Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Фокин Е.И. Введение в философию и ее историю - файл n1.doc


Фокин Е.И. Введение в философию и ее историю
скачать (1445 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc1445kb.06.01.2013 12:47скачать

Загрузка...

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Реклама MarketGid:
Загрузка...

Министерство образования Российской Федерации



Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

"Хабаровская государственная академия экономики и права"

Е.И.Фокин


ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ И ЕЕ ИСТОРИЮ





Рекомендовано Дальневосточным региональным учебно-методическим центром в качестве учебного пособия для студентов вузов региона

Хабаровск 2003



ББК Ю


Х 12
Фокин Е.И. Введение в философию и ее историю: Учебное пособие. – Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2003. – 288 с.

Рецензенты: кафедра философии и культурологии ДВЮИ


(завкафедрой д-р.филос.наук, проф. Л.Е.Бляхер)
д-р.филос.наук, проф. В.П.Дурин (ДВГУПС)
© Хабаровская государственная академия экономики и права, 2003

ПРЕДИСЛОВИЕ



Настоящее учебное пособие, проблемно ограниченное рамками государственного образовательного стандарта, является вводной частью курса философии. В пособии представлен концептуально единый взгляд философии на свой предмет, историю и историографию (I раздел) и краткий курс истории философии в лицах, школах, проблемах (II раздел). Речь идет о философском введении в мир философии изначально заинтересованного читателя, начинающего знакомство с философией. Вводная метафилософская тематика и проблемы истории философии в настоящем пособии выступают генератором познавательного интереса к философскому знанию, его творческому освоению.

Успешная работа с текстами учебного пособия предполагает комплексный подход. Это и интенсивная работа на лекциях и семинарах, и чтение и осмысление рекомендованных первоисточников, и обязательная работа с философским словарем, и непременное критическое осмысление любых усвоенных знаний как философских и научных, так и обыденных и ненаучных. Жить в постоянном поиске – судьба философа, его "крест" и радость, присущие истинно счастливому человеку.

Людям, жаждущим творческого беспокойства в непрестанном поиске истины, напомним слова замечательного античного философа-жизнелюба Эпикура (III в. до н.э.): "Пусть никто в молодости не откладывает занятия философией, а в старости не устает заниматься ею: ведь никто не бывает ни недозрелым, ни перезрелым для здоровья души"1.

Учебное пособие не претендует на бесспорность и, несомненно, требует совершенствования. Автор с благодарностью примет замечания и советы.

Предназначается для студентов, аспирантов и преподавателей.
I. МЕТАФИЛОСОФИЯ

В настоящее время самым


важным вопросом в философии

является вопрос "что такое

философия сама по себе".

Д. Дьюи (1859 – 1952)



Предметное определение философии, вопросы о сущности, границах и специфике ее знаний являются сегодня ареной ожесточенных споров самих философов. Для того чтобы исследовать и понять философию и ее историю как особую целостную систему знаний, следовало бы выйти за рамки собственных концепций философии в общую для них надфилософскую область – в метафилософию1. Метафилософия – область предельно общего знания философии о самой себе и своей истории:

– о предмете, сущности, особенностях и многих других аспектах собственно философского знания, названного нами "философией философии";

– о диалектике и логике историко-философского процесса – раздел знаний, обычно именуемый "философией истории философии".

Философия философии затрагивает проблемы возникновения, исторического генезиса, природы философского знания, его структуры, целей, задач и социальных функций, плюрализма и единства философий, основного вопроса философии. Философия философии выступает основанием формирования любой конкретной философской концепции (теории), логически обосновывает предпосылочные ее элементы (принципы2, методологию3, системную целостность4). Одной из основных тем философии философии является философская методология (единая система принципов, методов, приемов и процедур философского познания). Обобщающим философским учением об универсальном методе (философском, метанаучном) является диалектика1.

Философия истории философии основной целью исследования объявляет поиск принципов и законов историко-философского процесса. Речь идет об источниках, факторах, диалектике и логике историко-философской мысли. Не менее важной задачей философии истории философии является исследование методологии историко-философского познания и изучение его историографических и источниковедческих проблем.

Метафилософские исследования являются обязательными для любой философской системы. Шеллинг, к примеру, подчеркивал, что "идея философии сама является результатом философии, которая как бесконечная наука есть одновременно и наука о самой себе"2.


Глава 1. ФИЛОСОФИЯ ФИЛОСОФИИ



Все науки более необходимы,

нежели философия,

но лучше ее нет ни одной.
Аристотель
§ 1. Возникновение и исторический генезис философии, общие

тенденции ее развития
Метафилософский вопрос – "что такое философия?" – имеет, по крайней мере, три смысла: семантический3, предметный и самоидентичности (подлинной самоопределенности). Семантический смысл выражается вопросом: "что означает термин – "философия"? Он не существует отдельно и независимо от предметного смысла: "что изучает философия". Смысл самоидентичности философии заключается в утверждении собственно философской специфики знания, отличного от нефилософского (мифологического, религиозного, мистического, художественного, конкретно-научного, обыденного и др.). Самоидентификация философии, как и обретение ею предметного и семантического смыслов, является исторически и логически единым процессом формирования специфики философского мышления и его самоопределения.

Термин "философия" (греч. philosophia – любовь к мудрости, знанию; любознательность) изначально имел более глубокий, аутентичный (подлинный) смысл, чем просто обожание мудрости. Платоновское1 понимание "софии" (мудрости) точнее и определеннее: это "...нечто великое и приличествующее лишь божеству". "София" – атрибут Бога, имеющий продолжение в философском "логосе" Мира, целеполагающего его возникновение, функционирование и развитие. Человеку же, в отличие от Бога, позволено лишь любить мудрость, но не обладать ею. Греческий менталитет2 не позволял человеку возвыситься до Бога. Тем не менее мудрость в античном мире истолковывалась как всякая осмысленная деятельность, умение, сноровка, практичность, хитроумие, в противоположность неучености и глупости.

Мудрость открывается человеку в качестве дара божьего как истина, ценность которой становится базовой для философии. "Платон мне друг, но истина дороже", – эти слова Аристотеля стали основополагающим принципом, выражающим познавательное кредо философии как науки3. "Верно также и то, что философия называется знанием об истине"4. Иными словами, философия, по Аристотелю, будучи истинным знанием, сама делает предметом своего исследования истины: т.е. является знанием о знании, а по аристотелевской терминологии – метазнанием. Раздел философии, называемый сегодня гносеологией (теорией познания), представляется областью метазнания.

У Аристотеля понятие "философия" (?i?о?о?ia) – в единственном числе – означает науку о сущности бытия, умопостигаемых и неизменных началах, как "первая мудрость". Для обозначения наук вообще – "общей мудрости" – он использовал термин "философии" (?i?о?о?iai) – во множественном числе. "Есть, – говорит Аристотель, – некоторая наука, исследующая сущее как таковое, а также то, что ему присуще само по себе. Эта наука, не тождественная ни одной из так называемых частных наук..., все они, отделяя себе какую-то часть его (сущего как такового), исследуют то, что присуще этой части"1.

Последователь Аристотеля Андроник Родосский (I в. до н.э.) объединил труды по "первой философии под общим названием "метафизика" (греч. meta ta phisika – буквально: то, что над(после) физики). Эта часть трудов включала в себя фундаментальные философские исследования Аристотеля о сущности бытия и его познания. Метафизика и есть собственно философия, "воспаряющая" над "физикой" (наукой о природе) и становящаяся наукой о первых началах и причинах бытия. В западной сциентистской2 философии и сегодня под термином "метафизика" понимают философию, философию спекулятивную (умозрительную), лишенную опытного основания.

По мнению многих исследователей истории философии, термин "философия" уже использовался Пифагором (акмэ3 500 до н.э.) как общепринятый. Геродот (470 – 425 до н.э.) называл Солона (638 – 559 до н.э.) философом, имея в виду его мудрость и богатство философского знания (последний был одним из семи мудрецов древней Греции). У всех европейских народов термин "философия" остался неизменным до наших дней, хотя его содержание претерпело существенное изменение. В России понятие "философия" имеет византийские корни. Оно приобрело права гражданства с момента зарождения философской культуры. Правда, предпринимались попытки придать термину русское звучание – "любомудрие", но они не увенчались успехом.

Еще в предыстории цивилизаций человека интересуют вопросы, которые впоследствии названы философскими: откуда, почему и как возникает мир, каков он, каково отношение человека к миру, что есть душа и ее отношение к телу и миру, какова судьба души после смерти тела, управляет ли кто-либо человеком и миром, какова их судьба и многие другие. Эти и подобные вопросы были продуктами практического сознания, делающего первые попытки выйти за пределы опыта и мифологического мировоззрения. Зачатки философской проблематики зарождаются еще в мифологии и религии, являющимися донаучными формами знания о мире. Став господствующей формой духовного освоения мира, философия длительный период развивалась параллельно и во взаимосвязи с мифологией и религией. Последние теперь успешно пользовались средствами разума, равно как и философия. Это, однако, не значит, что философию следует признать мифологией, сменившей свою форму духовности. Философия критически преодолевает мифологию как исторически изживший себя образ мира.

Мифология, религия, древнее искусство и зачатки научного знания несут в себе "материнское" начало философии. Необходимо, однако, указать и на ее "отцовство" – материальные и социальные условия жизни людей в эпоху сформировавшегося единого хозяйства, общества и государства. Если родоплеменные социально-хозяйственные отношения делали субъектом духовного творчества род (индивид всецело подчинялся стихии мысли рода), то классовые хозяйственные, социальные и политические отношения включили в процесс духовного производства заинтересованного индивида, освобожденного от гнета повседневного труда, за счет труда других. Глубинные истоки выделения философии из мифологии и религии, становление ее как самостоятельной формы знания, заключаются в общественной востребованности наукосообразного, практически значимого знания в хозяйстве, политике и общественной жизни.

Специфика первофилософского знания заключается в слитности и нерасчлененности его с самими источниками (мифологией и религией). Однако первые отличались от вторых критичностью, рационализмом и значительной долей скептицизма в отношении традиционных знаний о мире. Обнаруживается преимущество философских знаний в практической жизнедеятельности людей, в их адекватности и познавательной продуктивности в сравнении с мифологией, религией и обыденным сознанием. Признанию преимущества философии над своими истоками способствовала нарождающаяся наука, ставшая составной частью философии и интегрировавшая с ней наиболее плодотворные методы (например, математика – логику, физика – связь с практикой, опытом и т.п.). Философия не устраняет мифологию, религию и искусство как специфическую духовность и образ мира, а критически преодолевает их, сохраняя философскую проблематику и образный стиль изложения мысли. Все первые цивилизации пришли к философии от мифа, но различно их философское отношение к нему. В античном мире философия становится явно оппозиционным мифологии способом мышления, а в Древнем Востоке – лояльным, дополняющим.

Народившаяся философская ментальность еще зависит от мифологии и религии; там, где философия пасует перед трудностями разумного объяснения мира, мифология и религия с готовностью предоставляют ей свою помощь. Современные философии явно или неявно, часто не осознавая этого, пользуются мифологическими и религиозными гипотезами1, составляющими фундамент обыденного знания. И хотя Homo sapiens становится Homo pfilosophicus в силу естественного развития практического духа, следует все же отвергнуть претензии обыденного сознания на то, что философия, в конечном счете, сводится к практическому житейскому знанию. Философия начинается с удивления, а следовательно, представляет знание, противоположное обыденному и, по словам Аристотеля, недоступное ему.

Философия возникает и становится в VIII – VI вв. до н.э. как результат развития духовности великих культур древнего мира (Египет, Двуречье, Индия, Китай, Античность). Существование собственно философского типа духовности в культуре древнего мира можно отнести к VI в. до н.э. "Осевым" называет время (V в. до н.э.) К.Ясперс время господства философской ментальности (духовности) как период поворота в движении локальных культур к единой культуре человечества1 (рис.1). Удивительным, не получившим пока убедительного объяснения представляется сам факт одновременного возникновения философии во всех древних цивилизациях, разделенных географически, слабо связанных хозяйственно и уникальных по культуре2. На наш взгляд, несомненным остается вывод, что в становлении, функционировании и развитии духовной культуры всех существовавших тогда цивилизаций имеются общие истоки, общая, подчиняющаяся единым законам доистория и общее начало истории.

У своих истоков философия тяготеет к единственной концептуально (теоретически) оформленной системе знаний о мире и его фрагментах. Философия становится единой и единственной наукой, энциклопедией всех имеющихся на тот период универсально-философских и конкретно-научных знаний. Однако говорить о единстве и единственности философии уже в тот период можно только условно. Уже первые философские школы обнаружили плюрализм философских систем, который объяснялся ими (школами) простым незнанием истины или непреднамеренным заблуждением оппонентов. Основная тематика исследования первых философских школ – фундаментальные, "вечные проблемы" бытия и познания – дополняются проблемами конкретно-научных знаний (естественнонаучных: математических, физических, биологических; гуманитарных: логических, политологических, экономических, этики и эстетики, риторики и других; практических (прикладных): медицины, землепользования, астрономии и многих др.).

Философия как единое знание о мире и его фрагментах (о самом широком спектре бытия и познания) просуществовала вплоть до эпохи Ренессанса. Лишь к XIV – XVI вв. можно отнести становление и самостоятельное предметное развитие собственно науки. От философии постепенно "отпочковываются" и выделяются в самостоятельные отрасли знания конкретные науки (математика, механика, астрономия, логика и др.). Наука даже в этом случае не освобождается от влияния философии. Наряду с позитивным содержанием науки той эпохи несут на себе груз схоластики (умозрительности) и философских заблуждений. Науки обретают предметную, гносеологическую и методологическую самостоятельность, требующую исключительно профессионального подхода. Внефилософская выделенность конкретно-научного знания вовсе не означает его разрыв с философией. Скорее наоборот: узы философии и науки становятся продуктивнее и прочнее.



Рис.1. От локальных культур к единому человечеству
Процесс отпочкования наук от философии явился результатом научно-технического прогресса европейского общества ренессансной эпохи. Вплоть до ХХ века философия постепенно и непрерывно теряет свое конкретно-научное содержание, утверждаясь в плодотворности такого процесса как для науки, так и для философии. Науки обретают свой предмет и собственные методы познания, а философия получает возможность уделять основное внимание центральной философской проблематике – универсальным закономерностям бытия и познания. Но даже в начале ХХ века в лоне философии продолжали оставаться так называемые "философские науки": логика, психология, этика и эстетика. Они и сегодня, будучи самостоятельными научными и учебными дисциплинами, однозначно определяют свой предмет, методологию и логику исследования из теоретических предпосылок той или иной философии.

ХХ век не только возродил по преимуществу особую позитивно-философскую ментальность, но и показал необходимость устойчивой связи философии со всем многообразием видов и сфер знаний даже тогда, когда некоторые из них находятся к ним в явной оппозиции (например, религия, обыденное знание, мистицизм и др.). Философия вообще не может претендовать на какую-либо позитивную значимость в общей системе знаний, если она отказывает этим знаниям в соучастии в изучении, постановке и решении философских проблем. С другой стороны, нельзя саму философию ограничивать в предметном многообразии, определяя области бытия или познания, запретные для философии1. Таких областей нет и быть не может в принципе.

Итоги и выводы

1. Возникновение философии как особой формы общественного сознания народов древнего мира в VIII – VI вв. до н.э. является естественным процессом развития духа цивилизаций в результате их хозяйственного и социального прогресса (интенсификации хозяйственной жизни и классовой, социально-групповой дифференциации общества). Духовными истоками становления философии являются мифология, религия, искусство и нарождающаяся наука.

2. Факторами, способствующими возникновению и развитию философии, являются:

1) востребованность развивающимся государством (его учреждениями, организациями, институтами) образованных государственных деятелей, чиновников, судей, грамотных полководцев для совершенствования всех сфер государственной деятельности и хозяйствоведения;

2) потребности публичной деятельности в руководстве общественными институтами и организации их деятельности, в способности воспитывать, обучать, агитировать, убеждать;

3) нужды общества в реорганизации и совершенствовании религиозных институтов, в обновлении сферы литературы и искусства.

3. Философия возникает как единое, целостное системное знание, имеющее основание в нарождающейся науке, мифологии, религии, искусстве, в обыденном сознании, в практических (прикладных) и опытных знаниях. Абсолютный универсализм ("философия может знать все"), системность (сам мир и знание о нем представляют собой целостное и взаимосвязанное единство) и истинность (соответствие знаний о мире самому этому миру) стали признанными атрибутами1 философии вплоть до ренессансной эпохи (XIV – XV вв.).

4. Время становления и развития конкретных наук, когда от философии стали "отпочковываться" естественнонаучные и гуманитарные знания (XIV – XX вв.), является также и временем становления собственно философии и ее предмета. Философ уже не в силах охватить все богатство нефилософских знаний и вынужден удовлетвориться лишь некоторыми, значимыми для него (например, философией физики, истории, религии, искусства и т.п.). Для создания единой систематической философии требуются школы, а не одиночки. Поэтому наиболее значимыми течениями являются мировые философии позитивизма, неотомизма, диалектического материализма, феноменологии как результаты коллективных философских поисков.

5. Философия ХХ века не ограничивается лишь научно ориентированной традицией в философии, называемой "сциентизмом", но и создает альтернативные, антисциентические направления (философия жизни, экзистенциализм, постмодернизм и др.). Отношение последних к науке варьируется от абсолютной враждебности до полного безразличия. Существуют религиозные и мистические философии, считающие науку и научную философию недостаточными, не способными охватить значительный пласт бытия. Следует, однако, оговориться, что значительная часть современных философий мировых религий пытаются найти общие с наукой темы исследования и не имеют антисциентистскую направленность.

6. Основные тенденции развития современной сциентистской философии обращены на становление гармоничного синтеза философии как науки об общем (универсальном) с философскими знаниями конкретно-научных сфер бытия и познания. В философии будущего будут формироваться как интегративные тенденции, направленные на обнаружение общих для философии и других сфер знания объективных законов, так и общая направленность философии на дифференциацию собственных знаний по предмету исследования (философия неорганической природы, живой материи, социального бытия и т.п.).

7. История философии полна триумфов и падений, надежд и разочарований, убеждений в безграничных возможностях философии и откровенный скептицизм в ее познавательной и практической значимости в жизни людей. Нам остается лишь вместе с К.Ясперсом выразить уверенность в непреходящей ценности философии для всего человечества сегодня и завтра. "Мы осмелимся утверждать: философии не может не быть, пока живут люди"1.

§ 2. Природа философского знания: предмет, структура, специфика

и современные дефиниции
Предметное самоопределение философии в историко-философской

ретроспективе
Историческое становление философии и ее теоретический генезис происходят в единстве с процессом самоопределения ею своего предмета. История философии, по существу, становится ключом к исходному пониманию предмета и специфики философского знания. Предмет философии в историко-философской ретроспективе свидетельствует о большем единстве философских школ, чем можно было представить исходя из современного состояния философского знания. Предмет единого философского интереса и его выражение в многообразии концепций высвечивается наиболее ярко в истории философии. Последняя, по существу, становится ключом к исходному пониманию предмета и специфики философского знания.

Под понятием "предмет философии" мы имеем в виду не объект исследования конкретной философской теории, а то, что является общим для всех исторических и современных школ, течений, направлений: внеиндивидуальный, единый для всех времен и народов объект1 философствования. Существование такого предмета утверждает нас во мнении о единстве и своеобразии самого философского знания по отношению к иным его видам (религиозно-мифологическим, обыденным, научным)2.

Философия древнего мира (Индии, Китая, Античности) основным предметом познания явно или неявно определяла бытие3 как общее (мир как целое) и как единичное (мир конкретных вещей). Так, элейцы4 считали истинное бытие единым, целым (без частей), неподвижным, неизменным, вечным, познаваемым только мыслью, но не чувствами. Схожей позиции придерживался Платон, утверждая единственную реальность мира идей как устойчивое истинное бытие, в отличие от изменчивого иллюзорного мира вещей. Аристотель первый выделил собственно философию как особый вид знаний, предметно отграничив его от конкретных наук и ненаучных знаний. Предметом философии становятся умопостигаемые принципы и начала бытия. Однако Аристотель не отделял и не противопоставлял общее (умопостигаемое) и единичное (чувственно воспринимаемое). Пока наука включалась в философию в качестве обязательного элемента знания, речь могла идти лишь о бытии общего и единичного как единого предмета философии.

Если элейцы и Платон характеризуют бытие (сущность предмета философии) как неизменно сущее, вечное, то Гераклит Эфесский (ок. 544 – 483 до н.э.) и его последователи рассматривают сущее1 как процесс (становление и развитие). Но уже и первым, и вторым становится очевидным, что наше видение бытия (сущего) зависит от вида познания и его методологии. Элейцы и Платон абсолютизируют рациональный2 метод познания, в котором бытие обретает черты общего. Сенсуализм3 Протагора, Эпикура и стоиков преувеличивает роль чувственного познания бытия единичного. Поэтому любая философская теория неявно включает в свой предмет и сам механизм познания – бытие сознания (субъективное бытие). Всеобъемлющий образ бытия (панонтологизм)4 становится для философии древнего мира универсальным предметом в основном удовлетворяющим все школы эпохи.

Средневековая философия с первых шагов своего становления (периода отцов церкви – патристики) опиралась на панонтологизм предметного определения философии античности. Средневековая философия обоготворила бытие как основной предмет исследования, Ренессанс "мистифицировал"1 его, новое время его "заземлило", представило бытие предметом как философского, так и научного (опытного) познания. Но уже английский субъективный идеализм (Дж.Беркли (1685 – 1753), Д.Юм (1711 – 1776)) делает предметом философского исследования сам процесс познания (пангносеологизм)2. Познание, по существу, определяет как само существование (esse est percipi – "существовать, значит быть воспринимаемым"), так и качество сущего ("вещь есть совокупность ощущений"). Пангносеологизм характерен для И.Канта и всей философии позитивизма (позитивизма О.Конта, Г.Спенсера и Д.Милля, эмпириокритицизма Э.Маха и Авенариуса, неопозитивизма и современного постпозитивизма). Позитивизм не может и сегодня похвастать определенностью понимания предмета философии.

Наибольшей ясностью и однозначностью определения предмета философии отличается материализм. Он всегда полагал предметом философского познания не только "бытие как таковое", но и "познание вообще". Любой вид бытия и познания, любая их сторона, аспект могут быть предметом философии, в том числе и материализма. Современная материалистическая философия (и не только она), имея самостоятельный предмет исследования по отношению к науке, охватывает и общую для них область – метанаучные исследования (общенаучные принципы и законы бытия и познания) (рис. 2).

Однако возникает правомерный вопрос: может ли собственный предмет науки стать предметом исследования философии? Материализм и другие сциентистстские философии не сомневаются, по существу, в утвердительном ответе. Различие философского и конкретно-научного знания общего предмета заключается в особенностях его отражения философией и наукой. Философия исследует единичное в качестве собственного предмета с позиций особенного (метанаучного) и общефилософского (всеобщего, универсального) знания. Философское познание единичного заключается в поиске закономерных связей общефилософской теории (через метанаучную сферу знаний) с предметной областью науки.

Наиболее спорными, на наш взгляд, являются утверждения некоторых философов о нефилософичности предметов ненаучного знания (мифологии, религии, мистического, эмпирического и обыденного типа знаний). Реальная философская практика сегодня не в состоянии указать границы предметного исследования философии. Сам предмет философии не может быть определен иначе, как в единстве с особенностью философской теории. Плюрализм философских теорий порождает безбрежное предметное поле философствования, а предметов познания – столько же, сколько философов. Уникализм философий и их предметов сегодня оправдывается свободой познания личности философа и индивидуальной природой философского знания. Хотя очевидна наша неразрывная связь с историческим и современным опытом философствования, ставшего общественным достоянием, философское творчество имеет и личностный аспект. Истина, однако, заключается в том, что нельзя абсолютизировать личностный характер философии и противопоставлять его предметно обусловленному, следовательно, объективно определяемому философскому знанию1.


Рис. 2. Предмет философии и науки
Современная философия, если исходить из единства ее многообразия во взглядах на собственный предмет, отличается от историко-философского подхода разве что еще большей вариативностью. "Каждой философии свой предмет" – так, пожалуй, мог бы выглядеть лозунг некоторых современных философий и их творцов. Но вопреки желаниям некоторых философов воплотить в жизнь абсолютную свободу философствования, все же внутренняя потребность в объективной методологии, социальная заинтересованность, требование объективности философского познания ставят перед ними задачи, возвращающие их к "единому предмету" философии. Таким общим предметом является бытие и познание как его инвариантная составляющая. При всех изменениях предмета философий общим для них остаются фундаментальные принципы бытия и познания, лежащие в основании любой философии. Будь это философия конкретной науки или науки вообще, философия религии или ее разновидностей, философия бытия уникального индивидуального мира личности (экзистенциализм) или позитивистская концепция научного познания – все они исходят из понятий бытия и познания. И как бы по-разному философы не понимали само бытие или само познание, все они вынуждены обратиться именно к этой инвариантной предметности – бытию и познанию.

Современные универсальные философские системы, включающие в свое содержание философии конкретных наук и ненаучных знаний и рассматривающие свою теорию как целостное знание, ничем не ограничивают свой предмет. К примеру, неотомизм1, диалектический материализм1, позитивизм2 и отчасти экзистенциализм3 претендуют на безграничность предмета исследований и беспредельный универсализм философских знаний. У значительной части современных философов, создателей конкретно-предметных философий (философия природы, общества, истории, науки и др.) не то что "не хватает пороха" на конструирование универсальных философских систем, они просто используют явно или неявно фундаментальные идеи уже имеющихся. Бытие и познание как предмет философии порождают безбрежное поле философствования. Философия не оспаривает у науки и других видов знания их предмет, но и не исключает в нем собственного интереса. В настоящей философии все знания обретают возможное единство и предметную целостность: бытие и познание существуют как единство общего, особенного и единичного.

Структура философского знания
Предметное самоопределение философии самым непосредственным образом сказывается на структуре философского знания. Номинальный предмет философии – бытие и познание – позволяет структурировать философское знание на два фундаментальных раздела: онтологию – учение о бытии и гносеологию – учение о познании. Однако реальная жизнедеятельность людей порождает новую, уникальную сферу предметности, отличную от бытия и познания, но и определяемую тем и другим, и не существующую без того и другого. Это сфера ценностей, являющихся содержанием культуры, суть продукт оценивающей деятельности субъекта. Без субъекта практики и познания, как и без предмета оценивания, ценности не существуют. Двойственная природа бытия ценностей указывает на диалектическую взаимосвязь дополняющих и взаимополагающих субъективных (духовных) и объективных (материальных) компонент ценности. Возникает раздел философии – аксиология4 – учение о ценностном бытии (рис. 3).

Общефилософские компоненты знания (онтология, гносеология, аксиология) базируются на историко-философском основании и логике историко-философского процесса. Нет современной философии без своей истории и логики ее формирования. Логика историко-философского процесса объективно определяет развитие "самосознания эпохи", т.е. духа и содержания современной философии. Логика суть выражение необходимости становления и развития той или иной философии, ее предмета и соответствующей проблематики.

История философии и логика историко-философского процесса является ядром общефилософского знания. С другой стороны, важнейшим компонентом структуры общефилософского знания выступает диалектика. Она формирует внутреннее триединство, системную целостность, самоорганизующую способность и развитие общефилософских знаний. Диалектика связывает общефилософскую компоненту знаний с конкретно-философским, образуя систему философского знания (философскую теорию). Диалектическая логика философского познания такова, что элементы общей онтологии, гносеологии и аксиологии реально участвуют в создании метанаучных (общенаучных) онтологии, гносеологии и аксиологии, а через них устанавливают связи с конкретными науками.
3. Структура системы философского знания

Может ли философия существовать сама по себе, вне диалектической структурной связи с науками, обыденными знаниями, религией и другими его видами.

Можно однозначно утверждать, что "чистой" философии нет и быть не может, как не существует "чисто" научных, религиозных и иных знаний. Наше обыденное знание является продуктом синтеза знаний и языка философии, науки, техники, искусства и множества иных составляющих человеческого творчества. Поэтому философия как предельно универсальное знание обречено на синкретизм1, взаимосвязь и взаимообусловленность со всем многообразием интеллектуальной и предметной деятельности человеческого духа. И тем не менее философия, как и другие виды знания, обладает несомненной предметной и теоретической определенностью.

Специфика философии, по существу, может быть определена лишь в соотношении с другими видами знания и сферами духовной жизни людей: наукой, теологическими знаниями, аксиологией как общекультурологическим знанием, иррационалистическими и мистическими учениями. В отечественной учебной литературе советской поры и современности чаще всего подчеркивается научный характер философских знаний и универсализм законов бытия и познания. Философия "есть наука о всеобщем", о "всем сущем во всей своей полноте содержания и смысла"1. Интересно отметить, что авторы учебника философии, составленного по программе Кембриджского университета Дж.Тейчман и К.Эванс дают предметно-теоретическое определение философии, мало чем отличающееся от бытующего в нашей учебной литературе. "Философия представляет собой рассмотрение проблем предельного, абстрактного и наиболее общего характера. Это проблемы природы существования, познания, нравственности, разума и назначения человека"2. Однако, не указывая на научный характер философских знаний, определение включает самый широкий круг философских концепций, в том числе и антисциентистских (антинаучноориентированных).

Чем же отличается философское знание, имеющее статус особой науки от конкретно-научного? Выделим основные отличия:

1) философское знание является предельно общим (универсальным) знанием бытия и его фрагментов (включая познание)3. В философии знание единичного может быть представлено в структуре общего знания. Поэтому научное знание и его предмет сами могут быть представлены в универсальных связях бытия. Так законы квантовой механики и сами квантомеханические объекты в философской интерпретации представлены включенными в универсальные принципы и законы философии. Однако в отличие от философии наука имеет своим предметом не бытие, а его фрагменты (бытие единичного), исследует не универсальные, а конкретные принципы и законы бытия. И все же неверно проводить границу философского и конкретно-научного знания на основании универсализма одного и единичности (отдельности) другого. Конкретно-научные знания имеют универсальную компоненту в той мере, в какой философия имеет единичную составляющую знаний. Научная философия является наукой в той мере, в какой наука включает в себя философское знание. Именно поэтому антисциентистские философии представляются абсолютно недейственными в науках (в фундаментальном естествознании в особенности);

2) философия, по преимуществу, рациональное (мысленное, а не чувственное (опытное) познание бытия. Еще Аристотель выделяет "первую философию" как исследующую высшие, недоступные органам чувств, умопостигаемые начала бытия, первые принципы и причины его, обязательные для всех наук. Само понятие "бытия" может быть предметом исследования разума, а не чувственности. Такими же предельно абстрактными понятиями являются понятия: материя, сознание, ценности, обозначающие виды бытия как предмет философского познания. Утверждение о рациональности философского познания как преимущественном означает изначальное движение знания от предельно абстрактных и универсальных принципов, законов и категорий (философских понятий) к знаниям меньшей общности, к эмпирическим законам и опыту. Это гипотетико-дедуктивный метод построения системных знаний, характерных для логики рационального познания, как философии, так и науки.

Рационализм, по преимуществу, как это ни покажется странным, является, характерным признаком так называемых иррационалистических философий (волюнтаризма А.Шопенгауэра, "философии жизни" Ф.Ницше, "философии бессознательного" Э.Гартмана, экзистенциализма, неопротестантизма и многих других). Иррационализм вовсе не отрицает разумное, логически доказательное познание. Для них разум – единственный инструмент познания того, что оказывается ограниченным предметом философского и научного познания: подсознание, воля, чувство, интуиция, "мистическое озарение", воображение и многое другое. Иррационализм весьма часто пытается средствами разума доказать невозможность разумного познания чего бы то ни было. Иррационализм даже рационалистичнее по методам доказательства, чем сами явно рационалистические философии. Интуитивная ясность, отчетливость, логичность – характерные черты иррационалистической философии;

3) философия, по преимуществу, теоретический уровень знания. Ее эмпирическая компонента скрыта за системой универсальных принципов и законов, предельно абстрактных понятий (категорий). Возможности наполнить их опытом ограничены, но принципиально допустимы.

Существующее и поныне убеждение в абсолютной теоретичности и неэмпиричности философии основано на уверенности в одностороннем философском влиянии на науку. В той мере, в какой философское знание воздействует на научное познание, последнее, несомненно, влияет на саму философию. Конечно, нельзя признать философию опытной или экспериментальной наукой. Но философия не только опосредованно, как это многими признается, но и непосредственно подтверждается опытом. Философское утверждение (универсальное по существу) – "бытие изменчиво" – имеет непосредственное опытное подтверждение в практике и познании. Другое дело, что подтверждение опытом предельно общих, универсальных принципов и законов никогда не будет окончательным, как это иногда признается в науке. Нельзя, однако, утверждать вместе с неопозитивизмом и постпозитивизмом, что философские принципы и законы неверифицируемы (не подтверждаемы опытом) и нефальсифицируемы (неопровержимы) в принципе1. Нет никаких особых отличий философских утверждений от научных, за исключением степени их общности и познавательной направленности. Философия исходит в познании преимущественно из предельно общего, направлена к общему (особенному) и опытному, а наука – из опыта – к общему (особенному) и всеобщему. Философия суть выход за пределы опыта и конкретно-научных знаний. Философия – "наднаучное знание" в силу универсализма своих принципов и законов.

Теоретичность философии обнаруживается особенно в отношении к обыденному и иным, не сводимым в систему знаниям: мистическим, религиозным, мифологическим и практическим. Философское знание, на наш взгляд, не только взаимодействует с ненаучными видами знаний, но отчасти включает их в себя. Философские вопросы ставятся и решаются не только философами-теоретиками и в рамках философских теорий, но и любым человеком и на уровне здравого смысла1. Homo sapiens становится Homo philophicus раньше, чем возникает сама философия. Область собственно философских вопросов простирается далеко за пределы философского теоретизирования. Герои художественных произведений Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского, Н.В.Гоголя "мучаются" философскими вопросами. Вопросы эти, чаще всего, житейские, с элементами мифологического и религиозного сознания, мистических спекуляций и обыденного знания, но имеющие глубокие философские корни.

Среди множества жизненно важных вопросов всегда найдется такой, который требует выхода за пределы житейской мудрости, здравого смысла. К примеру, вопрос о "смысле жизни" волнует, несомненно, каждого человека, но является ли он достоянием только житейского разума?

Не хотелось бы упрощать философскую проблематику, стремясь подчеркнуть заземленность философии, ее демократизм. Строго говоря, вопрос о смысле жизни, бытия не является чисто теоретическим, но он, несомненно, философский. Порой теоретический снобизм профессионального философа разбивается о простоту и разумность житейского решения, к примеру, вопроса о сущности жизни или счастье человека. От ответа на подобные вопросы порой зависит благополучие и даже сама жизнь человека. Ясно, что не всякий алчущий ответа на жизненно важные вопросы, находит их с помощью философа-теоретика. Однако следует признать, что философ не может игнорировать "бытовую философию" или оградить философскую теорию от позитивного или негативного влияния обыденного и других видов ненаучного знания;

4) философия – это универсальная система знаний о бытии. Она суть единое, целостное и взаимоувязанное знание о всеобщей системе бытия (природе, обществе, познании, культуре как целостности). В отличие от систем конкретно-научного знания, философское представляется универсальной, более замкнутой и устойчивой, вытекающей из предельно общих принципов и законов. Диалектическое воззрение на философию определяется принципами всеобщей связи1 и развития2, где каждая компонента знания истинна в силу логической необходимости, если истинна вся система и, наоборот, истинна система, если истинны все компоненты знания. Именно в этом смысле следует понимать слова Гегеля: "Подлинной формой, в которой существует истина, может быть лишь научная система ее". Однако философская система знаний охватывает истину в возможно большей целостности, единстве и полноте. Отдельные фрагменты этой системы знаний хоть и представляют истину, но ограниченную, неполную, относительную. Поэтому универсальные философские системы скрывают в целостности своих знаний антиномии – взаимополагаемые противоречивые, одинаково доказуемые (относительно истинные) положения.
Антиномичность философии, ее предмета и методологии
Философии (особенно универсальные, построенные на основе системных принципов, законов и единой методологии) выступают как единственно истинные системы знаний. Но именно в рамках таких философий обнаруживается многоаспектность (плюрализм интерпретаций) и антиномичность системы знаний. Современные мировые философии позитивизма, диалектического материализма (философия марксизма), экзистенциализма, неотомизма и других внутренне антиномичны. Самоопределение философского знания, сути его предмета, методологии и функциональной значимости начинается с осознания их антиномичности.

Под антиномиями обычно понимают взаимопротиворечащие утверждения (тезис и антитезис) в равной мере доказуемые в рамках философской теории. "Философия суть наука" и "Философия не наука" – тезис и антитезис универсальной философии указывает на возможность разрешения противоречия диалектическим и адиалектическим (метафизическим1) путем. Первый путь связан с преодолением ограниченности формально-логического взгляда на противоречие: "Философия – наука", поскольку имеет все атрибуты последней (системность, теоретичность, истинность знаний, единая предметность, общая социальная функциональность и многое другое); "Философия не наука" в силу специфичности ее знаний, предметности, социальных функций и много другого. Философия и наука, и больше, чем наука.

Адиалектический путь разрешения противоречия антиномий – формально-логический: истинной может быть лишь одна из сторон антиномий – либо утверждающая, либо отрицающая. Философия либо наука, либо не наука. Адиалектическое понимание антиномий как альтернативных положений о природе философского знания сегодня характерно сциентизму (неопозитивизм и постпозитивизм) и антисциентизму (экзистенциализму и многим другим). Позитивизм противопоставляет научное знание как положительное философскому, негативному. Выработаны даже критериальные приемы определения философского и научного знания. Научное – опытно проверяемо (принцип верификации) или опытно опровергаемо (принцип фальсификации). Философское знание не подчиняется данным принципам.

Антисциентизм, напротив, считает, что философия изначально антинаучна. Утверждается, что всякое стремление придать философии черты науки ограничивает ее познавательные способности рамками необходимости, жесткого детерминизма и исключает из процесса исследования необъятный и неповторимый субъективный мир личности. Антисциентистские тенденции характерны для всех школ экзистенциализма, возлагающих ответственность за негативизм развития современного общества на науку, технику и технологические новации. Сциентизм и антисциентизм философии существенно обедняют ее возможности. Наиболее плодотворной является диалектическая позиция в предметном самоопределении философии, в решении антиномичности природы философского знания.

Диалектическая антиномичность обрекает нас учитывать противоположные и противоречивые стороны определенности философского знания, уже отмеченные выше: универсализм философии предполагает знание единичного, особенного; рационализм – чувственно-эмоциональную компоненту знания; теоретичность – эмпирию; системность – знание элементов, подсистем. Диалектика как собственно философский метод сам полагает естественную необходимость антиномий предмета философии как взаимодополнительность универсальных сторон бытия: единство – многообразие; качество – количество; причина – следствие; необходимое – случайное; форма – содержание; действительность – возможность; материя – сознание; движение – покой. Таким образом, бытие в качестве предмета философии не определяется лишь как некая абсолютная универсальная сущность, включающая в себя не менее универсальные компоненты (природу, общество, человека, сознание, познание, культуру), но представляет единство множества сторон бытия, их целостность и системность.

Диалектический метод истолкования антиномий сущности философского знания, его предмета и методологии требует:

– указывая на основные сущностные стороны антиномий с необходимостью связывать их с противоположными. Иными словами, сущность философии, ее предмета должна быть расширена за счет взаимополагаемых и взаимодополняющих сторон антиномии;

– находить в антиномиях их единство (общий их аспект), выраженное в особых понятиях. Например, "общему-единичному" соответствует понятие (категория) – "особенное". Оно указывает на единство антиномий и их различие;

– рассматривать взаимодействие сторон антиномий как необходимый источник движения (развития) и гармонии (устойчивости) бытия;

– находить взаимодействие сторон антиномий как процесс, изменяющий содержание самих антиномий. К примеру, взаимодействие сторон антиномии сущности философского знания – "философия – наука" и "философия не наука" – исторически явно меняет содержание. В период становления и развития философии научная компонента в структуре философского знания была ничтожно мала. Поэтому умозрительность универсального знания философии была, по существу, преобладающей. Сегодня в сциентистских подходах явно, а в антисциентистских неявно либо участвуют, либо оказывают влияние собственно научные знания.
Самоопределение философии как проблема
Определение (лат. definitio – дефиниция) – логическая операция, раскрывающая сущность содержания понятия. Определение решает задачи;

1) отграничения и отличения содержания понятия;

2) выражения сущности понятия.

К примеру, рассмотрим одно из самых устойчивых определений отечественной философии недавнего прошлого – "философия – это наука (учение) о наиболее общих законах бытия и познания". Определение отграничивает содержание понятия "философия" рамками науки (учения), с одной стороны, и выделяет в нем сущность – наибольшую общность законов бытия и познания. Философия, однако, выходит за границы науки (учения). Она во многих определениях выступает формой общественного сознания, типом мировоззрения, его ядром или мировоззрением как таковым, видом теоретической деятельности, способом духовного освоения мира, самосознанием эпохи или самого человека. Границы философии подвижны, легко расширяются или сужаются в зависимости от предмета. Предмет философии часто не имеет устойчивых границ и многосущественен.

"Предмет философии не одна какая-нибудь сторона сущего, а все сущее во всей полноте своего содержания и смысла". Это определение предмета философии известного философа А.Г.Спиркина1 отграничивает "все сущее…" от отдельных "сторон этого сущего". Вопрос лишь в том, как "все сущее во всей полноте своего содержания и смысла" может существовать без одной какой-нибудь стороны сущего? Ведь тогда "все сущее" уже не будет соответствовать самому себе. Однако, как мы выяснили ранее, диалектическая логика вполне резонно допускает антиномичность предмета философии и, как следствие, признает возможным считать, вместе со Спиркиным, философию "наукой о всеобщем". При этом вряд ли кто-либо из современных отечественных философов будет отрицать тот факт, что предметом философии может быть любая сторона всеобщего или его элементов, в том числе и единичная.

В определении важно не столько указать на атрибут (неотъемлемое свойство) предмета (хотя без этого не обойтись), сколько необходимо подчеркнуть универсализм философских знаний. В этом, как считают многие современные философы, выражается непреходящий характер философии, идентичность ее знаний в различных концепциях, возможность отличить, отграничить философию от всех иных знаний. Универсализм принципов и законов философского знания и есть один из его атрибутов, предлагаемых в определении. Идет ли речь о бытии вообще, об отдельных видах или единичных формах его, философия интерпретирует (отражает) бытие в его многообразии с единых позиций универсальных законов и принципов. Но поскольку законы и принципы философии являются законами и принципами бытия, то речь идет о единстве философского знания и его предмета в сущности.

Существующий ныне плюрализм логических определений философии вовсе не ограничивает попыток отыскать наиболее адекватное, соответствующее непреходящему характеру и специфичности философского знания. Напротив, само признание единства бытия и познания должно привести нас к единому общефилософскому определению. Попытки дать его продолжаются и не только в рамках универсальных философских систем. Однако следует признать, что плюрализм определений философии есть следствие плюрализма философских знаний. Последний имеет естественные основания в бытии, познании и культуре, а не является прихотью философствующего субъекта, о чем будет сказано ниже. Поэтому важно понять, что плюрализм самоопределений философии, в тех формах, как она существует, закономерен с позиций онтологии, гносеологии и аксиологии. Можно сегодня лишь надеяться, что новый уровень развития философии будущего позволит нам приблизиться к единому более адекватному общефилософскому определению самой философии.

Не рискуя предложить здесь определение, всесторонне охватывающее отмеченные нами стороны природы и специфики философского знания, предоставим слово людям, неоднозначное и заинтересованное мнение которых для нас небезразлично.

"Философия всегда претендовала быть не только любовью к мудрости, но и мудростью. Отказ от мудрости есть отказ от философии, замена ее наукой. Философ есть, прежде всего, познающий, но познание его целостно, оно охватывает все стороны человеческого существа и человеческого существования, оно неизбежно учит о путях осуществления смысла" (Н.А.Бердяев).

"Философия есть не что иное, как деятельность теоретического познания, теория Универсума" (Х.Ортега-и-Гассет).

"О философия, вождь жизни!.. Ты породила города, созвала разрозненных людей в сообщество жизни" (Цицерон).

"Если под философией понимать поиски знания в его наиболее общей и наиболее широкой форме, то ее, очевидно, можно считать матерью всех научных исканий. Но верно и то, что различные отрасли наук, в свою очередь, оказывают сильное влияние на тех ученых, которые ими занимаются, и, кроме того, сильно воздействуют на философское мышление каждого поколения" (А.Эйнштейн).

"Эмпирические науки, когда ими занимаются только ради них самих, без всякой философской цели, подобны лицу без глаз" (А.Шопенгауэр).

"Философия не может быть ничем иным, как только сознанием, которое эмпирические науки сами о себе добывают" (Ф.Лассаль).

"Я заметил, что философы живут обыкновенно в добром согласии с поэтами; философы знают, что поэты не мыслят; это их обезоруживает, трогает и восхищает…" (А.Франс).

"Философия и медицина сделали человека самым разумным из животных, гадание и астрология – самым безумным, суеверия и деспотизм – самыми несчастными" (Диоген).

"Между теологией и наукой имеется Ничейная Земля, открытая для атак с обеих сторон. Эта Ничейная Земля и есть философия" (Б.Рассел).

"Философия начинает с борьбы против мифа, но кончается она тем, что приходит к мифу, как увенчание философского познания… Никогда настоящий философ не откажется от того, чтобы ставить и решать вопросы которыми занята и религия, которые теология считает своей монополией" (Н.А.Бердяев).

"Знание того, что мы можем знать, есть философия; смирение и гипотеза там, где прекращается знание, есть религия" (И.Рахэль).

"Философия (поскольку она распространяется на все доступное для человеческого познания) одна только отличает нас от дикарей и варваров, и каждый народ тем более гражданственен и образован, чем лучше в нем философствуют; поэтому нет для государства большего блага, как иметь истинных философов" (Р.Декарт).

"Народы будут счастливы, когда настоящие философы будут царями или когда цари будут философами" (Платон).

"Философия господствует над протекшим и будущим; настоящее убивает ее" (К.Н.Батюшков).

"По мнению Платона, человек создан для философии; по мнению Бэкона, философия – для человека" (Т.Маколей).

"Истинная необходимость – это необходимость для каждого существа быть самим собой: для птицы – летать, для рыбы – плавать, для ума – философствовать" (Х.Ортега-и-Гассет).

Итоги и выводы

1. Обозначенный еще в античности предмет философии, антиномично представленный в границах бытия – небытия единством их видов и их многообразием, при всех изменениях философского знания остается неизменным. Философия не имеет предметных границ: для нее не существует запретных тем и содержательных ограничений.

2. В отличие от своего предмета философское знание относительно ограничено универсальностью своих принципов и законов, наукосообразностью знаний, их предельной системностью, логико-рационалистичностью методов исследования и построения знаний. В истории философские знания меняются, расширяя, уточняя и углубляя свое содержание, отражая наиболее значимые стороны предмета, совершенствуя методологию. Как утверждает М.Хайдеггер, "философия от Аристотеля до Ницше как раз на основе этих изменений и благодаря им остается одной и той же"1.

3. С момента своего возникновения философия обретает особое качество парадигмы духовной культуры, становится образцом, идеалом и нормой любого познания. Образ философии содержит в себе знание схем, предписаний, методов, приемов, процедур познания; предъявляет совокупные требования к научному, религиозному, художественному, мистическому познанию, определяет критерий любого типа познания, но преимущественно родственного себе, – научного.

4. Вся история философии – это история ее самоопределения: становление сущности философского знания и отграничения его от всего многообразия видов знаний (научного, ненаучного (обыденного) и вненаучного (мифологического, религиозного, мистического, искусства)). Первобытный синкретизм философских знаний сохраняется и до наших дней. Однако сегодня речь может идти только лишь о взаимном влиянии философии и других видов знаний (включая культуру в целом) (см. рис. 4).


Рис. 4. Диалектическая взаимосвязь философии и культуры
5. В истории философии можно выделить два подхода к исходной предпосылке концептуального построения философской системы:

– онтогенный подход, который уже характерен для античной классики. Предметом познания здесь выступает бытие – "сущее как таковое и то, что ему присуще само по себе" (Аристотель). Онтология становится системообразующим разделом философии. Из онтологии логически "вытекают" основные идеи и принципы гносеологии, логики, этики и других разделов философии. Сегодня онтогенный подход характерен для некоторых форм материализма и неотомизма;

– гносеогенный подход формируется на основе исходных предпосылок субъективного идеализма. "Человек есть мера всех вещей: существующих, что они существуют, несуществующих, что они не существуют" (Протагор. V в. до н.э.). Человек в познании определяет не только то, каковы вещи, но и их существование: "Вещь есть совокупность ощущений", "существовать – значит быть воспринимаемым" (Дж.Беркли. XVIII в.). Современный позитивизм, феноменология, экзистенциализм являются, по существу, гносеогенными концепциями, но в тенденции они полны надежд объединить оба подхода. Для философии диалектического материализма характерна попытка диалектического синтеза обоих подходов.

6. Некоторые из современных философов высказываются относительно бесперспективности развития философии однозначно: "В то время как науки получили в своих областях определенные общепризнанные знания, философия не достигла ничего, несмотря на тысячелетние усилия… философскому мышлению не присуще, не свойственно прогрессивное развитие"1. С этим утверждением вряд ли согласились бы известные философы-физики А.Эйнштейн, Н.Бор, М.Борн, Э.Шредингер и многие современные ученые-естествоиспытатели, которые не мыслили и не мыслят себе прогресса в естествознании без революционных изменений философии. Философия во многих отношениях опережает эпоху и оказывает решающее революционирующее влияние на все сферы духа и испытывает их обратное влияние на себе. Революция в естествознании XIX века яркий пример серьезных прогрессивных изменений философии. Прогресс философских знаний так же несомненен, как прогресс науки.

7. "Всякая истинная философия есть духовная квинтэссенция2 своего времени" (К.Маркс). Это означает:

– философия есть отражение сущности своей эпохи;

– противоречия эпохи отражаются в философии;

– эпохальность философии содержательно выражается в социальности ее знаний, национальной специфике и общечеловеческих тенденциях.

Современные учебники иногда абсолютизируют (преувеличивают) личностный компонент философского знания без диалектического учета его социальности. "Отличительной чертой философского творчества является еще и то, что оно глубоко личностно"3. С этим положением можно было бы согласиться, если учесть то обстоятельство, что любой философ (как и ученый, литератор, художник и инженер) – человек своего народа, общества, эпохи. "Постоянная задача философствования, – полагал К.Ясперс, – такова: стать подлинным человеком посредством бытия; или, что то же самое, стать самим собой. Целью всегда остается обрести независимость единичного человека"4. Философия должна быть обращена не только к отдельному, "одинокому" человеку (как разумеет К.Ясперс), не только к обществу и общественному человеку (как утверждал К.Маркс), а тому и другому одновременно. Человек не исчерпывает себя общественными отношениями; он выходит за их рамки к "уникальной индивидуальности" так же, как и любой индивид не представляет собой общества во всем его многообразии (неурезано, неодносторонне, подлинно);

– философия как самосознание эпохи. В ней человек обретает знание самого себя, смысла и целей собственного бытия. Сущность эпохи обнаруживает себя в человеческом измерении философских знаний. Но нельзя полагать, что "философия имеет дело не с объектом, а с субъектом"… поэтому философское знание… не может быть объективным"1. Здесь речь может идти скорее о странностях логики автора, чем о значимом философском выводе. Самопознание человека может быть истинным или ложным как и его познание. Речь идет о несомненной связи духа философа с духом эпохи.

8. Философия "есть традиция отказа от традиции" (Ортега-и-Гассет). Смена философских парадигм всегда связана с отказом от старой устойчивой философской традиции. Однако философские новации не отбрасывают полностью существующую философскую традицию, а преодолевают ее, критически переосмысливая. В философском познании как историческом процессе отказ от признанной большинством философии (имеющий статус традиции) становится нормой, традицией. Это характерная черта всех видов познания, но в философии она обнаруживается в явном виде.

9. Источником смены философской традиции (парадигмы) является непрерывное накопление противоречий между устойчивым философским знанием и соответствующим ему незнанием. Традиция непрерывно увеличивает знания для своего обоснования. Увеличивается при этом и содержание незнания (оно возрастает содержательно пропорционально увеличению знания). Как говорил Н.Кузанский, "знает по настоящему тот, кто знает о своем незнании". Незнание и становится основанием критического преодоления традиции. Неверно полагать, как это делают некоторые философы (вместе с А.Шопенгауэром), что уникальная творческая сила познания гения никак не зависит от предшествующего опыта и традиционных знаний, а следовательно, и от незнаний: "Ученый это тот, кто много учился, а гений – тот, от кого человечество научается тому, чему он ни у кого не учился"2. Диалектика знания и незнания позволяет понять эволюцию и революцию философского (и не только) знания в историческом процессе смены парадигм.

10. Философия – источник и носитель духовности, "высшая мудрость сознания", "царство разума", "гений народа", "самосознание нации". Это не набор эпитетов к понятию философии, а выражение социальной значимости ее. В философских традициях проявляется дух народа, самобытность его социального бытия и культуры. Характерные для России XIX века философские войны между славянофилами и западниками успешно завершились в марксистской философии советского периода. И, как бы ни оценивали современные философствующие идеологи диалектический материализм (советскую философию), он до сих пор остается национальной философской парадигмой в российской духовной традиции.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23



Скачать файл (1445 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации