Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Бессонова О. Институциональная матрица для модернизации России - файл n1.doc


Бессонова О. Институциональная матрица для модернизации России
скачать (1356 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc1356kb.06.01.2013 15:53скачать


n1.doc

Бессонова О. Институциональная матрица для модернизации России // Вопросы экономики. 2012, №8. М.: Издательство НП «Редакция журнала «Вопросы экономики»», 2012. – 160 с. С.122-144.
О. Бессонова

Институциональная матрица для модернизации России

Бессонова Ольга Эрнестовна (beol@ngs.ru), д. соц. н., ведущий научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН (Новосибирск).
122 В статье анализируется процесс формирования институциональной матрицы России с учетом ее предшествующего развития, но в русле законов экономической эволюции. Рассматривается структура и развитие институциональной матрицы раздаточного типа по трем историческим циклам. Показано, что в трансформационных фазах используется рыночная институциональная матрица, маскирующая квазирынок. Автор делает вывод, что выходы из системных кризисов происходили за счет взаимного замещения двух типов институциональных матриц, следствием чего стала циклическая траектория развития России. Обосновано, что современная институциональная матрица обеспечит переход на новый уровень качественного роста только в случае синтеза рыночных и раздаточных механизмов.

Ключевые слова: рынок, раздаток, институциональная матрица, модернизация, квазирынок, раздаточная экономика, трансформация, институциональные циклы.

JEL: B52, N43, N44, O52, P30.

122 Экономическая политика модернизации в России ориентирована на формирование современной институциональной матрицы, способной запустить долгосрочный тренд экономического роста. В какой мере новая институциональная матрица будет зависеть от предшествующего разви­тия? В какой мере процесс ее формирования находится в русле единых законов экономической эволюции? Каковы неизменные структурные блоки, которые предстоит воссоздать в новых формах, а какие вспомога­тельные части будут отброшены, поскольку исчерпали свой потенциал?

122 В 1990-е годы в рамках Новосибирской экономико-социологической школы на обширном историческом материале мы разработали теорию «раздатка».

122 Для описания раздаточной экономики были введены в на­учный оборот новые понятия, в том числе образованные из устойчивых терминов повседневного хозяйственного быта.

122 Теория раздатка связана с российской реальностью, которую обычно не учитывают основные интеллектуальные течения рыночного «мейнстрима». Это позволило изменить базовые постулаты и предложить новую концепцию1, в кото­-123-рой рыночные и раздаточные институты рассматриваются с одинаковых методологических позиций.

1 Категориями и базовыми положениями теории раздатка активно пользуются авторы собственных концепций в экономике, социологии и политологии: С. Кордонский (концепция ресурсно-сословного государства), Р. Нуреев (власть-собственность в России), О. Шкаратан (российский этакратизм), С. Кирдина (Х- и Y-экономики), Ю. Пивоваров (русская система), Н. Розов (российская цикличность по осям «государство — свобода»), Н. Сомин (экономика служения в православном государстве), В. Сигов (служебно-раздаточная экономика российской цивилизации). Можно констатировать консенсус в отношении природы раздаточной экономики России также по многочисленным учебным курсам и ссылкам (см. на сайте: razdatok.narod.ru).

123 Такая парадигма была подготовлена всем ходом развития общест­венных наук и параллельно развивается в разных странах (Блок, 2004; Буайе и др., 2008; Норт, 2010; Норт и др., 2011). В ее основу положена методология институционализма, причем как социологического, так и экономического направления2.




Структура институциональных матриц в рыночной и раздаточной экономиках

123 Интегрально-институциональная («рыночно-раздаточная») парадиг­ма основана на том, что рынок и раздаток3 зародились в глубокой древно­сти как два объективно-необходимых институциональных механизма выживания человечества. «Оборот продуктов и услуг осуществляется отнюдь не только посредством рыночной системы, продукты и услуги также циркулируют через системы перераспределения, реализуемые той или иной формой Центра (в современный период его роль выполняет государство).

2 См. подробнее анализ этих подходов в: Бессонова, 1999. С. 9—59.

3 Раздаток — механизм нерыночного распределения ограниченных ресурсов и общественного продукта посредством отношений «сдача-раздача». Раздаточная экономика — экономическая система, в которой нерыночные механизмы играют доминирующую роль, а рыночные — вспомогательную, распределение ресурсов происходит в форме раздачи за несение (выполнение) службы.

123 Они всегда имеют специфический характер — в зави­симости от конкретных исторических, культурных и политических контекстов» (Буайе и др., 2008. С. 17).

123 Раздаток организовывал хозяйст­венную жизнь общин, обеспечивая приспособление к природной среде, а рынок формировал экономические связи между общинами.

123 Раздаток возникает как реакция на неопределенность влияния внешней среды, в рамках которой затраты и результаты экономичес­кой деятельности не находятся в однозначном соответствии. Часто такого соответствия из-за непредсказуемости природно-климатических условий просто не существует. Поэтому любой полученный результат считается «интегральным», то есть принадлежащим всему обществу независимо от трудовых и временных затрат на его получение.

123 Нормы распределения ресурсов и согласования взаимодействий внутри общины отлаживались веками, пока не созрели и не стали устойчивыми институциональными формами служебного раздатка. Затем, около 4 тыс. лет назад, обезличенные институты раздатка были перенесены на высший, надобщинный уровень, из которого родились государственные образования (царства, княжества, империи), позволяю­щие координировать деятельность большого числа общин (Скотт, 2005).

123 Рынок, напротив, помогал человечеству индивидуализировать затраты и результаты, что позволяло отбирать более эффективные формы развития, которые затем часто использовались и в раздаточ­ной среде.

123 Именно поэтому рынок и раздаток всегда дополняли друг друга в разных формах и, несмотря на конфликтное взаимодействие,

124 обеспечивали равновесие социально-экономических систем, начиная с древнейших цивилизаций (Шумер, Египет, Вавилон).

124 Со времен Древней Греции, около 2,5 тыс. лет назад, выделились два типа общественных систем, в которых доминантой выступала либо частная собственность и отношения купли-продажи, либо общественно- служебная (государственная) собственность и отношения «сдача-раздача» (см. табл. 1). С тех пор человечество разделилось на рыночный «Запад» и раздаточный «Восток», что к ХХ в. вылилось в противостояние идео­логий зрелых форм рынка и раздатка — капитализма и социализма4.

124 Основным принципом функционирования раздаточной экономики является координация сдаточных и раздаточных потоков — натураль­ных и финансовых — в рамках общественно-служебной собственности.

124 Саморегуляция экономики обеспечивается механизмом жалоб, представляющих собой сигналы обратной связи. В них фиксируются отклонения количества и качества получаемых ресурсов (услуг) от установленных нормативов.

124 Трудовые отношения регулируются зако­нами обязательного служебного труда посредством штатных расписа­ний. Такое устройство институциональной среды определяет правила деятельности всех хозяйствующих субъектов.
124 Таблица 1

Структура институционального ядра*



Элементы институционального ядра

Рыночного типа

Раздаточного типа

Базовые институты обмена

Купля-продажа

Сдача-раздачаа

Базовый институт собственности

Частная

Общественно-служебнаяб

Базовый сигнальный институт

Прибыль

Жалобы и обращения

Компенсаторный институтв

Институт государственного регулирования и социального обеспечения

Институт рыночной торговли и частного предпринимательства

Формационный элемент

Частный труд

Служебный трудг

* Подробное описание категорий институционального ядра см. в: Бессонова, 1997.

а Отношения «сдача-раздача» — форма взаимодействия государства и населения путем передачи продуктов труда и услуг представителям госорганов с последующей раздачей прав владения и распоряжения материальными и нематериальными объектами для обеспечения выполнения служебных обязанностей.

б Общественно-служебная собственность — отношение по распоряжению и использованию ограниченных ресурсов и продуктов между государственными органами и хозяйствующими субъектами на основе выполнения специальных правил, норм и процедур.

в Компенсаторные институты — нормы и правила, сглаживающие и нивелирующие «провалы» и недостатки в функционировании базовых институтов.

г Формационный элемент — модель трудовых отношений, конкретизирующая форму базовых институтов на определенном историческом этапе; создает многообразие форм базовых институтов. Служебный труд — обязательное участие индивидов в трудовом процессе в рамках общественно-служебной собственности и (или) выполнение ими предписанных государственных функций и обязанностей.

4 Понятие «капитализм» как инструмент теоретического описания западной реальности стало популярным после публикации в 1848 г. «Манифеста коммунистической партии» К. Маркса, в котором капитализм и социализм рассматривались на одной исторической шкале как две следующие друг за другом формации. В дальнейшем свойства этих формаций описывались в сравнительном соотношении, что сделало термин «капитализм» перегруженным идеологическим смыслом, как и «социализм». Именно поэтому в современной литературе для анализа реальных процессов он практически не используется, однако в идеологических дебатах по-прежнему присутствует.

125 Если базовые институты общества — это «правила игры», то хо­зяйственный механизм — это «двигатель», с помощью которого обес­печивается экономическое воспроизводство. Хозяйственный механизм раздаточной экономики состоит из взаимодополняющих «структурных блоков», каждый из которых выполняет свою системную функцию. Как показал исторический анализ, набор этих структурных блоков строго определен, и только вместе они обеспечивают устойчивое функ­ционирование экономики. На всем протяжении развития экономичес­ких систем наблюдалась неизменность структуры хозяйственного меха­низма, а каждый этап эволюции сопровождался совершенствованием форм его структурных блоков.

125 Хозяйственный механизм, оформленный законодательными норма­ми, кодексами, регламентами и правовыми актами, есть составная часть институциональной матрицы. Каждому институциональному циклу соответствуют свои закрепленные в законах формы хозяйственного механизма, то есть своя институциональная матрица. Неизменен лишь тип институционального ядра, который задает характер структурных блоков. Например, раздаточное ядро предопределяет создание разда­точной институциональной матрицы с раздаточными формами каж­дого структурного блока, а рыночное ядро порождает соответственно рыночную институциональную матрицу (см. табл. 2).

125 В раздаточной экономике базовым является институт общест­венно-служебной собственности. Государство, будучи владельцем основных ресурсов, распоряжается ими и несет ответственность за их использование в интересах всего общества. Оно раздает и закреп­ляет части собственности за хозяйствующими субъектами.
125 Таблица 2

Структура хозяйственного механизма в институциональных матрицах






Структурный блок

Тип институционального ядра

раздаток

рынок

1

Система управления

Ведомственно-иерархическая

Программно-бюджетная

2

Форма организаций

Государственная, общественно- коллективная

Частная, акционерная

3

Производственная программа

Директивные задания

Рыночная конъюнктура

4

Система нормативов

Единая отраслевая

Законодательные ограниче­ния — стандарты

5

Цены

Централизованные

Cвободные и регулируемые

6

Система обеспечения и финансирования

Безналичное фондирование

Наличные деньги, кредиты, ценные бумаги

7

Оплата труда

Общегосударственное штатное расписание

Трудовые контракты

8

Обеспечение жильем и социальными благами

Бесплатная раздача по нормам и нуждаемости (ведомствен­ный, отраслевой, партийный контуры), жилищные коопера­тивы, индивидуальное жилье

Покупка, аренда, ипотека, социальное страхование, пособия, общественные сек­торы с раздачей малообес­печенным

9

Система регистрации

Обязательная

Уведомительная

10

Сигнальная система

Административные отчеты и рапорты, жалобы

Прибыльность, судебные иски


125 При этом центральные ведомства определяют соответствующие правила, нормы

126 и процедуры ее использования, объем сдачи продукции или услуг всеми хозяйствующими субъектами.

126 Частная собственность в рыночной среде представляет собой закрепление прав на владение за отдельными лицами или органи­зациями, использующими собственность в соответствии со своими интересами. При частной собственности взаимодействия между хозяйствующими субъектами осуществляются ими самостоятельно и регулируются законами рынка.

126 Институты собственности определяют формы организации.

126 В условиях раздаточной экономики доминируют государственные организации.

126 Их учреждают органы государственной власти, обеспе­чивая всеми необходимыми ресурсами, при этом вся их хозяйствен­ная деятельность полностью регулируется государством. В рыночной экономике преобладают организации, создаваемые частными лицами с целью получения прибыли на рынке.

126 В раздаточной экономике действует административная модель управления. Она характеризуется иерархическим устройством, при котором нижестоящие звенья управления находятся в прямом подчи­нении вышестоящего звена, концентрирующего в своем распоряжении финансовые и материальные ресурсы. В организациях раздаточной экономики существует нормативный порядок определения всех источ­ников финансовых средств, их поступления и использования.

126 В рыночной экономике соответствие спроса и предложения обес­печивается механизмами конкуренции и контрактной (договорной) моделью. При такой модели управления все хозяйствующие субъекты самостоятельны и между ними формируются горизонтальные отноше­ния на основе контрактов.

126 Саморегуляция экономической системы любого типа и ее коррек­ция осуществляются на основе сигнальной системы. Основным видом сигналов в рыночной экономике выступает прибыль. Если большинство организаций стабильно работают с прибылью, то рыночная экономика находится в состоянии устойчивого развития. Если же организации в массовом масштабе не зарабатывают прибыль и разоряются, то в рыночной экономике наступает кризис.

126 В раздаточной экономике основным видом сигналов выступают административные жалобы.

126 Жалоба представляет собой указание на нарушения в функционировании экономической системы.

126 Во всех сферах и отраслях раздаточной экономики определяется порядок учета жалоб.

126 На государственном уровне определяются правила подачи жа­лоб, их регистрации, норматив времени для реагирования по жалобе на всех уровнях управленческой иерархии. Работой с жалобами в каж­дом звене занимаются специально выделенные для этого сотрудники. Кроме того, в распорядке работы каждого руководителя фиксируется время для личного приема и разбора жалоб по его участку работы.

126 Итак, центральная идея интегрально-институциональной («рыночно-раздаточной») парадигмы состоит в том, что в ходе длительного цивилизационного развития были выработаны универсальные способы экономической организации — рынок и раздаток.

126 Рыночные и раздаточ­ные способы координации зародились в древности, прошли циклический

127 путь развития, в рамках которого вырабатывались их формы, соотне­сенные с технологическими укладами и характером окружающей среды.

127 Рыночные и раздаточные экономики содержат в себе как механизмы эффективного динамического саморазвития, так и «узкие места», кото­рые при определенных обстоятельствах могут спровоцировать кризисы и даже разрушение экономической системы. При этом каждый тип эко­номики развивается на основе собственной институциональной матрицы, совершенствуя и видоизменяя ее формы в рамках конкретного цикла, но сохраняя неизменной природу своего институционального ядра.

127 В настоящее время накопленные общественными науками знания о положительных и отрицательных сторонах двух способов коорди­нации все более подвигают исследователей к выводу о необходимости их синтеза, в котором усиливались бы положительные свойства и ми­нимизировались отрицательные.

127 «Путь к постиндустриальному обществу должен пролегать через смешанную, социально ориентированную экономику, через комбинацию рыночных и нерыночных факторов, конкуренции и содружества, эффективности и справедливости, частных и общих интересов, индивидуальности и коллективности, самоорганизации и орга­низации — этих хотя и противоречащих друг другу, но не взаимоисключающих сущностей» (Кохно, 2011. С. 105).

127 На самом деле непримиримыми антагонистами являются не рынок и раздаток, а их идеологические оформления — капитализм и социализм, выстроенные на акцентировании только противоположных свойств. Но с переходом к иной парадигме именно эта противоположность при пра­вильном сочетании позволит новой экономической системе стать стабиль­ной и устойчивой, а свойства нерыночных отношений (как и рыночных) будут восприниматься как закономерные и необходимые для обеспечения экономической эффективности и социальной гармонии (см. табл. 3). При этом важно подчеркнуть, что имеется в виду «не подчинение ин­дивидуальных предпочтений интересам общества и не игнорирование социальных интересов в угоду индивидуальным преференциям, а именно гармонизация интересов» (Гринберг, 2011. С. 65 — 66).
127 Т а б л и ц а 3

Нерыночная экономика в «старой» и «новой» парадигме



Старая парадигма*

Новая парадигма

Искусственная, субъективная

Естественная, объективная

Внеисторическая, сконструированная диктаторами

Укоренена в истории

Отсутствуют сигналы обратной связи и механизм саморегуляции

Сигналы обратной связи (в форме жалоб) обеспечивают механизм саморегуляции

Обслуживает только авторитарные (тоталитарные) режимы

На определенном этапе развития становится демократической

Антагонизм с рыночными институтами

Сосуществует с рыночными институтами на принципах «доминантности-компенсаторности»

Государственно-принудительный характер труда

Служебная организация труда с базовой моти­вацией служения

* Нерыночная экономика в рамках этих подходов называется иначе: редистрибутивная, административно-командная, централизованно-управляемая, планово-распределительная, экономика в системе «власть-собственность», однако к 2010 г. все больше исследователей начинают разделять позиции новой парадигмы, сохраняя при этом названия своих концепций.

128 Другими словами, в XXI в. человечество перейдет от идеологии конфронтации двух «способов бытия» (в терминах Э. Дюркгейма, 1996) к их сознательной интеграции, синтезу и сочетанию в разных формах. Только это обеспечит выход России и всего человечества из цикличес­кой «колеи» с катастрофами и распадами государств на устойчивую контролируемо-колебательную траекторию развития (Аузан, 2007; Бессонова, 2007).

128 Теоретическое обоснование возможности соединения рынка и раздатка (иерархии) в рамках единой рыночной системы дал Р. Коуз, а более развернутое и углубленное — О.Уильямсон. Однако тезис о том, что раздаточные экономики не трансформируются в рыноч­ные, а включают рыночные формы для приобретения устойчивости и эффективности, обосновывается только в рамках «рыночно-раз- даточной» парадигмы. С учетом дополнения рыночного мейнстрима практикой раздаточных стран экономическая наука сможет перейти на новый парадигмальный уровень.




Три раздаточные институциональные матрицы — три модернизации России

128 В российском государстве, к неизменным чертам которого отно­сятся многонациональность, обширная территория, низкая плотность населения, разнообразный (но в основном суровый) климат, неста­бильная урожайность, обилие природных богатств, сформировалось институциональное ядро с доминированием раздаточных институтов. Это означает, что в длительные периоды выживание суперэтноса здесь обеспечивается базовыми институтами «сдачи-раздачи», а рыночные институты выполняют компенсаторную функцию. В короткие пери­оды трансформаций происходит «рокировка»: рыночные институты становятся доминантными, а раздаточные институты преобразуются в новые формы.

Экономика раздаточного типа характерна для обществ, в которых сформировался высокий уровень коммунальности. Коммунальность — такое устройство материально-технологической среды, при котором все ее части составляют единую нерасчленимую систему и не могут быть обособлены без угрозы ее распада. Такая коммунальная инфра­структура является общественным благом и условием выживания всего общества. Функции по поддержанию и развитию коммунальной инфраструктуры выполняет не совокупность частных субъектов, реа­лизующих свои интересы, а государство, выражающее общественный интерес. Оно создает соответствующую систему управления и через центральные органы определяет общие правила пользования комму­нальной инфраструктурой для всех хозяйствующих субъектов.

128 Яркий пример изучения коммунальности — теория «гидрав­лических обществ» К.А. Виттфогеля (Латов, 2007).

128 В категории «гидравлическая плотность» он сделал попытку замерить уровень коммунальности восточных обществ.

128 Западные ученые, столкнувшись с феноменом коммунальности, описали его в терминах «общественных благ», требующих либо непосредственного государственного управле­-129-ния, либо жесткого регулирования частного бизнеса, предоставляю­щего их (Хиллман, 2009).

129 В ходе исторического развития коммунальность материально- технологической сферы в России постоянно возрастала. При этом центр тяжести все больше переносился с природной среды (земли, лесов, недр и др.) на техническую инфраструктуру. В настоящее время коммунальный характер присущ многим отраслям с единой энергетической системой, централизованными коммуникациями, теп­ло- и водоснабжением. Устройство этих систем таково, что на каждом участке поддерживаются установленные из центра единые стандарты обслуживания и условия пользования.

129 Коммунальная инфраструктура в организационном ракурсе по­рождает то, что называется естественными монополиями, неизбежность которых обоснована в контексте трансакционных издержек (Уильямсон, 1996). Опыт двух российских трансформаций (1861 — 1917 гг., 1990 — 2010 гг.) показывает, что естественные монополии в частных руках становились гораздо менее эффективными, чем в государственных. Это и приводило к необходимости восстанавливать государственные позиции в конце каждого цикла. Так, в 1916 г. российский «министр финансов Барк высказался за монополизирование (то есть национали­зацию. — О. Б.) всех тех отраслей, которые фактически уже монопо­лизированы частным капиталом» (Мау, 2010. С. 145).

Коммунальному характеру среды соответствует преобладание в социальной структуре групп, признающих ведущую роль госу­дарства в обеспечении услугами коммунальной инфраструктуры. Доминирование ценностей служения обусловлено историческим опытом выживания поколений, показавшего адекватность именно раздаточной экономической системы свойствам окружающей среды.

129 В теории раздатка было показано, что Россия в своей истории прошла три институциональных цикла, с раздаточными структуриро­ванными фазами и рыночными трансформациями (см. рис. 1).



130 Принципы выделения циклов базируются на типологии институ­циональной среды исходя из уровня развития сдаточно-раздаточных отношений. Деление на основные и переходные периоды определяется доминирующим типом отношений и характером собственности. В ос­новные периоды преобладает общественно-служебная собственность и сдаточно-раздаточные отношения, а в переходные периоды внедряет­ся частная собственность и распространяются рыночные отношения. Каждый цикл начинается с новой формы государственности и с от­рицания институциональной среды переходного периода.

130 Длительность циклов — один охватывает более двух столетий, а другой менее века — зависит от множества исторических факторов. «Циклы означают не полное повторение, а скорее новое воплощение лежащих в их основе принципов. История повторяется, но ее темы вы­ступают во все новых вариациях, когда изменяется не только содержа­ние, но и ритм и темп» (Штомпка, 1996. С. 199). В частности, в период второго цикла происходило резкое расширение границ российского государства, интеграция разных национально-региональных частей в единое целое, адаптация институтов раздатка к новым территориям.

130 Современное переосмысление экономической эволюции в России основано преимущественно на циклическом фундаменте, однако раз­личия в критериях выделения циклов в российской истории очень велики (Розов, 2011). Подчеркнем, что выделенные институциональные циклы отражают уровень «раздаточности» экономической системы. Это главное отличие циклической теории раздатка от всех других циклических теорий, в основу которых положены экономические или социально-политические параметры. Наша позиция наиболее близка к позициям Е. Гайдара и Л. Васильева, выделявших «династические» циклы для Востока (Гайдар, 1995; Васильев, 2008).

130 В IX—XII вв. сформировался и функционировал общинный разда­ток. В рамках общин всегда использовались раздаточные механизмы: старейшина распоряжался ресурсами, распределял занятия, раздавал еду и одежду по выработанным правилам и с учетом жалоб членов общин (см. рис. 2).

130 Первая модернизация и системное структурирование институцио­нальной среды в рамках всего государства пришлись на правление князя Владимира в X в. Прежде всего он внедрил идеологию правосла­вия в форме божественной заповеди служения обществу, в которой со­единил христианские постулаты, языческие верования и обязательный служебный труд. Одним из главных результатов этих преобразований стало формирование институциональной матрицы раздаточного типа, в основе которой лежал урочный хозяйственный механизм: сбор ресур­сов в «государственную» казну происходил на основе установленного «урока» для сельских и городских общин (см. табл. 4).

130 В таком механизме институты раздатка стали использоваться на уровне государства в целом. Сами общины также сохранили разда­точные способы функционирования, но с уже нормированными фор­мальными отношениями и опорой на неформальные связи на основе сложившихся обычаев.

130 Институциональная матрица общинного раздатка содержала нормативно-структурные и законодательные способы

131 регулирования раздаточных отношений, в которых уже не требовалось личное участие Великого князя, как это было до X в.5
131 Общинный раздаток — 1-й институциональный цикл России



131 Таблица 4

Институциональная матрица общинного раздатка на основе урочного хозяйственного механизма



5 Метод сбора данных основывался, во-первых, на авторском анализе исторических доку­ментов — Русской Правды, Соборного уложения, законодательных актов и описаний летописей. Во-вторых, на сопоставлении исследований историков и экономистов досоветского (Г. Котошихин, П. Милюков, И. Кулишер, В. Ключевский, С. Соловьев, В. Сергеевич, Н. Павлов-Сильванский, М. Туган-Барановский и др.), советского (Е. Анисимов, Б. Греков, Б. Рыбаков, Р. Скрынников, С. Струмилин, М. Тихомиров, Н. Фроянов, С. Юшков и др.) и постсоветского (И. Данилевский, Н. Омельченко, С. Пушкарев, С. Нефедов, И. Петров, Е. Ясин) периодов, в связи с чем были нейтрализованы идеологический фактор и неполнота отдельных предметных исследований.

132 Таким образом, именно в период общинного раздатка были зало­жены структурные блоки институциональной матрицы раздаточного типа, которые затем воспроизводились в трех исторических циклах развития российской экономики.

132 С конца XV в. до конца XIX в. функционировал поместный раз­даток, при котором вся земля и средства производства раздавались ступенчато: государство наделяло помещиков, а они — крестьян. Потоки сдач также были двойными: один — в государственную казну в виде тягла, то есть податей и повинностей, а другой в виде оброка и барщины направлялся помещику на основе крепостного права (см. рис. 3).
132 Поместный раздаток — 2-й институциональный цикл России



132 При этом помещики обязаны были служить государству по воен­ным и хозяйственным делам. В этот период окончательно сложилась система управления, когда функции были закреплены за ведомст­вами, принимавшими решения с учетом челобитных от всех слоев населения.

132 Такой вид экономическая система приобрела в результате второй модернизации, осуществленной Петром I. Его реформаторская деятельность воплотилась во второй раздаточной институциональной матрице, на основе тяглового хозяйственного механизма (см. табл. 5).

132 Раздаточная институциональная матрица на втором цикле поз­воляла расширяющемуся российскому государству осваивать и удер­живать территории с разнообразными природно-климатическими условиями. В этот период была найдена и успешно использовалась такая институциональная форма, как служебная вотчина, которая подчинила частную собственность государственным интересам.

132 Институциональная матрица, базирующаяся на тягловом хозяйст­венном механизме, обеспечивала развитие российской экономики на

133 протяжении двух веков. Все экономические преобразования после Петра I касались лишь уточнения институциональных форм, расши­рения или сужения диапазона их функционирования, корректировки количественных нормативов.

133 Однако к середине XIX в. раздаточная институциональная матрица второго цикла практически полностью исчерпала свой потенциал.
133 Таблица 5

Институциональная матрица поместного раздатка

на основе тяглового хозяйственного механизма



133 С 1917 по 1990 г. ключевую роль играл административный раз- даток, при котором общественно-служебная собственность приобрела характер государственной (см. рис. 4).

133 Третья модернизация раздаточной экономики была осуществлена КПСС как партией власти: внедрена институциональная матрица, при которой вся произведенная продукция сдавалась, а все ресурсы раз­давались на плановой основе.

133 Административная модель управления строилась по территориально-отраслевому принципу, а многоканальная система приема жалоб и обращений позволяла выявлять проблемные зоны (см. табл. 6).

133 Идеология обязательного служебного труда была переведена из религиозной плоскости православия в гражданскую моральную позицию строителя нового общества.

Таким образом, хозяйственный механизм раздаточного типа имеет следующие типологические черты.

133 Все ресурсы находятся в общественно-служебной собственности, которую отличают два признака: 1) права на владение ею распреде­лены между всеми хозяйствующими субъектами и не принадлежат в полном объеме никому; 2) доступ к ней осуществляется в форме службы.

133 Отсутствует частная собственность на объекты хозяйствова-134-ния, соответственно запрещены их свободная купля-продажа, залог и наследование по завещанию.

134 Административный раздаток —

3-й институциональный цикл России



134 Разрешается только мена и наследо­вание по установленному государством порядку, иногда — продажа недвижимости с разрешения государственных органов.
134 Таблица 6

Институциональная матрица административного раздатка

на основе планового хозяйственного механизма


134 Все работающее население «по горизонтали» организовано в об­щественно-коллективные хозяйства, а «по вертикали» упорядочено по разрядам и чинам и через обязательную систему регистрации прикреп-135-лено к месту жительства.

135 Наряду с военной и государственной службой существует хозяйственная служба с оплатой по общегосударственному штатному расписанию.

135 Для выполнения производственных заданий и прохождения служ­бы через ведомственно-иерархическую систему управления работники получают по нормам и нуждаемости условия существования в виде бесплатного жилья, образования и медицинского обслуживания.

135 Хозяйственные объекты (мануфактуры, фабрики, колхозы, заво­ды и т. д.) в основном создаются государством и обеспечиваются из казны. Они приписаны к ведомственной системе управления по тер­риториальному и отраслевому контуру и находятся под ее контролем.

135 Организации и предприятия для выполнения директивных про­изводственных заданий получают через безналичное фондирование все необходимые ресурсы: средства производства, сырье, материалы и комплектующие, жалованье и другие оборотные средства, а также средства на строительство и содержание жилья.

135 Исходя из потребностей, определяемых госорганами с учетом имеющихся производственных мощностей, устанавливаются директив­ные производственные задания по сдаче продукции. Производственные задания определяются в количественных и качественных показателях и фиксируются в нормативах. Единая система нормативов обеспечивает экономические пропорции в воспроизводственном цикле.

На продукцию, сданную в казну и розданную из нее, централи­зованные цены устанавливаются на общегосударственном уровне. Для обеспечения потребительскими продуктами функционирует торговля по фиксированным ценам через систему государственных магазинов.

В раздаточном хозяйственном механизме встроена обратная связь путем приема жалоб от всех служебно-социальных групп, для обра­ботки которых в органах управления предусмотрены специальные регламенты и правовые нормы.

Личное подсобное хозяйство, дачные и садовые участки, инди­видуальное и кооперативное жилье, рыночная торговля на базарах выполняют функцию «подстраховки» раздаточных отношений и также находятся под контролем государства.

Все эти свойства базового механизма раздаточной экономики имели место на трех институциональных циклах, но в разных исто­рических формах: на первом цикле действовал урочный механизм, на втором — тягловый, на третьем — плановый. Каждая форма — это адаптация к новой трудовой модели, новым технологиям и новым экономическим пространствам. Однако сущность хозяйственного меха­низма оставалась неизменной для всего институционального развития экономики России: ее основой был раздаток (см. табл. 7).

135 По этой периодической таблице развития России видно, что базовые институты — сдача-раздача, жалобы и общественно-служеб­ная собственность — в конкретной практике воплощаются в сложно устроенный хозяйственный механизм с органично переплетенными структурными блоками.

135 Поэтому раздаточное институциональное ядро стало своеобразным «генным кодом», не наблюдаемым непосредствен­но, но формирующим институциональную матрицу.
136 Таблица 7

Периодическая таблица институционального развития России






Рыночные институциональные матрицы России: причины вырождения

136 В эволюционной логике институционального развития России структурированные фазы сменялись трансформационными: XIII— XV вв., 1861 — 1917 гг. и в 1990—2000-е годы. В эти периоды пред­принимались попытки модернизировать технологическую базу путем замены раздаточной институциональной матрицы на рыночную.

136 Рыночная институциональная матрица, внедряемая в эти перио­ды, выступает только оболочкой реального хозяйственного меха­низма, сформированного в недрах предыдущего этапа раздаточной экономики.

136 В фазе институционального исчерпания, предшествующей

137 трансформации, возникает так называемый «административный ры­нок» — механизм сращивания интересов чиновников и руководителей хозяйственных объектов в нелегальных формах, близких к частно­собственническому совладению (Кордонский, 2006).

137 Этот механизм государственно-чиновнического предпринимательства и составляет основу российской экономики в трансформационных фазах, только внешне оформленной в рыночную институциональную матрицу.

137 Результаты рыночной трансформации постсоветского периода, как и в период первого «капитализма» (1861 — 1917 гг.), привели к построе­нию не эффективного рынка, а квазирынка.

137 Квазирынок отличается от классического рынка тем, что он использует механизмы купли-продажи для присвоения уже созданных производственных систем и инфраструктуры.

137 Если рынок движим интересами предпринимателей и потребителей, то квазирынок обслуживает прежде всего интересы властных структур через механизмы предпринимательства.

137 Общая логика трансформационных фаз подчиняется борьбе между идеальной рыночной матрицей и реальным квазирыночным механизмом, адаптирующим ее к своим потребностям и задачам. В результате уже на входе в рыночную среду происходит ее дефор­мация — рыночные формы наполняются раздаточным содержанием.

137 Свойство квазирыночности состоит в том, что под внешними ры­ночными механизмами (конкурсы, тендеры, аукционы) скрываются искаженные (по отношению к нормативному порядку) раздачи «своим». Нормативно-функциональные отношения сдач-раздач, которые в струк­турированных фазах подчинены реализации государственных задач, в трансформационных фазах переводятся в плоскость неформальных связей, нацеленных на получение личной прибыли от использования государственных ресурсов. Внешне присутствуют все атрибуты ры­ночного хозяйства: частная собственность, отношения купли-продажи, свободное ценообразование. Однако сохраняется латентное раздаточное содержание: частные компании и фирмы в массе своей не вырабатывают рыночно ориентированные стратегии, а ведут борьбу за государст­венный ресурс в разных его формах и стремятся использовать связи во властных структурах для контроля над конкуренцией.

137 В трансформационную фазу конца ХХ в. тотальные размеры приобрела коррупция на всех уровнях управления и во всех сферах. Масштабы оппортунизма в бизнесе существенно превышают «норму» рыночной среды, а хищническое использование всех видов ресурсов свидетельствует об отсутствии долгосрочной мотивации. Оппортунизм в бизнесе многогранен и проявляется в таких формах, как теневые схемы ухода от налогов, офшоры, «конвертные» зарплаты, невыплаты за сделанную работу, рейдерство, нарушение договоров с контраген­тами, «проедание» основных фондов.

137 При квазирынке широко распространяется и «бюджетный» оппор­тунизм — манипулирование ставками штатного расписания, превра­щение экономии фонда оплаты в источник регулярных «премий» для управленцев, маскировка избыточной дифференциации в оплате труда между управляющими и трудовым коллективом, регулярная практика одновременной занятости бюджетников в нескольких организациях.

138 Коррупция в высших органах власти есть производная от раздачи государственной собственности за цену, не соответствующую ее реаль­ной стоимости, путем «назначения» собственников. Фактически был введен механизм общего совладения бывшей государственной собствен­ностью чиновников и предпринимателей. Отсюда непрерывный поток денег от олигархов к управленцам высшего уровня, воспринимаемый обществом как «взятки» и «откаты», а на самом деле представляющий собой передачу дивидендов от совместного владения бывшей государст­венной собственностью.

138 Второй вид коррупции связан с попытками новых фирм, которые развернули свой бизнес уже в рамках вновь введенных рыночных пра­вил, получить государственный ресурс. Фактически для этих фирм включен аукционный механизм: кто больше даст и будет давать весь период владения ресурсом, тот его и получит.

138 И, наконец, взятки в рамках бюджетной и социальной сфер на самом деле означают введение рыночных отношений «явочным по­рядком». В фазу институционального исчерпания раздатка советского периода эти сферы уже были подвержены сильной коррозии теневых форм (Барсукова, 2009. С. 227—232; Леденева, 1997). И в трансфор­мационную фазу, когда бюджетная и социальная сферы фактически перестали финансироваться государством, рынок бюджетных услуг за деньги был введен из-за необходимости выживания.

138 Таким образом, коррупция на всех уровнях управления и во всех сферах — это признак трансформационной фазы раздаточной эконо­мики. Такая экономика в итоге ставит нацию на грань исчезновения, а масштабный уровень оппортунизма приводит к запретительным трансакционным издержкам, в результате которых эффективный бизнес не может развиваться.

Потенциал квазирыночной модели быстро исчерпывается, в том числе по причине низкой платежеспособности населения. Рыночные периоды заканчиваются нерешенными вопросами: как обеспечить жи­льем рабочий класс, сельских жителей-колхозников и служащих-бюд­жетников, если их доходы с трудом покрывают необходимые затраты на простое воспроизводство семьи? Как проводить технологическое обновление, если некуда размещать рабочую силу и т.д. В итоге для решения задач модернизации единственным выходом становится об­ращение к раздаточной институциональной модели в новых формах.

138 Этот вывод подтверждается исследованиями В. Мау, который показал, что уже к 1914 г. было сформировано крайне негативное отно­шение к частнику, как у правительства, так и у населения. «К началу мировой войны власти были готовы перейти к политике достаточно жесткого регулирования в аграрном (и не только в аграрном) секторе, а общественное мнение было готово отнестись с пониманием к мерам подобного рода» (Мау, 2010. С. 123).

138 В записке министерства финансов 1916 г. отмечалось, что россий­ская экономика вступила в новый этап, когда для ее эффективного развития необходимо государственное регулирование.

138 Подчеркивалось, что будущее России властно требует создания должной планомерности правительственных экономических преобразований.

138 Ведомственная

139 политика должна быть заменена правительственной политикой, опи­рающейся на единый план, обязательный для всех ведомств.

139 Этот план должен был охватить единой системой все движение продукта от производителя к потребителю, опосредовать связи между ними, урегулируя, по возможности, их взаимоотношения (Мау, 2010. С. 136, 138, 141). Но эти стратегические задачи реализовывались уже в советское время при плановом механизме административного раздатка.

139 К концу трансформационных фаз ценности и условия жизни по­давляющего числа граждан входят в противоречие с квазирыночной средой, в которой не действует канал обратной связи через админист­ративные жалобы и потеряна мотивация к труду из-за массовой ори­ентации на «быстрые» деньги. Это выливается в поддержку служебно- социальными группами действий государства по восстановлению раздаточной институциональной матрицы.

Действительное предназначение трансформационных фаз состоит не в переходе к рынку, а в создании такой институциональной среды, которая обеспечит необходимую область свободы для эксперименти­рования и включения механизма инноваций. С помощью этого меха­низма осуществляется подбор новых форм для обновления базовых институтов раздаточной экономики, которые составят основу инсти­туциональной матрицы на следующем цикле.

139 В ходе трансформационных фаз заимствуются институты и меха­низмы рыночной модели из современной практики зарубежных стран, однако по мере их освоения происходит существенное видоизменение внедряемых институтов в соответствии с природой российской эконо­мики. Весь объем изменений приводит к парадоксальному эффекту: задумывается переход от раздаточной к рыночной модели, а на самом деле происходит обновление раздаточной экономики. Так уже было не раз в российской истории, когда фазы, построенные на квазирыночном механизме, воспринимались реформаторами не как вспомогательные этапы развития раздаточной экономики, а как действительный переход к рыночной организации хозяйства (см. табл. 8).
139 Т а б л и ц а 8

Характеристика фаз институциональных циклов России



* Подробное описание институциональных механизмов см. в: Бессонова, 2006. С. 131 — 141.

140 Таким образом, если сфокусировать институциональный анализ на раздатке, то становится очевидной логичность всего хода историчес­кого развития России, в основе которого лежит освоение российским народом некомфортных для проживания территорий с помощью раз­даточных форм хозяйства. В этом процессе необходимую роль играют рыночные институты, подстраховывая раздаток в основные периоды и временно замещая его в периоды полного исчерпания.




140 Новая институциональная матрица России

140 Возникшие за последние 20 лет институциональные ловушки — отсутствие легитимности приватизированной собственности, корруп­ционная связь власти и бизнеса, предпринимательский и бюджетный оппортунизм, потеря мотивации к труду и долгосрочным инвести­циям — обусловили изменение экономического курса. На основе введенных к 2011 г. новых организационных форм и правил стали возникать разнообразные сочетания институтов рынка и раздатка. В перспективе в новой институциональной матрице по сравнению с советским периодом произойдут следующие изменения:

— проектное и программно-целевое планирование заменит пяти­летнее директивное планирование;

— вертикально интегрированные корпорации и холдинги разных форм собственности придут на смену отраслевым комплексам с иерар­хическим подчинением;

— государственные долгосрочные контракты с разными по фор­ме собственности хозяйственными субъектами заменят директивные распоряжения;

— госзаказ и конкурсная основа распределения бюджетных ресурсов между разными формами собственности придут на смену отраслевому натуральному фондированию;

— бюджетный хозрасчет в государственном секторе отменит жест­кую регламентацию статей затрат;

— оплата с учетом результативности труда в отраслевом разрезе заменит выплаты на основе общероссийского штатного расписания;

— жилищная модель будет сочетать механизмы частной и госу­дарственной (социальной) ипотеки, вновь разовьются секторы служеб­ного и социального жилья с новыми правилами предоставления.

140 Очертания такой институциональной матрицы просматриваются в законе о Федеральной контрактной системе (ФКС), который, акку­мулируя лучший опыт советского и постсоветского периодов, способен вывести российскую экономику на новый экономический тренд.

140 Хотя заявленная «цель федеральной контрактной системы — это реализация единого цикла формирования, размещения государственного заказа и исполнения государственных контрактов»6, однако ее введение приведет к гораздо более существенным результатам — качественно

141 новой (по сравнению с имеющейся) институциональной системе в це­лом.

6 Федеральная контрактная система. www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/ reggovpurchase /system.

141 С принятием ФКС в экономическую политику России вернется раздаток в новых формах — через планирование бюджетных ассиг­нований, прогнозирование общественных потребностей, обоснование приоритетных направлений, управление созданными активами на осно­ве единых принципов, контроль и оценку эффективности реализации контрактов, обобщение и распространение лучшего опыта исполнения государственного заказа.

141 Для реализации ФКС намечено использовать современные инновационные методы управления, создать организационно-функ­циональную структуру и информационно-аналитическую систему, усовершенствовать государственно-частное партнерство, обеспечить управление рисками. В совокупности это может привести к воссозда­нию технологически развитого и полностью обновленного раздаточного механизма координации в сочетании с рыночными формами.

141 Например, в настоящее время уже складывается механизм новой, рыночно-раздаточной жилищной политики: государство напрямую раздает служебное и социальное жилье или через государственную ипотеку обеспечивает доступ к жилью определенным целевым груп­пам по приоритетам демографической и социально-экономической политики с условием «отработки» в течение определенного времени. Жилищные обязательства государства оформляются в виде госзаказа для строительного комплекса, существующего в рыночной среде, и тем самым развивается жилищный рынок (Бессонова, 2011). Правильное соотношение механизмов раздачи государственных ресурсов с рыноч­ными формами их эффективного использования пытаются найти и в других отраслях в «контактах жизненного цикла».

Принципиальной чертой новой институциональной матрицы будет включение частной собственности в состав общественно-служебной (не путать с государственной). Фактически это будет означать слу­жебный характер бизнеса и направит его деятельность на решение программных задач, стоящих перед обществом, что, в свою очередь, обеспечит легитимное получение им в виде госзаказа бюджетных средств на долгосрочное развитие. Историческим аналогом такой инс­титуциональной конфигурации можно считать «служебную вотчину», которая была опорой российского государства на протяжении 250 лет. Подобные принципы использовались и в советском государстве в жи­лищных отношениях, когда розданные государством квартиры было разрешено менять для улучшения условий проживания и наследовать прописанным в них родственникам. Реформа Косыгина 1965 г. также была направлена на соединение «частного» интереса со служебно-плановой организацией производства.

141 Найти эффективную модель служебного бизнеса — главная за­дача современного этапа развития России. Основные контуры этой модели уже начали складываться в форме государственно-частного партнерства, а также в виде корпораций и холдингов с государствен­ным участием. В современных государственных корпорациях наблю­дается противоречие между статусом и квазирыночным механизмом.

141 Требуется привести их внутренний хозяйственный механизм в соот­-142-ветствие с задачами государственной стратегии.

142 Критерием эффектив­ности найденной модели будет служить резкое уменьшение коррупции, которая сейчас выполняет роль «смазки» в неэффективном механизме «бизнес—государство».

142 Значительный рост коммунальности материально-технологичес­кой среды на Западе в ХХ в. привел к осознанию «провалов» рынка и включения раздатка в практику развитых рыночных стран (Остром, 2010).

142 По сути, именно этот процесс К. Поланьи назвал Великой трансформацией, которая оформилась на практике в виде социального государства (Поланьи, 2002). За последние полвека строительства со­циального рынка на Западе принципы и формы существования разда­точных секторов в рамках рыночных экономик значительно менялись, возникали более совершенные, отменялись неподходящие и проблем­ные (Хэзлитт, 1978).

142 Каждая европейская страна выработала свой механизм сочетания рынка и раздатка. Общая закономерность в том, что на рубеже 1960 — 1970-х годов первый синтез раздатка и рынка привел к кризисным явлениям, это побудило многие страны провести институциональные реформы. Суть этих реформ — адресный харак­тер помощи разным социальным группам, а не обезличенная раздача через финансирование отраслей из бюджетных средств.

142 В США в 1930-е годы были внедрены механизмы льготной ипотеки через государственные корпорации. В 1970-е годы эта система была реформирована, но не отменена. Мировой финансовый кризис 2008 г. обусловил понимание рисков распределения государственных средств через частные каналы. При этом сам вектор развития в направлении поиска качественного синтеза ресурсов государства и рынка не ставится под сомнение. Процесс поиска правильного баланса рыночных и разда­точных форм, механизмов, секторов продолжится и в XXI в. По этому пути идут все развитые страны, и по нему предстоит пойти России.

Таким образом, прогноз институционального развития России не только аргументирован логикой зависимости от предшествующего развития, но и опирается на общий закон экономической эволюции, предполагающий, что на стадии «зрелости» раздатка и рынка про­исходит их синтез. Для рыночных экономик этот закон реализуется в виде все более широкого подключения раздатка к частным фор­мам рыночной среды через социальное страхование, общественные секторы, жилищные пособия, государственные заказы, корпорации с государственным участием, в результате чего рыночная экономика трансформируется в социальный рынок.

142 Для раздаточных экономик этот закон проявляется в создании свободных рыночных зон и технопарков, в использовании частных фирм для реализации государственных задач, в формировании госу­дарственных корпораций, а также во внедрении рыночных механизмов в виде контрактов, конкурсов, фондовых бирж, банковской и страховой системы в государственную систему управления и бюджетную сферу. Это ведет к трансформации традиционной раздаточной экономики в экономику «либерального раздатка», в которой свобода в принятии хозяйственных решений сочетается с государственной оптимизацией доступа к ресурсам.
Список литературы

Аузан А. (2007). «Колея» российской модернизации // Общественные науки и современность. № 6. С. 54—60. [Auzan A. (2007). Russian Modernization "Track" // Obshchestvennye Nauki i Sovremennost. No 6. P. 54 — 60.] Бессонова О. (1997). Институты раздаточной экономики: ретроспективный анализ. Новосибирск: ИЭОПП. [Bessonova O. (1997). Razdatok Economy Institutes: a Retrospective Analysis. Novosibirsk: IEIE.] Бессонова О. (1999). Раздаток: институциональная теория хозяйственного развития России. Новосибирск: ИЭОПП. [Bessonova O. (1999). Razdatok: Institutional Theory of Economic Development in Russia. Novosibirsk: IEIE.] Бессонова О. (2006). Раздаточная экономика России: эволюция через трансформации. М.: РОССПЭН. [Bessonova O. (2006). Russian Razdatok Economy: Evolution through Transformation. Moscow: ROSSPEN.] Бессонова О. (2007). Образ будущего России и код цивилизационного развития. Новосибирск: ИЭОПП СО РАН. [ Bessonova O. (2007). Image of the Russia's Future and the Code of Civilization Development. Novosibirsk: IEIE.] Бессонова О. (2011). Жилищный раздаток и модернизация России. М.: РОССПЭН. [Bessonova O. (2011). Housing Razdatok and Modernization of Russia. Moscow: ROSSPEN.]

Барсукова С. (2009). Неформальная экономика. М.: ГУ ВШЭ. [Barsukova S. (2009).

The Informal Economy. Moscow: HSE.] Блок Ф. (2004). Роли государства в хозяйстве // Экономическая социология. Т. 5. № 2. С. 37—56. [Block F. (2004). The Roles of the State in the Economy // Ekonomicheskaja Sociologija. Vol. 5, No 2. P. 37—56.] Буайе Р., Бруссо Э., Кайе А., Фавро О. (2008). К созданию институциональной политической экономии // Экономическая социология. Т. 9. № 3. С. 17—24. [Boyer R., Brousseau E., Caille A., Favereau O. (2008). Towards an Institutionalist Political Economy // Ekonomicheskaja sociologija. Vol. 9, No 3. P. 17—24.] Васильев Л. С. (2008). История Востока. Т. 1. М.: Высшая школа. [Vasiliev L. S.

(2008). History of the Orient. Vol. 1. Moscow: Vysshaya Shkola.] Гайдар Е. Т. (1995). Государство и эволюция. М.: Евразия. [Gaidar E. T. (1995). The

State and Evolution. Moscow: Eurasia.] Гринберг Р. (2011). Свобода и справедливость. Российские соблазны ложного выбо­ра. М.: Магистр; Инфра-М. [Grinberg R. (2011). Freedom and Justice. Russian Temptations of a False Choice. Moscow: Magister; Infra-M.] Дюркгейм Э. (1996). О разделении общественного труда. М.: Наука. [Durkheim E.

(1996). The Division of Labor in Society. Moscow: Nauka.] Кордонский С. (2006). Рынки власти (административные рынки СССР и России). М.: ОГИ. [Kordonsky S. (2006). Markets for Power. Administrative Markets in the USSR and Russia. Moscow: OGI.] Кохно П. (2011). Современная цивилизация: возможные контуры будущего // Обще­ство и экономика. № 8 — 9. С. 95 — 107. [Kohno P. (2011). Modern Civilization: the Possible Contours of the Future // Obshchestvo i Ekonomika. No 8—9. P. 95—107.] Латов Ю. В. (2007). «Восточный деспотизм» К. А. Виттфогеля // Историко-эко- номические исследования. Т. 8, № 2. С. 8 — 36. [Latov Yu. V. (2007). "East Despotism" of K. A. Wittfogel // Istoriko-ekonomicheskie Issledovanija. Vol. 8, No 2. P. 8—36.]

Леденева А. (1997). Неформальная сфера и блат: гражданское общество или (пост) советская корпоративность? // Pro et Contra. Т. 2, № 4. С. 113 — 124. [Ledeneva A. (1997). The Informal Sphere and 'Blat': Civil Society or (Post-)Soviet Corporatism? // Pro et Contra. Vol. 2, No 4. P. 113 — 124.] Мау В. А. (2010). Сочинения: в 6-ти т. Т. 1: Государство и экономика: опыт эконо­мической политики. М.: Дело. [Mau V. A. (2010). Collected Works: In 6 vols. Vol. 1: State and Economy: Experience of Economic Policy. Moscow: Delo.]

Норт Д. (2010). Понимание процесса экономических изменений. М.: ГУ ВШЭ.

[North D. (2010). Understanding the Process of Economic Change. Moscow: HSE.] Норт Д., Уоллис Д., Вайнгаст Б. (2011). Насилие и социальные порядки. Кон­цептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества. М.: Институт Гайдара. [North D., Wallis J., Weingast B. (2011). Violence and Social Orders. A Conceptual Framework for Interpreting Recorded Human History. Moscow: Gaidar Institute.] Остром Э. (2010). Управляя общим. Эволюция институтов коллективной деятель­ности. М.: ИРИСЭН; Мысль. [Ostrom E. (2010). Governing The Commons. The Evolution of Institutions For Collective Action. Moscow: IRISEN; Mysl] Поланьи К. (2002) Великая трансформация. Политические и экономические исто­ки нашего времени. М.: Алетейя. [Polanyi K. (2002). The Great Transformation: The Political and Economic Origins of Our Time. Moscow: Aletheia.] Розов Н. С. (2011). Колея и перевал: макросоциологические основания стратегий России в XXI в. М.: РОССПЭН. [Rozov N. S. (2011) Track and Pass: Macro- sociological Foundations for Russia's Strategies in the XXI Century. Moscow: ROSSPEN.]

Скотт Дж. (2005). Благими намерениями государства. М.: Университетская книга.

[Scott J. (2005). Seeing Like a State. Moscow: Universitetskaya Kniga.] Уильямсон О. (1996) Экономические институты капитализма. СПб.: Лениздат. [Williamson O. (1996). The Economic Institutions of Capitalism. St. Petersburg: Lenizdat.]

Хиллман А. Л. (2009). Государство и экономическая политика: возможности и огра­ничения управления. М.: ГУ ВШЭ. [Hillman A. (2009). Public Finance and Public Policy. Responsibilities and Limitations of Government. Moscow: HSE.] Хэзлитт Г. (1978). Типичные ошибки государственного регулирования экономики. 4plus5.ru/econ/hezl/hezl_all.html [Hazlitt H. (1978). Economics in One Lesson. N. Y.: Random House.] Штомпка П. (1996). Социология социальных изменений. М.: Аспект Пресс [Sztompka P. (1996). The Sociology of Social Change. Moscow: Aspect Press.]

Institutional Matrix for Russia's Modernization

Olga Bessonova

Author affiliation: Institute of Economics and Industrial Engineering SB RAS (Novosibirsk, Russia). Corresponding email: beol@ngs.ru.

This article analyzes the formation of the Russian institutional matrix with regard to its previous development, but in line with the laws of economic evolution. The structure and development of an razdatok-type institutional matrix on three institutional cycles is considered. It is shown that in transformation phases the market institutional matrix masking the quasi-market is used. The author concludes that system crises could be overcome due to the mutual substitution of the two types of institutional matrices, and the cyclic path of Russia's development became a consequence of that. The paper claims that the current institutional matrix will provide transition to a new level of high-quality growth only in case of synthesis of market and razdatok mechanisms.

Keywords: market, razdatok, institutional matrix, modernization, quasi-market, razdatok economy, transformation, institutional cycles. JEL: B52, N43, N44, O52, P30.


Скачать файл (1356 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации