Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции по общей теории перевода - файл 1.doc


Лекции по общей теории перевода
скачать (2028 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc2028kb.17.11.2011 03:22скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Реклама MarketGid:
Загрузка...
Е.М. Жаркова


ЛЕКЦИИ ПО ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПЕРЕВОДА


Рекомендовано

Министерством образования и науки Украины

как учебное пособие для студентов высших учебных заведений


УДК 802 (072)

JSBN – 966 – 604 – 100 - 6


Рецензенты:

Ф.Ф. Кейда, доктор филологических наук, профессор;

С.П. Волосевич, кандидат филологических наук, доцент


Издание одобрено Министерством образования и науки Украины


Рекомендовано к печати Ученым советом Приазовского государственного технического университета


^ Жаркова Е.М. Лекции по общей теории перевода. Учебное пособие. – Мариуполь: изд-во ПГТУ. – 2007. – 328 с.


В пособии представлены лекции по основным темам курса общей теории перевода: «Общая теория перевода» (эволюция переводческой деятельности, статус теории перевода, сущность перевода, переводимость, адекватность и эквивалентность перевода, переводческие трансформации), «Лингвистика текста и перевод» (лингвистические, психологические, психолингвистические характеристики текста, сегментация исходного текста), «Прагматические аспекты перевода» (лекции, посвящённые рассмотрению роли различных прагматических отношений в процессе межъязыковой коммуникации, вопросам межкультурной коммуникации).


«Единственно ложная перспектива – это та, которая полагает себя единственной»

(Хосе Ортега-и-Гассет)


«Теория перевода – это уже исторический факт. Наша задача заключается в ее расширении и дальнейшем развитии. Законченные теории имеются вообще в немногих областях знания. Существует, скажем, в химии теория неорганических соединений, однако и она со временем изменяется. Также будет меняться и наша теория перевода, но она возможна»

(Альфред Курелла)


Введение


С тех пор как видный лингвист А.А. Реформатский отверг идею создания «науки о переводе», аргументируя это тем, что практика перевода использует данные различных отраслей языкознания, и поэтому она не может иметь собственной теории [Реформатский, 1952], прошло более пятидесяти лет. Теория перевода, бесспорно, утвердилась как самостоятельная научная дисциплина. Она является центральной теоретической дисциплиной специальности «Перевод». Серьёзные, фундаментальные исследования в области перевода показали перспективность научного направления, целью которого является выяснение сущности перевода как процесса межъязыковой и межкультурной коммуникации. Л.С. Бархударов подчёркивал тесную связь перевода с такими дисциплинами, как синтаксическая семантика, социолингвистика, лингвистика текста, а А.Д. Швейцер к списку перечисленных дисциплин добавляет психолингвистику, лингвистическую прагматику, семиотику. Созданию теории перевода способствовали и интенсивное развитие языкознания, теории коммуникации, психолингвистики. Немаловажную роль в этом сыграла осознанная общественная потребность в научном обобщении переводческой деятельности. В то же время и теория перевода обогащает названные дисциплины ценными данными, расширяющими наши представления о природе и функции естественного языка. Учебное пособие «Лекции по Общей Теории Перевода» состоит из трёх частей, каждая из которых представляет отдельный лекционный курс: I часть – «Общая Теория Перевода»; II часть – «Лингвистика Текста и Перевод»; III часть – «Прагматические Аспекты Перевода». Последовательность частей ни в коем случае не отражает значимость лекционных курсов, а их названия носят несколько условный характер – все они неразрывно связаны, объединены дисциплиной «Переводоведение», являясь одновременно специфицирующей гранью этой многогранной дисциплины.

В I части рассматриваются: эволюция переводческой деятельности, современный статус теории перевода, ее предмет; существующие на сегодняшний день концепции перевода, наиболее близкие автору. Часть лекций посвящена проблеме «сущность перевода», где перевод рассматривается как особый случай межъязыковой и межкультурной коммуникации, описывается механизм детерминации перевода языковыми и социокультурными факторами. На основе единой концепции рассматриваются такие фундаментальные проблемы лингвопереводоведения, как адекватность и эквивалентность перевода, переводимость, переводческие трансформации и др. Поэтому знание материала лекций I части необходимо студенту, чтобы овладеть, как уже отмечалось, специфицирующими аспектами перевода.

II часть – «Лингвистика Текста и Перевод». Основная цель этих лекций – ознакомить студентов с основами лингвистики текста, учитывая, что умения и навыки свободной сегментации исходного текста, выявление и оценка как отдельных зависимостей, так и оценка зависимостей в тексте в целом позволяют профессиональному переводчику выполнить адекватный перевод текста.

В III части – «Прагматические Аспекты Перевода» - анализируются прагматические отношения, которые возникают в процессе перевода. Из-за отсутствия в Программе таких дисциплин, как, например, «Лингвистическая Прагматика», «Социолингвистика» и некоторых других, пришлось уделить особое внимание отдельным проблемам, категориям этих дисциплин, без осмысления которых цель предлагаемого лекционного курса оказалась бы просто нереальной. Ведь в центре этого спецкурса – рассмотрение роли различных прагматических отношений в процессе межъязыковой коммуникации, влияние на этот процесс прагматических факторов – компонентов коммуникативной цепочки перевода. Значительное место отводится вопросам межкультурной коммуникации, в частности, отбору, нахождению эквивалента и комментированию реалий.

Таким образом, цель учебного пособия «Лекции по Общей Теории перевода» - помочь студентам-переводчикам приобрести глубокие знания, на которых должна быть основана их практическая профессиональная деятельность.

В «Лекциях по Общей Теории перевода» использованы материалы монографий, статей, конференций по переводоведению, лингвистике, философии, работы В.Н. Комисарова, А.Д. Швейцера, Л.А. Черняховской, Н.В. Романовской, Г.В. Чернова, Юдж. Найды и др., а также материалы лекций по лингвистике, лингвопереводоведению, прочитанные В.Н. Комисаровым, А.Д. Швейцером, С.Ф. Гончаренко, Юдж. Найдой и др. в МГИИЯ им. М. Тореза ( Московский государственный лингвистический университет).

Несмотря на попытку рассмотреть в лекциях все ключевые аспекты теории перевода, я убеждена, что приобретение фундаментальных знаний переводчика-профессионала требует прежде всего интенсивной самостоятельной работы студента с литературой по специальности и не менее – фактического материала – анализа, базирующегося на владении основами лингвопереводоведения, фактическим материалом.

Лекции рассчитаны на студента, уже имеющего основательную подготовку по лингвистическим и практическим языковым дисциплинам.

Выражая надежду на то, что учебное пособие «Лекции по Общей Теории Перевода» действительно поможет студентам овладеть основами лингвопереводоведения, я считаю своим долгом подчеркнуть, что эта книга никогда не сможет заменить учебники, статьи, монографии, etc. видных специалитстов-переводоведов и убедительно рекомендую сделать их своими настольными книгами.

«Краткий словарь-справочник» является действительно кратким и включает профессиональные термины (и их дефиниции), использованные в лекционных курсах, а также некоторые термины других дисциплин.

Список литературы включает издания, как использованные в пособии, так и рекомендуемые.

Я постаралась по возможности учесть замечания и предложения моих коллег, принимавших активное участие в обсуждении всех блоков Лекционного Курса. Среди них – не только опытные специалисты, но и несколько поколений студентов которым, собственно, и принадлежит инициатива создания «Курса Лекций по Общей Теории Перевода». Всех, кто помогал мне (в согласии или в споре) создать, а также опубликовать пособие, перечислить невозможно. Я выражаю им глубокую признательность.


Автор


«Перевод – искусство. А всякое искусство, помимо одарённости, требует знаний, сноровки, развитого глазомера,

обостренного слуха»

(Н.М. Любимов)


«Перевод – это род деятельности, в котором наряду с необходимыми лингвистическими знаниями решающим фактором является инициатива переводчика. И неважно, кто выступает в его роли: машина, запрограммированная человеком, или человек, обложившийся словарями»

(Октавио Пас)


Часть I. Общая Теория Перевода


Лекция 1

Вербальная коммуникация


  1. Сущность вербальной коммуникации. Функция языка как научное понятие.

  2. Коммуникативная лингвистика.

  3. Вербальный язык человека и другие конвенциональные средства общения.

  4. Вербальная коммуникация – функция и субстанция языка.


Ключевые слова


вербальная коммуникация (ВК), когнитивная функция языка, репрезентация мышления, коммуникативная лингвистика (КЛ), социолингвистика (СЛ), вербальный язык, словесно-понятийная форма, языковая материя, языковые средства, индивидуально-общественное сознание


В последние годы, пожалуй – десятилетия - пристальное внимание лингвистов привлекает проблема коммуникативной и когнитивной функций языка как одного из важнейших видов деятельности человека, неразрывно связанного с другими видами его материальной и духовной жизни. Особое значение придаётся природе человеческого мышления, которое носит обобщающий характер в процессе отражения действительности в сознании человека.

Определение языка как орудия общения и познания мира относится к фундаментальным проблемам современного языкознания, а их решение является обязательным условием изучения частных вопросов лингвистики.

Признание языка как средства общения даёт основание рассматривать язык в его единственной функции – функции коммуникации, которая представляет собой сложное интегрированное явление: в нём объединены все свойства языка, обнаруживаемые в процессе обслуживания им жизни человеческого общества на всех этапах его развития.

Несмотря на многообразие сфер проявления языка, на многогранность целеустановок конкретных речевых актов, на своеобразие цели использования языка в различных системах коммуникации, в различных жанрах, язык остаётся единым по своей природе, имеющим одну цель – установление взаимопонимания в процессе коммуникации. В.А. Аврорин дал одно из самых фундаментальных определений языка:

‘Функция языка как научное понятие есть практическое проявление сущности языка, реализации его назначения в системе общественных явлений, специфическое действие языка, обусловленное самой его природой, то, без чего язык не может существовать, как не существует материя без движения’. [Аврорин, 1975, 34].


Коммуникативная лингвистика рассматривает язык как динамическую систему, i.e. как речевую деятельность. В центре внимания коммуникативной лингвистики – единство познавательной и социальной сущности языка, рассмотрение его как компонента осмысленной, целенаправленной и познавательно-корректной содержательной коммуникации.

У языка особое качество – репрезентация мышления, вследствие чего язык представляет собой единственное средство, способное осуществлять общение. Что такое ‘общение’? В первом и прямом значении общение – это прежде всего обмен мыслями, и для рассмотрения проблемы коммуникации аспект ‘язык и мышление’ является первичным при решении вопроса о средствах общения между людьми. Языковое сообщение некоторой мысли, которая отражает реальные предметы, их отношения и процессы, как бы воссоздающие при этом материальный мир в его вторичном проявлении, а именно в идеальном воплощении на уровне ‘язык – мышление’. С помощью языка можно произвести какое-либо сообщение только потому, что языковой знак и его системная организация адекватно воспроизводят определённый фрагмент действительности. Потому языковое сообщение получает своё вторичное существование как своего рода реальный предмет, который обслуживает человеческое общество в пространстве и времени в качестве фиксированной единицы сообщения. Само по себе организованное сообщение является относительно самостоятельным репрезентантом действительности и ‘перемещается’ между людьми, выполняя функцию общения.

Необходимо подчеркнуть, что языковое общение посредством отдельных коммуникативных актов обусловлено прежде всего общественным характером сознания человека и социальным статусом личности. Поэтому речевой коммуникативный акт регулируется социально-психологическими и идеологическими мотивами деятельности человека.

Следует разграничивать предмет социальной лингвистики и коммуникативной лингвистики.

Социолингвистика исследует вопросы функционирования языка в обществе в целом и в отдельных социальных группах с учётом всевозможных влияний на язык отдельных групп, вызванных историческими, экономическими, культурными, в том числе и узколингвистическими условиями (диалекты, профессиональная лексика, etc.) Социолингвистика развивается на стыке общего языкознания, этнокультуры и истории языка.

Коммуникативная лингвистика исследует собственно структуры языка, всеобщие закономерности организации речевого общения: взаимодействие семантической и синтаксической структуры высказывания, закономерности построения текста, соотношение интра – и экстралингвистических факторов (e.g.: многозначность языковых единиц, пресуппозиция, паралингвистика), соотношение прагматических целей, структура высказывания и структура текста и др. Коммуникативная лингвистика представляет собой языкознание, которое занимается внутренними закономерностями языка на всех уровнях – от фонологии до лингвистики текста.

Языковое общение в силу своей относительной (хотя и реальной) самостоятельности ‘не привязано' жёстко к действительному источнику – предметному миру – и может многократно воспроизводиться в любых ситуациях уже в пределах идеального мира. ‘Язык животных’ в противоположность человеческому языку, независимо от степени развития того или иного животного организма, не представляет собой организованного идеального мира и становится принципиально отличным от человеческого языка потому, что ‘язык животных’ – это сумма сигналов, которые привязаны к конкретной материальной ситуации и основаны на рефлекторной деятельности организма, а, значит, однократном ‘отражении’, которое действует в системе ‘стимул – реакция’. В этом смысле сигнал животного не может быть организован как некоторое сообщение о чём-либо, а является лишь преобразованной ответной разовой реакцией животного на определённую ситуацию в определённый момент. Всё разнообразие животных сигналов как в пределах какого-либо рода и вида животных, так и в пределах всего мира животных представляет собой лишь разнообразие биологических реакций на разнообразие материальных стимулов1. Типизированность самих сигналов – это лишь следствие типизированности самой ситуации, а однозначность восприятия подобных сигналов (e.g.: опасность, движения, etc.) есть биологическая приспособленность к выработке рефлексов общего порядка. Поэтому в строгом смысле о коммуникации в животном мире вряд ли правомерно говорить, а можно лишь говорить о сложившейся в определённом сообществе совокупности реакций на определённые стимулы (звуковые, кинетические). Понятие коммуникации связано исключительно с наличием признака относительно самостоятельного сообщения, которое не является в каждый данный момент рефлекторно обусловленной реакцией. Поэтому, например, опасность для животного может существовать только как конкретная разовая ситуация с конкретной ответной реакцией на условно-рефлекторный сигнал опасности. Для человека же опасность существует как понятие, которое выражается не только разнообразием средств, но и в любой временной момент независимо от наличия реальной ситуации опасности, которая не требует поэтому немедленной ответной материальной реакции.

Язык – это продукт мыслительной деятельности человека и одновременно форма этой деятельности. Поэтому основное качество человеческого мышления – логическая и абстрактная природа, благодаря которой язык способен служить средством коммуникации. В строгом смысле понятие языка может быть применимо только к такому средству, которое преобразует предметный мир в идеальный, в абстрактную сущность производного свойства, которая обнаруживается в этой коммуникации.

Вербальный язык человека не только принципиально отличен от ‘языка животных’, но и не может быть поставлен на одну плоскость со всеми другими условными (конвенциональными) средствами общения вследствие принципиальных различий их материальных субстанций, функций, средств и ценностей. Всевозможные изобразительные знаки как иконического, так и символического характера не могут быть отнесены к языку потому, что их знаковая природа не соотносится с мышлением в плане отражения действительности, а соотносится с мышлением только вторично, как способ изображения уже существующего понятийного содержания, которое выражено средством естественного языка. Все эти знаки имеют коммуникативную ценность только при условии, что они первоначально зашифрованы и расшифровываются на базе первичного звукового языка, а, значит, должны рассматриваться только как способ записи или изображения первичного человеческого языка.

Наиболее адекватной формой вторичной фиксации естественного языка является письмо или графика во всём разнообразии их технического исполнения (от составления алфавита до производства шрифтов). Письмо может быть выделено как особый вид символического изображения языка, так как письменная фиксация звукового языка непосредственно соотносится с самим языком как средством общения. Все же другие виды знаков отстоят дальше от исходной формы – звукового языка- и уходят в абстрактную символику.

Своеобразным ‘средством общения’ человека являются предметы эстетического характера (музыка, живопись, скульптура, etc.), но они также являются фиксацией не самой мысли, а материальной фиксацией продукта мыслительной деятельности человека. ‘Выраженность мысли’ в подобных предметах представляет собой интерпретацию существующей первоначальной мысли в языковой форме. Общение с помощью подобных эстетических ценностей не есть коммуникация в строгом смысле этого слова, поскольку сами эти ценности – это только продукт материальной деятельности человека, которая реализует первоначальное мыслительное содержание, в свою очередь, в языковой форме.

Все изобразительные средства, которые использует человек в своей материальной и духовной деятельности, не могут быть первичным знаком мыслительных процесов только потому, что они являются производными в сознании – языке, а также и потому, что интерпретируются с помощью языка и не обладают однозначным соответствием формы мысли и содержания предмета. Несмотря на принятие в той или иной национальной культуре нормы эстетических ценностей, любое произведение может получать самое разнообразное толкование в зависимости от точки зрения интерпретатора и конкретных социальных условий. Никакая интерпретация языкового знака, кроме его однозначного раскрытия в пределах конкретных единиц (сообщения) в определённых условиях, не возможна и противоестественна, так как в этом случае язык перестал бы выполнять свою функцию – установление взаимопонимания между людьми. Язык как система не допускает произвольных действий, и основой его существования является адекватность мыслительного языкового процесса отражаемому миру.

Все виды предметов, созданных человеком в качестве материальных или эстетических ценностей, первоначально существуют как мыслительное представление в речи автора, а при их восприятии также формируется определённая мысль в форме языковых выражений.

Среди всех видов художественного творчества человека особое место занимает литература, так как её основа – язык, и вопрос о комбинации собственно лингвистических и эстетических черт того или иного произведения решается иначе, чем, например, при восприятии музыкальных произведений.

Что касается эмоциональной стороны общения, то для человека и оно в конечном итоге заканчивается рассудочным восприятием. Эмоциональное восприятие окружающей среды на уровне человеческого сознания перерабатывается в понятийное восприятие, включается в речевое мышление и формируется соответственно в языковых знаках.

Суть человеческого мышления – в обобщающем характере отражения действительности в сознании человека на ступени абстрактного познания как ступени, свойственной именно человеку в отличие от всех других видов ориентации животных в мире. Именно это качество и даёт основание разумному существу фиксировать образы в словесной форме, а затем превращать их своей творческой деятельностью в предметы материальной и эстетической области. “Словесно-понятийная форма образует предпосылку для собственно человеческого мышления”. Колшанский. Курс лекций по коммуникативной лингвистике, 1978.

В этом плане целесообразно различать понятие ‘образ’ в гносеологическом и психологическом смысле и слова ‘образ’, применяемое (понятие) к персонажам / манере (homonyms).

В основе всякой целенаправленной деятельности человека лежит не рефлекторная реакция, а некоторый осмысленный акт, который предполагает уже наличие речемыслительного процесса (включая так называемую внутреннюю речь / внутренний язык). Именно в этом аспекте язык образует единую основу как для эксплицитных логических рассуждений, так и для имплицитного построения плана и цели художественного произведения и последующего его оформления в материале. Несмотря на то, что художественные формы имеют чувственно-материальную основу, исток художественного произведения проходит через сознание, а, значит, через речемыслительный процесс. В аспекте гносеологической сущности сознания эстетическая деятельность человека пронизана языком и существует как вербальное, именно человеческое сознание.

Таким образом, можно утверждать, что вербальная коммуникация является адекватной мыслительному процессу человека, а, значит, глобальной, лежащей в основе сознания как материального процесса, идеальность которого имеет силу только как вторичный человеческий феномен по отношению к первичности материи. Поэтому мыслительный процесс есть собственно речемыслительный, который неразрывно объединяет в себе категории сознания и языка.

Коммуникация в человеческом обществе означает прежде всего общение людей с помощью языка в целях установления взаимопонимания.

Общественное сознание в человеческом обществе приобретает форму языковой материи и существует в виде бесконечного потока речевых актов на определённом этапе развития человеческого общества, закрепляемых с помощью различной техники в виде текстов (пиктограмма, иероглифы, буквенные тексты; в краске, камне, etc.).

Если общественное сознание существует и закрепляется в форме языка, то индивидуальное сознание становится общественным только в условиях общения между индивидуумами, i.e. обмена единицами сознания с помощью языковых знаков. Здесь язык выступает: 1 – как бы посредником между индивидами; 2 – он же (i.e. язык) и есть воплощение – субстанция самого сознания одновременно в индивидуальном и в общественном плане.

В этом аспекте язык представляет собой материализацию того идеального мира, который строит человек как познающий субъект, открывая объективные закономерности в процессе освоения мира и закрепляя их в идеальной форме-сознании. Материализованную же систему и структуру сознания составляют языковые средства. Поэтому в своей основе язык является как бы вторичным миром, который построен по тем же законам, что и первичный – материальный.

Таким образом, становление и развитие языка, его жизнь есть не что иное, как функционирование индивидуально-общественного сознания.

Существование языка уже означает общественную связь между людьми и, следовательно, коммуникацию как необходимое условие жизни индивидуума в обществе и общества в индивидуумах.

Когнитивный мир языка – это вместилище понятийного мира человека. Этот мир построен в полном соответствии с законами объективного мира.

Когнитивный мир языка, i.e. общественное сознание, в своей форме объективно отражает исходный мир и поэтому может служить средством дальнейшего его познания, а в конечном итоге – и способом теоретического овладения закономерностями мира, которые материализуются в трудовой деятельности и культуре.

Реально коммуникация может происходить только в форме языка и только на основе языка, так как все другие виды человеческого общения (e.g. ритуальные сооружения или символы, какие-либо культурные ценности, etc. всегда являются конвенциональными продуктами познания, а, значит, вторичными по отношению к языку, в них реализован замысел, первоначально полученный и существовавший в форме знаков языка, так как они являются уже результатом понятийно-языкового освоения предмета, формирования идеи, etc. Первичная коммуникация может быть только языковой, так как первичной формой существования идеального мира в общественном сознании является язык.

Коммуникация является и функцией, и субстанцией языка, так как предназначение самой системы средств языка есть в итоге коммуникация. Поэтому можно сказать, что коммуникативный аспект языка есть единственный аспект рассмотрения языка, который (аспект) является его существенной и уникальной характеристикой, обрастающей сложными свойствами внутреннего (семантического) и внешнего (звукового) порядка, наслаивающимися на его основную функцию.


Вопросы и задания


  1. Какова основная функция языка?

  2. Что такое ‘общение’?

  3. Чем обусловлено языковое общение (посредством отдельных коммуникативных актов)?

  4. Чем отличается язык / языковое общение от ‘языка животных’?

  5. Какова основа существования языка как системы?

  6. Существует ли мышление без языка? В чём суть (человеческого) мышления?

  7. Дайте определение вербальной коммуникации.

  8. Объясните положение: ‘становление и развитие языка, его жизнь есть не что иное, как функционирование индивидуально-общественного сознания.’



Лекция 2

Информация и язык


  1. Понятие ‘информация’. Определение информации.

  2. Информация как особый мир – мир знания, когнитивная информация, её характеристики.

  3. Слияние языковой информации и когнитивной информации.

  4. Текст и виды информации. Информация как предмет вербальной коммуникации. Аспект информации в тексте.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24



Скачать файл (2028 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации