Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Вестник МГОУ. Серия Психологические науки 2010 №02 - файл 1.doc


Вестник МГОУ. Серия Психологические науки 2010 №02
скачать (5937.7 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc5938kb.17.11.2011 09:13скачать

содержание

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


Вестник


Московского государственного областного университета


СЕРИЯ «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ»


2


Москва Издательство МГОУ 2010

Вестник Московского государственного областного университета

Научный журнал основан в 1998 году Редакционно-издательский совет:

Пасечник В.В. - председатель редсовета, доктор педагогических наук, профессор

Дембицкий С.Г - зам. председателя редсовета, доктор экономических наук, профессор

Коничев А.С. - доктор химических наук, профессор

Лекант П.А. - доктор филологических наук, профессор

Макеев С.В. - кандидат философских наук, профессор

Пусько В.С. - доктор философских наук, профессор

Трайтак С.Д. - кандидат физико-математических наук, доцент

^ Редакционная коллегия серии «Психологические науки»:

Булгаков А.В. - ответственный редактор, доктор психологических наук, профессор

Барабанщиков В.А. - член-корреспондент РАО, доктор психологических наук, профессор

Кондратьев М.Ю. - член-корреспондент РАО, доктор психологических наук, профессор

Ханс Бигерт - почетный доктор МГОУ (Германия)

Орлова Е.А. - доктор психологических наук, профессор

Шнейдер Л.Б. - доктор психологических наук, профессор

Шульга Т.И. - доктор психологических наук, профессор

Ясвин В.А. - доктор психологических наук, профессор

Фирсов М.В. - доктор психологических наук, профессор

Крук В.М. - кандидат психологических наук, доцент

Резванцева М.О. - кандидат психологических наук, доцент

Вайндорф-Сысоева М.Е. - кандидат педагогических наук, доцент

Иванова М.Е. - кандидат педагогических наук, доцент


Вестник МГОУ Серия «Психологические науки». - № 2. - 2010. - М.: Изд-во МГОУ. - 180 с.

"Вестник МГОУ" (все его серии) является рецензируемым и подписным изданием, предназначенным для публикации научных статей профессорско-преподавательского состава, а также докторантов, аспирантов и соискателей (Бюллетень ВАК №4 за 2005 г., с. 5 и решение Президиума ВАК России 6.07.2007 г. См.: Список журналов на сайте ВАК в редакции 2010 г.). На сайте МГОУ информация о статусе всех серий «Вестника МГОУ» и требованиях к публикациям для авторов статей находится постоянно, обновляясь с внесением необходимых изменений.


© МГОУ, 2010

© Издательство МГОУ, 2010

Вестник № 2 СОДЕРЖАНИЕ

^ РАЗДЕЛ I. ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

КУЗЬМИНА Е.И., МОРОЗ О.С. Свобода от фрустрации и жизнестойкость 5

ЦВЕТКОВ А.в., ГАвРИЛОв С.в. Апробация методики разработки символа к исследованию

образной сферы профессионала 9

СЛАвГОРОДСКАЯ Е.Л. Концепция психической регуляции О.в. Дашкевича 13

СЕРДюКОвА Е.Ф. Особенности структур интегральной индивидуальности студентов

с различным выходом из тяжелых жизненных ситуаций 19

СОЛДАТОв Д.в., ЖИЛьЦОвА О.Н. Оптимизм и пессимизм в образе будущего подростков 22

ЦыГАНКОвА П.в. взаимосвязь перфекционизма с особенностями самосознания

при аутодеструктивном поведении 28

НИКИшИНА Н.А. Способ изучения структуры функциональных систем

познавательных способностей 33

ПАНИНА Е.в. Анализ отечественных концепций структуры самосознания 39

ИвАНОвА А.Р. медико-психологические аспекты женского бесплодия 42

^ РАЗДЕЛ II. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ЕвЕНКО С.Л. Социально-психологическая концепция отклоняющегося поведения:

основные детерминациии психологические механизмы 47

ФИЛИНКОвА Е.Б. Некоторые социально-психологические характеристики

современных исполнителей 52

СИТНИКОв А.П. Функции и направления деятельности «фабрик мысли» в политической
жизни стран 66

РАЗДЕЛ III. ПСИХОЛОГИЯ РАЗвИТИЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ПОТАНИНА Л.Т., ИЛЬЯСОв И.И. Изучение уровней сформированности

образно-символического языка у педагогов 80

КРЬІЖАНОвСКАЯ И.в. Психологические особенности формирования профессиональных

интересов студентов вузов экологической направленности 85

ШЛЯПНИКОв в.Н. Перспектива формирования волевой компетентности личности

в системе вариативного образования 90

ФИЛАТОвА А.Ф. Типология характеров подростков 98

КОМКОвА Е.И. Корреляционный анализ когнитивно-личностного развития детей,

воспитывающихся в разных условиях 103

БУЛГАКОвА Е.А. Психологическая диагностика моральных представлений

современной российской молодежи 107

вОРОБЬЕвА К.А. влияние внутрисемейных особенностей на формирование агрессивных
установок личности у подростков из полных и неполных семей 117

^ РАЗДЕЛ IV. ПСИХОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ДМИТРИЕвА Л.М. Психологическая модель гендерных конфликтов

женщин-военнослужащих 124

КАЗЬМИНА А.в. Формирование навыков профессионально-социальной безопасности

в процессе подготовки социальных педагогов в вузе 129

НОСС И.Н. влияние личностных особенностей на виртуальную коммуникацию 132

СКвОРЦОвА И.Б. Особенности психических ресурсов старших школьников (14-17 лет):
интеллект, защитные механизмы личности, эмпатия 140

РАЗДЕЛ V. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОвАНИЕ

шИБАКОвА Т.Л. Психологическое консультирование семей, зависимых

от психостимуляторов 146

ТОКАРЕвА Ю.А. Формирование эффективной воспитательной практики отца 150

^ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

Материалы научной дискуссии:проблемы охраны авторских прав в психологии 156

БАТУРИН Н.А., МИНБАЛЕЕв А.в. Проблемы охраны авторских прав на психологические
продукты 157

НАшИ АвТОРы 173

CONTENTS


^ SECTION I. THE GENERAL PSYCHOLOGY AND PSYCHOLOGY OF THE PERSON

E. KUZMINA, O. MOROZ. Freedom from frustration and hardiness 5

A. TSVETKOV, S. GAVRILOV. Symbol elaboration test approbation to studying

of professionals' image sphere 9

E. SLAVGORODS'KA. Concept mental regulation O. Вashkevich 13

E. SERDJUKOVA. The feature of structures of integrated individuality of students with various
escaping from heavy vital situations 19

D. SOLDATOV, О. ZHILTSOVA. Optimism and pessimism in juvenile imagination of the future ....22
P. TSYGANKOVA. Interrelationship of perfectionism and peculiarities of self-consciousness

with auto-destructive behavior 28

N. NIKISHINA. Peculiarities of structural organization of functional systems

realizing cognitive abilities 33

E. PANINA. The analysis of Russian concepts of self-consciousness structure 39

A. IVANOVA. Medical and psychological characteristics of women during infertility treatment ....42

^ SECTION II. SOCIAL PSYCHOLOGY

S. EVENKO. Theoretic-methodological basis of deviant behavior 47

E. FILINKOVA. Some socio-psychological characteristics of modern workers 52

A. SITNIKOV. Functions and activity directions of "think tanks" in countries' political life 66

^ SECTION III. PSYCHOLOGY OF DEVELOPMENT AND PEDAGOGICAL PSYCHOLOGY

L. POTANINA. A study of the figurative-symbolical language development in school teachers 80

I. KRYZHANOVSKAYA. The psychological peculiarities of forming professional interests

of ecologically oriented institutes students 85

V. SHLYAPNIKOV. Prospects for a strong-willed competent individuals in the system

variable education 90

A. FILATOVA. The typology of the characters of the teenagers 98

E. KOMKOVA. Correlation analyse cognitive-personal development primary scholer's

and juveniles, raising in different conditions 103

E. BULGAKOVA. Psychological diagnostics of moral representations of modern Russian youth ...107
K. VOROBYOVA. Intrafamily features influence on the genesis of aggressive personality
attitudes in teenagers from complete and incomplete families 117


^ SECTION IV. PROFESSIONAL WORK PSYCHOLOGY

L. DMITRIEVA. The oretical principles of gender conflicts' model of female military personnel.

Conditions of conflict resolution 124

A. KAZMINA. Forming skills of professional social security in the preparation

of social workers in the university 129

I. NOSS. Influence of personal features on the virtual communications 132

I. SKVORTSOVA. Psychic resources in senior high scholars (14-17 years old): intellect,

defense mechanisms, empathy 140

^ SECTION V. PSYCHOLOGICAL CONSULTATION

T. SHIBAKOVA. Counselling families dependent on stimulan 146

Y. TOKAREVA. The formation of an effective father's upbringing practice 150

SCIENTIFIC LIFE

Materials of scientific discussion: problems of protection of copyrights in psychology 156

N. BATURIN, A. MINBALEEV. Problems of protection of copyright on psychological products ...157

^ OUR AUTHORS 173

раздел i.

общая психология и психология личности


УДК 159.922

Кузьмина Е.И., Мороз О.С. СВОБОДА ОТ ФРУСТРАЦИИ И ЖИЗНЕСТОЙКОСТЬ*

Аннотация. В статье рассматривается соотношение жизнестойкости и свободы от фрустрации, приводятся результаты эмпири­ческого исследования детерминант свободы от фрустрации, а также данные, свидетельс­твующие о том, что жизнестойкость способс­твует освобождению от фрустрации.

^ Ключевые слова: свобода, жизнестой­кость, фрустрация, свобода от фрустрации.


Действительно ли жизнестойкость способствует преодолению фрустрации, ко­торая определяется «как психическое состо­яние, вызванное неуспехом в удовлетворении потребности, желания... Высокий уровень фрустрации приводит к дезорганизации де­ятельности и снижению её эффективности. Возникновение фрустрации обусловлено не только объективной ситуацией, но зависит и от особенностей личности» [1, 580]. Данное состояние возникает в ситуации разочаро­вания, неосуществления значимой для лич­ности цели, потребности. Оно проявляется в гнетущем напряжении, тревожности, чувс­тве безысходности. Защитные реакции при фрустрации могут проявиться в агрессивнос­ти, апатии, уходе от трудной ситуации (в т.ч. переносе в воображаемый план, в мир фанта­зии, изменении деятельности на ту, в кото­рой человек успешен), компенсации - когда удовлетворяются другие потребности в иной сфере жизнедеятельности, снижении слож­ности поведения (иногда до уровня глубокой регрессии, так как в результате возросшего напряжения затормаживаются более тонкие и сложные структуры регуляции деятельнос­ти), вытеснении - неприятные мысли устра­няются из сознания. Нередко наблюдается остаточная неуверенность в себе, проявле­ние коупинг-реакций в результате фиксации предпринимавшихся в ситуации фрустрации способов действия. То, как человек пережи­вает фрустрации, отражается на его характе­ре. Фрустрация выступает одним из источни­ков неврозов.

Свобода, с позиций рефлексивно-де-ятельностного подхода [1] - осознание, пе­реживание и изменение человеком границ пространства своих виртуальных возмож­ностей. В ходе осознания и деятельности, в единстве процессов рефлексии, переживания и деятельности человек достигает свободы, которая понимается как состояние человека, возникающее в результате самоопределения - построения такого отношения к границам пространства своих виртуальных возмож­ностей или изменения этих границ, где пре­одолеваются препятствия самореализации. Человек свободен, когда при столкновении с препятствием в значимой деятельности осоз­наёт противоречие и поступает по внутренне­му убеждению в соотношении с принятыми в обществе нормами, правами, законами - в со­ответствии с долгом, ответственностью. Оте­чественный философ И.А. Ильин полагал, что долг и дисциплина, верно и глубоко по­нятые человеком, суть лишь видоизменения его внутренней свободы, которая доброволь­но принимает их и свободно определяет себя к внутренней и внешней связанности.

Одним из феноменов свободы можно считать освобождение от фрустрации. Пре­одоление препятствия в деятельности высту­пает особым этапом достижения свободы, на котором человек разрешает противоречие между "Я-ограничено" и "Я-безгранично", осуществляет прорыв к новым возможнос­тям.

Что же способствует освобождению от фрустрации? Ответ на этот вопрос нацеливает родителей, психологов, педагогов на форми­рование фрустрационной толерантности, раз­витие индивидуальных качеств личности и особенностей ума, жизнестойкости, которые позволят человеку противостоять фрустриру-ющим факторам, осуществлять саморегуля­цию, не доводить себя до аффекта.

* © Кузьмина Е.И., Мороз О.С.

Личностное качество жизнестойкость (англ. hardiness) предложено и изучается С. Мадди и С. Кобаса с 80-х годов ХХ в. С. Мадди определяет жизнестойкость как ин­тегральную личностную черту, ответствен­ную за успешность преодоления личностью жизненных трудностей; она рассматривается в тесной связи с проблемами совладания со стрессом. Жизнестойкость включает в себя три компонента: вовлеченность - степень интегрированности субъекта в деятельность (в широком смысле - в жизнедеятельность); контроль - степень осознанности действий, признание ценности самоконтроля; приня­тие риска - готовность идти на риск, про­гнозирование затрат на достижение цели, убежденность человека в том, что всё то, что с ним случается, способствует его развитию за счет знаний, опыта. выраженность этих компонентов в жизнестойкости препятствует возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях за счет стойкого совла-дания со стрессами, восприятия их как менее значимых. Получается, что жизнестойкие не доводят себя до фрустрации и аффекта, а если и попали во фрустрирующую ситуацию, то стремятся как можно скорее найти конструк­тивный выход из неё, добиться своей цели с минимальными потерями.

При изучении свободы как сложного многостороннего явления было проведено на студенческих группах эмпирическое исследо­вание одного из её феноменов, а именно, сво­боды от фрустрации, в результате чего обна­ружены детерминанты свободы (и несвободы) от фрустрации [4]. На основании проведения фрустрационной методики С. Розенцвейга, экспертного опроса, множества личностных тестов, корреляционного и факторного ана­лиза выявлено следующее:

- Доминирование необходимо-упорс­твующего (NP) типа реакций является по­казателем свободы от фрустрации. Необ­ходимо-упорствующие реакции отражают потребность человека найти конструктивное решение конфликтной ситуации.

- Более свободны от фрустрации люди с высоким уровнем интеллекта, способные быстро находить главное и переключаться от незначительного к наиболее ценному в ситу­ации принятия решения, способные глубоко осознавать противоречие, ситуацию фрустра­ции, понять её причины, мотивы деятельнос­ти, предвосхитить возможные пути поведе­ния и их последствия и выбрать оптимальный вариант, а также уверенные в себе, ответс­твенные, хорошо контролирующие свои эмо­ции и поступки, дипломатичные, активные, с высоким жизненным тонусом, позитивным отношением к другим.

- Поскольку на конструктивный вы­ход из фрустрирующих ситуаций влияют не только интеллект, но и импунитивность (тен­денция никого не обвинять в случившемся), высокий уровень субъективного контроля (интернальность), высокое супер-эго, высо­кая самооценка по фактору свободы, то мож­но утверждать, что человеческое в человеке, духовное "Я" (ответственность, нравствен­ность, совестливость, доброта, самоуваже­ние, уважение прав других людей) помогают ему освобождаться от фрустрации. Глубокие размышления о духовной составляющей, по­могающей человеку преодолеть жизненные трудности, мы встречаем в текстах мысли­телей, поэтов. Так, в статье "вольтер" (1836 г.) А.С. Пушкин пишет: "...Независимость и самоуважение одни могут нас возвысить над мелочами жизни и над бурями судьбы".

Дальнейшее исследование (в рамках на­учного руководства конкурсной работой кур­санта четвертого курса О.С. Мороза) было на­правлено на изучение связи между свободой от фрустрации и жизнестойкостью. Гипоте­зой выступило предположение о том, что для людей с высоким уровнем жизнестойкости характерен необходимо-упорствующий тип выхода из ситуации фрустрации.

Профессиональная деятельность во­еннослужащих - полководцев, командиров часто проходит в экстремальных условиях, когда необходимо быстро принять верное ре­шение и незамедлительно выполнить приказ, сохранить жизнь своих подчиненных [2; 3]. Категория жизнестойкости в той или иной трактовке военных специалистов выделялась как значимое качество военнослужащих. Русские полководцы, выдающиеся команди­ры понимали роль жизнестойкости солдат в бою; в личности солдата и офицера они поощ­ряли, по сути дела, компоненты жизнестой­кости - вовлеченность, принятие риска, кон­троль.

Ниже приводятся результаты исследо­вания жизнестойкости и путей выхода из си­туации фрустрации, проведенного среди кур­сантов военно-психологического факультета военного университета (28 человек).

Этапы эмпирического исследования:

I. Исследование путей выхода из ситуа-
ции фрустрации по тесту С. Розенцвейга.

II. Определение уровня жизнестойкос-
ти по тесту С. Мадди (адаптация Д.А. Леон-
тьева, Е.И. Рассказовой) [5].

Рис. Соотношение показателей жизнестойкости и необходимо-упорствующего типа реакций

III. Контент-анализ определений кур­сантами понятия «Жизнестойкость».

Оказалось, что коэффициент корреля­ции показателей жизнестойкости и NP-типа реакций в ситуации фрустрации равен 0,77, что свидетельствует о сильной прямо пропор­циональной зависимости между этими фено­менами. Эмпирические данные, приведенные на рисунке, отражают соотношение показате­лей жизнестойкости и NP-типа реакций.

Математический анализ позволил по­лучить и другие интересные результаты:

  1. Коэффициент корреляции показате­лей жизнестойкости и OD-типа реакции ра­вен 0,57, что говорит о средней обратно про­порциональной зависимости между ними: менее жизнестойкие люди «зависают» на препятствии в ситуации фрустрации, пере­живают негативные эмоции без попыток до­стичь цели.

  2. Коэффициент корреляции показа­телей жизнестойкости и ED-типа реакции равен 0,47, что свидетельствует об умерен­ной обратно пропорциональной связи меж­ду ними: жизнестойкие люди не тратят свои силы лишь на защиту (себя или другого) в си­туации фрустрации.

  3. Коэффициент корреляции между по­казателями жизнестойкости и импунитивной (М) реакции равен 0,65, что говорит о средней прямо пропорциональной зависимости меж­ду этими шкалами: жизнестойкие никого не винят в случившемся.

  4. Коэффициент корреляции показате­лей жизнестойкости и интропунитивной (I) реакции равен 0,49, что говорит об умерен­ной обратно пропорциональной зависимости между этими шкалами: жизнестойкие люди не занимаются самообвинением в ситуации фрустрации.

  5. Коэффициент корреляции показате­лей жизнестойкости и экстрапунитивной (Е) реакции равен 0,33, что свидетельствует об умеренной обратно пропорциональной зави­симости между этими шкалами: жизнестой­кие люди не склонны проявлять агрессию по отношению к окружающим.

  6. Коэффициент корреляции между жизнестойкостью и индексом социальной адаптированности («GCR») равен 0,66, что говорит о средней прямо пропорциональной связи между шкалами: жизнестойкие более приспособлены к среде, лучше адаптируются к ситуации.

Итак, жизнестойкие в ситуации фруст­рации, как правило, не проявляют растерян­ность или агрессию, никого не обвиняют, не тратят силы на защиту себя или другого; им свойственно искать и находить конструктив­ный выход из сложной ситуации, достигать своих целей.

в результате проведения регрессион­ного анализа получен коэффициент регрес­сии между показателями жизнестойкости и NP-типом реакции, равный 0,81, что свиде­тельствует о наличии прямой связи между изучаемыми факторами. Коэффициент де­терминации R квадр. равен 0,58, т.е. 58% вариации шкалы NP обусловлено вариацией фактора «жизнестойкость», следовательно,





жизнестойкость влияет на тип выхода из фрустрирующей ситуации.

Таким образом, мы подтвердили гипо­тезу: для людей с высоким уровнем жизне­стойкости характерен поиск конструктивно­го выхода из ситуации фрустрации; а также выявили следующие закономерности:

  1. Для людей с высоким уровнем жиз­нестойкости характерен импунитивный тип выхода из ситуации фрустрации.

  2. Чем выше уровень жизнестойкости, тем выше уровень социальной адаптации во­еннослужащего.

В группе испытуемых определено сле­дующее процентное соотношение: курсан­тов с низким уровнем жизнестойкости - 7%, средним - 47%, высоким - 46%.

Для уточнения понятия «Жизнестой­кость», его специфики в военной среде (у курсантов) был проведён контент-анализ. Курсантам предлагалось дать определение жизнестойкости. В результате анализа полу­ченных ответов было выделено шесть факто­ров (табл. 1).

Помимо «вовлеченности», «принятия риска», «контроля» при определении поня­тия «жизнестойкость» курсанты отмечают «адаптивность», «отношение к проблемам», «преодоление трудностей». Очевидно, поня­тие «жизнестойкость» требует уточнения за счет изучения этого феномена и с позиций профессиональных требований к специалис­ту, и в феноменологическом плане, в широком контексте «Человек - Мир», в единой систе­ме переходов «единичное - особенное - всеоб­щее», что даёт возможность включения в его анализ сущностных составляющих, нравс­твенной основы, свободы и ответственности. Человек именно в своем личностном, субъ­ектном духовном измерении обладает такой характеристикой, как жизнестойкость. Как пишет В. Франкл, «.даже в нечеловеческих условия человек может выбирать, отстаивать свою внутреннюю сущность - духовную сво­боду, которая даёт ему возможность до пос­леднего вздоха наполнять свою жизнь смыс­лом» [7]. Понимание жизнестойкости как интегральной личностной черты, способству­ющей освобождению от фрустрации, стрессо-устойчивости, сбалансированности, силе эго, устойчивости личной позиции, станет более глубоким в результате выявления ее особен­ностей - поступательного творческого движе­ния человека в своей жизни, устремленности к общечеловеческим ценностям, самоопреде­ления и самореализации с сохранением чувс­тва собственного достоинства, действенной силы духовной свободы.


^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Большой психологический словарь / Сост. и общ.ред. Б. Мещеряков, В. Зинченко. - ЕВ-РОЗНАК, 2003.

  2. Дьяченко М.И., Кандыбович С.Л. История рус­ской военной психологии. - М., 2000.

  3. Дьяченко М.И., Кандыбович С.Л., Караяни А.Г. История отечественной военной психоло­гии: Учебник. М.: Военный университет/ Под ред. Л.А. Кандыбовича. - М.: ОАО «Московс­кая типография №2», 2009.

  4. Кузьмина Е.И. Психология свободы: теория и практика. - СПб: Питер, 2007.

  5. Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизне­стойкости. - М.: Смысл, 2006.

  6. Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. - СПб.: Питер,

2006.

7. Франкл В. Человек в поисках смысла. - М.:
Прогресс, 1990.


Е. Kuzmina, О. Moroz

^ FREEDOM FROM FRUSTRATION AND HARDINESS

Abstract. in clause the parity hardiness and freedom from frustration is considered, results of empirical research determinants of freedom from frustration, and also the data, testifying that hardiness promotes clearing from frustration are resulted.

Key words: freedom, hardiness, frustra­tion, freedom frustration.

УДК 159.922:316.733

Цветков А.В., Гаврилов С.В.


^ АПРОБАЦИЯ МЕТОДИКИ РАЗРАБОТКИ СИМВОЛА К ИССЛЕДОВАНИЮ ОБРАЗНОЙ СФЕРЫ ПРОФЕССИОНАЛА*

Аннотация. Описана российская адап­тация теста разработки символа (процедура, материал, результаты апробации на группе студентов вуза) и возможности его примене­ния к исследованию образной сферы профес­сионала.

^ Ключевые слова: символ, образ, профес­сионал, психодиагностика, адаптация теста.


Образ мира - важная составляющая сознания и область регуляторов повседнев­ного поведения, пишет Е.А. Климов, причем представления профессионала об окружаю­щем мире и о себе - существенная область са­морегуляции его активности [2, 4]: частные, конкретизированные образы-регуляторы по­ведения и деятельности возникают только в контексте целостного образа мира, как его актуализированная часть [2, 8]. Далее автор оговаривается, что выделение из окружаю­щего мира тех или иных признаков и их ин­теграция в образ мира зависит не столько от реального стечения обстоятельств, сколько от общности человека с определенным образом жизни и типом профессиональной деятель­ности [2, 18]. в соответствии с объектом де­ятельности Е.А. Климов выделил 5 типов про­фессий [2, 52] (человек - природа, техника, человек, знаковая система, художественный образ) и проанализировал их познавательную деятельность (по смысловым единицам в про-фессиограммах). в результате выяснилось, что профессии типов «человек-природа» и «человек-человек» ориентированы на более целостную познавательную активность - в их описаниях доминируют познавательные действия и общие характеристики гнозиса, в то время как у 3 других типов профессий - частные характеристики когнитивной ак­тивности (восприятие, внимание, память, мышление) [2, 100]. На основании анализа этих данных Е.А. Климов приходит к выводу, что тип познавательной активности субъекта труда задается объектной системой, которая в случае работы с природой и людьми хуже поддается дифференцированному анализу, требует комплексных реакций, в то время как техника или знаковые системы требуют детального анализа [2, 102].

По мнению Э. и А. Бехтелей, уточня­ющих понимание А.Н. Леонтьева об образе как многомерном психологическом образова­нии, образ - результат синтеза восприятия и активированного представления, кратковре­менное образование, живущее ровно столь­ко, сколько происходит упомянутый синтез, причем доля перцептивного и когнитивного компонентов в формировании образа меня­ется с каждым повторным восприятием, а общая стратегия восприятия биологических существ видится авторам в сокращении пер­цептивного компонента образа за счет нара­щивания роли когнитивного [1, 36].

Также в теории Э. и А. Бехтелей при­сутствует понятие внутренней картины мира (вКМ) - отражение субъектом пространс­твенно-временных характеристик физичес­кого окружения (на принципе смежности), в которую «помещаются» все представления, сформированные в процессе восприятия объ­ектов с приданием им пространственной ад­ресации и функции движения [1, 169]; роль вКМ состоит в систематизации когнитивного материала относительно хронотопа жизни субъекта [1, 170].

Пространственно-временная локализа­ция объектов, по мнению авторов, является тем фоном, без которого процесс восприятия вообще невозможен, т.к. объект оказывает­ся вне системы интрапсихических связей [1,

169].

внутренняя картина мира формирует­ся не только на основании непосредственного сенсорного опыта, но и путем конструирова­ния при помощи воображения, из информа­ции, полученной в ходе общения, научения и приобретения знаний [1, 170]. Однако следу­ет учитывать, что непосредственно субъекту представлена не вся вКМ, а ее часть - внут­реннее оперативное пространство, т.е. отра­жение того участка внешнего мира (и, соот­ветственно, тех объектов и их взаимосвязей), с которым непосредственно имеет дело субъ­ект [1, 171-173].

Это дополнение к авторской концепции, близкой по духу к «образу мира» А.Н. Леон­тьева, представляется вполне обоснованным, т.к. просто «узаконивает» различение обще­го и актуально-доступного объема знаний в

* © Цветков А.в., Гаврилов С.в.

отношении самосознания.

А.Н. Леонтьев считал, что субъект со всеми своими состояниями, в т.ч. образами, представлениями, находится изначально не "перед миром", а в самом мире, внутри самой действительности [3, 139], т.е. субъект су­ществует в едином материальном мире.

Модальности, по мнению А.Н. Леонтье­ва, образуют «единые факты, включенные в действительность», и в силу своей связи с действительностью субъект и обретает «мо­дальности ощущений», поскольку мир амо-дален по своей природе, он лишь выступает перед субъектом в той или иной своей модаль­ности [3, 140]. Любые свойства объекта от­крываются лишь в каких-то взаимодействи­ях, в т.ч. - взаимодействиях с рецепторами живого существа [3, 140]. В этом взаимодейс­твии обнаруживаются и связи модальностей [3, 141]. Если же, пользуясь органами воспри­ятия, субъект устанавливает свойства объек­та опосредованно, путем рассуждений, то это будет следующей, "мыслительной" ступенью познания [3, 141]. Трудный вопрос состоит в связи восприятия и мышления в данном слу­чае [3, 142], поскольку именно здесь вскры­вается суть цикла превращения амодального мира в модальный образ - и далее, в амодаль-ную целостную картину мира.

Восприятие предметной действитель­ности всегда строится полимодально [3, 144] и всегда строится как бы подлинная картина, воспринимаемая не как результат размышле­ния, а в форме непосредственного чувствен­ного выражения.

Эдуард и Александр Бехтель [1], пред­лагая новую, названную авторами «контек­стуальной», теорию восприятия, выделяют следующие базовые конструкты данного пси­хического процесса: бинарность, кумуляция, символизация, аперцепция и антиципация

[1, 8].

Бинарная концепция восприятия [1, 8] заключается в том, что образ понимается как синтетическая конструкция, состоящая из периферического информационного потока (про-образа) и ко-образа, формирующегося при активизации контекста. Восприятие при этом должно быть, во-первых, активным, опираться на предвидение взаимодействия с теми или иными объектами (антиципацию), во-вторых, должна происходить кумуляция воспринимаемой информации, выделение су­щественного признака и сокращение числа эталонов, необходимых для опознания.

Далее авторами вводится понятие «при­знака-символа» - деталь или свойство объ­екта, ключевое в процессе его опознания [1, 335]. Впрочем, по мнению Э. Бехтеля и А. Бехтеля, значение признака-символа выхо­дит далеко за пределы механизма оптимиза­ции опознания, являясь частным проявлени­ем универсального механизма, лежащего в основе психической деятельности. Этот уни­версальный механизм можно назвать «симво­лизация», и его суть - в выделении наиболее типичных признаков при группировании ин­формации для обозначения (маркирования) всей группы [1, 312]. Немаловажным пред­ставляется роль символизации в обеспечении жизнедеятельности организма, так как, со­гласно позиции авторов, выделение призна­ков-символов сопровождается определением значимости объекта [1, 313].

Как видно, в целом эта концепция пе­ресекается с представлениями Л.С. Цветко­вой об образе-представлении как о носителе существенного признака предмета или клас­са предметов и о процессе выделения сущес­твенных признаков как одном из базовых принципов работы мозга (см. Цветкова Л.С.,

[6]).

В описанной выше теории контекстуаль­ного опознания понятие «эталона» хотя и ис­пользуется, однако ему уделено сравнительно немного внимания, что косвенно подтвержда­ется отсутствием такого термина в словнике. Однако проблема роли эталонов в процессе опознания подробно разрабатывается М.С. Шехтером и его сотрудниками [8, 121-126]. В частности, ими вводится различение понятий «мягких», целостных и «жестких» эталонов. Если эталон жесткий, то положительный от­вет при сличении с ним дается лишь при тож­дественности объекта и эталона. В случае, если эталон «мягкий», то положительное ре­шение или, как пишут М.С. Шехтер и А.Я. Потапова [8, 121], «гипотеза о категориаль­ной принадлежности объекта» принимается в случае близости эталона и объекта. Целост­ным является эталон, не расчленимый на ряд элементов и участвующий в процессах сли­чения как «слитная», неделимая атомарная единица [8, 121]. По мысли авторов, форма геометрической фигуры в целом является не комплексом элементов, а представляет собой такую целостную, «слитную» единицу. При этом, уточняют М.С. Шехтер и А.Я. Потапова [8, 122], речь идет, во-первых, о высшей ста­дии микрогенеза процесса опознания, во-вто­рых - о достаточно простых геометрических фигурах (в частности, в обсуждаемой статье в эксперименте используются в качестве моде­лей деформированные прямоугольники).

По мнению в.П. Серкина, в большинс­тве методов исследования и моделирования систем значений используется вербальная стимуляция, что не позволяет провести чет­кую границу между методами субъективной семантики, психосемантики и психолинг­вистики [4, 66], разделение происходит по области исследования - так, психолингвис­тика исследует функционирование системы языковых значений в речевой деятельности, психосемантика - во всех видах деятельнос­ти [4, 66]. Метод изображения понятий [4, 67] и ассоциативный эксперимент [4, 72] ав­тор относит к классическим и наиболее раз­работанным методам исследования системы значений.

Тест разработки символа (СРТ) был впервые опубликован Д. Кроут в 1950 г. и до настоящего времени в российской пси­ходиагностической практике существенно­го распространения не получил. в качестве стимульного материала в СРТ используются абстрактные графические знаки, инструк­ция испытуемому: «Пожалуйста, дорисуйте изображенные объекты до каких-то реально существующих предметов или ситуаций и обозначьте их», в оригинальной версии тес­та требуется также ответить на ряд вопро­сов (трудно или легко было рисовать; какое настроение выражает рисунок; что делают изображенные на рисунке люди или живот­ные и т.п.).

Знаки: 1. полукруг; 2. две полуокруж­ности, расположенные напротив друг друга (по виду напоминает круг с двумя разрывами по диаметру); 3. пара полуокружностей, одна из которых меньшего диаметра и находится внутри большей; 4. прямая вертикальная ли­ния; 5. перекрещивающиеся прямые линии; 6. прямая вертикальная линия «накрыта» полуокружностью (аналогичной по размеру меньшей из п.3); 7. две прямые параллельные линии и полуокружность над ними; 8. знак в виде буквы «U» с разрывом внизу; 9. аморф­ная заштриховка (примерно половина поля); 10. хаотично расположенные по полю знаки в виду перевернутой буквы «V»; 11. линия с зубцами («молния»); 12. свободный стимул

(пустое поле) [7, 380-381].

Для количественной оценки результа­тов СРТ была адаптирована балльная шкала теста символической аранжировки Т. Кана [7, 382], позволяющая ранжировать реакции по их оригинальности (относительно куль­турной нормы) [9, 493].

Система оценки рисунков (в баллах, на­числяются за каждый рисунок): 0 - нет отве­та/ отказ от ответа; 1 - аутистичный, стран­ный ответ, описывающий объект, который не может существовать в реальности (например, «магнит на палочке»); 2 - повторение ранее данного ответа, только если этот ответ полу­чил одну из высоких оценок, от 5 до 7, и если есть реальное сходство символа с данным ему наименованием - например: полуокруж­ности во всех вариантах - «магниты», «U» с разрывом и полукруг - «чашка»; 3 - простое описание или наименование тестового объ­екта вместо символизации, например: «мол­ния»; 4 - в ответе подчеркивается внешний вид тестового объекта и отношение к нему: «старый телефон», «большой и малый магни­ты», «то, что я рисую, когда сплю на лекции

  1. лес» и т.п.; 5 - в ответе представлено нечто, выходящее за рамки непосредственной ассо­циации с тестовым объектом, но имеющее с ним общую форму или сразу представляемое при виде объекта (например: прямая накры­та полуокружностью - «летит стрела»); 6

  2. рисунок по форме отличается от тестового объекта (добавлены существенные детали, полукруг - «корабль»), ответ реален, имеет пространственно-временные границы; 7 - ри­сунок представляет абстрактное понятие, на­пример, нарисован лес и завод (перевернутые «V»), обозначение - «цивилизация».

Апробация методики проводилась на студентах 3-5 курсов факультета информаци­онных технологий одного из вузов г. Москвы, всего 20 испытуемых (15 м / 5 ж).

Ниже представлены реакции испыту­емых на стимулы СРТ, в скобках приведено количество повторяющихся реакций, в ка­вычках - оригинальные наименования, в квадратных скобках - наименования, данные психологом при интерпретации, если таковое отсутствовало (6 анкет).

1. Полукруг: корзина, «ночь, луна» (до-
рисованы море и звезды), сумка, «впадина на
дне океана», сыр, НЛО, хлеб, нет ответа, люс-
тра, сумка, чашка, яйцо, «светильник (бра)»,
«щит на стене», «чашка горячего чая под раз-
говор», арбуз, корабль, [еда в тарелке], круж-
ка, долька яблока;

^ 2. две полуокружности, расположен-
ные напротив друг друга:
мышка (компью-
терная), телефон (3), диск ^D), «телефонная
база» (часть телефонного аппарата, на кото-
рую кладут трубку), НЛО, дверь, [зажим],
нет ответа (3), «круглое нечто», дыня, магни-
ты (3), автомобильный руль, [болид формулы
один], баранка;

^ 3. пара полуокружностей, одна из кото-
рых меньшего диаметра и находится внутри

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17



Скачать файл (5937.7 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации