Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Асадуллина С.Х. Теория и практика разрешения виртуального конфликта - файл n1.doc


Асадуллина С.Х. Теория и практика разрешения виртуального конфликта
скачать (2105.5 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc2106kb.01.01.2013 11:27скачать


n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«СТЕРЛИТАМАКСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ
АКАДЕМИЯ им. ЗАЙНАБ БИИШЕВОЙ»


РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ФИЛОСОФОВ
МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
им. ПРОФЕССОРА В.И. СТАРЦЕВА


С.Х. Асадуллина

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА РАЗРЕШЕНИЯ
ВИРТУАЛЬНОГО КОНФЛИКТА



ПРАКТИКО – ОРИЕНТИРОВАННАЯ МОНОГРАФИЯ


САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Издательство «Нестор»

2009

УДК 159.9-048.93

ББК 88.8 ISBN ? 978-5-303-00361-3

А 90

Рецензенты:

кафедра педагогики и психологии (Стерлитамакская государственная педагогическая академя им. Зайнаб Биишевой); научно-методический совет (Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова, Стерлитамакский филиал); доктор философских наук, профессор Стерлитамакской государственной педагогической академии им. Зайнаб Биишевой Р.Б. Сабекия; кандидат психологических наук, доктор педагогических наук, профессор Р.М. Фатыхова (Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы, г. Уфа); доктор философских наук, профессор Р.А. Нуруллин (Казанский государственный технологический университет)

Отстветственный редактор – доктор психологических наук, профессор Стерлитамакской государственной педагогической академии им. Зайнаб Биишевой А.Г. Маджуга
А 90 Асадуллина С.Х.

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА РАЗРЕШЕНИЯ ВИРТУАЛЬНОГО КОНФЛИКТА: Практико-ориентированная монография. – СПб: Нестор, 2009. – 327 с. ? ISBN ? 978-5-303-00361-3
Монография посвящена исследованию теории и практики разрешения виртуальных конфликтов с позиций инновационной парадигмы, в роли которой выступает полионтизм. Книга содержит результаты исследования условий возникновения, проявлений и средств диагностики наличия (или отсутствия) виртуальных конфликтов, существующих, как показывает автор, во всех институтах социализации России: в типичной российской семье, в средней и высшей школах.

Работа выполнена на базе научно-исследовательской лаборатории виртуальной психологии Стерлитамакской государственной педагогической академии им. Зайнаб Биишевой. Предназначена для психологов, философов, историков, преподавателей и студентов высших учебных заведений.



ISBN ? 978-5-303-00361-3


© Асадуллина С.Х., 2009

© Издательство «Нестор», 2009


СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ И ПРАКТИКУ

РАЗРЕШЕНИЯ ВИРТУАЛЬНОГО КОНФЛИКТА 5
ЧАСТЬ 1. ТЕОРИЯ РАЗРЕШЕНИЯ

ВИРТУАЛЬНОГО КОНФЛИКТА 16

Глава 1. Место виртуальной психологии в отечественной

психологической науке 16

1.1.1.Виртуальная психология в России 16

1.1.2.Культурно-историческая теория Л.С. Выготского

и виртуальная психология 26

1.1.3.Метафоры А.А.Ухтомского и виртуальная психология 40

1.1.4. Два понимания термина «виртуальная реальность» 43

Глава 2. Мифомагический пласт психики как основа

Полиреальной природы человека 60

1.2.1.Виртолюция человека в онтогенезе 60

1.2.2. Виртолюция человека в филогенезе 66

1.2.3. Полиреальность природы человека как условие

возникновения виртуального конфликта 78

Глава 3. Полиреальность человека и виртуальный конфликт 86

1.3.1.Виртуальный конфликт в семье 86

1.3.2. Виртуальный конфликт в обучении 105

1.3.2.1. Педагогические технологии и виртуальный конфликт 105

1.3.2.2.Педагогические технологии не вызывающие

виртуальный конфликт 121
ЧАСТЬ 2. ПРАКТИКА РАЗРЕШЕНИЯ

ВИРТУАЛЬНОГО КОНФЛИКТА 141

Глава 1.Обучение в соответствии с полиреальной природой

человека… 141

2.1.1. Реальность воли в процессе обучения в ВУЗе 141

2.1.2. Реальности студентов в обучении 146

2.1.3. Особенности педагогической деятельности преподавателя

при виртуальном подходе к обучению 152

2.1.4. Виртуальные реальности в организационно-деловых играх 154

2.1.5. Психотехническая подготовка учителя-виртуалиста 157

2.1.6. Управление виртуальными реальностями в процессе

Обучения 176

Глава 2. Гигиена виртуальных реальностей (виртуальный

конфликт в соби человека) 182

2.2.1. Гигиена реальности телесности 182

2.2.2. Гигиена реальности сознания 192

2.2.3. Гигиена реальности личности 197

Глава 3. Тренинг как средство формирования полионтизма 203

2.3.1. Процедуры создания виртуальной реальности

в психотренинге 203

2.3.2. Собь психотренера и собь тренинговой группы 213

2.3.3. Ошибки тренера в управлении реальностями

психотренинга .217

2.3.4. Время в аретее 222

2.3.5. Проблемы профессиональной деформации практического

психолога 230

2.3.6. Виртуальный самообраз ? ключевой компонент

виртуальной реальности 236
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 241

СЛОВАРЬ ПОНЯТИЙ И ТЕРМИНОВ 245

БИБЛИОГРАФИЯ 294

ИЗДАНИЯ ЛАБОРАТОРИИ ВИРТУАЛИСТИКИ СГПА

им. ЗАЙНАБ БИИШЕВОЙ 327

Светлой памяти основателя виртуалистики
Николая Александровича Носова
с благодарностью посвящаю

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ И ПРАКТИКУ РАЗРЕШЕНИЯ ВИРТУАЛЬНОГО КОНФЛИКТА
Каждый шаг в развитии психологической науки строится на основании всего ее предшествующего развития, и каждое достижение современной психологической науки имеет достаточно глубокие корни в ее истории. Мы полагаем, что это справедливо и в отношении проблемы изучения сложной, полиреальной природы человека, его способности жить одновременно во многих реальностях. В непростой истории развития отечественной психологии есть много очень ценных идей, которые не исчерпали своей эвристической ценности, возможно, даже не получили пока достаточного развития в плане экспериментальных исследований. Таковы, как известно, идеи Л.С. Выготского об аффективно-смысловых образованиях, блестящие метафоры А.А. Ухтомского об анатомии и физиологии Духа, о хронотопах, идея образа мира А.Н. Леонтьева, оригинальное применение категории хронотопа в работах М.М. Бахтина, идеи В.П. Зинченко об органической психологии, и так далее. Большой вклад в понимание сложного процесса развития человека в филогенезе внесли работы исследователей в области исторической психологии – таковы работы Б.Ф. Поршнева по палеопсихологии, о развитии психологии человека в истории, психологии разных исторических эпох, о культурной истории тела, языка и письменности в работах В.А. Шкуратова и других.

Анализ этих работ наводит на мысль о том, что для этих исследователей не нова была идея о полиреальной природе человека, о его способности жить во многих реальностях. Например, А.А. Ухтомский пишет о том, что «…с самого начала формирующийся образ предмета есть некоторый проект реальности, и именно эвристический проект реальности, подвергающийся затем многократной проверке и перестраиванию на основании практического сличения с реальностью» (398; 274). Скорее, здесь четко проглядывает не только активность человеческого Духа, но и его возможность творить реальности. Л.С. Выготский в своей работе отвечает на вопрос о средствах, которые позволяют это делать: «Именно включение символических операций делает возможным возникновение совершенно нового по составу психологического поля, не опирающегося на наличное в настоящем, но набрасывающего эскиз будущего и таким образом создающего свободное действие, независимое от непосредственной ситуации» [72, с. 50]. А.Н. Леонтьев в своей работе «Деятельность. Сознание. Личность» употребляет понятие «виртуальный». А.А. Ухтомский определял функциональный орган как «всякое временное сочетание сил, способное осуществить определенное достижение»(398).

В конце ХХ века отечественным психологом Н.А. Носовым был разработан виртуальный подход: «…Виртуалистика не является научной дисциплиной, а есть парадигмальный подход, в рамках которого виртуальные реальности рассматриваются как реалии, обладающие онтологическим статусом существования, а не как эпифеномены. Виртуалистика основывается на признании полионтичности виртуальных реальностей. Виртуалистика есть подход, применимый в любой научной дисциплине» (298, с. 12). Было исследовано формирование реальностей в онтогенезе психологом Н.А. Носовой, проблемы виртуальной медицины, виртуальной этики здоровья и страданий человека Г.П. Юрьевым, Н.А. Юрьевой, Н.И. Лебедем, применение виртуального подхода в исследовании искусства В.П. Ждановым и т.д. Мы полагаем, что человек имеет полиреальную природу, способность жить во многих реальностях. Совокупности реальностей человека формируются в филогенезе, и у каждого человека прижизненно формируется полиреальность, как его конституирующее человеческое качество. Совокупность реальностей человека может содержать конфликт, при котором причина появления конфликта в одной реальности, а проявления – в другой.

Жизнь современного человека пронизана конфликтами особого рода – они постоянно существуют и воспроизводятся, попытки решения их приводят только к их усилению. Это признаки особого рода конфликта – виртуального, которые зафиксировал основатель виртуалистики отечественный психолог Н.А. Носов. Однако, он сам успел исследовать только виртуальный конфликт в медицине, отметив, что виртуальный конфликт есть и в производстве России, в вооруженных силах, в образовании, что виртуальный конфликт становится стержнем международных отношений. Таким образом, вся жизнь современного человека пронизана виртуальными конфликтами. Возникает противоречие между обилием виртуальных конфликтов, которые не только не решаются, но даже не могут быть адекватно диагностированы, и тем моноонтичным мировоззрением, которое делает человека беспомощным перед виртуальным конфликтом. Понимание сути виртуального конфликта требует отказа от моноонтичного мировоззрения и принятия полионтизма, как характеристики и мира, и человека.

Мы полагаем, что необходимо определить сам источник возникновения виртуальных конфликтов в жизни человека, условия его возникновения, определить средства диагностики наличия виртуального конфликта и разработать средства его разрешения. Н.А. Носов отмечал, что виртуальный конфликт интересен тем, что чем больше усилий прикладывается для его разрешения, тем сильнее он становится (Н.А. Носов, 2002). Таких конфликтов в жизни современного человека наметилось множество. Особенность виртуального конфликта еще в том, что его участники могут и не подозревать, что находятся в условиях виртуального конфликта.

Таким образом, существует противоречие между перегруженностью жизни современного человека виртуальными конфликтами и моноонтичной картиной мира. Моноонтичная парадигма не позволяет человеку не только разрешать эти конфликты, но, что важно – даже догадываться об их существовании в его в жизни. Практика исследования человека, его образования и социализации, оказания психологической помощи приходит в противоречие с неадекватным образом мира и представлением о природе человека в рамках моноонтичной парадигмы.

Моноонтичная парадигма мира и свойственный ей тип классической рациональности (Степин В.С., 2000) в западно-ориентированной психологии исчерпали свою эвристическую ценность в исследовании природы мира и психологии человека. Культурно-историческая психология, основателем которой является Л.С. Выготский, неклассическая физиология А.А. Ухтомского, созданные в начале ХХ века, много ближе к постнеклассическому типу рациональности, чем современная отечественная психология, но ее эвристический потенциал не используется в современных психологических исследованиях, которые в большинстве своем продолжают опираться на моноонтичную парадигму. Огромный пласт психологических феноменов, зафиксированных в практике практической психологии, продолжает оставаться без объяснения. В связи с этим встает вопрос о том, какой должна быть методология, чтобы стать адекватной для достижения целей современной психологии? На какую картину мира должен опираться современный психолог в своих исследованиях?

Причина этой беспомощности современного человека перед виртуальными конфликтами в его собственной жизни в том, что понимание сути виртуального конфликта предполагает отказ от моноонтичной парадигмы исследования, моноонтичной картины мира. Именно в этом сложность понимания сути виртуального конфликта, диагностики, работы с виртуальными конфликтами. Н.А. Носов писал: «…В традиционном мировоззрении принято считать, что существует одно (монизм), два (дуализм), или несколько (плюрализм) исходных, вечных, абсолютных, несводимых к друг другу «начал», («видов бытии», «стихий» и т.д.), которые порождают все остальные реалии. Исходные «начала» считаются истинными, реально существующими, а все остальное – порожденным, неистинным и даже нереальным. Происходящее в исходных началах считается сущностью, порождающей явления, происходящие в порожденных мирах. В виртуалистике считается, что порожденное обладает таким же статусом реальности, и истинности, как и порождающее, что временность существования не делает событие менее существенным, чем породившее его начало» (298, с. 94). Н.А. Носов писал, что базовая идея, на которой строится виртуалистика – идея виртуального существования, виртуальной реальности, которая имеет следующие свойства: порожденность, актуальность, интерактивность, автономность. Сама виртуальная реальность, независимо от ее природы (физическая, социальная, психологическая, техническая и т.д.), продуцируется активностью какой-либо другой реальности. В отличие от виртуальной реальности, порождающая называется константной реальностью. Н.А. Носов отмечает, что конфликты могут быть и константными: причины этих конфликтов, проявления их, и средства разрешения находятся в одной и той же реальности. В предмет нашего исследования входят только виртуальные конфликты. Само исследование проблемы виртуального конфликта возможно только при принятии исследователем полионтичной картины мира.

Наше исследование посвящено выявлению самих источников появления и воспроизведения виртуального конфликта в жизни современного человека, выявлению условий, при которых виртуальный конфликт возникает или же не возникает, проявления виртуального конфликта в основных институтах социализации человека: в семье, в образовании, проявление внутреннего конфликта в человеке, а также определение условий, при котором виртуальный конфликт возникать не будет.

Цель нашего исследования: разработать психологическую концепцию, адекватную для исследования феномена виртуального конфликта, выявить сами условия происхождения виртуального конфликта, источник возникновения полиреальности самого человека в филогенезе, источник воспроизведения виртуального конфликта в онтогенезе современного человека, а также разработать средства диагностики виртуального конфликта и средства разрешения виртуального конфликта, средства его профилактики путем развития полионтичности самого человека.

Основные задачи исследования:

1. Определить место виртуальной психологии в отечественной психологической науке как естественного этапа развития психологии в постнеклассический период развития наук, разработать концепцию, адекватную для исследования происхождения виртуального конфликта – концепцию полиреальной природы человека.

2. Определить источник возникновения виртуального конфликта в филогенезе, а также причины воспроизведения виртуального конфликта в онтогенезе.

3. Определить особенности проявления виртуального конфликта в семье и условия предупреждения виртуального конфликта в этом важнейшем институте социализации человека.

4. Определить условия возникновения и особенности проявления виртуального конфликта в образовании, а также те условия, при которых виртуальный конфликт в образовании не будет возникать.

5. Определить сходство и различие в условиях возникновения, особенностях проявления и средствах профилактики появления виртуального внутреннего конфликта и виртуального конфликта в семье и в образовании.

6. Определить средства диагностики и средства развития полионтизма человека, как условия профилактики появления виртуального конфликта в жизни современного человека.

Методологической основой исследования виртуального конфликта является виртуальный подход, разработанный профессором Н.А. Носовым. «…Виртуалистика не является научной дисциплиной, а есть парадигмальный подход, в рамках которого виртуальные реальности рассматриваются как реалии, обладающие онтологическим статусом существования, а не как эпифеномены. Виртуалистика основывается на признании полионтичности виртуальных реальностей. Виртуалистика есть подход, применимый в любой научной дисциплине» (298, с. 12)

Н.А. Носов в работе «Манифест виртуалистики» отмечает, что вся предыдущая философия направлена на понимание константой реальности. Следовательно, решение проблемы виртуальных конфликтов невозможно на основе такой философии. Необходима такая научная рациональность, которая допускает идею о существовании множества реальностей. Отечественный философ В.С. Степин в своей работе «Теоретическое знание» выделил три основных типа научной рациональности.

«…В эпохи глобальных научных революций, когда перестраиваются все компоненты оснований науки, происходит изменение типа научной рациональности. Можно выделить три их основных исторических типа: классическую, неклассическую и постнеклассическую науку. Классическая наука полагает, что условием получения истинных знаний об объекте является элиминация при теоретическом объяснении и описании всего, что относится к субъекту, его целям и ценностям, средствам и операциям его деятельности». Ярким представителем научной рациональности в области психологии является такое популярное ее направление, как бихевиоризм» (389, с. 432). Очевидно, что классическая наука не допускает возможности существования полиреальности, она ориентирована исключительно на одну константную реальность. Следовательно, в рамках классической науки исследование виртуального конфликта невозможно. «Неклассическая наука (ее образец – квантово-релятивистская физика) учитывает связь между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности, в которой он обнаруживается и познается объект. Но связи между внутринаучными и социальными ценностями и целями по-прежнему не являются предметом научной рефлексии, хотя имплицитно они определяют характер знаний (определяют, что именно и каким способом мы выделяем и осмысливаем в мире)» (389, с. 432). На наш взгляд, неклассическая наука также не допускает идеи существования множества реальностей, она также ориентирована на познание только константой реальности, следовательно, в рамках неклассической науки также исследовать виртуальный конфликт невозможно.

«…Постнеклассический тип научной рациональности расширяет поле рефлексии над деятельностью. Он учитывает соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ее ценностно-целевыми структурами. При этом эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями» (389, с. 433).

Постнеклассическая наука, полагает В.С. Степин, значительно расширяет поле возможных мировоззренческих смыслов, с которыми согласуются ее достижения. Она включена в современные процессы решения проблем глобального характера и выбора жизненных стратегий человечества. Постнеклассическая наука воплощает идеалы “открытой рациональности” и активно участвует в поисках новых мировоззренческих ориентиров, определяющих стратегии современного цивилизационного развития. Она выявляет соразмерность своих достижений не только ценностям и приоритетам техногенной культуры, но и ряду философско-мировоззренческих идей, развитых в других культурных традициях (мировоззренческих идей традиционалистских культур Востока и идей философии русского космизма). Постнеклассическая наука органично включается в современные процессы формирования планетарного мышления, диалога культур, становясь одним из важнейших факторов кросскультурного взаимодействия Запада и Востока (В.С. Степин, 2000). Н.А. Носов подчеркивал, что виртуалистика относится к постнеклассической науке. Мы полагаем, что решение проблемы виртуальных конфликтов возможно только на основе положений постнеклассической науки, открытой к поиску новых мировоззренческих ориентиров.

Мы предполагаем, что сама возможность виртуального конфликта возникает как следствие полиреальной природы человека. Основой полиреальности человека является мифомагический пласт психики – пласт психики, сформировавшийся в эпоху первобытности, пласт, сохранившийся у современного человека на уровне бессознательного. Именно этот пласт психики является источником виртуальных реальностей. Появляясь как виртуальные реальности, через процесс удвоения и освоения становятся константными, организуя собь как совокупность всех реальностей человека.

Полиреальность человека является его сущностным, конституирующим признаком, сформировавшимся в филогенезе. Виртуальный конфликт таковым не является. В филогенезе виртуальные конфликты существовали не всегда. Виртуальные конфликты возникли в процессе, который начался в конце эпохи первобытности: в процессе отделения индивидуальной соби человека, как совокупности всех его реальностей, от ранее слитной соби всех людей в роду. Виртуальных конфликтов не было в прошлом, в эпоху первобытности, когда индивидуальной соби, как совокупности всех реальностей человека, просто не существовало. Возможно, виртуальные конфликты исчезнут в будущем, в процессе развития человечества, когда исчезнет слитность реальностей, узурпация реальностей одного человека другим человеком, или родом, или родовой семьей, или социумом. Виртуальный конфликт в настоящее время пронизывает жизнь современного человека, он существует и воспроизводится во всех институтах социализации человека: в семье, в образовании, в трудовых коллективах, и, даже, внутри самого человека. Процесс общения людей в процессе социализации может и развивать виртуальные реальности человека, но может и нарушать их целостность и чистоту, засоряя реальности осколками чужих реальностей, искажающих развитие человека и целостность его жизни, личности, психики. Необходима гигиена всех реальностей человека. Часть виртуальных реальностей человека может быть отчуждена другими людьми, нарушая полноту жизни человека, целостность его соби. Отчуждаться может любая реальность: чаще всего, реальность воли – это условие отчуждения любой другой реальности человека. Нарушения синомии и полионтизма человека требуют аретеи – восстановления полноты и целостности всех реальностей человека. Средства психотерапии и практической психологии в решении таких задач недостаточно эффективны, так как они, как правило, рассчитаны на решение константных конфликтов.

Для того чтобы диагностировать и разрешать виртуальные конфликты, необходим другой тип научной рациональности, допускающий существование множества реальности и полиреальную природу самого человека. При этом условии можно диагностировать наличие или отсутствие виртуальных конфликтов, а также разрешать их. Развитием виртуальных конфликтов можно управлять через аретею (практическую виртуалистику), привести реальности человека в синомию – соответствие друг другу всех реальностей, развить недостающие. Возможна профилактика возникновения виртуальных конфликтов, условием которой является соблюдение принципа полионтизма по отношению к человеку: признание его полиреальности, выстраивание социализации в соответствие с полиреальной природой человека.

Целенаправленное воздействие на человека в плане его развития, воспитания и обучения предполагает знание этой сущностной характеристики человека – как центра возникающих в его бытии реальностей. Следовательно, основные институты социализации человека – семья и школа, вузы – должны были бы оперировать именно реальностями. Однако этого не происходит, и эти институты социализации находятся в состоянии перманентного виртуального конфликта, а реальности людей в онтогенезе складываются весьма стихийно.

  1. В нашем исследовании определены условия возникновения виртуального конфликта в филогенезе, определить как общее в условиях возникновения виртуального конфликта в различных сферах жизни современного человека, так и особенности проявления виртуального конфликта в семье, в образовании, во внутреннем виртуальном конфликте в самом человеке.

  2. В определении тех условий жизни человека, в семье, построения системы образования, а также гигиены виртуальных реальностей индивида, при которых виртуальный конфликт не имеет возможности для возникновения.

  3. Оригинальным является также анализ тренинга личностного роста, работы психотренера, событий тренинга, и проблем профессиональной деформации практического психолога в виртуальном подходе.

5) Определено главное противоречие, которое мешает человеку диагностировать наличие виртуального конфликта в его собственной жизни: противоречие между полиреальной природой его и моноонтичной картиной мира. В этой картине мира диагностировать наличие виртуального конфликта невозможно.

На наш взгляд, достигнуты определенные результаты в плане исследования теории виртуального конфликта:

1) Определен сам источник и условия возникновения виртуального конфликта в филогенезе, условия воспроизведения виртуального конфликта в жизни современного человека.

2) Диагностировано наличие перманентного виртуального конфликта в настоящее время во всех институтах социализации человека, а также выявлены причины возникновения виртуального конфликта в семье, в образовании, причина внутреннего виртуального конфликта человека.

3) Осуществлен анализ в виртуальном подходе одного из средств целенаправленного воздействия на человека, позволяющего развивать полионтизм человека: тренинга личностного роста, обнаружены условия эффективного воздействия на развитие человека. Выявлено условие эффективной работы практического психолога: построение его работы с учетом полиреальной природы человека – с реальностями работает тренер в процессе психотренинга, с реальностями работает психотерапевт в сеансе психотерапии, работа с реальностями может привести к профессиональной деформации самого практического психолога.

4) Доказано, что полиреальность человека является его конституирующим признаком, сформировавшимся в филогенезе. Виртуальный конфликт таковым не является. В филогенезе виртуальные конфликты существовали в прошлом не всегда. Виртуальных конфликтов не было в прошлом, в эпоху первобытности, когда индивидуальной соби, как совокупности всех реальностей человека, просто не существовало. Возможно, виртуальные конфликты исчезнут в будущем, в процессе развития человечества, когда исчезнет слитность реальностей, узурпация реальностей одного человека другим человеком, или родом, или родовой семьей, или социумом.

5) Виртуальный конфликт в настоящее время пронизывает жизнь современного человека, он существует и воспроизводится во всех институтах социализации человека: в семье, в образовании, в трудовых коллективах, и, даже, внутри самого человека. Общение людей в процессе социализации может и развивать виртуальные реальности человека, но может и нарушать их целостность и чистоту, засоряя реальности осколками чужих реальностей, искажающих развитие человека и целостность его жизни, личности, психики. Доказано, что часть виртуальных реальностей человека может быть отчуждена другими людьми, нарушая полноту жизни человека, целостность его соби. Отчуждаться может любая реальность: чаще всего, реальность воли – это условие отчуждения любой другой реальности человека. Нарушения синомии и полионтизма человека требуют аретеи – восстановления полноты и целостности всех реальностей человека. Средства психотерапии и практической психологии в решении таких задач недостаточно эффективны. Они рассчитаны на решение константных конфликтов.

В нашем исследовании достигнуты также результаты в области практики разрешения виртуального конфликта. Определены средства диагностики наличия или отсутствия виртуального конфликта в институтах социализации России, определены те условия построения отношений в семье, в системе обучения, при которых виртуальный конфликт не будет иметь возможности для появления. Выявлены также средства развития полионтизма человека в тренингах личностного роста, осуществлен виртуальный анализ психотерапевтического сеанса, который позволит целенаправленно работать психотерапевту с реальностями человека.

Мы установили причины появления профессиональной деформации личности практического психолога и средства его профилактики, разработали требования к подготовке учителя-виртуалиста, психолога – виртуалиста. Определена главная причина беспомощности человека перед виртуальными конфликтами: моноонтичная картина мира большинства людей, которая просто не дает возможности осознать наличие виртуального конфликта в их жизни. Моннонтичная картина мира делает людей беспомощными в ситуации виртуального конфликта, заставляя их бесполезно тратить время и усилия, которые приводят только к усилению виртуального конфликта.

В качестве оригинального результата нашего исследования мы считаем ответ на вопрос, который мучает многих российских психологов-практиков: почему далеко не все достижения зарубежной практики психологической помощи действенны в условиях России? Мы не встретили в научной литературе, в литературе по практической психологии ответа на этот вопрос. Наши исследования показывают, что типичная российская семья является родовой. Очень многое в жизни россиян зависит от родовой структуры, к которой они принадлежат, от законов и механизмов, с помощью которых роды функционируют. Эта родовая структура не осознается, не декларируется даже теми, кто о ней догадывается. От родовых структур свободны лишь жители мегаполисов, где род погибает. Однако род живет и процветает на большей территории России, калечит судьбы людей, искажает развитие детей, и постоянно создает виртуальный конфликт во всех институтах социализации России, виртуальный конфликт, перед которым бессильны не осознающие его люди.
Часть 1.ТЕОРИЯ РАЗРЕШЕНИЯ ВИРТУАЛЬНОГО КОНФЛИКТА
Глава 1. МЕСТО ВИРТУАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

1.1.1. Виртуальная психология в России

«Виртуальные миры, психологии которых посвящена монография Н.А. Носова, обнаружились в нашей интеллектуальной округе вполне виртуальным образом – ниоткуда, внезапно, и повсюду. А обнаружившись, быстро стали обрастать концептуальными экранами, характерной для проектной культуры мификами и субкультурами просьюмеров, для которых все (от езды на велосипеде – до симулятивного гиперсекса) переселяются из обыденной экологически пораженной реальности в стерильные и аутичные виртуальные пространства. К тому же в обратной и исторической, и психологической перспективе виртуальность без особого труда стали находить всюду: в психопрактике даосов и суфиев, в романах Ф.М. Достоевского и жестоком театре А. Арто, в трактатах Сведенборга и Л.Н. Гумилева» (285, с. 4). Эти слова известного отечественного ученого О.И. Генисаретского из предисловия к книге Н.А. Носова «Психологические виртуальные реальности» можно отнести ко всей виртуальной психологии. Именно так виртуальная психология и появилась: ниоткуда, внезапно, и повсюду».

Вот только если ближе присмотреться к истории возникновения виртуальной психологии, к ее современному состоянию в российской и западной психологии, то две первые характеристики меняются на обратные: есть откуда, далеко не внезапно, и можно согласиться только с последней характеристикой – повсюду. Виртуальность, концептуализированная и операциализированная Н.А. Носовым, действительно стала обнаруживаться «повсюду». Новые категории по-новому дали возможность взглянуть на все, именно поэтому и верна характеристика О.И. Генисаретского «повсюду». Первым изданием лаборатории виртуалистики была книга Н.А. Носова «Ошибки пилота, психологические причины». (Н.А. Носов, 1990). Вторым изданием была работа, посвященная самим психологическим виртуальным реальностям «Психологические виртуальные реальности» (Н.А. Носов, 1994). О возникновении идеи виртуальности, основатель отечественной виртуальной психологии Н.А. Носов, подводя итоги десятилетней работы Лаборатории виртуалистики Института Человека РАН пишет:

«…В 1984 году, обсуждая с О.И. Генисаретским проблемы высших духовных реальностей, мы пришли к выводу, что в любом духовном событии есть содержательная составляющая, определяемая степенью духовной продвинутости, как и чисто формальная, сугубо психологическая, не имеющая отношения к содержанию, но лишь обеспечивающая переход психики в высшие реальности и пребывание там. Психологические события, обеспечивающие и сопровождающие переход в иную реальность, не описаны в науке, и были названы нами виртуальными. Разработанное теоретическое представление о виртуальном событии было нами испытано, и получило подтверждения на летчиках-испытателях, проведенных в 1985 году, в Институте авиационной и космической медицины. В результате, в 1986 году была опубликована наша статья «Виртуальные состояния в деятельности человека-оператора (Носов, Генисаретский, 1984). Надо добавить, что ни в 1984, ни в 1985 году о виртуальных реальностях еще не было ничего известно в России. Потом мы уже узнали, что в 1984 году термин «виртуальная реальность» для обозначения определенных компьютерных устройств предположил американский разработчик Леньер, хотя разработки по созданию компьютерных устройств в военной авиации США велись уже давно, и в самом начале 80-х уже появились опытные образцы виртуальных кабин самолетов». (272, с.6).

Таким образом, мы видим, что сама идея виртуальной психологической реальности появилась при обсуждении проблемы высших духовных реальностей, скорее как проблема состояний, условий, в которых возможно такое духовное событие, независимо от его содержания. В этом коренное отличие российской виртуальной психологии от западной виртуальной психологии, называемой киберспейс, в которой идея виртуальности неразрывно связана с компьютерными виртуальными реальностями.

В.К. Шабельников в своей работе «Психология души» пишет: «В развитии психологии существует некий, пока еще глубоко не осмысленный парадокс. Согласно своему названию психология (психо ? душа, логос – учение, наука) должна быть наукой о душе. Как особая отрасль науки психология оформляется в XVII – XVIII вв., отделяясь от теологии и философии. И первое, и, пожалуй, основное, что произошло в психологии при ее становлении, – это отказ от изучения души. (418, с. 3).

В.К. Шабельников пишет о том, что в ХХ столетии происходило подспудное возвращение психологии к проблеме души, исследователи не использовали термин «душа», но многие представления из теорий души. Особенно активно это происходило при объяснении развития психики в генетической психологии Ж. Пиаже, Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, К.Г. Юнга…. И античная философия, и христианская теология занимались вопросами источника и происхождения и психики, и всей жизненной активности человека. Он подчеркивает, что сложность познания не предметного содержания образов, а того, что позволяет их воспринимать, была несопоставима со сложностью физических форм.

Логично будет привести цитату о неклассическом мироощущении из статьи Гусельцевой: «Культурно-историческая психология – от неклассической к постнеклассической картине мира» (Вопросы психологии. ? №1. ? 2003. ? С. 99-115). «…На наш взгляд, неклассическое мироощущение стоит за вышеназванными духовными течениями века, за приведенной феноменологией скрывается и прорисовывается совершенно иной облик мира. Согласно этому неклассическому взгляду, мир многомерен, многогранен, гетерогенен и мозаичен, и то, каким он нам предстает, зависит, прежде всего, от фокусировки нашего сознания. События в этом мире не ограничены причинно-следственными связями, но могут быть рассмотрены через связи смысловые, синхронистичные, (64, 45), энергетические, структурные. В этой логике мир представляет собой не что иное, как способ описания. Мир рукотворен, мир выстраивается видящим сознанием, но, с другой стороны, мир неопределен, и непредсказуем. Мы живем в реальности, где Порядок вечно сражается с Хаосом. Не случайны в ХХ веке ни популярность теории самоорганизации И.Р. Пригожина, ни рождение литературного жанра фэнтези, представленного такими авторами как У. ле Гуин, Р. Желязны, М. Муркок и другие» (64, с. 101).

И эта проблема духовности и целостности человека, которая в непростых условиях развития отечественной психологии принимала разные обличья, позволяет увидеть виртуальную психологию, как одно из направлений психологии, этапов ее развития, которая была подготовлена всей историей ее развития, а вовсе не появилась ниоткуда. Ее корни и в неклассической или органической (по определению В.А. Зинченко) культурно-исторической психологии Л.С. Выготского, в неклассической или психологической физиологии Бернштейна и А.А. Ухтомского, в идее интегрального образа мира А.Н. Леонтьева, идее об «аффективно-смысловых образованиях» и т.д. Отечественная психология с ее идеей целостности, душевности и духовности человека по праву стала первооткрывательницей виртуальной психологии.

Н.А. Носов провел исследование истории идеи виртуальности в психологии и философии, в естественных науках: «Само понятие виртуальности в современной науке и философии существует уже дано, но лишь с легкой руки Леньера, создавшего фирму по производству гражданских и бытовых виртуальных компьютеров, термин «виртуальная реальность» широко разошелся по миру. Фирма Леньер, кстати, уже прогорела, будучи вытеснена с рынка гигантами компьютерной индустрии. В этом году виртуальные шлемы появились в широкой продаже в Москве по цене 1500 долларов за шлем и программно-аппаратное обеспечение к обыкновенному компьютеру.

Проанализировав феномен виртуальных компьютеров и увидев принципиальное сходство реалий компьютерных и психологических, мы обобщили идею виртуальности до уровня философской категории. На основании этой категории и велись дальнейшие исследования и разработки…» (Труды лаборатории виртуалистики. Вып. 1. Виртуальные реальности в психологии и психопрактике. – М.: Ин-т человек РАН, 1995-181 с.) В названии первого выпуска трудов лаборатории виртуалистики нет слова «компьютерные», хотя в предисловии Н.А. Носов подчеркивает, что «…В книге представлена попытка формирования виртуального подхода как основы для разработки новых практических способов работы с психикой. Эти способы ориентированы в конечном счете на реализацию в технологии компьютерных виртуальных реальностей. Компьютерные виртуальные реальности дают возможность формализации и операционализации работы с самообразами – «генераторами психологических виртуальных реальностей». Возможность применения виртуального подхода продемонстрирована на весьма разнообразном материале: сновидения, алкоголизм, социальные отношения и т.д. В виду потенциальной широты применимости виртуального подхода книга может быть интересна и полезна для специалистов самого разного профиля».

Скорее, компьютерные виртуальные реальности рассматриваются как возможность операционализации виртуальных реальностей, исследования их характеристик.

В аннотации к сборнику Н.А. Носов подчеркивает: «В данном сборнике помещены статьи людей, заинтересовавшихся идеей виртуальности и пожелавших высказать свое отношение к ней. Этот сборник фиксирует результаты первого, точнее даже сказать, предварительного этапа работы по проекту «Разработка концепции и методов виртуальной психотерапии на базе технологии компьютерных виртуальных реальностей». Совокупность работ, включенных в данный сборник, свидетельствует о сформированности ядра исследований, а также о высоком теоретическом и практическом потенциале виртуального подхода. Задачей следующего этапа является выработка более развитых представлений о виртуальных реальностях, нежели имеющихся в настоящее время, выработка принципов виртуальной терапии и дальнейшая конкретизация (в сравнении с нынешним этапом) этих принципов в компьютерных технологиях (272, с. 9).

Статьи сборника можно разделить условно на две группы. Первая группа статей посвящена анализу и разработке описанной выше психологической модели виртуального события в различных сферах человеческой деятельности (алкоголизм, детская психология и т.д.), вторая – разработке виртуальной парадигмы и описанию ее применения в частности, для анализа психотехнического опыта и феномена современной цивилизации.

Статья О.И. Генисаретского посвящена рассмотрению проблемы процепции и виртуальности в возможных жизненных мирах. О.И. Генисаретский подчеркивает, что привлекательность виртуальных миров для него больше психологического свойства. Он считает: «Сюжетно-иконические контакты с виртуальными мирами индуцируют такого рода состояний сознания/воли, для которых виртуальность, то есть случаемость, бытие-в-событии, есть не только способ проживания, но сама суть дела. Эта случаемость самосвязанная и самоотраженная, заставляющая говорить о виртуальности как о событии-в-событии, о свободе событийности, которой нельзя обладать, которой нельзя принадлежать, в которой можно лишь сбываться» (272, с. 65).

О.И. Генисаретский считает, что процесс инкультурации самым тесным образом связан с действительностью личностного роста, с сознаванием целостности изменений в аксиоматическом ядре личности… Личностный рост и есть накопление и проработка в переживании опыта самоценного существования, самобытия и самодействия.

«Сопряженность процессов личностного роста и инкультурации (в предположении синергийной открытости сознания и воли человека доступным ему реальностям духовной жизни) определяется нами как процепция.

Статья Т.В. Носовой посвящена одной из центральных проблем психологии виртуальных реальностей: проблемы различения виртуальных и константных реальностей. Она утверждает, что способность различения консуетального и виртуального событий – это особый психотехнический прием, особая психическая способность. Т.В. Носова иллюстрирует подчиненность ребенка событиям виртуального характера, в которые он оказывается включенным. Ребенок не может управлять своим поведением, так как для этого необходимо иметь инструмент индикации.

Н.А. Носов подчеркивает, что «…В книге представлена попытка формирования виртуального подхода как основы для разработки новых практических способов работы с психикой. Эти способы ориентированы в конечном счете на реализацию в технологии компьютерных виртуальных реальностей. Компьютерные виртуальные реальности дают возможность формализации и операционализации работы с самообразами – «генераторами психологических виртуальных реальностей». Возможность применения виртуального подхода продемонстрирована на весьма разнообразном материале: сновидения, алкоголизм, социальные отношения и т.д. В виду потенциальной широты применимости виртуального подхода книга может быть интересна и полезна для специалистов самого разного профиля» (272, с. 2).

Статья Алешина показывает возможность использования компьютерных виртуальных реальностей для освоения традиционных восточных систем. Калмыков пишет о структуре виртуального события и т.д.

Следующим трудом, выпущенным лабораторией виртуалистики, был труд по применению виртуального подхода к пониманию сути и лечению алкоголизма (Н.А. Носов, Ю.Т. Яценко, 1996). Виртуальная модель алкоголизма позволяет понять, что причиной алкоголизма является нарушение образной сферы человека, а именно, возникновение алкогольной виртуальной реальности. Раз возникнув, эта реальность начинает паразитировать на человеке, все время расширяясь. Виртуальные технологии, используемые в запатентованном авторами методе «Форсаж» позволяют максимально снять влечение к алкоголю, но также восстановить здоровье человека так, чтобы он мог жить без страха рецидивов.

Следующий сборник Лаборатории виртуалистики выпущен в 1996 году. Он называется «Технологии виртуальной реальности. Состояние и концепции развития». В предисловии «Виртуальное движение в России», написанное А. Смирновым и Н.А. Носовым, отмечается, что состоялся международный симпозиум «Человек. Среда. Техника» на борту теплохода, что симпозиум состоял из двух конференций, одна из которых и называлась «Технология виртуальной реальности. Состояние и тенденции развития». Авторы предисловия отмечают, что обе конференции рассматривались как взаимодополняющие. Одна была посвящена вопросам построения компьютерных виртуальных реальностей, вторая – вопросам восприятия и переживания человеком этих реальностей, а также осмысления самого явления виртуальности в целом. Конференция «Технология виртуальной реальности. Состояние и тенденции развития» была первой всероссийской конференцией, посвященной проблеме виртуальных реальностей.

В сборнике статьи посвящены проблемам виртуальной летописи семьи, (Васильев Г.Н., Игнатьев М.Б., Чепранов Е.С., Шаповалов Е.А., 1998), проблемам технических и программных средств системы виртуальной реальности (Степанов А.А., Бахтина Т.Н., Свердлова Т.А., Желтов Т.Ю., 1996), нейрокогнитологии и мнимой реальности (Шапиро Е.И., 1996) и способам построения некомпьютерной виртуальной реальности (Еремеев С.В., 1996) и др.

Особенно интересна статья известного отечественного философа Розина В.М. «Области употребления и природа виртуальных реальностей». В данном сборнике В.М. Розин выделяет имитационные виртуальные реальности, прожективные виртуальные реальности, пограничные виртуальные реальности, а также рассматривает проблему соотношения реальности и существования, создания условий виртуальной реальности, виртуальные реальности как вид символических реальностей и проблему оценки возможных негативных последствий. Статья Н.А. Носова посвящена проблеме перспектив виртуальной цивилизации.

В 1997 году публикуется сборник «Виртуальная реальность. Философские и психологические проблемы». В книге представляются материалы конференции «Виртуальная реальность. Философские и психологические проблемы», организованной Институтом Человека. В статье «От редактора» Н.А. Носов отмечает, что идея виртуальности уже получила широкое распространение в российском обществе, правда, разные авторы по-разному понимают эту идею. Особенно показательно, на его взгляд, обращение к идее виртуальности не только молодых, но уже известных ученых, которым уже незачем гнаться за новизной. К этой новизне они пришли в результате своей научной и практической деятельности.

В статье О.И. Генисаретского подчеркивается, что разнообразие практического применения идеи виртуальности: медицина, юриспруденция, искусство, социология, психология, культурология, образование ничем теоретически не ограничено.

В 1999 году Центром виртуалистики опубликованы работы Н.А. Носова «Виртуальное убийство», в 2000 году – «Словарь виртуальных терминов» и «Виртуальная психология».

В своей книге «Виртуальное убийство» Н.А. Носов применяет виртуальный подход к анализу убийства. Виртуальное убийство – это не убийство как таковое. В виртуальном убийстве лишение человека жизни является лишь средством достижения цели или побочным следствием другого действия. Находясь в момент убийства в виртуальной реальности, виртуальный убийца имеет очень суженный образ действительности, в который не вмещается сам процесс лишения жизни, и после выхода из виртуальной реальности виртуальный убийца субъективно относится к жертве как посторонний человек, хотя понимает, что именно он убил человека (261, с. 44). Н.А. Носов подчеркивает, что в этом случае ни наказание, ни лечение медикаментозное, ни перевоспитание не являются адекватными способами отвращения человека от убийства, потому что вне виртуальной реальности виртуальный убийца является вполне обыкновенным человеком, в психике которого нет реальности убийства, а поэтому нет объекта, на который следует направлять действие наказания, лечения или воспитания. Однако средства аретеи адекватны для достижения этой цели». Девиртуализация портальных виртуальных образов может дать эффективные результаты в аретее виртуальных убийц» (261, с. 45). В своей книге «Виртуальная психология (Н.А. Носов, 2000) автор подчеркивает, что виртуальная психология строится на парадигме виртуальности. В ней рассмотрена история идеи виртуальности от античности до наших дней, а также отношение к компьютерной виртуальной реальности. Описание включает и философские, и феноменологические, экспериментальные и практические пласты. Н.А. Носов отмечает, что виртуальная психология позволит включить в научную психологию неизученные аспекты психики человека.

Виртуальный подход был применен и в медицине. В книге Г.П. Юрьева «Человек в экстремальных условиях» отражена авторская позиция, представленная для обсуждения на конференции «виртуальная психология» в Москве в 2000 году. Эта книга стала одной из первых книг, содержанием которой становится представление результатов разработки виртуальной медицины. В 2001 году была опубликована книга Г.П. Юрьева, Н.А. Юрьевой «Виртуальная медицина. Теория и практика триалектической аретеи». Авторы подчеркивают, что в книге обосновывается теоретическая база виртуальной медицины, ее отличия от психосоматической медицин, приводятся типичные примеры групповой и индивидуальной работы с виртуалами негативного регистра. (Юрьев Г.П., Юрьева Н.А., 2001). В 2000 году в Центре виртуалистики Института человека РАН опубликованы работы С.А. Борчикова «Метафизика виртуальности. Опыт единой теории виртуальной реальности», в которой излагаются результаты работы автора по общей теории виртуальной реальности, и специальной теории виртуальности. В работе Т.В. Носовой «Феномен соположения реальностей» описан феномен соположения реальностей у детей и у взрослых, представлена также аретея (практическая или прикладная виртуалистика) данного феномена, которая включает диагностику и коррекцию.

Дальнейшие исследования виртуальной реальности включают также исследования феномена возникновения виртуальной реальности в работе Н.А. Носова и А.Н. Михайлова «Диагностика виртуальной образности».

В работе Н.А. Носова, опубликованной в 2001 году, «Не-виртуалистика. Современная философия психологии» систематизированы и описаны подходы, применяемые в психологии, характерные для классического и неклассического этапов развития науки. Авто подчеркивает, что применение виртуальной философии делает более понятным виртуальный подход, относящийся к постнеклассическому этапу (Носов Н.А., 2001).

В 2000 году в Центре Виртуалистики опубликована работа Н.А. Носова и А.Н. Михайлова «Диагностика вирутальной образности». В ней особое внимание уделяется виртуальному образу – образу, который переводит человека в виртуальную реальность. Описывается процедура диагностики виртуальных образов, эйдетических и модальных. Автономный виртуальный образ может развернуться в виртуальную реальность независимо от того, какую деятельность выполняет человек в настоящее время. Подчеркивается, что полноценное знание о виртуальном образе является важным компонентом аретеи – практической виртуалистики. Поиск и описание виртуала, переносящего человека в виртуальную реальность – специальная аретическая задача. В работе приводятся различные методики исследования виртуального образа, вирутальной реальности: опросник по выявлению специфических свойств виртуальной реальности, опросник по выявлению характеристики виртуала (для взрослых), шкалы оценок интенсивности виртуала, опросник сенсорных признаков виртуальной реальности, перечень признаков виртуала и т.д. Эту работу отличает направленность на диагностику виртуала и виртуальной реальности.

В 2001 году в Центре виртуалистики были опубликованы работы философского направления: это работа Шугурова М.В. «Виртуальная герменевтика» и О.С. Анисимова «Дух и духовность, рефлексивно-вирутальная версия неогегельянца», Гиренок Ф.И. «Антропологические исследования: Кант и Гегель».

«Манифест виртуалистики», опубликованный в 2001 году, представил новый подход во всех планах: философском, теоретическом и практическом. (135). В январе 2002 года основателя виртуалистики доктора психологического наук, заведующего центром виртуалистики Института Человека РАН Носова Н.А. не стало. Посмертно была издана новая книга, посвященная проблеме виртуального конфликта «Виртуальный конфликт: социология медицины». Центр виртуалистики возглавил М.А. Пронин. Уже при нем были изданы работы Анисимова О. «Виртуальная сущность игромоделирования», Асадуллина Э.Ф. «Виртуальный подход в истории», Пронина М.А. «Тридевятое царство, тридесятое государство…», Работа Михайлова А.Н. «Аретея нарушений дыхания», Чеснова Н.Н. «Парфеньевские бабы, Антропология женского тела. Виртуальный сценарий», монография С.Х. Асадуллиной «Психология виртуального конфликта». Книга Г.П. Юрьева, Н.А. Юрьевой, Е.И. Лебедя «Виртуальная этика здоровья и страданий человека». А также «Партитура виртуоза. Альбом виртуалистики и аретеи. Серия «Искусство». Выпуск 1. Опубликованы многочисленные статьи, посвященные теоретическим и практическим вопросам виртуальной психологии.

Развитие виртуальной психологии продолжается. Термин «виртуальная психология» появился во многих философских словарях, в словарях постмодернизма, в новейшем философском словаре и т.д. Постепенно укрепилось два понимания виртуальной реальности: так, как понимал виртуальную реальность Н.А. Носов, и понятие виртуальной реальности, как неразрывно связанной с компьютером.

В настоящее время проводятся Съезды Национального общества виртуалистики, семинары и тренинги, симпозиумы, открытые проекты. Развитие виртуалистики в России продолжается среди ученых Республики Башкортостан, являющихся продолжателями традиций научной школы виртуалистики Н.А. Носова, необходимо назвать А.Г. Маджуга, С.Х. Асадуллину и Э.Ф. Асадуллина. Эти ученые в настоящее время разрабатывают целостную философско-психологическую концепцию виртуалистики, которая интегрирует в себе теоретико-методологические основы концепции Н.А. Носова и практико-ориентированные подходы к изучению феноменов историко-психологического и социально-исторического познания. Кроме того, названные ученые расширяют границы познания мира в различных аспектах (реконструкция действительности снаружи и изнутри каждой конкретной реальности в историко-психологическом познании, конструктивное решение проблем целостного здоровья в ракурсе виртуального подхода, разработка концепции виртуальной антропологии в социально-историческом познании, виртуального подхода в истории, проблема виртуального конфликта в институтах социализации России, интеграция этнофункционального и виртуального подходов с целью проектирования модели здоровья человека на всех уровнях реальности.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14



Скачать файл (2105.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации