Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции по истории языкознания в виде таблицы - файл 1.doc


Лекции по истории языкознания в виде таблицы
скачать (406.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc407kb.15.11.2011 21:43скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4
Реклама MarketGid:
Загрузка...

^ В. В.Виноградов (1895 - 1969)

Россия

историк церковного раскола, достаточно рано

Виноградов активно выступает и как лингвист; он стал одним из последних учеников А. А. Шахматова (работа о фонеме ять в северных говорах). До 1929 работал в Петербурге, где учился у Л. В. Щербы, но затем переехал в Москву и создал собственную лингвистическую школу (т. н. виноградовскую школу русистики). В своих работах он продолжал традиции русского дореволюционного языкознания, скептически относясь к структурализму и другим влиятельным направлениям лингвистики XX века; для его работ характерно внимательное отношение к конкретному языковому материалу, прежде всего русского языка и в особенности русского языка классической художественной литературы (практически все его лингвистические работы посвящены именно русистике; значение Виноградова как лингвиста-теоретика сильно преувеличено его последователями, что не умаляет других его заслуг). Одна из самых интересных и оригинальных его работ — не вышедшая отдельным изданием при жизни «История слов» (1-е изд. 1994), посвящённая истории возникновения и развития семантики русских слов, со множеством редких примеров; в этой области до сих пор сделано не очень много. Виноградов был автором широко цитируемой книги «Русский язык. Грамматическое учение о слове» (написанной в основном в 1930-х гг. и в переработанном виде опубликованной в 1947), за которую ему и была присуждена Сталинская премия. Под его редакцией была подготовлена «Грамматика русского языка» (1952—1954), первая «академическая грамматика» русского языка, созданная в советский период.

Виноградов — автор ряда заметных работ по истории русского языкознания. В. В. Виноградов напечатал широкий обзор работ по русскому литературному языку — «Русская наука о русском литературном языке» (1946). Посмертно вышел также сборник избранных работ В. В. Виноградова по истории русских лингвистических учений, рекомендуемый в качестве учебного пособия по одноимённому курсу и выдержавший уже 2 издания.

Виктор Владимирович Виноградов - один из крупнейших филологов XX в. Его научные идеи и труды на протяжении 50 лет во многом определяли методологические подходы и исследовательскую разработку основных направлений русского языкознания: грамматики, лексикологии, словообразования, стилистики современного русского языка, культуры речи. И до сих пор идеи ученого созвучны актуальным поискам лингвистической мысли наших дней.

Труды Виноградова - это не только углубленное изучение традиционных разделов науки о языке, раздвинувшее исследовательские горизонты, открывшее новые закономерности языковых механизмов и "жизни" языка на основе разработанных ученым оригинальных концепций (достаточно назвать его грамматическое учение о слове и синтаксическую теорию, имеющие для лингвистики методологическое значение). Монографии и серии статей Виктора Владимировича послужили базой для развития новых отраслей филологии: истории русского литературного языка, науки о языке художественных произведений, фразеологии. Эти научные дисциплины своим "открытием", обоснованием предмета, задач исследования и круга проблематики обязаны именно Виноградову.

  1. Ф.Боас (1858 - 1942)

США

Американский дескриптивизм.

Лингвист, этнограф и антрополог, специалист по языкам и культуре индейцев, главным образом северо-западного побережья Северной Америки, и эскимосов.

Первоначально специализировался как физик и географ, впоследствии обратился к изучению неевропейских обществ и культур, стремясь внести в эти области строгость естественнонаучной методологии.

Основатель и президент (1928) Американского лингвистического общества. Один из основоположников американской дескриптивной лингвистики и самой значительной школы американской этнографии. Б. разработал методику формального описания индейских языков. Большое значение имели работы Б. по антропологии и археологии Америки. Критикуя различные направления современной ему буржуазной этнографии, Б. часто в анализе конкретных общественных явлений стоял на позициях стихийного материализма.

Занимался этнолингвистикой, возникшей на стыке лингвистики и антропологии. Его лингвистика была синхронной. Задавался вопросом «Что из себя представляет слово?».

  1. ^ Л.Блумфилд (1887 - 1949)

США

Американский дескриптивизм - основатель.

Языковед, специалист по романо-германскому языкознанию; изучал языки Юго-Восточной Азии и Северной Америки, впервые показав применимость сравнительно-исторического метода к языкам полисинтетического строя. В общей теории языка стоял на механистических позициях, подходя к языковым явлениям с точки зрения американской бихевиористской психологии, считающей предметом изучения не сознание, а поведение. Многие положения Б. были развиты представителями т. н. дескриптивной лингвистики.

Считал, что существуют речевые и неречевые стимул и речевые и неречевые реакции. Основной аспект лингвистики – речевой отрезок. Говорил, что надо изучать семантику, разработал процедуру лингвистического анализа:

- находить в текстах сходные формы,

- обратиться к информанту с вопросом о значениях этих отрезков.

  1. ^ З. Харрис (1909 - 1992)

США

Американский дескриптивизм

Попытался разработать, возможно, более строгую и всеохватывающую процедуру описания структуры языка без обращения к понятию значения. В ней были введены многие метаязыковые средства, ставшие в дальнейшем неотъемлемой частью научного аппарата лингвистики. Критики структурализма считают, что Хэррис в книге «Методы в структурной лингвистике» довел идеи основоположника дескриптивизма Л.Блумфилда до абсурда; защитники склонны считать, что автор обозначил границы применимости асемантического лингвистического анализа (оказавшиеся достаточно широкими) и продемонстрировал неразрывную связь формы и содержания в языке через показ того, как много можно узнать о содержании, изучая форму. Хэррис высказал идею трансформационного анализа языковых структур. К этому времени, однако, трансформационный анализ уже прочно ассоциировался с именем Хомского и со «стандартной моделью» порождающей грамматики. Неоднократно поднимался вопрос о том, в какой мере Хомский воспользовался «подарком» своего учителя; хомскианцы потратили немало усилий на доказательство того, что никакого «подарка» не было. Сам Хэррис никакого интереса к подобной полемике, как и к научной полемике, вообще, не проявлял.

Иллюстрировал важность дистрибуции, рассматривал вопрос о фонемах и морфемах, ввел понятие трансформации, разрабатывал методологию дискурсивного анализа, основанного на теории информации.

  1. ^ Э. Сепир* (1884 - 1939)

США

Американский дескриптивизм

Языковед и этнолог. Член Американской академии искусств и наук. Основные труды посвящены проблемам общего языкознания, языкам американских индейцев. В книге "Язык" (1921) изложена лингвистическая концепция С. (язык — строго организованная система), оказавшая значительное влияние на развитие современного американского структурализма (см. Структурная лингвистика), а также дана оригинальная типологическая классификация языков. Для С. характерно понимание социальной сущности языка и отрицание расовых теорий в антропологии и лингвистике. Его гипотеза о воздействии языка на формирование системы представлений человека об окружающем мире (т. н. гипотеза Сепира — Уорфа) лежит в основе этнолингвистики.

Достижения в лингвистической типологии, фонологии, социолингвистике. Исследовал многие индейские языки Северной Америки, выдвинул ряд гипотез об их генетических связях. Занимался типологическими характеристиками языков, многомерной классификацией. Его работы оказали влияние на американский дескриптивизм, но во второй половине века активно использовались и представителями функционального и генеративистского направления.

В своих работах Сепир высказывал некоторые идеи, близкие «гипотезе лингвистической относительности», которую затем наиболее последовательно сформулировал Бенджамин Ли Уорф


  1. Б.Уорф*(1897- 1941)

США

Американский дескриптивизм

Языковед и этнограф. С 1926 исследовал проблему соотношения языка и мышления, изучал языки амер. индейцев, семитские языки. Первые работы посвящены дешифровке и лингвистические интерпретации письменности майя. У. выдвинул новое для тех лет предположение, что эта письменность отчасти базируется на фонетическом принципе. Под влиянием идей Э. Сепира и в результате наблюдений над юто-ацтекскими языками (особенно хопи) сформулировал гипотезу лингвистической относительности (гипотеза Сепира – Уорфа, см. Э. Сепир). У. внёс вклад в разработку теории грамматических категорий, впервые разграничив в языке явные и скрытые категории.

Страховой агент, впоследствии пришедший к изучению особенностей языка. Автор гипотезы «лингвистической относительности» - гипотеза, постулирующая прямую зависимость категорий мышления от категорий языка.

  1. ^ А.М.Пешковский (1878 - 1933)

Россия

Московская лингвистическая школа

Советский языковед, специалист в области теории грамматики (преимущественно синтаксиса) и методики сё преподавания. Представитель русской формально-грамматической школы; разрабатывал учение о формах языка, его грамматических средствах, типах значений; исследовал природу и функции интонации, взаимодействие грамматических и неграмматических языковых средств, условия их функционального сближения и взаимной компенсации и др. Основные труды: "Русский синтаксис в научном освещении" (1914), "Интонация и грамматика" (1928), сборники "Методика родного языка, лингвистика, стилистика, поэтика" (1925), "Вопросы методики родного языка, лингвистики и стилистики" (1930).

Книга «Русский синтаксис в научном освещении», где сумел найти проницательные решения многих трудных проблем русского синтаксиса (пусть и сформулированные часто намеренно «бесхитростным» и «ненаучным» языком).

К основным идеям Пешковского принадлежит характерное и для последующей русской традиции представление о «семантичности» синтаксиса, то есть стремление выделить значения, выражаемые синтаксическими конструкциями, а не простое формальное описание этих конструкций. Пешковский вплотную подошёл к использованию «древесного» представления синтаксической структуры в виде дерева зависимостей; он один из первых широко пользовался лингвистическим экспериментом и «отрицательным» языковым материалом. Пешковский также может считаться одним из открывателей необычайно важной для русского языка области «малого синтаксиса» и идиоматичных синтаксических конструкций, глубокое исследование которой по существу началось только в последней трети XX века. Наконец, Пешковский — один из пионеров изучения русской интонации, как в книге, так и в ряде специальных статей, доказывавший ее фундаментальную роль для описания русского синтаксиса.

  1. ^ Д.Н.Ушаков (1873 - 1942)

Россия

Языковед, член-корреспондент АН СССР (1939). Труды У. послужили основой для развития русской диалектологии: "Очерк русской диалектологии с приложением первой карты русских диалектов в Европе", 1915 (в соавторстве с Н. Н. Дурново, Н. Н. Соколовым), "Краткое введение в науку о языке" (1913) и др. Один из создателей (с 1903), а с 1915 председатель Московской диалектологической комиссии, редактор выпусков её трудов (1904–31). С 1901 участвовал в работе по улучшению и реформе рус. правописания. Возглавлял Орфографическую комиссию Наркомпроса (30-е гг.). Был инициатором изучения русской орфоэпии ("Русская орфоэпия и ее задачи", 1928; "К вопросу о правильном произношении", 1936, опубл. 1964). Под редакцией и при авторском участии У. в 1935–1940 вышло 4 тома "Толкового словаря русского языка". Воспитатель целого поколения русистов, У. был энциклопедистом русистики и славяноведения, мастером рус. живого слова. Группа учеников У. образовала ядро "московской фонологической школы".

Известен своими работами по языкознанию, диалектологии, орфографии, орфоэпии, лексикографии и истории русского языка. В написанной им в 1911 году книге «Русское правописание» было проанализировано соотношение между правописанием и произношением в русской литературной речи. В этом труде Д. Н. Ушаков впервые обосновал необходимость реформы русской орфографии, а в 1917—1918 годы он стал активным участников составления проекта орфографической реформы, работой по созданию 4-томного «Толкового словаря русского языка.

  1. Н.Я.Марр (1865 - 1934)

Россия

Востоковед и лингвист. Основной вклад в науку внёс в области армяно-грузинской филологии; изучил и опубликовал ряд древнейших памятников армянской и грузинской литератур; основал серию "Тексты и разыскания по армяно-грузинской филологии" (выпуски 1—13, 1900—13). Успешно занимался также изучением кавказских языков (картвельских, абхазского и других), историей, археологией и этнографией Кавказа. В связи с исследованием сравнительной грамматики картвельских языков М. обратился к поискам их родства с другими языками мира, выдвинув ряд гипотез, недостаточно подкрепленных конкретным языковым материалом (о родстве картвельских языков с семитскими, баскским и другими). Когда гипотеза М. о родстве языков пришла в противоречие с данными научного языкознания, М. попытался ликвидировать это противоречие, объявив всё "традиционное", "индоевропейское" языкознание устаревшим и не совместимым с марксизмом и построив совершенно новую лингвистическую теорию ("яфетическая теория", "новое учение о языке"). Построения М. этого времени не поддаются объективной проверке при помощи строгой научной методики и в ряде случаев опровергаются языковым материалом. С общелингвистической точки зрения взгляды М. имеют много общего со взглядами австрийского лингвиста Х. Шухардта и некоторыми идеями французской социологической школы.


М. правильно подчёркивал перспективность для языкознания разработки таких проблем, как язык и общество, язык и мышление. В его работах содержится много положений, в дальнейшем успешно развивавшихся советскими языковедами (особенно касающихся языковой типологии). М. сыграл в истории советской науки большую роль как организатор и воспитатель нескольких поколений востоковедов и лингвистов, многое сделал для изучения языков народов СССР и создания письменностей для бесписьменных языков.

Внёс большой вклад в историю, археологию и этнографию Грузии и Армении. Создатель «нового учения о языке», или «яфетической теории».

Издал грамматику древнеармянского языка (грабара), а в 1910 г. - работу «Грамматика чанского (лазского) языка с хрестоматиею и словарем» интересовался вопросами генетической связи языков Кавказа и выдвинул ряд гипотез о родстве их с семитскими и баскским. Общим ярлыком для предполагаемой языковой семьи стал введённый Марром термин «яфетические языки»; впоследствии содержание этого понятия в трудах Марра и его последователей сильно менялось.

Высказал несколько верных соображений, указав на важность типологического и социолингвистического подхода к изучению языковых фактов.

  1. ^ Н.Ф. Яковлев (1892 - 1974)

Россия

Языковед, специалист по кавказским языкам и общей фонетике, профессор (1946), доктор филологических наук (1947). С 1920 ежегодно возглавлял экспедиции для изучения бесписьменных языков Северного Кавказа и Дагестана. В 1923 лингвистически последовательно обосновал теорию фонем, что позволило создать (1923—40) около 70 национальных письменностей (вначале на латинской, позже на русской графической основе).

Занимался разработкой алфавитов для бесписьменных (или имеющих практически неудобную арабицу) языков СССР (принимал также участие в комиссии по латинизации русского письма). Разработал математическую формулу алфавита в соответствии с фонологической системой языка. Ему принадлежит известное определение создателей алфавитов (таких, как Ульфила, Месроп Маштоц, Кирилл и Мефодий) как «стихийных фонологов». Предложил диграфы и вспомогательные знаки для письменности кавказских языков (написания вида къ, кI). Автор работ по описанию языков Кавказа.

  1. ^ Л.В. Щерба* (1880–1944)

Россия

Петербургская лингвистическая школа

Основные труды посвящены проблемам общего языкознания, русистики, романистики, славистики, лексикографии, педагогики. Создатель Ленинградской фонологической школы. В магистерской диссертации "Русские гласные в качественном и количественном отношении" (1912) дал анализ понятия фонемы, предвосхитивший разработку теории фонем в европейской лингвистике. Исследовал проблемы орфографии и орфоэпии. Труды по теории и методике преподавания иностранных языков сыграли важную роль в создании советской методической школы.


Специалист по фонетике и фонологии, развил воспринятую им от Бодуэна концепцию фонемы и разработал оригинальную «ленинградскую» фонологическую концепцию, основал фонетическую лабораторию в Петербургском университете, старейшую из ныне существующих в России, предложил оригинальную концепцию языка и речи, отличную от концепции Ф. де Соссюра, введя разграничение не двух, а трех сторон объекта лингвистики: речевой деятельности, языковой системы и языкового материала. Щерба в то же время ставил вопрос о речевой деятельности говорящего, позволяющей ему производить ранее никогда им не слышанные высказывания. Рассмотрение Щербой вопроса об эксперименте в лингвистике. Лингвистический эксперимент, в понимании Щербы, – это проверка правильности/приемлемости языкового выражения, построенного исследователем на основании некоторой теоретической концепции. Арбитром при этом может выступать либо сам исследователь (если исследуется хорошо известный ему язык), либо носитель языка (информант), либо специальным образом отобранная группа информантов. Получаемые в ходе эксперимента суждения о неправильности/неприемлемости построенных выражений превращают эти выражения в отрицательный языковой материал (термин Щербы), являющийся важным источником сведений о языке. Понимаемый таким образом лингвистический эксперимент является методологической основой современной лингвистической семантики и прагматики, одним из важнейших методов исследования в полевой лингвистике (изучении бесписьменных языков), а отчасти и социолингвистике; его осмысление сыграло значительную роль в формировании теории лингвистических моделей в 1960-х годах.

Щербой была поставлена проблема построения активной грамматики, идущей от значений к выражающим эти значения формам (в отличие от более традиционной пассивной грамматики, идущей от форм к значениям). Занимаясь лексикологией и лексикографией, он четко сформулировал важность разграничения научного и «наивного» значения слова, предложил первую в отечественном языкознании научную типологию словарей. Как лексикограф-практик он (совместно с М.И.Матусевич) был автором большого Русско-французского словаря.

  1. ^ Р.И.Аванесов (1902 - 1982)

Россия

Московская лингвистическая школа

В научной деятельности Р.И. Аванесова видное место занимают проблемы фонологии. Достижения фонологической теории автор применяет к разным уровням языка. Также работает в области морфологии, синтаксиса и лексикологии.

В книге "Очерки русской диалектологии" (ч. 1, 1949) представлена система фонем всех русских говоров. Руководил созданием "Атласа русских народных говоров центральных областей к востоку от Москвы" (ч. 1—2, 1957), "Словаря древнерусского языка 11—14 вв." (1966).

Основные труды посвящены исторической и описательной русской диалектологии, истории русского языка, исторической и описательной фонетике, фонологической теории, русской орфоэпии и орфографии. В книге "Очерки русской диалектологии" (1949) представлена система фонем всех русских говоров. Руководил созданием "Атласа русских народных говоров центральных областей к востоку от Москвы" (1957), "Словаря древнерусского языка 11—14 вв." (1966).


Многие годы возглавлял всю диалектологическую работу в Москве. Аванесов ежегодно участвовал в диалектологичеких экспедициях, а потом и руководил ими. Был вдохновителем грандиозной работы по сбору сведений о русских говорах и созданию диалектологического атласа русского языка.

Теоретические взгляды Аванесова в области диалектологии нашли отражение в его «Теории лингвистической географии», а также в «Программе собирания сведений для составления диалектологического атласа русского языка». Вступительные статьи Аванесова к «Атласу русских народных говоров» легли в основу теоретических постулатов Московской школы лингвистической географии.

По его программе изучали русские говоры на огромной территории — от юга Архангельской области до Дона, от территорий вокруг Новгорода, Пскова, Смоленска до восточных берегов Волги и прилегающих районов Заволжья. Эту работу проводил сектор диалектологии Института русского языка АН СССР в тесном сотрудничестве с Рубеном Ивановичем, который после слияния этого сектора с сектором истории русского языка возглавил исследования. По учебнику Аванесова и В. Г. Орловой «Русская диалектология» готовят филологов и сейчас.

Вместе с П. С. Кузнецовым, В. Н. Сидоровым, А. А. Реформатским разработал теорию фонем, которая легла в основу концепции фонетики и фонологии Московской фонологической школы. Чрезвычайно полезным оказался данный подход для развития теории письма. Классический труд Аванесова — «Фонетика современного русского литературного языка».

Уникален вклад Аванесова в теорию русской орфоэпии: до сих пор настольной книгой любого лингвиста-русиста является его «Русское литературное произношение», выдержавшее шесть изданий.

Под редакцией Аванесова издавался «Словарь древнерусского языка XI—XIV вв.»

Р.И. Аванесов совместно с С.И. Ожеговым редактировал словарь-справочник «Русское литературное произношение и ударение». На базе указанного издания позднее под редакцией Р.И. Аванесова вышел «Орфоэпический словарь русского языка: Произношение, ударение, грамматические формы».

Основные работы: «Очерк грамматики русского литературного языка. Ч. I. Фонетика и морфология», «Программа собирания сведений для составления диалектологического атласа русского языка», «Вопросы фонетической системы говоров и литературного языка», «Очерки русской диалектологии. Ч. I», «Лингвистическая география и история языка», «Фонетика современного русского литературного языка», «Русское литературное произношение и ударение».

  1. ^ И.И.Мещанинов (1883 - 1967)

Россия

Значительное влияние на М. оказал Н. Я. Марр. Специалист по мёртвым языкам Кавказа и Малой Азии, в частности урартскому языку (халдскому). В области общего языкознания М. исследовал основные этапы развития языков, создал теорию понятийных категорий и теорию синтаксические типологии языков, разработал теорию предложения и др. Значительны заслуги М. в организации изучения бесписьменных языков народов Севера и Кавказа и в подготовке языковедческих кадров.

Занимался исследованием эламского, грузинского, хеттского и семитских языков. Археологическая работа в Закавказье обусловила интерес Мещанинова к урартскому языку, который он сохранял до конца жизни. С конца 1920-х годов ученый сосредоточился на лингвистике. Первые его лингвистические работы (Введение в яфетидологию, 1929) развивали «новое учение о языке» Н.Я.Марра.

Наиболее значительные труды Мещанинова – Общее языкознание (1940), Члены предложения и части речи (1940), Глагол (1949) – связаны с постепенным преодолением влияния Н.Я.Марра. Воспринятая от последнего идея поиска стадий развития языков в области синтаксиса преобразовалась в идею выявления основных типов синтаксического строя языков мира без какой-либо связи со стадиями. Эти работы заложили основы новой лингвистической дисциплины – синтаксической типологии, получившей значительное развитие в отечественной и мировой лингвистике. Идея так называемых «понятийных категорий» стала у Мещанинова одной из первых попыток выявления семантических закономерностей языка, отличных от его формальных закономерностей. В книге Глагол Мещанинов сопоставил глагольные категории в языках мира.

В 1950–1960-х годах Мещанинов опубликовал двухтомное грамматическое описание урартского языка (1958–1962) и подготовил его словарь, а также продолжил исследования в области синтаксической типологии.

  1. ^ М.М.Бахтин (1895 - 1975)

Россия

Исследователь языка, эпических форм повествования и жанра романа. Сторонник концепции драматического полифонизма (многоголосия) в произведении искусства. Исследуя художественные принципы романа Франсуа Рабле, Бахтин развил теорию универсальной народной смеховой культуры. Ему принадлежат такие литературоведческие понятия, как полифонизм, смеховая культура, хронотоп, карнавализация, мениппея.

Бахтин — автор нескольких лингвистических работ, посвящённых общетеоретическим вопросам, стилистике и теории речевых жанров. Участвовал в написании книги «Марксизм и философия языка» (1929), опубликованной под именем В. Н. Волошинова.

В книге "Проблемы творчества Достоевского" (1929) исследовал полифонический характер его художественного мышления. В книге о Ф. Рабле (1965) анализирует сущность комического, гротеска, народной "карнавализации" искусства. Автор статей о Л. H. Толстом (1930), работ по теории литературы.


  1. ^ Л. Теньер (1893 - 1954)

Франция

Большинство прижизненных публикаций Теньера посвящено славянским языкам, в их числе «Малая грамматика русского языка» (1934) и русско-французский словарь. Два последних десятилетия своей жизни Теньер посвятил работе над обширным трудом «Основы структурного синтаксиса» (1959) .

Синтаксис рассматривался ученым им как особый уровень описания языковой системы, промежуточный между поверхностным линейным порядком элементов и семантическим уровнем. Как главное понятие синтаксиса Теньер выделял синтаксическую связь, определяющую зависимость одного слова от другого; в связи с этим им была сформулирована нетрадиционная для времени написания книги, но впоследствии ставшая почти общепринятой в самых различных синтаксических теориях концепция сказуемого как центра предложения, от которого зависит в том числе и подлежащее. "Глагольный узел", согласно Теньеру, состоит из сказуемого ("глагола"), обязательных зависимых членов — актантов и необязательных зависимых членов — сирконстантов. Разные глаголы способны присоединять разное число актантов; способность глагола присоединять к себе актанты именуется (по аналогии с химической терминологией) валентностью. Для описания синтаксиса Теньером был предложен специальный метаязык, получивший название дерева зависимостей. В книге Теньера предлагается также некоторый вариант синтаксической типологии, основанный на закономерностях порядка слов в языках. Как практик преподавания иностранных языков Теньер настаивал на важности обучения студентов приемам синтаксического анализа, в чем резко расходился с коммуникативным подходом.

Научные интересы Теньера были необычайно разнообразными; помимо ранних работ по словенской диалектологии в его наследии выделяется «Малая русская грамматика», появление которой было продиктовано нуждами практического преподавания. Вместе с тем, это одно из лучших грамматических описаний русского языка, в котором были впервые использованы многие приёмы, ставшие впоследствии общепринятыми — в частности, компактные схемы описания русского ударения («акцентные парадигмы»), в окончательном виде сложившиеся в работах А. А. Зализняка. Новаторским является и синтаксический раздел этой грамматики. Теньер также автор одного из первых ассоциативных и одного из первых частотных словарей русского языка.

С середины 1930-х гг. Теньер начинает интенсивно заниматься проблемами общего синтаксиса и публикует на эту тему ряд небольших статей и брошюру «Очерк структурного синтаксиса» (1953). Главный теоретический труд Теньера — монументальная книга «Основы структурного синтаксиса» была с большими трудностями опубликована только посмертно и не нашла понимания у современников. В этих работах Теньером были намечены контуры одной из двух наиболее значительных синтаксических теорий XX века — так наз. вербоцентричного синтаксиса зависимостей, основанного на бинарных направленных отношениях между элементами предложения и с предикатом в качестве единственной вершины графической «стеммы» (или «дерева зависимостей», в более современной терминологии). Синтаксис зависимостей в настоящее время является основной и наиболее жизнеспособной альтернативой синтаксису составляющих, представленному в англоязычной традиции и лежащему, в частности, в основе генеративной грамматики.

Второй фундаментальной идеей Теньера было противопоставление так наз. актантов и сирконстантов как, с одной стороны, участников «маленькой драмы предложения» и, с другой стороны, обстоятельств, в которых эта драма развёртывается. Это противопоставление в том или ином виде принято практически во всех современных синтаксических теориях (хотя содержание его часто оказывается уже довольно далёким от первоначальных представлений Теньера).

Синтаксическая теория Теньера имеет и много других оригинальных черт: это, в частности, деление на статический и динамический синтаксис, введённые Теньером понятия валентности и диатезы глагола, юнкции (сочинительной связи) и трансляции (перехода слов из одной части речи в другую), понятие грамматической правильности (впоследствии сыгравшее фундаментальную роль в концепции Хомского), и т. д. Все эти понятия оказались необычайно плодотворны в истории дальнейших синтаксических исследований, хотя приоритет Теньера, почти забытого в 1950-60 гг., не всегда был должным образом оценен и отмечен.

  1. ^ Э.Бенвенист (1902 - 1976)

Франция

Синтезировал идеи структурализма со сравнительно-историческими исследованиями, исследования структуры и эволюции языка он считал необходимым погрузить в более широкий контекст исследований духовной культуры и «культурных концептов». В этом отношении работы Бенвениста могут рассматриваться как прямые предшественники этнолингвистического и когнитивного направлений в современной лингвистике, а также современной грамматической типологии.

Автор работ по именному словообразованию и структуре корня в индоевропейских языках. Многие исследования Бенвениста посвящены иранским языкам, индо-арийским и хетто-лувийским языкам. Бенвенист — автор двухтомного «Словаря индоевропейских социальных терминов».

Внёс фундаментальный вклад в индоевропеистику, обобщив закономерности структуры индоевропейского корня и описав правила индоевропейского именного словообразования. Особенно много занимался иранскими, индоарийскими и анатолийскими языками. Составил новаторский «Словарь индоевропейских социальных терминов», в котором предпринял попытку реконструкции социальной системы индоевропейцев по данным языка.

Затронул широкий спектр вопросов теории языка, предложив оригинальную и новаторскую трактовку многих проблем — в частности, уровневой модели языка, субъективности в языке, семантики личных местоимений и глагольных времён, типологии относительного предложения и др. В этих работах заложены основы теории дейксиса, коммуникативной грамматики языка, теории дискурса и ряд других положений, знаменовавших отход от структуралистских моделей языка в пользу «антропоцентричной» лингвистики.

Не стремясь к созданию всеобъемлющей лингвистической теории, Бенвенист ограничивался рассмотрением отдельных важных проблем (классификация языков, устройство уровневой модели языка, структура относительного предложения, субъективность в языке и ряд других).

Бенвенист не согласился с рядом положений Ф. де Соссюра, в частности, о произвольности знака, указывая, что произвольность имеет место лишь с точки зрения именования внеязыковой действительности, но отношение между двумя сторонами знака и между знаками в системе не произвольно. Соглашаясь с глоссематиками и дескриптивистами в том, что лингвистика должна формулировать свои понятия в собственных терминах, не заимствуя их из других наук, Бенвенист отмечал психологическую значимость основных понятий лингвистики, в том числе фонем. Считал необходимым, не ограниваясь изучением языковой формы, исследовать языковую функцию: "Форма получает характер структуры именно потому, что все компоненты целого выполняют ту или иную функцию". Эти идеи Бенвениста сближают его с Пражским лингвистическим кружком.

  1. ^ А.Мартине (1908 - 1999)

Франция

Один из последних крупных теоретиков структурализма. Испытал влияние функционализма Пражской школы. Автор работ «Принцип экономии в фонетических изменениях», «Принципы общего языкознания», «Общий синтаксис» и др.


В 1946-1955 работал в США, в этот период был главным редактором журнала «Word», президентом Международной ассоциации вспомогательного языка (разработавшей язык интерлингва), преподавал в Колумбийском университе. Президент Европейского лингвистического общества (с 1966 до конца жизни).

Мартине во многом является продолжателем традиций Пражского лингвистического кружка; в частности, это касается его взглядов на фонологию. Языковые изменения рассматриваются им в системе, с учетом звукового характера языка. Главной движущей силой этих изменений ученый считает «принцип экономии» – стремление человека свести к минимуму свою умственную и физическую деятельность. Эта идея была воспринята Мартине у Петербургской лингвистической школы через посредство Р.Якобсона и подробно разработана на обширном языковом материале. В книге Основы общей лингвистики Мартине развивал идеи Ф. де Соссюра, А.Мейе и пражцев. Язык рассматривается им как общественное явление, а главной его функцией признается коммуникативная. Главным свойством языка Мартине считает так называемое «двойное членение», проявляющееся в том, что любые языковые последовательности могут быть разделены, с одной стороны, на многочисленные значимые единицы – морфемы (монемы, в терминологии Мартине) и слова; а с другой стороны – на немногочисленные чисто формальные единицы – фонемы, не имеющие самостоятельного значения, но обеспечивающие различение значимых единиц. Подавляющее большинство других знаковых систем таким свойством не обладают; они членятся лишь на значимые, двусторонние единицы.

  1. ^ Н.Хомский* (р. 1928 г.)

США

Хомский — создатель системы грамматического описания, известной как генеративная (порождающая) грамматика; соответствующее течение лингвистической мысли часто называется генеративизмом. Основы его были сформулированы Хомским в середине 1950-х годов; в настоящее время генеративизм прошел уже более чем сорокалетний путь развития, успев приобрести всемирную популярность, в значительной мере утратить эту популярность на рубеже 1960-х и 1970-х годов под влиянием критики со стороны представителей "порождающей семантики" и восстановить свои позиции в 1980-х и 1990-х годах,

Заложил основы теории порождающих грамматик и теории формальных языков как раздела математической логики («Трансформационный анализ», 1955; «Синтаксические структуры», 1957). Некоторые идеи Хомский Ноам (например, о том, что формальный аппарат порождающих грамматик достаточен для адекватного описания синтаксиса и некоторых аспектов семантики естественного языка) были встречены рядом языковедов критически. Опираясь на идею универсальности основных («глубинных») структур в языках мира, выдвинул программу изучения языка как средства исследования мышления («Язык и мышление», 1968). Выступал против войны во Вьетнаме («Американская власть и новые мандарины», 1969; «Война с Азией», 1972).


Генеративная теория Хомского, несомненно, представляет собой выдающееся интеллектуальное достижение. На первом (до своего кризиса рубежа 1960-1970-х годов) этапе она оказала огромное влияние на развитие формальных грамматик и вычислительной лингвистики, предоставив исследователям экономный и более мощный по сравнению с грамматиками непосредственных составляющих аппарат описания формальных языковых структур. Синтаксические структуры Хомского считается одним из трудов, заложивших основы современной когнитивной науки. В теоретическом плане генеративная теория ознаменовала собой радикальный разрыв с бихевиоризмом.

Хомский уже около двух десятилетий является самым знаменитым лингвистом мира; ему и его теории посвящено множество статей, ряд монографий и даже полнометражный документальный фильм, а развитие науки о языке в последней трети 20 в. многими авторами описывается как "хомскианская революция".

Хомский одним из первых объявил лингвистику частью когнитивной психологии — однако на практике как раз максимально автономизировал изучение языка, введя для этого представление о модульности человеческих когнитивных способностей и относительной независимости "модулей". Попытка соотнести языковую способность с другими когнитивными способностями человека появилась лишь в минималистской программе, а также в работах Р.Джэкендоффа (1945), небезуспешно пытающегося на практике выстроить "мост" между генеративизмом и когнитивной лингвистикой.

  1. ^ А.В.Бондарко (р. 1930 г.)

Россия

Основные исследования — по грамматической семантике русского глагола (вид и время), общей теории морфологических категорий и грамматического значения. Разрабатываемая А. В. Бондарко теория функциональной грамматики в значительной степени связана с традициями Ленинградской грамматической школы 1930—50-х гг.; она опирается на описание языка «от смысла к форме» и концепцию функционально-семантического поля, ядром которого являются грамматические средства, а периферией — лексические. Под редакцией А. В. Бондарко опубликована серия монографий «Теория функциональной грамматики» в 6 томах (1987—96), оказавшая большое влияние на развитие грамматических исследований в России.

Разработанная А. В. Бондарко концепция функциональной грамматики легла в основу шеститомного коллективного труда "Теория функциональной грамматики" (1987-1996) Первые тома этой серии, посвященной системе основных семантических категорий в их языковом выражении, уже стали библиографической редкостью.

Важное значение для развития лингвистической науки в России имеют работы Бондарко "Вид и время русского глагола" (1971), "Грамматическая категория и контекст" (1971), "Теория морфологических категорий" (1976), "Грамматическое значение и смысл" (1978), "Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии" (1983), "Функциональная грамматика" (1984), "Проблемы грамматической семантики и русской аспектологии" (1996), "Основы функциональной грамматики: Языковая интерпретация идеи времени" (1999).

  1. ^ А.А.Леонтьев (1936 - 2004)

Россия

Области научных исследований: общая психология и психология речи; психология общения и речевого воздействия; психолингвистика; психология методика преподавания иностранных языков; общее языкознание; история языкознания; русский язык; папуасские языки; языковая политика в образовании; народы и языки России.

Защитил диссертации на тему «Общелингвистические взгляды И. А. Бодуэна де Куртенэ», «Теоретическая проблема психолингвистического моделирования речевой деятельности» и «Психология речевого общения».

Л. являлся основоположником и организатором психолингвистических исследований в бывшем СССР, автором важнейших теоретических трудов в этой области ("Теория речевой деятельности"), разработал наиболее известную теорию речепорождения. Автор одной из первых в стране монографий по психологии общения, первой книжной обобщающей публикации по папуасским языкам, первого научного описания языка ток писин.

Автор более 30 книг и более 800 статей.

Проблемами педагогики и педагогической психологии занимался начиная с 70-х гг. Автор множества научных и популярных статей по вопросам школьного и вузовского образования.

  1. А.С.Штерн

Россия

Психолингвист, входил в петербургскую психолингвистическую школу.

В психолингвистике сочетаются естественнонаучный и социальный подходы. Она находится в тесных контактах с нейролингвистикой, когнитивной психологией, когнитологией, информатикой, теорией и практикой искусственного интеллекта, социальной психологией, социолингвистикой, прагмалингвистикой, анализом дискурса. Появляются новые дисциплины стыкового характера (этнопсихолингвистика, социопсихолингвистика, психолингвистика текста и т.п.). В психолингвистике разрабатываются проблемы, затрагивавшиеся в прошлом В. фон Гумбольдтом, А. Шлайхером, Х. Штайнталем, А.А. ПотебнЈй, В. Вундтом, А. Марти, К. Бюлером, Дж. Дьюи, С. Фрейдом, Р. Юнгом, Ж. Пиаже, Ф. Кайнцем, Г. Гийомом, И.П. Павловым, Л.С. Выготским, Р.О. Якобсоном, А.Н. Гвоздевым.

Отечественная психолингвистика (первоначально теория речевой деятельности) ориентируется на психологические и неврологические теории Льва Семеновича Выготского, Александра Романовича Лурия, Алексея Николаевича Леонтьева, Николая Ивановича Жинкина и на лингвистическое идеи Льва Владимировича Щербы, Льва Петровича Якубинского, Михаила Михайловича Бахтина (В.Н. Волошинова), Соломона Давидовича Кацнельсона, Льва Рафаиловича Зиндера.

  1. ^ Л.С. Выготский (1896 - 1934)

Россия

Дал развёрнутое изложение культурно-исторической теории развития психики: по Выготскому, необходимо различать два плана поведения — натуральный (результат биологической эволюции животного мира) и культурный (результат исторического развития общества), слитые в развитии психики. Суть культурного поведения — в его опосредованности орудиями и знаками, причём первые направлены «во вне», на преобразование действительности, а вторые «во внутрь» сначала на преобразование других людей, затем — на управление собственным поведением.

В последние годы жизни Выготский основное внимание уделял изучению структуры сознания (его работа «Мышление и речь», 1934 является основополагающей для отечественной психолингвистики). Исследуя речевое мышление, Выготский по-новому решает проблему локализации высших психических функций как структурных единиц деятельности мозга. Изучая развитие и распад высших психических функций на материале детской психологии, дефектологии и психиатрии Выготский приходит к выводу, что структура сознания — это динамическая смысловая система находящихся в единстве аффективных волевых и интеллектуальных процессов.

Согласно Выготскому, генетические корни мышления и речи различны.


Так, например, эксперименты Кёлера, обнаружившие способности шимпанзе к решению сложных задач, показали, что человекоподобный интеллект и экспрессивная речь (отсутствующая у обезьян) функционируют независимо.


Отношение мышления и речи как в фило-, так и в онтогенезе — величина переменная. Существует доречевая стадия в развитии интеллекта и доинтеллектуальная — в развитии речи. Лишь потом мышление и речь пересекаются и сливаются.


Возникающее в результате такого слияния речевое мышление — не природная, а общественно-историческая форма поведения. Оно обладает специфическими (по сравнению с природными формами мышления и речи) свойствами. С возникновением речевого мышления биологический тип развития сменяется общественно-историческим.

Метод исследования


Адекватным методом исследования отношения мысли и слова, — говорит Выготский, — должен стать анализ, расчленяющий исследуемый объект — речевое мышление — не на элементы, а на единицы. Единица — минимальная часть целого, обладающая всеми основными его свойствами. Такой единицей речевого мышления является значение слова.

  1. ^ А.Р. Лурия (1902—1977)

Россия

В 1924—34 работал вместе с Л. С. Выготским над проблемами развития психики, разрабатывая, в частности, психофизиологические методы изучения аффективных процессов. В дальнейшем занимался исследованием нарушений высших психических функций при локальных поражениях мозга, став одним из основателей нейропсихологии.

Разрабатывал культурно-историческую концепцию развития психики, участвовал в создании теории деятельности. На этой основе развивал идею системного строения высших психических функций, их изменчивости, пластичности, подчеркивая прижизненный характер их формирования, их реализации в различных видах деятельности. Исследовал взаимоотношения наследственности и воспитания в психическом развитии. Использовав традиционно применявшийся с этой целью близнецовый метод, внес в него существенные изменения, проводя экспериментально-генетическое изучение развития детей в условиях целенаправленного формирования психических функций у одного из близнецов. Показал, что соматические признаки в значительной степени обусловлены генетически, элементарные психические функции (например, зрительная память) — в меньшей степени. А для формирования высших психических процессов (понятийное мышление, осмысленное восприятие и др.) решающее значение имеют условия воспитания. В области дефектологии развивал объективные методы исследования аномальных детей. Результаты комплексного клинико-физиологического изучения детей с различными формами умственной отсталости послужили основанием для их классификации, имеющей важное значение для педагогической и медицинской практики. Создал новое направление — нейропсихологию, ныне выделившуюся в специальную отрасль психологической науки и получившую международное признание. Начало развития нейропсихологии было положено исследованиями мозговых механизмов у больных с локальными поражениями мозга, в частности в результате ранения. Разработал теорию локализации высших психических функций, сформулировал основные принципы динамической локализации психических процессов, создал классификацию афазических расстройств и описал ранее неизвестные формы нарушений речи, изучал роль лобных долей головного мозга в регуляции психических процессов, мозговые механизмы памяти.

  1. ^ П.Грайс (1913-1988)

Англия

Поль Грайс предложил серию постулатов, описывающих процесс коммуникации . Данная проблематика возникла, когда не лингвисты, а философы обратились к анализу более сложных вариантов человеческого общения. К примеру, почему в ответ на вопрос за столом: "Вы могли бы дотянуться до соли?", мы не скажем "да" и продолжим дальше есть, а почему-то передаем соль. Что заставляет нас воспринимать данный вопрос не как вопрос, а как косвенно высказанную просьбу?


Ряд своих постулатов П. Грайс объединил под общей шапкой "кооперативного принципа": "Делайте ваш вклад в разговор таким, как это требуется на данной стадии в соответствии с принятой целью или направлением беседы, в которой вы принимаете участие".

П. Грайс описывает правила коммуникативного поведения, которые позволяют анализировать не только прямые (и более простые) варианты речевого взаимодействия, но и другие, гораздо более сложные.

«Теория речевых актов»

Иллокутивный акт – вкладываем мысль,

Перлокутивный – то, что получается на выходе,

Лоутивный – то, как воспринимается.

  1. ^ Московская лингвистическая школа

Новый этап в развитии теории грамматики и сравнительно-исторического индоевропейского языкознания, так называемое формальное направление в изучении структуры языка. Оно разграничило реальные значения, относящиеся к обозначаемому, и формальные значения, относящиеся к самому языку. Было выдвинуто новое понимание формы слова как его способности распадаться на основную и формальные принадлежности. Был разработан строгий формальный метод сравнительно-исторического анализа, сделан ряд крупных открытий в области сравнительной морфологии индоевропейских языков, разработана сравнительная семасиология. Фортунатов сформулировал идею внешней и внутренней истории языка, единства истории языка и истории общества, которая определяет задачи и методологию науки о языке, т. к. сравнительно-исторический метод вытекает из объективного факта форм существования самого языка.

Одно из ведущих направлений отечественной лингвистики конца 19 в. и 20 в. Сформировалась в Московском университете в 1880–1890-е годы. Создателем школы был Ф.Ф.Фортунатов. В числе его старших учеников были Г.К.Ульянов (1859–1912), А.И.Томсон (1860–1935), А.А.Шахматов; последний в дальнейшем отошел от формальной школы. Позже у Фортунатова учились В.К.Поржезинский (1870–1929), Д.Н.Ушаков, Н.Н.Дурново, которые, особенно двое первых, после ухода Фортунатова в 1902 из университета стали главными хранителями традиций школы. Их учеником, в частности, был М.Н.Петерсон (1885–1962), в свою очередь в течение нескольких десятилетий хранивший и отстаивавший принципы Московской формальной школы. Из школы вышли многие крупные лингвисты: Н.Ф.Яковлев, Г.О.Винокур, П.С.Кузнецов, А.А.Реформатский, А.И.Смирницкий и многие другие, а также работавшие большую часть жизни за рубежом Н.Трубецкой и Р.Якобсон. Одним из ответвлений школы была Московская фонологическая школа. Перечисленные выше ученые шли каждый своим путем, выдвигали разнообразные концепции и часто выходили за рамки фортунатовской школы, однако всегда оставались верны ее традициям. Якобсон в 1960-е годы писал: «Московская лингвистическая школа, верная заветам своего основоположника Филиппа Федоровича Фортунатова, была и остается призвана осознать, обосновать и развить его учение о том, что язык – не одна лишь внешняя оболочка по отношению к явлениям мысли и не только средство для выражения готовых мыслей, а прежде всего орудие для мышления.

Московская формальная школа формировалась во времена господства исторического подхода и младограмматизма. Отдавая должное этим идеям, Фортунатов выходил за рамки младограмматических концепций и исторического подхода в целом. Увлекавшийся математикой, он стремился к математической точности и в своих лингвистических исследованиях. Если большинство языковедов 19 в. тяготели к рассмотрению языка в логических или психологических категориях, то Фортунатову было свойственно стремление изучать язык, исходя из собственно лингвистических критериев и по возможности не обращаясь к категориям других наук. Его научные интересы во многом лежали в области теории грамматики, где он стремился выявить общие законы грамматической структуры, не связанные с историческим развитием. Фортунатов занимался также типологией, сопоставлением строя языков независимо от их истории и родственных связей. Близкие подходы сохранялись у учеников Фортунатова, некоторые из них, особенно Дурново, впоследствии непосредственно обратились к структурным методам.

Не отказываясь от исторических и сравнительно-исторических исследований, представители фортунатовской школы занимались синхронным изучением языков, прежде всего современных. Областью их специальных исследований были грамматика, позднее также фонология. Значительную роль в становлении и развитии идей школы сыграла деятельность Московской диалектологической комиссии (1904–1931), развернувшей активные исследования русских, украинских и белорусских диалектов.

Школа развивалась в полемике как с представителями старого исторического подхода и с марристами, так и с Петербургской лингвистической школой И.А.Бодуэна де Куртенэ и Л.В.Щербы, которая, также стремясь к новым подходам, в большей степени ориентировалась на связь лингвистики с другими науками – сначала с психологией, позже с акустикой и физиологией. Противники часто упрекали лингвистов фортунатовской школы в «формализме», а сами ее представители признавали приоритет формы при лингвистическом анализе. Они стремились опираться на те признаки, которые не требуют обращения к интуиции и интроспекции. Примером расхождения позиций двух школ могут служить споры по вопросу о частях речи. Если для Шербы части речи – прежде всего семантические классы, имеющие основу в психике носителей языка, то для представителей московской формальной школы (Петерсон, Кузнецов, отчасти Винокур) – это классы слов, выделяемые по формальным, морфологическим признакам: склонению для имен, спряжению для глаголов и т.д.). Позже теоретические расхождения школ нашли выражение в спорах между Московской и Ленинградской фонологическими школами.

Становление структурализма в той или иной степени было воспринято многими представителями фортунатовской школы, особенно принадлежавшими к третьему ее поколению, а вышедшие из нее Трубецкой и Якобсон сыграли значительную роль в возникновении и деятельности Пражского лингвистического кружка; Якобсон позднее повлиял и на развитие американского структурализма. В частности, именно в московской формальной школе (Яковлев, Трубецкой) понятие фонемы, выработанное первоначально в петербургской лингвистической школе и отсутствовавшее у Фортунатова и его непосредственных учеников, было переосмыслено на основе отказа от психологизма и выработки строго лингвистических критериев выделения фонем; в дальнейшем усилиями Якобсона и Трубецкого этот подход занял господствующее положение в мировой лингвистике.

В советское время в Московском государственном университете и других московских лингвистических центрах влияние фортунатовских традиций всегда было значительным, хотя в столице работали и авторитетные ученые других школ, прежде всего В.В.Виноградов.


  1. ^ Петербургская лингвистическая школа

Многие теоретические и методологические принципы концепции И.А. Бодуэна де Куртенэ повлияли на становление и развитие Петербургской / Петроградской / Ленинградской / Петербургской лингвистической школы, где его непосредственными учениками были Лев Владимирович Щерба, Евгений Дмитриевич Поливанов, Лев Петрович Якубинский (1892--1945). К "бодуэнизму" тяготели Макс Юлиус Фридрих Фасмер (1886--1962), Казимир Буга (1879--1924), Борис Яковлевич Владимирцов (1884--1931), Сергей Игнатьевич Бернштейн (1892--1970), Борис Александрович Ларин (1893--1964), Виктор Владимирович Виноградов (1894 или 1895--1969), Николай Владимирович Юшманов (1896--1946), Александр Александрович Драгунов (1900--1964), П. В. Ернштедт, Алексей Петрович Баранников (1890--1952), Василий Васильевич Радлов, Всеволод Брониславович Томашевский (1891--1927) и др.

Им было присуще понимание языка как процесса коллективного мышления, как языковой деятельности, непрерывного процесса. Социальный аспект языка сперва сводился ими к психическому, возобладание социологического ("идеологического") подхода наметилось в 20-х гг. "Бодуэновцы" последовательно разграничивали в языковом мышлении сознательное и бессознательное, различали поэтическую и практическую речь. В целом развивался целевой подход к языку, ставший впоследствии основным в Пражской лингвистической школе. Последовательное развитие получила идея различения описания языка "со стороны", т.е рефлексии над ним лингвиста, и исходя из "чутья говорящих на данном языке людей". Разграничивая историческое и описательное языкознание, они отводят приоритетную роль последнему. Фонетико-фонологические исследования петербургских ученых постоянно были связаны с исследованиями в области теории письма и с работой по созданию новых алфавитов. В основу была положена бодуэновская теория письма и письменной речи (Л.В. Щерба, С.И. Бернштейн, Г.О. Винокур, В.В. Виноградов, Н.В. Юшманов, Е.Д. Поливанов, Л.Р. Зиндер).


Направление русской лингвистики, сложившееся в Петербургском университета в начале 20 в. Основателем Петербургской школы был И.А.Бодуэн де Куртенэ, ставший профессором университета в 1900. Многие его идеи формировались в более ранний период деятельности: в Казани (1874–1883), где он стал одним из создателей Казанской лингвистической школы, а затем в Юрьеве (ныне Тарту) и Кракове, однако окончательный вид его концепция, во многих пунктах постоянно менявшаяся, приняла именно в Петербурге. Учениками Бодуэна де Куртенэ в Петербурге были Л.В.Щерба и Е.Д.Поливанов, продолжавшие, особенно последний, идеи, предложенные их учителем.

Бодуэн де Куртенэ сохранял представление о языке как психическом явлении, свойственное большинству лингвистов второй половины 19 в. В то же время он, особенно в поздних работах, подчеркивал социальный характер языка, ставил проблемы функционирования языка в обществе и языковой политики. Эту проблематику воспринял у него и в дальнейшем развивал Поливанов. Вместе с Н.В.Крушевским Бодуэн де Куртенэ раньше других современников отказался от господствовавших на всем протяжении 19 в. представлений о языкознании как чисто исторической науке, закладывая основы синхронной лингвистики. Ведущей темой исследований Бодуэна де Куртенэ, получившей продолжение у его учеников, стало выделение основных единиц языка (фонемы, морфемы, слова) и выявление их свойств. Им впервые были сформулированы понятия фонемы и морфемы как основных единиц языка (термин «фонема» был позаимствован им из Мемуара... Ф. де Соссюра, но переосмыслен). Определения фонемы у ученого менялись, но фонема всегда понималась им как психическая сущность, некоторое устойчивое представление группы звуков в человеческой психике. Фонологию он, как затем и Поливанов, называл «психофонетикой». Морфема понималась также лингвистами Петербургской школы как психическая сущность, как «часть слова, обладающая самостоятельной психической жизнью и далее неделимая с этой точки зрения». Позднее, однако, Бодуэн де Куртенэ частично пересмотрел это определение и рассматривал морфемы уже независимо от слов. Ему принадлежит одна из первых попыток строго определить слово и выявить критерии для членения текста на слова. Эти попытки привели его к постулирование не одной, а двух единиц, выделяемых по разным критериям и не всегда совпадающих друг с другом: «фонетического слова» и «семасиологического слова». В области исторической лингвистики Бодуэн де Куртенэ, а затем Поливанов стремились выявить общие закономерности языкового развития и определить возможные причины языковых изменений, обусловленные потребностями говорящего, в частности, стремлением к «экономии работы»; этот подход получил позднее продолжение у Р.Якобсона и А.Мартине. Петербургская лингвистическая школа была одним из немногих направлений мировой лингвистики, ставивших проблему языкового прогнозирования, т.е. построения гипотез о развитии того или иного языка в будущем. Поливанов считал это необходимым для разработки языковой политики.

Петербургская лингвистическая школа была также одним из первых направлений мировой лингвистики, связанных с новым, структуралистским этапом в ее развитии. Бодуэна де Куртенэ многие, особенно в России, считают одним из основоположников структурализма. Влияние Петербургской школы, особенно ее основателя, было сильным в России и СССР, в Польше и Чехословакии. Тем не менее ряд ее положений, особенно в области фонологии, при посредстве Пражского лингвистического кружка прочно вошли в мировую науку.

После отъезда из Петрограда Бодуэна де Куртенэ (1918) и Поливанова (1921) лидером школы стал Л.В.Щерба, который сохранил верность многим ее идеям в полемике с Московской формальной (Фортунатовской) школой. По ряду вопросов, особенно о правомерности психологических критериев в лингвистике, Щерба со второй половины 1920-х годов изменил свою точку зрения.


  1. ^ Пражский лингвистический кружок

Основоположник: В. Матезиус (1882-1945)

Пражская лингвистическая школа была первой по времени образования среди школ структурного языкознания, возникновение которого было подготовлено, как уже отмечалось, деятельностью И.А. Бодуэна де Куртенэ, Н.В. Крушевского, Ф.Ф. Фортунатова, Ф. де Соссюра, Л.В. Щербы и которое требовало перенесения центра тяжести в лингвистическом исследовании на изучение преимущественно или исключительно в синхроническом плане, с привлечением строгих формальных методов присущей языку жЈсткой (инвариантной) внутренней структуры, образуемой множеством отношений (противоположений) между его четко выделимыми элементами и обеспечивающей целостность языковой системы и возможности его функционирования в качестве знаковой системы.

Эта школа была создана в 1926 по инициативе В. Матезиуса и Р.О. Якобсона и просуществовала организационно до начала 50 гг. Пражский лингвистический кружок явился центром деятельности Пражской школы, поистине интернациональной по своему составу.

Участники:

Якобсон

Трубецкой

Поливанов

Яковлев

Винокур

Основной документ: «Тезисы Пражского лингвистического кружка». В "Тезисах ПЛК" были заложены основы структурно-фонологического анализа. Исходя из целевой обусловленности фонологических явлений, приоритет отдавался не двигательному, а акустическому образау. Подчеркивалась важность инструментального исследования звуковой стороны языка. Было проведено различение трЈх аспектов звуков -- как объективного физического факта, как акустико-двигательного представления и как элемента функциональной системы. Подчеркивалась меньшая существенность материального содержания фонологических элементов по сравнению с их взаимосвязью внутри системы (в соответствии со структуральным принципом фонологической системы). К числу задач синхронической фонологии были отнесены: установление состава фонем и выявление связей между ними, определение фонологических корреляций как особого вида значимых различий, регистрация реальных и теоретически возможных в данном языке сочетаний фонем, изучение морфологического использования фонологических различий (морфонологии) и анализ морфонем типа к/ч в комплексе рук/ч: рука, ручной.


Пражцы сформулировали задачи теории номинации и функционального синтаксиса. Они различали номинативную деятельность, результатом которой является слово и которая -- на основе особой для каждого языка номинативной системы -- расчленяет действительность на лингвистически определимые элементы, и синтагматическую деятельность, ведущую к сочетанию слов. В теории номинации объединяются исследования различных номинативных способов и грамматических значений слов. К теории синтагматических способов (функциональному синтаксису) были отнесены: изучение предикации, которая является основным синтагматическим действием, созидающим предложение; различение формального членения предложения на подлежащее и сказуемое и актуального членения на тему и высказывание; понимание под морфологией (в широком смысле) теории системы форм слов и их групп, пересекающейся со словообразованием, традиционной морфологией и синтаксисом; подчеркивание роли морфологической системы языка в обеспечении связей между различными формами и функциями.


Пражцам принадлежит формулирование многих принципов функционального описания языка. Они различали речевую деятельность внутреннюю и реализованную, речевую деятельность интеллектуализованную и аффективную; разграничивали две социальные функции речевой деятельности -- как функцию средства общения (с использованием либо языка практического, либо языка теоретического) и функцию поэтическую (с использованием поэтического языка). Формы лингвистических проявлений подразделяются на устную и письменную. Делается призыв к систематическому изучению жестов; указывается на важность исследования взаимоотношений между говорящими, проблем межъязыковых связей, специальных языков, распределения языковых пластов в городах. Пражцами намечается программа синхронического и диахронического исследования условий формирования литературного языка, его отношения к диалектам и народному языку, его роли в обществе, его стилистических особенностей, возможностей вмешательства в его развитие, характера разговорно-литературной формы языка. Намечается программа лингвистического исследования поэтического языка с его особыми явлениями в области фонологии, морфологии, синтаксиса и лексики.
1   2   3   4



Скачать файл (406.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации