Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции - Зарубежная литература XIX века - файл 19 (11).doc


Лекции - Зарубежная литература XIX века
скачать (709.7 kb.)

Доступные файлы (13):

19 (10).doc256kb.21.09.2007 00:48скачать
19 (11).doc263kb.21.09.2007 11:20скачать
19 (12 - 13).doc284kb.21.09.2007 13:20скачать
19 (14).doc223kb.21.09.2007 14:35скачать
19 (6).doc290kb.17.11.2007 00:38скачать
19 (7).doc219kb.21.09.2007 01:01скачать
19 (9).doc263kb.20.09.2007 22:43скачать
19 (лекц - 1).doc218kb.05.09.2007 14:08скачать
19 (лекц - 2).doc214kb.05.09.2007 14:16скачать
19 (лекц - 3).doc249kb.05.09.2007 23:37скачать
19 (лекц 4 - 5).doc293kb.18.09.2007 23:02скачать
19 (лекц 8).doc229kb.20.09.2007 20:25скачать
19 (лекц).doc202kb.06.05.2007 14:54скачать

19 (11).doc

  1   2   3
Лекция 11


Реализм в литературе Англии 30-70-х годов Х1Х века.

Творчество Уильяма Теккерея.

План лекции


1. Особенности социально-политического развития Англии и литературный процесс 30-70-х годов ХIХ века.

2. Жизненный и творческий путь У.Теккерея. Общественная и эстетическая позиция писателя.

3. Основные этапы творчества Теккерея.

4. «Книга снобов» Теккерея.

5. Роман Теккерея «Ярмарка тщеславия».


1. Особенности социально-политического развития Англии и литературный процесс 30-70-х годов ХIХ века.

В XIX веке английская литература начала играла все возраставшую роль в мировой культуре.

В 30-х годах английская литература вступила в новую полосу своего развития. В 20- 30-е годы ушли из жизни Байрон и Шелли, Китс и Скотт. Романтизм не пополнялся новыми именами. Правда, он не прекратил своего существования и был еще значительным явлением в литературе, но ряды его сторонников явно и значительно поредели. Поэтому в английской литературе, как и в ряде других европейских литератур, в 30-50-е годы крепнут демократические и реалистические тенденции. Именно в эти годы складывается направление критического реализма, выступают такие писатели как Диккенс, Теккерей, Ш. Бронте, Гаскелл и др.

Для понимания литературного процесса второй трети XIX века необходимо принять во внимание расстановку социальных сил в Англии этого периода, особенности той общественной и идеологической борьбы, которая развернулась в стране после принятия избирательного закона 1832 года.

Содержание и характер английской литературы тех лет обусловлены своеобразием историко-политического и социально-экономического развития Англии в период формирования чартистского движения, обострения противоречий в стране, вступившей в викторианскую эпоху (1837 – 1901).

Понятие викторианства, связанное с викторианской эпохой, означает определенную идеологию, образ мыслей и жизни, духовную атмосферу, комплекс нравственных и эстетических установлений. Викторианство – феномен культуры, в котором активно выстраивалась концепция национального характера.

Начинается ли викторианский век с вступлением на трон королевы Виктории или он был подготовлен предшествующим развитием исторических событий? Современные историки отвечают на этот вопрос неоднозначно, но прослеживается явная тенденция доказать вероятность второго предположения. Именно в 20-30-е годы обозначились те политические и идеологические тенденции, которые подготовили почву для ускоренного формирования идей и оценочных критериев, обычно ассоциирующихся в викторианством.

В историко-литературном процессе Англии XIX века можно выделить 3 основных периода:

1) 30-е годы;

2) 40-е или «голодные сороковые»;

3) 50 – 60-е.

Классическая страна капитализма, Англия стала в 30-х годах XIX века ареной острых социальных, политических и идеологических боев. К началу 1830-х годов в стране окончательно побеждает фабричное производство. Бурными темпами идет развитие промышленности. Огромные успехи национальной индустрии, отмена в 1834 году «хлебных» законов сопровождались расширением деятельности Англии в других странах мира, развитием ее внешней торговли. К середине столетия Англия все более богатеет и становится не только самой могущественной капиталистической державой, но и державой колониальной: нуждаясь в рынках сбыта, она захватывает все новые и новые колонии. Развитие промышленности и неслыханный ранее рост богатства имущих классов сопровождались страшным обнищанием основной массы трудящегося населения. Положение рабочего класса в Англии было крайне тяжелым. Никогда ранее страна не знала такой нищеты большинства своего населения, никогда контрасты имущественного положения не были столь разительными.

С первых лет после закона о реформе политика парламента, в котором буржуазия получила решающее слово, показала, за чьи интересы шла всенародная борьба накануне 1832 года. Уже через два года после избирательной реформы прошел знаменитый закон о бедных, лишивший рабочего приходской помощи по безработице и предоставивший ему выбор между нищенским заработком на фабрике и работным домом – застенками, названным английскими рабочими «Бастилией для бедных».

В 30-е годы среди английских промышленных городов на первый план выдвигается индустриальный город Манчестер, давший название школе политэкономии, интересующейся в равной степени и этикой и социологией. Требование свободы торговли, благополучия и процветания для всех слоев населения оказались актуальными проблемами и для науки, и для литературы, и для искусства. Наиболее значительным идеологом буржуазного либерализма был Д. Бентам, положивший начало теории утилитаризма, нашедшей выражение в проповеди практицизма, личной инициативы и предпринимательства. Его лозунг «наибольшего счастья для наибольшего количества людей» должен был привлечь массы своим откровенным утопизмом и иллюзорностью, успокоив общественное мнение, непуганое размахом рабочего движения.

Обострение социальных противоречий привело буржуазную науку к постановке и необходимости разрешения ряды важнейших социальных задач, в частности проблем народного образования, борьбы с нищетой, состоянию тюрем и работных домов. В английской буржуазной идеологии, либеральной по своим устремлениям всячески пропагандировалась и обретала своих сторонников идея усовершенствования политической системы мирными парламентскими методами, законными средствами. Немалую роль в этом сыграл компромиссный характер развития Англии после «Славной революции» 1688 года и постепенное, медленное, поступательное движение в сторону развития «демократии для всех». Не случайно именно в 30- е годы возродились старые традиции выражения идей и суждений в эссеистике и очерке, стали обновляться уже известные концепции историзма в свете умеренного эволюционного плана обновления общества и его институтов. Позднее, в 50-60-е годы эти идеи найдут отражение в романах Диккенса, наряду с остронегативным отношением писателя к теории разумного эгоизма, себялюбие и практицизма.

В то время как хозяева промышленности еще вели борьбу за безраздельное господство с исторически обреченной аристократией, родился и быстро начал развиваться чартизм – первое массовое, политически оформленное рабочее движение. Чартизм развернулся в середине 30-х годов и не затухал на протяжении двух десятилетий.

Чартизм, принявший поистине массовый характер, наложил свою печать на целую эпоху. Участники этого движения, имевшие самостоятельные цели и интересы, противопоставляли себя эксплуататорским классам. Политическая программа, сформулированная чартизмом, предусматривала полное переустройство общества.

В идеологической борьбе 30-х годов особую роль было суждено сыграть «Молодой Англии» – обществу, собравшему представителей аристократии, выступившей против политики буржуазии с позиций феодального социализма. Главой «Молодой Англии» был Б. Дизраэли. Представители «Молодой Англии» ратовали за возрождение нации, «погрязшей в грехе и пороке», и рекомендовали обратиться к религии как к серьезному нравственному оружию, нацеленному на исправление общественных противоречий.

Подлинным выразителем сложностей и противоречий викторианского века было суждено стать Томасу Карлайлу, сочинения которого отразили духовную жизнь нации на протяжение целого столетия. Блестящий мыслитель и оратор, памфлетист и историк, он оказал влияние на творчество Диккенса и Герцена, Толстого и Уитмена. Он был связан с итальянскими карбонариями и английским утопическим социалистом Р. Оуэном. Карлайлу принадлежат памфлеты «Чартизм», «Прошлое и настоящее», свидетельствующие о том, что их автор был далек от апологетического восхваления буржуазных порядков и осуждения подъема рабочего движения.

Десятилетия, последовавшие за избирательной реформой 1832 года, были в английской литературе временем борьбы различных направлений и тенденций. Этот период характеризовался активизацией как прогрессивных, так и реакционных сил в литературе.

Основными вопросами, обсуждаемыми в конце 20 –начала 30-х годов, были вопросы, связанные с романтизмом и судьбой романтического героя.

Большую популярность получили уголовно-романтические или «ньюгейтские» (от названия уголовной тюрьмы в Лондоне – Ньюгейт) романы Э. Б. Литтона, У. Эйнсворта и их школы. В этих романах на первый план выдвигалась сильная энергичная личность, рассмотренная вне общественных связей, романтизировался преступный мир. «Ньюгейтские» романы отвлекали от вопросов, волновавших в 30-х годах всю Англию, и тем самым выполняли вполне определенные общественные функции.

Лорд Эдуард Бульвер Литтон – основоположник «ньюгейтского» направления в английском романе, романист, получивший широкую известность в Англии первой половины XIX века и не лишенный дарования, взял на себя в своих произведениях 30-х годов миссию обличителя буржуазных порядков, но вкладывал приговор современным законам и отношениям в уста обаятельных правонарушителей, овеянных ореолом фальшивой романтики. По своему стилю эти романы были новым вариантом «черного» или «готического» романа конца XVIII века. Героями произведений были опоэтизированные разбойники с больших дорог, совершавшие свои «подвиги» на фоне жизни провинциальной аристократии, с которой их связывали нити родства или любви.

Наряду с «ньюгейтским» романом распространились многочисленные произведения школы «серебряной ложки» – светские романы таких многочисленных писательниц как Ф. Троллоп, К. Гор, Л.Лэндон и др. Увлекательный сюжет и запутанная интрига обеспечивали этим романам сбыт на книжном рынке и популярность у достаточно широкой аудитории, любящей развлекательное чтение.

Авторы светских романов и поэм (произведений «серебряной ложки») рисовали искусственный мир чувств и переживаний «избранной» части общества, приукрашивали быт людей, бесконечно далеких от страданий и чаяний народных масс.

Одновременно создавались десятки произведений бытописательного реализма, в который звучал голос новой крепнущей буржуазии (романы и повести Марии Эджуорт, Теодора Хука, Уильяма Коума и др.). Определяющим признаком произведений было безоговорочное принятие существующего порядка. Писатели были далеки от какого- либо посягательства на существующие отношения. В их книгах не было обличительных тенденций, которые появляются в творчестве критических реалистов. Отличительными чертами английского бытописательного реализма были юмор и кропотливое выписывание деталей быта заурядных представителей буржуазного общества. Творцы бытового романа и повести смотрели на мир глазами утилитаристов, и отнюдь не хотели видеть в окружающем чего – либо, что поколебало бы оптимизм победившего буржуа.

В поэзии певцом буржуазного строя выступил Альфред Теннисон (1809 – 1892), получивший звание придворного поэта – лауреата.

Стихи Теннисона, чрезвычайно мелодичные о обнаруживающие большое дарование поэта, почти все (за исключением произведений, воспевающих красоты природы) пропитаны идеями викторианской буржуазии. Мораль большинства лирических произведений Теннисона – терпение и смирение перед волей провидения, принятие вещей такими, какими они есть. Поэт, пользовавшийся широкой популярностью среди читателей середины XIX века, воспевал любовь, якобы сглаживающую социальные различия («Леди Клер», «Лорд Бэрли», «Годива»). Философские поэмы Теннисона (наиболее известная среди них – «В память» (1850)) сочетали позитивизм и христианскую религиозность. В цикле поэм, которые сам автор считал своим важнейшим произведением и над которыми работал в течение десятилетий – «Идиллии короля» – Теннисон, стилизуясь под средневековье (в основе произведений лежат средневековые легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого стола), проповедовал викторианскую буржуазную мораль.

Писатели и поэты, которые выражали интересы пришедшей к власти буржуазии, занимали в английской литературе значительное, но отнюдь не ведущее место. Лицо английской литературы со второй трети XIX века определяют писатели – реалисты, выступившие не только правдивыми «живописцами» людей и отношений своего времени, но чаще всего суровыми и гневными их обличителями.

Лучшее, что дала английская литература в этот период, написано теми авторами, которые, выступив с различных позиций критиками восторжествовавшего правопорядка, создали произведения, правдиво рисующие картину современной жизни. Страдания народных масс, рост народного протеста против гнета и эксплуатации нашли отражение в творчестве поэтов и писателей – чартистов (Эрнест Джонс, Джеральд Масси, Уильям Линтон и др.). К ним присоединили свой голос поэты и писатели, хотя и не разделявшие идеалы чартизма, но в силу тех или иных причин недовольные существующим положением вещей – передовые представители буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенции, сторонники партии «Молодая Англия».

В 30-е годы в литературу вступают Диккенс и Теккерей. Романы «Оливер Твист» и «Кэтрин» были своеобразной реакцией этих писателей на «ньюгейтские» романы.

40-е годы открывают новый этап в развитии английской литературы. Это период общественного подъема, размаха чартистского движения. Основные вехи данного периода – съезд чартистов, состоявшийся в Манчестере в 1849-ом году – революция 1848 года на континенте.

Изменения идеологического климата в условиях нарастающего общественного подъема отразился на литературном процессе, и прежде всего на романе как жанре, имеющем огромное воспитательное значение. В социальных романах «голодных сороковых» – Дизраэли, Диккенса, Теккерея, сестер Бронте – получили отражение и идеи века, и состояние общественного движения, и нравственные принципы эпохи.

В этот период в литературе были сильны связи с предшествующей эпохой, о чем свидетельствует проблематика исторических романов Теккерея и Бульвера, опирающихся на события XVIII века. Они выражались в прямом следовании традиции просветительского эссе и памфлета, в развитии предромантических элементов (в частности, готического романа). Просветительские тенденции сказались в постановке проблем воспитания, образования человека, формирования его идейных, нравственных и эстетических принципов.

Третий этап развития английской литературы XIX века приходится на 50-60-е годы. Это было время утраченных иллюзий, пришедших на смену «большим ожиданиям». Облик романа существенно менялся вместе с изменениями общественной и духовной атмосферы.

В современной английской литературоведческой науке укрепилось мнение о правомерности выделения ранних и поздних викторианцев. Если первых отличало аналитическое критическое отношение к действительности, то в творчестве поздних викторианцев заметно стремление сосредоточиться на человеке, способном абстрагироваться от окружающего и погрузиться в мир. имеющий свои нравственные и этические ценности.

Меняется и отношение к литературным традициям: если раньше художников слова привлекали Филдинг и Смоллетт, то теперь они чаще опираются на традиции сентиментального бытового романа с преимущественным акцентом на обыденном, прозаическом. Погружение в человеческую психологию означает изменение масштабов изображения жизни и соотнесенности человеческой судьбы с судьбой общества. Усиливается внимание к роману эпическому, но сама эпичность снижается. Повествовательная линия обогащается за счет ее психологизации, создания атмосферы действия. Д. Элиот и Э. Троллоп знают о своих героях, их происхождении, болезнях, одежде, привычках, духовном мире больше, чем знали Диккенс и Теккерей, но степень типичности у поздних викторианцев уменьшается, поскольку в соответствии в позитивистской доктриной явления описывались, но не вскрывалась их суть. Изменение характера романа диктовалось требованиями времени, условиями социального и духовного развития Англии. Викторианская эпоха вступала в новую фазу своего развития, приближающую ее к культуре рубеже веков.

Таким образом, рассматривая английскую литературу второй трети XIX века следует отметить, что ведущим направлением, главной магистралью в ней стал критический реализм, творцами которого выступили такие прозаики как Диккенс, Теккерей, Гаскелл и др.

Имена Диккенса и Теккерея – крупнейших представителей направления – приобрели всемирную известность. Их творческое наследие по своему художественному и познавательному значению может быть сопоставлено с творчеством таких классиков французского критического реализма как Бальзак и Стендаль.

Близко к Диккенсу стояла писательница Элизабет Гаскелл (1810 – 1865). Ее художественная манера обнаруживает несомненное воздействие манеры Диккенса. В сфере влияния Теккерея находилась Ш. Бронте (1816 – 1855), пламенная поклонница его мастерства, писавшая в совершенно своеобразной манере.

Число критических реалистов в английской литературе не исчерпывается названными именами. Лучшие романы Б. Дизраэли и Ч.Кингсли, написанные в конце 40-х годов, не могут быть отнесены ни к какому другому литературному направлению. С реализмом связано и творчество такой достаточно известной в свое время писательницы как Дж. Элиот (Мэри Анн Эванс).

Элиот приобрела известность благодаря таким произведениям как сборник повестей «Сцены из жизни духовенства» (1858), романы «Адам Бид» (1859), «Мельница на Флоссе» (1860) и др. Все они посвящены сельской Центральной Англии, а бытописательство в них дополняется стремлением автора преподать читателям нравственный урок. Следует отметить, что как писатель Элиот состоялась в тот период, когда западноевропейский реалистический роман уже впитал в себя идеи позитивистской философии. Писательница тяготела к натуралистическим мотивам, показывала образы своих персонажей обусловленными не только социальными, но и биологическими факторами. Соответственно драматичность и фабульность в ее произведениях отходят на второй план, а главный интерес сосредоточивается на характерах персонажей, исследовании их внутреннего мира.

В целом можно сказать, что английский реализм XIX века выступает преемником реалистических традиций эпохи Просвещения. От своих предшественников- просветителей реалисты заимствуют концепцию социальной детерминированности человека, но не могут не учитывать и опыт романтиков, наследуя от них идею зависимости личности от современной ей исторической обстановки и своих психических особенностей. Подобно реалистам других европейских стран, английские писатели чаще всего ставили в центр внимания проблемы обыкновенного, взятого из жизни человека, лишенного и традиционных героических качеств, и возможности эти качества проявить. Писатели стремились к показу личности в различных связях, общественных и личных.

Подавляющее большинство английских писателей и поэтов обнаруживает горячий интерес к социальной тематике, подчеркнутое стремление ставить и так или иначе разрешать коренные проблемы современности. Сложившийся в бурную эпоху, английский социальный роман критического реализма не ограничивался обличительным изображением буржуазных характеров и типизацией буржуазных отношений. Английские реалисты, рисовавшие облик современного им капитализма, касались и основных противоречий буржуазного общества. Ни Диккенс, ни Теккерей, ни другие представители критического реализма не разделяли взгляды чартистов. Все они стояли далеко от рабочего движения и не были свободны от многих представлений и предрассудков буржуазного класса. Но как бы ни была сильна зависимость этих писателей от буржуазного мировосприятия, все они восставали против худших сторон современного общества, против своекорыстия, лицемерия, эгоизма и лицемерия буржуазии.

В то же время, вскрыв крупнейшие противоречия и открыв болезни современного общества (снобизм, чрезмерный эгоизм, тщеславие), писатели стремились выдвинуть на первый план благородные гуманистические идеалы – идеалы людей, нравственно здоровых и чистых, способных на самопожертвование.

Обрушив беспощадную критику на все стороны современной жизни, английские реалисты опирались на богатые традиции бытоописательного и нравоописательного романа просветительского романа, боевую по тону публицистику, материалы газет и журналов своего времени. Они обогатили роман, привнеся в него элемент публицистичности, плакатности, прямой полемики с существующими идеями и философскими концепциями.

Кроме того, Диккенс и Теккерей, сестры Бронте и Э. Гаскелл смогли обогатить художественную палитру своего творчества тем, что внесли в реалистическую структуру символику, элементы театра, пародии, бурлеска. Они значительно расширили функциональность художественных образов и значимость самостоятельности персонажа, чрезвычайно разнообразили повествовательную линию и обогатили диалог.

Реалисты, блестящие страницы произведений которых открыли миру больше политических и социальных истин, чем это сделали все профессиональные политики, публицисты и моралисты вместе взятые, показали в своих творениях все слои буржуазии, начиная с рантье и держателя ценных бумаг, который смотрит на любое предпринимательство как на нечто вульгарное, и кончая мелким лавочником и клерком в конторе адвоката.

Лучшие представители критического реализма – Диккенс, Теккерей и др. – не ограничивались изображением отдельных типов, построением типических характеров. Они давали в своих романах широкую картину жизни, обнажали мрачную изнанку тех общественных отношений, которые строила недавно восторжествовавшая промышленная олигархия, и достигали при этом высокого мастерства типизации, совершенства художественной формы.

В XIX столетии наивысшего расцвета в Англии достигает роман, связанный с активной политической и социальной жизнью страны, отражающий духовные потребности общества. Писатели чаще всего создают такие разновидности романов как социальные или социально- психологические. «Домби и сын», «Холодный дом» Диккенса, «Ярмарка тщеславия» Теккерея стали наиболее яркими обобщениями, символом эпохи. Вместе с тем в стране, где всегда чтились традиции и ощущалась связь времен, огромную роль в литературе играли идеи предшествующего века – эпохи Просвещения, этой своеобразной колыбели различных жанровых разновидностей романа. Роман XVIII века – это устойчивое типологическое понятие, которое несет в себе важные структурообразующие принципы. Они характеризуются определенными свойствами, переданными в наследство XIX веку.

Национальная специфика реализма, безусловно, существующая во всех литературах, объясняется и особенностями развития конкретной страны и спецификой национального менталитета.

Национальное своеобразие английского реализма определяется прежде всего критической направленностью творчества большинства писателей, «живописностью», опирающейся на традиции нравоописательной сатирической живописи и графики Хогарта и Крукшенка и проявившейся не только в описаниях, пейзажных зарисовках, но и в самом принципе изображения личности и среды.

Сопоставляя произведений английских реалистов с произведениями реалистов других стран, нельзя не заметить, что в английском романе шире и чаще, чем изображается рабочий класс, его страдания, обездоленность и даже его борьба. Так, люди из народа с большим сочувствием показаны почти во всех произведениях Диккенса, начиная с первых рассказов и очерков («Очерки Боза») и до последних романов писателя. В «Тяжелых временах» (1854) Диккенс рисует столкновение предпринимателей и рабочих, забастовку на предприятии.

В романе «Мэри Бартон» (1848) Э. Гаскелл изображает страшные условия, в которых живут рабочие одного из промышленных пригородов Англии – Манчестера – и возникновение чартистского движения как результат этих условий. Ш. Бронте в романе «Шерли», написанном вслед за событиями 1848 года и опубликованном в 1849 году, рисует борьбу луддитов против машин в период наполеоновских войн. Говоря о положении и борьбе английских рабочих в 1810 -1812-ом годах, Бронте высказывает свои суждения об актуальных событиях современности, горячо осуждает британскую буржуазию – корыстную, эгоистичную и лицемерную.

Как и вся английская литература второй трети XIX века, так и английский реалистический роман того же периода были отнюдь не однородны. Создатели реалистического романа разделяли различные убеждения, боролись за различные идеалы и принципы, причем, хотя эти идеалы были часто диаметрально противоположными, изображение современной жизни, и в частности картины жизни народа, вставали со страниц почти всех произведений.

Творцы английского критического реализма в какой-то мере выражали мечту народа о лучшей жизни. В то же время все они в той или иной мере проявляли стремление оградить основы капиталистического строя, требующего в их представлении лишь решительных реформ и настоятельно необходимых, но все же не кардинальных изменений. Писатели явно искали путей примирения анталонистических сил и выступали с проповедью классового мира.

Произведения английских реалистов отличаются ярко выраженным дидактизмом, отчасти связанным с протестантско-пуританскими традициями, отчасти заимствованным у просветителей. Дидактизм и нравственные категории, формирующиеся в викторианскую эпоху в общем русле развития наук, особенно политэкономии, социологии, философии, накладывают отпечаток на произведения таких писателей, как Диккенс, Элиот, Бронте и др. Именно в английском реализме XIX века сочетаются резкое обличение с тенденцией сгладить и смягчить остроту социальных конфликтов с помощью проповеди христианского гуманизма и морального совершенствования. Нравственное перевоспитание рассматривается большинством реалистов как единственно правильный путь разрешения общественных противоречий.

Поражение революции 1848 года, спад чартизма после 1854 года привели к кризису в творчестве даже самых крупных писателей критического реализма. В 1860-е годы, в период экономического процветания буржуазии, промышленного подъема в Англии, который сопровождался спадом рабочего движения, вся английская литература вошла в новую фазу своего развития.


^ 2. Жизненный и творческий путь У.Теккерея. Общественная и эстетическая позиции писателя.

Вильям Мейкпис Теккерей (1811 – 1863) – крупнейший представитель английского критического реализма XIX века, один из наиболее замечательных сатириков мировой литературы.

С первых дней своей творческой деятельности Теккерей – писатель и публицист – в повестях и романах, статьях и очерках беспощадно показывал неприглядные пороки современного ему общества, строго и справедливо обличал искусство, которое эти пороки скрывало или приукрашивало. Теккерей-сатирик разоблачал людей, которыми руководили законы корысти и эгоизма, подчеркивал, что эти люди не уродливые единицы, а порождение порочных общественных отношений.

Троллоп Э., которого всегда считали учеником Теккерея, верно отметил, что Теккерей «всегда шутил и неизменно был серьезен. Чтобы понять его характер, нужно проникнуться сознанием того, что грусть в нем уживалась с буффонадой, слабости – с насмешками. В его душе жил дух бурлеска, тот самый дух, который не считает, что великое себя роняет, если напрашивается на улыбку».

Говоря о французских реалистах своего времени Тургенев И.С. однажды заметил: «Ни один из них не решился бы сказать ... полной беззаветной правды, как, например, у нас Гоголь, а у англичан Теккерей».

Вильям Мейкпис Теккерей родился в Калькутте, где его отец Ричмонд Теккерей – человек незаурядного ума и большой гуманности, состоял на британской административной службе. В 1815 году Ричмонд Теккерей внезапно скончался. Шестолетний мальчик был отправлен в Англию, чтобы получить образование, соответствующее представлениям его родных о воспитании джентльмена. Школьные годы были безрадостными для будущего писателя. «Мудрость наших предков (которой с каждым днем все более и более восхищаюсь), – писал Теккерей позднее в «Книге снобов», – установила, что воспитание молодого поколения – дело столь пустое и маловажное, что за него может взяться почти каждый человек, вооруженный розгой и надлежащей ученой степенью и рясой». Получив среднее образование в Чартерхаусе, Теккерей в 1828 году поступил в Кэмбриджский университет, где проучился очень недолго. Будучи студентом, он принимал участие в неофициальной студенческой печати. Первые стихотворные опыты Теккерея, в том числе и пародийная поэма по поводу конкурса на лучшую поэму «Тимбукту», были напечатаны в студенческом журнале «Сноб». Пробыв в университете меньше полутора лет, Теккерей, глубоко неудовлетворенный Кэмбриджем, покинул университет весной 1830 года и уехал в Германию.

В Германии Теккерей с огромным интересом погружается в литературную жизнь страны. Он изучает немецкий язык, переводит произведения ряда авторов, читает произведения современной ему европейской литературы.

Необходимость подумать о самостоятельном заработке заставила Теккерея вернуться на родину. Будущий писатель выбирает юридическую карьеру и начинает готовиться к ней в Темпл Баре.

Маленькое наследство, полученное летом 1832 года, вскоре позволило Теккерею освободиться от занятий, которые его отнюдь не привлекали. Он едет в Париж, намереваясь там учиться рисунку и живописи. В молодости он мечтал стать художником, точнее рисовальщиком; уже в Чартерхаусе Теккерей обнаружил незаурядные способности художника. Здесь же он начал писать стихи, носившие, как правило, юмористический и сатирический характер. Вращаясь в кругу художников и литераторов, будущий писатель много и настойчиво работал над собой, часами просиживал в музеях столицы, копируя картины знаменитых мастеров. Маленькое наследство было быстро прожито. К концу 1832 года Теккерей вынужден был вернуться в Лондон, отказавшись от надежды стать художником. Вообще, можно отметить, что талант Теккерея - рисовальщика был столь значителен, что он долгое время не мог решить, кем же будет – художником или писателем. Ему принадлежат более 2000 рисунков, в том числе иллюстрации к его собственным произведениям и текстам других писателей.

Обстоятельства толкнули Теккерея на тот путь, который в дальнейшем привел его в литературу: весной 1833 года Кармайкль Смит – отчим Теккерея – начал издавать небольшой радикальный журнал «Нэшнл стандарт». Соредактором отчима выступил молодой Теккерей. В качестве иностранного корреспондента он помещает в журнале статьи и очерки, посвященные вопросам международной политики. В своих статьях Теккерей затрагивает как политические, так и эстетические вопросы.

Скоро «Нэшнл стэндарт» перестал выходить, просуществовав всего один год. Независимый тон некоторых статей, появившихся в журнале, вызвал недовольство в правящих кругах. После закрытия журнала Теккерей вновь уехал в Париж, где с еще большим рвением, чем прежде, стал изучать искусство. Свою деятельность репортера по вопросам международной жизни он возобновил в 1836 году, когда его неутомимый отчим вновь организовал периодическое издание – газету «Конституционалист», по своему направлению не отличающуюся от «Нэшнл стэндарт».

В 1833 – 1834 годах во время своих поездок в Лондон Теккерей начал сотрудничать в журнале «Фрезере мэгезин», в котором печатался затем непрерывно в течение десяти лет. Здесь во второй половине 30-х – начале 40-х годов публикуются его замечательные литературно-критические статьи, здесь обнаруживается незаурядное дарование Теккерея как публициста, наконец, здесь же под различными псевдонимами выходят первые сатирические произведения молодого писателя. Сотрудничество Теккерея в журнале «Фрезере мэгезин» длилось вплоть до середины 50-х годов. С 1844 года писатель оказался тесно связан еще с одним сатирическим журналом – «Панч». В нем он сотрудничал также в течение ряда лет.

Десятилетие 1836 – 1846 годов было тяжелым временем в жизни писателя. В 1840 году его постигает тяжелый удар: сходит с ума жена. Теккерей вынужден писать и печататься где попало, заботясь о детях, оставшихся без матери. Несмотря на тяжелые обстоятельства личной жизни, Теккерей много пишет. Именно эти годы – самый плодотворный, самый яркий и интересный период в его творческой деятельности как реалиста-сатирика.

Многочисленные пародийные и сатирические повести, созданные Теккереем в конце 30-х – начале 40-х годов, сознательно замалчивались критикой, хотя и имели успех. Известность приходит к Теккерею лишь в конце 40-х годов, когда он печатает очерки «Книга снобов» и «Ярмарку тщеславия» – произведения, сделавшие его знаменитым. Только с этого времени (1846 – 1848) Теккерей заслуженно занял в современной ему литературе Англии место крупнейшего, наряду с Диккенсом, писателя.

После «Ярмарки тщеславия» Теккерей выступил с рядом больших романов, которые печатались как в журналах, так и отдельными изданиями, читал публичные лекции, сотрудничал в различных журналах, сам издавал и редактировал журнал. Но тяжелая болезнь на протяжении ряда лет подтачивала здоровье замечательного мастера английской литературы. В 1863 году Теккерея не стало.

Жизнь Теккерея, как и жизнь Диккенса, проходила в годы ожесточенных социальных боев в Англии. Уже первые выступления Теккерея как публициста, не говоря о его переписке и дневниках, свидетельствуют о том, как рано сложились общественно-политические взгляды писателя. В первых статьях, написанных в Париже для «Нэшнл стандарт» и потом перепечатанных, Теккерей осуждает не только монархические режимы, но самый принцип монархии: «Величие монархии, – заявляет он, – определяется лишь париком, высокими каблуками и королевской мантией, усыпанной лилиями. Цирюльник и сапожник создают те божества, которым мы готовы поклоняться». Он беспощадно издевается над королем-буржуа Луи Филиппом и лицемерием его режима. Он критически относится ко многим явлениям буржуазного строя. Во всех статьях 30-х годов Теккерей осуждает компромисс, заключенный правящими классами Великобритании, компромисс, на котором держится как государственная система, так и вся общественная жизнь Англии. Он отрицательно относится как к тори, так и к вигам и мечтает о республике, говоря о всеобщем равенстве как о самом прекрасном из идеалов. В одном письме 1831 года будущий сатирик с глубокой иронией замечает: «Рад слышать, что ныне царствующий король хорош. Но в то же время надеюсь, что он будет и последним из наших королей... Интересно бы знать, кто будет командовать армией Британской республики?».

Политические взгляды Теккерея складываются на заре 30-х годов и постепенно эволюционируют в годы чартизма. Обнажив противоречия английского буржуазного общества, чартизм способствовал усилению критического отношения к нему писателя. Но тот же чартизм внушил ему и острейшую тревогу.

В начале 40-х годов Теккерей с отвращением говорил о тех порядках, которые царят в Англии. «Когда наконец наступит день и эти обманщики сгинут с лица земли! – восклицает он в одном из писем к матери, с которой делился обычно самыми сокровенными мыслями и чаяниями. – Проклятые тори и виги опять договорились!» В том же письме он прямо называет свои взгляды республиканскими, говорит о ненависти к лордам, которых называет «подонками общества», о желании видеть всех равными. Значение и силу чартизма Теккерей понимает лучше многих современников: он видит его размах и сознает, какую угрозу это движение представляет для буржуазной системы. Но он же двойственно относится к чартизму. «Я очень встревожен положением в стране, – писал он матери в январе 1840 года. – А впрочем, что значит встревожен? Что мне терять? Но я совершенно убежден в том, что некоторая часть из нас пойдет к черту и что готовится потрясающая революция. А уже если она начнется, ей не будет конца. Снова вырастут баррикады на улицах Парижа и пойдет по всей Европе!» В писателе уживаются два человека: один, которому свойственна большая широта взглядов, большая глубина понимания действительности, и другой, скованный представлениями, воспитанными в нем средой, школой, людьми, с которыми он находился в постоянном общении. Относясь с отвращением ко многим явлениям буржуазного общества, Теккерей не мог отказаться от его основ.

Находясь в Париже во время Июльской революции и внимательно следя за событиями на родине, Теккерей пишет матери летом 1840 года: «Я не чартист, я только республиканец. Я хотел бы только видеть всех людей равными, а эту наглую аристократию развеянной по всем ветрам». Более того, в том же письме он предсказывает то время, когда «великий лев» (то есть чартизм) встряхнет мощной гривой и стряхнет всех паразитов. Мы переживаем удивительное время и, кто знает, может быть, увидим еще свершение великих дел». И тут же звучат иные мотивы, говорящие о противоречиях в сознании писателя. Теккерей, мечтая о больших потрясениях и называя себя республиканцем и сторонником всеобщего равенства, с тревогой отстраняется от «физической силы» и видит в революционных лидерах чартизма «опасных фанатиков», которые погубят успех дела. После событий 1848 – 1849 -ого годов как в Англии, так и за ее пределами во взглядах Теккерея наступил перелом, который отразился и на его творчестве в последние 10 – 12 лет жизни.

Резко критическое отношение к обществу, в котором он жил и творил, и одновременно тревожное и недоверчивое отношение к революционным методам его перестройки – таково противоречие, характеризующее настроение Теккерея в зрелые годы. Отсюда его скептицизм, наложивший свой неизгладимый отпечаток на все творчество писателя начиная с «Ярмарки тщеславия», отсюда и пессимизм, который звучит в большинстве произведений великого сатирика. В своей переписке с друзьями Теккерей не раз признавался в том, что не знал народа, и упрекал себя в том, что предметом его изображения были лишь господствующие классы. Но как бы писатель ни ограничивал картину изображаемого им общества, обличительный характер его образов поставил его в первый ряд крупнейших художников-реалистов Англии XIX столетия.

Жизнь английского буржуа начинает восприниматься Теккереем как «жизнь вообще». Противоречия буржуазной английской действительности XIX века писатель возводит в общий закон жизни. Не социальные отношения определяют для него характер общества, а то, что он называет «человеческой натурой». Пороки современного ему английского буржуа рассматриваются им как неизменные качества человека. Вся человеческая история начинает восприниматься Теккереем как бесконечная и бессмысленная карусель.

«Какие истории можно назвать новыми, – пишет он, начиная роман «Ньюкомы».– Все типы и все характеры проходят через все мировые басни... И басни были до Эзопа, и, без сомнения, ослы под львиными шкурами ревели и по-древнееврейски, и хитрые лисицы льстили по-этрусски, и волки в овечьей шкуре скрипели зубами по-санскритски».

Признав английского буржуа мерилом человека, Теккерей делает и следующий шаг, логически вытекающий из этого признания. Он раскрывает пропасть, которая существует между практикой буржуазного общества и моралью, которую оно проповедует, и в то же время подменяет противоречия буржуазного общества исконными, с его точки зрения, пороками человеческой натуры. Рассматривая зло буржуазного мира как неустранимое, он приходит к выводу о неустранимости и вечности зла, царящего во всем мире, что углубляет его пессимизм. Борьба становилась бессмысленной. Вывод, сделанный Теккереем еще в конце первого этапа его литературной деятельности, определил как творческий метод, так и характер сатиры одного из крупнейших представителей английского критического реализма.

Эстетическая позиция Теккерея определилась рано. Его воззрения на искусство, сложившиеся к началу 30-х годов, ясно говорят об общественной направленности его мыслей уже в начале творческой деятельности.

В те годы, когда формировалось мировоззрение писателя, в литературной жизни Англии еще не закончились бои между романтиками различных направлений, и в то же время в Западной Европе уже рождался критический реализм.

В философско-эстетических взглядах писателя на первый план выдвигается его непримиримость ко всякому украшательству, чрезмерному преувеличению, ложной патетике и искажению истины.

Основное и исходное положение эстетики молодого Теккерея – требование строгой правдивости в искусстве. Второе, неразрывно связанное с первым, – требование осознать общественную роль всякого искусства. В эстетике Теккерея улавливается связь с традицией Просвещения. XVIII век был любимым веком писателя, он часто повторял, что живет именно в нем. С просветителями, о которых Теккерей с самого начала своего творческого пути говорил с большой теплотой и восхищением, писателя роднило сознание глубокой ответственности художника перед обществом, стремление к правдивому отражению жизни. В очерке «Сочинения Филдинга» (1840) писатель дает высокую оценку автору «Тома Джонса», называет его одним из самых тщательных и взыскательных художников в истории английской литературы. «Историю Тома Джонса Найденыша» Теккерей рассматривал как «изумительное создание человеческого гения». В это романе, по его мнению, «нет ни одного, пусть самого незначительного эпизода, который не способствовал бы развития действия, не вытекал бы из предыдущего и не составил бы неотъемлемой части единого целого».

Все, что противоречит в искусстве правдивому отражению жизни, все, что смягчает и сглаживает, скрывая ее суровые стороны, он уже в молодые годы сурово и непримиримо осуждает. Он питает ненависть ко всякой аффектации, риторике и пафосу, ко всему, что лишает художественный образ простоты и естественности и тем нарушает его убедительность. В связи с этим Теккерей одностороннее и порой слишком критически относился к романтикам всех направлений, включая даже Байрона и Скотта. Романтическая приподнятость была несовместима с представлениями Теккерея о прекрасном (то есть правдивом)в искусстве.

Враждебны были Теккерею все виды искусства, претендующего на то, чтобы стоять «над жизнью». По его убеждению, художник обязан учить и не имеет права бесстрастно фиксировать явления жизни, не вмешиваясь в кипящую вокруг него борьбу.

Жонглирование фразами в прозе, изысканность формы при пустоте содержания в поэзии выводили писателя из себя. Все эти взгляды Теккерея определили не только его отношение к литературе, но и его позицию в современной борьбе направлений – позицию страстного и активного борца. Объявив себя учеником Филдинга, но пойдя дальше писателя XVIII века по пути реалистического и обличительного изображения современной ему жизни, Теккерей с первых шагов своей литературной деятельности стремился к реалистическому живописанию современных нравов и отдал много сил последовательной борьбе против тех направлений в литературе и искусстве, которые считал основанными на порочном эстетическом фундаменте.

  1   2   3



Скачать файл (709.7 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации