Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Юлов В.Ф. История и философия науки - файл n1.doc


Юлов В.Ф. История и философия науки
скачать (13628 kb.)

Доступные файлы (1):

n1.doc13628kb.23.01.2013 18:00скачать


n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Тема 2. Философия и наука в Средние века и в эпоху Возрождения.
Начало средневековья весьма размыто, конец эллинистического периода совпадает с новой эпохой, которую открыло явление Христа (I в). Христианская патристика развивается в первые века нашей эры на фоне ослабления и краха Римской империи (V в). Средневековая история в Европе завершается в XIV в., уступая место Возрождению.

1. Средневековая культура: союз религии, философии и науки.

Становление феодального способа производства. Если у древних греков и римлян город, ремесло и торговля господствовали над деревней и сельским хозяйством, то в раннем средневековье всё перевернулось. На социальную арену вышли феодалы и зависимые от них крестьяне. Соответствующие сдвиги произошли в хозяйственной жизни. На первое место выдвинулась агротехника: произошёл переход от волов к лошадям как тягловым животным, совершенствовалась упряжь, появились жёсткий хомут и подковы. Основной фуражной культурой стал овёс. До VIII в. была изобретена борона, а к XI в. - тяжёлый колёсный плуг. Если в I в. была сконструирована водяная мельница, то с XII в. стали действовать ветряные мельницы.

С XII в. начинают стремительно развиваться города, что дало прогресс ремёсел и промышленности. Широко используется компас, совершенствуются механические часы, изобретается линза, и появляются очки. В 1100 г. конструируется ножной ткацкий станок, изготавливаются фосфорная и азотная кислоты, в морскую практику входит вращающийся штурвал. В число технических изобретений входят кривошип, маховик, машины в сукновальнях и сыромятнях. В 1320 г. заявляют о себе пороховые пушки, через несколько десятилетий начинают действовать доменные печи и стекольные цеха.

Духовное и социальное господство христианской церкви. Основоположником христианской церкви признаётся Иисус Христос, его дело продолжили ученики - апостолы. Из малой группы верующих со временем возникла разветвлённая организация - Римская Церковь со своими руководящими органами (Папа, кардиналы, епископы и т.д.), храмами и монастырями. Основой учения стала Библия, как священная книга христиан. В Западной Европе власть церкви была выше власти светской (монархи, наместники, рыцари и т.п.).

Латынь как язык высокой культуры. Если народные низы разговаривали на этнических языках, то языком общения социальных верхов (священнослужители, монахи, знать и высшие чиновники) была латынь. Библия и основная литература существовали на этом языке. Латынь была единым языком всех западноевропейских интеллектуалов, философия и наука развивались на ее основе.

Монастыри суть центры духовной и интеллектуальной жизни. Своим образом жизни высшие круги Римской империи существенно подорвали нравственные устои (аморализм, разврат, цинизм и т.п.). На христианскую церковь выпала трудная миссия восстановления высокой духовности. На переднем плане этой работы по преобразованию и очищению человека оказались монахи, весь их образ жизни - пост, молитвы, духовное чтение - утверждал идеалы христианства. Кроме этого, руководство монастырей стремилось поддержать и другие сферы - искусство, философию и науку. Некоторые ордена (францисканцы) разрешали своим монахам заниматься научно-экспериментальной деятельностью. В ряде монастырей монахи восстанавливали ценные книги, пришедшие в негодность, путём их переписывания.

Школьное обучение. В начале VI в. в Афинах закрылась последняя языческая философская школа. Новое содержание демонстрировали церковные и придворные школы. Обучение строилось на введение в Библию и литургических текстах; ядро светских предметов составлял тривиум (лат. trivium - трёхпутье): грамматика (чтение и письмо на упрощённом варианте латыни), диалектика и риторика. Более широкий круг знаний давал квадривиум (лат. четырёхпутье): арифметика - музыка - геометрия - астрономия. Сочетание тривиума и квадривиума давало семь свободных искусств. Поначалу использовались римские учебники, затем стали создаваться новые учебные пособия. Особой популярностью пользовался учебник «Основы арифметики», составленный А. Боэцием (VI в).

В XII в. в Париже возникли колледжи. Это были благотворительные учреждения, созданные при госпиталях как общежития для бедных клириков, обучавшихся в школах. Позднее к ним добавились общежития для магистров, обучавшихся богословию. По данному типу возникли колледжи магистров в Англии. Если в парижских колледжах обучение было подготовительным, то в английских обучение сосредоточивалось в них самих. В школах всех типов обучение сводилось к чтению раздела учебника или текста авторитетного автора. Сначала зачитывал учитель, затем тот же самый отрывок читали ученики, после этого начиналось комментирование и истолкование. Позднее средневековье дало такую форму обучения как диспут. Объявлялась проблемная тема, и надо было найти противоположные позиции с их обоснованием. Это было неким подобием рыцарского турнира, где учитель выступал против учеников, а они против него. Нередко один учитель со своими учениками вступал в теоретический спор с другим учителем и его учениками. Французский учёный П. Абеляр (XII в.) в своей книге «История моих бедствий» описал своё участие в различных диспутах.

Возникновение университетов. Этот процесс начался в XII в. Преподаватели и студенты стали создавать свои корпорации с уставами, привилегиями и правовым статусом. Объединение двух корпораций породило университет как школу нового типа. Так возникли Болонский и Парижский университеты, Оксфорд и Кембридж. Здесь шло не только обучение семи свободным искусствам, но и как минимум одной специальной дисциплины: богословия, права, медицины и т.п. В теологическую тематику начинает вводиться логика и философия. Университетские преподаватели активно занимаются переводами с греческого и арабского на латынь. Уже в XII в. были переведены «Начала» Евклида, «Альмагест» Птолемея, «Об измерении круга» Архимеда, «Канон» Ибн Сины, а также ряд книг Аристотеля.

Повысилось и усложнилось не только содержание лекций, но и формы диспута, учебные диспуты стали регулярными, старший учитель - магистр выбирал тезис, а защищал его младший учитель - бакалавр, возражения мог выдвигать любой студент. Окончательное заключение делал магистр. Если студент два года прослушал лекции и пожелал получить степень бакалавра искусств, то он проходил особый испытательный диспут. Через следующие два года он проходил испытания на учёную степень магистра искусств. И, получив её, преподавал два года на факультете. Самое сложное испытание ожидало претендента на степень доктора наук (права, медицины и т.п.). Здесь готовился диссертационный текст, и он защищался в публичном диспуте inceptio, где присутствовало более десяти докторов наук по специальности.

2. Идейные концепции и способ мышления.

Схоластика: высокий интеллект на службе христианства. В средние века власть церкви была абсолютной, и христианство доминировало во всей идейной культуре. Для достижения ряда целей потребовалась помощь нерелигиозных форм. Для становления и развития христианской теологии была привлечена философия и наука. Борьба с различными ересями вынудила богословов формулировать догматы и оттачивать критические приёмы. Объединение всех интеллектуальных сил происходило на основе университетов, где теоретическое богословие было ведущей учебной дисциплиной. Темы диспутов и диссертаций по преимуществу носили религиозный характер. Отсюда почти вся средневековая наука получила название схоластики (лат. scholastikos - школьный, учёный).

Приоритет веры над разумом. Если древние греки осмысливали соотношение разума и чувств, то схоластики ввели ещё фактор веры. Этот новый элемент стал главным и определяющим, ибо только религиозной вере доступен Бог как сверхрациональная сущность. Без неё нельзя открыть сокровенный смысл священного писания, усвоить истины, сообщенные Христом своим ученикам. Были предложены два пути, по которым вера должна руководить интеллектом ученого. «Понимать, чтобы верить». Эта формула Абеляра рассчитана на логику науки, ведущую к Богу. Если все природные явления суть божественные творения, то их исследование даст в результате разумную веру в творца. Но возможен и другой путь – «Веровать, чтобы понять». По мнению Бонавентуры (XIII в.), в глубинах природы разум может прочитать лишь то, что освещает вера. Как исходное основание она направляет теоретическую мысль, помогая осваивать парадоксально-таинственные истины.

Оба пути можно представить звеньями единого круга, началом и концом которого является вера. Необходимым выражением последней выступает авторитет библейских догм, истин отцов церкви и т.п. Эти положения становились обязательными исходными пунктами научных рассуждений. Стиль авторитетных мнений распространялся и на собственно научную литературу. Основными мерилами были древность традиции и освященность её церковью. Таким авторитетом в позднее средневековье стал Аристотель.

Наука - это комментирование текстов. Ветхий Завет начинается с предложения: «В начале было Слово и Слово было Бог». Такая трактовка Бога чрезвычайно высоко подняла в христианстве значение словесной культуры. Текст стал основным предметом не только богословия, но и науки. Чтобы понять что-то, нужно найти нужную книгу авторитетного мыслителя и воспринять соответствующие теме фрагменты текста. Если библейские истины кажутся непонятными, то это значит, что здесь место вере и разумному истолкованию. Такой же стиль действует и в науке. Исследование сводится к комментированию текста и сравнительной оценке на основе авторитетной мысли. Здесь нет выхода к фактам, ибо одна мысль (слово 1) сопоставляется с другой мыслью (слово 2). Новаторство может быть только в виде нового истолкования традиционной идеи, где акцентируется внимание на ускользавшей ранее детали. Для научных трактатов характерно обильное цитирование, когда из многих книг разных авторов привлекаются пространные выдержки, что создает характер энциклопедичности и широкой эрудиции. Если наука состоит в истолковании, комментировании и цитировании текстов, то естествознание ничем здесь не отличается от гуманитарных дисциплин.

Логика - главный инструмент научного разума. В Библии и в других авторитетных текстах есть такие места, которые при истолковании и размышлении приводят к противоречиям. Часть из них разрешалась средствами формальной логики и поэтому относилась к сфере разума. Другие же противоречия, получившие название парадоксов, логически не разрешались и попадали в область веры (или просто не принимались в расчет). Например, «Способен ли Бог создать такой камень, который он не смог бы поднять?» Абеляр в книге «Да и нет» поместил 158 таких парадоксов, связанных с содержанием Библии. В системе подготовки священнослужителей (богословские факультеты и т.п.) логика занимала важное место. Будущие пастыри учились логике как одному из средств борьбы с ересями.

Стиль классификаций и казуистика. Поскольку дорога к фактам природы оказалась в основном закрытой, схоластика компенсировала это обилием искусственных построений. В них преобладали всевозможные классификации, где количество тех или иных признаков определялось своеобразной «магией чисел». Допустим, исследуется сущность греха и выделяется 12 причин, вводящих в грех (дьявол, гордыня и т.п.). Тяжесть греха оценивается уже с семи точек зрения (Бог, грешник и т.п.). Выбор именно таких чисел диктовался мировоззренческой традицией.

Феномен казуистики порожден схоластической наукой. Казуистика (лат. casus – случай) возникла в виде такого способа мышления, когда из одного или нескольких положений дедуктивно и чисто формально выводятся частные случаи. В рамках такой логики любой вопрос, подведенный под общий авторитет, получал идеальное разрешение. Чаще всего, казуистические вопросы ставились в форме дилеммы, т.е. выбора из двух возможностей (или - или). У каждого решения выстраивались аргументы за и против, а затем они сравнивались между собой. Таким образом, если в основных принципах схоластика была догматичной, то в технике рассуждений она демонстрировала большую гибкость.

Символическое мышление. Для религиозного сознания мир состоит из Бога как высшей инстанции и его творений как низших факторов. Если последнее является внешним и дано органам чувств, а также низшему разуму (рассудку), то божественная причина скрыта и доступна лишь высокому разуму, сопряженному с верой. Стало быть, по внешним явлениям как символам (греч. sumbolon - условный знак) учёный должен искать высшие смыслы. Природа есть зашифрованный текст, который надо разгадать и открыть скрытые смыслы Бога. По символической связи мысль движется внезапными скачками - догадками, аллегориями (греч. allegoria - иносказание), основой для которых выступает слабое сходство или намёк. Большую помощь здесь оказывает священное писание. К примеру, из него вытекают вполне определенные числовые аналогии: 12 апостолов - 12 месяцев года, 4 евангелиста - 4 времени года и т.п.

Отрицательное отношение схоластики к эксперименту. Если в конце шестого дня творения, создав весь тварный мир, Бог сказал: «Это хорошо!», значит, он был доволен своими результатами. Греховно менять их человеку из познавательного любопытства. Книга природы написана Богом, и её можно только читать и расшифровывать скрытые смыслы. Вот почему опыты алхимиков суть козни дьявола, который искушает людей искать тайны природы колдовскими действиями. Подлинное познание может идти только через Слово божье.

Схоластическая картина природы. Мышление средневековых ученых создавало определенные результаты, из которых формировалась соответствующая картина.

Иерархическая картина бытия. Для средневековой мысли, которая устремлена к богу, весь сотворенный мир представляет собой лестницу тварей.



разумный человек

животные

растения

сложные

неодушевлённые тела

простые тела
Центральным был вопрос: «Какое место занимает нечто в божественном мироздании?» Такая установка определялась ценностным ранжированием всего на низшее и высшее. Все многообразие природы образовывало некоторую «лестницу восхождения» к Богу. Через свои низшие целевые причины природа устремлялась к своей высшей причине. В этом стремлении и заключалась перспектива преодоления ее греховности и смертности.

Выбор аристотелевской концепции природы. В раннее средневековье церкви было не до Аристотеля, ибо она формировала свое вероучение и боролась с ересями. С 1125 г. в Европе стали появляться переводы его трудов с арабского языка на латынь. Сначала в программы университетов вошли чисто логические сочинения Аристотеля, а естественнонаучные тексты были запрещены для чтения. С 1255 г. все его произведения получили официальное признание католической церкви. Видный схоласт Фома Аквинский (XIII в.) связал идеи Аристотеля с догматами христианства и получил философско-научную теологию. Что же в аристотелизме устраивало христианство? Прежде всего, то, что здесь был Бог, пусть и не в качестве творца, но в роли перводвигателя и высшей целевой причины. Иерархическая модель природы, созданная Аристотелем, хорошо вписалась в догматику о высшем и низшем. Вот почему христианская теология и картина природы во многих элементах оказались аристотелевскими.

Физические концепции. Приспособление взглядов Аристотеля к христианскому вероучению сопровождалось определенными изменениями первых. Прежде всего, это коснулось физики. Так, аристотелевское понятие бестелесной формы трансформировалось в представление о «скрытых качествах». Если у Аристотеля субстанциональные формы имели общий характер, то скрытые качества у схоластов индивидуализировались и образовывали чрезвычайно большое разнообразие. Это обстоятельство сделало невозможным применение математики и укрепило отрицательное отношение к ней.

Схоластики внесли некоторые дополнения в аристотелевскую теорию движения, согласно которой изменения определяются непрерывным воздействием внутренних или внешних двигателей. Создав природу из ничего, христианский Бог вынужден вмешиваться в её дела. Прежде всего, он сохраняет само существование природы, постоянно поддерживая её своим могуществом. И на этой основе происходит «возвышение» всего сущего к Богу.

Исламская философия природы. В VII в. арабский пророк Мухаммад создал исламскую религию. Её сторонники за один век образовали огромную империю. Но военно-политическая экспансия сопровождалась и высоким развитием культуры. Новая религия ввела жесткий контроль морального поведения и дала большую свободу в сфере науки и мировоззренческой картины природы. Арабы быстро усваивали мировые достижения. 790 г. - на арабский язык переведены «Элементы» Евклида; 800 г. - арабские математики приняли индийские цифры, включая нуль, и систему их исчисления; 830 г. - переведен на арабский трактат Птолемея «Великое построение» (Альмагест); 849 г. - переведена «Метафизика» Аристотеля. Европейские мыслители знакомились с греческой философией и наукой через арабские переводы и комментарии.

Арабские мыслители разработали ряд значительных натурфилософских учений. Высказанную индийским ученым Брахмагуптой (VII в.) идею взаимовлияния между космическими телами Бируни (X-XI вв.) довёл до уровня развёрнутой концепции универсального тяготения. На этом уровне рассуждения европейских схоластиков о «симпатиях» и «антипатиях» существенно проигрывали. Персидский ученый Авиценна (Ибн-Сина, 980-1037) выдвинул оригинальное учение об изменении пространства в ходе становления Космоса. Последний зародился в виде геометрической точки, затем она вытянулась в линию, которая развернулась в плоскость, а та уже превратилась в огромное трёхмерное тело. Эта картина весьма напоминает современные космологические теории изменения размерности пространства в связи с рождением Вселенной. Примечательно то, что арабский мир продемонстрировал феномен совмещения в одном лице ученого и поэта. Таким вошел в историю культуры Омар аль-Хайями (XI в.), оставивший заметный след в алгебре и астрономии, а также сотворивший около пятисот гениальных четверостиший.

Средневековая паранаука. Своеобразным лидером науки, существенно отклоняющимся от ее сути, в средние века стала алхимия. Она продолжила древнюю традицию как по стилю исследования (тайное общение посвященных, зашифрованный аллегориями язык – «зелёный лев», «кровь дракона» и т.д.), так и по идейному содержанию (вся природа живая, «древо металлов» и т.п.). На алхимию повлияло схоластическое представление о «скрытых качествах» и «тайных формах», ибо оно было ей созвучно и родственно. Нередко алхимия выступала в союзе с астрологией. Были установлены аллегорические связи металлов с небесными телами: золото - Солнце, серебро - Луна, медь - Венера, железо - Марс и т.д. В недрах алхимии зародилась ятрохимия (греч. iatros - врач), ориентированная на поиск лечебных препаратов. Что касается астрологии, то её представители в XIV в. стали занимать в университетах места рядом с астрономами и медиками. Наступал переломный период истории, что резко повысило спрос на прогнозы будущего.

Алхимия не дотягивала до науки по многим критериям. Её опытные операции были качественными и приблизительными, в результатах не было точного количественного измерения (весами алхимики почти не пользовались). И все же алхимики внесли определенный вклад в науку. Они открыли ряд соединений серы и ртути, фосфорную и азотную кислоту. Но самое главное, через превратную форму оккультизма алхимия утверждала идею соединения науки и практики.

Оксфордская школа научного эмпиризма. Зарождение основ исследовательского опыта в английских университетах имело свои причины. Поскольку итальянские университеты и Парижский университет находились недалеко от папской курии, то и идеологический надзор за ними был строгий. Территориальная периферийность английских университетов создавала им относительную самостоятельность.

Христианская метафизика света. Основателем школы стал Роберт Гроссетест (1175 - 1253), францисканский монах, канцлер Оксфордского университета. Он прекрасно знал греческий и арабский языки, одним из первых стал переводить естественнонаучные произведения Аристотеля. На Роберта весьма сильно повлияла неоплатоническая и арабская метафизика света (книга Авицеброна «Источник жизни»). Мыслитель постарался переложить ее на язык христианства. В библии написано, что творение мира началось с сотворения света. Это следует понимать так: сотворение всего произведено посредством света. Гроссетест нашел следующие доводы. Свет прямо и непосредственно выражает чистую божественную энергию. Вместе с тем, он представляет собой фундаментальную тварную субстанцию. Свет был избран в качестве идеального посредника между Богом и материей. После первого дня творения происходило дальнейшее сгущение светового потока, что и привело к образованию весомых тел. Свет есть единственное тело, у которого физическое содержание совпадает с геометрической формой. Если остальные тела демонстрируют явные расхождения, то это следствие первородного греха, который внес темные и грубые деформации в божественные продукты.

Натуральная философия исследует природу чувственным опытом, математикой и логикой. Высшей наукой, по мнению Гроссетеста, является теология, познающая сущность Бога. К ней примыкает философия, изучающая мудрость божественного слова - логоса. Еще ниже располагалась натуральная философия, исследующая тварный мир, ибо здесь все чудеса Бог творил при помощи естественных причин, первой и главной из которых был свет. В ее состав включалась натуральная магия, алхимия, астрология, музыка и медицина, но ведущее место Гроссетест оставлял оптике. (В современном понимании оптика у него была ядром физики).

Теория познания Гроссетеста строится на синтезе эмпиризма Аристотеля и августиновской идеи «иллюминации». Чистота божественного творения затемнена греховной телесностью, ее преодоление лежит на пути «внутреннего озарения» ученого. Началом этого процесса должно быть непосредственное опытное постижение тварного предмета. Роберт провел множество различных экспериментов, включая оптические, с использованием зеркал и линз. Он был уверен, что через разложение и соединение лучей света можно объяснить образование девяти небесных сфер и четырех земных элементов: огня, воздуха, воды и земли. Когда опыт предоставит ученому факты, начинается этап математической обработки. Сами по себе факты опыта отрывочны и фрагментарны, их нужно соединить в единую теорию. Такую связь как раз и обеспечивает геометрия, ее построения восстанавливают непрерывную протяженность света.

На финальной стадии исследования ведущая роль переходит к логике. Здесь Гроссетест точно следует правилам, разработанным Аристотелем. Теория света складывается из различных понятий и каждому из них следует дать определение. Если взять такое свойство света как цвет, то сначала создается номинальное определение, где учитываются все разные случаи цвета: радуга, перья птиц, окраска вещей, краски и т. п. Уже причинное определение концентрирует внимание на сходстве, и цвета классифицируются по форме и материалу образования: а) на сфере (капли); б) на плоскостях и т.п. Родовое определение (резолюция) ухватывает взаимодействие света со средой и объясняет различные «затмения» в зависимости от угла падения. Кроме концепции цвета оптика Гроссетеста включила теорию зрения и версии законов отражения и преломления. Хотя ученый умер отлученным от церкви, в науке он оставил яркий след.

От книг к вещам. По стопам учителя пошел Роджер Бэкон (1214 - 1292). Он указал на четыре типичных препятствия, стоящих на пути ученого к истине: 1) доверие сомнительным авторитетам; 2) простые глупости; 3) привычные ходы мысли; 4) невежество, скрывающееся под всезнайством. Все это можно преодолеть аргументацией и экспериментом. Если ученый нашел нужные идейные предпосылки и произвел правильный логический вывод, то он получил важную теорию. И все же здесь нет гарантий того, что она отражает то, что есть в действительности. Необходимый контакт с нею дает опыт. Внутренний опыт в свете веры раскрывает тайники наших душ и открывает божественную истину. Тварная природа познается внешним опытом, где соединяется сила чувств и математический ум. Бэкон увлекался оптическими экспериментами, он объяснил функции линз и сконструировал очки. Его также можно считать мучеником науки: три года отбыл в тюрьме, основные книги сожжены церковью.

Оппозиция реализма и номинализма. Традиционной темой университетских диспутов была проблема универсалий (общих понятий). Она пришла в XI в. вместе с наследием Аристотеля. Порфирий во введении к «Категориям» Стагирита сформулировал вопросы: 1) существуют ли роды и виды самостоятельно или же они пребывают только в мышлении? 2) если они существуют самостоятельно, то тела ли это или бестелесные вещи? 3) обладают ли роды и виды в последнем случае отдельным бытием или же существуют в телесных вещах? Речь шла о бытии всеобщего и особенного (общего) относительно реальности и человеческого сознания. Здесь возможны два противоположных ответа: реализм - общее существует в реальности и субъективизм - человеческое сознание формирует общее, не обращаясь к реальности. Платон и Аристотель были реалистами, софисты - субъективистами. В христианстве реальность распалась на Бога и тварный мир, соответственно усложнились ответы. Для Аврелия Августина (354 - 430) универсалии существовали в Боге в виде идей, и тварный мир подчинялся общим законам Творца. Налицо явный реализм (общее до вещей и в вещах). Противоположный ответ, родственный субъективизму, получил название номинализма.

Номинализм и антисхоластическая «бритва Оккама». Уильям Оккам (1280 - 1349) родился в Англии и закончил Оксфорд. Он не признал идею союза веры и разума, ибо у них нет ничего общего. Религиозная вера сверхрациональна и принимает божественные тайны как символы откровения. Разум же стремится познать естественное и человеческое, опираясь на логику. Если теология не может быть наукой, то помощь философии и науки ей не нужна. По-своему Оккам трактовал сотворение. Он полагал, что раз Бог знает все, Ему не требуется никаких общих идей. Бог сотворил вещи и существа сугубо индивидуальными, без общих признаков. Но когда человек стал познавать единичности, возникла потребность называть их словами. Каждое же слово по своей природе обречено на обобщение, ибо язык есть средство общения людей. В таком языковом творчестве и возникли общие понятия. Данная точка зрения и получила название номинализма (лат. nomina - название).

С позиции номинализма предмет науки составляют исключительно единичные объекты. Чтобы их познавать, нужно обратиться к чувственному опыту, только такой непосредственный контакт ученого с вещью дает необходимое знание. Получение ощущений и восприятий, удостоверяющих существование/несуществование чего-либо, Оккам называл «интуицией». За опытом следует абстрактная мысль, которая разные образы объединяет для удобства и экономии словесными знаками. Искусственно возникшие универсалии разум классифицирует логическими операциями (анализ, синтез и т.п.)

Оккам сформулировал правило: «Не следует умножать сущности сверх необходимости». Оно получило название «бритва Оккама». Данным предписанием он руководствовался в критике реалистов. Последние приписывают Богу универсальные идеи и признают в тварном мире общие законы. Но разве можно постичь тайну божественного провидения? Раскрыть акты божественной воли человек не способен, вера может признать Бога, но она не может знать его свойств. Что же касается устройства мира, то опыт свидетельствует в пользу единичного многообразия. Следовательно, все теологические и метафизические теории бытия Фомы Аквинского и других авторов надо отбросить. В дальнейшем «бритва Оккама» была введена в методологический арсенал науки. Она была интерпретирована в духе экономии мышления и стала одной из форм принципа простоты.

Реализм и номинализм не остались приметами одного средневековья. Эти идейные направления органично вошли в ткань философии науки, и выражают важные аспекты современных методологических дискуссий.

Теория импетуса против схоластической физики. Учение Оккама радикально противостояло основным устоям схоластики. Если к этому добавить его критику абсолютной власти Папы, то понятно, почему оккамизм был официально запрещён. Но, несмотря на это, идеи Оккама получили развитие в европейских университетах. Центром пересмотра схоластики стала теория перемещения тел.

Схоластика полностью сохранила аристотелевское учение о движении. Здесь фигурируют скрытые качества (формы), представленные набором двигателей. Если брать такое насильственное движение как бросок камня под углом к горизонту, то его перемещение определяется воздушной средой, которая от руки человека приходит в вихревое движение и уже оно подталкивает камень в направлении броска. Доктор Парижского университета Жан Буридан (1290-1358) усомнился в этом тезисе. По его мнению, рука прямо воздействует на камень, и воздушная среда играет роль тормозящего фактора. Для убедительности он апеллировал к деятельности гончара, где после толчка руки движение гончарного круга замедляется сопротивлением воздуха. Буридан выдвинул гипотезу - рука человека передаёт непосредственно телу (камню) определённое количество силы, т.е. импетус (лат. impetus - сила, напор). Оно тратится на преодоление сопротивления воздушной среды, и это уменьшение ведёт к падению камня и его остановке. Импетус и скорость движения пропорциональны количеству материи, содержащейся в теле. (Современное понятие импульса, заменившее образ импетуса, учитывает массу тела).

Теория импетуса оказалась первым серьёзным ударом по схоластической физике. Если у Аристотеля внешняя среда представлена двигателем, то у Буридана она тормозит движение. У схоластов пустота невозможна, в мысленных же экспериментах Буридана она реальна. В пустоте импетус способен вечно двигать любое тело, ибо здесь отсутствует сопротивление среды.

Прообразы математической физики. Схоластика сохранила аристотелевское неприятие математики. Все научные построения исходили из непрерывной связи качеств (сухое/влажное, лёгкое/тяжёлое, тёплое/холодное). Отрицание дискретности делало невозможным процесс математизации. И вот мировоззрение учёных стало меняться. Первую брешь пробил Р. Гроссетест и его ученики, создав первую версию геометрической оптики. Свой проект математизации предложил Томас Брадвардин (1295-1349). Аристотель не признавал скорость как отношение пути ко времени самостоятельной величиной. Брадвардин такую автономность признал и впервые свёл механическое перемещение к скорости. Но он полагал, что арифметикой и алгеброй можно понять движение. В этом направлении повели исследование «калькуляторы» - группа оксфордцев из Мертон-колледжа. Мертонская школа разработала чрезвычайно сложное учение о «широте форм или качеств». Любое природное качество имеет свои степени. Так, теплота может быть минимальной и максимальной, между этими крайностями можно вводить промежуточные «градусы» Все изменения прослеживаются в двух направлениях: ослабление (ремиссия) и усиление (интенсия). Достоинство такой схемы состоит в утверждении дискретных моментов. Её слабость - отсутствие единиц измерения и нет приложений шкалы к реальному опыту (чисто вычислительная калькуляция).

Ученик Буридана Николай Орем (XIV в.) стал исследовать движение геометрическим методом на наглядных чертежах. Но тут ещё нет аналитической геометрии, скорость конструируется в виде сложной фигуры, у которой надо измерять площадь. Сложное здесь объясняется другим сложным, но не простым. Геометрические конфигурации трактуются в виде символических свидетельств мудрости Бога. Лишь физики Нового времени догадаются мгновенную скорость, которая не наблюдается, аналитически сводить к отрезкам пути и промежуткам времени, которые наблюдаемы. И это будет чистая математическая механика, никак не связанная с теологией.

И всё же следует отдать должное средневековым исследователям. Как справедливо отметил французский философ Поль Дюэм (1861-1916), они осмыслили основные идеи античной науки и создали новый понятийный аппарат.

3. Возрождение: союз философии, науки и искусства.

Социокультурные и мировоззренческие новации. Эпоху Возрождения составляют XV и XVI вв. Её абсолютным центром были итальянские города и княжества. В это же время Франция переживала Ренессанс, в XVI в. в Германии и Голландии происходила Реформация. И всё же имеет смысл использовать термин «Возрождение», как нечто единое для Западной Европы.

Становление машинной техники. С XV в. начинается бурное развитие капитализма. Максимально возможную прибыль буржуазия могла получать двумя путями: интенсивной эксплуатацией работников и ставкой на технический прогресс. Ядром последнего стали сложные технические устройства - машины. Их создавали гениальные практики-самоучки. Воду из шахт откачивали гидравлические насосы, монеты чеканились особыми прессами, в текстильном производстве чулки вязались машинами. И все же на этом фоне выделялся типографский станок. Способ книгопечатания изобрели китайцы (XI в), но немец И. Гутенберг в середине XV в. внёс революционное усовершенствование - подвижные металлические буквы. Началась эра печатных книг.

Великие географические открытия. Экспансию европейцев вовне открыли крестовые походы в регионы Малой Азии. В кровавых сражениях рыцарям открывался арабский мир. Развитие мореплавания и потребности торговли обусловили практические поиски надёжного пути в Индию. Морские походы Хр. Колумба, Васко де Гамы и Ф. Магеллана привели в начале XVI в. к открытию Северной и Южной Америки. Европейцы убедились в том, что других этносов и культур много. Океанское мореплавание потребовало новых научных знаний: картографию, астрономию и новую технику (судостроение, приборы для навигации и т.п.)

Возрождение антропоцентристских элементов античной культуры. Взятие турками Константинополя в 1453 г. побудило многих византийских учёных переселиться в Италию, что привело к широкому распространению греческого языка. Начался период интенсивных переводов с греческого на латынь и на национальные языки. Европейских интеллектуалов интересовало не просто всё, а то, что эллины выражали термином paideia, т.е. образование и воспитание человека. Вот почему переводилась преимущественно поэзия и литература, история и риторика, искусство и философия. Именно, в этот период были переведены все сочинения Платона. В данном процессе не была забыта и наука. Переводились сочинения Архимеда, Птолемея и других греческих учёных. В процессе интенсивного интереса к античным текстам и формировались основы европейского гуманизма, который стал общей и отличительной тенденцией Возрождения. Установилась широкая практика формирования публичных библиотек античной литературой, для этого организовывалась массовая скупка античных книг у населения. На чтении античных и римских авторов формировались пионеры нового гуманизма: Фр. Петрарка, Лоренцо Валла, М. Фичино, Пико дела Мирандола.

Рождение возрожденческой личности. Если в центре средневековой жизни был Бог, то Возрождение поставило туда человека. Также произошло радикальное освобождение индивида от множества социальных корпораций (гильдии, общины и т.п.). Эта иерархическая паутина начинает рваться новыми факторами (рынок, политическая демократия и т.д.) и на арену истории выходят самостоятельные личности: буржуа-предприниматели, мореплаватели, писатели, художники, авантюристы и т.д. Всех их отличала высокая независимость, широта взглядов, тяга к новому. Они были далеки от узкой специализации и жили многосторонними интересами.

Авангардная роль искусства на фоне секуляризации. В средние века христианская церковь господствовала во всех сферах общественной жизни. Возрождение стало отправным этапом ослабления такого диктата, что и является секуляризацией. Ослабление религиозного контроля было обусловлено рядом социальных причин (развитие рынка и государства, становление институтов гражданского общества, прогресс науки и т.п.). Отступление одной формы культуры компенсировалось наступлением другой. В этой роли выступило искусство в виде литературы, живописи, архитектуры и музыки. Возрождение дало много различных шедевров и сделало личность художника-творца социально важной фигурой.

Протестантская реформация христианства. В начале XVI в. возникла протестантская религия. Её название выразило неприятие большой группы христиан аморальным поведением некоторых руководителей церкви и практикой индульгенций. Но социальные корни были глубже. В традиции христианства заложена негативная оценка экономической наживы и предпринимательства (изгнание Христом менял из храма). Как же тогда соединить дух капитализма с верой в Христа? Положительный ответ нашли немецкий священник Мартин Лютер (1483-1546) и швейцарский проповедник Жан Кальвин (1509-1564). Они заявили, что все деяния человека равноценны и уступают вере в Бога, в спасении человека вера играет решающую роль. Кроме библии надо отбросить весь церковный культ. Бог предопределил каждому особый путь и осязаемым знаком доброго предопределения является успех и богатство. Данный тезис и обеспечил массовый уход буржуазных предпринимателей в протестантизм.

Природа - не храм, а мастерская. Протестантское мировоззрение существенно изменило отношение человека к природе. Если раньше она была священным храмом для жизни и созерцательного познания, то теперь стала огромной мастерской, т.е. сырьевым источником промышленности. Такое «расколдование» (М. Вебер) сделало возможным научный эксперимент как пытку природы из любознательности. Вот почему все идеологи Возрождения выступили в поддержку научного опыта.

От философии Аристотеля к идеям Платона и неоплатоников. Философская традиция весьма многообразна и в отношении к ней начинает складываться нечто, подобное моде. Речь идёт о процессе, который на разных исторических этапах актуализирует внимание к разным философам. Конечно, такой выбор диктуется определёнными интеллектуально-духовными потребностями. Отнюдь не случайно средневековье «полюбило» Аристотеля, его идеи органично вписывались в библейские верования (Бог как перводвигатель, иерархия бытия и т.п.). Возрождение уже избрало Платона и неоплатоников. Итальянец Марсилио Фичино (1433-1499) перевёл на латынь все основные тексты Платона и организовал платоновскую академию во Флоренции, объединившую всех его поклонников. Ему также принадлежат переводы Плотина и Дионисия Ареопагита. Итальянских гуманистов привлекло платоновское учение об интеллектуальной любви и схема неоплатоников о нисходящей последовательности совершенств.

Возрождение герметической культуры. Знакомство древних греков с египетской культурой породило веру в Гермеса Трисмегиста, отождествлённого с греческим богом Гермесом. Возникло учение, полное мистики и магических образов. Бог здесь трактуется в духе отрицательной теологии - вершина всего лишена сущности и поэтому невыразима словами. В рамках творения возник высший и бестелесный человек, как образ бога («Антропос»). Его грехопадение породило земного человека. Он способен восстановить утраченное могущество, если организует познание, откроет тайные силы природы и начнёт их использовать в магической практике эксперимента. В таком виде человек станет вторым (смертным) богом, Герметизм как естественная магия был нацелен на «полунаучное» овладение природой вне и внутри человека. Его разновидностями считалась алхимия, химия лекарств (ятрохимия), астрология и т.п. Почти все ведущие фигуры Возрождения были под тем или иным влиянием герметизма: Николай Кузанский, Т. Парацельс, М. Фичино и др. Если герметисты отличали натуральную магию как истинную (научную) от ложной магии, построенной на народных суевериях, то для христианской церкви вся магия была дьявольским искусством. Отсюда вытекает драма Джордано Бруно (1548-1600). Этот итальянский монах создал проект реформирования церкви, по которому герметическая магия должна была легализоваться и войти в культовые действия. Ватикану такая реформа представлялась опасной революцией и за это Бруно был сожжён. Так что прямым мучеником науки его считать нельзя, он погиб как вольнодумец и еретик.

Возрождение дало обилие различных проектов и теорий. Все они в той или иной степени несли синкретизм мировоззрения и науки.

3.1. Синтез теологии, философии и математики. Немецкий мыслитель Николай Кузанский (1401-1464) вобрал в себя ряд идейных влияний: оккамизм, мистика и неоплатонизм. И всё же его учение вполне оригинально.

Всё имманентно Богу. Официальное христианство было теизмом, где Бог существует по ту сторону, тварный же мир посюсторонен. У Кузанца такой границы нет: Бог пребывает во всём и всё в нём. Такая позиция является пантеизмом (греч. pan – всеобщий, teos бог).

В Боге как в бесконечности совпадают все противоположности. Поясняя эту формулу, Кузанец берёт такие противоположности как максимум и минимум. Хотя кажется, что речь идёт о количестве, но на самом деле здесь фигурируют качества в превосходной степени. Их связь представляется в виде процесса, реализующего две противоположные тенденции. Универсум развёртывается из Бога как минимума и становится максимумом, затем из максимума мир свёртывается в Бога как минимум. Модельные примеры совпадения противоположностей в бесконечности Кузанец взял из геометрии. Как абсолютный минимум Бог подобен точке, его развёртывание в максимум представляется в виде перехода точки в отрезок линии. Он в свою очередь способен стать плоскостной поверхностью, её умножение даёт объёмный куб.



Если взять круг и увеличивать до бесконечности его радиус, то растущие кривые (окружности) постепенно сравняются с прямой линией. В бесконечном круге любая точка будет центром и вместе с тем крайним пределом. На бесконечную природу бога намекает и арифметика, где натуральный ряд чисел начинается с единицы (минимум) и уходит в последовательность таких больших чисел, к любому из которых можно добавить сколько угодно единиц.


Как микрокосм человек есть человеческий бог. Кузанец развивал философию гуманизма. Он полагал, что человека нельзя свести к отдельной и ограниченной вещи. Человек представляет собой особый мир или микрокосм. Как некое универсальное бытие он соединяет собой и связывает многие объекты (неживые и живые). Человеческий разум включает в себя образы почти всех вещей. Многие силы природы свёрнуты в человеческие способности, которые разворачиваются воспитанием и обучением. Человек есть малый мир, в котором потенциально заключён мир большой.

Познание есть развёртывание от ощущений к разуму. Человек развивает четыре познавательные способности: чувства, воображение, рассудок и разум. Тело подобно городу с пятью чувствами - вратами, которые опыт открывает для внешнего мира. И всё же ощущений как прямых контактов недостаточно и поэтому воображение творит образы вещей, которые актуально отсутствуют. В таком познании царит беспорядочная смутность и должный порядок наводит научный рассудок посредством словесных знаков и установления логических связей. Ум учёного пользуется математикой при проведении опытов, где вещи сравниваются друг с другом на основе некоторого минимума (единицы измерения) и тем самым они измеряются (счётное взвешивание). И всё же научный рассудок ограничен конечным многообразием. Бесконечную природу Бога познаёт философский разум, который синтезирует богатство научных теорий, мысля парадоксами и сопрягая противоположные мысли в единую картину. Этот процесс подобен построению огромного многоугольника, стороны которого уменьшаются, а их число растёт, за счёт чего такая фигура вписывается в огромный круг. Важно и то, что в целостном человеческом познании реализуется не только восхождение от ощущений к философскому разуму, но и обратный процесс нисхождения (единство свёртывания и развёртывания).

«Учёное незнание» выше догматического познания. Для средневековой схоластики идеалом познания были догматы, как выражение вечных и абсолютных истин. Этот стиль Кузанец подвергает тонкой критике. Всезнающему теологу он противопоставляет образ «простеца» - реального исследователя, который познание начинает с измерительных и других научных опытов. У настоящего учёного «знание есть незнание». Эта диалектическая формула означает, что «простец» задаёт природе вопросы, отражающие его частичную компетентность: он что-то знает, но остальное ему не известно. Такое противоречие и является движущей силой исследования. Но даже тогда, когда учёный (мыслитель) получает достоверный ответ на свой вопрос, ещё рано говорить о полноценном знании. Учёный изучил некую часть, не ведая целого, поэтому «любое человеческое положительное утверждение об истине есть предположение». Наука есть «учёное незнание», ибо она вопрошает и получает гипотезы, она всегда находится в поисковом пути.

3. 2. Союз науки, искусства и техники. Итальянец Леонардо да Винчи (1452-1519) знаменит художественными шедеврами, техническими проектами, и основой его творчества была определенная философия.

Космос и человек едины естественностью. Как сын своего времени Леонардо по своему мировоззрению был неоплатоником. Но его не привлекали религиозно-мистические аспекты, он тяготел к материалистическому натурализму. Все, что связано с Богом и душой, он не отрицал, но отдавал это на откуп богословам и монахам, которые специализируются на сверхъестественных тайнах. Своим делом он считал изучение естественной природы.

Согласно Леонардо, хотя природа весьма многообразна, все ее образования складываются из четырех стихий: огня, воздуха, воды и земли. Человек здесь не является исключением, его тело состоит из тех же элементов, только в особой пропорции. Такой состав и делает человека микрокосмом. Все природные тела находятся во взаимных действиях, что во времени дает устойчивые связи причин и следствий. Отсюда вытекает необходимая регулярность механических движений: вода испаряется вверх, дождь проливается вниз и на поверхности земли вода течет только сверху вниз. Во всех природных силах, звуках, тяжестях и т.п. господствуют пропорция и соразмерность. Любое следствие сохраняет в себе печать причины. Если тело испытало удар другого тела, то оно некоторое время сохраняет силу удара (impeto). Это показывают наблюдения звучащего колокола.

Природу человек постигает только в школе опыта. Уже позднее средневековье не только говорило об исследовательском опыте, но и занималось им. Что же нового добавил Леонардо? Познавательный опыт он оценил в широком контексте социальной практики. В мастерской Верроккьо Леонардо обучался разным «механическим искусствам»: техническому моделированию, скульптурному и живописному делу, анатомическому расчленению трупов. Он понял, что от бытовой и трудовой практики исследовательский опыт отличается только целью: если первые стремятся получить материальное благо, то второе ищет знания. В познании природы альтернативы опыту нет. Если ты будешь сидеть в библиотеке и читать книги, то узнаешь только мнения других людей. Найти в них истину можно лишь тогда, когда в своем опыте проверишь чужие представления. Беда схоластов состоит в том, они свели науку к чтению книг. Но там, где лишь читают и говорят, науки нет. Природу можно познать только чувственными объятиями опыта. Научная «мудрость есть дочь опыта».

Глубина опытного понимания природы определяется математикой. Леонардо признавал ценность таких наблюдений и экспериментов, которые обходятся без математики. Он призывал читателя узнать о полете на четырех крыльях, приглашая пойти во рвы миланской крепости и понаблюдать за черными стрекозами. Леонардо делился опытом анатомирования птиц и человеческих трупов, где для сравнения мышц и сухожилий математика не нужна. Но все это констатации поверхностных следствий. Исследование же глубинных и необходимых причин без математики невозможно. Если арифметика и геометрия применяются к восприятиям опыта, то на этом пути возникает точная и достоверная теория. Успехи механики очевидны благодаря такому союзу. Алхимия и поиски вечного двигателя только кажутся научным опытом, ибо в этих манипуляциях с телами отсутствует математика.

Перспективные идейные гипотезы и технические проекты. Своеобразие стиля мышления Леонардо состояло в чрезвычайной скупости в описании того, что он делал и как рассуждал. Один и тот же опыт он мог повторять десятки раз, запись же в дневнике укладывалась в одно предложение. Все тексты его научной прозы составлены из кратких суждений, близких к афоризмам. У Леонардо нет развернутых теорий, но есть замечательные идеи и догадки.

В рассуждениях Леонардо о сохранении движения в соударяющихся телах проглядывает эскиз будущего принципа инерции. В его описаниях и объяснениях полетов птиц угадывается схема сложения сил и принцип наклонной плоскости. Леонардо правильно понял равновесие жидкостей в сообщающихся сосудах, предвосхитил открытие закона Паскаля. Задолго до Кастелли (1638) он изучил законы движения воды. В записях Леонардо есть фраза: «Солнце не движется». Ее контекст косвенно признает движение Земли. Стало быть, здесь предвосхищен гелиоцентризм Коперника. Как зоркий наблюдатель и гениальный мыслитель Леонардо первым правильно объяснил пепельный свет Луны. В ботанике он исследовал законы листорасположения задолго до середины XVII в., когда этим занялись ботаники. В анатомии им открыта щитовидная железа; изучая движение обезглавленных лягушек, Леонардо заложил основы физиологической механики.

Леонардо - гениальный изобретатель техники. Он наметил переход от техники, основанной на практической интуиции, к технике, проектируемой научной теорией. В его текстах описаны: пропорциональный циркуль, анемометр, механический вертел; даны чертежи сверлильной, прокатной и стригальной машин; представлены модели аэроплана, вертолета, парашюта и подводной лодки. Из этических соображений Леонардо отказался от публикаций этих проектов.

Живопись как высшая наука. Первый вариант союза науки и искусства дали пифагорейцы: числовое единство математики и музыки. Леонардо предложил другую версию такого синтеза - единство живописи и геометрии. Здесь он усвоил теорию перспективы, развитую итальянцами Ф. Брунеллески (1377-1446) и Л. Б. Альберти (1404-1472). Геометрические построения вызывают у зрителя восприятие трехмерного пространства на плоскости. Образцом сознательного использования законов перспективы стала фреска «Тайная вечеря», исполненная на стене миланского монастыря.

У живописи Леонардо есть своя философия. Из всех органов чувств зрение является главным. Если слова чаще всего закрывают природу, то ее самое широкое открытие происходит через наблюдение и изображение. Со зрением органически соединяется сила математического ума, и художник отличается от других мастеров тем, что он «понимает глазами». Союз художника и ученого позволяет углубляться в динамическую суть единичного явления, выстраивая серию рисунков как моментальных его срезов и ракурсов. Отсюда понятно, почему Леонардо оставил семнадцать рисунков одного явления - того, как из некоторого русла вытекает поток воды.

Понять природу, значит, изобразить ее как загадку. Все исследователи творчества Леонардо отмечают его принципиальную фрагментарность и радикальную незаконченность. Сохранилось множество предварительных черновых записей и лишь несколько завершенных текстов. Богатство замыслов, эскизов и проектов отлилось в считанные единицы готовых произведений (всего 10 картин). Некоторые авторы (Л. Ольшки и др.) полагают, что Леонардо не смог выработать научного метода и потому не доводил свои поиски до результатов.

Можно согласиться с этим мнением только в одном аспекте - отсутствие у Леонардо физико-математического метода, который позднее создал Галилей. Однако это вовсе не означает, что у него не было элементов научного метода. Эти идеи уже рассмотрены (природа как объект науки, принцип опыта, союз опыта и математики и т.п.). Хотя Леонардо представил их в абстрактной словесной форме, но эти идеи не были у него формальными декларациями. Он сам проводил опыты, реализовывал геометрию в живописи и технике. Но самое главное в том, что Леонардо предложил оригинальный способ исследования, синтезирующий науку и искусство. И нам представляется, что он придерживался оригинального стиля проблематизации, где вопросы важнее ответов. В пользу такого предположения говорят некоторые факты. Известно, что Леонардо любил сочинять разнообразные загадки. Например, «есть то, что чем больше растет, тем больше у него отнимают» (яма). Загадка родственна проблеме, они ставят в начало то, над чем надо размышлять, и такая мысль предполагает игру разных ответов. В научно-художественном поиске ищущее сомнение важнее готового решения. Отсюда понятен и феномен «Моны Лизы». Она представляет собой художественную загадку - проблему, созданную вечно будоражить наши умы и души.

3.3. Николай Коперник: смена геоцентризма гелиоцентризмом. До XVI в. европейские ученые и практики пользовались астрономической системой Кл. Птолемея. Она была поддержана церковью, так как соответствовала христианскому вероучению: человек сотворен по образу и подобию Бога, он живет на планете Земля, являющейся центром тварного мира. Астрономы составили таблицы эфемерид, позволявшие довольно точно ориентироваться на ночном небе и предсказывать нужные для практики явления. Вместе с тем старая астрономия страдала рядом недостатков. Для дальних океанских походов теория не давала точных предсказаний поведения Солнца, Луны и планет. Юлианский календарь, построенный на геоцентризме, был несовершенным, точки равноденствия и полнолуние потеряли связь с реальными историческими событиями. Вычисления пасхалий давали значительные расхождения, что весьма тревожило церковь. Нужно было проводить реформу календаря на какой-то новой астрономической теории. Об этом было заявлено на Латеранском соборе (1512-1517) в Риме.

Теория Птолемея не соответствует простоте природы. Нужное открытие совершил Николай Коперник (1473-1543), он с отличием закончил Ягеллонский университет в Кракове, получив основательную подготовку по теологии, математике, астрономии, праву и медицине. Церковь послала его совершенствовать знания в итальянских университетах. Занимаясь астрономическими исследованиями, Коперник столкнулся с чрезвычайной математической сложностью теории Птолемея. Описание движения Луны, Солнца и планет включало 73 эпицикла, каждое небесное тело предполагало до 8 тригонометрических параметров. Такое положение ученый оценил как требующее обязательного упрощения. Принцип теоретической простоты Коперник обосновал причинным устройством природы. «Нужно взять пример с природы, которая ничего не производит лишнего, ничего бесполезного, а, напротив, из одной причины умеет выводить множество следствий». Если У. Оккам сформулировал идею простоты в форме своей «бритвы» для теологических споров, то Коперник выдвинул чисто научный вариант принципа простоты. Он и стал главным методом решения.

Догадка гелиоцентризма становится астрономической гипотезой. Находясь еще в Болонье, Коперник обучался Д. М. Новары, связанного с флорентийской школой неоплатоников. Здесь математика трактовалась как знание скрытой сущности видимого мира. Если глаз фиксируют хаос разнообразных фактов, то разум за этой пеленой открывает пропорциональный и симметричный порядок. Несовпадение чувственных образов с рациональными структурами объясняют наука и философия. Каждый человек наблюдает движение Солнца, но истинное положение дел может быть обратным. Пифагореец Аристарх Самосский из математических соображений признал центральное и неподвижное положение Солнца. Согласно неоплатоническому мировоззрению, у этой догадки существуют большие шансы стать истиной.

Догадка гелиоцентризма фигурировала у Архимеда и других древних авторов в качестве предмета критики. Коперник все это прекрасно знал и пошел наперекор традиции, сделав ставку на гелиоцентризм. В 1543 г. в свет вышла книга «Об обращениях небесных сфер». В ней была изложена схема, где место центра заняло Солнце, она внесла значительные упрощения, сократив число эпициклов до 33. Гелиоцентризм не только объяснил старые факты (единство планет с Землей), но и дал ценные предсказания: фазы Венеры, более крупные размеры Вселенной и т.п. Новая теория нашла выход в практику, на ее основе были составлены более точные «прусские таблицы», уточнена длина тропического года, в 1582 г. был принят грегорианский календарь. И все же самое ценное в новой астрономии выходило за рамки научной теории.

Революция в мировоззрении, связанным с наукой. Из теории Коперника вытекали радикальные философские выводы. Если Земля не является центром мироздания и входит в группу планет как небесных тел, то тогда не существует принципиальных различий меду земным и небесным мирами. Образ противоположности земного как изменчивого, бренного и небесного как вечного возник еще в античности и был поддержан христианством. И вот данная догма поставлена под сомнение, ибо Земля ушла на небеса. Кроме того, теория Коперника наложила печать проблемности на человека. Когда Земля была центром, то привилегированное положение человека как главной твари было очевидно. Но вот Земля становится одной из многих планет, тогда и человек теряет свое исключительное положение. Все эти выводы расшатывали устои христианского учения, и их остроту Коперник вполне осознавал. В его душе боролись ученый и человек церкви, вот почему Коперник долго не решался издать свою книгу, и она вышла лишь в год его смерти. В 1616 г. Ватикан внес «Об обращении …» в индекс запрещенных книг, и это проклятие было снято только в 1826 г. Примечательно, что в XXI в. римский папа Иоанн Павел II пытался канонизировать Николая Коперника.

Инструментализм против реализма. Если в XVII в. католический Ватикан прямо и открыто осудил астрономию Коперника, то протестанты предложили более тонкую тактику борьбы. Теолог А. Осиандер в предисловии к книге «Об обращениях» написал, что новая теория не имеет никакого отношения к реальности. Якобы речь идет только о математической модели, которую следует оценивать не в терминах истинно/ложно, а под углом удобности и эффективности предложенного инструмента. Гелиоцентризм Коперника есть плодотворный метод расчета и предсказания. Позиция Осиандера - это явный инструментализм, который родственен номинализму и сходится с ним в субъективизме. Точка зрения самого Коперника тождественна реализму. В своей книге он прямо заявил, что его гипотеза пытается раскрыть скрытое строение природы. Реализм ученого несомненен.

Итак, если средневековая наука смогла освоить и переосмыслить программы античных философов, то Возрождение смогло начать строительство новой научной картины.
Задания.

1. Какие научные элементы можно выделить в «метафизике света» О. Гроссетеста и Р. Бэкона?

2. Какую роль играет математика в философии Николая Кузанского?

3. Почему живопись была для Леонардо да Винчи «высшей наукой»?

4. Какими выводами гелиоцентрическая философия Коперника стала противоречить христианству?

5. Арабский мыслитель и учёный Ибн Сина проделал следующий эксперимент. Одного барана он содержал в загоне в обычных условиях, а другого поместил рядом с клеткой волка. Кормили их одинаково хорошо. Прошло несколько месяцев и… Угадайте исход данного опыта?
Афоризмы и истории.
 Два рыцаря заспорили о цвете одного щита: один говорил, что белый, другой – что он черный. После горячей перебранки дело зашло до кровавой схватки. Третий рыцарь, проходивший мимо, узнав, в чем дело, заметил: неужели вы не видите, что он с одной стороны белый, а с другой – черный. Оба первых рыцаря заспорили, что он пытается уйти от решения и, напав на него, отделались от непрошенного посредника. «Мораль»: даже в науке есть такие альтернативы, примирять которые опасно.

 Один богатый купец заявил Ибн Сине о том, что ему в рот залетела муха и до сих пор живет в желудке. И это его чрезвычайно беспокоит. Ибн Сина приложил руку к животу и сказал: «Да, муха там, но я Вас вылечу». Он предложил купцу закрыть глаза и читать молитву. Ибн Сина вышел в соседнюю комнату, поймал муху в сосуд. Когда муха в таком виде была представлена купцу, тот сразу «выздоровел». Можно ли признать, что Ибн Сина владел приемами психотерапии?

 Тот, кто в споре ссылается на авторитет, использует свою память, но не свой разум (Л. да Винчи).

 Миссионер в пустыне встретился со львом и взмолился: «О, Боже, внуши этому хищнику христианские чувства!!!» Вдруг лев сел на задние лапки и заговорил: «Благослови, Господи, пищу, которую я сейчас съем».

 Мимо одной стройки проходил путник. Он спросил одного работника, катящего тачку с камнями, что он делает. Тот ответил: «Зарабатываю на жизнь семье». Другой спрошенный заявил, что занят тяжелой и проклятой работой. Третий – «Я строю прекрасный собор». «Мораль»: одно и то же явление может оцениваться с разных позиций, что характерно и для науки.

 Король Англии Генрих VII спросил своего астролога, где он (король) проведёт рождественские праздники. Астролог ответил, что он этого не знает. Король ему сказал: «Я искуснее тебя и знаю, что ты проведёшь праздники в Лондонской башне-тюрьме». Так и случилось.

 Дар воображения является одновременно рулем и уздой для чувств (Л. да Винчи).

 Монахини одного монастыря стали настойчиво просить папу Иоанна XXII о том, чтобы он разрешил исповедоваться им не мужчинам-священникам, а женщинам-монахиням. Папа сомневался, ибо исповедь требует полной тайны, и придумал испытание. В ящике он запер птичку и передал его на сохранение монахиням со строгим приказом: не открывать ящик. Но женское любопытство победило, ящик был открыт, и птичка улетела. Когда папа узнал об этом, монахиням в прошении он отказал.

 Если с вами все соглашаются, значит, вы ошибаетесь (О.Уйальд).

 Однажды один из любимых генералов короля Франции Генриха IV написал ему письмо, образцовое по краткости: «Государь, три слова: денег либо отпуск». Генрих ответил: «Генерал, четыре слова: ни того, ни другого».

 Природа – есть аптека, где Бог – главный провизор (Парацельс).

 Один знаменитый врач обратился из гугенотов в католики. Тогда Генрих IV сказал своему любимому министру Сюлли, остававшемуся гугенотом: «Ну, друг мой, твоя религия плоха здоровьем, от нее уже доктора отступились».
Литература.
1. Кузанский, Н. Об ученом незнании. Книги простеца // Н. Кузанский. Соч. в 2-х т. Т.1. М., 1979.

2. Винчи, Л. Научная проза // Леонардо да Винчи. Избранное. М., 1952.

3. Коперник. О вращениях небесных сфер // Жизнь науки. Антология вступлений к классике естествознания / сост. С. П. Капица. М., 1973.

4. Оккам, У. Избранные диспуты // Антология средневековой мысли (Теология и философия европейского средневековья): В 2 т., т. 2. СПб. , 2002.

5. Гайденко, В. П., Смирнов, Г. А. Западно-европейская наука в средние века: Общие принципы и учение о движении. М., 1989.

6. Гайденко, П. П. Научная рациональность и философский разум. М., 2003.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28



Скачать файл (13628 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации