Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции по девиантологии - файл 1.doc


Лекции по девиантологии
скачать (194.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc195kb.15.11.2011 22:28скачать

содержание

1.doc

Девиантное поведение и социальный контроль


1. Понятие девиантного поведения. Типология девиантного поведения.

Девиантное поведение негативной направленности - совершение человеком или группой людей социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в обществе социокультурных ожиданий и норм, общепринятых правил выполнения социальных ролей, причиняющих вред конкретной личности и интересам общества, осуждаемых общественным мнением и влекущих социальную ответственность.

Девиация в переводе с латыни - отклонение от дороги. Но к нам данный термин пришел из английского языка и употребляется в отечественной социологии в двух значениях - широком и узком. В широком смысле термин <девиантность> подразумевает любое отклонение от принятых в обществе социальных норм, начиная с самых незначительных, например, нарушение пропускного режима в учреждении, и кончая самыми серьезными типа убийства.

Традиция расширительного употребления берет начало из зарубежной социологии. Когда американские социологи пишут о том, что девиантное поведение принимает такие форм, как криминал (crime), делинквентность, героические поступки, самоубийство, бунт, гениальность, растрата чужих денег, сексуальные приставания, наркомания, воодушевляющее лидерство и т.д., то они по существу говорят о девиантности в широком смысле.

Каждая девиация содержит в себе разрушительное и созидательное начала, для процесса социальной эволюции важно, какой компонент преобладает. Созидательные девиации (социальные инновации, нововведения) - это социально значимые отклонения от принятых стандартов, определяющие прогрессивный вектор эволюционного развития общества. Созидательные девиации необходимы, чтобы общество было гибким и готовым к переменам.

Девиантное поведение негативнтой направленности - совершение человеком или группой людей социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в социуме (отдельной социальной группе, страте) социокультурных ожиданий и норм, общепринятых правил выполнения социальных ролей, влекущих за собой сдерживание темпов развития общества: разрушение энергетического потенциала отдельных личностей и общества в целом.

Наиболее строгой оценке и наказанию подвергается поведение, которое противоречит нормам права. Правовые нормы – это юридически и законодательно оформленные нормы. Они вырабатываются и утверждаются специальными государственными органами и носят институциональный характер. За их соблюдением следят специальные социальные институты. Система правовых норм наиболее четкое и действенное средство социального контроля, используемое обществом для регуляции отношений всех его членов. В зависимости от характера нарушаемых правовых норм и степени общественной опасности противоправное поведение в юридической литературе делится на правовые проступки и преступления. Совершение противоправных видов отклоняющегося поведения влечет за собой применение не только мер общественного воздействия, но и систему предусмотренных государством правовых санкций.

В отличие от правовых норм, законы морали характеризуются большей гибкостью. Они могут приниматься одними группами и не поддерживаться другими, поскольку не являются обязательными для всех, а основываются на одобрении или осуждении общественным мнением. Нарушение моральных и других норм - ожиданий, которые не входят в правовую систему, отличается небольшой степенью общественной опасности и не влечет за собой санкционированного государством наказания. Такое поведение принято называть аморальным, при этом если оно причиняет вред социальным группам и обществу в целом, то его называют асоциальным (проституция, бродяжничество), если вредит только самой личности – деструктивным (аддиктивное поведение, нарциссизм, конформизм, аутоагрессия).

Выделение аморального и противоправного поведения – наиболее распространенный подход к классификации негативного девиантного поведения, базирующийся на двух критериях: характере нарушаемых социальных норм и степени общественной опасности. Данный подход позволяет представить соотношение и логическую субординацию форм девиантного поведения. Если расположить обозначенные выше формы социальных отклонений по степени их общественной значимости, получается своеобразная «лестница», каждый уровень которой основывается на предыдущих. Ее верхняя ступенька – «преступность», имеет лишь относительную обособленность от других видов социально-негативных отклонений. По мнению ряда исследователей, такая условность границ обуславливается явлениями взаимодетерминации, взаимоперехода и взаимодействия, когда одна форма девиантного поведения сопутствует другой. Данное свойство предопределяет взаимосвязь превентивных мероприятий, направленных на преодоление отдельных форм девиантного поведения и требует построения единой разноуровневой системы профилактики девиантного поведения.

Характерная черта девиантного поведения - культурный релятивизм. Это означает, что социальная норма, принятая либо обществом, либо группой или социальной стратой, представляет собой не абсолютное, а сугубо относительное явление. То, что в одной группе может считаться отклонением, в другой может восприниматься как норма. Так, например, курение на рабочем месте автобусе, офисе, школе, магазине может считаться девиацией, но в компании друзей оно оценивается как приемлемая форма поведения и не вызывать негативной реакции.

Культурный релятивизм может быть сравнительной характеристикой не только двух разных обществ или эпох, но также двух или нескольких больших социальных групп внутри одного общества. Пример таких групп - политические партии, правительство, социальный класс или слой, верующие, молодежь, женщины, пенсионеры, национальные меньшинства. Так, непосещение церковной службы - девиация с позиций верующего человека, но норма с позиций неверующего. Этикет дворянского сословия требовал обращения по имени-отчеству, а уменьшительное имя ("Колька" или "Никитка") - норма обращения в низших слоях - считалось у первого девиацией. И сегодня мы обращаемся к любому человеку, кому стремимся выказать максимальное уважение, по имени и отчеству, а в быту, в дружеской компании обращаемся по имени. Уменьшительные имена для большинства белорусов считаются оскорбительным обращением (если они не произнесены в шутливом контексте).

^ 2.Делинквентное поведение.

Термин <подростковая (юношеская) делинквентность> (Juvenile Delinquency), появившийся в 80-90-е годы в США, часто переводится на русский язык как <преступность несовершеннолетних> и означает нарушения закона несовершеннолетними, т.е. молодыми людьми в возрасте до 18 лет. Трудно сказать, какой из двух терминов более правильный, поскольку делинкветность обозначает специфически подростковую форму отклоняющегося поведения, а термин <криминальное поведение>, или преступность - поведение взрослых людей. Различие между ними кроется также в степени профессионализма или закоренелости. Взрослая преступность, тем более рецедивная (повторная), предполагает определенный уровень профессионализма, а юношеская делинквентность - это все еще любительское занятие, проступок, совершаемый впервые.

Делинквентность, по словарю Вебстера, понимается как психологическая тенденция к правонарушениям. Сюда относят незначительные преступления, а также лживость, драчливость, прогулы в школе, враждебность к родителям и учителям и др. Выделяются следующие типы делинквентности: конформный, неустойчивый, агрессивно-защитный, оппозиционный.

Юридический термин <подростковая делинквентность> был введен для обозначения деяний юных правонарушителей с целью не клеймить их как <преступников>, выделить несовершеннолетних из основной массы и иметь возможность обращаться с ними иначе, чем с взрослыми преступниками. В большинстве случаев их судят в специальных судах по делам несовершеннолетних, и судьи всегда стараются выносить как можно более мягкий приговор. В бывшем СССР и нынешней Беларуси подростковой делинквентностью (административными правонарушениями тинейджеров) занимаются подразделения по делам несовершеннолетних, поскольку делинквентное поведение - не наказуемые с точки зрения Уголовного кодекса правонарушения, как-то: мелкое хулиганство, мелкое воровство, драки без нанесения тяжких телесных повреждения и т.п.

Делинквентное поведение - не наказуемые с точки зрения Уголовного кодекса правонарушения, как то: мелкое хулиганство, незначительное хищение продуктов в магазине со стороны покупателя (хищение продавца считается должностным преступлением), мелкое воровство в транспорте или на рынке, драки без нанесения тяжких телесных повреждений, обман (обсчет) покупателя продавцом, обман налогового инспектора, опоздание на работу, переход улицы или курение в неположеном месте и др. В перечень делинквентного поведения школьников, по данным зарубежных и отечественных социологов, обычно входят такие проступки, как: не вернуться ночью домой, употребить алкоголь, приставать к взрослым, драться, незаконно хранить оружие, нанести тяжкие телесные повреждения кому-либо холодным оружием, воровать, прогулять занятия, курить марихуану, уйти из школы, отбирать карманные деньги у других школьников, нарушать порядок в общественных местах, испортить общественное имущество, писать или рисовать краской на стенах и др. Для взрослых и подростков к делинквентным поступкам можно также отнести все или большинство административных правонарушений[18].

Неодобрение еще не означает наказания. Уголовное наказание очерчивает границу между делинквентным и преступным поведением. Подростки, стоящие на учете в комнате милиции, - делинквенты, но не преступники. Таковыми они становятся, попав за решетку.

Являясь формой отклоняющегося поведения, делинквентность в современном обществе характеризуется следующими чертами:

1. Вклад социальной позиции - делинквентность выше в низшем классе.

2. Влияние образцов социализации - не все дети из низшего класса делинквенты. Потому что здесь живут разные семьи. Наивысшая делинквентность обнаружена среди подростков, имеющих самый низкий статус среди сверстников, не знающих в семье твердой и последовательной дисциплинарной системы и часто участвующих дворовых тусовках.

3. Наличие ситуационных факторов - подросткам нравится рисковать.

4. Перерастание делинквентного действия в делинквентную роль - многие участвуют в делинквентных действиях время от времени без намерения стать постоянными нарушителями. Но когда сообщество подростков начинает идентифицировать таких людей как делинквентов и вести себя с ними подобающе, наступает время, когда сами они начинают думать о себе в терминах именно этой роли.

5. Формирование делинквентных коллективов и субкультур - большинство делинквентных актов происходит в толпе, группе, коллективе. В группе индивид получает поддержку своим провокациям. Постепенно формируются банды и субкультура.

Сегодня социологи установили, что делинквентное поведение среди подростков встречается чаще, чем в других возрастных группах, по ряду причин. Самая главная - социальная незрелость и физиологические особенности формирующегося организма. Проявляются они в стремлении испытать острые ощущения, любопытство, в недостаточной способности прогнозировать последствия своих действий, гипертрофированном стремлении быть независимым. Подросток часто не соответствует требованиям, которые предъявляет к нему общество, он не готов к выполнению определенных социальных ролей в той мере, в какой ожидают от него окружающие. В свою очередь он считает, что не получают от общества того, на что вправе рассчитывать. Противоречие между биологической и социальной незрелостью подростков, с одной стороны, и требованиям общества - с другой, служит реальным источником девиации.

Форма ответной реакции общества на тот или иной вид девиации должна зависеть от того, какие (по степени важности) социальные нормы нарушаются: общечеловеческие, расовые, классовые, групповые, индивидуальные. Можно выделить следующие зависимости:

Чем важнее те социальные нормы и ценности, которые нарушаются, тем решительнее должны быть действия государства. Самая почитаемая ценность - естественные права человека.

Чем более низкий уровень социальных норм нарушается, тем больше упор должен делаться на неформальные меры социального контроля (социальное вознаграждение или порицание, убеждение и т.д.)

Чем сложнее социальная структура общества, тем многообразнее должны быть формы социального контроля.

Чем более низкий уровень социальных норм нарушается человеком, тем терпимее должна быть реакция на его действия.

Чем демократичнее общество, тем больше акцент должен делаться не на внешний социальный, а на внутренний личностный самоконтроль.

Пример

Известный американский социальный психолог Эллиот Аронсон приводит любопытный эксперимент, проливающий свет на то, при каких условиях мы готовы нарушить нормы поведения, а в каких нет.

В мужской душевой университетского стадиона висит табличка, на которой содержится призыв экономить воду, закрывая кран во время намыливания. То есть вы должны выключать воду, когда намыливаете себя, и включать ее, когда смываете мыло. Правило вроде бы разумное, но вот как поступают в подобных ситуациях люди: только 6% студентов вняли призыву. Однако результаты изменились, когда и другие студенты начали экономить воду, намыливаясь.

В соответствии с планом ученые наняли нескольких студентов, которые демонстрировали желаемое поведение. Они по одному в течение нескольких дней входили в душевую - открытое помещение с восемью одинаковыми отсеками, когда там никого не было. Каждый из них проходил в самый дальний отсек, поворачивался спиной к входу в душевую и открывал воду. Стоило ему только услышать, как в душевую входит кто-то еще, он тут же выключал душ, намыливался, опять включал его, быстро ополаскивался и уходил из душевой, стараясь не задерживаться взглядом на только что вошедшем сту-денте.

Ученые обнаружили, что теперь уже 49% студентов экономили воду. Более того, когда должное поведение одновременно демонстрировали два нанятых студента, число подчинившихся призыву возросло до 67%.

^ 3. Этиология девиантного поведения. Выступает как объективный динамический процесс деструктивного взаимодействия личности с социальной средой, который включает процессы обусловливания, причинения и опосредования (влияния условий и коррелят).

В системе детерминант девиантного поведения необходимо выделять два уровня детерминации:

  1. Социальный (факторы социальной среды личности, включая отношения, явления, процессы и состояния на макро и микро социальном уровнях).

  2. Личностный (свойства и качества личности).

Эти уровни равнозначны и их динамическое взаимодействие составляет основу социального поведения, направленность которого обусловливается:

    • особенностями личности;

  • обстоятельствами конкретной социальной ситуации;

  • характером взаимодействия личности и социальной среды.

В контексте теории деструктивности личностно-социального взаимодействия в системе детерминации девиантного поведения, в том числе преступного, можно выделить четыре группы детерминант.

  1. Индивидуально-личностный и поведенческий уровень, который включает деструктивные личностные качества и черты образа жизни несовершеннолетних:

  • девиантогенные, криминогенные качества личности и образа жизни девиантов;

  • виктимогенные качества личности и образа жизни несовершеннолетнего, его предвиктимное поведение;

  • деструктивный (конфликтный, диспропорциональный или дисгармоничный) характер социального взаимодействия несовершеннолетнего с ближайшим социальным окружением: членами семьи, досуговых компаний, учебного коллектива и другими значимыми для него людьми.

Личность рассматривается как системная целостность биологической, психологической и социальной структур, что дает основание выделить в этиологии девиантного поведения биогенные, психогенные и социогенные личностные компоненты.

Медико–биологическое и генетическое неблагополучие, как отмечает Ю.М.Антонян, не являются сами по себе причинами девиантного поведения и не предполагают неизбежности девиантного поведения, это всего лишь вероятность. Однако при изучении этиологии девиантного поведения, нельзя игнорировать психофизиологические особенности личности, так как они предопределяют динамику поведения индивида.

От индивидуальных особенностей нервной системы зависит формирование определяющих направленность поведения личностных качеств, таких как выносливость, решительность, целеустремленность, самостоятельность, а также устойчивость к эмоциональным нагрузкам, склонность к определенному типу реакции на фрустрирующую ситуацию. Относительно подросткового возраста значимым биологическим фактором, влияющим на поведение, является перестройка гормональной системы, которая зачастую является основой негативных изменений в других структурных компонентах личности.

В этиологии отклоняющегося поведения большое значение имеют психологические особенности личности несовершеннолетних, что обосновывает пристальное внимание к изучению психологической структуры личности. Социологию девиантного поведения интересуют мотивы, потребности, воля и другие ее компоненты, например, склонность к определенному типу реакции, уровень стереотипности мышления несовершеннолетних, акцентуации характера. В качестве возрастных особенностей, способствующих формированию отклонений в поведении, выступают динамичность психических реакций, юношеский максимализм и ситуативный характер поведения, которые в этот возрастной период во многом зависят от групповой психологии.

В качестве интегрального социально-психологического свойства личности, отражающего девиантность личности, ряд ученых рассматривают ее социальную позицию как совокупность устойчивых потребностей, интересов, ценностей, стереотипов и установок, которые детерминируют, контролируют и регулируют поведение. Она характеризует относительно устойчивый тип отношения личности к окружающим людям и обществу в целом. В социальной психологии различаются следующие типы социальных позиций личности: социально-позитивная, дисгармоничная, аморальная и противоправная. Первые два типа могут иметь следующие разновидности: индивидуалистическая (ориентация на самоуважение и социальную независимость), альтруистическая (ориентация на интересы других людей), коллективистскую (ориентация на интересы общества) и конформистскую (механическое следование нормам поведения социальных групп). Аморальная позиция личности также может иметь следующие разновидности: эгоистическая, потребительская, ретритистская, мазохистская и фанатическая. Противоправная позиция личности может быть: агрессивно-насильственной, корыстной, насильственно-корыстной и небрежно-безответственной (по отношению к социальным обязанностям и правилам поведения).

Обобщенным социологическим показателем и основным типообразующим фактором социальной позиции личности является ее образ жизни. В образе жизни как совокупности типичных форм жизнедеятельности отражается реальная личность со своими потребностями, интересами, ценностями, а также окружающие ее объективные социальные условия. В соответствии с видами социальной позиции личности можно выделить аналогичные виды образа жизни: социально-позитивный, дисгармоничный, аморальный и противоправный. Аморальный образ жизни проявляется в недобросовестном выполнении социальных обязанностей, совершении аморальных поступков и правонарушений, в ослаблении позитивных социальных связей с другими людьми. Противоправный образ жизни проявляется в игнорировании общественных интересов, совершении правонарушений и преступлений, утрате прочных позитивных связей с социальными общностями.

Совокупность негативных качеств и свойств личности, асоциальных отклонений в ее образе жизни, которые во взаимодействии с обстоятельствами социальной среды психологически детерминируют девиантное поведение, в том числе совершение противоправных действий, определяется как девиантогенность личности. Это понятие характеризует всю совокупность качеств и свойств личности, особенности ее образа жизни, которые могут обусловливать девиантное поведение. Наряду с девинтогенностью личности при анализе этиологии девиантного поведения целесообразно рассматривать и понятие виктимогенности, характеризующее предрасположенность личности к виктимизации (быть жертвой девиантного поведения).

Проблему виктимизации можно рассматривать как с позиции криминологии, так и социально-психологической виктимологии, разрабатываемой в психологии, социальной педагогике и теории социальной работы. В криминологии, которая изучает преступления, виктимизация определяется как социально-детерминированный, обусловленный деструктивным личностно-социальным взаимодействием между преступником и жертвой процесс причинения личности индивидуального, материального и морального вреда посредством совершения преступных деяний и приращения ее в жертву преступления. С позиции социально-психологической виктимологии, виктимизация рассматривается как процесс и результат становления личности как жертвы неблагоприятных условий социализации, деструктивного коммуникативного воздействия социокультурной среды. В первом случае жертвой выступает только потерпевший в процессе правонарушения, а во втором, в качестве жертвы рассматривается и преступник, то есть девиантное поведение и виктимизация рассматриваются как двуединый процесс. На наш взгляд, при изучении этиологии девиантного поведения необходимо использовать оба подхода и выделять виктимогенные качества личности и образа жизни, предвиктимное поведение жертвы преступления, а также правонарушителя (девианта). Поэтому виктимогенность личности целесообразно определять как психологическое состояние, обусловленное совокупностью качеств и свойств личности, особенностей ее образа жизни, деструктивными взаимоотношениями с окружающими людьми или воздействиями неблагоприятного социального окружения, которые могут обусловливать предрасположенность стать жертвой обстоятельств, проблемной ситуации, воздействий другого человека.

  1. Социально-ситуативный уровень, в который входят девиантогенные социально-ситуативные обстоятельства, предшествующие совершению правонарушения или аморальному поведению несовершеннолетнего. Социальная норма обычно рассчитана на типовые наиболее распространенные ситуации. В таких условиях она действует без существенных препятствий и при этом во многих случаях даже не осознается. Однако комплекс обстоятельств жизни несовершеннолетнего, непосредственно влияющих на его поведение в конкретный момент, может нарушать действие социальной нормы и рассматриваться субъектом как неразрешимая (проблемная) ситуация, которая требует решения. Чем труднее и продолжительнее ситуация, тем вероятнее отступление от социальной нормы. Особо наряженная проблемная ситуация складывается в случае конфликта.

Несовершеннолетним свойственно переоценивать остроту фрустрирующей ситуации и оценивать ее как безвыходную или наоборот недооценивать и рассматривать как бесконфликтную, легкую, тем самым, ограничивая внутреннее «поле зрения» и снижая поисковую активность. И чем труднее ситуация, тем вероятнее отступление от социальной нормы. При этом, как отмечает В.Н. Кудрявцев, «...при расхождении объективного содержания ситуации и ее субъективного значения человек в большей части поступает в соответствии с субъективным смыслом, а не с объективным ее содержанием». В острой проблемной ситуации существует высокая вероятность деструктивного взаимодействия личности с социальной средой и, чем она труднее, по мнению несовершеннолетнего, тем вероятнее отступление от социальной нормы при положительном отношении к норме.

3. Уровень явлений, общностей и институтов микросоциальной среды, с которыми взаимодействует девиант, то есть дезорганизованные условия микросоциума несовершеннолетнего. Включает негативные условия жизни ближайшего социального окружения, асоциальный образ жизни, межличностные конфликты, дефекты нравственной и правовой культуры. Изучается семья, образовательная среда, дружеское окружение - естественная среда для большинства детей и подростков, обладающая большой силой влияния на них. Семейное неблагополучие, неудачи в учебном заведении или трудовом коллективе и сближение с досуговой криминогенной группой для несовершеннолетнего могут иметь различную последовательность, но в подавляющем большинстве случаев наблюдается взаимодействие этих трех элементов. Взаимодействие указанных типов микросреды, как показывают результаты исследований Рыбальской В.Я., можно характеризовать следующими отношениями: положительное влияние одного типа может дополняться и приумножаться таким же влиянием другого типа микросреды; отрицательное влияние одного типа усугубляется отрицательным влиянием другого; отрицательное влияние одного типа может нейтрализоваться или компенсироваться положительным влиянием другого типа микросреды; положительное влияние одного типа может нейтрализоваться или даже сводиться на нет, отрицательным влиянием другого типа.

Выделенные закономерности взаимодействия требуют пристального внимания при изучении механизма генезиса и развития асоциального девиантного поведения несовершеннолетних на различных уровнях его существования: индивидуальном, групповом, и социально-массовом, а также при построении системы социального контроля, включая профилактику отклоняющегося поведения негативной направленности.

4. Уровень явлений, институтов, процессов макросоциальной среды, который образуют состояние и уровень экономического, социального, духовного развития общества в целом, степень социального неравенства в возможностях удовлетворения жизненных потребностей, негативные особенности, противоречивость, неразвитость нравственной и правовой культуры социума.

В зависимости от превалирования того или иного фактора в системе детерминации генезиса и развития девиантного поведения можно выделить следующие типы этиологии:

    1. личностно-девиантногенный;

    2. личностно-виктимогенный;

    3. социально-ситуативный;

    4. личностно-социального деструктивного взаимодействия.

Исходя из перечисленных выше групп детерминант и типов этиологии, можно определить несколько вариантов генезиса и развития девиантного поведения.

  1. Позитивная личность взаимодействует с дезорганизованной социальной средой.

  2. Деформированная личность в условиях нормальной социальной среды, деструктивно взаимодействует с ней исходя из своих негативных личностных качеств.

  3. Деформированная личность взаимодействует с условиями дезорганизованной социальной среды.



^ 4.Социальный контроль


4.1 Понятие социального контроля. Его функции

Под социальным контролем понимается осо­бый механизм социальной регуляции поведения людей и поддержания общественного порядка. Кроме того, социальный контроль включает в себя совокупность материальных и символических ресурсов, которыми располагает общество для поддержания конформно­го поведения своих членов в рамках предписанных норм и санкций.

В его функционировании можно выделить две стороны: нормативную, которая сводится к дей­ствию ценностно-нормативных регуляторов человечес­кого поведения, и институциональную, которая пред­ставлена существованием в обществе системы субъек­тов социального контроля (специальных институтов, в функции которых входит регуляция поведения людей с помощью санкций).

Социальный контроль - элемент социальных институтов, наличие которого обеспечивается следованием индивидов социальным нормам, правилам деятельности и социальным ограничениям. Такой способ регулирования человеческой жизнедеятельности способствует воспроизводству определенного типа отношений и социальных общностей, слоев, стабилизации общества. Помимо создания условий для устойчивости социальной системы, социальный контроль стимулирует позитивные изменения в обществе, просеивая различные по социальному смыслу отклонения от социальных норм в деятельности индивидов и т.п. Дисфункционные, приносящие обществу вред, отклонения от социальных требований в поведении человека система социального контроля пресекает, а позитивные отклонения - допускает и даже поощряет.

Проблема взаимоотношений индивида и общества занимает основное место в налаживании социального контроля. Теоретически отношения общества и личности в условиях социального контроля выглядят довольно просто: подгонка индивидуальных качеств под социальный стандарт. В действительности отношения усложняются наличием у личности индивидуального сознания, а, следовательно, возможностей сознательной оценки, принятия, отвержения или изменения стереотипов, норм и ценностей, которые предлагаются индивиду на уровне общественного сознания. Социальный контроль осуществляется в пределах взаимовлияния индивидуальных и коллективных частей, которые соотносятся как контролируемая деятельность индивида и контролирующая деятельность социальных институтов. Субъектом контролирующего действия выступает не только государство, но и социальные институты: образование, мораль, культура и т.п.

При анализе взаимодействия общества и личности с точки зрения социального контроля можно выявить внутреннюю противоречивость взаимодействия. С одной стороны человек обретает социальные качества и социально обусловленную индивидуальность только под воздействием социальной системы, а с другой - не сможет развить индивидуальность и самореализоваться, если будет слепо копировать предлагаемые системой образцы культуры. Вызревание и постоянное разрешение противоречий осуществляется в процессе социализации индивида, когда происходит сознательное усвоение им социальных норм и ценностей и исполнение ролевых требований и ожиданий. Именно в ходе социализации реализуется социальный контроль в различных формах.

Общество постоянно стремится бороться с негативным поведением. Но до этого времени большинство средств социального контроля и профилактики вызвано эмоциями, догмами и иллюзиями и наименее всего - реальными закономерностями процессов, которыми общество пытается управлять. Как правило, запрещающе-репрессивные меры признаются в нашем обществе лучшим средством борьбы. Но полноценный социальный контроль - это совокупность средств и методов влияния общества не нежеланные (отклоняющиеся) формы поведения. Поэтому действенным социальный контроль может быть тогда, когда используются различные его механизмы, с учетом особенностей самих отклонений. К таким механизмам можно отнести:

  • собственно контроль, осуществляющийся извне, в том числе путем наказаний и санкций;

  • внутренний контроль, обеспечивающийся интериоризацией социальных норм и ценностей;

  • побочный контроль, вызванный идентификацией с референтной “законопослушной группой”;

  • ”контроль”, установленный на широкодоступных разнообразных средствах достижения целей и удовлетворения потребностей, альтернативных противоправным или аморальным.

Социальный контроль вби­рает в себя культурные модели, социальные символы, коллективные ценности, идеи и идеалы в их функцио­нальной зависимости от типов обществ или групп. По­этому исторически существовали различные формы социального контроля, соответствовавшие доминировав­шим в ту или иную эпоху ценностям, идеалам и пред­ставлениям.

Согласно Т. Парсонсу, функция социального конт­роля заключается в том, чтобы минимизировать рас­хождения между социальными ожиданиями и факти­ческим поведением индивидов. Фактически эта важ­нейшая социальная функция, которую в обществе вы­полняет институт контроля, расщепляется на три от­дельные социальные функции:

регулятивную — контроль является важнейшим фактором социальной регуляции на всех уровнях жизни общества;

охранительную социальный контроль служит сохранению существующих в обществе и принятых им ценностей и пресечению попыток посягательства на эти ценности. К таким безусловно значимым для современного общества ценностям относятся: человеческая жизнь, имущество, честь и достоинство, физическая неприкосновенность, свободы и права личности, установленный политический строй, национальные, государственные, религиозные приоритеты. Эта функция социального контроля позволяет осуществлять трансляцию социального опыта от поколения к поколению;

стабилизирующую — социальный контроль, организуя поведенческие ожидания, обеспечивает предсказуемость поведения людей в стандартных ситуациях и тем самым способствует неизменности социального порядка.[1]

Социальный контроль, как уже было сказано выше, существовал в обществах всех типов. Его первичной формой является обычай. Именно обычай в архаичес­ких обществах определял, какое поведение индивида является дозволенным, а какое — неприемлемым. С возникновением религии она также стала выполнять фун­кцию социального регулятора. В современном обще­стве роль регулятора выполняет преимущественно право, представляющее собой наиболее действенный и одновременно наиболее формализованный способ социального контроля.

В социологии социальный контроль рассматривается как способ саморегуляции социальной системы, обеспечивающий упорядоченное взаимодействие составляющих ее элементов по­средством социально-нормативного и правового регулирова­ния. Стабилизирующая функция социального контроля заклю­чается в воспроизводстве господствующего типа социальных отношений, социальных (групповых, классовых, государствен­ных) структур. Целевая функция системы социального контро­ля, ее содержание и направленность зависят от исторически обусловленных, социально-экономических, социально-полити­ческих, социально-правовых характеристик данной социальной системы, ее места в процессе исторического развития сменяю­щих друг друга типов общества. Проблема социального контро­ля составляет часть, аспект центрального вопроса — о взаимо­отношении индивида и общества, гражданина и государства.

Индивид и общество (индивид и социальная группа) пред­ставляют собой исходные взаимодействующие составные эле­менты системы социального контроля. Социальный кон­троль — это процесс взаимодействия этих элементов. Соответ­ственно в схему механизма социального контроля включаются два вида действий, а именно контролируемая деятельность ин­дивидов и контролирующая деятельность общества, его социаль­ных институтов и групп. Государственный (правовой, формаль­ный) контроль определенным образом соотносится с социаль­ным контролем, но не сводится к нему. Социальный контроль представляет собой регулирование социального поведения ин­дивидов с позиций не только политических, правовых, но и других социальных институтов (образования, культуры, мора­ли) иных общностей и групп.

Взаимодействие индивида и общества с точки зрения соци­ального контроля выявляет внутреннюю противоречивость это­го взаимодействия. Так, с одной стороны, человек не может обрести индивидуальность, приобрести, сформировать свои социальные качества и свойства вне или помимо общества, только усвоение социальных смыслов и значений позволяет сформи­роваться личности человека. Если индивид не является продук­том социальной и социокультурной среды, значит он — не чело­век. С другой стороны, индивидуальность — столь же неотъем­лемое свойство человека как и его социальность, он не сможет сохранить и развить свою индивидуальность, если он всего лишь автоматически приспосабливается к образцам культуры. Если человек представляет собой лишь слепок социокультурной среды, значит он — не личность.

В процессе социализации формируется такой вид социального контроля, как самоконтроль, или внутрен­ний контроль. Он возникает вследствие интернализации, то есть глубокого усвоения личностью социальных требований и норм, так, что они образуют как бы «вто­рую натуру». Если социализация проходит успешно, совершение осуждаемого или неодобряемого обществом поступка вызывает у человека чувство вины и стыда. Социальный контроль в значительной степени осуще­ствляется за счет самоконтроля. В обществе, члены которого в массе обладают высокоразвитым самоконт­ролем, гораздо меньше необходимость прибегать к внеш­нему контролю.

Таким образом, социальный контроль представляет собой элемент социальных институтов, наличие которого обеспечивается следованием индивидов социальным нормам, правилам деятельности и социальным ограничениям [9]. Такой способ регулирования человеческой жизнедеятельности способствует воспроизводству определенного типа отношений и социальных общностей, слоев, стабилизации общества. Помимо создания условий для устойчивости социальной системы, социальный контроль стимулирует позитивные изменения обществе, просеивая различные по социальному смыслу отклонения от социальных норм в деятельности индивидов и т.п.

^ 4.2 Основные компоненты механизма социального контроля в регулировании жизнедеятельности общества

Динамическая модель соци­ального контроля включает в себя следующие основные элементы: индивид; социальная общность (группа, класс, общество); индиви­дуальное (контролируемое) действие; социальное (контролирую­щее) действие. Индивидуальное действие и социальное действие соотносятся между собой как контролируемое и контролирую­щее действия, причем речь идет именно о взаимодействии, а не об однонаправленном контроле без обратной связи. Акт соци­ального (группового) контролирующего действия, выступая в системе социального контроля в виде реакции на индивидуаль­ное (контролируемое) поведение, в свою очередь сам выполня­ет функцию социального стимула (позитивного или негативно­го), предопределяющего характер последующих актов индиви­дуального действия, в силу чего теперь уже эти последние, служат реакцией на социальные (контролирующие) действия.

Если индивид (индивидуальное действие) и социальная группа (социальное действие) служат исходными взаимодейст­вующими элементами системы социального контроля, то осо­бенности такого взаимодействия зависят от ряда важных промежуточных социально-психологических переменных, характери­зующих как индивида, так и противостоящую ему социальную группу. В их числе: социальная перцепция, установка восприятия, сквозь призму которой воспринимают социальную реальность, с одной стороны, индивид (индивидуальная перцепция) и, с другой стороны — социальная группа (групповая перцеп­ция). От характера восприятия и оценки ситуации зависит далее формирующаяся на этой основе самооценка индивида и само­оценка соответствующей социальной группы.

Оценка ситуации и самооценка — важные социально-психологические показатели, во многом определяющие содержание и направленность актов как индивидуального, так и социального дей­ствия. В свою очередь, специфика восприятия социальной си­туации, формирование на этой основе самооценки зависят от характера тех критериев социальных оценок, которые примени­тельно к индивиду образуют индивидуальную шкалу оценок, а к социальной группе — социальную шкалу оценок. Преломля­ясь через призму этих шкал, группа оценивает действия инди­вида, а индивид в свою очередь на основе своей шкалы оцени­вает адресованные ему действия группы (класса, общества).

Социальный контроль в процессе своего функцио­нирования в определенной социальной системе (общест­во в целом, этническая, территориальная, профессио­нальная, или политическая общности и т.п.) сам пред­ставляет собой сложно организованную, многосту­пенчатую, иерархизированную систему, состоящую из ряда взаимодействующих компонентов.

Первым из таких компонентов является индивиду­альное действие (поступок), проявляющееся в процессе активного взаимодействия индивида с социальной сре­дой, будь это познавательные операции, оценочные суж­дения или производственная, политическая, культурная либо всякая иная деятельность.

Совершаясь в обществе, возни­кая в связи и по поводу достижения субъектом своих целей, индивидуальные действия приобретают социальное качество, социальную определенность извне — в ходе взаимодействия с обществом, его ценностями и нормами.

Социально обусловленный процесс оценки актов индивиду­ального действия — никогда не прекращающийся (хотя и не всегда осознаваемый) этап действия системы социального кон­троля. Социальный контроль, по существу, начинается именно с придания социального смысла и значения индивидуальным актам действия, с оценки этих актов с позиций социального целого. Именно тогда возникает перед индивидом факт сущест­вования общества как инстанции, «противостоящей» ему. Ин­дивидуальное действие, вступая в социальный мир, получает свое определение извне, т. е. его социальный смысл и значение определя­ются социальным целым. Существенную роль здесь играют вос­питание, общественное мнение и пропаганда.

Социально приобретаемое определение сущности индивиду­ального поведенческого акта — его первая важная черта. Другая важная черта — адаптивная функция этого акта. Возникая (по видимости) спонтанно в ходе активного взаимодействия инди­вида с социальной средой, акты индивидуального действия за­крепляются или устраняются из репертуара поведения в связи с реакцией на те или иные действия со стороны социальной сре­ды (группы, слоя, класса, общества в целом). Приобретение социального качества, социальной определенности индивидуаль­ным актом, оценка его смысла и значения со стороны общества есть вместе с тем и форма реакции общества на индивидуаль­ный акт. От характера указанной реакции со стороны социаль­ной среды зависит судьба последующих индивидуальных ак­тов — их повторение, изменение либо прекращение.

Вторым непременным компонентом социального контроля выступает вполне определенная (поддерживающая, осуждающая, негодую­щая и т.п.) реакция социального окружения на индиви­дуальное действие в соответствии с объективно сущест­вующей (в культуре, морали, праве и т.п.) социальной шкалой оценок.

Социальная оценка индивидуаль­ного действия предопределяется объективно существующим на­бором стереотипов подобных оценок, включенных в систему ценностей, идеалов, норм, разделяемых социальными общностя­ми (группой, классом, социальным слоем, обществом). Оценки конкретных актов действия, распределяясь по соответствующе­му континууму, могут иметь резко отрицательный характер, быть либо (отражая воплощенные в подобной шкале критерии) социально-нейтральными (норма), либо максимально положи­тельными.

Наглядным примером социальной шкалы оценок служат нормы права, которые сами располагаются (в отношении охра­няемых правом социальных ценностей) по континууму от норм права, поощряющих позитивное поведение (распределение благ, получение выигрыша в зависимости от общественной значимости индивидуального действия), и вплоть до норм уго­ловного права, наказывающих за социально опасные акты. По­добные, хотя и не формализованные, шкалы оценок существу­ют и в виде морали, профессиональной этики, образуя норма­тивную структуру соответствующих социальных групп[15].

Характерной особенностью неформальных шкал социаль­ных оценок является употребление в ходе оценки индивидуаль­ных действий социальных стереотипов. Использование заранее предустановленных стереотипов — существенная черта соци­альных взаимодействий. Персонифицированный стереотип — схематический, стандартный образ человека как представителя определенной категории — характеризуется ярко выраженной эмоциональной окраской и особым качеством — «эффектом поляризации», т. е. устойчивой тенденцией к выявлению и аб­солютизации крайних характеристик стереотипизированного образа, тенденцией к делению объекта оценок на «черное» и «белое».

Стереотип не допускает сомнения в его истинности. Он по­ляризует оценки и социальные действия, не допускает ком­промисса («с нами или против нас»). При этом стереотипы часто есть выражение предрассудков — суждений, оценок, возникающих «до рассудка», т. е. вне, помимо и до рацио­нального познания оцениваемого явления. Преломившись че­рез шкалу социальных оценок, индивидуальное действие кате­теризируется.

Однако сама эта шкала оценок является производ­ной от существующей и функционирующей в обществе (группе) системы идеалов, ценностей, норм и образцов поведения. Поэтому данная система, весьма гибкая и ди­намичная при всей своей устойчивости, представляет собой очень важный третий компонент социального контроля категоризация индивидуального действия.

Процесс категори­зации имеет объективный характер. Совокупность оценочных критериев, позволяющих отнести данное действие к той или ной категории, связана с особенностями, содержательной хаактеристикой данной культуры, ее морали, и воплощается в языке, фольклоре, законодательстве, политических концепци­ях, религиозных догмах. Применение существующих критериев к конкретным индивидуальным актам, выработка новых — су­щественный элемент механизма социального контроля.

Определение критериев, на основе которых конкретные действия, поступки получают оценку, вырабатывается на мно­гих социальных уровнях: на уровне общегосударственном, во­площаясь в таком случае в законе, на уровне отдельных клас­сов, слоев, групп (профессиональных, семейных и т. д.). На разных уровнях оценивается, насколько соответствует вырабо­танному определению то или иное действие, тот или иной че­ловек. В процессе категоризации бесконечное разнообразие со­циальных и психологических свойств индивидуального акта сводится к нескольким существенным (с позиции социальной шкалы оценок) характеристикам.

Два важных момента присуши процессу категоризации ин­дивидуального акта:

во-первых, утрата индивидуальным актом, в силу отнесения его в одну из категорий действий, своей специфичности, непо­вторимости, уникальной связанности именно с данным набо­ром характеристик той ситуации, в которой данный акт был ре­ально совершен;

во-вторых, приобретение в глазах социального целого ка­ким-либо одним свойством индивидуального акта обобщенного значения; это одно, но наиболее существенное с точки зрения со­циального контроля свойство данного акта, приобретая обобщен­ное значение, становится «пропуском» для зачисления иных действий в число актов той же категории, для расценки акта в качестве «одного из многих того же рода»; обобщенное свойст­во становится критерием последующих циклов категоризации индивидуальных действий.

Оба эти момента — утрата специфичности и приобретение - обобщенного свойства (точнее его выявление) — являются резуль­татом процесса социальной категоризации индивидуального акта действия (в уголовном праве, например, аналогом подобного процесса служит процесс законодательной криминализации, т. е. отнесения действия к числу преступлений).

^ Социальные санкции. Категоризация индивидуального ак­та — важный этап социального контроля, упорядочения соци­альных взаимодействий. Категоризированные индивидуальные акты вступают (именно вследствие и в ходе этого процесса) во взаимодействие с феноменами общественного сознания, из числа которых должны быть выделены два: 1) общественная са­мооценка; 2) оценка социальной ситуации.

Данные феномены общественного сознания (самосознания группы, слоя, класса, общества) важны потому, что от их со­стояния во многом зависит реакция социального целого на ин­дивидуальные акты определенных категорий. В зависимости от самосознания, т. е. оценки своего существа, места и роли в об­ществе, а также от уровня групповой самооценки (адекватной, завышенной или заниженной) во многом зависит восприятие группой объективной социальной ситуации, в рамках которой она (социальная группа) функционирует. От характера этого восприятия, в свою очередь, зависит форма реакции группы, общества и государства на акты индивидуального поведения.

В качестве общего правила можно отметить, что, чем в большей безопасности осознает себя социальная группа (слой, класс, общество), чем более высоко (по шкале социально-эти­ческих ценностей) оценивает она свое положение, тем больше терпимости (при прочих равных условиях) проявляет данная группа по отношению к индивидуальным актам, расходящимся с установленными нормами.

^ Индивидуальная шкала оценок. Важным структурным эле­ментом индивидуального сознания является набор фиксиро­ванных установок, в свете которых индивид оценивает соци­альные факты. Только преломляясь через подобную индивиду­альную шкалу оценок, социальный процесс категоризации индивидуального акта и подкрепляющие его социальные санк­ции оказываются в состоянии повлиять на самосознание лич­ности, поведение человека.

Эта личная шкала оценок, будучи, несомненно, продуктом социальной среды, отражает в себе многие позиции и критерии шкалы социальной, однако не механически, а всякий раз инди­видуально, причем возможны различные сочетания социальной и индивидуальной шкал оценок — гармоничные, частичные совпадения, противоречия и даже антагонизм. Конформная лич­ность на одном полюсе, и критическая, творческая личность на другом — таков возможный диапазон в построении индивидуаль­ной шкалы оценок. Социальная, классовая, групповая принад­лежность, но также и неповторимый личный опыт индивида, уникальная структура его личности — все это предпосылки формирования подобной шкалы, т. е. по существу личного, нравственного «кодекса» человека. В связи с этим оценки, ко­торые индивид дает адресованным ему актам социального действия, распределяясь по континууму, могут иметь характер рез­ко отрицательный (по отношению к этим актам), нейтральный (отражая заключенные в подобной шкале критерии (норма)), либо максимально положительный.

Общество (государство, право) характеризует и оценивает индивида, но и индивид в свою очередь характеризует и оцени­вает общество и самого себя. Если результатом функциониро­вания индивидуальной шкалы оценок становится принятие ин­дивидом социальной оценки его поведения, то в действие всту­пает процесс самокатегоризации индивида, т. е. соотнесения себя и отождествления с лицами соответствующих категорий. Пройдя сквозь фильтр индивидуальной шкалы оценок, приоб­ретя таким образом для индивида субъективный смысл и значе­ние, акт социального действия помогает индивиду отнести себя к числу лиц определенных категорий. Сложность и многогран­ность человеческой личности упорядочивается, личность струк­турируется, но ее определение (самоопределение) сужается, ее неповторимая индивидуальность подчас поглощается одной или несколькими социально усвоенными характеристиками («неудачник», «преступник», «наркоман» и т. д.).

^ Самосознание индивида и социальный контроль. Самосозна­ние индивида — критический пункт воздействия социального контроля. Любое воздействие со стороны социального целого в случае, если оно полностью нейтрализовано шкалой индивиду­альных оценок, теряет свой контролирующий эффект. Социаль­ный контроль перестает существовать, если он не влияет на са­мосознание индивида. Ликвидация же социального контроля ве­дет к распаду группы, общества. С другой стороны, если любое воздействие социальной среды беспрепятственно пройдя шкалу индивидуальных оценок, автоматически штампует самосозна­ние индивида, то личность теряет свою уникальность. Человек как индивидуальность перестает существовать. Автоматический конформизм ведет к распаду личности.

Самосознание — чрезвычайно важная социально-психоло­гическая характеристика человека. Источниками представле­ний человека о самом себе являются окружающие его и значи­мые для него люди. По их реакции на свои поступки, по оцен­кам этих поступков индивид судит и о том, каков он сам. Социальное поведение человека в значительной мере склады­вается из его реакции на мнение о нем окружающих людей, причем это мнение серьезно влияет на формирование индиви­дуального самосознания.

От того, к какой категории лиц отнесен в представлении ок­ружающих и в собственном представлении человек, в значи­тельной мере зависит содержание ожидаемых от него актов по­ведения и его осознание, принятие этих ожиданий. Если от лю­дей определенной категории обычно ожидают какого-либо конкретного поведения, то окружающие становятся повышен­но чувствительны к чертам, подтверждающим именно эти ожи­дания, и гораздо менее чувствительны к поступкам, не уклады­вающимся в данный стереотип (их как бы не замечают). Тем самым социальная группа не только предлагает индивиду свою категоризацию, но и обеспечивает ее принятие.

Ожидания (как и оценки ситуаций) постоянно проверяются в ходе социальной деятельности и либо подтверждаются и еще более закрепляются, либо пересматриваются и заменяются. Важнейшим из критериев, по которым человек судит о пригод­ности своих суждений и оценок, являются реакции на самого человека и на его поступки окружающих людей, социальных общностей, и групп. Значения, придаваемые социальным ситуа­циям, суть значения общепризнанные, разделяемые членами социальных групп, в рамках которых действует человек. Реак­ция окружающих формирует то понимание индивидом ситуа­ции, с которым он вступает во взаимодействие с людьми, во многом предопределяет подчинение его поведения требовани­ям социального контроля.

^ Обратная связь в системе социального контроля. Основная функция социального контроля — поддержание социальной системы в состоянии равновесия путем приведения в норму по­стоянно возникающих в системе возмущений, отклонений от господствующих ценностей и норм. Если социальный контроль складывается в ходе взаимодействия общества и индивида, то само это взаимодействие принимает форму системы с прямой и обратной функциональными связями. По линии прямой связи осуществляется воздействие на человека социального целого; ответная реакция индивида (индивидов) воздействует на обще­ство, социальное целое по линии обратной связи. Существен­ным в этом взаимодействии является характер прямой и обрат­ной связей: нейтральный (система сохраняет свои основные ха­рактеристики); снижение уровня социальных отклонений; усиление социальных отклонений. Социальный контроль не может функционировать, отказав­шись от дихотомий «добро—зло», «почетно—позорно», «законно-преступно» и т. д. Таков неизбежный элемент общественного сознания, так как поляризуя названные категории, очерчивая и клеймя «зло», наказывая за него, прославляя «добро» и поощ­ряя его, система социального контроля тем самым конкретизи­рует, подтверждает и укрепляет значимость доминирующих ценностей, охраняемых системой социальных (в том числе пра­вовых) санкций. Ослабление эффекта поляризации, размыва­ние границ между добром и злом, законным и преступным от­рицательно сказывается на общественном сознании, может привести в конечном счете к распространению состояния безнормативности.

Вместе с тем действуя в условиях подобной поляризации, система социального контроля может стать контрпродуктивна в случае преобладания в ней завышенной, максимально ригори­стичной системы оценок социальных отклонений. Это связано с тем, что социальные оценки формируют самосознание, ведут к принятию социально приписываемой роли и к соответствую­щему такой роли поведению. Обратные связи в социальной сис­теме могут быть отрицательными и положительными. Обратная отрицательная связь в системе социального контроля образует­ся в случае, когда регулирующее воздействие социальной груп­пы (общества, государства) ведет к снижению уровня социаль­ных отклонений. Положительная обратная связь налицо в слу­чае, когда регулирующее воздействие не только не снижает, но, напротив, усиливает уровень социальных отклонений. Именно такая ситуация возникает в условиях жесткого максимального ригоризма, возникающего в системе социального контроля.

В таких условиях возникает следующая система социального контроля с положительной обратной связью:

все более строгая оценка поступков определенного рода ве­дет к более отрицательной самооценке человека;

это провоцирует его к совершению поступков, соответст­вующих его представлению о своей роли;

это, в свою очередь, ведет к выработке в сфере морали, права и т. д. еще более строгих определений для таких поступков и, соответственно, к более строгой оценке совершающих их лиц; это вновь ведет к- формированию у таких лиц все более нега­тивной самооценки, и т. д.

Система замкнулась. Она функционирует, но вовсе не в желательном направлении. С каждым новым ее циклом тяжесть и количество отклонений нарастают, что, в ко­нечном счете, может привести к слому социальной системы дан­ного вида. Система усиления социальных отклонений возника­ет в случае, когда отклонениям пограничного (маргинального) характера противопоставляется догматическая или экстремист­ская мера социального реагирования (максимально отрицатель­ная оценка, применение неоправданного насилия). Формула здесь: «применять насилие всегда, когда это только возможно».

Такого рода меры усиливают уровень социальных отклоне­ний, активизируют догматические, экстремистские отклоне­ния, что ведет к росту социальных возмущений, дестабилиза­ции системы социального контроля. Система выравнивания со­циальных отклонений возникает тогда, когда на имеющиеся отклонения проявляется реакция терпимости: поддерживается тенденция избежать крайних оценок, идет поиск компромисса и минимизация насилия. Такое реагирование помогает стаби­лизировать ситуацию, ведет к сохранению равновесия в систе­ме социального контроля. Формула здесь: «применять насилие только тогда, когда невозможно не применить его».

Разумеется, охарактеризованные компоненты дей­ствуют не разрозненно и не в линейном порядке, строго следуя друг за другом, а в различных сочетаниях и взаи­модействиях, составляя в своей совокупности много­гранную систему социального контроля.

^ 4.3 Способы и методы социального контроля

В обществе как единой и целостной социальной системе, в каждой его подсистеме - экономической, политической, социокультурной и т.п., в каждой его соци­альной общности - семье, трудовом коллективе, компа­нии сверстников, этнической или профессиональной группе - существует определенное согласие, нередко оформленное документально, относительно вклада, ко­торый должен вносить в общее дело, а следовательно, и в социальное взаимодействие каждый индивид. Поведе­ние последнего в решающей степени определяется экспектациями (ожиданиями), обусловленными в данном сообществе культурными, моральными, политическими, юридическими и иными нормами. В любом из этих взаимодействий индивиду отводится определенная роль, обусловленная его социальным статусом - лидер, комму­никатор, оператор и др., а действующие нормы и прави­ла определяют критерии, по которым Поведение каждого из индивидов оценивается как нормальное, примерное, предосудительное, отклоняющееся и т.д. В таком взаи­модействии индивиду, какую бы социальную роль он ни выполнял, отводится еще и роль объекта социального контроля, а социальным структурным образованиям - семье, трудовому коллективу, социокультурной или ре­лигиозной группе и т.п. - роль оценивающей, контроли­рующей и принуждающей силы. Разумеется, взаимодей­ствие индивида и социальной общности носит более сложный, характер, чем простая "подгонка" индивиду­альных качеств под социальный стандарт: ведь каждая личность обладает определенным диапазоном социаль­ного выбора, определенными правами, гарантированны­ми обществом, поэтому ее поведение в социальном смысле свободно, но должно соответствовать принятым в обществе (группе) нормам и правилам. Здесь важную роль играет степень социализации личности, уровень ее культурного развития, связанные с этим самосознание и самооценка субъекта, адекватность или, напротив, не­адекватность восприятия и оценки им социальной ситуа­ции. Социальное же (групповое) взаимодействие, высту­пая в системе социального контроля в виде оценочной и регулирующей реакции на индивидуальное поведение, выполняет роль социального стимула (положительного или отрицательного), предопределяющего характер последующих индивидуальных действий, а в необходимых случаях (когда наличествует отклонение от нормы) - и их коррекцию.

По форме осуществления контроль подразделяется на общий и детальный надзор. Общим называется такой способ контроля, когда контролирующий субъект ограничивается тем, что следит только за выполнением требования в целом. Например, начальника интересу­ет только конечный результат работы, и он не вникает в то, как именно, сам или с чьей-то помощью, каким методом, какими инструментами подчиненный реали­зует его требование. В случае надзора субъект контроля следит за каждой мелочью, регламентируя ход вы­полнения работы, сроки, проверяя подчиненного на каж­дом этапе. Если надзор практикуется в масштабе госу­дарства, то это означает формирование государства полицейского типа, которое контролирует не только по­ступки, но и образ мыслей, и частную жизнь своих граж­дан. Оно создает тотальную систему слежки и взаимно­го доносительства с сетью осведомителей и платных аген­тов, специальной службой сыска, заполнением личных досье на каждого члена общества, институтом цензуры.

Применяемые в ходе социального контроля санкции подразделяются на позитивные и негативные, формаль­ные и неформальные. ^ Формальные позитивные санк­ции представляют собой одобрение и поощрение со сто­роны тех или иных официальных инстанций: правитель­ственные награды, государственные премии и стипен­дии, ученые степени и звания, сооружение памятника, вручение почетных грамот.

^ Неформальные позитивные санкции — это одобре­ние, выражаемое не официальными инстанциями, а не­формальным окружением: друзьями, коллегами, а так­же общественным мнением, прессой и т.п.

Под формальными негативными санкциями пони­маются наказания, предусмотренные законами, пра­вительственными постановлениями, инструкциями, ус­тавами: арест, увольнение, штраф, тюремное заключе­ние, конфискация имущества, понижение в должности, разжалование, смертная казнь.

^ Неформальные негативные санкции — это наказа­ния, не предусмотренные законодательством и офици­альными инстанциями и осуществляемые неформаль­ным окружением. К таким санкциям относятся насмеш­ка, издевка, сплетня, общее пренебрежение, бойкот.

Деятельность органов формального контроля основывается на трех принципах. Во-пер­вых, они призваны предупреждать отклонение от нормы, устраняя возможность его совершения. Во-вторых, они обязаны удерживать людей от нарушения норм (девиа­ции) угрозой наказания, дабы никому не повадно было совершать отклонения от этих норм. В-третьих, они должны применять определенные санкции (штраф, за­держание и т.п.) в случае нарушения индивидом или группой действующих в обществе норм.

Роль санкций состоит не только в том, что посред­ством них общество реагирует на поведение своих членов, но и в том, что они вместе с нормами участвуют в формировании социальных ожиданий. Мы предполага­ем, что другие люди знают, какие поступки наказыва­ются негативными санкциями, а какие поощряются, и в соответствии с этим ожидаем от них определенного поведения. Нормы и санкции тесно связаны. Если нор­ма не закреплена соответствующей санкцией, она не обладает потенциалом социального контроля.

Методы контроля классифицируются по типу при­меняемых санкций и бывают мягкими и жесткими, прямыми и косвенными. Прямой контроль осуществ­ляется посредством направленного давления со сторо­ны института, установившего нормы, а косвенный — со стороны другого института. Например, если ученику за невыученный урок в школе ставят двойку, это пря­мой контроль, а когда его наказывают за это родители, это контроль косвенный. Когда преступника присуж­дают к определенному наказанию в соответствии с уго­ловным кодексом, это прямой контроль, а когда о со­вершенном им преступлении пишут газеты, это конт­роль косвенный.

Мягким и жестким контроль бывает в зависимости от мягкости и жесткости применяемых санкций. Если он опирается на жесткие санкции вплоть до физическо­го насилия, то его называют жестким. Например, жест­ким является контроль в ходе политических репрессий, криминальных разборок, в случае применения физи­ческих наказаний в семье, ареста подозреваемого в преступлении и т.д. Если контроль осуществляется с помощью мягких санкций, убеждения, то это мягкий контроль[9].

Способы социального регулирования поведения лю­дей можно по характеру свести в три основные груп­пы: побуждения, понуждения, принуждения.

Побуждение — метод социального регулирования, обращенный к психологической сфере (чувствам, при­вычкам, эмоциям) человека, убеждающий в полезнос­ти, выгодности определенного поведения, распределении тех или иных социальных ролей. Акцент делается на авторитете, а не на насилии. Понуждение — метод ре­гулирования, основанный главным образом на матери­альном стимулировании (поощрении, вознаграждении или лишении соответствующих имущественных благ, привилегий), когда та или иная выгода определяет желаемое поведение. Наконец, принуждение — это способ воздействия, когда социально необходимое или желае­мое поведение достигается с применением насилия, т.е. лицам, отклоняющимся от установленных правил по­ведения, причиняются физические или психические страдания. Такой метод регулирования основывается на возможности (угрозе) государственного или обще­ственного принуждения, а в случае необходимости и реализации этой угрозы[9].

В социальном регулировании, как правило, задей­ствованы все эти методы в различных комбинациях, или может использоваться каждый метод в отдельнос­ти. Они позволяют достаточно гибко регулировать по­ведение индивидов и социальных групп в обществе.

Что представляет собой предотвращение как спе­цифический способ социального контроля? В нашем об­ществе принято запирать автомашину или оставлять ее на охраняемой автостоянке, дабы предотвратить ее похи­щение; у нас и во многих других странах запрещена сво­бодная продажа некоторых видов лекарств, чтобы преду­предить злоупотребления наркотическими средствами. Развивая теорию предотвращения девиации, американ­ские социологи Л.Колен и М.Фелсон доказали, что для совершения преступления требуется не только мотив, но и подходящие мишени (собственность, жертва), а также отсутствие их эффективной охраны. Мерами, предотвра­щающими преступность, являются усиление охраны жи­лищ и автостоянок, установка сигнальных систем и т.п.

Своеобразным способом социального контроля яв­ляется удержание (устрашение), сдерживающее наруше­ние той или иной социальной нормы страхом наказания. Например, один из законов Хаммурапи, написанных около 3700 лет назад гласил, что если человек выбьет другому глаз, то он поплатится за это своим глазом, если сын ударит отца, ему отрубят руку. Такой подход неод­нократно воспроизводится и в Ветхом Завете. В книге Второзакония утверждается: "Жизнь за жизнь, око за око, зуб за зуб, рука за руку, нога за ногу". Однако про­возглашение определенного наказания за нарушение нормы даже в древности не означало' просто месть пре­ступнику или его родственникам. Наоборот, оно чаще всего подразумевало создание безопасности для жизни и собственности путем уменьшения вероятности соверше­ния преступления. Этот способ социального контроля называется удержанием, т.е. использованием возможности наказания для сдерживания от совершения преступ­лений и других девиантных поступков. Великий фило­соф античности Платон 2300 лет назад провозгласил: "Наказание дает мудрость: оно вылечивает безнравствен­ность". Он объяснял, что это происходит не для того, что­бы "отплатить за прошлое", а для того, чтобы человек, ко­торого наказали, и тот, который видел его наказанным, сдерживались от совершения преступления в будущем.

Развивая такие подходы на основе обобщения со­временного материала, американский социолог Дж.Гиббс сформулировал теорию сдерживания, согласно которой не только строгость наказания, но также его быстрота и обязательность играют важную роль. Эта тео­рия гласит: чем скорее, надежнее и строже будет наказа­ние за преступление, тем ниже станут темпы роста пре­ступности. Однако теория сдерживания (устрашения) в последние годы, особенно в связи с обострением про­блемы прав человека, вызывает серьезные споры, находя как сторонников, так и противников, в том числе, отно­сительно применимости смертной казни. Острота и большой общественный резонанс этой проблемы приве­ли к тому, что в Беларуси в 1996 г. она наряду с другими важными социальными вопросами, была вынесена на всенародный референдум. В результате референдума вы­яснилось, что большинство взрослого населения респуб­лики выступает за сохранение смертной казни, видя в этом сильнодействующее средство сдерживания роста особо тяжелых преступлений.

Важной составной частью многосторонней систе­мы социального контроля наряду с социальными норма­ми, обычаями, традициями, способами осуществления контрольных функций являются методы социального контроля. Выдающийся американский социолог Т.Парсонс проанализировал три метода социального контроля. Они таковы:

1. Изоляция применяется с целью отлучения лица, нарушившего социальную норму (девианта), от других индивидов, но не предусматривает процесса его реаби­литации. Именно такой метод применяется в тюрьмах по отношению к закоренелым преступникам.

2. Обособление предусматривает ограничение кон­тактов девианта с другими людьми, однако не полную его изоляцию от общества. Это позволяет девиантам вер­нуться в общество, когда они готовы и способны при­держиваться его норм. Этот метод применяется, в част­ности, в тех случаях, когда человека помещают в психи­атрическую больницу на ограниченный срок.

3. Реабилитация, подготовка девианта к возвраще­нию в нормальную жизнь и исполнению своих обычных ролей в обществе. Во многих тюрьмах, психиатрических клиниках имеются программы реабилитации, а социальные работники, сотрудничая в органах социального обес­печения, благотворительных и иных фондах, осуществляют реабилитацию девиантов, которые не являются преступни­ками [14, с. 74].

В системе социального контроля специфическую роль играют специально созданные для осуществления санкций к нарушителям норм, в первую очередь право­вых, социальные институты, призванные осуществлять правосудие. К ним относятся уголовное право, милиция (полиция), суды, прокуратура, тюрьмы, психиатрические больницы, социальная работа.

^ Уголовное право как социальный институт представляет со­бой совокупность принципов и норм, устанавливающих уголовную ответственность, способы и меру применения наказаний за совершен­ные преступления.

Право в современных обществах представляет со­бой основной способ реализации социального контроля. Особое место права в этом смысле определяется, преж­де всего, тем, что правовой контроль является наиболее эффективным, поскольку опирается на государственный механизм принуждения. Кроме того, оно обеспечивает­ся всеобщностью права как социального регулятора.

В системе формального социального контроля важное место принадлежит социальному институту, призванному стоять на страже правопорядка — милиции (полиции). Она нацелена на обеспечение ох­раны общественного порядка, всех форм собственности, прав и за­конных интересов граждан, организаций, социальных общностей от преступных посягательств и других антиобщественных действий, на­рушающих общепринятые нормы. Именно работники и органы мили­ции первыми из всей системы социального контроля сталкиваются с реальными или подозреваемыми нарушителями норм права.

Если подозреваемый или совершивший преступление человек был арестован, то его либо подвергают штрафу, либо передают для дальнейшего разбирательства в судебные инстанции. Суд представляет рассмат­ривающий преступления и другие правонарушения, применяет в случае необходимости установленные законом меры уголовного наказания (штраф, компенсация за нанесенный материальный или моральный ущерб, осуждение на тюремное заключение и др.).

Прокуратура - специализированный социальный институт, осуществляющий высший надзор за точным и единообразным испол­нением законов всеми государственными органами, предприятиями, учреждениями, общественными организациями, гражданами, а также привлечение к уголовной ответственности тех лиц, которые соверши­ли преступления.

Тюрьма - это специализированное учреждение, в котором от­бывают наказание лица, осужденные за свои преступления к лише­нию свободы. В идеале современная тюрьма призвана не только изо­лировать осужденного от общества, но и осуществлять его ресоциализацию, применять попытки перевоспитания преступника так, чтобы он смог приспособиться к действующим в обществе нормам. Однако в условиях длительного социально-экономического кризиса в Белару­си, России и других странах СНГ эта задача часто оказывается невы­полнимой. Преступность растет, тюрьмы переполнены, в них склады­вается специфическая криминальная общность людей, которая созда­ет условия для повышения преступной квалификации. Выйдя на сво­боду, многие преступники, лишившись прежних социальных статусов и связей (семья, место жительства, работа), нередко совершают по­вторные преступления. Тем самым расширяется контингент рециди­вистов (лиц, повторно совершивших преступление) и профессиональ­ной преступности.

В системе социальных институтов, специализирующихся на осуществлении формального контроля, особое место занимают психиатрические лечебные учреждения, которые осуществляют лечение больных, страдающих психиатрическим заболеваниями, способных совершить нарушение общепринятых норм в силу своей невменяемости, производят их реабилитацию и подготовку к восстановлению нормальной жизнедеятельности.

Очень важным социальным институтом общественного контроля девиации в различных ее проявлениях, вплоть до преступности, является социальная работа. Ее проводят государственные органы социального обеспечения и различные общественные организации (например, общество анонимных алкоголиков), благотворительные фонды, общества милосердия. Эти организации и действующие в них сотрудники, в отличие от милиции, суда, прокуратуры, а тем более от тюрьмы, склонны рассматривать отклоняющееся от действующих в обществе норм поведение не как злой умысел, а как про­блему социального благополучия, требующую не столько санкций, сколько сочувствия, милосердия, терпения, поддержки, а нередко и лечения. Поэтому они ориентированы не на меры пресечения пре­ступности, а на социально-психологические, медицинские, перевос­питательные меры, направленные на оказание социальной помощи личности, на ее социально-психологическую реабилитацию. Главное в их работе - помочь человеку вернуться к социально активной жиз­недеятельности.


Скачать файл (194.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации