Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Данилов А.А. (ред.) Россия и мир. Часть I (до 1916 года) - файл n1.doc


Данилов А.А. (ред.) Россия и мир. Часть I (до 1916 года)
скачать (2693 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc2693kb.24.12.2012 05:00скачать


n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Серия "Российский лицей"

РОССИЯ И МИР

Учебная книга по истории

Авторский коллектив: Брандт М.Ю. Горинов М.М. Данилов A.A. Косулина Л.Г Леонов СВ. Ляшенко Л.М. Наумов В.П. Цакунов СВ.

Часть 1

Издательство "ВЛАДОС"

Издание подготовлено кафедрой истории социологического факультета Московского государственного педагогического университета

Авторский коллектив:

Брандт М.Ю., к.и.н., доц. — разделы I, III, V.

Горинов ММ., к.и.н. Введение, раздел IX:

темы 37,38.
Данилов A.A., д.и.н., проф. — разделы X, XI.

— рук.авторского коллектива
Косулина Л.Г., к.и.н., доц. раздел VII.

Леонов СВ., к.и.н., доц. — разделы VIII, IX: темы 37,

38, 39.
Ляшенко Л.М., к.и.н., доц. — разделы II, IV, VI.

Наумов B.IJ., к.и.н., проф. — тема 40.

Цакунов СВ., к.э.н. тема 37.

Россия и мир: Учебная книга по истории. В 2-х частях. Часть I./ Под общей редакцией проф. А.А.Данилова. — М.: ВЛАДОС, 1995. - 496 с.

ISBN-5-87065-016-X

Данная работа представляет собой две книги по предмету, впервые вводимому в учебный план средней школы России. Читатель найдет в них материалы, дающие системное представление об истории российской и мировой цивилизаций, узнает малоизвестные ранее факты, познакомится с серией историко-психологических портретов наиболее значимых деятелей российской истории.

Книги адресованы преподавателям и учащимся 5-9 классов средних школ, учителям и учащимся лицеев, колледжей, гимназий, студентам неисторических факультетов, а также всем, кто интересуется историей.

ISBN-5-87065-016-X

ОТ АВТОРОВ

Перед вами не совсем обычная работа. Мы назвали ее «учебной книгой по истории», и это не случайно. Чуть позже мы попытаемся объяснить, почему именно так определили жанр нашей работы. А пока скажем о тех задачах, которые стояли-перед нами в процессе работы.

Введение в учебный план средней школы России курса «Россия и мир» ставит и учителей, и учащихся в достаточно сложное положение. Новых учебных пособий пока нет, старые не могут удовлетворить возникшие потребности в полной мере. В сущности, настоящая книга — это первый, насколько нам известно, опыт создания учебного курса, в котором российская история вписана в контекст мировой. Первый, третий и пятый разделы знакомят с тем, как развивались западная (западноевропейская), византийская и восточная (арабо-мусульманская) цивилизации в период становления и развития русской, российской государственности, ее исторической эволюции.

Исторический путь России, бесспорно, своеобразен и самобытен. Некоторые факторы этой самобытности рассмотрены ^ Введении. Мы полагаем, однако, что эти особенности не ис* iio-чали Россию из семьи европейских народов. «Мир» для России это в первую очередь мир Европы, во всяком случае с конца XVII — начала XVIII вв. При. написании разделов по мировой истории мы исходили из того, что читатель менее всего нуждается в социоло-гизированной схеме, дающей некие абстрактные параметры, позволяющие сравнить ход исторического развития российской и мировой цивилизаций. Мы стремились к тому, чтобы помочь читателю в формировании конкретных представлений о важнейших событиях, определявших ход мировой истории, и о социально-исторических структурах, лежавших в ее основе. Конечно, нам приходилось «балансировать» между этими намерениями и тем обстоятельством, что в центре нашего внимания, бесспорно, оставалась российская история.

Разделы, посвященные истории России, построены на со-

3

четании двух подходов — проблемного (разделы I—VII) и хронологического (разделы VIII—XI). Из всей совокупности российской истории начала IX—XX столетий выделены ключевые проблемные блоки: особенности экономического развития страны, становление и развитие социальной структуры российского общества, динамика взаимоотношений власти и общества, основные тенденции развития русской культуры. Материал, изложенный в этих разделах позволяет увидеть те факторы, которые в течение длительного времени определяли историческое развитие России, он также поможет осмыслить то явление, которое можно определить как цивилизационную доминанту отечественной истории.

Проблемно-блоковый подход, позволяющий проанализировать важнейшие стороны жизни государства и общества на протяжении длительного времени, конечно, не раскрывает всего богатства связей, действовавших внутри каждой важнейшей сферы или влиявших на них извне. Он, однако, помогает установить первичные логические связи, являющиеся фундаментом для понимания более сложной, непрямой логики исторического процесса.

У предлагаемого метода изложения есть свои слабости (в частности, затруднена ориентация в хронологии событий), но его достоинства перекрывают эти недостатки. Он вырабатывает широкий взгляд на вещи, учит сравнивать процессы, происходившие в разные века в разных странах, побуждает обращаться к более широкому кругу исторической и историософской литературы.

Изучая последующие разделы (VIII—XI), касающиеся истории России XX в., читатель узнает о конкретных проявлениях российских и общемировых тенденций в новейший период, о разрешении многовековых противоречий социально-экономического, политического и духовного развития страны, о возникновении новых проблем и трудностей. В данном случае мы прибегли к хронологическому принципу изложения так как имели дело с материалом, исключительно политизированным' и злободневным, с источниковой базой, неполной и противоречивой, с научной литературой, в которой отсутствуют фундаментальные работы по экономике, социальной структуре, культуре советского общества. В целом же, сочетание двух принципов организации материала должно, как мы надеемся, помочь читателю уяснить как логику, так и диалектику исторического процесса, сформировать целостное представление об историческом пути России.

4

Определяя жанр своей работы, мы хотели бы прежде всего подчеркнуть ее достаточно широкий характер. Она предназначена как для преподавателей и учащихся (студентов, школьников, учащихся лицеев, гимназий, колледжей, специализированных классов гуманитарного профиля), а также для всех, кто интересуется российской и мировой историей. В то же время мы стремились избежать сухости, чрезмерной академичности, того, что можно назвать «идеологизированностью» и «заданностью». Это не учебник, не курс лекций в точном смысле слова. Это историческая книга, в которой читатель найдет материал — и интересный, и полезный, и необходимый, для формирования системного представления об истории России, о ее месте и роли в мировой цивилизации, об основных тенденциях всемирно-исторического процесса. Достоинством этой книги мы считаем также и публикацию серии историко-психологических портретов наиболее видных деятелей российской истории. Завершается работа хронологической таблицей по истории России, терминологическим словарем и списком литературы.

Безусловно, мы понимаем, что наша работа далека от совершенства, а принципы ее построения могут вызвать целый ряд возражений. Тем не менее мы представляем нашу «учебную книгу по истории» на суд читателей, хотя и предполагаем в дальнейшем существенную переработку материала в направлении сокращения его объема, более тесной увязки истории России и всемирной истории, дополнения его блоком, анализирующим мировые процессы новейшего времени, расширением тем, посвященных восточной цивилизации.

Мы будем благодарны за замечания, пожелания и предложен/-ные альтернативные варианты.


Введение

ФАКТОРЫ САМОБЫТНОСТИ РУССКОЙ ИСТОРИИ

ОСНОВНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НА ПРОБЛЕМУ ОСОБЕННОСТЕЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ

Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить, У ней особенная стать: В Россию можно только верить.

Ф.И.Тютчев

В отечественной и мировой историографии существуют три основные точки зрения на проблему особенностей русской истории.

Сторонники первой из них, придерживающиеся концепции однолинейности мировой истории, считают, что все страны и народы, в том числе Россия и русская нация, проходят в своей эволюции одни и те же, общие для всех стадии, движутся по одному, общему для всех пути. Те или иные особенности российской истории трактуются представителями этой школы как проявления отсталости России и русских. Эта точка зрения характерна в первую очередь для исторической публицистики западнического, в том числе догматизированно-марксистского, направления.

Историки-профессионалы, исходящие из той же методологической посылки, как правило, избегают использовать применительно к истории России понятие «отсталость», предпочитая другой термин — «задержка» движения русской истории; соответственно центр исследований переносится ими на выявление причин, замедливших ход исторической эволюции России. В наиболее яркой форме эта точка зрения представлена в трудах выдающегося русского историка Сергея Михайловича Соловьева, который отмечал:

6

«Два живых существа начали движение вместе по одной дороге, при равных условиях, и одно очутилось назади, отстало: первая мысль здесь, что, при равенстве внешних условий, различие необходимо заключается во внутренних условиях, в

,том, что отставший слабее того, кто ушел вперед. Но движение народов по историческому пути нельзя сравнивать вообще с беганьем детей взапуски или конскими бегами, к которым прилагается слово: отстать. В историческом движений может быть совершенно другое: здесь внутренние силы, средства могут быть равные или даже их может быть больше у того, кто движется медленнее, но внешние условия разные, и они-то заставляют двигаться медленнее, задерживают, и потому надобно внимательно отличать отсталость, происходящую от внутренней слабости при равенстве внешних условий, и задержку, происходя-

лцую от различия, неблагоприятности внешних условий при равенстве внутренних. В данном случае мы должны именно употреблять второе выражение, ибо русский народ как народ славянский принадлежит к тому же великому арийскому племени, племени — любимцу истории, как и другие европейские народы, древние и новые, и подобно им имеет наследственную способность к сильному историческому развитию: одинаково у него с новыми европейскими народами и другое могущественное внутреннее условие, определяющее его духовный образ — христианство. Следовательно, внутренние условия и средства равны, и внутренней слабости и потому отсталости мы предполагать не можем; но когда обратимся к условиям внешним, то видим чрезвычайную разницу, бросающуюся в глаза неблагоприятность условий на нашей стороне, что вполне объясняет задержку развития» (Соловьев СМ. Публичные чтения о Петре Великом. М., 1984. С.18—19).

Сторонники;второго подхода к изучению русской истории исходят из концепции многолинейности исторического развития. Они полагают, что история человечества состоит из историй целого ряда самобытных цивилизаций, каждая из которых преимущественно развивает (развивала) какую-либо одну (или специфическое сочетание нескольких) сторону человеческой природы, эволюционирует по своему собственному пути; одной из таких цивилизаций является русская (славянская) цивилизация.

Из отечественных исследователей данный подход в наиболее

* всесторонней форме обоснован поздним славянофилом Николаем Яковлевичем Данилевским. Суть его концепции такова:

7

«Прогресс состоит не в том, чтобы всем идти в одном направлении, а в том, чтобы все поле, составляющее поприще исторической деятельности человечества, исходить в равных направлениях...» В истории Данилевский выделял несколько культурно-исторических типов, каждый из которых «развивал самостоятельным путем начало, заключавшееся как в особенностях его духовной природы, так и в особенных внешних условиях жизни, в которые они были поставлены, и этим вносил свой вклад в общую сокровищницу». Историческое развитие в целом определяется рядом законов:

«Закон 1. Всякое племя или семейство народов, характеризуемое отдельным языком или группой языков, довольно близких между собою, — для того чтобы сродство их ощущалось непосредственно, без глубоких филологических изысканий, — составляет самобытный культурно-исторический тип...

Закон 2. Дабы цивилизация, свойственная самобытному культурно-историческому типу, могла зародиться и развиваться, необходимо, чтобы все народы, к нему принадлежащие, пользовались политической независимостью.

Закон 3. Начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа. Каждый тип вырабатывает ее для себя при большем или меньшем влиянии чуждых, ему предшествовавших или современных цивилизаций.

Закон 4. Цивилизация, свойственная каждому культурно-историческому типу, тогда только достигает полноты, разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы, его составляющие, — когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуясь независимостью, составляют федерацию, или политическую систему государств.

Закон 5. Ход развития культурно-исторических типов всего ближе уподобляется тем многолетним одноплодным растениям, у которых период роста бывает неопределенно продолжителен, но период цветения и плодоношения — относительно короток и истощает раз навсегда.их жизненную силу» (Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991. С.87, 88, 91—92). Данилевский среди прочих культурно-исторических типов выделил и славянский, черты которого, по его мнению, в наиболее яркой форме проявились в русском народе.

Третья группа авторов пытается примирить оба указанных подхода. К представителям этого направления принадлежал видный русский историк и общественный деятель Павел Николаевич Милюков. По его мнению, в историческом результате различаются три главные группы производящих его условий:

8

«Первое условие заключается во внутренней тенденции, внутреннем законе развития, присущем всякому обществу и для всякого общества одинаковом. Второе условие заключается в особенностях той материальной среды, обстановки, среди которой данному обществу суждено развиваться. Наконец, третье условие состоит во влиянии отдельной человеческой личности на ход исторического процесса. Первое условие сообщает различным историческим процессам характер сходства в основном ходе развития; второе условие придает им характер разнообразия; третье, наиболее ограниченное в своем действии, вносит в исторические явления характер случайности». Внутренний ход развития России «видоизменялся под могущественным влиянием второго условия, исторической обстановки. Если бы можно было предположить, что это условие произвело только задерживающее влияние, что оно остановило рост России на одной из ранних ступеней жизни, тогда мы имели бы еще право сравнивать состояние России с состоянием Европы, как два различные возраста. Но нет, историческая жизнь России не остановилась; она шла своим ходом, может быть, более медленным, но непрерывным, и, следовательно, пережила известные моменты развития — пережитые и Европой — по-своему... Итак, не, следует ли вернуться к теории националистов? Ничуть не бывало. Если историческая обстановка, видоизменяющая историческое развитие, есть могущественный фактор в историческом процессе, то не менее основным и могущественным фактором надо считать внутреннее развитие общества — во всяком обществе одинаковое. Условия исторической жизни задержали развитие численности русского населения; но дальнейший процесс по необходимости будет заключаться в размножении и увеличении плотности этого населения. Условия обстановки задержали экономическую эволюцию на низших ступенях, но дальнейший ход ее у нас, как везде, пойдет одинаковым порядком, в направлении большей интенсивности, большей дифференциации и большего, обобществления труда. Исторические условия создали насильственное сплочение сословий и одностороннее развитие госуг дарственности; но дальнейшее развитие экономической жизни уже привело отчасти к ослаблению государственной опеки, к раскрепощению сословий, к зачаткам общественной самостоятельности и самодеятельности... Таким образом, во всех этих областях жизни историческое развитие совершается у нас в том же направлении, как совершалось и везде в Европе. Это не значит, что оно приведет, в частности, к совершенно тождест-

9

венным результатам, но тождественности мы не встретим\ и между отдельными государствами Запада, — каждое из них представляет настолько глубокие различия и своеобразия, что само подведение их под одну общую рубрику «западных государств» может иметь только весьма условное и относительное значение» (Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. М., 1992. С.28-29).

Итак, представители трех подходов по разному трактуют проблему особенностей русской истории. Тем не менее все они признают воздействие на развитие России неких мощных факторов (причин, условий), которыми обусловливается значительное отличие истории России от истории западных обществ.

Что же это за условия? В отечественной и зарубежной историографии обычно выделяются четыре фактора, определивших особенности (отсталость, задержку, самобытность, своеобразие) русской истории:

  1. природно-климатический;

  2. геополитический;

  3. конфессиональный (религиозный);

  4. социальной организации.

Рассмотрим их (предельно схематично) по порядку.

ВЛИЯНИЕ НА РУССКУЮ ИСТОРИЮ ПРИРОДНО-КЛИМАТИЧЕСКОГО ФАКТОРА

Из века в век наша забота была не о том, как лучше устроиться или как легче прожить; но лишь о том, чтобы вообще как-нибудь прожить, продержаться, выйти из очередной беды, одолеть очередную опасность...

И.Л.Ильин. О путях России

Влияние природно-климатического фактора на специфику русской истории отмечали практически все исследователи своеобразия русского исторического процесса (см., например: Соловьев СМ. Указ. соч. Чтение второе; его же. История России с древнейших времен. Т.1. Гл.1; Ключевский В.О. Курс русской истории. Лекция ГУ; Пайпс Р. Россия при старом режиме. М, 1993. Гл.1 и др.).

10

Последним по времени остановился на этой проблеме Л.В.Милов, который при ее решении опирался, пожалуй, на наиболее солидную фактическую базу. По его мнению, в центральной России, составившей историческое ядро Русского государства (после его перемещения из Киева в Северо-Восточную Русь), «при всех колебаниях в климате, цикл сельскохозяйственных работ был необычайно коротким, занимая всего 125—130 рабочих дней (примерно с середины апреля до середины сентября по старому стилю). В течение, по крайней мере, четырех столетий русский крестьянин находился в ситуации, когда худородные почвы требовали тщательной обработки, а времени на нее у него просто не хватало, как и на заготовку кормов для скота... Находясь в столь жестком цейтноте, пользуясь довольно примитивными орудиями, крестьянин мог лишь с минимальной интенсивностью обработать свою пашню, и его жизнь чаще всего, напрямую зависела только от плодородия почвы и капризов погоды. Реально же при данном бюджете рабочего времени качество его земледелия было таким, что он не всегда мог вернуть в урожае даже семена... Практически это означало для крестьянина неизбежность труда буквально без сна и отдыха, труда днем и ночью, с использованием всех резервов семьи (труда детей и стариков, на мужских работах женщин и т.д.). Крестьянину на западе Европы ни в средневековье, ни в новом времени такого напряжения сил не требовалось, ибо сезон работ был там гораздо дольше. Перерыв в полевых работах в некоторых странах был до удивления коротким (декабрь—январь). Конечно, это обеспечивало более благоприятный ритм труда. Да и Пашня могла обрабатываться гораздо тщательнее (4—6 раз). В этом заключается фундаментальное различие между Россией и Западом, прослеживаемое на протяжении столетий».

Неблагоприятные условия ведения сельского хозяйства, считает Милов, оказали прямое воздействие на тип русской государственности. При относительно низком объеме совокупного продукта господствующий класс создавал «жесткие рычаги государственного механизма, направленные на изъятие той доли совокупного прибавочного продукта, которая шла на потребности самого государства, господствующего класса, общества в целом. Именно отсюда идет многовековая традиция деспотической власти российского самодержца, отсюда идут в конечном счете и истоки режима крепостного права в России...»

Низкая урожайность, зависимость результатов т^руда от погодных условий обусловили чрезвычайную устойчивость в Рос-

11

сии общинных институтов, являющихся определенным социальным-гарантом выживаемости основной массы населения. «Многовековой опыт общинного сожительства крестьян-земледельцев помимо чисто производственных функций выработал целый комплекс мер для подъема хозяйств, по тем или иным причинам впавших в разорение. Земельные переделы и поравне-ния, различного рода крестьянские «помочи» сохранились в России вплоть до 1917 года... Общинные уравнительные традиции сохранились и после первой мировой войны, они существовали и в 20-е годы вплоть до коллективизации...» Думается, и колхозная Система смогла утвердиться в русской деревне лишь благодаря общинным традициям.

Природно-климатический фактор во многом определил и особенности национального характера русских. «Фундаментальные особенности ведения крестьянского хозяйства: в конечном счете наложили неизгладимый отпечаток на русский национальный характер. Прежде всего речь идет о способности русского человека к крайнему напряжению сил, концентрации на сравнительно протяженный период времени всей своей физической и духовной потенции. Вместе с тем вечный дефицит времени, веками отсутствующая корреляция между качеством земледельческих работ и урожайностью хлеба не выработали в нем ярко выраженную привычку ктщательности, аккуратности в работе и т. п. Экстенсивный характер земледелия, его рискованность сыграли немалую роль в выработке в русском человеке легкости к перемене мест, извечной тяге к «подрайской землице», к «беловодью» и т.п., чему не в последнюю очередь обязана Россия ее огромной территорией, и в то же время умножили в нем тягу к традиционализму, укоренению привычек («хлебопашец есть раб привычки»). С другой стороны, тяжкие условия труда, сила общинных традиций, внутреннее ощущение грозной для общества опасности пауперизации дали почву для развития у русского человека необыкновенного чувства доброты, коллективизма, готовности к помощи, вплоть до самопожертвования. Именно эта ситуация во многом способствовала становлению в среде «слуг общества» того типа работника умственного труда, который известен как тип «русского интеллигента». В целом можно даже сказать, что русское патриархальное, не по экономике, а по своему менталитету, крестьянство капитализма не приняло» {Милое Л.В. Природно-климатический фактор и особенности российского исторического процесса//Вопросы истории. 1992. № 4/5).

12

влияние на русскую ИСТОРИЮ

ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО ФАКТОРА

История России есть история страны, которая колонизуется.

В.О.Ключевский. Курс русской истории

История России есть история муки и борьбы: от печенегов и хазар — до великой войны двадцатого века.

И.А.Ильин. О путях России

Обычно отмечаются следующие геополитические условия, повлиявшие на специфику русской истории: обширная, слабо заселенная территория, незащищенная естественными преградами граница, оторванность (на протяжении почти всей истории) от морей (и соответственно от морской торговли), благоприятствующая территориальному единству исторического ядра России речная сеть, промежуточное между Европой и Азией положение русских территорий. Рассмотрим по порядку эти условия.

Слабая заселенность земель Восточно-Европейской равнины и Сибири, ставших объектом приложения сил русского народа, имела многообразные последствия для его истории. Наличие обширных земельных резервов создавало благоприятные условия для оттока земледельческого населения из исторического центра России при увеличении нормы его эксплуатации. Данное обстоятельство вынуждало государство и эксплуататорские слои общества усиливать контроль за личностью земледельца (чтобы не лишиться источников дохода). Чем больше в ходе исторического развития возрастали потребности государства и общества в прибавочном продукте, тем более жестким становился этот контроль, приведя в XVII в. к закрепощению значительной массы русского крестьянства.

С другой cTopoHbi, из-за слабой заселенности страны русские в процессе колонизации не имели нужды отвоевывать себе «место под солнцем» в борьбе с коренными народами Центральной России (финно-уграми) и Сибири: земли хватало на всех.

13

«Племена славянские раскинулись на огромнь^х пространствах, по берегам больших рек; при движении с юга на север они должны были встретиться с племенами финскими, но о враждебных столкновениях между ними не сохранилось преданий; легко можно предположить, что племена не очень ссорились за землю, которой было так много, по которой можно было так просторно расселиться без обиды друг другу» {Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Т.1. Гл.1). Думается, именно это обстоятельство определило такие черты русского народа, как национальная терпимость, отсутствие национализма, «всемирная отзывчивость» (Ф. М.Достоевский).

Крайне осложнил историческое бытие русского народа такой фактор, как естественная открытость границ русских земель для иноземных нашествий с Запада и Востока. Русские территории не были защищены естественными преградами: их не ограждали ни моря, ни горные цепи. Данное обстоятельство, естественно, использовали соседние народы и государства: Польша, Швеция, Германия (Ливонский и Тевтонский рыцарские ордена в При-балтике, Германия в I и II мировые войны) и даже Франция (при Наполеоне I), с одной стороны, и кочевники Великой степи — с другой. Постоянная угроза военных вторжений и открытость пограничных рубежей требовали от русского и других народов России колоссальных усилий по обеспечению своей безопасности: значительных материальных затрат, а также людских ресурсов (и это при малочисленном и редком населении!). Более того, интересы безопасности требовали концентрации народных усилий: вследствие этого роль государства должна была чрезвычайно возрасти.

Продолжим цепочку причин и следствий дальше: «Таким образом, бедный разбросанный на огромных пространствах народ должен был постоянно с неимоверным трудом собирать свои силы, отдавать последнюю тяжело добытую копейку, чтобы избавиться от врагов, грозивших со всех сторон, чтобы сохранить главное благо, народную независимость; бедная средствами сельская, земледельческая страна должна была содержать большое войско... Государство бедное, малонаселенное и должно содержать большое войско для защиты растянутых на длиннейшем протяжении и открытых границ. Понятно, что мы должны здесь встретиться с обычным в земледельческих государствах явлением: вооруженное сословие, войско, непосредственно кормится на счет невооруженного. Бедное государство, но обязанное содержать большое войско, не имея денег вследствие про-

14

мышленной и торговой неразвитости, раздает военным служилым людям земли. Но земля для землевладельца не имеет значения без земледельца, без работника, а его-то и недостает; рабочие руки дороги, за них идет борьба между землевладельцами: работников переманивают землевладельцы, которые побо-. гаче... и бедный землевладелец, не имея работника, лишается возможности служить, являться по первому требованию государства в должном виде, На коне, с известным числом людей и в достаточном вооружении, конен, люден и оружен. Что тут делать? Главная потребность государства — иметь наготове войско: но воин отказывается служить, не выходит в поход, потому что ему нечем жить, нечем вооружиться, у него есть земля, но нет работников. И вот единственным средством удовлетворения этой главной потребности страны найдено прикрепление крестьян, чтобы они не уходили с земель бедных помещиков, не переманивались богатыми; чтоб служилый человек имел всегда работника на своей земле, всегда имел средство быть готовым к выступлению в поход... Прикрепление крестьян

— это вопль отчаяния, испущенный государством, находящимся
в безвыходном экономическом положении» (Соловьев СМ. Пуб
личные чтения о Петре Великом. С.20—23).

О следующем геополитическом факторе — оторванности от морей и морской торговли — можно долго не говорить: из-за этого приходилось продукты своего экспорта продавать задешево посредникам, а продукты импорта покупать задорого у тех же посредников; и все это вынуждены были делать жители и государство бедной земледельческой страны. Чтобы Пробиться к морям, России пришлось столетиями вести напряженные кровопролитные войны. Вследствие этого роль государства и армии в обществе возрастала еще больше.

Но помимо неблагоприятных, были и благоприятные для исторического развития России геополитические факторы. Первый из них — специфика речной сети Восточно-Европейской равнины. «Однообразна природа Великой восточной равнины, не поразит она путешественника чудесами; одно только поразило в ней наблюдательного Геродота, «В Скифии, — говорит он,

— нет ничего удивительного, кроме рек, ее орошающих: они
велики и многочисленны». В самом деле, обширному простран
ству древней Скифии соответствуют исполинские системы рек,
которые почти переплетаются между собою и составляют, таким

_ образом, по всей стране водную сеть, из которой народонаселению трудно было высвободиться для особной жизни; как везде,

15

так и у нас реки служили проводниками первому народонаселению, по ним сели племена, на них явились первые города; так как самые большие из них текут на восток или юго-восток, то этим условилось и преимущественное распространение Русской государственной области в означенную сторону; реки много содействовали единству народному и государственному, и при всем том особые речные системы определяли вначале особые системы областей, княжеств» (Соловьев СМ. История России с древнейших в^мен. Кн. 1.С.59).

По мнению Р. Пайпса, «Россия обладает единственной в своем роде сетью судоходных водных путей, состоящих из больших рек с их многочисленными притоками, соединяющихся между собой удобными волоками. Пользуясь даже примитивными средствами транспорта, можно проплыть через Россию от Балтийского, моря до Каспийского и добраться по воде до большинства земель, лежащих между ними. Речная сеть Сибири густа отменно — настолько, что в XVII в. охотникам на пушного зверя удавалось в самое короткое время проделывать тысячи верст до Тихого океана и заводить регулярную речную торговлю между Сибирью и своими родными местами. Если бы не водные пути, до появления железной дороги в России можно было бы влачить лишь самое жалкое существование. Расстояния так велики, а стоимость починки дорог при резком перепаде температур столь высока, что путешествовать по суше имело смысл лишь зимой, когда снег даст достаточно гладкую поверхность для саней. Этим объясняется, почему россияне так зависели от водного транспорта. До второй половины XIX в. подавляющая часть товаров перевозилась на судах и на баржах» (Пайпс Р. Указ. соч. С.15—16).

Таким образом, речная сеть сплачивала страну и политически, и экономически.

Другим благоприятным для истории России геополитическим фактором является то, что через ее территорию проходила значительная часть Великого шелкового пути из Китая в Европу (см. об этом работы Д.М.Балашова). Данное обстоятельство создавало объективную заинтересованность многих стран и народов в поддержании политической стабильности вдоль этой великой магистрали древности, т. е. в существовании евразийской империи: вначале такой империей стало государство Чингиз-хана, затем — Россия.

16

ВЛИЯНИЕ НА РУССКУЮ ИСТОРИЮ РЕЛИГИОЗНОГО ФАКТОРА

Но в том-то и заключается главное отличие православного мышления, что оно ищет не отдельные понятия устроить сообразно требованиям веры, но самый разум поднять выше своего обыкновенного уровня — стремится самый источник разумения, самый способ мышления возвысить до сочувственного согласия с верою.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27



Скачать файл (2693 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации