Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Татуировки и маски в культурных традициях - файл n1.doc


Татуировки и маски в культурных традициях
скачать (86 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc86kb.23.01.2013 17:51скачать


n1.doc



ТАТУИРОВКИ И МАСКИ В КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЯХ

Курсовая работа по дисциплине

Социальная антропология

Содержание.

Введение.

1. Татуировки в культурных традициях.

1.1 История и назначение.

1.2 Телесные практики Маори.

1.3 Морские татуировки.

2. Маски в культурных традициях.

2.1 Классификация.

2.2 Формы.

2.3 Функции.

Заключение.

Используемая литература.
Введение.

Маски и татуировки являются важным элементов культуры всех известных науке обществ и традиций. Роль маски (или с ней функционально сходных способов изменения лица с помощью косметики, татуировки, пластических операций) различна в зависимости от социальных, исторических, географических факторов.

У многих племен имеются специальные татуировки для предводителей, членов совета, воинов, жрецов, колдунов и производителей дождя; имеются специальные татуировки для различных каст, родов и даже семей. Татуировка может обозначать общественное положение, дающее право на ту или другую степень уважения.

Способность к изготовлению и применению маски или ее аналогов может быть признана одним из универсальных человеческих свойств. Схожесть функций и обликов масок в разных, часто удаленных друг от друга областях, может объясняться как параллельными путями развития, так и взаимовлияниями, начинающимися в ранний период. В связи с этим изучение масок представляет интерес для сравнительного анализа разных культур в их взаимосвязи.

Объектом работы являются маски и татуировки традиционных обществ, морские татуировки.

Предметом – применение и назначение татуировок и масок.

Цель работы: теоретическое изучение роли татуировок и масок в культурных традициях.

Задачи: рассмотреть историческое развитие масок и татуировок; дать краткую характеристику их основных видов и форм; описать выполняемые ими функции в обществе.

1. Татуировки в культурных традициях.

1.1 История и значение.

Татуировка – один из способов манипулировать человеческим телом, включающий нанесение шрамов, рубцов, прокалывание, прижигание. Современное слово «татуировка» («тату» в международном варианте) происходит от полинезийского слова «татау», что означает дословно «в самый раз».

Первоначально тело просто размалевывали красками. Художники каменного века, расписывая кожу, оперировали красками семнадцати различных цветов и оттенков. Тела размалевывали для отпугивания злых духов и врагов, для украшения, для подчеркивания общественного положения и ранга, а также в культовых целях.

Однако эта живопись была очень непрочна. Поэтому возникла потребность в способе, позволяющем создавать узоры, сохраняющиеся на коже длительное время.

Вначале появилась татуировка рубцами, которая и поныне применяется у отдельных темнокожих племен на островах Океании. Ведь синие татуировочные знаки на темной коже незаметны.

По мнению Л. Штернберга, самый первобытный инструмент для татуирования – природное острие колючки. Для создания сложных рисунков уже нужны другие приспособления, состоящие из соединенных в ряды остроконечников.

Краску втирают рукой по свеженаколотому месту или работают уже окрашенным инструментом, предварительно погружая его в соответствующий раствор. Материалом для красителя могли служить угольный порошок, разведенный в воде, сажа от домашнего очага; позже – порох.1

Полинезийцы татуировались, наносив сперва на кожу образец. Затем художник обмакивал прикрепленный к палочке акулий зуб в краску и вгонял ее под кожу своему пациенту по контуру нанесенного рисунка при помощи маленького, деревянного молоточка.

Манипулирование с телом в древности – неотъемлемый атрибут человеческой культуры.

Источниками знаний о древних татуировках являются:

  • мумии - некоторые татуировки наносились очень глубоко, например, выжигались. Тогда они могли задеть даже кости.

  • письменность - некоторые авторы прошлого обращали внимание на обычаи своих современников из других племен.

  • предметы изобразительного искусства, дошедшие до нас из глубины веков, тоже могут многое сказать о распространенности татуировок.

По религиозным представлениям древних египтян сословная лестница сохраняется и после смерти, так что татуировки могли являться неким "документом", подтверждавшим прижизненный статус их владельца.

В древнем Китае одним из Пяти Классических Наказаний была татуировка на лице. В качестве кары преступникам за первое преступление наносили горизонтальную линию через лоб, за второе - дугообразную, а за третье - еще одну - в результате получался иероглиф ИНУ - "собака". В Японии в древние времена татуировка имела исключительно ритуальный характер, позже стала знаком принадлежности к определенному сословию. Европейцы, впервые ступившие на японскую землю, были немало удивлены тем, что тела аристократов обоего пола были буквально усеяны изображениями фигур богов и полубогов.

В древней Европе татуировки были во всеобщем употреблении среди греков и галлов, бриттов и фракийцев, германцев и славян. Древние греки "метили" татуировками вражеских шпионов, в то время как римляне использовали специальные татуировки для "клеймения" бандитов и рабов.

Человек прежних времен выставлял все свои титулы пред лицом всех на своем собственном теле. Мотивом для нанесения татуировки могло служить: достижение привлекательности в глазах представителей другого пола; придание себе угрожающего вида или, напротив, слияние с окружающей средой в целях самозащиты; для общения с представителями своего и других сообществ.

Представители племен старались отметить чем-либо свою индивидуальность, указать свое происхождение, похвалиться своими славными деяниями, удовлетворить своему тщеславию и утвердить свою славу на веки в памяти людей.

Причины для расписывания кожи могли быть и иными, например, носящие траур жертвовали добровольно частью своего тела в честь друга или родственника, отошедшего в вечность, либо с той целью, чтобы последовать за ним хотя бы одною частью своего “я”, либо для того, чтобы сделать себе благосклонным дух усопшего, витающий над его очагом.2

Многообразие традиций татуировки затрудняют ее интерпретацию. В некоторых племенах татуировки наносили только представителям одного пола, в других – были приняты разные знаки для мужчин и женщин, в-третьих – общий племенной знак. Иногда татуировка была знаком профессии или конфессиональной принадлежности.

Татуировка остается навсегда. Она говорит окружающим о принадлежности какому-то сообществу. Знаки на теле могут отражать высокий социальный статус своего владельца, являясь элементом престижа. Но они же могут свидетельствовать о наказании и унижении.

Кроме того, у разных народов татуировки наделялись самыми разнообразными магическими свойствами: детей оберегали от родительского гнева, взрослых защищали в бою и на охоте, стариков хранили от болезней.

Чаще всего процедуры внешнего воздействия применялись при прохождении так называемых ритуалов перехода, будь то посвящение юноши в зрелые мужчины, принятии в мужской союз, вступление в брак или переселение из этой жизни в загробный мир.

Татуирование женщины в традиционном обществе играло особую роль, символизируя ее выносливость и плодовитость. Имея большое социальное значение, татуировка указывала на принадлежность женщины к определенной общественной группе. На это указывало и место нанесения татуировки. Знатные женщины наносили ее на руки - от плеча до запястья, рисунок же на лице был признаком низкого происхождения.

1.2 Телесные практики Маори.

Татуировки представляют собой не только узоры, это не только эмблемы, знаки отличия знати и ступеней в социальной иерархии, они также являются своего рода сообщениями, обладающими законченностью мысли, и наставлениями. Татуировка у маори предназначена не только для начертания рисунка на коже, но и для запечатления в памяти традиций и философии племени.3

Некоторые полинезийцы покрывали татуировками все тело, казавшись одетыми, хотя на самом деле были совершенно голы. Умение добиться такого эффекта считалось признаком высшего мастерства художника. Такой сноровки достигали отнюдь не все татуировщики.

Маори заполняли всю кожу на теле сложнейшими сюжетами, строго соблюдая при этом симметрию. Изобилие и красота татуировки считались знаками благородного происхождения и высокого социального положения. Ранг, личные качества, сознание собственного достоинства и звание – все это и даже еще больше (например, длинная родословная) могло быть выражено в татуировке. И поскольку рисунки на коже так много значили в общественном мнении, женщины без татуировки считались безобразными. Но и мужчину без татуировки тоже считали человеком второго сорта.4

Лицо - всегда на виду. Поэтому именно лицо украшается в первую очередь. Маори носят на лицах маскообразные татуировки - Моко. Эти удивительные хитросплетения узоров служат постоянной боевой раскраской, а также показателем доблести и общественного положения их обладателей. Образцы Моко так индивидуальны, что зачастую использовались в качестве личной подписи или отпечатков пальцев.

1.3 Морские татуировки.

Европейские моряки стали татуироваться лишь со времен открытия Южных морей и Полинезии. Этот обычай они переняли у островитян.

Поначалу не каждому матросу хотелось оставлять у себя на теле татуировки. Одни считали это слишком болезненным, другие опасались, что татуировка сможет оказаться ордером на арест, начни их разыскивать блюстители закона. Вскоре, однако, рисунки на коже вошли у моряков в моду. Дело зашло так далеко, что на матроса без татуировки смотрели как на неполноценного.5

Такую популярность татуировки получили во многом из-за суеверия моряков. Они считали этот знак гарантией того, что в море с ними ничего не случится. Некоторые рисунки, по их мнению, могли ускорять бег корабля, возвращающегося на родину. Символами морского счастья были также якорь, спасательный круг и дельфин.

Смысл других рисунков на теле, например черепа с костями, земного шара, птиц, насекомых, драконов и так далее, не поддается однозначному толкованию. Из рисунков кораблей особым спросом пользовались трехмачтовики, так как тройку считали счастливым числом. Если, случалось, заказывали четырехмачтовик, то требовали, чтобы на заднем плане, по крайней мере, был виден маяк. Он гарантировал счастливое возвращение на родину. Нередко над ним размещалось выражение: «Прочь от скал!»

Многие сюжеты косвенным образом способствовали удаче. Им приписывали власть над судьбой. Матросы, татуировавшие распятие на всех частях тела, были убеждены, что в случае кораблекрушения ни одна акула не осмелится не то что съесть татуированного, но даже попробовать мизинец на его ноге. Устрашающее действие должны были оказывать также и змеи.6

Роза считалась знаком любви. Популярны были сочетание креста, якоря и двух объятых пламенем сердец, а также изображение матроса, целующего развевающееся знамя и нежно обнимающего девушку. Эти сцены олицетворяли расставание и встречу.

Женщины, изображенные на бедре, руке или груди, почти всегда были обнаженными. Исключением являлся рисунок маленькой морячки, изображенной вместе с трехмачтовиком на заднем плане и изречением «Счастливого пути!»

С тех пор как человечество начало подвергать себя опасностям в море и в чужих странах, изображение женщины стало также и символом богини удачи – Фортуны.

2. Маски в культурных традициях.

2.1 Классификация.

Явление маски распространено повсеместно и чрезвычайно многообразно. Для того чтобы справиться с этим многообразием, исследователи применяют различные их классификации:

  • из предназначения маски (Р. Андре, Д. Анучин)

культовые

военные

погребальные

судебные

танцевальные, театральные

  • на основе характера изображения (Ратцель)

простые изображения человеческого лица

искаженные изображения, карикатуры, устрашающие,

изображения животных,

наголовники и т.п.
А.Д. Авдеев все многообразие способов преображения распределил по четырем категориям: головные уборы, маски, маскоиды, грим. Помимо собственно головных уборов в первую категорию включаются парики, рога, наголовники. В части индивидуальных масок Авдеев включал семь позиций:

маски-наголовники

налобники

головы

личины

костюмы маски

ручные

пальцевые маски

Типологически ранними являются формы преобразования скелета лица умершего, известные по древним археологическим памятникам, таким, как минусинские. Самые ранние образцы того, что позже становится искусством, можно видеть в таких композициях, которые представляют собой аранжировку частей тела убитого на охоте животного. Для первоначальных прототипов маски в архаическом обряде и ритуале, ему предшествующем, характерно рассечение животного с выделением отдельных его частей. Для самых ранних традиций особенно существенно ритуальное отделение головы.7

А.Д. Авдеев определял примерно такой путь эволюции маски:

Подлинная голова или череп животного – искусственное изображение головы животного – искусственное изображение головы человека, в подражание голове животного, носимое точно так же – возникновение личины человека из черепа – искусственное изображение лица человека - маска-личина, в которой изображалось животное, такая же маска изготовлялась в подражание личине человека.

2.2 Формы.

«Погребальные маски»

Существует предположение, что маска так или иначе соотнесена с миром мертвых. Погребальная маска может охранять покойного в этом новом мире, может служить знаком этого мира, где она заменяет прежнее лицо человека, может символизировать одного из обитателей этого мира.

В отличие от других масок, погребальные, как правило, воспроизводят черты человека (а не зверя или фантастического звероподобного существа).

«Зооморфные маски»

Значимость этого вида масок во многом зависит от роли животных-тотемов. В основе ритуалов тотемного характера часто лежит представление о тождестве человека животному. Это тождество может быть выражено непосредственно посредством зооморфной маски.

Одной из важных функций зооморфных масок является устрашающая. Во время инициации роль маски состоит в символизации опасности, воплощаемой животным.

Известны случаи применения зооморфной маски к другим животным, а не людям. У горно-алтайских скифов в Пазырыке обнаружены оленьи маски, надевавшиеся на коней. Существенно то, что это происходило в погребальном обряде. С ним могло быть связано символическое перенесение покойника на север, где оленя в области вечной мерзлоты разумнее использовать для транспорта, чем лошадь8

«Маски мифологических существ»

Эти маски сочетают в себе черты разных животных (иногда и людей) в фантастическом образе, соотносящемся с одним из мифологических существ. Иногда эти существа называют именами животных, но их внешний вид настолько деформирован, что их нельзя считать зооморфными.

Мифы о происхождении данного вида масок различны: одни группы индейцев считают, что предки масок упали с неба, другие полагают, что они получены от водяных духов. Но в любом случае в них заключена чудодейственная природа, окруженная легендами.

«Маска архаического театра»

Сходство ритуала с театром прослеживается в самых истоках античного театра. В литературе о Дионисе показано, как элементы его культа (включая и маски как самого бога, так и его приверженцев) включились в процесс «рождения трагедии».

Театральная маска характеризовала персонажа и играла наравне с актером. Она знаменовала выход человека на сцену, преодоление границы между жизнью и искусством. Человек в маске переставал быть самим собой и изображал другого, которого маска и манифестировала. Она означала статус, характер, эмоциональное состояние, не меняющиеся на протяжении всего представления.

В древнегреческом театре актеру порой приходилось по ходу спектакля играть несколько ролей. Он выходил на орхестру в маске, которую надевал вместе с париком через голову. Актеры меняли маски не только в момент, когда по ходу действия он являлся перед зрителями в новой роли, но и тогда, когда нужно было показать зрителям смену душевных состояний одного и того же персонажа.

«Карнавальная маска»

Из сферы архаического, священного маска, утратив свои исконные значения, впоследствии переместилась в светскую зону культуры. Она определяла ее театрализованные формы, каковыми в эпоху Средневековья были карнавалы. Не утрачивая окончательно сакральные мотивы, карнавалы, как, например, немецкие, находились на границе религиозного и светского. Их участники надевали маски, восходящие к древним временам.9

С маской по функции смыкался костюм: «в средние века в Германии под маской понимали маскировку всего тела, то есть она включала в себя собственно маску и костюм». 10

Маска связана с радостью смен и перевоплощений, с веселой относительностью, с веселым же отрицанием тождества и однозначности, с отрицанием тупого совпадения, самим собой; маска связана с переходами, метаморфозами, нарушениями естественных границ, с осмеянием, с прозвищем (вместо имени); в маске воплощено игровое начало жизни, в основе ее лежит совсем особое взаимоотношение действительности и образа, характерное для древнейших обрядо-зрелищных форм.11

«Маскарад»

Провести границу между явлениями карнавальной и маскарадной маской не так легко. Разница касается не только социального их использования, соотношения трафаретных и импровизационных форм, но и стилистики образов. В маскарадных формах придворной жизни сводится к минимуму гротескность, присущая карнавалу. В маскараде осуществлялось как бы одомашнивание официальной системой сходных с карнавальной маской форм игровой жизни.12

Существует поразительная связь между двойными изображениями на масках и маскарадом. Они должны представлять ряд промежуточных форм, обеспечивающих переход от символа к значению, от магического к обычному, от сверхъестественного к социальному.

2.3 Функции.

Маски использовались с древности в церемониальных, эстетических, и практических целях. Мир первобытных людей был «временем сновидений», временем мифа, то общение с духами или первопредками, с тотемами было необходимостью, а не прихотью. Маска была пропуском в тот мир. С ее помощью достигается контакт с предками и совершается деление, непрерывность традиции.

Маска есть знак - поверхностное, временное изменение внутреннего или внешнего облика человека, обусловленное мотивами и потребностями личности, а также коммуникативными запросами и ожиданиями. «Внешняя маска» - ситуативное изменение внешнего облика человека с помощью визуальных средств, а «внутренняя маска» - временное изменение Я с сопутствующей сменой модели поведения.

Основные функции маски - знаково-коммуникативная, защитно-оборонительная, адаптивная, а также функция сокрытия - сформировались в палеолите. В античности произошло определение двух основных сфер функционирования внешней маски - профанной и официальной. Зрелищность античного мира сделала маску символом двойственности Я, обозначила взаимосвязь маски и исполнения роли.13

Глубинную сущность масок подметил известный российский этнограф А.Д. Авдеев, который определил маску как изображение некоего существа, надеваемое и носимое для преображения в это самое существо. Это и есть основная головная функция маски – преображение и перевоплощение сущности человека.. И далее после этого перевоплощаемый действует уже от имени образ какого-либо животного, предка, духа, бога.

Маски, как и право их держать могут означать высокий ранг и наличие у своих владельцев определенных привилегий, которые передаются по наследству или через брак (например, маски swaihwй). В мистериальных культурах маски были важным атрибутом для отождествления с умирающим и воскресающим божеством.

С помощью маски человек может оказаться воплощением божественного или демонического начала, приобщиться к миру зверей, теней или духов, а то и войти в человеческий мир, но при этом стать иной личностью, вовсе непохожей на того, кто под маской. Если маска не совпадает с какими-либо качествами того человека, который ее носит, то она помогает ему создать в ритуале, в театре или в необычных формах поведения (например, шутовского или бандитского) образ другого человека. Но она же может помочь в сохранении и продолжении его собственных черт, даже и тогда, когда человек умирает.

Маска находится в свободном отношении к телу и личности человека, такое отношение называется отчуждаемой принадлежностью. Наличие или отсутствие неотчуждаемой принадлежности представляется главным отличием маски от такого близкого к ней средства идентификации с социальной группой, как татуировка. Татуировка рассчитана на длительное пользование: не предполагается, что ее носителю понадобится другая татуировка, заменяющая данную — она дается раз и навсегда.14

Заключение.

Маски и татуировки - важная часть общемировой культуры. То появляясь, то исчезая, то возрождаясь вновь, искусство татуировки проходит через всю историю человечества от древнейших египетских захоронений, до наших дней. Маски, являясь изначально составной частью магических ритуалов и культов, трансформировались в театральные атрибуты и праздничные украшения, которые мы можем наблюдать в современности.

Татуировка и маска являются сходными способами изменения лица (или тела), средствами идентификации с социальной группой. Разница состоит в наличии или отсутствии отчуждаемой принадлежности – татуировка рассчитана на длительное использование, в то время как маска находится в свободном отношении к телу и личности человека.

Данные формы искусства выполняют множество различных функций. Они могут защищать своего владельца, показывать его социальное положение, давать определенные привилегии и престиж, приносить удачу. Или же напротив – быть клеймом преступнику или приверженцу иной веры. И татуировки и маски являются непременным атрибутом обрядов перехода, посвящения, вступления в брак, похорон и других.

Археологические раскопки доказывают, что татуировки и маски были распространена практически по всему миру.

Различные виды татуировок практиковались у светлокожих народов всего мира, а у темнокожих заменялись рубцеванием. Татуировались все - племена Европы и Азии, индейцы Северной и Южной Америки и жители Океании. Именно племена Индонезии и Полинезии, где практика тату непрерывно передается из поколения в поколение, служат лучшим антропологическим доказательством социальной значимости татуировок. Едва ли не все стороны жизни этих людей связаны с тату - от рождения до смерти.

Маски использовались с древности в церемониальных, эстетических, и практических целях.

Как культурно-исторический феномен, маска должна исследоваться как один из важнейших элементов культуры любого из всех известных науке обществ и культурных традиций

Маске придается множество смысловых коннотаций, в ней скрещивается ряд культурных оппозиций. Сама маска оценивается то негативно, то, напротив — в ней видят идеальный способ самовыражения. Маску не раз объявляют ничтожной. Скорее всего, этому способствуют мерцающие значения истины и лжи, которые вбирает в себя маска.


Используемая литература.

  1. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. М.: Художественная литература, 1965.

  2. Иванов В.В. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т. 4: Знаковые системы культуры, искусства и науки. - М.: Языки славянских культур, 2007.

  3. К. Леви-Стросс Структурная антропология. М.: Главная редакция восточной литературы, 1985.

  4. К. Леви-Стросс Путь масок. М: Республика, 2000.

  5. Колязин В. От мистерии к карнавалу. Театральность немецкой религиозной и площадной сцены раннего и позднего средневековья. М.: Наука, 2002.

  6. Медникова М.Б. Неизгладимые знаки: татуировка как исторический источник. М.: Языки славянской культуры, 2007.

  7. Медникова М.Б. Феномен маски в традиционной культуре: символическая природа ритуального превращения.

  8. Софронова Л А. Маска как прием затрудненной идентификации. Культура сквозь призму идентичности. М.: Индрик, 2006.

  9. Тихомирова Е.Г. Феномен маски: культурные смыслы. Дис. канд. филос. наук. Ростов н/Д, 2005.

  10. Х. Ханке - На семи морях. Моряк, смерть и дьявол. Хроники старины. М.: Жизнь и мысль, 1989.

  11. Материалы сайта - http://dreamsilver-taro.narod.ru/libr/metod/simbol/tatu/cdrom01/teoria/index.htm

  12. Материалы сайта - http://www.tattoon.ru/publ/17



1 Медникова М.Б. Неизгладимые знаки: татуировка как исторический источник. М.: Языки славянской культуры, 2007, с. 8

2 Медникова М.Б. Неизгладимые знаки: татуировка как исторический источник. М.: Языки славянской культуры, 2007, с. 13

3 К. Леви-Стросс Структурная антропология. М.: Главная редакция восточной литературы,1985, с. 267

4 Х. Ханке - На семи морях. Моряк, смерть и дьявол. Хроники старины. М.: Жизнь и мысль, 1989, с. 227

5 Там же, с. 228

6 Х. Ханке - На семи морях. Моряк, смерть и дьявол. Хроники старины. М.: Жизнь и мысль, 1989, с. 232

7 Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т. 4: Знаковые системы культуры, искусства и науки. - М.: Языки славянских культур, 2007, с. 335

8 Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т. 4: Знаковые системы культуры, искусства и науки. - М.: Языки славянских культур, 2007, с. 338

9 Колязин В. От мистерии к карнавалу. Театральность немецкой религиозной и площадной сцены раннего и позднего средневековья. М.: Наука, 2002, с. 127

10 Колязин В. От мистерии к карнавалу. Театральность немецкой религиозной и площадной сцены раннего и позднего средневековья. М.: Наука, 2002, с. 127

11 Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. М.: Художественная литература, 1965, с. 46-47

12 Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т. 4: Знаковые системы культуры, искусства и науки. - М.: Языки славянских культур, 2007, с. 341

13 Тихомирова Е.Г. Феномен маски: культурные смыслы. Дис. канд. филос. наук . Ростов н/Д, 2005.

14 Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т. 4: Знаковые системы культуры, искусства и науки. - М.: Языки славянских культур, 2007, с. 335-336




Скачать файл (86 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации