могут быть различны.

Сравнение систем ЧР, как и сравнение типичных для тех или иных языков способов выражения синтаксических отношений, дает основание для классификации языков, которую строил Мещанинов.

В книге «Глагол» он специально остановился на типологии признаков, выделяющих в языках мира эту важнейшую ЧР. Одна из основных тем книги – вопрос о выражении в языках мира традиционно выделявшихся в лингвистике глагольных категорий: лица, числа, времени, вида, наклонения, залога. Вывод: кроме залога, все не универсальны. Опроверг теорию, восходящую к Аристотелю о том, что глагол – класс слов, выражающий идею времени. Могут быть языки без категории времени, без категории наклонения и т.д., что не означает, что соответствующие значения не могут быть выражены в том же языке лексически. Все основные книги Мещанинова сыграли роль в освобождении отечественной лингвистики от строгого следования европейским схемам.

Евгений Дмитриевич Поливанов (1891 – 1938).

Окончив в 1908 г.Александровскую гимназию в Риге, поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета (славяно-русское отделение), а через год – в Восточную практическую академию на японский ее разряд. Был учеником И.А.Бодуэна де Куртенэ. Школа, пройденная у него и к Л.В.Щербы, оказалась очень важной для его востоковедческой будущности.

Стал магистрантом, становится приват-доцентом восточного факультета по японскому языку.
1   2   3   4   5



Скачать файл (424.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации