Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Кобзева С.И. Источники права социального обеспечения России - файл n1.doc


Кобзева С.И. Источники права социального обеспечения России
скачать (1431 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc1431kb.06.01.2013 12:54скачать


n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Источники права социального обеспечения России

Кобзева С.И. Источники права социального обеспечения России. - М.: "Проспект", 2009 г.

Содержание

Введение 2

Глава 1. Общетеоретические положения о праве и его источниках 3

§ 1. Понятие права и его источников 3

§ 2. Развитие доктринальных источников права социального обеспечения 19

Глава 2. Роль и значение международных источников в сфере социального обеспечения 27

§ 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права в системе источников права социального обеспечения Российской Федерации 27

§ 2. Международные источники о праве человека на социальное обеспечение 35

Размеры выплат типичных получателей пособий 50

§ 3. Международные договоры Российской Федерации как источники права социального обеспечения 64

Глава 3. Общая характеристика современного состояния российских источников права социального обеспечения и тенденции их развития 73

§ 1. Виды и система источников права социального обеспечения 73

§ 2. Конституция РФ как основополагающий источник права социального обеспечения 88

§ 3. Законы в системе источников права социального обеспечения 102

§ 4. Роль и значение подзаконных нормативных правовых актов в системе источников права социального обеспечения 121




Введение



Источники права - одна из важнейших ключевых правовых категорий в юридической науке, которая была и остается предметом самого пристального внимания ученых как в общей теории права, так и в отраслевых научных дисциплинах. Курс лекций по любой отрасли права, как правило, начинается с рассмотрения предмета, метода правового регулирования и источников права данной отрасли. В то же время специальная монографическая литература по вопросам, касающимся источников права, не очень обширна, хотя многое в теории источников права уже решено раз и навсегда и представляет собой аксиому юриспруденции, однако многое требует еще разработки с новых позиций, модификации, пересмотра. Научных исследований, специально посвященных источникам права социального обеспечения, которые отражали бы современное состояние данной отрасли, вообще не проводилось.

С началом социальных реформ в России и формированием концепции современного права в юридической науке заметно возрос интерес к общим проблемам, связанным с источниками права, но особенно обострилась потребность в детальном, глубоком их изучении в праве социального обеспечения.

Актуальность исследования во многом предопределена и особой социальной значимостью правовых норм, регулирующих общественные отношения в сфере социального обеспечения, которое является одной из важнейших гарантий основного права человека - права на жизнь. Нормы права воспринимаются в обществе и соблюдаются людьми не как некая абстракция, изначальная запрограммированность человеческого бытия и не в виде набора духовных ценностей, системы обычаев и традиций, а посредством соответствующим образом оформленных источников права. За источниками права стоит государство, обеспечивающее их реализацию своими возможностями и в первую очередь своей принудительной силой. "Можно по-разному понимать и трактовать право, придерживаться узконормативного или более широкого подхода к праву включая в его определение в качестве исходных начал идеи свободы, справедливости, гуманизма, но "на выходе" всегда человек соприкасается с тем или иным источником права"*(1).

Необходимость исследования источников права социального обеспечения объективно обусловлена также утверждением принципов правового, социального государства, обеспечением прав и свобод человека и гражданина, что на практике часто весьма проблематично. Для того чтобы сделать источники права совершенными и эффективными, необходимо добиться серьезных позитивных сдвигов как в правотворчестве, так и в правоприменении. В первую очередь речь идет о проблемах целостности и единства правового пространства России, правильного понимания соотношения источников права федерального уровня и субъектов Российской Федерации, системности развития источников права, их кодификации, применения объективных критериев дифференциации в правовом регулировании материальных отношений. В праве социального обеспечения прослеживается тенденция увеличения количества, многообразия источников, появления новых видов, таких как общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры России, модельные законы, соглашения СНГ, нормативные правовые акты субъектов Федерации, местного самоуправления, социально-партнерские соглашения, локальные акты. Ведется дискуссия о признании судебного прецедента источником права. Кроме того, происходит изменение предмета права социального обеспечения за счет расширения регулируемых им общественных отношений в связи с модификацией самих видов социального обеспечения (пенсий, пособий, компенсаций, социальных услуг); усложняется само регулирование социально-обеспечительных отношений, которые приобретают новые свойства и признаки, развиваются во все более изменяющихся взаимосвязях с другими пограничными отношениями.

Ошибки в законодательстве, неверно прогнозируемые или вообще не просчитанные социальные последствия применения тех или иных законов (о монетизации льгот, лекарственном обеспечении, пенсионной реформе), оторванность от реальной социально-экономической ситуации в обществе, игнорирование законодателем общественных ожиданий, традиций - все это создает негативный эффект для отдельного человека, общества в целом, государства, перспектив их развития, гармоничного сосуществования, противоречит закрепленной в Конституции страны и неоднократно продекларированной в программных выступлениях Президента РФ идеологии признания высшей ценностью человека, его жизни, прав, социальной защищенности.



Глава 1. Общетеоретические положения о праве и его источниках




§ 1. Понятие права и его источников



Представляется логичным, приступая к исследованию источников права, проанализировать понятие права, которое всегда вызывало и вызывает широкую дискуссию представителей различных наук (юристов, экономистов, философов, социологов, политологов и др.)*(2), выявить новые тенденции в правопонимании, поскольку это непосредственно связано с источниками.

Право принадлежит к древнейшим составляющим человеческой цивилизации, является не только наиболее важным, но и наиболее сложным общественным явлением, имеет длительную историю развития, изучения. В правовой системе России возникают новые элементы, процессы, требующие теоретического осмысления, происходит расширение и углубление научных знаний о праве. Изменения в экономическом и политическом устройстве общества влекут перемены в его юридической надстройке, что обусловливает необходимость пересмотра традиционных взглядов на понятие права, его источники.

Рассматривая проблему правопонимания в современный период, мы сталкиваемся со множеством соответствующих теорий, взглядов на право, с вечным вопросом, касающимся возможности (или невозможности) выработки общего универсального представления о праве, его понятии, адекватно отражающего потребности общества, отвечающего на основные вызовы жизни*(3).

Оценивая сложный путь, пройденный юридической наукой в нашей стране, полагаем, что можно говорить о двух основных подходах к пониманию права: нормативном и широком. Усилиями многих видных ученых-юристов, представляющих общую теорию права, отраслевые науки, в конце 30-х-40-х гг. были выработаны нормативное понимание и определение права как системы действующих в государстве юридических норм. "Право есть совокупность правил поведения, выражающих волю господствующего класса, установленных в законодательном порядке, а также обычаев и правил общежития, санкционированных государственной властью, применение которых обеспечивается принудительной силой государства, в целях охраны, закрепления и развития общественных отношений и порядков, выгодных и угодных господствующему классу"*(4).

В последующем данное определение было подвергнуто существенным изменениям, в результате которых было разработано, по сути, новое определение права, соответствующее его современному нормативному пониманию: "Право - это система общеобязательных, формально-определенных норм, которые выражают государственную волю общества, ее общечеловеческий и классовый характер; издаются или санкционируются государством и охраняются от нарушений возможностью государственного принуждения; являются властно-официальным регулятором общественных отношений"*(5).

Наряду с нормативным в отечественной правовой науке складывалось и более широкое понимание права, сторонники которого выступали с предложением о включении в понятие права, кроме норм, также правоотношений, правосознания, субъективного права, актов применения права, правопорядка, отрыва права от государства, противопоставления естественного права позитивному, различия права и закона, "правового" и "неправового" закона и т.п.*(6) Полагаем, что четкое представление о разных подходах к праву имеет принципиальное значение для формирования юридической доктрины и практики ХХI в.

Вопрос о понятии права - исходный ключевой не только в теории права, но и в отраслевых науках. В прямой зависимости от его решения понимаются и трактуются все другие правовые явления - правосознание, норма права, источники, соотношение права и закона, система права и систематизация законодательства, реализация права, юридическая ответственность и т.п. Только на основе правильного представления о том, что есть право, можно определить перспективы развития и пути повышения эффективности нормотворчества, применения и толкования права, создания цивилизованного гражданского общества, правового социального государства, отвечающего интересам человека. В связи с этим необходимо уяснить, в чем заключается современное нормативное понимание права, каковы наиболее существенные черты его широкой трактовки, в чем различие, схожесть этих основных подходов к понятию права*(7).

С позиций нормативного подхода М.И. Байтиным выделяются такие наиболее существенные признаки права, как государственно-волевой характер, нормативность, властно-регулятивный характере*(8).

Автор подчеркивает, что право - это государственная воля общества. Не господствующего класса, как утверждает марксистская теория, а именно общества. Новое в такой трактовке нормативного понимания государственной воли проистекает из признания необходимости познания права не только с классовых, но и с общечеловеческих позиций. Стремясь к смягчению и преодолению существующих противоречий, компромиссу между различными социальными слоями*(9), государство учитывает, корректирует и обобщает многосложную и противоречивую волю общества, придавая ей новое качество и всеобщее выражение в виде воли государственной.

Приверженцы нормативной теории учитывают воздействие идей естественно-правовой теории на развитие современного российского права, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), других международных актах, Декларации прав и свобод человека и гражданина РСФСР (1991 г.), Конституции Российской Федерации (1993 г.), стремятся к полному преодолению существовавшего ранее отрыва от идей естественной школы права, обеспечению единства естественного и позитивного права в теории и на практике. Эта позиция является, на наш взгляд, новой, более широкой, прогрессивной.

Следующий признак рассматриваемой концепции правопонимания - это нормативный характер права, который заключается в том, что право как государственная воля общества проявляется в реальной жизни не иначе как система официально признаваемых и действующих в данном государстве юридических норм и им охраняемых. Если вспомнить понятие права советского периода, то его формулировка сводила право к мерам принуждения, будто все его применение "обеспечивается принудительной силой государства". В настоящее время нормативисты отошли от данного утверждения, полагая, что большинство граждан, несмотря на социально-экономические трудности, низкий жизненный уровень, правовой нигилизм, существующий в стране, добровольно и сознательно сообразуют свое поведение с нормами права. Стало быть, как подчеркивает М.И. Байтин, "не в обеспечении права принудительной силой государства", а в возможности государственного принуждения как гарантии реализации, охраны правовых норм от нарушений состоит одна из наиболее важных особенностей права*(10).

Особое внимание в исследуемой теории уделено источникам права. Нормы, образующие право, издаются или санкционируются государством в строго определенных формах. Под формой (источником) права нормативисты понимают определенные способы (приемы, средства) выражения государственной воли общества. Форма показывает, каковы внешние проявления права, в каком виде оно существует и функционирует в реальной жизни. С помощью формы происходит придание государственной воле доступного и общеобязательного характера, официальное доведение этой воли до исполнителей. Посредством формы право как бы получает "путевку в жизнь", приобретая юридическую силу. Наиболее распространенной, основной формой выражения российского права служат нормативно-правовые акты, ведущее место в ряду которых принадлежит закону*(11).

Ученые полагают, что правовая норма и закон, равно как и любой другой юридический источник права, соотносятся между собой как содержание и форма права. Раздельное рассмотрение содержания и формы права логически допустимо лишь в порядке научной абстракции, в целях удобства исследования. В реальной действительности они, как правильно отмечал А.Ф. Шебанов, "не существуют обособленно друг от друга: бесформенное содержание права так же немыслимо, как и его бессодержательная форма. Содержание права имеет место лишь постольку, поскольку оно оформлено; только в единстве с определенной формой существует конкретное содержание данного права. Поэтому было бы глубочайшим заблуждением считать, что форма права: есть простая оболочка правового содержания". В действительности форма права - это "форма существования" содержания права, "средство его организации, придания ему определенности, объективности"*(12).

Таким образом, из единства содержания и формы права исходит его нормативное понимание. При этом далеко не всякая норма, содержащаяся в источниках права, соответствует праву, как абсолютно верно, на наш взгляд, полагают ученые, а только та, которая соответствует основным правам и свободам человека и гражданина, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, закрепленным и гарантированным в Конституции РФ. Только истинные нормы соответствуют праву. Что касается норм, не отвечающих государственной воле общества, естественным законам как нравственной основе (морально-этическим принципам) позитивного права, норм, ущемляющих права человека, то это ложные нормы, которые не должны применяться и подлежат изменению или отмене. Как видно из приведенных высказываний, идеологи нормативного понимания права эволюционно отошли от абсолютизации любой нормы права, ее "непогрешимости", предприняли попытку определения научных критериев ее соответствия действующему праву.

Следующий важный постулат нормативной теории - это властно-регулятивный характер права, который раскрывает специфику его социального назначения как государственного регулятора общественных отношений. Этот признак указывает на неразрывную связь права с государством. Взаимодействие права и государства носит всесторонний характер, "нет ни одной стороны права, которая не находилась бы в тесной и прямой связи с государством, и наоборот"*(13). Право едино и однотипно с государством - это мощный, высокоэффективный инструмент проведения в жизнь политики государства, осуществления его задач и функций, наиболее всеобъемлющий, подвижный регулятор общественных отношений. При этом возможности воздействия права на действительность не беспредельны. Исторический опыт показывает, что право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества. Таковы основные положения исследуемой концепции.

Анализ нормативной теории показывает, что ее сторонники прошли сложный путь эволюционного развития своих взглядов на понятие права, смогли адаптироваться к новым социально-экономическим явлениям, отказаться от односторонней марксистской характеристики права исключительно с классовых позиций, сохранить принципиальность отношения к нормам права с наполнением их новым содержанием, вычленить формальные признаки права, расширить свое представление о праве с учетом нравственных начал в праве, общественных интересов, преодолеть противопоставление естественного и позитивного права, определить критерии соответствия юридических норм действующему праву. Нельзя отрицать, что именно с учетом нормативного понимания права в российской науке разрабатывается теория правоотношения, правотворчества и правоприменения, источников, ответственности, эффективности правовых норм, исследуется взаимосвязь государства, права, экономики.

Право - сложное, непрерывно развивающееся явление: изменяются его содержание, источники, в каждую новую эпоху оно проявляет себя новыми свойствами и гранями, поэтому нормативное понимание права - не единственное. Существует широкое понимание права, которому при всех различиях и нередко противоречивости взглядов его представителей присущи общие характерные черты.

Сторонники этого направления исходят из того, что понятие права включает не только нормы, но и другие правовые явления:

правоотношения, правосознание, принципы, субъективные права, правотворчество, правопорядок и др.*(14) Различие у отдельных авторов лишь в том, какой набор правовых (а иногда и неправовых) явлений они понимают под правом, диапазон которого расширяется вплоть до его отождествления не только с юридической надстройкой, но и со всей правовой системой общества и даже с "самой общественной жизнью". Указанный подход аргументируется необходимостью отражения в понятии права всех важнейших проявлений его возникновения и функционирования. В действительности такое понимание права неизбежно ведет к его растворению в других правовых явлениях, размыванию нормативного содержания, ослаблению его действенности.

Для ученых, придерживающихся широкого понимания права, характерны признание приоритета в его структуре за правоотношениями, противопоставляемыми нормам права; представление о правоотношении как центральном звене, своего рода стержне права (и всей правовой системы); отрыв правоотношений от норм права, а следовательно, и от государства. Согласно этому некоторые авторы рассматривают правоотношения "как особенное свойство самих общественных отношений", их специфическую "правовую сущность". Утверждают, что "общественные отношения саморазвиваются в правовые по своей сущности отношения в силу естественно-исторической (экономической и политической) необходимости, а не становятся таковыми в результате воздействия норм права", "становятся или не становятся правовыми... независимо от воли государства"*(15). По сути, это возврат к взглядам Е.Б. Пашуканиса, который еще в 1924 г. писал: "Юридическое отношение - это первичная клеточка правовой ткани, и только в ней право совершает свое реальное движение. Право как совокупность норм наряду с этим есть не более как безжизненная абстракция..."*(16)

Сторонники нормативного подхода к праву, напротив, исходят из того, что правоотношение - результат, следствие урегулирования фактического жизненного отношения нормой права, которая, в свою очередь, служит необходимой юридической предпосылкой правоотношения.

Разумеется, норма права не создает правоотношение - последнее возникает из реального общественного отношения. Но очевидно и то, что это отношение приобретает характер правового, становится правоотношением не само по себе, а лишь тогда, когда оно опосредуется правом.

Следует уточнить: если мы говорим об источниках права, то подразумеваем источники нормы права, а не источники правоотношения или правосознания; когда употребляем понятие "система права", то имеем в виду систему норм права, а не систему правоотношений; когда речь идет о применении права, то подразумевается применение именно норм права, а не правоотношений*(17). Сказанное ни в коей мере не умаляет значения правоотношений как сферы реализации права, главного поля его действия, одной из основных наряду с правом категорий юриспруденции, но привлекает внимание к необходимости разграничения данных явлений, их содержательной и функциональной характеристик.

Особого внимания заслуживает главный довод, объединяющий почти всех сторонников широкой трактовки права. Он состоит в том, что такой подход ориентирует "на различие права и закона" в отличие от нормативной концепции, якобы отождествляющей их.

В действительности ответ на вопрос о соотношении права и закона прямо зависит от того, что понимается под правом.

Сторонники нормативного подхода, разграничивая право как систему норм и формы его выражения, ведущее место в ряду которых принадлежит закону, вместе с тем рассматривают их в тесном органическом единстве, как однопорядковые явления, направленные на решение общих задач и неспособные существовать друг без друга.

Представители широкого подхода, напротив, перенося центр тяжести на жесткое разграничение понятий "право" и "закон", по сути их противопоставляют, пытаясь обосновать превосходство права перед законом, возможность существования правовых норм без выражения их в законах и иных создаваемых или санкционируемых государством формах, т.е. независимо от государства. В этом контексте право - свойственная данному обществу мера свободы и равенства, выразитель общих (абстрактных) принципов и идей нравственности, фундаментальных прав человека, справедливости, гуманизма и других ценностей. В отличие от права закон - это "официальная форма общеобязательно-нормативного признания или непризнания объективно сложившихся мер этой свободы и равенства". Посредством закона происходит лишь формулирование "в виде норм законодательства уже сложившихся или явно складывающихся форм и норм права (мер свободы)". При этом "право... в его соотношении с законом... выступает как источник, олицетворение и критерий справедливости"*(18).

Отталкиваясь от этой идеи, некоторые авторы толкуют естественно-правовую теорию таким образом, чтобы ее авторитетом подкрепить свои собственные выводы о том, что право обладает "большей ценностью", чем закон, что оно в отличие от "производного", "несовершенного", "недостаточного", а иногда даже "неприемлемого" закона всегда "истинно", "разумно", "естественно", "действительно", "человечно"*(19).

Такой взгляд создает весьма расплывчатое представление о праве, ибо упомянутые высокие, но абстрактные идеалы при всей их значимости сами по себе не могут заменить властного нормативного регулятора отношений между людьми, служить критерием правомерного и неправомерного поведения. К тому же указанные ценности неодинаково понимаются различными участниками общественных отношений, представляющими разные слои и группы населения. Право не может быть чем-то аморфным, "киселеобразным", а значит, не может существовать реально вне и помимо своего институционного, "знакового" выражения в определенных юридических источниках, и прежде всего в законах. Кроме того, логика суждений о "хорошем праве" и "плохих законах" может привести к игнорированию любых законов, правовых предписаний.

Разумеется, право и закон - не одно и то же, однако тенденция на некую несовместимость, разрыв между ними не может не оказывать негативного воздействия на отношение к закону, на состояние законности и правопорядка, не подпитывать правовой нигилизм.

А это в современных условиях не только крайне нежелательно, но и, если в теории права произойдет крен в сторону преобладания отмеченной тенденции, чревато тяжелыми последствиями для общества.

При широкой трактовке права, когда оно отделяется от закона, "общие правовые принципы и фундаментальные права и свободы человека как бы заменяют нормативную основу законности, и оценка законов, всех нормативных актов становится произвольно субъективным делом. Законодательству наносится тяжелый удар, и это имеет самые пагубные последствия... разрушается единая база общеобязательности закона и всем дается легальный повод произвольным образом на них реагировать"*(20).

Нельзя согласиться и с неоправданным противопоставлением естественного и позитивного права отдельными ученым*(21). Естественно-правовая теория никогда не обнаруживала отрицательного отношения к позитивному праву вообще, а целенаправленно боролась лишь с такими его конкретными проявлениями, которые противоречили естественным законам, символизирующим основные, прирожденные и неотчуждаемые права человека и гражданина.

Вместе с тем следует иметь в виду, что само естественное право - нравственные и правовые идеи, принципы, идеалы, требования - не является правом в юридическом смысле, а представляет собой мораль, правосознание, демократические устремления, т.е. ближайшую и необходимую идейную предпосылку и основу собственно юридического права. Обосновывая приоритет прирожденных прав человека, естественно-правовая теория выступала за создание и развитие такого позитивного права, которое основывалось бы на этих фундаментальных правах, признавала его значение и необходимость для практической реализации естественных законов, общечеловеческих идеалов и ценностей. В этом ее историческое прогрессивное значение.

Противопоставление естественного права позитивному свойственно не всем сторонникам широкой трактовки права. По образному выражению Р.З. Лившица, "если сугубо условно уподобить право живому организму, то позитивное право можно считать телом, а естественное право - душой". Видя в том и в другом два исходных начала права, он, в частности, справедливо замечал, что "естественное право объективно нуждается в нормативном облачении, иначе оно остается совокупностью прекраснодушных идей... целью естественного права... остается достижение нормативного закрепления". В связи с этим Р.З. Лившицем высказана конструктивная идея о сближении естественного и позитивного права, о том, что общей базой для этого "является Конституция страны, точнее, ее основные положения, характеризующие устройство общества и государства и основные права граждан"*(22).

Исходя из особенностей той или иной школы правопонимания в научной литературе предпринимается попытка определения понятия права. Это один из фундаментальных вопросов теории права как прошлого, так и настоящего. Для Аристотеля право - это политическая справедливость, для средневековых мыслителей - Божественное установление, для Ж.-Ж. Руссо - это общая воля, для Ш.-Л. Монтескье, Д. Дидро - это идеальное право, обусловленное природой человека, для Г. Кельзена - явление, приказ государства, нормы, создаваемые государством, для Е. Эрлиха - правоотношения и складывающийся на их основе правопорядок и т.д.

В современной теории права существуют многочисленные определения права. Так, представители естественно-правовой теории связывают определение права со стремлением воплотить в нем справедливость. Отсюда право - это форма отношений равенства, свободы и справедливости, определяемая принципом формального равенства участников данной формы отношений*(23).

Естественно-правовая концепция связывает определение права с естественными правами человека, которые даны ему от рождения. Они не могут устанавливаться государством, поскольку представляют общечеловеческую ценность, а должны лишь обеспечиваться и защищаться государством и обществом.

По утверждению Р.З. Лившица, "право есть нормативно закрепленная справедливость, состоящая в реализации общественного компромисса"*(24). Такое определение, по словам автора, "охватывает и ценностное, и нормативистское, и социологическое понимание права". Его формулировку "можно считать обобщающей, дающей представление о праве как о единстве идей, норм и общественных отношений"*(25).

Предлагаемая трактовка каждого из трех названных компонентов определения права расплывчата. С одной стороны, Р.З. Лившиц справедливо видит специфику права как социального явления в том, что оно есть "система норм" и в этом качестве "призвано внести порядок в общественные отношения и закрепить этот порядок". С другой стороны, он полагает, что "право как нормативно закрепленная справедливость включает не только законы (нормы), но и систему урегулированных ими общественных отношений (права и обязанности участников отношений... и др.)". И, наконец, "от ценностной концепции различия права и закона берется ее наиболее важная прогрессивная идея о том, что право характеризуется своим гуманистическим демократическим содержанием", суть которого в наиболее обобщенном виде выступает, по мнению автора, как "социальная справедливость", представляющая собой "компромисс отдельных людей и социальных групп"*(26).

При таком подходе, естественно, существен вопрос: каково соотношение между всеми названными выше компонентами структуры понятия права и его определения? Позиция Р.З. Лившица на сей счет не вполне последовательна. Так, в одном случае он пишет: "Идея права не исчерпывает всего его содержания. Идея обладает лишь властью авторитета, чего для права мало. Право имманентно включает и авторитет власти, в этом важнейшая отличительная черта права как социального регулятора. Поэтому право - это не просто та или иная идея, но идея, получившая нормативное закрепление, доведенная до уровня нормы (чаще всего до уровня закона, но не только закона)". В другом случае он замечает: "Идея - только пожелание, норма - лист бумаги. А неотъемлемая часть права, его источник и цель - общественные отношения". По мнению ученого, "в понимании права как нормативно закрепленной и реализованной справедливости справедливость определяет содержание права, ее нормативное закрепление - необходимую форму права"*(27).

В поисках преодоления очевидных противоречий в приведенных суждениях автор приходит к выводу о том, что "право по своему содержанию, по своей социальной сущности является средством общественного согласия, компромисса"*(28). Отсюда и краткая итоговая формулировка общего определения права как нормативно закрепленной справедливости, состоящей в реализации общественного компромисса.

Сообразно этому Р.З. Лившиц полагает, что ныне есть необходимость вообще отказаться от классового подхода в понимании права. Однако, отвергая свойственную марксизму одностороннюю классовую трактовку сущности права, он сам впадает в другую крайность, односторонне видя в праве лишь его общесоциальную сущность.

Между тем, только учитывая одновременно и общечеловеческое (общесоциальное), и классовое в праве (как и в государстве)*(29), можно достигнуть научной объективности в его изучении, рассматривать его таким, каково оно есть в действительности.

В условиях современной России право, как верно полагает Р.З. Лившиц, выступает в качестве средства общественного согласия, компромисса. Но вместе с тем трудно согласиться с его определением, в котором право в целом, его сущность, содержание, назначение целиком сводятся к реализации общественного компромисса. В действительности все это сложнее и многостороннее.

Несколько иначе к общему определению права подошел Д.А. Керимов. Он предложил следующее "всеобщее", по его выражению, определение права: "Право представляет собой сложную классово-волевую систему, состоящую из общеобязательных принципов, предписаний и действий, объективно обусловленных соответствующими общественными отношениями и регулирующих эти отношения в целях установления режима общественного порядка, обеспеченного организованным духовно-идеологическим воздействием, а также при определенных условиях - и государственным принуждением"*(30).

Данное определение трудно признать удачным, поскольку в нем: предпринята попытка единой дефиницией права "объять необъятное", охватить ею чрезмерно объемный круг различных, относительно самостоятельных явлений, образующих в совокупности правовую систему общества; не упоминается даже терминологически о нормах права; в числе основных составных компонентов права называются действия. Нельзя наделять действия свойствами нормативного регулятора - они сами объект правового регулирования; недостаточно четко выражена связь между правом и государством: о ней упоминается лишь в связи с использованием при определенных условиях "государственного принуждения" для обеспечения "режима общественного порядка".

В соответствии с социологической школой понимания права при его определении отдается предпочтение действиям, правоотношениям. Правом признается система правоотношений, поведения людей в сфере права. Попытки рассматривать право как реальный феномен, формирующий общественные отношения, устанавливающий в них порядок, заслуживает пристального внимания, отмечает профессор A.Б. Венгеров. Да и стремление изучить реальную действительность (эффективность) права является социально полезным*(31). В учебной литературе сформулировано определение понятия права с социологическим уклоном: право - это обусловленная природой человека и общества и выражающая свободу личности система регулирования общественных отношений, которой присущи нормативность, формальная определенность в официальных источниках и обеспеченность возможностью государственного принуждения*(32).

Привлекает к себе внимание и определение, предлагаемое B.Н. Нерсесянцем с позиций философской трактовки права как меры свободы. "Право по своей сущности, - утверждает он, - и, следовательно, по своему понятию - это исторически определенная и объективно обусловленная форма свободы в реальных отношениях, мера этой свободы, форма бытия свободы, формальная свобода"*(33).

Такой вариант выражения философского осмысления права касается лишь одной, хотя и важной стороны права как меры свободы, но не отражает других его неотъемлемых, не менее существенных признаков, вследствие чего не дает представления о праве в целом, носит частный характер. Поэтому дефиницию, сформулированную В.С. Нерсесянцем, трудно признать общим определением права. Тем не менее она представляется полезной в качестве одного из возможных частных определений права, углубляющих и конкретизирующих ту или иную существенную сторону права, в данном случае акцентирующего внимание на таком его важном свойстве, как "мера свободы".

По утверждению А.И. Бобылева, право - это система регулирования общественных отношений, выраженная в официальных источниках, которой присуща формальная определенность, основанная на идеях человеческой справедливости и свободы, обеспечивающая интересы личности, общества и государства, их жизнедеятельность*(34).

В юридической литературе высказывается мнение, что в связи с наличием разнообразных точек зрения на сущность права не удастся выработать единого определения права. Однако существует и твердое убеждение, что общее определение понятия права должно быть выработано. Уже сейчас многие ученые к пониманию права и его определению подходят с интегрированных позиций. Например, В.К. Бабаев считает, что право - это система нормативных установок, опирающихся на идеи человеческой справедливости и свободы, выраженная большей частью в законодательстве и регулирующая общественные отношения*(35). Как видно, в данном научном определении право основывается на определенных идеях, в частности на идее человеческой справедливости и свободы. Но право - не просто идеи, а, как мы видим, идеи, получившие нормативное закрепление, выражение в законодательстве. Отсюда все отрасли права призваны обеспечивать идею справедливости.

На подобных принципах сформулировано определение права и В.П. Мозолиным, который считает, что право - это система принимаемых или санкционируемых государством и органами местного самоуправления законов и других нормативных актов, основанных на принципах справедливости, удовлетворения интересов народа, проживающего в Российской Федерации или на его отдельных территориях, обеспечения жизнедеятельности демократического общества и безопасности государства, исполнение которых осуществляется добровольно, а при отсутствии добровольности - принудительно через суды и иные правоохранительные органы государства*(36).

Таким образом, предлагаемые определения права не бесспорны, в отдельных случаях присутствуют абстрактность, субъективизм, оторванность определений от реальной жизни, правового регулирования, юридической практики. Представляется, что в исследовании и раскрытии понятия права необходимо учитывать данные не какой-либо одной разновидности правопонимания, а все наиболее рациональное, что содержится в различных его направлениях и подходах. Как широкий, так и нормативный подход к правопониманию имеет свои слабые и сильные стороны. Достоинство первого - в ориентации законодателя на гуманизацию законов, второго - на обоснование и раскрытие роли права как четкого, властного регулятора общественных отношений, уважение и строжайшее соблюдение законов, укрепление законности и правопорядка.

В качестве слабой стороны широкого понимания права следует отметить предпочтение, отдаваемое идеям перед нормами права, и как следствие - определенную идеализацию права, игнорирование присущей ему, как любому общественному явлению, противоречивости. Слабой стороной нормативной концепции правопонимания является недостаточная разработка взаимосвязей между охватываемыми явлениями и взаимодействия правовой системы в целом и ее составных частей с нравственностью, моралью, справедливостью, этикой и другими элементами социокультурной жизни общества.

В юридической науке со всей очевидностью прослеживается тенденция необходимости продолжения поисков сближения позиций различных направлений правопонимания в целях выработки не только разнообразных частных определений, но и концептуального единого общего понятия права. При этом следует учитывать, что Россия - это страна романо-германской правовой семьи, имеющая свою историю развития государства и права, свой опыт, как положительный, так и отрицательный. Вырабатываемое понимание права должно основываться на современном уровне знаний отечественной юриспруденции, сохранять в себе то ценное, что подтверждено теорией и практикой, воспринять прогрессивные новейшие достижения других гуманитарных, естественных наук и встать на защиту прав и свобод человека, живущего в демократическом, правовом, социальном государстве.

Представляется, что искомое определение должно содержать в себе такие принципиальные положения, как: "Право - это система правовых норм*(37), система регулирования общественных отношений, совокупность естественных прав и свобод человека; оно устанавливается обществом и государством, основано на идеях человеческой справедливости и личной свободы, выражает интересы личности, общества, государства; ему присуща формальная определенность, выраженная в официальных источниках; оно носит общий и обязательный характер, право как система воздействия на общественные отношения и поведение людей обеспечивается государством и обществом".

Ответ на вопрос, что такое право, закладывает теоретический фундамент для всех отраслей правовой науки, правового регулирования, юридической практики, подготовки специалистов, формирует российскую юридическую доктрину ХХI в. и, безусловно, оказывает самое непосредственное влияние на предмет монографического исследования - источники права социального обеспечения. Наряду с особым, самостоятельным местом источников права в теории они являются "слепком" тех проблем, достижений, дискуссий, которые присущи праву в целом.

Прежде чем исследовать проблему источников права социального обеспечения, необходимо обратиться к понятию "источники права", которое является ключевым в юридической науке. Источники права были и остаются предметом самого пристального внимания ученых как в общей теории права, так и в отраслевых научных дисциплинах.

Само понятие "источники права" связано с множественностью и разноречивостью точек зрения ученых, анализ которых широко представлен в комплексных исследованиях специалистов различных отраслей права*(38).

Еще в дореволюционной России авторитетный теоретик права Г.Ф. Шершеневич писал, что под термином "источники права" понимаются: а) силы, творящие право, например: волю Бога, волю народную, правосознание, идею справедливости, государственную власть; б) материалы, положенные в основу того или другого законодательства; в) исторические памятники, которые когда-то имели значение действующего права; г) средства познания действующего права*(39).

Н.М. Коркунов считал источниками права "формы объективирования юридических норм, служащие признаками их обязательности", а также "средства познания права"*(40).

Л.И. Петражицкий пришел к выводу, что "источники права: обычное право, законное право и т.д., суть которого не что иное, как само право, виды позитивного права, разновидность права"*(41).

Множественность вариантов толкования и применения термина "источник права" была свойственна правовой науке и в советский период. При этом стало традиционным деление источников права на материальные и формальные.

Исходя из марксистского учения о базисе и надстройке, в соответствии с которым силой, причиной, определяющей содержание всех надстроечных явлений, в том числе и права, служит в первую очередь способ производства, экономический строй общества, многие советские ученые полагали, что источником права в материальном смысле являются "в конечном счете материальные условия жизни общества"*(42).

В "Курсе советского государственного права" под редакцией Б.В. Щетинина и А.Н. Горшенева утверждалось: "Материальные источники - это социалистическая система хозяйства, социалистические формы собственности, труд людей в соответствии с принципами социализма и т.д. Материальные источники играют определяющую роль в жизни общества и государства. Они выступают как объективные условия возникновения и развития норм государственного права"*(43).

Таким образом, используемый в советской литературе термин "источник права в материальном смысле" обозначает ту силу, которая создает право, вызывает его к жизни.

Наряду с термином "источник права в материальном смысле" в советской литературе использовался также термин "источник права в формальном (юридическом) смысле". Однако в понимании и применении этого термина также не было единства. Так, С.А. Голунский и М.С. Строгович источником права в юридическом смысле, или, иначе, юридическим источником права, считали "тот способ, которым правилу поведения придается государственной властью обязательная сила"*(44). С.Ф. Кечекьян к такого рода источникам права относил "особые формы выражения воли, придающие тем или иным правилам значение норм права"*(45). А.И. Денисов определял этим понятием формы существования юридических норм*(46). С.С. Алексеев полагает, что источники права - это исходящие от государства или признаваемые им официально документальные способы выражения и закрепления норм права, придания им юридического, общеобязательного значения. Источники права, следовательно, представляют собой резервуар, единственное место пребывания юридических норм, в котором юридические нормы только и находятся и откуда мы их "черпаем" (отсюда и название - "источники")*(47).

Таким образом, в советской правовой литературе при рассмотрении и использовании понятия "источники права" говорили либо о силе, которая создает право, и называли ее источником права в материальном смысле, либо о форме, благодаря которой правовая норма приобретает общеобязательный характер, и называли ее источником права в формальном (юридическом) смысле*(48).

В советской правовой литературе велась дискуссия о правильности терминов, обозначающих такие понятия, как "источник права" или "форма права". Одни ученые признавали более правильным употребление термина "форма права" (Г.Ф. Шершеневич, А.Ф. Шебанов)*(49), другие склонялись к термину "источник права" (С.А. Голунский, С.Ф. Кечекьян, М.С. Строгович, С.Л. Зивс)*(50).

В современной российской правовой науке можно считать эти споры преодоленными, поскольку термины "источники права" и "форма права" употребляются в одном и том же значении - внешней формы объективизации, выражении права или нормативной государственной воли*(51). При этом отмечается, что термин "источник права", несмотря на его условность, является удобным в употреблении и традиционным для мировой юриспруденции. Термин "форма права" менее удачен для выражения рассматриваемого явления или свойства права, поскольку он более многозначен.

Можно привести многочисленные примеры, когда специалисты различных отраслей права ставят знак равенства между данными понятиями или отдают предпочтение одному из указанных терминов. Так, в конституционном (государственном) праве термин "источник права в юридическом смысле" является общепризнанным. Под ним принято понимать нормативный акт, в котором содержатся конституционно-правовые нормы.

Общепризнанность этого термина объясняется, во-первых, тем, что он давно установился в науке и практике. Во-вторых, употребляя этот термин, авторы, как правило, поясняют, что они имеют в виду "не силу, придающую праву обязательное значение, а лишь формы, способы выражения права и что тем самым принятие ими этого термина имеет чисто условный характер"*(52).

В учебнике "Гражданское право" под редакцией проф. Е.А. Суханова отмечено: "Термин "источник права" пришел в современное правоведение из римского права. В теоретической литературе отмечается его многозначность. В данном случае речь идет о форме выражения правовых норм, имеющей общеобязательный характер. Установление или признание государством того или иного источника (формы) права имеет важное юридическое, в том числе правоприменительное, значение"*(53).

В новейших учебниках по трудовому праву используется термин "источник права"*(54). В докторской диссертации Е.А. Ершовой*(55) предложена иная концепция источников трудового права. Автор полагает, что следует различать такие понятия, как "источники" и "формы трудового права". Источники права рассматриваются в работе как его начала - то, из чего оно возникает, происходит; формы трудового права - в качестве его внутреннего и внешнего выражения*(56). Представляется, что, предлагая дифференциацию понятий, необходимо прежде всего уяснить, ради чего это делается, каковы цели, теоретические и практические результаты научных выводов, насколько приемлемо в условиях нестабильности, противоречивости трудового законодательства отходить от общепризнанных позиций, вносить диссонанс, разрывать по сути единую правовую категорию. Полагаем, правильнее при исследовании источников права делать акцент на комплексное, многоаспектное выявление их сущностных особенностей, включая и то, что их "питает", порождает, формирует, сохраняя при этом целостность восприятия проблемы. Нам представляется более значимым определиться с самим явлением, а не с многообразием терминологии, его выражающей.

С учетом вышесказанного, на наш взгляд, можно сделать вывод, что противостояния между понятиями "источник права" и "форма права" нет, поскольку оба понятия относятся к одному и тому же явлению, и наиболее логичным и целесообразным является их использование как синонимов, как идентичных терминов и понятий. Источник права - это и есть форма, внешнее выражение права. Нормы права воспринимаются в обществе и соблюдаются посредством соответствующим образом оформленных источников права.

Если в общей теории права, других отраслях проблема источников права достаточно исследована как в прошлом, так и в настоящем*(57), то в такой молодой отрасли права, как право социального обеспечения, она не нашла еще комплексного освещения.

Ранее, до выделения права социального обеспечения в самостоятельную отрасль, источники, нормы которых регулировали социально-обеспечительные отношения, являлись составной частью источников трудового, колхозного, административного права. Сейчас самостоятельность данной отрасли общепризнана. Однако до сегодняшнего дня исследованию источников права социального обеспечения посвящены лишь отдельные главы учебников, учебных пособий*(58), монография советского периода Е.И. Астрахана*(59), кандидатские диссертации В.С. Сазонова, М.О. Смирновой*(60).

Отдельные вопросы источников затрагивались в ряде монографий, посвященных другим проблемам социального обеспечения*(61), статьях*(62), комментариях к законам*(63).

Исследование понятия "источники права социального обеспечения" показало, что в данной правовой категории в полной мере находят проявления концепции, научные представления, дискуссии, характерные как для общей теории права, так и для трудового права. До выделения права социального обеспечения в самостоятельную отрасль специалисты по трудовому праву включали социально-обеспечительные нормы в источники трудового права.

Какому же термину ученые в области трудового права отдавали предпочтение, исследуя источники?

В учебниках довоенного периода использовался термин "источники трудового права". После 1945 г. наряду с ним употребляются термины "источники норм советского трудового права", "нормативные акты советского трудового права"*(64).

В энциклопедическом словаре "Трудовое право" (М., 1959), созданном коллективным трудом большой группы советских ученых в области трудового права - сотрудников Института права Академии наук СССР, Всесоюзного института юридических наук, юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, юридического факультета ЛГУ им. А.А. Жданова и специалистов по трудовому праву, работающих в государственных и общественных организациях, дано следующее определение источников трудового права: "Источники советского трудового права - условный термин, обозначающий акты, которыми устанавливаются и в которых выражаются нормы трудового права" (с. 158).

В энциклопедическом словаре "Трудовое право" (М., 1969) помещена статья профессора Н.Г. Александрова, которая так и называется - "Источники советского трудового права", где автор пишет: "Источники советского трудового права - термин, обозначающий акты, в которых выражаются нормы трудового права" (с. 167). В своих более ранних работах Н.Г. Александров приходил к выводу, что источники права - это вид деятельности государства, заключающийся в установлении юридических норм или в признании юридических и иных социальных норм.

Представляется, что разногласия по терминологии, когда социально-обеспечительные нормы включались в источники трудового права, не касались существа вопроса, поскольку понятие источника трудового права связывалось с нормотворческой деятельностью государства, а источник права отождествлялся с нормативным правовым актом. Это в полной мере соответствовало правовой доктрине тех лет. Несомненно, материнская отрасль - трудовое право - наложила свой отпечаток на понятие источников права социального обеспечения. Данную созвучность можно проследить на примере тех определений, которые даны в учебно-методической, специальной литературе, монографиях, диссертациях по праву социального обеспечения.

Так, В.С. Андреев полагал: "Источниками советского права социального обеспечения называются формы выражения воли народа в правовых нормах, относящихся к данной отрасли права. Нормы права социального обеспечения закрепляются в нормативных актах государства..."*(65)

По мнению М.Л. Захарова, "под источником права понимаются принятые в данном обществе формы выражения нормативной государственной воли правящего класса, а в развитом социалистическом обществе - всего народа. Источники права - это различные акты государственных органов, которыми устанавливаются определенные нормы права"*(66).

"Источниками советского права социального обеспечения, - отмечала В.А. Тарасова, - являются нормативные акты, издаваемые компетентными органами (органами государственной власти и управления, а в определенной части - органами колхозов и профсоюзов), посредством которых устанавливаются, изменяются или отменяются нормы права, регулирующие отношения по социальному обеспечению граждан, и тесно связанные с ними отношения, составляющие предмет права социального обеспечения"*(67).

Я.М. Фогель писал: "Термин "источник права" обычно имеет два значения. Первое раскрывает причину создания права. Правообразующей силой в основном выступает государство, закрепляющее в праве волю и интересы народа или только господствующего класса, исходя из соответствующих социально-экономических и политических условий жизни общества. Второе значение понятия источника права характеризует его юридическую природу. В этом смысле оно отражает результаты правотворческой деятельности. Ими служат разнообразные нормативно-правовые акты, принимаемые уполномоченными на то органами государства в соответствии с предоставленными им правами"*(68).

В учебном пособии "Советское право социального обеспечения" Е.Н. Доброхотовой, М.В. Филипповой, М.А. Янтураевой утверждается: "Под источником права в юридическом смысле понимается результат правотворческой деятельности, т.е. нормативные акты, в которых содержатся правовые нормы, регулирующие те или иные отношения"*(69).

Е.Е. Мачульская пишет: "Под источниками права понимают внешние формы организации его содержания, которое существует в определенных нормативных документах. Такие нормативные документы могут содержать только нормы права социального обеспечения..."*(70)

К.Н. Гусов дает следующее определение: "Источники права социального обеспечения - это различные нормативные правовые акты, регулирующие тот комплекс общественных отношений, который составляет предмет данной отрасли права"*(71).

В диссертационном исследовании М.О. Смирновой указывается, что "источниками права социального обеспечения следует считать нормативные акты, являющиеся результатом правотворческой деятельности компетентных органов, выражающих волю государства, и направленные на регулирование отношений, возникающих в связи с алиментированием граждан из специализированных фондов социального обеспечения и процедурной деятельностью компетентных органов по осуществлению социального обеспечения"*(72).

М.Л. Захаров и Э.Г. Тучкова в первом российском учебнике по праву социального обеспечения, раскрывая понятие источников права социального обеспечения, пишут: "В правовой науке укоренились в основном два понятия источника права. Первое понятие источника права в материальном смысле, как реальной силы, создающей правовые предписания и обеспечивающей их исполнение, в том числе, естественно, принудительное". Второе понятие источника права приводится в формальном смысле - как внешней формы выражения правовых предписаний, как "резервуара, в котором пребывают правовые нормы", как "оболочки бытия правовой нормы". В этом смысле источники права можно определить как принятые в обществе способы выражения воли соответствующих властных структур, направленной на правовое регулирование общественных отношений независимо от их содержания.

"В современном российском праве, как и ранее в советском, единственным способом внешнего выражения правовых предписаний, придания им общеобязательного характера являются нормативные правовые акты соответствующих властных органов, что в полной мере относится и к источникам права социального обеспечения"*(73).

Анализируя понятие источников права социального обеспечения без дискуссии по отдельным нюансам, общепринятым можно считать тот факт, что во всех определениях речь идет исключительно о позитивном праве, а источниками признаются нормативные правовые акты компетентных органов, содержащие нормы права социального обеспечения и являющиеся внешней формой выражения воли государства в процессе правотворческой деятельности.

Поскольку понятие источников права социального обеспечения - это научная дефиниция, которая охватывает общие признаки, характерные для данного явления, а не частности, то возможно следующее определение. Источники права социального обеспечения - это внешняя форма правотворческой деятельности государства в сфере регулирования социально-обеспечительных отношений, с помощью которой воля законодателя становится обязательной для исполнения. Результатом правотворческой деятельности государства являются нормативные правовые акты, содержащие нормы права социального обеспечения. Такие нормы, объективированные только в определенной форме, становятся общеобязательными, правовыми, реализация которых обеспечивается средствами государственного воздействия.

Таким образом, источники права социального обеспечения воплощают в себе решения правотворческих органов о создании, изменении, отмене норм права социального обеспечения. Создание источника права социального - неотъемлемая часть правотворчества, без которой нормы права социального обеспечения не могут возникнуть, а решение компетентного органа не может получить значение государственной воли, нормы права.

Источники права социального обеспечения являются той формой, в которой нормы права выступают в реальной жизни, из которой черпаются знания о действующем праве и к которой обращаются при решении конкретных правовых ситуаций. Основными признаками источника права являются: нормативный характер предписаний; обязательность для исполнения; сила государственного принуждения.

Нормативный правовой акт как источник права социального обеспечения характеризуется следующими основными чертами*(74): он издается в пределах компетенции соответствующего государственного органа; должен соответствовать актам вышестоящих органов; приобретает обязательную силу после его обнародования или иного предусмотренного нормами права доведения до сведения исполнителей.

Нормативные правовые акты являются наиболее изученными в отечественном правоведении источниками права. Исследовались их природа, признаки, свойства. Так, И.Е. Фарбер полагал, что источники права должны обладать по меньшей мере тремя свойствами (качествами): они должны быть, во-первых, определенными, четко и ясно формулировать права и обязанности возможных участников правоотношений; во-вторых, общеобязательными, охраняемыми возможностью государственного принуждения для тех, кто станет уклоняться от выполнения их предписаний; в-третьих, общеизвестными адресатам юридических норм. Следовательно, должен существовать особый порядок публикации нормативных актов и введения их в действие*(75).

Наряду с общими признаками источники права социального обеспечения обладают особенностями, которые обусловлены предметом и методом отрасли права социального обеспечения. Носящая в своей основе объективный характер, отрасль права во многом определяет систему законодательства, служит для законодателя ориентиром в его правотворческой деятельности.

За многие десятилетия ученые выявили и исследовали большое количество признаков нормативного правового акта. Так, наиболее актуальными считаются: волевое содержание; официальный характер; вхождение в единую систему; нормативность; принятие по специальной процедуре; издание компетентными органами и лицами; регулирование общественных отношений; гарантирование принудительными силами государства; форма и структура должны быть установлены законом.

В работах других авторов есть схожесть позиций по данному вопросу с некоторыми дополнениями*(76). Так, Г.А. Рогалева, исследуя признаки нормативных правовых актов, указывает на их временные, пространственные и субъектные пределы действия*(77).

Таким образом, правовым актам присущи определенные устойчивые признаки, которые отличают их от других видов источников права, и по большинству из них мнения ученых, как мы видим из приведенных примеров, совпадают.

В праве социального обеспечения присутствует сочетание нескольких уровней правового регулирования, а именно - централизованного с региональным, муниципальным и локальным, что является одной из основных черт метода права социального обеспечения*(78).

Распределительный характер отношений по социальному обеспечению, как главная черта этой отрасли, обусловливает целесообразность для государства одновременного сочетания различных уровней правового регулирования. Для федерального законодателя очевидно, что расходы по социальному обеспечению непосильны только для федеральной собственности, поэтому Бюджетный кодекс РФ в ч. 1 ст. 85 закрепил, что обеспечение социальной защиты населения, включая социальное обеспечение, финансируется совместно за счет средств федерального бюджета, средств бюджетов субъектов Российской Федерации и средств местных бюджетов*(79).

Государство предоставило возможность (право) каждому собственнику средств (региону, муниципалитету, работодателю и т.д.) распорядиться частью своей собственности на социальное обеспечение населения, а в некоторых случаях обязало собственника к такому распределению.

В одних случаях нормы права социального обеспечения разрешают субъектам соответствующего уровня правового регулирования установить за свой счет предоставление какого-либо блага по социальному обеспечению (принять нормативный правовой акт об увеличении пенсии, пособия, компенсации на данной территории, в данной организации и т.д.), а в других случаях обязывают их самостоятельно создать правовую норму, как правило, конкретизирующую норму вышестоящего акта (например, в сфере социального обслуживания, медицинской помощи гражданам, социальной защиты ветеранов и т.д.). Это обязывание, "перекладывание" бремени нормотворчества выгодно государству, так как чем ниже уровень правового регулирования, тем ближе правотворец к получателям благ по социальному обеспечению, тем эффективнее он регулирует некоторые общественные отношения, тем лучше он учтет уровневые особенности причин нуждаемости и иные факторы, тем в конечном итоге действенней будут использованы (может быть, даже сэкономлены) средства, направляемые на эти цели. Множественность уровней правового регулирования объясняется и тем, что в праве социального обеспечения возможна и необходима дифференциация условий и норм социального обеспечения, в том числе и в связи с особенностями конкретной территории, отрасли экономики, организации. Эти особенности могут быть климатическими, экологическими и т.д. Адекватное и полное отражение этих особенностей в праве социального обеспечения невозможно на каком-либо одном уровне власти, в связи с чем необходимо участие в их разрешении и иных социально ответственных субъектов.*(80)

Вопросы социального обеспечения отнесены Конституцией РФ (п. "ж" ч. 1 ст. 72) к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные акты субъектов Федерации (ст. 76 ч. 2 Конституции РФ). В связи с этим необходимо учитывать при анализе особенностей источников права социального обеспечения бурное развитие законодательной деятельности субъектов Федерации, в результате которой образуется обширный пласт источников*(81).

Следующая особенность источников права социального обеспечения вытекает из ст. 39 Конституции РФ, предусматривающей, что "государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законами". Анализируя правотворческую деятельность компетентных органов, можно сделать вывод, что формирование российской системы социального обеспечения в первую очередь связано с принятием нормативных правовых актов в виде законов по пенсионному обеспечению, по обеспечению пособиями, социальному обслуживанию (законодательство советского периода в данной сфере ограничивалось, как правило, уровнем подзаконных нормативных актов). При этом необходимо подчеркнуть, что в федеральных законах закрепляется минимальный социальный стандарт по социальному обеспечению, который не может быть понижен ни при каких обстоятельствах другими субъектами, поскольку гарантируется финансовыми источниками на уровне Федерации.

Говоря об особенностях содержания источников права социального обеспечения, следует отметить, что почти все они носят правоустанавливающий характер. Граждане наделяются определенными правами на получение тех или иных видов социального обеспечения.

В отличие от большинства отраслей российского права в праве социального обеспечения отраслевой кодификации законодательства не проведено, хотя предпосылки для этого уже созрели в стране действует ряд кодифицированных нормативных актов по отдельным видам социального обеспечения, интенсивно развивается текущее законодательство, имеется огромный массив противоречивых, несовершенных нормативных правовых актов, требующих систематизации и обновления, действуют акты еще советского периода, акты, принятые общественными организациями. Сегодня, как никогда, возникла настоятельная потребность в принятии кодифицированного нормативного правового акта, что явилось бы важным этапом создания единой, целостной системы источников права социального обеспечения. В юридической литературе данная позиция поддерживается многими учеными*(82).



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15



Скачать файл (1431 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации