Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Ответы на экзамен по избирательному праву - файл n1.doc


Ответы на экзамен по избирательному праву
скачать (206.5 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc1407kb.09.12.2012 18:10скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
29). Роль решений Конституционного Суда Российской Федерации в развитии избирательного
права и избирательного процесса

в решениях Конституционного Суда в области избиратель-

ного права освещены «все ключевые аспекты развития избирательной системы Россий-

ской Федерации»4, кроме того, в процессе своей деятельности этот орган «непосредственно

влияет на процесс законотворчества»5. Для нашего исследования интересны выступления

участников «круглого стола» на тему «Решения Конституционного Суда Российской Фе-

дерации в правоприменительной деятельности избирательных комиссий», который состо-

ялся в Центральной избирательной комиссии РФ в 1998 г.

А.В. Иванченко (Председатель Центральной избирательной комиссии в то время)

справедливо подчеркнул возрастание роли Конституционного Суда в защите избира-

тельных прав граждан и их права на участие в референдуме6. Участники «круглого сто-

ла» отметили активность и эффективность взаимодействия Центральной избирательной

комиссии с Конституционным Судом. Обсуждалась серьезная проблема несовершенства

региональных законов о выборах как главная причина проблемы качества проведения ре гиональных и местных выборов. Из этого вытекает высокая роль правовых позиций Кон-

ституционного Суда, посвященных вопросам конституционной законности региональных

норм. В то же время отмечена недооценка в субъектах отдельных положений, вытекающих

из решений Конституционного Суда7. На «круглом столе» была поднята и проблема опре-

деления юридической природы решений этого органа, которую мы рассмотрим позже. Все

участники «круглого стола» обратили внимание на положительную развивающую роль

решений Конституционного Суда для избирательного права и избирательного процесса.

В заключительной части заседания «круглого стола» Т.Г. Морщакова и заместитель Пред-

седателя Центральной избирательной комиссии И.П. Фомичев «выразили уверенность

в том, что прозвучавшие во время дискуссии проблемы будут осмыслены и реализованы

в процессе совершенствования федерального и регионального законодательства о выборах

и референдумах»8. Действительно, ряд проблем, поднятых на этом «круглом столе», решен

к настоящему времени. Во всяком случае, они стоят уже не столь остро.

В статье 74 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ

«О Конституционном Суде Российской Федерации» закреплена ценная для законодателя,

правоприменителя и исследователя особенность решений Конституционного Суда. Она

состоит в том, что решения органа конституционного контроля содержат не просто лако-

ничное заключение по конкретному спору, но «излагаются в виде отдельных документов

с обязательным указанием мотивов их принятия»9. Конституционное судопроизводство

неразрывно связано с проникновением не только «в букву», но и в самый «дух» закона.

Ю.А. Веденеев справедливо утверждает: «Фактически все основные моменты, ка-

сающиеся политико-правового и юридико-технологического содержания избиратель-

ной системы Российской Федерации … получили адекватное юридическое решение»10

в конституционном судопроизводстве. Конституционный Суд Российской Федерации

разрешает дела, «связанные и с распределением полномочий по правовому регулиро-

ванию избирательно-правовых отношений между уровнями власти, и с защитой изби-

рательных и иных прав граждан на выборах, и с обеспечением их равноправия в из-

бирательном процессе, и с проверкой конституционности избирательных процедур»11.

Интересно осветить в работе некоторые решения, создавшие благоприятную почву для

научных дискуссий и тем самым «вошедшие в историю» избирательного права и изби-

рательного процесса.

Большое количество постановлений Конституционного Суда посвящено проблеме

неконституционного ограничения активного и пассивного избирательного права путем

установления ценза оседлости, возрастного и языкового цензов (пост. от 24 ноября 1995 г.

№ 14-П, от 24 июня 1997 г. № 9-П, от 2 февраля 1998 г. № 4-П, от 27 апреля 1998 г. № 12-П).

В постановлении от 27 апреля 1998 г. № 12-П Конституционный Суд РФ признал некон-

ституционным превышение возрастного ценза относительно установленного Федеральным

Большое количество постановлений Конституционного Суда посвящено проблеме

неконституционного ограничения активного и пассивного избирательного права путем

установления ценза оседлости, возрастного и языкового цензов (пост. от 24 ноября 1995 г.

№ 14-П, от 24 июня 1997 г. № 9-П, от 2 февраля 1998 г. № 4-П, от 27 апреля 1998 г. № 12-П).

В постановлении от 27 апреля 1998 г. № 12-П Конституционный Суд РФ признал некон-

ституционным превышение возрастного ценза относительно установленного Федеральным

законом, однако конституционность самого положения Федерального закона, устанавлива-

ющего цензы, была рассмотрена Судом позже, в постановлении от 10 июня 1998 г. № 17-П.

Конституционный Суд признал соответствие Конституции этого положения с точки зрения

разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти

Российской Федерации и ее субъектов: «Именно субъект Российской Федерации вправе

принять решение об отказе от установления таких условий, ограничительный характер

которых оспаривается в настоящем деле, обеспечивая при этом единый стандарт прав че-

ловека и гражданина, закрепленный в Конституции Российской Федерации»12. Позднее –

в определениях № 201-О и № 202-О от 9 декабря 1999 г. – Суд «по существу распространил

вывод о конституционности соответствующих положений Федерального закона на ситуа-

цию, когда эти положения были обжалованы … прежде всего с точки зрения нарушения прав

и свобод человека и гражданина»13.

Многочисленные заявления граждан на нарушение их избирательных прав в ходе

избирательной кампании затрагивают вопрос о соотношении «частного и публичного ин-

тереса при защите избирательных прав»14. В постановлении от 15 января 2002 г. № 1-П

Конституционный Суд разъяснил: «Решение суда о восстановлении нарушенного пассив-

ного избирательного права не может во всех случаях интерпретироваться как нарушающее

активное избирательное право граждан, принявших участие в голосовании, а напротив,

служит его защите», и «суды должны находить адекватные формы и способы защиты пас-

сивного и активного избирательного права»15. В постановлении Конституционного Суда

РФ от 29 ноября 2004 г. № 17-П содержится следующее положение: «избирательные права

как права субъективные выступают в качестве элемента конституционного статуса изби-

рателя, вместе с тем они являются элементом публично-правового института выборов, в

них воплощаются как личный интерес каждого конкретного избирателя, так и публичный

интерес, реализующийся в объективных итогах выборов и формировании на этой основе

органов публичной власти»16.

Особенность избирательного процесса выражается в особых сроках обращения его

участников в суд и сроках рассмотрения дел судом. В ходе избирательной кампании тре-

буется оперативность в решении споров и быстрое устранение противоречий и неясностей,

связанных с обнаруживающимся несовершенством законодательства, как в пословице:

«Куй железо, пока горячо». В то же время участники избирательного процесса не должны

стать жертвами недостаточно внимательного рассмотрения дела судом, да и суд должен

действительно иметь возможность полноценно осуществлять свои полномочия. Вопрос о

процессуальных сроках является, пожалуй, одним из самых спорных, заслуживающих от-

дельного рассмотрения во всех отраслях процессуального права.

В постановлении от 26 декабря 2005 г. № 14-П Конституционный Суд признал по-

ложения ст. 260 ГПК РФ, «предусматривающие сроки рассмотрения судом поданных в

период избирательной кампании заявлений о защите избирательных прав … не соответ-

ствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 32 (части 1 и 2) и 46 (части 1

и 2), в той мере, в какой эти положения по смыслу, придаваемому им правоприменительной

практикой, препятствуют суду по истечении установленных в них сроков разрешить соот-

ветствующее дело по существу и служат основанием прекращения производства по делу»17.

Постановлением Конституционного Суда от 25 декабря 2001 г. № 17-П признано не со-

ответствующими Конституции РФ положение ч. 2 ст. 208 ГПК, «на основании которого

исключается возможность обжалования в кассационном порядке судебных решений по не

связанным с оспариванием результатов выборов или референдумов делам о нарушениях

избирательных прав граждан»18.

Важно отметить еще одно принципиально важное постановление Конституционного

Суда (от 10 июля 1995 г. № 9-П). В нем Суд подтвердил нарушение положения Конститу-

ции, согласно которому нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обя-

занности человека и гражданина, не могут применяться, будучи не опубликованными для

всеобщего сведения. А в соответствии с постановлением Государственного Совета Чуваш-

ской Республики Закон Чувашской Республики, вносящий изменения и дополнения в ее

Закон о выборах депутатов Государственного Совета, вводился в действие не после его опу-

бликования, а со дня подписания, что «повлекло применение новой редакции закона при

повторном голосовании в ходе выборов, начавшихся ранее на основе прежней редакцииэтого закона»19.

Конституционным Судом в проведении «круглых столов», подготовке информационных и

методических материалов, распространении их в субъектах Федерации.

Таким образом, не только Конституционному Суду необходимо продолжать со всей

бдительностью охранять конституционные права и свободы человека и гражданина, устра-

няя нормы законов, противоречащие Конституции Российской Федерации, но и законода-

телю следует действовать оперативно – принимать во внимание правовые позиции Кон-

ституционного Суда, восполнять пробелы в законодательстве и, главное, стремиться не

повторять ошибок, допущенных им однажды и обнаруженных органом конституционного

контроля. И только тогда будет возможно значительное усиление роли и эффективности решений Конституционного Суда в развитии избирательного права и избирательного процесса.

30). Решения Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам предвыборной агитации

Акты Конституционного Суда РФ образуют фундаментальную часть судебно-правовых гарантий реализации и применения избирательного права. «Квазизаконодательная» [1. С. 57–58] деятельность Конституционного Суда определяет дальнейшие пути законотворчества в Российской Федерации. В литературе отмечается, что правовые позиции Конституционного

Суда Российской Федерации в области избирательного права охватывают все ключевые аспекты развития избирательной системы России [2. С. 64]. Особое внимание вызывают решения, связанные с предвыборной

агитацией, которая, по мнению С.Д. Князева, является «кульминацией» избирательной кампании [3. С. 345]. С целью уяснения сущности современного института предвыборной агитации, характера и особенностей

её правового регулирования, особое внимание необходимо обратить на решения Конституционного Суда, которые содержат правовые позиции относительно принятого в 2002 г. Федерального закона «Об основ-

ных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Апробация положений данного закона на федеральном уровне проходила в ходе избирательной кампании по

выборам депутатов Государственной Думы в сентябре – декабре 2003 г.

30 октябре 2003 г. по запросу группы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Конституционный Суд признал не соответствующим Конституции РФ подпункт «ж» ст. 48 Закона «Об ос-

новных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Принятое в ходе избирательной кампании решение,повлекшее изменение избирательного законодательства, существенно повлияло на практику квалификации незаконной агитации в средствах массовой информации. В литературе отмечается, что после принятия этого решения доказать претензии к средствам массовойинформации по поводу нарушения избирательного законодательства чрезвычайно сложно [4. С. 89]. Подтверждением данного вывода является то, что в ноябре 2003 г. мировым судьей первого судебного участка Ленинского района г. Новосибирска было принято семь решений о прекращении производства по делам об административных правонарушениях в отношении местной телекомпании, нарушившей, по мнению окружной избирательной комиссии, правила проведения инфор мирования в средствах массовой информации. На все решения были поданы протесты прокурора Ленинского района, которые районным судом общей юрисдикции были оставлены без удовлетворения. При этом в су-

дебных решениях, выносимых на протесты прокурора отмечалось, что «мировой судья абсолютно правильно применил нормы материального права – ст. 5.10 КоАП РФ и Федеральные законы «О выборах депутатов Го-

сударственной Думы РФ» и «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», с учетом положений

Постановления Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г.». После принятия Постановления от 30 октября 2003 г. в течение всей избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы

ни один суд города Новосибирска не принял положительного решения по заявлениям на нарушения средствами массовой информации правил проведения предвыборной агитации. При том что, по нашему мнению, в

деятельности ряда средств массовой информации явно

просматривалась агитационная цель. Например, в заявлениях отмечался факт освещения в еженедельных новостных воскресных программах одной из местных телевизионных компаний деятельности только трех кандидатов в депутаты Государственной Думы (с негативными комментариями). Более того, телекомпанией был выпущен дополнительный выпуск данной программы, посвященный дню рождения одного из этих кандидатов.

Рассматриваемое Постановление Конституционного Суда РФ в связи с тем, что было принято в период избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы РФ, имело особое политическое значение. Можно провести параллели с обращением в Конституционный Суд в период избирательной кампании по выборам нижней палаты Российского парламента 1995 г. Отказав в принятии заявления, Конституционный Суд отметил, что «каким бы ни было суждение Конституционного Суда РФ относительно конституционности оспариваемых положений избирательного закона, проведение судебного разбирательства в ходе избирательной кампании непосредственно перед голосованием может неоправданно осложнить избирательный процесс, отрицательно сказаться на волеизъявлении избирателей и, в конечном счете, повлиять на результаты выборов. Конституционный Суд РФ фактически превратился бы в участника избирательной кампании, что противоречит его предназначению и принципам деятельности». В 2003 г., приняв дело к рассмотрению, по нашему мнению, Конституционный Суд РФотошел от роли политически независимого органа и фактически стал активным участником избирательного процесса.

Важное значение в процессе формирования современного избирательного права имело Постановление Конституционного Суда РФ от 14 ноября 2005 г. № 10-П, принятое в связи с жалобой Уполномоченного по правам че- ловека в РФ. Принимая решение, Конституционный Суд исходил из того, что право граждан на проведение предвыборной агитации против всех кандидатов определяется нормативным содержанием конституционного права на свободное распространение информации. Конституционный Суд отметил, что именно поэтому оспариваемое регулирование не соответствует требованиям Конституции РФ и несоразмерно ограничивает конституционное право на распространение информации. В связи с этим запрет на проведение предвыборной агитации, направленной против всех кандидатов, гражданами лично за счет собственных денежных

средств, представляет собой чрезмерное, не обусловленное конституционно значимыми целями ограничение свободы слова и права на распространение информации в форме предвыборной агитации. По мнению Конституционного Суда РФ, предвыборная агитация против всех кандидатов является равноценной по своим юридическим характеристикам предвыборной агитации за или против конкретных кандидатов, поскольку в условиях равного избирательного права все голоса избирателей – за, против конкретных кандидатов, против всех кандидатов – имеют одинаковый вес.

31). Решения Верховного Суда Российской Федерации по вопросам предвыборной агитации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 декабря 1999 года

 

Дело N КАС99-352

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.

членов коллегии Пелевина Н.П.

Кебы Ю.Г.

с участием прокурора Белан М.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 16 декабря 1999 г. дело по жалобе Минкина А.В. на пункты 2, 4, 7, 8 и 9"Разъяснений о некоторых вопросах проведения предвыборной агитации в период избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ третьего созыва", утвержденных Постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 13 августа 1999 г. N 8/52-3 по кассационной жалобе представителя заявителя - Ходакова С.А. на решение Верховного Суда РФ от 19 ноября 1999 года, которым жалоба Минкина А.В. оставлена без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., объяснения Минкина А.В., его представителей - Ходакова С.А. и Мачабели Э.Г., поддержавших доводы жалобы, объяснения представителей Центральной избирательной комиссии РФ Большакова С.В., Казмина В.И. и Смирнова А.А., возражавших против кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Белан М.Г., полагавшей жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

 

установила:

 

Постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 13 августа 1999 г. N 8/52-3 утверждены "Разъяснения о некоторых вопросах проведения предвыборной агитации в период избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ третьего созыва".

Минкин А.В. обратился в Верховный Суд РФ с жалобой на пункты 2, 4, 7, 8, 9 Разъяснений, сославшись на несоответствие содержащихся в этих пунктах положений и нарушение прав граждан на свободу проведения предвыборной агитации, в том числе и через средства массовой информации.

Решением Верховного Суда РФ от 19 ноября 1999 года Минкину А.В. отказано в удовлетворении жалобы.

В кассационной жалобе представитель заявителя - Ходаков С.А. ставит вопрос об отмене судебного решения, сославшись на ошибочность выводов суда о соответствии оспоренных пунктов Разъяснений требованиям закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.

В соответствии со ст. 8 Закона РФ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" государство обеспечивает гражданам РФ, политическим общественным объединениям свободу проведения агитации в соответствии с настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами; граждане РФ, политические общественные объединения вправе в допускаемых законом формах и законными методами проводить предвыборную агитацию, то есть осуществлять деятельность, побуждающую или имеющую целью побудить избирателей к участию в выборах, а также к голосованию за или против любого зарегистрированного кандидата, за любой зарегистрированный Центральной избирательной комиссией Российской Федерации федеральный список кандидатов или против него; зарегистрированным кандидатам в депутаты Государственной Думы (далее - зарегистрированные кандидаты), а также избирательным объединениям, избирательным блокам, зарегистрировавшим федеральные списки кандидатов, гарантируются равные условия доступа к средствам массовой информации для проведения предвыборной агитации.

Приведенные положения Закона содержат, в частности, правило о том, что граждане и политические общественные объединения вправе проводить предвыборную агитацию лишь в допускаемых законом формах и законными методами.

Кроме того, приведенной статьей Закона гарантированы равные условия доступа к средствам массовой информации зарегистрированным кандидатам в депутаты и избирательным объединениям (блокам).

В соответствии с п. 6 ст. 65 Закона РФ "О выборах..." граждане и юридические лица вправе оказывать финансовую поддержку деятельности, способствующей выдвижению и избранию кандидата, зарегистрированного кандидата, федерального списка только через соответствующие избирательные фонды; запрещаются выполнение оплачиваемых работ... оказание платных услуг, прямо или косвенно связанных с выборами, без документального подтверждения согласия кандидата, зарегистрированного кандидата либо лиц, им уполномоченных, уполномоченных представителей избирательного объединения, избирательного блока по финансовым вопросам на такое выполнение работ, ... оказание услуг и их оплату из соответствующего избирательного фонда; материальная поддержка предвыборной деятельности ... может быть оказана только при ее оплате за счет средств избирательного фонда соответствующего кандидата, зарегистрированного кандидата, избирательного объединения, блока.

Приведенные положения Федерального закона безусловно свидетельствуют о правомерности указания в абзаце 2 п. 2Разъяснений на то, что предвыборная агитация может финансироваться только из избирательного фонда зарегистрированного кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, зарегистрировавшего федеральный список кандидатов (независимо от того, кем проводится эта предвыборная агитация, гражданами, юридическими лицами либо зарегистрированными кандидатами, избирательными объединениями, блоками, зарегистрировавшими списки).

Довод в кассационной жалобе о том, что ни одна норма Закона не устанавливает, что агитация, проводимая другими лицами (гражданами), должна финансироваться из избирательного фонда, является в силу изложенного выше несостоятельным.

Согласно п. 1 ст. 53 Закона РФ "О выборах..." предвыборная агитация начинается со дня регистрации кандидата, федерального списка кандидатов, за исключением случаев, установленных настоящим Федеральным законом, и прекращается в ноль часов по местному времени за сутки до дня голосования.

Указанное положение Закона установлено в отношении всех участников избирательного процесса, граждан и юридических лиц.

Этому положению Федерального закона полностью соответствует абзац 3 п. 2 Разъяснений, предусматривающий, что действия граждан, политических общественных объединений, подпадающих под признаки предвыборной агитации и совершаемые со дня официального опубликования Указа Президента РФ о назначении выборов депутатов Государственной Думы до регистрации кандидатов, списков кандидатов осуществляются в нарушение Федерального закона; в соответствии с подпунктами "б" и "е" пункта 2 ст. 91 Федерального закона проведение предвыборной агитации до регистрации кандидата, федерального списка кандидатов является основанием для отказа в регистрации кандидата, федерального списка кандидатов.

В кассационной жалобе представитель заявителя утверждает, что ст. 65 Закона "О выборах...", имея название "Добровольные пожертвования в избирательный фонд кандидата, зарегистрированного кандидата, избирательного объединения, избирательного блока" и пункт 6 этой статьи не содержат якобы правила о возможности проведения иными лицами (гражданами, юридическими лицами), т.е. не зарегистрированными кандидатами лишь при финансировании из избирательного фонда соответствующего зарегистрированного кандидата, избирательного объединения, блока.

С таким доводом кассационная коллегия не может согласиться, поскольку он надуман и выдвинут без учета действительного содержания последующих (после первого) предложений п. 6 ст. 65 Закона "О выборах...", которые свидетельствуют о соответствии им абзаца III п. 2 Разъяснений.

То обстоятельство, что согласно пп. "б" и пп. "е" п. 2 ст. 91 Закона РФ "О выборах...", на которые в абзаце III п. 2 Разъяснений имеется ссылка, основанием для отказа в регистрации кандидата, федерального списка (либо основанием для отмены регистрации - см. пп. "а" п. 3 ст. 91) является факт незаконной агитации, совершаемый лишь самим кандидатом (зарегистрированным кандидатом) либо избирательным объединением, блоком (а не гражданином), свидетельствует о том, что такую ответственность кандидат, зарегистрированный кандидат либо объединение, блок могут нести только при условии, когда незаконная агитационная деятельность гражданами осуществляется с ведома и согласия самого кандидата, зарегистрированного кандидата, объединения, блока.

Вместе с тем, сами граждане, осуществляющие незаконную агитацию, могут также нести соответствующую ответственность.

Положение, содержащееся в п. 4 Разъяснений, о том, что на соответствующей стадии избирательного процесса граждане РФ и политические общественные объединения имеют право в допускаемых законом формах и законными методами проводить предвыборную агитацию, полностью соответствует также п. 1 ст. 53 Закона РФ "О выборах...", предусматривающему запрет на проведение всеми лицами предвыборной агитации до дня регистрации кандидата, федерального списка кандидатов.

Пункт 4 Разъяснения соответствует также ст. 8 Закона РФ "О выборах...".

Абзац I п. 9 Разъяснения содержит следующее положение: "Статьями 8, 52, 55 - 57 Федерального закона устанавливается, что предвыборная агитация через средства массовой информации (на каналах организаций телерадиовещания и в периодических печатных изданиях) может проводиться только зарегистрированными кандидатами, избирательными объединениями, избирательными блоками, зарегистрировавшими федеральные списки кандидатов, и исключительно за счет средств избирательного фонда; иные участники избирательного процесса не вправе проводить предвыборную агитацию через средства массовой информации.

Оспаривая это положение Разъяснения, Минкин А.В. ссылался на то, что пункт 3 ст. 52 Закона РФ "О выборах..." предусматривает исчерпывающий перечень лиц, которым запрещено проводить предвыборную агитацию, другие же граждане (не указанные в этом пункте ст. 52 Закона), по мнению заявителя, в этот перечень не включены.

С таким доводом суд первой инстанции правомерно не согласился, указав на то, что анализ содержания всего 9-го пункта Разъяснений и статей Закона, указанных в абзаце I п. 9 Разъяснений, свидетельствует о правомерности приведенных положений Разъяснений о том, что другие участники избирательного процесса (за исключением зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений и избирательных блоков, зарегистрировавших федеральные списки) не вправе проводить предвыборную агитацию через средства массовой информации.

Действительно, в п. 2 ст. 8 Закона РФ "О выборах..." подчеркнуто, что граждане РФ, политические общественные объединения вправе в допускаемых законом формах и законными методами проводить предвыборную агитацию.

В пункте же 3 этой статьи предусмотрено принципиальное положение, согласно которому зарегистрированным кандидатам в депутаты Государственной Думы (далее - зарегистрированные кандидаты), а также избирательным объединениям, избирательным блокам, зарегистрировавшим федеральные списки кандидатов, гарантируются равные условия доступа к средствам массовой информации для проведения предвыборной агитации.

В пункте 1 ст. 52 Закона приведены основные формы проведения предвыборной агитации (в том числе и через средства массовой информации).

В пункте 2 этой статьи изложены также основные формы проведения агитации через СМИ и подчеркнуто, что при этом зарегистрированный кандидат, избирательное объединение, избирательный блок вправе самостоятельно избирать форму и характер своей предвыборной агитации.

Естественно, что при проведении зарегистрированным кандидатом, избирательным объединением, блоком граждане вправе принимать участие при проведении такой агитации.

Анализируя приведенные положения Закона, а также статьи 55 - 57 этого же Закона, кассационная коллегия не может согласиться с доводом заявителя (изложенным в кассационной жалобе) о том, что в этих статьях Закона якобы содержатся нормы, которые запрещают проводить предвыборную агитацию и за счет средств граждан, юридических лиц (то есть помимо средств избирательного фонда).

Не может согласиться кассационная коллегия и с доводом заявителя о том, что приведенные статьи Закона РФ "О выборах..." якобы допускают возможность проведения гражданами и юридическими лицами предвыборной агитации через СМИ.

Указанные доводы заявителя опровергаются принципиальными положениями Закона, которые, если допустить обоснованность выдвинутых доводов, оказались бы бессмысленными и нереализованными при проведении предвыборной агитации, а именно: равные условия доступа зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, блоков к средствам массовой информации; их право самостоятельного избрания формы и характера своей предвыборной агитации через СМИ; возложение на определенные организации телерадиовещания и редакции периодических печатных изданий обязанности по предоставлению возможности проведения предвыборной агитации именно зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям, блокам; установление для них единых размера и условий оплаты эфирного времени и печатной площади; учет размеров такой оплаты, их опубликование и представления сведений о них в Центризбирком РФ; обязанность организаций телерадиовещания и редакций периодических печатных изданий (независимо от форм собственности), предоставивших зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям, блокам как бесплатные так платные эфирное время и печатную площадь, вести отдельный учет объемов и стоимости этих эфирного времени и печатной площади в соответствии с формами, установленными Центризбиркомом РФ; оказание гражданами и юридическими лицами финансовой и материальной поддержки деятельности, способствующей избранию зарегистрированного кандидата, федерального списка только через соответствующие избирательные фонды; запрет выполнения оплачиваемых работ, оказание платных услуг, прямо или косвенно связанных с выборами, без документального подтверждения согласия зарегистрированного кандидата, избирательного объединения, блока на такое выполнение работ, оказание услуг и их оплату из соответствующего избирательного фонда.

О необоснованности выдвинутых заявителем доводов свидетельствуют также и другие многочисленные положения Закона.

Кроме того, отказывая в удовлетворении жалобы в части оспаривания п. 9 Разъяснений, суд первой инстанции обоснованно сослался на п. 20 ст. 56 и п. 16 ст. 57 Закона РФ "О выборах...", согласно которым оплата эфирного времени и печатной площади должна осуществляться исключительно из средств избирательного фонда зарегистрированного кандидата, избирательного объединения, блока.

Ссылка же в кассационной жалобе на то, что в п. 3 ст. 52 Федерального закона "О выборах..." не указаны граждане и юридические лица, не свидетельствует о незаконности оспоренного п. 9 Разъяснений, поскольку перечисленным в этом пункте лицам и организациям запрещено проводить предвыборную агитацию в любой из возможных форм, а не только через СМИ.

Характер состава этих лиц и организаций свидетельствует об особом значении запрета на проведение ими предвыборной агитации в любой форме.

Несостоятелен, по мнению Кассационной коллегии, и довод в кассационной жалобе о том, что якобы Центральная избирательная комиссия РФ в нарушение п. 3 ст. 55 Конституции РФ вместо законодателя ограничила избирательные и иные права и свободы граждан.

Приведенные выше многочисленные положения именно Федерального закона "О выборах..." в своей совокупности в целях обеспечения равных прав и возможностей для зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, блоков при проведении предвыборной агитации устанавливают изложенные выше ограничения прав и свобод граждан, юридических лиц и необходимость такого ограничения, а также его соразмерность, обусловлены целью защиты законных интересов других лиц.

Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, Кассационная коллегия учитывает и то обстоятельство, что заявителем оспаривался, в частности, и абз. 3 п. 2 Разъяснений, хотя содержащееся в нем положение о незаконности проведения предвыборной агитации до регистрации кандидатов прямо предусмотрено в Федеральном законе (как это указывалось выше).

Оспаривал заявитель в суде первой инстанции и пункты 7 и 8 Разъяснений, хотя в кассационной жалобе вопрос о незаконности судебного решения (которым в удовлетворении данного требования отказано) в этой части не поставлен.

При таком положении изложенные в кассационной жалобе доводы не могут служить основанием к отмене законного судебного решения.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия

 

определила:

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 19 ноября 1999 года оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя Минкина А.В. - Ходакова С.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.И.ФЕДИН

 

Члены коллегии:

Н.П.ПЕЛЕВИН

Ю.Г.КЕБА

 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12



Скачать файл (206.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации