Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Андрюшин С., Кузнецова В. Инструменты макропруденциальной политики центральных банков - файл n1.doc


Андрюшин С., Кузнецова В. Инструменты макропруденциальной политики центральных банков
скачать (670 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc670kb.06.01.2013 15:53скачать


n1.doc

Андрюшин С., Кузнецова В. Инструменты макропруденциальной политики центральных банков // Вопросы экономики. 2012, №8. М.: Издательство НП «Редакция журнала «Вопросы экономики»», 2012. – 160 с. С.32-47.
С. Андрюшин, В. Кузнецова

Инструменты макропруденциальной политики центральных банков

32 В статье рассмотрены макропруденциальная политика центральных банков и классификация ее инструментов, выбор, дизайн и настройка которых связаны с обеспечением стабильности финансовой системы и ее отдельных институтов. Дана оценка эффективности использования макропруденциальных инструментов с позиции смягчения временного и межсекторального проявлений системного риска. Определены направления дальнейших исследований в области макропруденциальной политики, способной ограничивать процикличность развития финансовой системы, смягчать колебания в рамках кредитного и финансового циклов.

Ключевые слова: контрцикличность, макропруденциальная политика, макрофинансовая стабильность, макропруденциальные инструменты, системный риск.

JEL: G28, E58.

/// пруденциальный надзор – предварительный, "ранний" надзор, позволяющий регистрировать потенциальные возможности осложнений и проблем в деятельности финансовых институтов.

пруденциальные нормы - обязательные требования, выполнение которых обеспечивает надежность, ликвидность и платежеспособность, управление рисками, защиту интересов акционеров и вкладчиков.

32 Развитие глобального финансового кризиса в 2007—2009 гг., необхо­димость выявить каналы его распространения и воздействия на реальную экономику обусловили интерес к макропруденциальной политике и ее инструментам (Blinder, 2010; Borio, 2011b; Galati, Moessner, 2011; Moreno, 2011; Lim et al., 2011). Цель данной политики — обеспечить стабиль­ность финансовой системы в целом (макрофинансовая стабильность), а не только ее отдельных институтов (микрофинансовая стабильность).

32 Оживленные дискуссии экспертов и представителей центральных банков (ЦБ) показали, что для успешного проведения макропруденциальной политики требуется переосмыслить ответы на ряд вопросов:

— какой орган государственного управления должен нести от­ветственность за обеспечение макрофинансовой стабильности или стабильности национальной финансовой системы;

— если за достижение данной цели отвечает ЦБ, то каким образом можно сочетать цели денежно-кредитной политики (ДКП) и макро- финансовой стабильности;

— какими полномочиями должен быть наделен ЦБ для обеспе­чения макрофинансовой стабильности;

— какие инструменты может использовать ЦБ для ее поддержания;

— каким образом должны быть определены, настроены и согла­сованы эти инструменты между собой?

* Андрюшин Сергей Анатольевич (sandr956@gmail.com), д. э. н., завсектором денежно-кредитной и валютной политики Института экономики РАН, профессор кафедры международных валютно-кредитных и финансовых отношений Финансового университета при Правительстве РФ; Кузнецова Валентина Вильевна (vkuz_55@mail.ru), к. и. н., ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, доцент кафедры мировой экономики факультета государственного управления МГУ имени М. В. Ломоносова.

33 В большинстве стран, признавших необходимость поддерживать макрофинансовую стабильность (страны ЕС), ответственным орга­ном стал национальный ЦБ. Поэтому для эффективного и быстрого принятия управленческих решений требуется иное распределение функций и полномочий между органами, вовлеченными в проведение политики макрофинансовой стабильности (ЦБ, надзорные органы, органы страхования депозитов, казначейство, органы, отвечающие за конкуренцию и соблюдение прав потребителей).

Расширение сферы ответственности ЦБ выявило возможный кон­фликт целей его деятельности, если ЦБ одновременно отвечает и за ДКП, и за макрофинансовую стабильность. Пока не сформулированы критерии выбора, которыми должен руководствоваться ЦБ в процес­се осуществления ДКП и политики макрофинансовой стабильности. В настоящее время на практике преобладают эмпирические подходы, отдающие приоритет макропруденциальному регулированию и надзору.

Для поддержания макрофинансовой стабильности ЦБ должен иметь соответствующие инструменты. Оптимальный их перечень еще только формируется, но опыт отдельных ЦБ, проводящих такую по­литику, показал следующее:

— для поддержания макрофинансовой стабильности предпочти­тельно применять макропруденциальные инструменты;

— их использование должно быть нацелено на смягчение наиболее значимых для национальной экономики (финансового и реального секторов) системных рисков или их факторов;

— перечень возможных макропруденциальных инструментов, их дизайн и настройка будут зависеть от уровня экономического развития страны и степени ее интеграции в мировую экономику, емкости финан­сового рынка и многообразия институтов финансового посредничества.




Мандат макрофинансовой стабильности центральных банков

33 Одним из пионеров в признании финансовой стабильности в качестве сферы особой ответственности ЦБ еще до последнего финансового кризиса был Банк Англии1. В докризисный период под финансовой стабильностью в основном понимали слаженное функцио­нирование финансовых институтов, рынков, платежно-расчетных систем. Но, по сути, в это понятие вкладывали микроэкономический смысл — национальная финансовая система стабильна, если устойчивы образующие ее институты. Значимость поддержания макрофинансовой стабильности была вторичной по сравнению с другими целями ДКП, зафиксированными в национальном законодательстве.

33 С конца 1980-х годов на практике доминировал подход, согласно которому приоритетом деятельности ЦБ должно быть поддержание

1 До глобального финансового кризиса 47 национальных ЦБ регулярно публиковали доклады о финансовой стабильности, целью которых было представить общественности оценки возможной уязвимости национальных финансовых систем, сегментов финансового рынка, платежных систем и отдельных финансовых посредников.

34 ценовой стабильности. К настоящему времени ситуация изменилась, и уже примерно для 20% всех ЦБ приоритетной целью стало под­держание макрофинансовой стабильности. В одних странах соответст­вующая ответственность ЦБ непосредственно увязана с выполнением им функции банковского надзора (Новая Зеландия) или кредитора последней инстанции (Португалия), в других — с обеспечением ста­бильности банковской системы (Болгария, Оман, Россия, Украина). До глобального кризиса во всех странах поддержание финансовой стабильности не включало контроль над уровнем системного риска в национальной финансовой системе в целом.

Микроподход к финансовой стабильности предполагал, что фи­нансовая состоятельность конкретных банков выступает необходимым и достаточным условием стабильного положения в банковской системе в целом (микроподход к банковскому надзору). Глобальный финан­совый кризис показал, что подобный подход слишком узкий и не учитывает возможные риски, связанные с финансовыми рынками2.

Хотя пока понятие макрофинансовой стабильности не имеет четко­го определения (Nier, 2009; Borio, 2011a), важным самостоятельным направлением исследований стала разработка ее количественных измерителей, аналогичных индексам инфляции (дефляции), которые национальные ЦБ используют при проведении политики поддержания стабильности цен или покупательной способности национальной валюты (Aspachs, 2006). Но пока большинство предложенных экспертами ин­дикаторов, мониторинг которых позволил бы ЦБ выявлять на ранних стадиях развитие системного риска и принимать превентивные меры, носят фрагментарный характер. Помимо отсутствия единого концеп­туального подхода к определению макрофинансовой стабильности выделение количественных индикаторов затруднено: а) значительной дифференциацией форм финансового посредничества и постоянным возникновением новых специализированных финансовых институтов; б) инновациями в предлагаемых на финансовых рынках структуриро­ванных финансовых инструментах, зачастую носящих трансрыночный характер; в) комплексностью процессов интеграции национальных фи­нансовых рынков в мировые системы; г) сложностью учета воздействия операций транснациональных финансовых посредников на националь­ных хозяйствующих субъектов; д) противоречиями в оценках характера такого воздействия с помощью различных финансовых показателей.

34 Кроме того, ЦБ не располагает другими монетарными инструмента­ми ДКП, помимо действий в качестве кредитора последней инстанции, которые он мог бы использовать для поддержания макрофинансовой стабильности.

34 Большинство имеющихся в распоряжении ЦБ моне­тарных инструментов предназначены для достижения иных целей: процентные ставки — для поддержания стабильности национальной валюты; финансовое регулирование — для повышения эффективно­сти рынков и институтов (или микростабильности); пруденциальный надзор — для обеспечения институциональной устойчивости (или

2 Проблемы макрофинансовой стабильности и соответствующего пруденциального надзора стали предметом самостоятельных дискуссий (см., например: Blinder, 2010).

35 микроустойчивости). Отделение данных инструментов от их первичного предназначения, согласно принципу Я. Тинбергена (2004)3, неизбежно порождает противоречия в проводимой политике (или провалы регу­лирования) и повышает риск развития серьезных системных кризисов.

Данный вывод подтвержден и опытом реализации антикризисных мер в ходе глобального финансового кризиса. В его начальной фазе (в 2007 г.) ЦБ ряда стран снижали базовые процентные ставки. Когда они стали ниже целевых значений, необходимых для удержания тем­пов инфляции на заданном уровне, ЦБ, опасаясь их ускорения, были вынуждены воздействовать на рынки денег и капиталов, изменяя не ценовые, а «количественные» параметры (Adrian, Hyun Song Shin, 2009). Подобная практика получила определение «нетрадиционной» ДКП4, то есть отличной от канона ДКП последних десятилетий (1980—2000-е годы) (Disyatat, 2008; Nier, 2009).

Практика применения ЦБ «нетрадиционных» мер пока ограничена, что не позволяет смоделировать оптимальный момент для их отмены (Bernanke, 2010). Моделирование последствий таких мер показывает, что слишком ранний отказ от них может замедлить восстановление нормального функционирования рынков, а слишком продолжительное применение — спровоцировать риск ускорения темпов инфляции5. И то и другое чревато подрывом макрофинансовой стабильности.

Наконец, пока ни в теории, ни на практике не определено, ка­кую цель (стабильность национальных денег или макрофинансовую стабильность) ЦБ призван преследовать в первую очередь. Ряд спе­циалистов и глав ЦБ уже поставили под сомнение пригодность для будущей ДКП прежней практики таргетирования инфляции, полагая, что мандат ЦБ должен быть шире, чем поддержание ценовой стабиль­ности, измеряемой индексом потребительских цен6.

При этом монетарная теория еще не нашла ответ на вопрос, как ЦБ, управляя валютой своего баланса, может балансировать риски, возникающие в результате конфликта целей и приоритетов ДКП и макрофинансовой политики. Например, до последнего кризиса 100% активов баланса ФРС США составляли обязательства Минфина, а в разгар кризиса они на 2/3 были замещены обязательствами федераль­ных агентств (Fannie Mae, Freddie Mac and Ginnie Mae) и агентств, выпускающих ценные бумаги, обеспеченные пулами коммерческих и жилищных ипотек (MBS). Федеральный комитет по операциям на открытом рынке ФРС США (FOMC) планирует нормализовать раз­мер и структуру портфеля ФРС и активно обсуждает альтернативные подходы к достижению этой цели (Bernanke, 2010).

35 Пока не разработаны новые комплексные эконометрические модели, позволяющие ЦБ принимать обоснованные практические

3 Принцип Тинбергена гласит, что у ЦБ должно быть столько инструментов, сколько он преследует целей.

4 Подробнее о «нетрадиционных» мерах денежно-кредитной политики центральных банков см.: Андрюшин, Кузнецова, 2011.

5 О возможности подобных проблем свидетельствует опыт применения «нетрадиционных» мер ДКП в Японии в 1990-е годы и в Китае в 2010 г.

6 Об этом свидетельствуют материалы конференции глав ЦБ, организованной Банком международных расчетов (БМР) по проблемам таргетирования инфляции (см.: BIS, 2010).
36 решения, эксперты предлагают ЦБ следовать прагматическим подхо­дам, действуя методом проб и ошибок: минимизировать искажающие последствия макропруденциального регулирования, например, для рыночной конкуренции, ценообразования на финансовые активы, реального сектора или баланса самого ЦБ. Но вопрос, позволит ли подобный подход ЦБ поддерживать макрофинансовую стабильность, до сих пор остается открытым.

В настоящее время в большинстве развитых стран пытаются найти новые подходы к определению оптимального сочетания целей ДКП и макрофинансовой политики. Включение в перечень полномочий ЦБ поддержания макрофинансовой стабильности, предотвращения фор­мирования пузырей цен на активы теоретически требует, чтобы ЦБ регулировал деятельность всех финансовых посредников. Но такая концентрация полномочий может дать ему слишком большую власть над финансовой сферой и национальной экономикой, фактически га­рантировав ЦБ выход из-под контроля парламентов и национальных правительств. Для предотвращения подобного развития событий в ходе осуществляемых в настоящее время в развитых странах финансо­вых реформ ищут новые институциональные формы взаимодействия парламентов, органов исполнительной власти и ЦБ, а также вносят изменения в перечень полномочий (мандатов) последних.




Макропруденциальные инструменты центральных банков

36 Современные ЦБ располагают множеством разнообразных (адми­нистративных, регулятивных и экономических) инструментов для дости­жения стоящих перед ними целей. Но не все из них пригодны для эффек­тивного предотвращения увеличения системного риска. Регулятивные инструменты, позволяющие ЦБ управлять и/или смягчать проявления системного риска, эксперты относят к макропруденциальным. На при­менение таких инструментов обычно накладывают ряд ограничений: 1) при принятии решения об использовании того или иного инструмен­та ЦБ должен определить, ориентирован ли он на достижение целей ДКП или макрофинансовой стабильности; 2) макропруденциальные инструменты не могут замещать микропруденциальные; 3) их следует использовать в дополнение к традиционным мерам ДКП; 4) дизайн макропруденциальных инструментов должен учитывать уровень эконо­мического развития страны, режим провозглашенного обменного курса, степень уязвимости национального финансового рынка перед внешними шоками. Примеры макропруденциальных инструментов, используемых в настоящее время отдельными ЦБ, представлены во врезке.

36 Некоторые ЦБ используют указанные инструменты по отдельности, другие — в сочетании с иными макропруденциальными мерами. Многие ЦБ настраивают их контрциклически, чтобы они действовали как «ав­томатические стабилизаторы».

36 По мнению К. Борио, макропруденциальные инструменты могут использоваться для снижения двух проявлений системного риска: 1) «временного аспекта», то есть системного риска,
37 Врезка

Макропруденциальные инструменты ЦБ



38


38 реализующегося в финансовой системе со временем; 2) «межсектораль­ного аспекта» — системного риска, реализующегося в данный момент времени в разных сегментах финансовой системы (Borio, 2011b).
Инструменты для купирования временного аспекта системного риска

38 Временной аспект системного риска проявляется в нарушении взаимосвязей в рамках финансовой системы или между финансовой системой и реальной экономикой. При экономическом подъеме в фи­нансовой системе формируются факторы системного риска. К их числу можно отнести, например, чрезмерную доступность кредита, быстрый рост цен на различные активы, рост левереджа (финансового рычага) всех хозяйствующих субъектов, расширение разрывов в срочности между финансовыми обязательствами и требованиями. В силу их развития внутри финансовой системы начинает нарастать системный риск. Поэтому если в финансовой системе не созданы достаточные резервы во время экономического роста, то при экономическом спаде в ней быстро распространяется финансовый стресс, проявляющийся в значительном делевередже, резком сжатии кредита и стремительном сокращении предложения основных финансовых услуг, предоставляе­мых домашним хозяйствам и корпорациям. В качестве превентивных мер в фазе подъема финансового цикла ЦБ может, например, требовать от финансовых посредников создавать разнообразные резервы и про­визии, вводить дополнительные капитальные требования, способные ограничивать системный риск.

Базель-Ш рекомендует ЦБ вводить требования о формирова­нии провизий, способных сглаживать процикличность финансового посредничества. Международные стандарты устанавливают график создания банками контрциклического буферного капитала в качестве особого макропруденциального инструмента.

38 Данный буфер в форме

39 особого резерва сконструирован так, чтобы он накапливался в периоды формирования системного риска. Мониторинг динамики определенных переменных, например темпов роста совокупного кредитования и их волатильности, позволяет ЦБ оценивать фактический уровень систем­ного риска. Банки могут использовать контрциклический буферный капитал при реализации риска. Этот капитал может быть автомати­ческим стабилизатором и в фазе экспансии, и в фазе сжатия финан­сового цикла. Поскольку необходимость создания контрциклического буферного капитала выступает для банков дополнительным обремене­нием, ЦБ может их принуждать к этому, устанавливая ограничения на распределение прибыли. Требуя от банков ускоренного формирования буферного капитала, ЦБ помогает смягчать возможные негативные последствия реализации системного риска, например степень будущего ужесточения условий банковского кредитования или совокупных потерь национальной экономики от сокращения предложения кредита.

При расчете достаточности собственного капитала буферный капитал вклю­чается в капитал 1-го уровня. На 1 января 2019 г. он должен составлять 2,5% от совокупных активов банка, взвешенных по уровню риска (рыночного, кредитного и операционного). Он, как предполагается, будет формироваться равными долями по 0,625% в год, начиная с 1 января 2016 г. Базель-III допускает, что национальный ЦБ, исходя из особенностей развития своего финансового рынка, может устанавли­вать более высокие значения контрциклического буфера (свыше 2,5%). Но для ЦБ важно правильно обосновать принятие такого решения. В противном случае можно спровоцировать сжатие кредитного рынка и спад в реальном секторе экономики.

39 Благодаря финансовой глобализации и интеграции национальных финансовых рынков в последние годы росло число финансовых посред­ников, функционирующих на рынках нескольких юрисдикций. В от­ношении таких банков (подверженных кредитным рискам нескольких юрисдикций) ЦБ может вводить повышенные требования к размеру контрциклического буферного капитала. Данный норматив должен учитывать средневзвешенную долю национального и международного бизнеса банка. Важно, чтобы решение об использовании банками контр­циклического буферного капитала принимал ЦБ или регулирующий орган страны, где риск начинает реализовываться. Для купирования возможного распространения системных рисков предпочтительно, чтобы надзорные органы разных стран заключали между собой соглашения, содержащие соответствующие «оговорки согласия» (reciprocity clauses).

Надзорный орган юрисдикции, где зарегистрирована головная контора финансового посредника, выступающего источником риска, должен выбрать, установить ли для нее более высокий, чем регулятор принимающей страны, уровень контрциклического буферного капита­ла, или такой же. Капитальные требования регулятора материнского банка не могут быть меньше, чем регулятора принимающей страны.

39 Помимо контрциклического буферного капитала для противо­действия процикличности развития финансовой системы ЦБ могут использовать и другие провизии, предусмотренные Базелем-III.

39 Во-первых, как отмечалось выше, это создание консервативного буфер­ного капитала (2,5% капитала 1-го уровня), позволяющего банкам на постоянной основе абсорбировать потери без нарушения минималь­-40-ных требований достаточности капитала и сокращения банковского кредитования.

40 Основной недостаток данного норматива состоит в том, что консервативный буферный капитал формируется за счет чистой прибыли банка и соответственно сокращает объем распределяемой прибыли. Последнее может подталкивать менеджеров банка исполь­зовать буфер не по назначению.

40 Во-вторых, в качестве инструментов снижения процикличности ЦБ может использовать лимитирование допустимого уровня левереджа и вводить более жесткие нормативы ликвидности. Эти инструменты способны существенно ограничить формирование финансовых дис­балансов в фазе экспансии финансового цикла. В частности, установ­ленный ЦБ лимит допустимого левереджа выступает важным огра­ничителем бизнес-стратегий банка, когда его менеджмент чрезмерно оптимистично оценивает системный риск и величину собственного капитала, удовлетворяющего минимальным требованиям регулятора. Учитывая это обстоятельство, Базельский комитет по банковскому надзору установил период времени, в течение которого националь­ным регуляторам предстоит оценить тренды динамики левереджа в национальной банковской системе и его связи с коэффициентом достаточности собственного капитала банка, взвешенного по уровню риска (операционного, рыночного и кредитного).

40 Совет по финансовой стабильности БМР на основе положитель­ного опыта ряда ЦБ разработал рекомендации по регулированию дисконтов и маржи при оценке принимаемых банками обеспечений, позволяющие ослабить процикличность развития финансовой системы. Главным образом они касаются двух направлений соответствующего регулирования: а) взаимосвязей между размером дисконта, маржи и уровнем левереджа в обычных условиях и в периоды рыночной рецессии; б) выбора контрциклических вариаций маржи и дисконтов, ослабляющих процикличность левереджа на рынках финансирования ценными бумагами и смягчающих системное воздействие соответствую­щего делевереджа (Committee on the Global Financial System, 2010).

40 Комитет по международным стандартам финансовой отчетности (IASB) и Совет по стандартам финансового учета США (FASB) об­народовали свои предложения о том, какие подходы могут использовать регуляторы при формулировании требований к формированию банками резервов на возможные потери по кредитам и приравненной к ним за- долженности7.

7 www.ifrs.org;www.fasb.org.

40 Эти предложения нацелены на более раннее выявление возможных потерь, тем самым они будут противодействовать процикличности развития финансовой системы. В октябре 2011 г. указанные инсти­туты в ответ на запросы «большой двадцатки» и Совета по финансовой стабильности выпустили совместный доклад, содержащий общий подход к оценке ожидаемых потерь по кредитам. В докладе представлены прин­ципы надзорных процедур, которые могут улучшить практику форми­рования резервов, смягчающих процикличность (IMF, 2011).

40 Независимо от новых международных стандартов ЦБ некоторых стран уже в течение ряда лет для смягчения процикличности разви­-41-тия финансовой системы используют пруденциальные инструменты, основанные на ценах и количествах. Среди инструментов, основанных на ценах, контрциклические изменения в весах рисков по определен­ным инструментам, секторам или рынкам (например, для кредитов, номинированных в иностранной валюте, потребительских кредитов, кредитования покупки недвижимости, строительного сектора или рынка акций) используются для защиты финансовой системы от фор­мирования кредитного риска в периоды чрезмерного роста кредитов или бума цен на активы.

41 Пруденциальные инструменты, основанные на количествах, могут быть настроены как контрциклические посредством установки меняю­щихся во времени ограничительных рамок и лимитов, связанных с кредитованием. ЦБ может устанавливать лимиты или совокупного кредитного портфеля, или конкретных разновидностей кредитов, или кредитов, предоставленных предприятиям определенных отраслей эко­номики. Примеры ограничительных рамок включают меняющиеся во времени соотношения между суммой кредита и стоимостью обеспечения (LTV), между объемом задолженности и доходом заемщика (DTI), между суммой кредита и классом кредитоспособности заемщика, между суммой кредита и требованиями по инвалютной ликвидности (Lim et al., 2011).

41 Некоторые национальные регуляторы используют инструменты, по сути, не макропруденциальные, но выполняющие эту функцию. В ряде стран (Китай, Гонконг и др.) такие инструменты часто приме­няют при проведении ДКП, ограничивающей кредитную экспансию. Они включают маржинальные резервные требования к фондированию банков, лимиты на объем или темп роста совокупного кредита или его конкретных разновидностей. Их дискретное использование носит контр­циклический характер. В других странах (Бразилия, Филиппины, Турция и др.) предлагают ввести налог на недепозитные банковские пассивы. В теории, это может снижать негативные экстерналии, воз­никающие при привлечении банками избыточных ресурсов и оптовом фондировании, ограничивать слишком быстрый рост активов в фазе экономического роста (IMF, 2010). Подобные меры могут стать частью макропруденциального инструментария ЦБ, если они нацелены на купирование системного риска и четко определены полномочия и сфера ответственности регулятора, наделенного необходимой степенью опера­ционной независимости и подотчетности перед обществом.
Инструменты для купирования межсекторального аспекта системного риска

41 Цель применения инструментов, купирующих межсекторальный аспект системного риска, — снижение его концентрации. Данное про­явление системного риска характерно для ситуаций, когда риск одина­ково реализуется во всех финансовых институтах (например, в период кризиса ликвидности) или если балансы финансовых институтов тесно взаимосвязаны (например, через риск контрпартнера).

41 Для противо­действия возможной реализации указанного проявления системного риска Совет по финансовой стабильности рекомендует национальным

42 регуляторам особое внимание уделять: а) снижению подверженности отдельных финансовых институтов данному риску; б) предотвращению распространения реализовавшегося риска в конкретном банке на всю финансовую систему.

42 Повышение устойчивости каждого института к негативным шокам усиливает гарантии стабильности финансовой системы. Финансовая устойчивость отдельных институтов снижает вероятность проявления эффекта домино — распространения банкротств банков. С этой целью в стандартах Базель-III повышены требования к капиталу банков и их ликвидности, а также предусмотрено несколько дополнительных провизий, позволяющих смягчать последствия реализации рисков, исходящих от отдельного банка или от системно важных финансовых посредников. Перечень таких мер достаточно широкий:

— введение более высоких капитальных требований при осущест­влении банками торговли ценными бумагами, операций с дериватива- ми, сделок комплексной секьюритизации, а также к банкам, имеющим большие объемы забалансовых счетов;

— предоставление капитальных стимулов банкам, использующим централизованных контрпартнеров по внебиржевым сделкам ^ver-the- counter, OTC) с деривативами;

— использование нормативов ликвидности, учитывающих риски оптового краткосрочного фондирования;

— предъявление более высоких капитальных требований к бан­кам, осуществляющим операции между секторами финансового рынка (предлагающим трансрыночные продукты).

42 Осенью 2010 г. лидеры стран «большой двадцатки» дали пору­чение наднациональным финансовым институтам разработать реко­мендации по включению в политику финансовой стабильности мер, минимизирующих последствия моральных рисков и экстерналий, по­рождаемых деятельностью системно важных финансовых институтов (FSB Report, 2010a). Основные цели такой политики: а) повысить возможности системно важных финансовых институтов абсорбировать потери для снижения вероятности их банкротства; б) формализовать порядок реструктуризации или компенсации убытков при банкротстве таких институтов для ограничения возможного негативного воздейст­вия на финансовую систему; в) усилить надзор за системно важными институтами для раннего выявления проблем и предотвращения по­тенциального стресса финансовой системы в целом; г) укрепить клю­чевую инфраструктуру финансового рынка для снижения вероятности распространения риска при банкротстве системно важных институтов.

42 Эффективность макропруденциальной политики дополняют и усиливают меры, снижающие системный риск путем укрепления финансовой инфраструктуры. В сентябре 2009 г. лидеры «большой двадцатки», подчеркнув необходимость повышения открытости на рынках производных инструментов, объявили о проведении до конца 2012 г. реформ на рынках деривативов. Их цель — снизить системный риск, обусловленный непрозрачностью производных, сложно сконст­руированных продуктов и сделок, ограничить провалы регулирова­ния и негативные экстерналии рынка таких инструментов.

42 Осенью

43 2010 г. лидеры «большой двадцатки» одобрили рекомендации Совета по финансовой стабильности, стимулирующие совместные усилия разных регуляторов по стандартизации процедур централизованного клиринга на организованных площадках по торговле производными инструментами и унификации финансовой отчетности внебиржевых сделок с деривативами (FSB Report, 2010b).
Оценка эффективности макропруденциальных инструментов

43 Макропруденциальные инструменты способны смягчать систем­ный риск, связанный с кредитом, ликвидностью и капиталом. Это подтвердили результаты обследования ЦБ 49 развитых стран и стран с формирующимся рынком, использующих в надзорной практике макропруденциальные инструменты (Lim et al., 2011). Специалисты МВФ рассматривали эффективность макропруденциальных инстру­ментов по трем направлениям. Во-первых, они оценивали результаты деятельности ЦБ, активно использовавших макропруденциальные инструменты в надзорной практике до и во время глобального финан­сового кризиса. Во-вторых, определяли динамику целевой рисковой переменной до и после введения макропруденциальных инструментов. В-третьих, оценивали воздействие макропруденциальных инструмен­тов на различные целевые переменные системного риска. Проведенный экспертами МВФ анализ позволил сделать некоторые выводы.

43 1. Надзорный опыт нескольких ЦБ (Китая, Колумбии, Южной Кореи, Новой Зеландии, США и ряда восточно-европейских стран) свидетельствует о достаточной эффективности макропруденциальных инструментов. Эмпирически было подтверждено, что некоторые ЦБ достигали целевых критериев финансовой стабильности за счет исполь­зования только макропруденциальных инструментов, другие — за счет их сочетания с инструментами (мерами) иных направлений экономи­ческой политики. При этом макропруденциальные инструменты могли быть довольно разнообразными, фиксированными или регулируемы­ми (по правилам или дискретно) в зависимости от типа финансовых институтов, состояния национальной экономики, развития финансового сектора или выбранного режима обменного курса.

43 Так, Народный банк Китая для замедления темпов кредитной экспансии и инфляции, в том числе цен на активы, в 2010 г. использовал сочетание фискальных и макропруденциальных инструментов (динамическую дифференцированную систему резервных требований). В 1999 г. ЦБ Колумбии для ограничения подверженности банков дефолту использовал макропруденциальные инструменты, способствующие снижению доли «плохих» кредитов. В странах Восточной Европы ЦБ применяли одновременно несколько макропруденциальных инструментов для сдерживания рос­та инвалютных банковских кредитов. Начиная с 2000 г. ЦБ Испании использовал динамические (меняющиеся во времени) провизии, помогающие банкам покрывать растущие во время непродолжительных рецессий потери по кредитам.

43 В 2010 г. ЦБ Южной Кореи ввел лимиты, снижающие уязвимость финансовой системы перед при­током краткосрочного внешнего фондирования, а ЦБ Новой Зеландии для снижения риска системной ликвидности банков использовал два новых макропруденциальных

44 норматива — норматив базового фондирования и норматив разрывов в ликвидности по срочности.

44 В 1991 г. ФРС США ввела норматив допустимого уровня левереджа для коммерческих и инвестиционных банков. Эти требования достаточности капитала не менялись даже при изменении обстоятельств. Но в 2004 г. для инвестиционных банков данный норматив был отменен. В условиях провалов регулирования это привело к стремительному росту левереджа указанной группы банков, ставших основными триггерами глобального финансового кризиса (например, банкротство инвестиционного банка Lehman Brothers).

2. Оценка динамики целевых переменных системного риска в периоды до и после введения макропруденциальных инструментов показала, что некоторые из них оказывают существенное воздейст­вие на темпы роста кредита. Речь в первую очередь идет о таких инструментах, как лимиты на LTV и DTI, динамические провизии и резервные требования. Так, темп прироста кредита и рост цен на активы снижались примерно в половине стран выборки после введения ЦБ лимитов на LTV. Использование лимитов на DTI давало более ограниченный эффект: темпы роста кредита снижались, а цены на активы — нет. Темпы роста кредита и цен на активы снижались и при введении динамических провизий, но в значительно меньшей степени, чем рост финансового левереджа.

44 Эффективность макропруденциальных инструментов объясняет­ся снижением корреляции между ростом кредитования и динамикой ВВП. В странах, ЦБ которых ввели лимиты на LTV, DTI и резервные требования, эта корреляция была намного меньше, чем в странах, где ЦБ не использовали эти инструменты. Там, где ЦБ установили ограничения на темпы роста кредита или динамические провизии, корреляция между темпами роста кредита и ВВП была отрицательной. Но применение лимитов на инвалютные кредиты и ограничения на распределение прибыли не давали подобного эффекта.

3. Оценка воздействия макропруденциальных инструментов на различные целевые переменные системного риска. Регрессионный ана­лиз показал, что макропруденциальные инструменты могут воздейст­вовать на четыре фактора системного риска: темпы роста кредита, системную ликвидность, финансовый левередж и потоки капитала8.

8 Темпы роста кредита определены через логарифм изменения требований к частному сектору со стороны банков и небанковских финансовых институтов; системная ликвидность — через межбанковские кредиты как часть совокупных депозитов, что позволяет уловить небазовое фондирование; левередж — через превышение активов над собственным капиталом (для банков и небанковских финансовых организаций); потоки капитала — через долю пассивов от нерезидентов в совокупных требованиях к нерезидентам.

44 Для расчета регрессий были использованы данные по 49 странам за десять лет, с 2000 по 2010 г., собранные в ходе обследования МВФ. Результаты расчетов показали, что большинство макропруденциальных инструментов эффективны, то есть могут ограничивать проциклич- ность развития финансовой системы и уровень финансового левереджа. Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы.

44 На темп роста кредита частному сектору влияют 5 из 10 инст­рументов (лимиты на LTV и DTI, прямые ограничения кредита, резервные требования и динамические провизии).

44 Эти макропруден-45-циальные инструменты снижают корреляцию между темпами роста кредита и ВВП.

45 Например, лимит на LTV снижает процикличность темпов роста кредита на 80 п. п.

45 На системную ликвидность наибольшее влияние оказывает счет оптового фондирования из источников, отличных от депозитов. Установление лимитов на разрывы в срочности особенно эффективно, если учитывает долю оптового фондирования. Введение лимитов на раз­рывы в срочности активов и пассивов оказывает статистически значимое воздействие, особенно если банки практикуют оптовое фондирование.

45 На левередж (активы/собственный капитал) влияют 6 из 10 инструментов (лимиты на DTI, прямые ограничения кредита, резервные требования, лимиты на инвалютное кредитование, контр­циклические капитальные требования и динамические провизии). В целом макропруденциальные инструменты, ориентированные на рост капитала банка или сдерживающие темпы роста кредита, сокра­щают процикличность левереджа. Динамические провизии снижают процикличность и темпы роста и кредита, и левереджа. Эффект дру­гих макропруденциальных мер пока оценить сложно, так как лишь несколько ЦБ применяли их в последние два года.

45 На потоки капитала (инвалютные пассивы/иностранные акти­вы) статистически значимо влияют лимиты чистой открытой валютной позиции.
* * *

45 1. Макропруденциальная политика нацелена на обеспечение ста­бильности финансовой системы в целом, в том числе взаимосвязей финансового и реального секторов экономики. Включение поддержания макрофинансовой стабильности в перечень целей деятельности ЦБ требует поиска новых форм взаимодействия ЦБ с органами законо­дательной и исполнительной власти, а также определения приоритет­ности сфер его ответственности при конфликте целей.

2. Для купирования возможного воздействия системного риска на реальную экономику ЦБ располагают относительно эффектив­ными макропруденциальными инструментами. На практике они не столько замещают микропруденциальные инструменты ДКП, сколько дополняют их. Конкретный дизайн макропруденциальных инстру­ментов зависит от уровня экономического развития страны, глубины и структуры национального финансового рынка, его уязвимости перед внешними шоками, а также применяемого режима обменного курса.

3. Макропруденциальные инструменты, воздействующие на вре­менное проявление системного риска, предназначены для снижения возможных нарушений взаимосвязей в рамках финансовой системы или между финансовой системой и реальной экономикой.

45 С этой це­лью ЦБ может предъявлять требования к финансовым институтам создавать различные контрциклические буферы (резервы, провизии), вводить лимит левереджа, использовать методики расчета дисконтов и маржи при оценке принимаемых банками обеспечений, а также уста­навливать лимиты, ограничивающие кредитную экспансию (LTV, DTI,

46 прямые ограничения кредита, стандарты оценки кредитоспособности заемщиков, требования по инвалютной ликвидности).

46 Эмпирические данные показывают, что применение указанных инструментов способ­но существенно ограничить формирование финансовых дисбалансов в фазе экспансии финансового цикла.

46 4. Макропруденциальные инструменты, воздействующие на меж­секторальное проявление системного риска, применяют для ограни­чения его распространения:

— по всем финансовым институтам (например, в период кризиса ликвидности);

— от финансовых институтов, оперирующих на внебиржевом рынке финансовых деривативов, на других финансовых посредников;

— от банков, практикующих оптовое краткосрочное фондиро­вание или предлагающих трансрыночные продукты, на остальные элементы финансовой системы.

5. Использование макропруденциальных инструментов — отно­сительно новое явление в практике государственного регулирования. Имеющийся опыт отдельных стран по применению макропруден- циальных инструментов свидетельствует об их эффективности. Но ограниченность доступных эмпирических данных не позволяет комп­лексно проанализировать эффективность их применения. Необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить или опровергнуть способность макропруденциальной политики ограничивать процик- личность развития финансовой системы, смягчать колебания в рамках кредитного и финансового циклов.

46 6. Практическая эффективность применения макропруденциаль- ных инструментов зависит от точности их настройки, учитывающей особенности национальной экономики и финансовой системы, их уязвимости перед различными факторами системного риска, возмож­ностей использования финансовыми посредниками национального регулятивного и/или трансграничного арбитража.
Список литературы

Андрюшин С., Кузнецова В. (2011). Приоритеты денежно-кредитной политики цен­тральных банков в новых условиях // Вопросы экономики. № 6. С. 57—70. [Andryushin S., Kuznetsova V. (2011). Monetary Policy's Priorities of Central Banks in New Conditions // Voprosy Ekonomiki. No 6. P. 57—70.] Тинберген Я. (2004) Использование моделей в экономике: опыт и перспективы // Мировая экономическая мысль. Сквозь призму веков: в 5-ти т. Т. V: Всемирное признание: Лекции нобелевских лауреатов: в 2-х кн. / Отв. ред. Г. Г. Фети­сов. М.: Мысль. Кн. 1. С. 36 — 48. [Tinbergen J. (2004). The Use of Models: Experience and Prospects // World Economic Thought. Through the Prism of the Centuries. In 5th vols. Vol. V. Worldwide Recognition: Lectures of Nobel Laureates. In 2 Books / G. G. Fetisov (ed.). Moscow: Mysl. Book 1. P. 36—48.] Adrian T., Hyun Song Shin (2009). Prices and Quantities in the Monetary Policy Transmission Mechanism // International Journal of Central Banking. Vol. 5, No 4. P. 130 — 142.

Aspachs O., Goodhart C., Tsomocos D., Zicchino L. (2006). Towards a Measure of Financial Fragility. L.: Financial Markets Group, London School of Economics.

Bernanke B. S. (2010). Monetary Policy Objectives and Tools in a Low-Inflation Environment. www.federalreserve.gov/newsevents/speech/bernanke20101015a. htm.

Blinder A. S. (2010). It's Broke, Let's Fix It: Rethinking Financial Regulation // International Journal of Central Banking. Basel, Dec. P. 278—329.

Borio C. (2011a). Central Banking Post-crisis: What Compass for Uncharted Waters? // BIS Working Papers. No 353.

Borio C. (2011b). Rediscovering the Macroeconomic Roots of Financial Stability Policy: Journey, Challenges and a Way Forward // BIS Working Papers. No 354.

Committee on the Global Financial System (2010). The Role of Margin Requirements and Haircuts in Procyclicality // CGFS Paper. No 36.

Disyatat P. (2008). Monetary Policy Implementation: Misconceptions and Their Consequences // BIS Working Papers. No 269.

FSB Report (2010a). Reducing the Moral Hazard Posed by Systemically Important Financial Institutions. Oct.

FSB Report (2010b). Implementing OTC Derivatives Market Reforms. Oct.

Galati G., Moessner R. (2011). Macroprudential Policy — A Literature Review // BIS Working Papers. No 337.

IMF (2011). Macroprudential Policy: An Organizing Framework // Background Paper.

IMF (2010). A Fair and Substantial Contribution by the Financial Sector.

Lim C., Columba F., Costa A., Kongsamut P., Otani A., Saiyid M., Wezel T., Wu X. (2011). Macroprudential Policy: What Instruments and How to Use Them? Lessons from Country Experiences // IMF Working Papers. No 238.

Moreno R. (2011). Policymaking from a "Macroprudential" Perspective in Emerging Market Economies // BIS Working Papers. No 336.

Nier E. W. (2009). Financial Stability Frameworks and the Role of Central Banks: Lessons from the Crisis // IMF Working Paper. No 70.

BIS (2010). Perspectives on Inflation Targeting, Financial Stability and the Global Crisis // BIS Working Papers. No 51.

Macroprudential Policy Instruments of Central Banks

Sergei Andryushin, Valentina Kuznetsova

Authors affiliation: Institute of Economics, RAS (Moscow, Russia). Emails:

sandr956@gmail.com, vkuz_55@mail.ru.

The paper analyzes central banks macroprudencial policy and its instruments. The issues of their classification, option, design and adjustment are connected with financial stability of overall financial system and its specific institutions. The macroprudencial instruments effectiveness is evaluated from the two points: how they mitigate temporal and intersectoral systemic risk development (market, credit, and operational). The future macroprudentional policy studies directions are noted to identify the instruments, which can be used to limit the financial system development procyclicality, mitigate the credit and financial cycles volatility.

Keywords: countercyclicality, macroprudential policy, macrofinancial stability, macroprudential instruments, systemic risk. JEL: G28, E58.


Скачать файл (670 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации