Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Контрольная работа - Деятельность Н.М. Лисовского - файл 1.doc


Контрольная работа - Деятельность Н.М. Лисовского
скачать (128.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc129kb.16.11.2011 20:28скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Содержание



Введение: первоначальные этапы развития науки о книге в России 3

Краткая биографическая справка 5

Книговедческая деятельность Н.М. Лисовского 6

«Русская периодическая печать» Н.М. Лисовского 9

Заключение 16

Список использованной литературы 17



Введение: первоначальные этапы развития науки о книге в России


Во второй половине XIX в. возрастают масштабы книгоиздательской, книготорговой, библиотечной, библиографической деятельности, идет процесс дифференциации этих отраслей книжного дела. Расширяется деятельность библиографических комиссий С.-Петербургского, Московского и Киевского комитетов грамотности по разработке рекомендательной библиографии. Возрастает роль библиографии в просветительской деятельности и шире — в общественной и культурной жизни. Накапливаются результаты исследований и публикации по истории книги, истории библиографии. Очевидной становится тенденция к обособлению таких книговедческих дисциплин, как библиография, библиотековедение, история книги. Все это предопределило необходимость и возможность создания профессиональных книговедческих обществ и организаций.

В библиографической периодике тех лет — в журналах «Российская библиография» (1879-1882), «Библиограф» (1884-1914)-появились статьи, в которых обсуждался вопрос о необходимости учреждения библиографического общества.

Первыми русскими книговедческими организациями стали Русское библиографическое общество и Русское библиологическое общество. Возникновение их знаменовало собой выход книговедения на новый исторический уровень развития.

Свою деятельность Русское библиографическое общество начало в 1889 г. как Московский библиографический кружок, а с 1900 по 1930 г. продолжало существовать как Русское библиографическое общество при Московском университете. В центре внимания Общества были проблемы истории, теории, методики и организации библиографического и — шире — книжного дела.

Организатором и первым председателем кружка был известный впоследствии библиографовед А.Д. Торопов (1851-1927). В его трудах основное внимание было уделено проблемам упорядочения государственной регистрации произведений печати.

Активнейшим деятелем кружка и Общества был Б.С. Боднарский (1874-1968). Он вошел в историю отечественного книговедения как крупнейший теоретик и практик библиографии, основной областью занятий которого были проблемы выявления сущности, содержания, структуры библиографии, соотношения ее со смежными областями знаний, обоснование и разработка библиографической классификации, внедрение международной десятичной классификации в практику библиографического дела.

Б.С. Боднарский был бессменным редактором первого русского книговедческого журнала «Библиографические известия» (1913-1927, 1929), от начала и до последнего номера выдержавшего свою программу, не «разбавлявшего» своих материалов историко-литературными публикациями.

Несмотря на свое «библиографическое» название, журнал отличался широкой книговедческой тематикой. В 64 номерах (26 книг) «Библиографических известий» было опубликовано около 100 статей. Более половины из них представляли собой доклады, прочитанные на заседаниях Русского библиографического общества. Среди публикации журнала-статьи по общей теории книговедения, по истории книги, по истории, теории, методике и организации собственно библиографии, по библиотековедению, издательскому делу, журналистике. На страницах журнала появилось большое число персоналий деятелей книги. Кроме статей, «Библиографические известия» помещали материалы других жанров — обзоры, хронику, рецензии, библиографические списки под названием «Библиография русской библиографии». Группировка материалов отражала принятое журналом представление о составе книговедческого знания. Выделялись разделы: Пролегомены (Общий раздел). — Печать и цензура. — Общая библиография. — Библиология (Теория библиографии). — Индивидуальная библиография. — Коллективная библиография. — Журнальная библиография. — Национальная библиография. — Специальная библиография. — Каталоги библиотек и книжных магазинов. — Библиотековедение. — Библиотекография. — Руководство чтением. — Библиофилия. — Книжное дело. — Общие сочинения. — Книгопечатание и книжная торговля.

Содержание публикаций журнала отражало реальные процессы, происходившие в отечественной науке о книге.

К сотрудничеству в журнале были привлечены книговеды, которых сегодня мы называем в числе первых деятелей советской науки о книге: Н.М. Лисовский, А.М. Ловягин, М.Н. Куфаев, А.Г. Фомин, С.А. Венгеров, И.В. Владиславлев, К.Н. Дерунов, А.В. Мезьер, Н.А. Рубакин, П.К. Симони, А.Д. Торопов, А.А. Сидоров, Н.Ю. Ульянинский и др. Именно журнал объединил их усилия в разработке теоретических, исторических, методических вопросов книговедения.

Наибольшее количество статей было посвящено, естественно, истории, теории, методике и организации библиографии; общей теории книговедения — 7 статей.

Объективно необходимым становится обоснование общей теории, которая систематизировала бы все накопленные знания о книге. И еще в конце XIX в. понятие «книговедение» наполнилось иным содержанием, обусловленным исторически закономерным процессом дифференциации областей книжного дела и книговедческих знаний, теоретическим обособлением отдельных книговедческих дисциплин в границах постепенного формирования единой науки о книге, где библиография и библиотековедение существуют как равноценные составные части наряду с другими специальными книговедческими дисциплинами.

^

Краткая биографическая справка


Николай Михайлович Лисовский родился в Москве 1 января 1854 г. Это был выдающийся книговед, библиограф, журналист. Основоположник русского книговедения, мыслимого им как энциклопедическая, социальная наука, включающая в себя не только знания о книгопроизводстве, книгораспространении и книгоописании (библиографии), но и о правовом положении печати и ее статистики. Именно он вернул термин «книговедение» в науку.

В 1881 — 1882 гг. Лисовский был редактором журнала «Российская библиография», а в 1884 — 1894 гг. — редактором-издателем журнала «Библиограф». Николай Михайлович основал это журнал в конце 1884 г. в Петербурге. «Библиограф» просуществовал с 1884 по 1914 гг. Он делился на две части: первая содержала статьи, заметки на книговедческие темы, вторая часть — «Библиографическая летопись» — состояла из списков новых книг, указателей статей и рецензий, помещенных в других журналах, сведений и распоряжений по делам печати и некоторых других материалов. Значительную ценность представлял отдел «Rossica» за 1885-1890 гг. (списки иностранной литературы о России).

Основной библиографический труд Н.М. Лисовского — «Библиография русской периодической печати, 1703 — 1900 гг.» (Пг.,1915) сохраняет свое значение и поныне. Лисовский был выдающимся русским теоретиком книговедения и пионером преподавания библиографии и книговедения в высшей школе. Он первым разработал и читал курс книговедения в Петроградском (1913-1917 года) и Московском (1916-1919 года) университетах.

В Народном университете им. А.Л. Шанявского Лисовский читал лекции по введению в книговедение(1916-1917 года).


Лисовский был деятельным членом Русского библиографического общества в Москве и Русского библиологического общества в Петербурге. После 1917 года принимал участие в реорганизации библиотечного дела в стране.


Николай Михайлович Лисовский скончался в Москве 19 сентября 1920 г.


^

Книговедческая деятельность Н.М. Лисовского


Одним из главных теоретических вопросов, обсуждавшихся в начале века, был вопрос о месте библиографии в ряду родственных и смежных дисциплин. Н.М. Лисовский, следуя за В.Г. Анастасевичем, В.С. Сопиковым и И.В. Межовым, рассматривал библиографию как книговедение в самом широком смысле этого слова. «Библиография, в понимании Лисовского, сливалась с историей книгопечатания, библиотечным и издательским делом, книжной торговлей и прочими разделами научной и практической деятельности, имевшими отношение к произведением печати, и тесно соприкасалась с историей литературы, так как в ее сферу входили художественные и литературные разыскания, известия о писателях и художниках, объяснение анонимов и псевдонимов»1.

К концу XIX века позиция точка зрения Лисовского на библиографию поменялась, он начал пересматривать свои взгляды и постепенно отказался от равенства библиографии и книговедения. В 1891 г. в статье «Материалы для словаря русского книговедения» Н.М. Лисовский писал: «Под книговедением, кроме библиографии, в собственном смысле, можно разуметь и все те отрасли деятельности, которые имеют к ней хоть какое-либо отношение:

1. а) книгописание до введения в России книгопечатания;

б) книгопечатание и известия о деятельности типографий.

2. Книгоиздательство, а также вопросы о праве собственности на произведения литературные и художественные.

3. Книгоописание, или библиография в собственном смысле: разыскания о книгах; описание их, частное и общее; составление каталогов и указателей.

4. Книгохранение: библиофильство; собирание книг и рукописей, библиотечное дело; архивоведение.

5. Книжная торговля.

6. Цензура» [Библиограф. 1891. № 1. С. 18 — 19.].


В этом перечислении нет разделения «дела» и «ведения», практики и теории, однако названы все сферы книжного дела.




Главная заслуга Н.М. Лисовского в теории книговедения состоит в том, что, начав последовательные теоретические разработки еще в восьмидесятые годы XIX в., он в 1913 г. предложил первую принципиальную схему науки о книге.

Достоинством теории Н.М. Лисовского надо считать выделение библиографии из комплекса книговедческих знаний, попытку выявить ее специфику и определить присущие ей методы. С теоретических выступлений А.М. Ловягина и Н.М. Лисовского началось постепенное самоопределение библиографии как научной дисциплины и изучение ее теории.

Н.М. Лисовский здесь же впервые намечает структуру научного знания о книге: «Все эти отрасли книговедения имеют свое прошлое, следовательно, имеют свою историю… У многих из них есть своя теория, т.е. принципы, направляющие их деятельность. Наконец, почти всем им принадлежит практика, или, так сказать, современная текущая деятельность. Сообразно с этим различные отрасли книговедения могут быть изучены со стороны исторической, теоретической и практической»1.

В лекции, прочитанной для студентов Петербургского университета в 1913 г. (28 сентября), Н.М. Лисовский предлагает усовершенствованный вариант принципиальной схемы книговедения.

Схема представляла собой триединство: книгопроизводство —книго­распространение — книгоописание. К этим трем основным прибавлены еще разделы: журнализм, законы о печати, книжная статистика.

Нетрудно заметить, что в схеме, по сути дела, перечислены основные отрасли книжного дела, а не научные дисциплины. Одним из теоретических недостатков концепции Н.М. Лисовского было именно неразделение практической деятельности и науки, хотя в то время более или менее отчетливо такое разделение было осознано для «библиотечной техники» и библиотековедения, для библиографической практики и теоретического обоснования ее в библиографических указателях и теоретических статьях самого Н.М. Лисовского.

В московском варианте своей лекции по книговедению Н.М. Лисовский рассмотрел вопросы: «1) что представляет собой книговедение, 2) каково его содержание и над каким материалом оно работает, 3) какими приемами работы пользуется, 4) какими методами исследования располагает...».

В последнем варианте своей лекции Н.М. Лисовский уже использовал понятие «философия книговедения» в связи с такими направлениями книговедческих исследований, как выяснение причин и следствий качественного и количественного состава произведений письменности и печати при различных обстоятельствах и познание эволюции книги как таковой. «Поднимаясь на эту ступень научного исследования, - отмечал ученый, - наш предмет, изучающий книгу, как бы вступает в область философии книговедения и в этом своем состоянии пользуется соответствующими методами исследования, подкрепляя этим свое значение как научной дисциплины».


Книгу Н.М. Лисовский определяет как нечто предметное, вещное: «Соединение листов писчего материала, на котором воспроизведен текст, предназначенный к распространению в удобнопереносимой форме».

^ Предметом книговедения Н.М. Лисовский считал выяснение «условий возникновения, распространения и эксплуатации произведений письменности и печати», а также «выяснение причин и следствий количественного состава этих произведений при различных обстоятельствах».

Сохранившиеся рукописи лекций Н.М. Лисовского показывают, что он продолжал углублять свои разработки, совершенствовать их. Недостаточность внешнего, формального определения предмета книговедения как задачи выявления лишь количественного изменения репертуара изданий, очевидно, не удовлетворяла и самого ученого. В 1916 г., перерабатывая лекции, Н.М. Лисовский дал более общую формулировку предмета: «Книговедение есть научная дисциплина, которая на почве объединения различных познаний о книге изучает ее эволюцию во всех отношениях», хотя и не раскрыл, в каких именно «всех отношениях» следует изучать книгу.

Вывод Н.М. Лисовского о том, что объединяющим началом для разнообразных книговедческих дисциплин должно быть единство методологии, оказался весьма продуктивным для дальнейшего развития науки о книге. Концепция и разработки Н.М. Лисовского были качественно новым шагом в поступательном развитии отечественного книговедения. В трудах ученого впервые были поставлены общеметодологические проблемы науки о книге: объекта, предмета, методов, состава, структуры.

Н.М. Лисовский в качестве методов книговедения назвал следующие:

  • статистико-библиографический обусловливается «количеством добытых библиографическим путем данных»; сообразно с этим избирается соответствующее статистическое наблюдение: 1) массовое (как сплошное, так и выборочное) и 2) монографическое (детальное);

  • исторический «состоит в систематическом и последовательном изучении явлений из жизни книги как таковой, с целью объяснить происхождение одного явления из другого по законам обусловленности».


Степень разработанности именно этих проблем характеризует меру самостоятельности любой науки.

Несмотря на историческую ограниченность теоретических установок Н.М. Лисовского, последующие книговеды-теоретики вплоть до наших дней опирались на предложенную им схему, детализируя ее, внося методологические коррективы.

Трудами Н.М. Лисовского была начата фундаментальная разработка общей теории книговедения.


^

«Русская периодическая печать» Н.М. Лисовского


    1. «Русская периодическая печать».


По сравнению с ретроспективной библиографией книг, библиографический учет периодических изданий за прошлый период достиг крупных успехов. В 1901 году вышло корректурное издание алфавитного «Списка русских повременных с 1703 по 1899 год», составленного В.И. Срезневским в основном по журнальным фондам Библиотеки Академии наук, а в 1915 году Н.М. Лисовский закончил издание свой замечательный труд, работу над которым он начал еще в 70-х годах XIX века. «Русская периодическая печать 1703-1900 г.г.» Н.М. Лисовского – труд более чем двух десятилетий. Всего в книге 263 страницы текста, напечатанного в два столбца и 48 таблиц разной величины, составляющих одно целое и дающих возможность судить о времени возникновения, сроках и продолжительности выхода 2880 периодических изданий, существовавших с 1703 по 1900 год. В тексте книги приводятся под годом возникновения журнала или газеты следующие сведения: полное заглавие, издатель, если о нем есть сведения, годы выхода издания в свет, место издания, срок выхода, формат, фамилии редакторов.

Труд Лисовского – это вполне достоверный, основанный на материалах, в том числе и мало доступных, справочник обо всех периодических изданиях практически за два столетия. В этом главная заслуга этого труда. М.А. Ловягин сообщает, что книга Лисовского является единственным в то время справочником, потому что «аналогичная работа В.И. Срезневского «Список русских повременных изданий с 1703 по 1899г.» не предназначена для публики»1.

Справочник Лисовского очень удобен в употреблении: последний выпуск дает алфавитный и систематический списки русских изданий, а также алфавит личных имен: издателей, редакторов и других.

«Русская периодическая печать» отвечает на следующие вопросы:

  1. относительно отдельного журнала или газеты:

    • когда он возник;

    • сколько времени он продолжался;

    • кто был его редактором;

    • в какие сроки он выходил;

    • к какой группе изданий по характеру содержания он относится.

  2. относительно каждого из годов с 1703 по 1900 включительно:

    • какие выходили в это время газеты и журналы;

    • как они группировались по содержанию и срокам выхода.

Кроме того, систематический указатель дает информацию о том, какие периодические издания у нас существовали по отдельным отраслям знаний, какие издания выходили в столицах и какие в провинциях, какие издание были иллюстрированы, какие издавались правительством, общественными учреждениями и другое. Алфавит личных имен дает информацию о деятелях редакций и издательств в течение XVIII и XIX веков.

Дополнением к спискам изданий в книге имеются графические таблицы. Они отвечают на вопросы, какое количество изданий и какие именно существовали в данном году, как в данное время была представлена та или иная группа изданий. При одном взгляде на таблицу можно узнать о сроках выхода изданий (ежедневное ли оно, еженедельное, ежемесячное и т.д.), для чего была заведена специальная система знаков. В немногих экземплярах имелись красочные изображения для обозначения характера изданий по содержанию (литературно-общественные, научные, справочные и т.д.). «То большее, то меньшее оживление официальной журналистики, увеличение или уменьшение числа частных изданий, рост научной журналистики – все это такие явления, которые наглядно выступают в графических таблицах Лисовского и знаменуемые этими явлениями перемены в общественно-политической и научной жизни нашей родины как бы сами собой напрашиваются на изучение»1.

В предисловии к одному из выпусков «Русской периодической печати» сказано, что дополнениями к графическим таблицам могли бы служить «диаграммы русской периодической печати», показывающие по годам все изменения в численном росте печати в различных отделах по содержанию и по местностям. Фигуры диаграммы были сложены из цифр, и каждая цифра являлась, в свою очередь, кратким условным обозначением определенного периодического издания. Диаграммы сами по себе были большого формата, сам автор демонстрировал некоторую их часть как публично, так и отдельным лицам, но напечатаны они не были.

Труд Лисовского нельзя характеризовать только как историко-литературный. Ловягин считает, что это труд библиологический, потому что статистика книжного и журнального дела есть библиология, а не история литературы. Н.М. Лисовский большое значение придает графикам, отсюда следует, что это работа преимущественно по статистике повременной печати, а не истории литературы. М.В. Машкова подчеркивает, что завершение многолетнего труда позволило его автору провести в специальном исследовании предварительный статистико-книговедческий анализ развития русской периодической печати на протяжении двух столетий и установить ряд закономерностей в этом процессе. Библиограф обратил внимание на такие явления, как изменение соотношения общей и специальной периодической печати в различные периоды истории России, постоянно меняющуюся роль журнала и газеты в общественной жизни, вытеснение газетой литературного, а затем и иллюстрированного журнала, проникновение капитализма в книжное дело, влияние его на газетную прессу и т.д.2

Ловягин также говорит о неполноте труда Лисовского. Графические таблицы не представляют исчерпывающего материала, который можно извлечь из текста труда, даже издания дополнительных диаграмм не решило бы этого вопроса. Кроме диаграмм желательны бы были и картограммы, изображающие пространственное распространение русской периодической печати1.

Труд Н.М.Лисовского уже после выхода в свет первого выпуска (1895 г.) получал у библиографической общественности преимущественно положительные оценки. Известно, что Н.М.Лисовский ограничил свой репертуар концом XIX века. Поэтому было актуальным продолжение его труда. К сожалению, ничего особенно выдающегося сделано так и не было. Наиболее интересными считаются работы С.Р.Минцлова, Н.Н.Виноградова и С.Г. Сватикова2.

По оценке Н.В. Здобнова, благодаря почти исчерпывающей полноте, простоте и четкости структуры, тщательности обработки материала «Русская периодическая печать» Н.М.Лисовского является одним из лучших библиографических изданий на русском языке. И пусть оно обработано со значительно меньшей степенью глубины, чем труд А.Н.Неустроева, давший программы периодических изданий и раскрывший их содержание. Зато Н.М.Лисовский охватил 200-летний период времени, особенно богатый разнообразием периодической печати, что по количеству отраженных изданий в 20 раз превышает труд А.Н.Неустроева. «С появлением капитальной работы Н.М.Лисовского, - подчеркивает М.В.Машкова, - отпала необходимость обращения к разрозненным неполным годовым спискам и возникла возможность дальнейшего углубленного изучения истории и статистики русской периодической печати за длительный период»3.


Последняя четверть позапрошлого века — время «промежутка» между напряженными идеологическими спорами «европеистов» и «самобытников», бушевавшими в 1840 — 1860-х годах, и духовными прозрениями деятелей серебряного века. Литературоведы, историки, фольклористы, этнографы старались не отстать от физиков, биологов, медиков, стремились приблизить свои занятия к нормам и требованиям «точного» знания. Отсюда — небывалая популярность словарных и библиографических исследований. Достаточно упомянуть хотя бы о масштабных словарных проектах Г.Н. Геннади, Д.Д. Языкова, С.А. Венгерова. В 1880 — 1890-е годы один за другим возникают специальные библиографические журналы («Российская библиография», «Библиограф», «Библиографические записки», «Книговедение»). Границы между академическими и прикладными штудиями становятся почти неуловимыми: библиографические материалы широко используются в издательском деле и книготорговле, смыкаются по своим функциям с рекламными объявлениями, ориентированными на нужды «массового» читателя.

В представительной плеяде приверженцев «конкретного» литературоведения, чье творческое становление пришлось на последние десятилетия позапрошлого века (В. И. Межов, Н. П. Барсуков, П. В. Быков, В. И. Саитов, Н. А. Рубакин, А. В. Мезьер, Б. Л. Модзалевский, И. Ф. Масанов, Б. С. Боднарский, В. В. Данилов и многие другие), имя Николая Михайловича Лисовского (1854 — 1920) по праву занимает достойное место. Многие годы отдавший службе в канцелярии Военного министерства, Лисовский выступал в печати как публицист по вопросам экономики и сельского хозяйства, писал также театральные и музыкальные рецензии. Однако более всего известны его биобиблиографические работы, в частности статьи о Пушкине, Лермонтове, Тургеневе. В начале нашего столетия Лисовский выдвинулся в число ведущих специалистов в области книговедения. Именно он стал автором первых университетских курсов по истории книгоиздания и периодической печати, которые были прочитаны в Московском и Петербургском Императорских университетах, а также в Народном университете, основанном в Москве известным меценатом Альфонсом Шанявским.

Главный труд Николая Лисовского — «Библиография русской периодической печати» — сохранил свое значение до наших дней. Попытки составить справочник по российской периодике предпринимались в XIX веке неоднократно. Известен, например, цикл статей Николая Полевого, опубликованных в 1827 году в «Московском телеграфе» под псевдонимом Журнальный Сыщик («Обозрение русских газет и журналов, с самого начала до 1828 года»). Однако книга Лисовского содержит наиболее полные сведения практически обо всех видах отечественных периодических изданий: правительственных и литературных, научных и ведомственных, столичных и провинциальных.

Н.М.Лисовский над своим фундаментальным трудом работал более 25 лет. Еще приступив к изданию своего журнала «Библиограф» (1884-1914), он на его страницах наладил текущий учет («летопись») как самих периодических изданий, так и публикаций в них (содержания). Первый вариант ретроспективного характера и был опубликован в качестве приложения к журналу: за 1891 г. (№ 12) — «Хронологический список русских периодических изданий, выходивших в России с 1703 по 1891 год» (16 с.); за 1892 г. — под заглавием «Русская периодическая печать (Материалы для истории журналистики)» [СПб., 1892. VIII. 32 с.]. Список теперь был доведен до 1806 г.

Продолжение начатого труда осуществлялось после прекращения журнала «Библиограф», когда под тем же названием с 1896 по 1914 г. (кроме 1903-1904 гг.) в виде ежегодника публиковались материалы «Русской периодической печати». Параллельно под собственным заглавием свой репертуар Н.М. Лисовский печатал в виде отдельных выпусков, добавляя специально составляемые графические таблицы [Русская периодическая печать, 1703-1894 гг.: (Библиогр. и граф. табл.). СПб., 1895-1915. Вып. 1: 1703-1855. 1895. 42 с., 9 табл.; Вып. 2: 1856-1880. 1901. 73 с., 15 табл.; Вып. 3: 1881-1900. 1913. 95 с., 24 табл.; Вып. 4 (доп.). Пг., 1915. XIV, 75 с., 13 табл.]. В 1915 г. все эти четыре выпуска были сброшюрованы в отдельный том (часть тиража — в двух томах) и вышли под заглавием «Русская периодическая печать, 1703-1900 гг.» [Пг., 1915. 200 экз.], т.е. расширены хронологические границы труда (до 1900 г.) за счет дополнительного выпуска. Часть этого тиража имеет графические таблицы в раскрашенном виде. Параллельно тот же текст, напечатанный с того же набора, но в один столбец и в уменьшенном формате, без графических таблиц, был издан как еще один вариант (четвертый) репертуара русских периодических изданий Н.М.Лисовского под заглавием «Библиография русской периодической печати, 1703-1900 гг.: (Материалы для истории русской журналистики)».

В своем основном варианте «Русская периодическая печать» (1915) состоит как бы из двух отделов: «Библиография русской периодической печати» и «Графические таблицы русской периодической печати». В основу первого отдела, что совпадает с малоформатным вариантом, положен «Хронологический список русских периодических изданий», в котором даны следующие сведения: названия изданий, время издания (нередко с указанием последнего вышедшего тома или номера), место издания, сроки выхода, формат, издатели и редакторы (с указанием года или номера, с какого происходила их перемена, приостановки, переименования, преемственная связь одних изданий с другими), наименования выходивших отдельно приложений и их редакторы. На такой впечатляющей библиографической основе отражено 2883 издания: 2394 — до 1895 г. (на котором обрывался труд на первоначальном этапе) и 489 — для продолжавших выходить в 1895-1900 гг.

Сразу же возникает вопрос о разнице в общем числе периодических изданий в трудах В.И.Срезневского и Н.М.Лисовского. В 1946 г. во Всесоюзной книжной палате было проведено сравнение путем составления «Таблицы учета периодики по источникам (1703-1900)» в двух вариантах (алфавитном и систематическом). В итоге установлено, что по своему содержанию обе работы значительно расходятся и дополняют друг друга. В частности, уточнения к труду Н.М.Лисовского дал в своей рецензии Л.К.Ильинский [Журн. М-ва нар. просвещ. 1916. № 12. С. 258-269]. Естественно, такая работа должна быть продолжена.

Важным новшеством в труде подобного рода и для всей библиографии вообще стали разработанные Н.М.Лисовским графические таблицы, придающие не только необходимую наглядность, но и, что следует считать главным, раскрывающие тенденции и закономерности в развитии русской журналистики, позволяющие выстроить нужные статистические выкладки и т.п. По данным М.В.Машковой, в процессе работы над репертуаром русской периодики Н.М.Лисовский составил до 300 различных диаграмм. Весь комплект их демонстрировался на очередной выставке печатного дела, устроенной Главным управлением по делам печати в 1913 г., и был удостоен наивысшей награды. Он был представлен и на международной книжной выставке в Лейпциге летом 1914 г. К сожалению, лишь только часть этих диаграмм была опубликована. Вплоть до 1917 г. Н.М.Лисовский продолжал заниматься обработкой статистических данных и диаграмм за уже, казалось бы, освоенный период, а параллельно собирал материал по русской периодической печати за 1901-1915 гг. Существенно, что уже в начале XX в. графический метод библиографического исследования, взятый на вооружение Н.М.Лисовским, получил последователей.

Наконец, важнейшей особенностью репертуара Н.М.Лисовского является наличие в нем нескольких вспомогательных указателей («ключей»):

  1. алфавитный список изданий, с указанием места выхода, года возникновения и прекращения каждого из них;

  2. систематический список изданий, с указанием года возникновения и прекращения;

  3. алфавитный указатель издателей и редакторов. па

Они, конечно, во многом облегчают работу и читателей, и исследователей.

Труд Н.М.Лисовского уже после выхода в свет первого выпуска (1895 г.) получал у библиографической общественности преимущественно положительные оценки. Подборка основных отзывов дана в «Хрестоматии...» С.А.Рейсера (С. 368-372).

Известно, что Н.М.Лисовский ограничил свой репертуар концом XIX в. Поэтому было актуальным продолжение его труда. К сожалению, ничего особенно выдающегося сделано так и не было. Наиболее интересными считаются работы С.Р. Минцлова, Н.Н. Виноградова и С.Г. Сватикова.

В любом случае трудов фундаментального характера, аналогичных репертуарам русской периодической печати А.Н.Неустроева, В.И.Срезневского и Н.М.Лисовского, за предреволюционный период начала XX в. не было. Во многом, видимо, сказывалась сложная и бурная ситуация в общественно-экономическом развитии России. Тем весомее был вклад Н.М. Лисовского. По оценке Н.В. Здобнова, благодаря почти исчерпывающей полноте, простоте и четкости структуры, тщательности обработки материала «Русская периодическая печать» Н.М. Лисовского является одним из лучших библиографических изданий на русском языке. И пусть оно обработано с значительно меньшей степенью глубины, чем труд А.Н. Неустроева, давший программы периодических изданий и раскрывший их содержание. Зато Н.М. Лисовский охватил 200-летний период времени, особенно богатый разнообразием периодической печати, что по количеству отраженных изданий в 20 раз превышает труд А.Н. Неустроева. С появлением капитальной работы Н.М. Лисовского отпала необходимость обращения к разрозненным неполным годовым спискам и возникла возможность дальнейшего углубленного изучения истории и статистики русской периодической печати за длительный период.

И все же проблем было и в этом направлении предостаточно. Главная из них — острая необходимость разработки библиографии второй степени русской периодической печати.

Уже при разработке репертуара русской книги было четко осознано, что его составление намного легче при наличии хорошо налаженной библиографии второй степени. Этот момент как-то не проявился в случае репертуара русской периодической печати, хотя уже в «Литературе русской библиографии» Г.Н.Геннади был специальный отдел «Журналистика». Видимо, длительное время приоритет отдавался репертуару книги.

Но вот в процессе работы над «Русской периодической печатью» Н.М.Лисовский выявил сравнительно большое число указателей к русским периодическим изданиям. Подготовленный материал, дополненный сведениями из библиографических источников, послужил основанием для выпуска в свет «Списка указателей к русским периодическим изданиям XVIII-XIX ст.» — первой работы, специально посвященной учету аналитической библиографии. Далекий от полноты, список Н.М.Лисовского следует считать предварительным, хотя он содержит более 350 записей. Вскоре он был дополнен другими библиографами, причем внесено около 140 дополнений и правок.

В том же направлении с 1915 г. работал А.С. Поляков, собиравший материал для своего «Списка указателей к русским повременным изданиям». После смерти составителя в 1923 г. его работа была завершена Л.К. Ильин­ским, но в свет не вышла и сохранилась лишь в корректурных оттисках. Принципы отбора и описания материала и у Н.М.Лисовского и А.С.Полякова в основном совпадают, но хронологические рамки списка у А.С.Полякова шире и работа его значительно полнее. За два с четвертью столетия (по 1924 г. включительно) у него учтено свыше 1500 указателей содержания журналов, сборников и газет.

Создание репертуара русской книги и периодической печати — это не просто задача библиографической практики, в большей мере — это одна из главных научных задач отечественного библиографоведения. Как можно теперь судить, достаточно богатый опыт дореволюционной библиографии еще ждет своих исследователей. Это тем более важно, что указанная проблема весьма актуальна и для нашего времени.

Заключение


Бесспорно, Николай Михайлович Лисовский был очень заметной фигурой как в истории книжного дела, так и в истории нашей страны в целом. Этот человек создал выдающийся по своим масштабам и до сих пор не утративший своей актуальности библиографический труд— «Библиография русской периодической печати, 1703 — 1900 гг.» (Пг.,1915).

Н.М. Лисовский был выдающимся русским теоретиком книговедения и пионером преподавания библиографии и книговедения в высшей школе. Он первым разработал и читал курс книговедения в Петроградском (1913-1917 года) и Московском (1916-1919 года) университетах.

Несмотря на историческую ограниченность теоретических установок Н.М. Лисовского, последующие книговеды-теоретики вплоть до наших дней опирались на предложенную им схему, детализируя ее, внося методологические коррективы.

Трудами Н.М. Лисовского была начата фундаментальная разработка общей теории книговедения.


  1. Заключение.

С появлением капитальной работы Н.М. Лисовского отпала необходимость обращения к разрозненным неполным годовым спискам и возникла возможность дальнейшего углубленного изучения истории и статистики русской периодической печати за длительный период. Хронологический перечень повременных изданий, данный Лисовским за два века, с алфавитным и систематическим вспомогательными указателями представляет до сих пор незаменимый и удобный для библиографических разысканий справочник.

Концепции и разработки Н.М. Лисовского были качественно новым шагом в поступательном развитии отечественного книговедения. В трудах ученого впервые были поставлены общеметодологические проблемы науки о книге: объекта, предмета, методов, состава, структуры. Степень разработанности именно этих проблем характеризует меру самостоятельности любой науки1. Точка зрения Лисовского на библиографию и книговедение разделялась многими его современниками; спустя полвека она нашла последователей и среди советских книговедов. Дискуссии о содержании книговедения показали, что формула Н.М. Лисовского «книгопроизводство – книгораспространение – книгоописание» не утратила своего значения и для 60-х годов ХХ века. Трудами Н.М. Лисовского была положена основа для разработки общей теории книговедения.

^

Список использованной литературы


  1. Гречихин А.А. Общая библиография : учебник для вузов / А.А. Гречихин. — М. : Издательство МГУП, 2000. — 588 с.

  2. Беловицкая А.А Общее книговедение / А.А. Беловицкая. — М. : Книга, 1987.

  3. Волкова Л.Л. Андреева О.В. Книговедческая периодика: учебное пособие — М. : Издательство МГУП «Мир книги», 1998. — 142 с.




1 Машкова М.В. Указ. соч. – С. 439 — 440.

1 Беловицкая АА. Указ. соч. – С. 46.

1 Ловягин М.А. Библиографические очерки. – Пг., 1916. – С. 29.

1 Ловягин М.А. – С. 31.

2 Лисовский Н.М. Периодическая печать в России 1703-1900. Статистико-библиогр. Обзор русской периодической печати. – Спб., 1903.

1 Ловягин М.А. – С. 33.

2 Машкова М.В. История русской библиографии начала ХХ века. – М.: Книга, 1969. – С. 95-96.

3 Там же. – С. 92.

1 Беловицкая А.А. – С.47-48.






Скачать файл (128.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации