Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Тронева В.Н. 5-летний опыт заключения лица под стражу судом: проблемы и пути совершенствования - файл n1.rtf


Тронева В.Н. 5-летний опыт заключения лица под стражу судом: проблемы и пути совершенствования
скачать (257.7 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.rtf258kb.23.01.2013 16:24скачать


n1.rtf

В.Н. Тронева

5-летний опыт заключения лица под стражу судом:

проблемы и пути совершенствования


Тронева В.Н. 5-летний опыт заключения лица под стражу судом: проблемы и пути совершенствования // Научный вестник ВАГС: сборник науч. статей. Вып. 7. 15 лет российских реформ: итоги, проблемы, перспективы. Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО «ВАГС», 2007. С.88-94.
С 1 июля 2002 года положения Конституции РФ, гарантирующие одно из фундаментальных прав человека – право на неприкосновенность личности, были приведены в соответствие международным стандартам. Функции прокуратуры о даче согласия на заключение обвиняемых (подозреваемых) под стражу или продление срока содержания под стражей перешли к судебным органам. Таким образом, со вступлением в силу Уголовно-процессуального кодекса РФ была поставлена точка в довольно продолжительной дискуссии: кому давать санкцию на заключение под стражу – судьям или прокурору?

Новый порядок избрания данной меры пресечения судом был одним из наиболее острых вопросов как в период обсуждения проектов Уголовно-процессуального кодекса, так и после его принятия. Проведенный в 2002 году социологический опрос работников прокуратуры г.Волгограда и Волгоградской области выявил следующее. Из 100 процентов опрошенных лишь 1 % высказал оптимистическую точку зрения, что суды постепенно наладят процедуру дачи согласия на заключение под стражу; большинство респондентов (98 %) высказали опасение, что суды не справятся с поставленной перед ними законодателем задачей (1 % отказался делать подобные прогнозы).

Спустя два года, расширив круг должностных лиц (опрашивались не только работники прокуратуры, следственного аппарата органов внутренних дел, но и суда), был проведен более детальный опрос по заранее разработанной анкете. На вопрос "Подтверждает ли сложившаяся практика целесообразность нового порядка избрания заключения под стражу?" были получены следующие результаты: "подтверждает"– 52 %; "нет"– 44 %, "затруднились ответить"– 4 %.

Основные аргументы утвердительно ответивших сводятся к тому, что, во-первых, «гласность и состязательность в судебном заседании является дополнительной гарантией законности и обоснованности вынесения решения»; во-вторых, «суд независим от органов следствия», что свидетельствует об объективности его решений; в-третьих, у суда есть возможность до вынесения приговора "определить личность человека, ограниченного в праве на свободу, его отношение к этому, психологический настрой»; в-четвертых, согласие судьи на заключение под стражу – это «повышенный контроль за соблюдением прав человека»; в-пятых, «новый процессуальный порядок лишает следователя произвола». И «хотя данный порядок усложняет работу прокуратуры, но значительно снижает количество необоснованных арестов». Данную меру пресечения будут применять «не для реализации принципа "как бы чего не вышло"», поэтому «следствие лишилось возможности заключать обвиняемого (подозреваемого) под стражу для получения "признательных показаний"».

Их оппоненты, считающие, что целесообразность получения согласия судьи на заключение под стражу не подтверждается, обосновывают свою позицию тем, что «порядок усложнился, а с ним появились дополнительные сложности»; «на арест уходит слишком много времени», появляется «заволоки-ченность процесса и его несогласованность». Некоторые категорично заявляют: «При всей объективности работы судей заключение под стражу с их согласия нецелесообразно, т.е. загромождает работу», а порой «существенно мешает работе следователей», в связи с чем возникают проблемы, например, «при задержании преступника, длительное время скрывающегося от правосудия и нет предусмотренной Уголовно-процессуальным кодексом РФ возможности для удерживания его до подготовки документов в суд для избрания меры пресечения». К тому же «суд в ряде случаев не заключает под стражу подозреваемых и обвиняемых по мотиву тяжести совершенного преступления (например, по статье 105 или по части 4 статьи 111 Уголовного кодекса РФ)».

Спустя 5 лет после принятия нового порядка заключения под стражу, противники этой законодательной новеллы более мягко отзываются об УПК, утверждая, что «уже ничего нельзя поделать»: «ратифицировав Европейскую конвенцию, решение власти они не в состоянии изменить», поэтому приходится подстраиваться под новые условия и искать наиболее оптимальные варианты», выстраивая логичные и убедительные доводы необходимости избрания ареста.

Заключение под стражу – мера уголовно-процессуального принуждения, представляющая вынужденное средство лишения или ограничения возможности обвиняемого (в исключительных случаях подозреваемого) пользоваться принадлежащими правами и свободами. Это самая строгая мера пресечения, применяемая только на основе судебного решения к обвиняемым (подозреваемым, подсудимым) за совершение преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет (а в исключительных случаях – до 2 лет) при невозможности применения более мягкой меры пресечения в целях обеспечения успешного осуществления задач уголовного судопроизводства. Данная мера избирается не только на предварительном расследовании и стадии судебного разбирательства, но в отношении осуждённого до вступления в силу вынесенного обвинительного приговора в целях обеспечения возможности его исполнения.

Элькинд П.С. упоминает о трёх обязательных требованиях, которые должны выполняться: во-первых, заключение под стражу должно избираться только в сфере уголовного судопроизводства; во-вторых, порядок и условия реализации данной меры должны быть регламентированы законом; в-третьих, законность и обоснованность его применения должна обеспечиваться системой уголовно-процессуальных гарантий, прокурорским и судебным надзором.[1]

В соответствии со статьёй 9 Международного пакта о гражданских и политических правах «никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Каждому арестованному сообщаются в срочном порядке причины его ареста и любое предъявленное ему обвинение». Исходя из этого, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает ряд условий, обеспечивающих законность и обоснованность заключения под стражу. Данная мера может быть избрана лишь по возбужденному уголовному делу, что подтверждает недопустимость её применения должностными лицами, не правомочными возбуждать, расследовать и разрешать уголовные дела.

К тому же мера пресечения не может быть более строгой, чем грозящее наказание за совершение преступление. Ранее в части 2 статьи 96 УПК РСФСР был дан исчерпывающий перечень преступлений, за совершение которых было возможно применение ареста по мотивам одной лишь опасности преступления. Часто прокурор «подходил формально к даче своего согласия, не проверяя должным образом необходимость применения этой крайней меры процессуального принуждения. Безудержная принудительность прежнего уголовного процесса, не основанная ни на разумности, ни на соразмерности, превратила заключение под стражу в обычное повседневное явление даже в тех случаях, когда по обстоятельствам дела этого явно не требовалось – например, по делам о преступлениях небольшой тяжести, когда личность обвиняемого установлена, он признал свою вину, у него есть место жительства и т.д.».[2] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части 1 статьи 108) признал заключение под стражу мерой исключительной, избираемой только при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. Если санкция инкриминируемой статьи Уголовного кодекса РФ не предусматривает лишение свободы до двух лет включительно, то заключение под стражу не допускается (за исключением случаев, предусмотренных законом). Следовательно, судья, давая согласие на заключение обвиняемого под стражу, обязан мотивировать, почему нельзя ограничиться более мягкой мерой пресечения. В УПК РСФСР такого требования не содержалось.

По общему правилу избрание данной меры пресечения возможно при наличии достаточных доказательств, дающих основание для обвинения лица в совершении преступления. В исключительных случаях, предусмотренных частью 1 статьи 100 УПК РФ, оно возможно в отношении подозреваемого. «При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу – в тот же срок с момента задержания».

Пункт "с" части 1 статьи 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод допускает заключение подозреваемого под стражу только при наличии "обоснованного подозрения". «Оно предполагает наличие фактов или информации, которые убеждают объективного наблюдателя, что, возможно, соответствующее лицо совершило преступление».[3] Поэтому органы расследования обязаны представить данные, которые смогли бы убедить суд в том, что лицо обоснованно подозревается в совершении преступления. Наличие (отсутствие) "обоснованного подозрения" в конечном счете определяется судом в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств.

Что касается вопроса о степени "подозрения", Уголовно-процессуальный кодекс РФ прямо не закрепляет обязанность следователя (дознавателя) иметь на момент обращения в суд доказательства, достаточные для предъявления обвинения. Однако, определяя "степень подозрения" как основание для заключения лица под стражу, Европейский Суд по правам человека допускает "более низкий порог обоснованности подозрения" при совершении особой категории преступлений.[4] Исходя из этого, часть 2 статьи 100 Уголовно-процессуального кодекса РФ увеличивает срок предъявления подозреваемому обвинения до 30 суток с момента задержания или применения меры пресечения при в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 2051, 206, 208, 209, 277, 278, 279, 281 и 360 Уголовного кодекса РФ, а именно: 1) терроризма; 2) вовлечения в совершение преступлений террористи-ческого характера или иное содействие их совершению; 3) захвата заложников; 4) организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем; 5) бандитизма;6) посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля; 7) насильственного захвата власти или насильственного удержания власти; 8) вооруженного мятежа; 9) диверсии; 10) нападения на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой.

Эксперт Совета Европы Стефан Трексель (Швейцария), производивший в 2001 году анализ проекта Уголовно-процессуального кодекса РФ с целью проверки его соответствия международным положениям, отметил, что «подход к лишению человека свободы с позиций охраны прав человека основывается на принципе praesumptio libertatis». Это означает, что в законе должны быть указаны основания, которые «допускают возможность в исключительном порядке лишить человека свободы». Если эти основания отсутствуют, лицо должно быть освобождено. При этом «освобождению не надо "быть на основании закона" либо производиться "в порядке, предписанном законом"».[5] Здесь уместно вспомнить часть 4 статьи 5 Конвенции: «Каждый, кто лишен свободы в результате ареста…, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным».

При наличии перечисленных в законе оснований прокурор, следователь, орган дознания и суд «не только вправе, но и обязаны применить меру пресечения».[6] Однако выбор вида меры пресечения является правом должностного лица. Ещё И.Я. Фойницкий отмечал: «Меры принуждения, в которых оказывается необходимость, применяются судебной властью самостоятельно, не ожидая разрешения их от какой-либо иной власти. Определение необходимости их принадлежит органам судебной власти».[7] Здесь уместно вспомнить латинское изречение: «Nullus liber homo capiatur vel imprisonetur… nisi per legale judicium parium suorum, vel per legem terrae» ("Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму… иначе как по законному приговору равных и по закону страны").

Согласно части 3 статьи 8 Декларации прав и свобод человека и гражданина заключение под стражу допускается «исключительно на основании судебного решения в порядке, предусмотренном законом». Аналогичное положение закреплено в статье 5 Федерального закона РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений": «Основанием содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, является судебное решение».

Уголовно-процессуальный кодекс России значительно расширил компетенцию суда в области защиты конституционных прав граждан: если раньше судья на досудебной стадии проверял все материалы уголовного преследования ex officio (по должности), то сейчас он (и только он) правомочен принимать решение о заключении лица под стражу (часть 2 статьи 29 УПК РФ).

За получением разрешения на избрание данной меры пресечения в суд вправе обратиться не только прокурор, но и следователь, и дознаватель (при этом они предварительно должны получить письменное согласие прокурора на возбуждение перед судом ходатайства о заключении лица под стражу). И если по УПК РСФСР в ходе расследования по протокольной форме досудебной подготовки материалов (это более 50 % направленных дознавателями в суд уголовных дел) орган дознания не обладал процессуальной возможностью заключения граждан под стражу, то УПК РФ такую возможность предоставил. «Как следствие, – отмечает заместитель начальника Следственного комитета при МВД России Б.Я. Гаврилов, – число задержанных дознавателями в I полугодии 2004 года по сравнению с I полугодием 2002 года возросло в 2,4 раза, составив 21,6 тыс. граждан. Соответственно, более чем в два раза (с 4019 за I полугодие 2002 г. до 11 396 в I полугодии 2004 г.) увеличилось число подозреваемых, в отношении которых в ходе дознания избрана мера пресечения в виде заключения под стражу». Однако «весьма значительно (с 286,2 тыс. за 2000 г. до 127,8 тыс. за 2003 г. или в 2,2 раза) уменьшилось число подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых следователями органов внутренних дел избрана мера пресечения в виде заключения под стражу».[8]

Год

Заключено под стражу

Всего по России

следова-телями прокуратуры

следова-телями

МВД

дознава-телями МВД

по линии МВД

по всем органам

2000

48 539

286 164

16 761

302 925

351 464

2001

48 765

247 829

11 719

259 548

308 313

2002

44 265

145 426

9 070

154 496

198 761

2003

44 661

127 808

16 782

144 590

191 994

Анализ статистических данных за первые два года практики заключения лиц под стражу судом свидетельствует о тенденции сокращения ее числа. Так, по сравнению с 2000 г. общее число заключений под стражу в 2003 г. снизилось на 2,1 раза по линии МВД, по всем правоохранительным органам – на 1,83 раза.

Давая согласие на возбуждение перед судом ходатайства об избрании заключения под стражу, прокурор (который должен быть поставлен в известность о произведенном задержании в течение 12 часов) заранее продумывает состоятельность обвинения и его судебную перспективу. В случае отказа прокурора в даче такого согласия следователь (но не дознаватель) вправе представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. Вышестоящий прокурор либо отменяет указание нижестоящего, либо поручает дело другому следователю (согласно статье 38 УПК РФ). Таким образом, прокурор выступает дополнительным гарантом защиты личности от незаконного заключения под стражу.

Анализ изученных дел показывает, что в 88 % случаев основания избрания меры пресечения никак не мотивируются. Более того, на вопрос «Обязательно ли в постановлении о возбуждении ходатайства о заключении под стражу излагать мотивы его избрания?» 17 % опрошенных должностных лиц дали отрицательный ответ. Полагаю, что постановление обязательно должно содержать изложение правовых и фактических мотивов, составляющих основания принятого решения (со ссылкой на положения статьи 97 УПК РФ).

При необходимости заключения лица под стражу прокурор (а также следователь и дознаватель с согласия прокурора) в пределах предоставленных им полномочий возбуждают перед судом надлежаще оформленное ходатайство, служащее юридическим основанием избрания данной меры пресечения. Ходатайство оформляется постановлением, форма которого приведена в приложении 101 к статье 476 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Содержание и форма документа складываются из реквизитов (лат. requisitum – "необходимое требование")– обязательных элементов, отсутствие или искажение которых делает его недействительным. Не раскрывая содержание каждого, подчерку, что в описательно-мотивировочной части постановления обязательно должна быть указана квалификация преступления со ссылкой на соответствую-щие пункт, часть и статью Уголовного кодекса РФ. Указание на преступление необходимо, во-первых, для удостоверения уголовно-правового основания избрания меры пресечения; во-вторых, для проверки прокурором и судьей доказанности факта совершения преступления именно этим лицом; в-третьих, для сообщения лицу, за совершение какого преступления он заключается под стражу, что позволяет адвокату правильно организовать защиту.

Мы не согласны с К.В. Питулько, считающей, что «предоставление суду права оценивать правильность квалификации инкриминируемого деяния позволило бы более взвешенно учесть критерий тяжести преступления».[9] Верховный Суд РФ еще в 1993 году отметил, что «проверяя законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности содержащегося под стражей лица в инкриминируемом ему преступлении».[10] Поэтому Уголовно-процессуальный кодекс РФ в части 13 статьи 108 закономерно предусмотрел дополнительную гарантию беспристрастности судьи. Судья, удовлетворивший ходатайство органов расследования о заключении обвиняемого под стражу, в дальнейшем не становится "заложником" своего решения. На председателя суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел возлагается обязанность назначить для рассмотрения дела по существу нового судью, не знакомившегося с доводами обвинения на досудебной стадии расследования. Кроме того, судья, принявший материалы уголовного дела, должен отметить в журнале время их получения. Постановление и копии материалов дела должны быть представлены в суд не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания. Таким образом, при обжаловании меры пресечения легко проконтролировать возможное нарушение процессуальных сроков.

Однако, как отмечает заместитель председателя Ростовского областного суда В. Золотых, «судебная практика первого месяца применения положений нового УПК, регламентирующих порядок избрания …заключения под стражу, показала, что в работе судов области в ряде случаев проявились признаки формального подхода к рассмотрению указанной категории материалов. Судьи порой автоматически удовлетворяли ходатайства следователей о заключении подозреваемых (обвиняемых) под стражу».[11] Поэтому необходимо учитывать положение части 4 статьи 108 УПК о предварительном ознакомлении судьи с делом в присутствии обвиняемого, прокурора и защитника, что обеспечивает возможность решения вопроса о полноте материалов и извещении всех участников о назначенном времени судебного заседания.

На наш взгляд, при обсуждении возможного заключения лица под стражу в судебном заседании обязательно (а не "вправе", как закрепляет УПК) должны участвовать: 1) обвиняемый (подозреваемый); 2) его защитник (если он участвует в деле); 3) прокурор; 4) законный представитель несовершенно-летнего; 5) следователь (дознаватель). Аналогичного мнения придерживается большинство опрошенных должностных лиц. Так, 87,5 % считают необходимым присутствие в судебном заседании подозреваемого, 77 % – обвиняемого, 42 % – законных представителей несовершеннолетнего, 90 % – защитника, 83 % – прокурора и 73 % – следователя (дознавателя). Любопытно, что при продлении сроков содержания под стражей 69 % респондентов считают должным участие подозреваемого (хотя к этому моменту такой процессуальной фигуры фактически не существует в связи с предъявлением ему обвинения).

Неявка без уважительных причин прокурора (следователя, дознавателя) и защитника не препятствует рассмотрению ходатайства без их участия, но при условии их своевременного извещения о времени и месте судебного заседания. Участие потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей в судебном заседании не предусмотрено.

Рассмотрение судом вопроса об избрании заключения под стражу в отсутствие обвиняемого не допускается. Заседание должно быть отложено до его явки в суд (за исключением случая объявления лица в международный розыск). По данным же опроса только 56 % должностных лиц считают неприемлемым проведение судебного заседания в отсутствие обвиняемого, а вот 31 % допускают такую возможность – причем 4 % из них считают достаточным заявление об этом ходатайства любым участником процесса.

На практике при решении вопроса о мере пресечения появляются и иные проблемы. В Уголовно-процессуальном кодексе прямо не указано, на ком лежит обязанность извещения сторон о времени и месте его рассмотрения. Полагаю, что целесообразнее было бы возложить ее на должностное лицо, обращающееся с ходатайством, поскольку у него уже существует процессуальная связь с другими участниками. К тому же если ходатайство возбуждается в отношении лица, не находящегося под стражей, то следователь (дознаватель) должны обеспечить его явку в суд, а в случае неявки он может быть доставлен приводом. С таким аргументом согласилось 48 % опрошенных (42 % из которых посчитали, что это обязанность следователя, а 6 % – дознавателя). Мнения остальных респондентов распределились следующим образом. Это полномочие оставили за судом 20,5 % (из них 12,5 % – непосредственно за судьей; 6 % – за секретарем судебного заседания и 2 % – за канцелярией суда). 19 % затруднились ответить на этот вопрос. Оставшиеся 12,5 % формально подошли к ответу на данный вопрос анкеты, попросив обратиться к Кодексу, к сожалению забыв о том, что законодатель прямо не закрепил такой обязанности ни за одним из участников процесса.

Порядок рассмотрения ходатайства о заключении под стражу производится по аналогии с процедурами судебного производства в открытом судебном заседании, за исключением случаев, указанных в части 2 статьи 241 УПК РФ, когда: а) разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны; б) рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет; в) рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство; г) этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.

Исходя из общих положений, определяющих порядок судебного производства и объём прав участников процесса, с учетом положений части 5 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса РФ, рассмотрение материалов досудебного производства, отнесенных к исключительной компетенции суда, имеет, на наш взгляд, следующую последовательность: 1) объявление судьей, какое ходатайство рассматривается судом; 2) доклад секретаря о явке извещенных лиц; 3) допуск переводчика в случаях, предусмотренных статьей 59 УПК, и разъяснение ему прав и ответственности за заведомо неправильный перевод и разглашение данных предварительного расследования; 4) установление личности обвиняемого (подозреваемого), а в случае его задержания – времени задержания; 5) объявление состава суда, установление наличия отводов судье и секретарю судебного заседания; 6) разъяснение прав и обязанностей подозреваемому (обвиняемому), при присутствии – их законным представителям, но только в мере, относящейся к содержанию заседания; 7) оглашение прокурором (следователем или дознавателем) описательно-мотивировочной и резолютивной частей постановления о возбуждении ходатайства о заключении под стражу с предоставлением права дополнительного обоснования своих доводов. При этом судья должен установить наличие или отсутствие материально-правовых и процессуальных обстоятельств, имеющих значение для законности и обоснованности принимаемого решения, и удостовериться в том, что сделанные заявления имеют подтверждение в материалах дела. Вместе с тем суд не вправе выходить за пределы разрешаемого ходатайства. 8) Далее происходит заслушивание (но не допрос) лиц, явившихся в судебное заседание. Участники должны апеллировать к судье, обращая внимание на отдельные обстоятельства дела и неясности позиции другой стороны. Представляется, что в судебном заседании только судья вправе задавать вопросы, так как его задача состоит в том, чтобы путем заслушивания сторон и иных лиц уяснить все имеющие значение для принятия решения вопросы. В случае необходимости оглашаются материалы, приобщенные к постановлению органов расследования и заслушиваются по ним объяснений участников процесса. 9) После этого сторонам предоставляется право на заключительные реплики, и судья удаляется в совещательную комнату для вынесения решения, включающего разъяснение порядка его обжалования.

Особо следует обратить внимание на то, что, поскольку в частях 4 и 5 статьи 108 УПК РФ установлено, что ходатайство органов предварительного расследования рассматривается в судебном заседании, необходимо руководствоваться положением статьи 259 Уголовно-процессуального кодекса как повсеместно сложившейся традицией, регламентирующей ведение протокола судебного заседания. Это обусловливается обеспечением возможности кассационной инстанции оценить законность и обоснованность постановления судьи применительно к доводам жалоб и представления.

Согласно положениям частей 7 и 7.1 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса РФ, рассмотрев ходатайство об избрании заключения под стражу, судья выносит одно из следующих решений: 1) о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу; 2) об отказе в удовлетворении ходатайства – при этом судья по собственной инициативе вправе …избрать в отношении лица меру пресечения в виде залога или домашнего ареста. При этом повторное обращение в суд с ходатайством о заключении того же лица под стражу возможно при появлении новых обстоятельств (к которым, к примеру, могут быть отнесены нарушение обвиняемым избранной меры пресечения; предъявление нового, более тяжкого обвинения и т.д.); 3) о продлении срока задержания на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения для представления дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания данной меры пресечения.

Практические вопросы исполнения решения суда относятся к ведению органов расследования. Так, в случае удовлетворения ходатайства лицо, которое не было задержано до рассмотрения дела судом, должно быть взято под стражу в зале суда; в случае же отказа в удовлетворении ходатайства – немедленно освобождено из-под стражи.

Копии постановления суда, заверенные подписью и гербовой печатью, вручаются лицу, возбудившему ходатайство, прокурору и обвиняемому (подозреваемому), однако ничего не сказано о его направлении в администрацию места содержания лица под стражей. Поэтому часть 8 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса РФ следует изложить в следующей редакции: «Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому или обвиняемому, а также начальнику места содержания под стражей, и подлежит немедленному исполнению».

На судебных стадиях суд вправе заключить подсудимого под стражу по ходатайству стороны обвинения или по собственной инициативе (об этом судья единолично выносит постановление, а коллегиальный состав суда – определение). Основания для избрания меры пресечения будут аналогичными, как на досудебных стадиях процесса.

Подводя итог, отмечу, что автор не ставила задачу рассмотреть все проблемы, возникающие в связи с применением заключения подозреваемых и обвиняемых под стражу. Несомненно, они требуют дальнейшего изучения. Вступление в Совет Европы обязало Российскую Федерацию привести свое законодательство (прежде всего, уголовное и уголовно-процессуальное, поскольку именно здесь отмечены наибольшие нарушения) в соответствие положениям, разработанным в ходе международного сотрудничества. Работа только начата и предстоит еще много сделать, чтоб соответствовать уровню, закрепленному общепринятыми стандартами в области прав человека.

Библиографический список:

  1. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. – Л., 1976. С.87-88.

  2. Мизулина Е. Новый порядок ареста и задержания соответствует Конституции РФ и международным правовым стандартам // Российская юстиция. 2002. № 6.

  3. European Court of Human Rights: Judgments and Decisions. Strasbourg, 30 August 1990 (Fox, Campbell and Hartley v. the United Kingdom). Series A no.182. (Судебное решение "Фокс, Кемпбелл и Хартли против Великобритании" от 30 августа 1990 г. № 182) // Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.2. – М., 2000. С.35.

  4. European Court of Human Rights: Judgments and Decisions. Strasbourg, 28 October 1994 (Murray v. the United Kingdom). Series A. no. 300 (Судебное решение "Мюррей против Великобритании" от 28 октября 1994 г. № 300). // Там же. С.34-36.

  5. См.: Гриненко А.В. Обоснованность задержания и заключения под стражу по УПК Российской Федерации // Журнал российского права. 2003. №9.

  6. См.: Еникеев З.Д. К вопросу о системе и видах мер процессуального принуждения в советском уголовном процессе //Вопросы борьбы с преступностью и совершенствования законодательства. – Уфа, 1975. С.72;

  7. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. – М., 1985. С. 116.

  8. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том 2. – С-Пб., 1996. С. 315.

  9. См.: Гаврилов Б.Я. Совершенствование досудебного производства в свете реализации основных положений УПК РФ // Уголовный процесс.2005.№1

  10. См.: Питулько К.В. Вопросы совершенствования правовой регламентации судебной проверки законности и обоснованности ареста в уголовном судопроизводстве РФ // Правоведение. 2000. № 6. С. 201.

  11. См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления сроков содержания под стражей" (в ред. 21 декабря 1993 г., 29 сентября 1994 г. и 10 октября 2001 г.).

  12. Золотых В. Заключение под стражу по решению суда. Обобщение практики применения ст.108 УПК Российской Федерации // Российская юстиция. 2002. № 11.






Скачать файл (257.7 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации