Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

10 статей на экономическую тематику с ручным переводом - файл 1.doc


10 статей на экономическую тематику с ручным переводом
скачать (167.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc168kb.17.11.2011 09:37скачать

содержание

1.doc

СОДЕРЖАНИЕ


1.1 Balancing inflation and the rouble

1.2 Стабилизация инфляции и рубля

2.1 Cherkizovo starts construction of Lipetsk mega poultry plant

2.2 Черкизово начинает строительство крупномасштабного птицекомплекса в Липецке

3.1 2010 excise hikes and grain prices leave beer drinkers looking for change

3.2 Повышение акцизного налога и рост цен на зерно может вынудить потребителей пива переключиться на что-то другое.

4.1 East-West to bridge the digital divide

4.2 “East-West” сокращает информационный разрыв

5.1 The West Must Not Turn Its Back on Russia

5.2 Запад не должен поворачиваться спиной к России

6.1 Returning to market

6.2 Возвращение на рынок

7.1 Rostelecom consolidates to lead to local telecoms shakeup

7.2 Преобразование “Ростелекома” значительно укрепит позиции на рынке телекоммуникаций.

8.1 Russia and Europe to push on roaming call charges

8.2 Россия и Европа договорились о снижении цен на звонки в роуминге

9.1 Prices and Consumer Incomes

9.2 Цены и доходы потребителя

10.1 Russian billionaires back in town

10.2 Российские миллиардеры возвращаются


^

1.1 Balancing inflation and the rouble


The move by Russia’s central bank to lift the refinancing rate at its last meeting brought economic focus back to inflation, with crude and commodity prices, the rouble, and the economic recovery all factors to be balanced in the response.

Inflation took off in January, with the surge in crude prices and commodities generally leading to fears it could go higher. Vladimir Tikhomirov, Chief economist at Otkritie says the full inflationary impact of the recent surge in oil prices has yet to be felt.

“The current surge in oil prices will gradually worsen Russian inflation, in fact oil prices is not so far a major issue for the inflation process. When we see increase in oil prices it leads to hikes in fuel prices and the chain is further obvious for Russia meaning that inevitably food prices start rising. Taking into consideration that food products account for 38% of consumer basket it became apparent that consumer sentiments will deteriorate. Apart from oil prices, dwindling of harvest and continuous increase of tariffs amalgamate into a serious blast of inflation.”

Veles Capital analyst, Ivan Manaenko, believes that after the rebound in food prices during 2010 it has been the recent surge in crude prices, reflecting social instability in the Middle East, which has forced the central bank to act.

“The Central Bank’s reactions to soaring oil prices we have seen already in February when the Central Bank has changed its tactic from smooth well signaled rate increases to a more aggressive stance. Assuming speculative oil price maximums and government policy commitment to limiting price increases the inflationary impact will be limited. I think, that the Central Bank may raise rates by 0.25-0.5 pp in the first half 2011.”

UniCredit Chief Economist, Vladimir Osakovsky believes the Central Bank will be pushed into stronger action, tipping a 1% increase in the refinancing rate during the first half of 2011, on the back of food price hikes.

“Moreover, food prices continued to post robust gains, partly supported by strong seasonality in fruits and vegetables, but most other non-seasonal items also posted robust price growth. Therefore, we continue to believe that inflationary pressures are likely to remain strong in the coming months, as the impact of the administrative correction in fuel prices is set to fade in the near future.

Otrkitie’s Tikhomirov sees inflationary pressure subsiding during 2011, but only if oil prices stabilize and food price inflation, internationally and domestically, doesn’t break out more than it has.He says that the rebound in Russian inflation created an environment where the Central bank was forced to act.

In essence, the Central Bank’s announcement and actions on the refinancing rate and continued increases reflect politics and pressure, because rates have remained unchanged since July 2010 when the inflation rate was 5.5%.But now it grew to 9.5% which can not be ignored. My forecast will be for inflation at 10.5%-11% for 1H 2011 and than we can see a moderation of the rate easing to 9% at the end of 2011. However, that will happen only if: Russia and the rest of the world has a good harvest, oil prices stabilize and the rouble continues to strengthen.”


1.2 Стаблизация инфляции и рубля


На прошлом совещании Центрального Банка было решено поднять ставку рефинансирования, что также повлекло за собой обсуждение необходимости стабилизации таких факторов как цены на товары первой необходимости и устойчивость рубля.

Резкий рост уровня инфляции стал наблюдаться в январе вместе с ростом цен на товары потребления, и эксперты опасаются, что он будет продолжать расти и далее. По словам Владимира Тихомирова, главного экономиста ФК “Открытие”, этот всплеск инфляции ещё только нарастает вследствие недавнего скачка цен на нефть.

Этот скачок значительно повлияет на инфляцию в России, ведь цену на нефть можно по праву считать одним из важнейших факторов, влиящих на инфляционный процесс. Рост цены на нефть влечёт за собой подорожание топлива, что в свою очередь означает неизбежный рост цен на пищевые продукты. А если учесть, что пищевые продукты составляют 38% потребительской корзины, то естественно предполагать, что это негативно скажется на потребителях. Ситуацию ухудшает также и низкая урожайность и постоянный рост тарифов.

Аналитик “Велес Капитала” Иван Манаенко полагает, что в условиях роста цен на товары первичного потребелния, ЦБ должен срочно принять меры, чтобы избежать социальных волнений, как это случилось на Ближнем Востоке.

Реакцию ЦБ на растущие цены на нефть мы уже могли наблюдать в феврале, когда он сменил тактику постепенного повышения ставки на более жесткие меры. Принимая во внимание уровень спекулятивных цен на нефть и обещание правительства удерживать цены на товары, можно считать, что всплеск инфляции будет смягчён. Вполне вероятно, что в первой половине 2011 года ЦБ поднимет ставку на 0,25-0,5%.

Однако, главный экономист “УниКредита” Владимир Осаковский полагает, что повышение ставки достигнет 1%, из-за роста цен на пищевые продукты.

Цены на еду растут не только у сезонных культур, что обусловлено циклом созревания многих овощей и фруктов, но и у культур, не зависящих от времени года. Кроме того, есть основания полагать, что инфляционное давление только усилится, из-за ослабления контроля государства над ценами на топливо.

Тихомиров из “Открытия” считает, что инфляцию можно остановить в 2011 году, но только при условии, что цены на нефть выровняются, а на пищевые продукты – останется хотя бы на прежнем уровне. В таких условиях ЦБ просто вынуждет действовать решительно.

По сути действия ЦБ в отношении ставки рефинансирования обусловлены политическим давлением со стороны государства, так как ставка не менялась с июля 2010 года, когда уровень инфляции составлял 5,5%. Но теперь, когда он вырос до 9,5%, сидеть сложа руки уже просто невозможно. Прогноз Тихомирова таков, что в первой половине 2011 года инфляция составит 11%, однако благодаря мерам, приняты ЦБ, к концу года она сократится до 9%. Но это будет возможно лишь при условии хорошего урожая, стабилизации цен на нефть и дальнешем укреплении рубля.


^ 2.1 Cherkizovo starts construction of Lipetsk mega poultry plant


Russian meat and poultry producer, Cherkizovo Group, has started construction of a $685 million state of the art poultry plant at Elets,in the Lipetsk region.

The plant will become the corner stone of an agro industrial cluster in the region and help promote Russian food self-sufficiency.By developing a modern new integrated plant Cherkizovo is looking to introduce new efficiency standards and lay the basis of a competitive food production platform into the future.

The project will see construction of a 160 million eggs per year hatchery, housing capacity for 10 million broilers, and with a 24000 thousand birds an hour processing facility, and 500 thousand tonnes frozen storage capacity.Additionally the facility will include a capacity to produce 90 tonnes of feed an hour, a 300 thousand tonnes grain storage capacity and oilseed processing capacity.

The plant is expected to become operational in three years, and become fully operational at the end of 2015, providing 4000 jobs.It follows an agreement between the regional government, the Russian Ministry of agriculture, and the Cherkizovo Group, signed in May 2009

Sergey Mikhailov, CEO of Cherkizovo Group said the unrivalled facilities will strengthen the group’s leading industry position and increase consumer confidence in the safety of Russian poultry products.

“This project confirms Cherkizovo Group as the leader in Russian agriculture and food production. This large-scale investment project will mark a transformational stage in our development. The new site will increase our production capacity to an entirely different level and allow Cherkizovo to draw competitive advantages from the proximity to our other existing production sites. Moreover, the strategic location of this innovative project will provide direct access for our quality products to the lucrative markets of Moscow and Central Russia. This is a unique project for Russia and we are very pleased to take up another opportunity to contribute meaningfully to the programme of security of food supply and to the overall development of the national economy”

BKS analyst, Vladislav Metnev, says the massive investment project will underpin Cherkizovo’s position on the Russian market for years to come.

“It is a bespoke large scale project for Russia. The ammount of investments almost 3 times high annual company investments. The modernization will drive companys market share from the current 9% to 16-17% over the next 3 years assuming 10% year on year market growth. Undoubtedly, the company will cement its leader position in the Russian poultry industry.”

Metnev added that the scale of the plant, in addition to providing for a significantly enhanced competitive position for Cherkizovo on the domestic market, with greater price competition, will enable exports.

“Russia is importing a part of all poultry products from abroad, however the implementation of this solution will certainly open new export opportunities for Russian poultry products. We expect the Russian poultry export will reach 50-70 thousand tonnes per year.”

Matnev also noted that despite highly attractive gross margins in the poultry sector at about 30%, could prompt more investment, a lack of large scale producers capable of handling the costs involved is likely to limit it.


^ 2.2 «Черкизово» начинает строительство крупномасштабного птицекомплекса в Липецке


Российский производитель мяса “Черкизово Груп” начал строительство птицефермы в Елеце, Липецкой области, на сумму в 685 миллионов долларов. Ферма станет краеугольным камнем для формирования аграрного кластера в регионе и поможет развить независимую российскую пищевую базу. С постройкой этой фермы Черкизово намерено ввести новые стандарты качества и заложить основы для создания конкурентоспособной отрасли в будущем.

Проект включает в себя возведение яйцефермы, рассчитанной на производство 160 миллионов яиц в год, птичников на 10 миллионов голов, с возможностью прироста до 24 тысяч птиц в час и морозильных камер вместимостью до полумиллиона тонн. Кроме того комплекс будет способен производить 90 тонн корма в час, хранить до 300 тысяч тонн зерна и изготовливать растительное масло.

Птицекомплекс будет частично готов к эксплуатации через три года, а к 2015 году будет полностью сдан в использование с расчётом на 4000 рабочих мест. Проект был утверждён в результате переговоров между местным правительством, министерством сельского хозяйства России и “Черкизово Груп” в 2009 году.

По словам исполнительного директора “Черкизово Груп” Сергея Михайлова взаимовыгодное сотрудничество между частями комплекса приведёт к усилению позиций на рынке а кроме того укрепит доверие потребителей к продукции отечественных птицефабрик.

“Создание этого комплекса доказывает ведущую роль “Черкизово Груп” в сельскохозяйственной и пищевой отрасли России. Такой крупномасштабный инвестиционный проект станет точкой отсчёта нового этапа в нашем развитии, благодаря нему мы сможем поднять нашу производительность в несколько раз, а также распространить полученные конкурентные преимущества на соседние принадлежащие нам предприятия. Более того, стратегическое расположение этого комплекса позволяет нам иметь прямой выход на прибыльные рынки Москвы и центральной части России. Это уникальный проект для нашей страны, и мы рады создавать вклад в формирование ресурсной базы и развитие национальной экономики в целом.”

Аналитик из БКС Владислав Метнев считает, что текущий поток инвестиций определит позицию Черкизово на рынке на много лет вперёд.

Считается, что это один из самых масштабных проектов в России. Объём инвестиций в него почти в три раза превышает годовой объём инвестиций в саму компанию. Таким образом ей доля рынка за три года вырастет с 9% до 16-17%. Без сомнения, компания значительно укрепит свое лидирующее положение на отраслевом рынке.”

Метнев добавил, что масштабы птицекомплекса позволят Черкизово не только улучшить конкурентные позиции на отечественном рынке благодаря низкой цене, но и направлять свою продукцию на экспорт.

На данный момент Россия вынуждена закупать большую часть птицепродукции за рубежом, но внедрение этого комплекса в производство даст возможность вывозить собственную продукцию на экспорт. Мы считаем, что объём экспорта птицепродуктов вырастет до 50-70 тонн в год.”

Метнев также добавил, что несмотря на высокий уровень валового дохода в секторе (до 30%), дополнительных инвестиций может быть не так много, так как на рынке недостаточно крупномасштабных производетелей, располагающих необходимыми мощностями.
^

3.1 2010 excise hikes and grain prices leave beer drinkers looking for change



The Russian brewing industry is pointing to an excise tax increase which prompted a demand slowdown to explain a production drop during 2010.

The rate of excise duty on beer was increased by 200% to reach 9 roubles per litre, replacing heavy alcohol at the top of the excise range. That came on top of rising costs as Russia’s barley crop was decimated by the drought. According to Baltica the 2010 increase in excise tax corresponded with a 4% decline in beer market volumes.

Alexei Kedrin, Director of Corporate Communications and Information, OJSC Baltika says the volume of sales fell as soon as news on tax increase leaked on the market. “Sales volumes across the company's products, including sales of non-beer categories, and sales abroad, decreased by 12% in 2010 compared with 2009. Sales volumes of beer in Russia decreased by 13% and were due to stockpiling by distributors in the 4th quarter of 2009 in anticipation of rising excise taxes. At the same time, distributors sales in retail outlets fell by 4% compared to 2009.” According to the Russian Brewers' Union, the yield of barley in Russia in 2010 amounted to only 8.4 million tones, 54% less than in 2009 with the harvest downturn extending for 2 years.

To avoid crop shortages, Russian companies substantially increased imports of malting barley and malt in the second half of 2010. Traditionally, barley cultures are imported mainly from Finland and Germany. However, Germany faced similar problems with bad harvest which resulted in a substantial increase in commodity prices in late 2010. Vladimir Efremov, director of sales Ochakovo says despite disappointing production results Ochakovo has a significant advantage to protect against further production declines in the form of its own secure crops.

“The production of Ochakovo beer decreased by 8.2% in 2010 on the back of excise tax increase from 3 roubles up to 9 roubles per liter. However, we are independent from country volume of harvest as we produce and cultivate our own corps of barley and have independent resource base so the price for the Ochakovo products will change only within the general rate of inflation in the country.

Moreover, in 2011 we plan to increase production by 3-5%.”
Kedrin from Baltika also pointed to crop failure as a factor in trimmed Full Year 2010 profits. “The production cost decreased significantly in 2010 compared with 2009 as prices for barley have reached their lowest level in the last four years. Adverse weather conditions in summer 2010 led to bad harvest and skyrocketing prices on barley at the end of 2010 which affected company profits and added 25% to a retail price of product”

Efremov notes that despite the impact of the tax excise demand rebound in coming years. “Changing the rate of excise duty is the most significant factor that has influenced the production and consumption of beer in 2010, but according to our forecasts, the demand will recover gradually, as consumption of beer in Russia lags 30-40% behind the European average.” Whereas the beer production slumped Baltika’s Alexei Kedrin noted vodka and wine production grew by 3.7% and 14.5% respectively in 2010.  He says this means weaker alcohol products are being replaced by stronger alcohol.

“While the global trend focused on substitution of strong spirits with low alcohol beverages the local tax increase of 200% on beer is incomparable with only 10% increase on strong spirits – this is a step in the opposite direction. We assume that as a result of triple increase of the excise tax on beer and as a consequence, a significant increase in retail prices for beer consumers may switch to more affordable spirits.”

Efremov agrees that the consumer patterns might be affected due to robust law enforcement. “Decreasing beer industry production inevitably leads to growth in the vodka market. Vodka producers are the major initiators of the reform and put pressure on government officials to push an anti-alcohol campaign, resulting in controversy and ineffective outcome. The portfolio of our company has several licensed brands Kaltenberg, Altstein, these brands remain a positive trend in consumption, despite the overall decline in production, meaning price is not a dominating factor for premium brands. 

Therefore, in 2011 we are planning to offer several new licensed brands of beer for consumers. But it should be noted that the average consumer has become thrifty. Those who switched to spirits were driven by comparatively low retail price of vodka.” Kedrin agrees that apart from price hikes, the economic slowdown impact consumer sentiment. “Until the second half of 2010 the turn around tendency has been observed with more consumers switching to cheaper brands of beer and packaging increasing importance of modern trade channel. Nevertheless, the statistics for the second half of 2010 indicates a gradual return of consumers to more premium products and usual standards of consumption.”
Kedrin says Russian brewers had no other chance to retain production levels, except to push marketing expenditures.

“The company managed to moderate the impact of substantial increase in excise tax on sales through the implementation of pricing strategy of gradual price increases during the year, as well as due to the recovery of the market in the second half of 2010. The company's financial results reflect lower sales volumes. Nevertheless, despite the overall decline, marketing expenditures were increased and the company managed to maintain profitability.”
Efremov said consumer focus helped company to save customer loyalty avoiding quality reduction. “First, we optimized the internal business processes and logistics, in addition, to maintain prices at a certain psychological level, we launched a new packaging of 1 litre and 2 litre bottles. Thus, our customer can choose the optimal amount of products at attractive prices. The only thing on which we never reduce expenses is the quality of raw materials and production technology.”


^ 3.2 Повышение акцизного налога и рост цен на зерно может вынудить потребителей пива переключиться на что-то другое.


Повышение размера акцизов по алкогольной продукции вызвало падение спроса на них, чем и объясняется снижение выпуска в пивоваренной промышленности в 2010 году.

Так размер акциза на пиво вырос в два раза и составил 9 рублей за литр, что больше аналогичного параметра у более крепких напитков. Всё это случилось одновременно со скачком цен на ячмень из-за прошлогодней засухи. По данным “Балтики”, увеличение акцизного налога совпало со снижением объёмы рынка пивной продукции на 4%.

Алексей Кедрин, директор отдела корпоративной информации, заявил, что объём продаж сократился сразу вслед за появлением слухов о повышении налога. “Общий объём оптовых продаж, который включает в себя сбыт за рубежом и побочную продукцию, по сравнению с прошлым годом снизился на 12%, а продажи на отечественном рынке — на 13%. В то же время розничные продажи сократились на 4%.

По сведениям Союза российских пивоваров сбор ячменя в 2010 году составил всего 8,4 миллионов тонн, что вполовину меньше прошлогоднего урожая.

Чтобы избежать убытков компании вынуждены закупать солод и ячмень из-за границы. Обычно, ячмень и его производные импортируются из Финляндии и Германии, однако в 2010 году Германия столкнулась с той же проблемой низкого урожая, что повлекло за собой рост цен. Коммерческий директор “Очаково” Владимир Ефремов говорит, что несмотря на удручающие экономические показатели, у их компании есть возможность преодолеть текущий спад за счёт резервных запасов.

“Из-за увеличения акцизного налога с трёх до девяти рублей за литр выпуск продукции “Очаково” сократился на 8,2% за 2010 год. Но наша независимость от общенационального урожая благодаря собственной ресурсной базе позволит нам удержать прежнюю цену на продукцию, лишь скорректировав её согласно уровню инфляции. Более того, к 2011 году мы собираемся увеличить наши объёмы выпуска на 3-5%.

Алексей Кедрин отмечает низкий урожай как один из основных факторов низких доходов в 2010 году. “Значительное снижение себестоимости продукции в начале года было обусловлено самым низким уровнем цен на ячмень за последние 4 года. Однако из-за неблагоприятных погодных условий цены на ячмень взметнулись вверх и компании стали терпеть убытки, а цены на продукцию повысились на четверть.

Ефремов полагает, что несмотря на увеличение налогов, спрос на их продукцию восстановится за несколько лет. “Хоть повышение акциза и повлияло на выпуск и потребелние пива в 2010 году, мы считаем, что спрос постепенно выровняется, Россия отстаёт от Европы по среднему уровню потребления пива на 30-40%”

В то время как производство пива находится в кризисе, выпуск водки и вина за 2010 год вырос на 3,7% и 14,5% соответственно. Это значит, что слабоалкогольная продукция постепенно вытесняется более крепкими напитками.

Несмотря на мировую тенденцию к замене сильноалкогольной продукции напитками с меньшим содержанием спирта, увеличение акциза на пиво в два раза это шаг в совершенно обратную сторону. Поэтому высказываются опасения, что из-за роста розничных цен потребители могут выбрать более доступный и более крепкий алкоголь.

Ефремов опасается, что такие резкие правовые меры смогут негативно повлиять на потребительское поведение. Сокращение выпуска пивной продукции неизбежно ведёт к увеличению потребления водки. Водочные производители являются основными инициаторами этих мер и активно воздействуют на правительство в вопросах проведения антиалкогольных кампаний, зная, что это приведёт к обратному результату. Однако “Очаково” обладает правом реализации таких брендов как Kaltenberg или Altstein, и тренд потребления этих продуктов остаётся положительным несмотря на общий спад, что доказывает, что цена не является определяющим фактором при потреблении элитных сортов пива. Поэтому в грядущем году мы планируем ввести ещё несколько новых брендов. Но не стоит забывать, что потребители стали более экономны. Из-за сравнительно низкой цены на крепкие напитки, многие предпочли именно их.

В первой половине 2010 года на рынке наблюдалась тенденция к потреблению более дешёвых марок пива, однако к концу года был отмечен возврат потребителей к более дорогостоящей продукции. По словам Кедрина у российских пивоваренных компаний не осталось иного выбора, кроме как продолжать поддерживать уровень производства на прежнем уровне, с учётом лишь возросших затрат на маркетинговые мероприятия.

Компаниям удалось смягчить эффект резкого роста налога путём постепенного повышения цены, а также благодаря общей стабилизации рынка к концу года. Несмотря на низкие показатели прибыли, затраты на маркетинг были намеренно увеличены, что позволило многим остаться на плаву. Таким образом ориентация на нужды потребителей помогла сохранить их лояльность, не потеряв в качестве.

“Первым делом мы оптимизорвали структуру внутренних бизнес-процессов и логистику, а также, чтобы рост цен не так бросался в глаза, мы запустили в продукцию новые виды упаковок по 1 и 2 литра. Таким образом потребитель сам получил возможность выбирать, сколько покупать. Единственное на чём мы не экономили, это качество нашей продукции и технологии производства.”


^ 4.1 East-West to bridge the digital divide


A new web based news service is looking to open up understanding of Russia’s IT sector with founders saying it is a key part of attracting further investment into Russian innovation.

The news service, called East-West Digital News, is looking to plug what it sees as the english language based gap in information about Russia’s IT and telecoms sectors with up to the minute news on developments. Co-founder Adrien Henni says that although there is often plenty of information available in Russian there is often very little available in English, the language of global business.

In contrast with the abundance of such information available in Russian, no regular or sufficient source of information covering these industries existed in English.”

Henni adds that this leads to a situation where the Russian IT industry, home to global players such as Kaspersky Labs, Dr Webb , DST and Mail.ru, who are well known globally, is not well understood, with news of developments slow to catch on.Henni, who has a journalism and investment banking backround, adds that for smaller and less well known players the lack of accessible information can mean a lack of cash.

“Partners, colleagues and I myself personally witnessed how numerous foreign players were restrained from developing their business in Russia or have postponed business initiatives due to lack of reliable information.”

The digital news site provides coverage of Russian Internet, telecom, digital TV, satellite, and software markets, including developments, in depth studies and industry events, as well as links with recruitment agencies and consulting firms.It also has a partnership with the Higher School of Economics, which Alexey Novoseltsev, HSE’s Director for innovation and enterprise says will help innovation.

"This project will be a powerful information and communication tool for innovative players seeking to develop internationally. We feel that by supporting East-West Digital News, our university is contributing to the infrastructure of Russia's innovation agenda."


^ 4.2 “East-West” сокращает информационный разрыв


Этот новый сетевой новостной сервис призван, по словам создателей, помочь в освоении российского IT-рынка и привлечении дальнейших инвестиций в инновации.

Задача сервиса заключается в преодолении недостатка англоязычной информации о российском рынке услуг IT и телекоммуникаций, путём освещения самых последних новостей в секторе. Соучредитель East-West Адриен Хенни заявил, что несмотря на обилие подобной информации на русском языке, её редко можно встретить на английском, языке международного бизнеса.

«По сравнению со множество русскоязычных источников, по-прежнему очень мало информации о текущем положении дел в индустрии, доступной на английском языке»

Хенни добавил, что это приводит к тому, что российский рынок IT-услуг, откуда вышли такие известные компании как Kaspersky Labs, Dr Web, DST и Mail.ru, не совсем поддаётся анализу, так как новости поступают с опозданием. Хенни, обладая опытом как в журналистике так и в банковской деятельности, с уверенностью заявляет, что для менее известных и крупных фирм отсутствие доступа к информации может вести к прямым убыткам.

«Мои партнёры, коллеги, да и я сам не раз сталкивались с тем, что многие заграничные предприятия опасались выходить на российский рынок из-за недостатка достоверной информации о нём.»

Новостной сайт будет затрагивать рынки интернет-услуг, телекоммуникаций, цифрового и спутникового телевидения и программного обеспечения, выполняя как глубокий анализ, так и новостной обзор, касаясь также рекрутинговых агентств и консалтинговых фирм. Кроме того руководство сервиса активно сотрудничает с Высшей Школой Экономики в лице проректора по инновациям и предпринимательству Алексея Новосельцева.

Этот проект является мощным инструментом для тех инноваторов, которые ищут возможности развивать свой бизнес за рубежом. Мы полагаем, что , оказывая поддержку East-West Digital News, наш вуз делает значительный вклад в развитие инновационного потенциала страны.”


^ 5.1 The West Must Not Turn Its Back on Russia


Russia's ties with the West have been experiencing growing tension of late. The Yukos affair, the conduct of the parliamentary and presidential elections, increasingly Soviet-like national television and other developments have contributed to what U.S. Ambassador Alexander Vershbow and others have diplomatically alluded to as a "values gap." Debates about Russia and its place in international institutions have become more heated. Similarly, Russia's stances toward the United States, NATO and the European Union have also become more contentious. Unfortunately many of these discussions are replete with dubious interpretations of revisionist history and patently unconstructive approaches from both sides. This has been especially true concerning the future of Russia's role in the G-8 as well as its ties with the newly expanded NATO.

Bipartisan legislation in the U.S. House of Representatives, House Resolution 336, introduced by Democrat Tom Lantos and Republican Christopher Cox, calls for throwing Russia out of the G-8 if it does not make significant progress on a number of issues, including: the rule of law, including protection from selective prosecution and protection from arbitrary state-directed violence; a court system free of political influence and manipulation; a free and independent media; a political system open to participation by all citizens and that protects freedom of expression and association; and the protection of universally recognized human rights. This resolution follows similar legislation introduced into the Senate by Democrat Joe Lieberman and Republican John McCain in the fall, after the arrest of former Yukos CEO Mikhail Khodorkovsky.

There is no question that all of the above points are laudable issues. I and many of my colleagues in and out of government have expressed concern about them over the years and increasingly in the last six months. There is also no question that Russia is deficient on these points in comparison with other G-8 member states. But there are no formal membership criteria for the G-8. Informally, the criteria are that member countries be developed market democracies with large and influential economies. When Russia was invited to become a formal member of the G-8 in 1997, it did not meet any of the above criteria. Even today it really meets only one of those criteria since it was recognized as a market economy by the United States and the European Union in 2002. Even now, into its sixth year of economic growth, Russia is not one of the 10 largest economies in the world. And while Russia was hardly a perfect democracy in 1997, it would be difficult to posit the argument that positive progress has occurred on this front.

So if Russia didn't come close to meeting the loose membership criteria, why was it let in? Well, it was pretty simple. We wanted things from the Yeltsin administration, and membership in this prestigious international club was one of the things we could offer in return. In 1994, when the West wanted to ensure that the Russian military departed Estonia on time, we used the carrot of joining the political discussions of the G-7. In his memoir of Clinton administration Russia policy, former Deputy Secretary of State Strobe Talbott quoted then-U.S. President Bill Clinton as saying, "It's a pretty simple deal. We get 'em into the G-7, and they get out of the Baltics. If they're part of the big boys club, they've got less reason to beat up on the little guys." The same logic applied in 1997, when proposing formally turning the G-7 into the G-8 the following year was to compensate then-President Boris Yeltsin for the decision to expand NATO. Sure, it sounds condescending -- throwing "ole Boris" a bone, as it were -- but that is the way U.S.-Russia relations were in the 1990s, with Russian power and influence at near all-time lows.

Yeltsin understood the logic perfectly well, and he wrote in his memoir "Midnight Diaries" that he viewed his tough stance on NATO expansion as the main reason for the invitation to join the G-8. In 1999, during the negotiations to bring the Kosovo war to an end and to bring in Russian peacekeepers, then-Prime Minister Sergei Stepashin acknowledged that the pressure of the Cologne G-8 meeting scheduled for late June pressed the Russians to reach a deal earlier. The invitation to Russia in 2002 for full participation in political and economic discussions, as well as to host the 2006 meeting of the G-8, acknowledged Russian support in Afghanistan post-Sept. 11, 2001, and President Vladimir Putin's decision to accept the next round of NATO expansion quietly.

As this brief history suggests, Russia's inclusion into the G-8 has had little to do with its democratic or economic credentials. Now we can argue, and many have, that relaxing membership criteria for Russia to join the G-8, the Council or Europe or a number of other international institutions was and is a mistake. But in the case of the G-8, it is not even that the membership criteria were relaxed, but rather that Russia was let in for really quite different reasons. It seems just a tad self-righteous and hypocritical to come back now and argue that Russia should be excluded for reasons that were not really part of its membership criteria. But it provides a convenient excuse for some congressional grandstanding during an election year.

Similarly, the recent entry of seven new states, including the Baltic states, into NATO has triggered many well-worn and neuralgic arguments from Russian government officials and political elites about the potential threat that NATO presents. However, it is simply not credible that four old Belgian jets patrolling Baltic airspace present any kind of real threat to Russia. Nor does the possible creation of smaller "lily pad" bases in new member states like Romania and Bulgaria present any threat to Russia. Russia has a very different kind of relationship with NATO today than during the Cold War, so the movement of bases closer to Russia's borders does not simply equate to an increased threat environment for Moscow, as traditional military planning might suggest.

None of this is to suggest that Russia, the United States and Europe don't have real differences to address, or that existing institutions have fully adapted to rapidly changing conditions. On European security, resolving our differences over the Conventional Forces in Europe Treaty, including the importance of its ratification by the Baltic states, and for Russia to fulfill its Istanbul commitments to close bases in Moldova and Georgia, are and will be challenging. Let's not also forget, however, that Russia and NATO military forces are working increasingly closely to achieve joint operability. Putin and Defense Minister Sergei Ivanov last week articulated the importance of moving a positive agenda with NATO forward.

And while democracy in Russia has taken steps backward, throwing Russia out of the G-8 is not the solution, either. Part of the rationale for admitting Russia into the G-8 and other institutions is that through interaction with powerful market democracies in a format of equal partnership, Russia would over time be socialized to different standards of conduct. Just as it would be premature to pronounce the demise of NATO (as many Russians would like), so it would be premature and not in the interests of the West now to close the books on the long-term prospects for Russia's integration with the West.


^ 5.2 Запад не должен поворачиваться спиной к России


В последнее время связи России с Западом испытывают возрастающее напряжение. Дело компании ЮКОС, парламентские и президентские выборы, все более напоминающее советские времена национальное телевидение и другие явления способствовали тому, что посол США в России Александр Вершбоу и другие дипломатично именуют "разрывом в ценностях". Дебаты по России и ее месту в международных институтах становятся все более разгоряченными. Равным образом, отношение России к США, Организации Североатлантического договора и Европейскому союзу тоже стало более придирчивым. К сожалению, многие из этих дискуссий наполнены сомнительными интерпретациями ревизионистской истории и откровенно неконструктивными подходами с обеих сторон. Это особенно справедливо в отношении будущей роли России в Большой Восьмерке (семерка промышленно развитых стран мира и Россия - прим. пер.), а также ее связей с недавно расширившейся НАТО.

Одобренная обеими партиями законодательная инициатива палаты представителей конгресса США (резолюция 336), авторами которой являются демократ Том Лантос и республиканец Кристофер Кокс, призывает выбросить Россию из Большой Восьмерки, если она не добьется существенного прогресса в ряде вопросов, включая: главенство закона, в том числе защиту от избирательного уголовного преследования и защиту от произвольного насилия по указке государства; судебную систему, свободную от политического влияния и манипулирования; свободные и независимые средства массовой информации; открытую для участия всех граждан политическую систему, которая защищает свободу слова и собраний; а также защиту всемирно признанных прав человека. Эта резолюция последовала за аналогичной законодательной инициативой, которую прошлой осенью, после ареста бывшего генерального директора ЮКОС'а Михаила Ходорковского, внесли в сенат демократ Джо Либерман и республиканец Джон Маккейн.

Вне всяких сомнений, все вышеназванные пункты достойны похвалы. Я и многие мои коллеги как в правительстве, так и вне его вот уже многие годы, и особенно в последние 6 месяцев выражаем свою озабоченность в связи с ними. Никто не подвергает сомнению также то, что Россия по этим вопросам выглядит значительно хуже в сравнении с остальными членами Большой Восьмерки. Однако формальных критериев членства в Большой Восьмерке не существует. Неформальные критерии постулируют, что страна должна быть развитой рыночной демократией и иметь сильную и влиятельную экономику. Когда Россию в 1997 году официально пригласили стать членом Большой Восьмерки, она не удовлетворяла ни одному из вышеперечисленных критериев. Даже сегодня она реально соответствует лишь одному из этих критериев, поскольку США и ЕС в 2002 году признали ее страной с рыночной экономикой. Даже теперь, на шестом году экономического роста, Россия не входит в десятку самых крупных экономик в мире. И если Россия в 1997 году едва ли могла считаться совершенной демократической страной, то будет достаточно трудно доказать, что она достигла позитивного прогресса на этом фронте.
Итак, если Россия и близко не соответствовала заниженным критериям членства, то почему ее допустили в Большую Восьмерку? Ну, тут все достаточно просто. Мы много чего хотели от администрации Ельцина, и членство в этом престижном международном клубе было одной из тех вещей, которые мы могли ему предложить взамен. В 1994 году, когда Запад хотел гарантировать, что российские военные вовремя уйдут из Эстонии, мы использовали морковку в виде приглашения к совместным политическим дискуссиям Большой Семерки. Бывший заместитель государственного секретаря США Строуб Тэлбот в своих мемуарах о российской политике администрации Клинтона цитирует тогдашнего президента Билла Клинтона, который якобы заявил: "Это достаточно простая сделка. Мы их приглашаем в Большую Семерку, а они убираются из Прибалтики. Если они станут членами клуба больших парней, у них будет меньше причин мордовать маленьких". Той же логикой Запад руководствовался и в 1997 году, когда предложил в следующем году формально сделать из Большой Семерки Большую Восьмерку, чтобы компенсировать тогдашнего президента Бориса Ельцина за решение расширить НАТО. Ясное дело, это звучит как снисходительность - в сущности, бросить старому Борису кость - но именно такими были американо-российские отношения в 1990-х годах, когда российская мощь и влияние упали до самого низкого во все времена уровня.

Ельцин отлично понимал эту логику и в своих мемуарах под заголовком "Полночные дневники" написал, что рассматривал свою жесткую позицию по вопросу расширения НАТО как главную причину своего приглашения в Большую Восьмерку. В 1999 году, во время переговоров о прекращении войны в Косово и вводе в страну российских миротворцев, тогдашний премьер-министр Сергей Степашин признал, что давление намеченной на конец июня в Кельне встречи Большой Восьмерки вынудило россиян пойти на заключение соответственного соглашения раньше. Сделанное России в 2002 году приглашение о полноправном участии в политических и экономических дискуссиях, а также предложение принять у себя встречу Большой Восьмерки в 2006 году стали признанием российской поддержки в Афганистане после событий 11 сентября 2001 года и решения президента Владимира Путина молчаливо согласиться на следующий этап расширения НАТО.

Как следует из этой короткой исторической справки, включение России в состав Большой Восьмерки не имело отношения к ее демократическим или экономическим характеристикам. Сегодня мы имеем основания утверждать, как делают многие, что снисходительность к России при приеме в Большую Восьмерку, в Совет Европы или в ряд других международных институтов была и является ошибкой. Но в случае с Большой Восьмеркой дело не столько в том, что критерии членства были снижены, сколько в том, что Россию приняли в этот клуб, руководствуясь в действительности совершенно иными причинами. Сегодня представляется несколько лицемерным и ханжеским отступаться от своих решений и доказывать, что Россию следует исключить по причинам, которые в действительности не являлись частью критериев ее членства. Но в год выборов это дает удобный предлог для тех, кто желает порисоваться на трибуне конгресса.

Аналогичным образом, недавний прием в НАТО семерых новых членов, в том числе прибалтийских государств, спровоцировал чиновников правительства и политическую элиту России на многочисленные затасканные и невралгические заявления о потенциальной угрозе, которую представляет НАТО. Однако просто невозможно поверить в то, что четыре бельгийских устаревших реактивных самолета, патрулирующие воздушное пространство над Балтикой, могут представлять сколько-нибудь серьезную угрозу для России. Не угрожает России и возможное создание небольших военных баз на территории недавно ставших членами НАТО стран вроде Румынии и Болгарии. Сегодня Россия имеет с НАТО совершенно другие отношения, чем были в годы "холодной войны", а поэтому приближение баз к границам России нельзя рассматривать просто как усиление угрозы для Москвы, как могли бы заявлять по традиции военные стратеги.

Ничто из вышесказанного не говорит о том, что у России, Соединенных Штатов и Европы нет реальных противоречий, которые необходимо урегулировать, или что существующие институты полностью адаптировались к быстро меняющимся условиям. Что касается европейской безопасности, мы стоим перед необходимостью улаживания наших разногласий относительно Договора об обычных вооруженных силах и вооружениях в Европе, включая такие его важные аспекты, как ратификация государствами Прибалтики и выполнение Россией данных в Стамбуле обещаний закрыть свои военные базы в Молдавии и Грузии. Давайте, однако, не будем забывать также, что вооруженные силы России и НАТО все теснее работают над обеспечением оперативной совместимости. Путин и министр обороны Сергей Иванов на прошлой неделе говорили о важности выдвижения позитивной повестки сотрудничества с НАТО.

И хотя в России наблюдается некоторый откат от демократии, исключение России из Большой Восьмерки тоже не является решением проблемы. Частью обоснования допуска России в Большую Восьмерку и в другие институты была идея, что в процессе взаимодействия в формате равноправного партнерства с могущественными рыночными демократиями Россия со временем привыкнет к иным нормам поведения. Точно так же, как было бы преждевременным объявлять о роспуске НАТО (чего хотелось бы многим россиянам), сейчас было бы преждевременным и не отвечающим интересам Запада списывать со счетов долговременную перспективу интеграции России с Западом.


^ 6.1 Returning to market


With Russian companies resuming equity placements in 2010 and a number lined up to go to market in 2011, Business RT spoke with Tom Blackwell from M:Communications Russia about the factors they consider and the difference between success and failure.

RT: Global markets are shivering over debt issues and rating cuts. Is it not risky for Russian companies to list in such market conditions?

TB:  “I think certainly there is a lot of nervousness around the world, and some of that reaches into Russia.Is it risky?I think you have to look at some of these things case by case, and I think what you’ve seen is that, as you’ve said there has still been $2 billion raised so far this year.There are still companies that meet the criteria and are able to get their stories away and others have struggled and partly that is influenced by the market conditions and partly that’s influenced by more company specific aspects.”

RT:  Which sectors of the Russian economy are of the most interest for foreign investors and why?

TB:  “Well I think that if you look at how the Russian IPO market has evolved over the last few years, you have had a lot of diversification whereas previously in the early days it was more the natural resource stories that dominated the capital markets, and you moved out into the consumer area, the retail consumer goods and what have you. At this stage you have a lot of the sectors which are quite well represented, so there has been proven appetite and demand for more or less any sector of the economy that meets a certain investor criteria. If you look at the deals which are in the pipeline at the moment and coming up over the next year, you have anything from toilet paper, to shoes, to coal, to manufacturing, maybe even helicopters. You’ve got a big range, and I think within that it’s a matter of whether the companies can present the right kind of story.”

RT:   Are Russian IPOs a good opportunity for a foreign investor and why? What's your advice?

TB:  “I think there has been a lot of skepticism generally.People have looked at the performance of Russian IPOs and Russian companies that have listed and where they are trading today versus where they were at the listing date.And I think its true that if you look at where everyone, by and large, is trading, it’s not quite as impressive as you would have hoped at the times when buying into these deals.But I think that you have to add a bit of perspective into that when you are looking at the performance of Russian IPOs over the last several years.The IPO market has really only existed for about five or six years, by and large, and within that timeframe you have had some fairly major things happening in the global economy, including the worst crisis in, sort of, living memory.And that obviously, Russian stocks, like many others were hit fairly substantially, and many now are recovering and getting back into pre-crisis levels.But you have to factor that in then you look at the performance of Russian IPOs specifically.”

RT:  What's behind the failures of mobile phone retailer Euroset and Severstal's unit Nord Gold earlier this year? Are they asking for too much?

TB:  “Well I think, were they asking too much? That’s one of the questions.Valuation and price is always going to be one of the key questions investors look at.But if you look at the concerns and considerations of investors today, they are fundamentally no different than they were five or six years ago.There has always been fairly key themes that investors have looked at.One is obviously the price and that we discussed, but they also want to see a reasonable split between primary and secondary not just a case of a shareholder selling out completely, that some of the money is going into the company, they don’t mind seeing some of the money going to paying down debt, but to see it an entire debt driven story, and so on.But they have always been the criteria from the beginning and they remain so today.And perhaps there is even more scrutiny around those core areas.So if you look at the deals which didn’t happen, you would probably be able to see why those deals didn’t get away, why they didn’t get the demand, based on those criteria I mentioned.”


^ 6.2 Возвращение на рынок


К 2010 многие российские компании начали восстанавливать свои позиции на рынке, и ещё больше планирует вернуться к деятельности на будущий год.

Том Блэквелл из M:Communications Russia дал интервью для Russia Today, где рассказал о факторах, повлиявших на решение компаний.


RT: Международные рынки страдают от задолженностей и стремительно падающего рейтинга фирм-участниц, не будет ли выход на рынок слишком рискованным для российских предприятий в таких условиях?

TB: Безусловно, мир сейчас очень озабочен текущим положением, и России неизбежно передаётся часть этих настроений, но так ли велик риск? Мне кажется, каждый случай стоит рассматривать обособленно от других, и, как вы сами могли заметить, за последний год всё-таки было получено до 2 млрд. долларов чистой прибыли. По-прежнему существуют фирмы, способные соответствовать условиям рынка и успешно вести свою деятельность, отчасти это обусловлено состоянием самого рынка, отчасти – особенностями этих фирм.

RT: Какие сектора российской экономики наиболее привлекательно для инвесторов на данный момент?

TB: Если вы к примеру посмотрите на динамику развития рынка ППП (первичное публичное предложение) за последние несколько лет, то сможете проследить, как преобладание сырьевых компаний постепенно стало снижаться засчет роста активности предприятий розничной торговли товарами потребления. На данном этапе у вас есть ряд секторов, которые вполне обеспечивают необходимый спрос и условия для выгодных инвестиций. Если рассматривать сделки на рынке, число которых стремительно растёт, то можно найти всё что угодно: от туалетной бумаги и обуви вплоть до угольного топлива и вертолётов. Вы демонстрируете очень широкий охват, и здесь всё зависит от инициативы и поведения самих компаний.

RT: Будет российский рынок ППП выгодным местом для инвестиций и почему?

TB: По моему мнению, к этому вопросу относятся чересчур скептически. Люди смотрят, как справляются российские компании, заявившие о выходе на рынок, и сравнивают, где они ведут свою деятельность сейчас, и где они вели её на момент заявления. И действительно, если рассматривать их деятельности с такой стороны, то результаты могут оказаться не такими радужными, как предполагалось ранее. Но я считаю, что здесь нужно учесть перспективу развития, ведь рынок ППП в России существует всего пять-шесть лет, и при этом вы столкнулись с массой потрясений мировой экономики, включая недавний финансовый кризис, пожалуй, худший из всех.

Поэтому вполне понятно, что российские фондовые рынки потерпели такие же потери, как и все остальные, и компании сейчас работают только для того, чтобы достичь хотя бы докризисного уровня развития. Поэтому нельзя не учитывать этот фактор, изучая состояние российского рынка первичных ценных бумаг.

RT: Что по-вашему кроется за неудачами таких компаний как "Евросеть" или "Nord Gold" в прошлом году? Неужели они хотели слишком много?

TB: Хотели они или нет, это другой вопрос. Данные анализа и уровень цен по-прежнему являются первым, на что смотрят инвесторы. Если присмотреться к поведению сегодняшних инвесторов, то едва ли можно заметить какую-то разницу по сравнению с тем, что было пять или шесть лет назад. Всегда были и будут ключевые факторы, которые имеют решающее значение для инвестиций. Первое это конечно уровень цен, и мы уже говорили об этом, но они также обращают внимание на распределение капитала на основной и переменный. Даже если часть акций продаётся, совсем не обязательно тратить все деньги на развитие компании, необходимо направлять часть средств также и на погашение внешних задолженностей. И это всегда будет существенным, если вообще не самым главным, показателем для инвесторов. И если мы рассмотрим примеры незаключённых сделок, то мы увидим, что причина крылась именно в тех факторах, о которых я только что рассказал.


^ 7.1 Rostelecom consolidates to lead to local telecoms shakeup


From April, 1 Sibirtelecom, Southern Telecommunications, Northwest Telecom, Volgatelecom, Uralsvyazinform, CenterTelecom, Dalsvyaz and Dagsvyazinform are officially merged into Rostelecom.

The consolidation process has seen ordinary and preferred shares in the eight companies converted into ordinary Rostelecom shares along with bonds.  Alexander Provotorov, president Rostelecom , hailed the consolidation  saying that it paves the way for a new global fixed line player.

"The biggest telecommunications company in Russia has been created, which could become the unconditional leader in several segments of the domestic market."

Georgy Voronkov, analyst telecoms at InvestCafe believes the merger is likely to generate synergies with staff numbers likely to be trimmed as function duplications between the former companies are eliminated.  But he believes that customers are barely likely to notice.

“I don’t think customers will noticed any changes in service provision. Pricing can vary only within the price wars with competitors; it is a concern for long-distance service in Moscow – where Rostelecom is losing its market share. In order to increase customer loyalty Rostelecom may intend to reduce prices on long-distance calls.”

With the consolidation underway Rostelecom president Alexander Provotorov says a placement of shares in London is moving onto the radar, although he didn’t indicate a specific timeframe and said the company is not in need of equity funding currently.

"It'll probably be the LSE, however, the company does not need additional funds and we don't plan to raise additional funds on the exchange in the near future"

Provotorov added that mobile players are looking attractive as merger partners, dovetailing with the new Rostelecom strategy.

"Some of them are already ready for merging as they are leaders in their markets, and others are not quite ready.  The whole process will take some time,"     

Svyazinvest general  director,  Vadim  Semyonov,  says  Rostelecom might take on Sky Link, with Svyazinvest looking for a supportive partner  for Sky Link expansion.

“Svyazinvest as the main shareholder of Sky Link is considering various options for its development. We hope in this matter, Rostelecom will help us."

Voronkov Georgy, analyst telecoms InvestCafe, says the move will help company to succeed in an alternative business niche.

Analysts believe the consolidation will make it easier for the company to attract loans and investment.  The establishment of the merged Rostelecom  will see an increase in the share free float which will be added to the MSCI Russia and MSCI EM May 31.

Georgy Voronkov also believes that Rostelecom will expand its broadband operations, with the broadband market rapidly becoming a core market.


^ 7.2 Преобразование “Ростелекома” значительно укрепит позиции на рынке телекоммуникаций.


С первого апреля компании “Сибирьтелеком”, “Южные телекоммуникации”, “Северо-запад Телеком”, “Волгателеком”, “Уралсвязьинформ”, ЦентрТелеком”, “Дальсвязь” и “Дагсвязьинформ” официально объединились в “Ростелеком”.

Процесс слияния позволит объединить обычные и привилегированные акции всех восьми компаний в ценные бумаги «Ростелеком». Александр Проворотов президент «Ростелеком» приветствовал слияние, так как оно создаёт условия возникновения нового крупного игрока на рынке интернет-технологий.

Была создана крупнейшая телекоммуникационная компания в России, которая может оказаться безусловным лидером сразу в нескольких сегментах отечественного рынка.”

Аналитик “ИнвестКафе” Георгий Воронков считает, что слияние усилит взаимное сотрудничество и интеграцию, так как многие дублирующиеся функции членов персонала будут ликвидированы путём увольнения последних. Но рядовые потребители едва ли заметят разницу.

Я не думаю, что наши клиенты заметят какие-то перемены в предоставлении услуг. Расценки будут варироваться как обычно в рамках конкурентной борьбы. Цели создания объединения это долгосрочная ориентация на московский рынок, где “Ростелеком” теряет свои позиции. В целях восстановления потребительской лояльности “Ростелеком” может пойти на удешевление междугородних звонков.”

В преддверии реализации проекта президент “Ростелекома” упоминает даже о выходе на рынок Лондона, хотя и точных цифр названо не было, компания пока что не нуждается в дополнительном финансировании.

Скорее всего это будет LSE, однако мы ещё не нуждаемся в привлечении дополнительных финансовых средств ни сейчас ни в будущем.” Проворот также добавил, что они заинтересованы в слиянии с молодыми мобильными компаниями, которые разделяют стратегическое видение “Ростелекома”.

Некоторые из них уже готовы к слиянию, но некоторым придётся и подождать. «Чтобы процесс завершился полностью, нужно ещё некоторое время.» Генеральный директор «Связьинвест» Вадим Семёнов считает, что «Ростелеком» может выбрать «Sky Link» в качестве партнёра для слияния, что принесёт взаимную выгоду в том числе и «Связьинвесту».

«Связьинвест», будучи крупнейшим пайщиком «SkyLink», рассматривает различные варианты сотрудничества. Мы рассчитываем на поддержку «Ростелекома» в этом вопросе.»

По словам Георгия Воронкова такой шаг позволит компании освоить альтернативные рыночные ниши.

Аналитики полагают, что слияние значительно повысит инвестиционную привлекательность компании. Формирование объединённого “Ростелекома” значительно повысит котировки акций, которые окажут влияние на MSCI Russia и MSCI EM к 31 мая.

Георгий Воронков прогнозирует расширение охвата “Ростелекома” в условиях всё растущего удельного веса рынка широкополосного вещания.


^ 8.1 Russia and Europe to push on roaming call charges


Russia and European Commission have agreed to work on a partnership agreement allowing Russia to become a member the European roaming model, after a meeting between the Russian Ministry of communications and members of the European commission in Brussels.

Igor Shchegolev Russian Minister of communications hailed the move saying that the proposed model will improve communications from abroad. 

We have expressed willingness to join the European model and extend it to Russia. This means that Russian citizens will pay for services according to European tariffs” 

According to the Ministry of Communication experts from both parties will work out the most feasible scheme of cooperation, with the Minister looking for an expedited outcome.

“ The road map can be presented by April and talks on the project should be finished not earlier than in 2012. The Russian side is ready to accelerate talks.” 

Prime Minister Putin stressed the importance of the issue for Russian citizens with Minister for Communications, Igor Shchegolev, prior to Euro commission meeting. 

“We have raised these issues in bilateral negotiations with mobile operators and we continue to push them, but the issue should be addressed to the European Union because the European Union has a single roaming rate, there are two special rules of the European Union, which is compulsory for all participating countries”

Viktor Markov Senior Analyst Zerich Capital Management believes this bilateral agreement could see costs fall for many Russian roaming customers.  
“It is a good sign for Russian citizens and a strong regulatory move to support customers and control tariffs of mobile operators. The price of roaming was earlier addressed by the regulatory body following unjustified overstatement of tariffs. The operators were overpricing roaming tariffs according to their own calculations unproved by the general rules. On the other side foreign operators impose high prices on connection service. Currently, the roaming tariff includes Local operator tariff cost plus foreign operator tariff and additional costs for connection service. 
If Russian operators will apply the European roaming model the tariff will exclude the connectivity cost and operators will be able to change and influence the tariffs only according to the European charter which states that the cost of out warded calls should not exceed 49 cents per minute and 24 cents per minute for incoming calls.” 

According to Top Three Russian mobile operator’s statistic data 20 to 30% of revenues comes from roaming services.  Markov says that the implementation of the new scheme for roaming service will not affect operators’ revenues.


^ 8.2 Россия и Европа договорились о снижении цен на звонки в роуминге


После совещания между министерством связи и коммуникаций России и членами Европейской комиссии в Брюсселе было решено заключить соглашение о включени России в роуминговую зону Европы.

Игорь Щеголёв, министр связи и коммуникаций, одобрил принятое решение, подчеркнув, что предложенная роуминговая модель позволит улучшить качество международной связи.

“Мы изъявили желание подключиться к Европейской зоне охвата и продлить её по всей территории России. Это значит, что теперь граждане РФ будут платить за услуги международной связи по европейским тарифам.”

По заявлению министерства, эксперты с обеих сторон будут разрабатывать наиболее приемлемый план сотрудничества, а сам министр пока оценивает возможную выгоду.

“Примерная схема может быть представлена уже к апрелю, а обсуждение проекта должно будет закончится не ранее 2012 года. Россия со своей стороны готова вести активный диалог”

Премьер-министр Путин в беседе с Щеголёвым особо обозначил важность этого события для граждан, особенно в преддверии съезда Еврокомиссии.

Мы ведём интенсивные двусторонние переговоры с мобильными операторами, но кроме того каждое решение должно быть согласовано с Европейским союзом, так как он находится в зоне единого роуминга, требованиям которого должны подчиняться все страны-участницы.”

Виктор Марков, главный аналитик “Церих” прогнозирует снижение цен на услуги мобильных операторов по роумингу как результат этих двусторонних переговоров.

“Это приятная новость для жителей России, а кроме того важнейший шаг к усилению контроля за ценовой политикой операторов сотовой связи. До этого они накручивали цену, исходя из собственных расчётов,не регулируемых никакими правилами. Кроме того цены на услуги зарубежных опереаторов всегда были высоки, а услуга в роуминге складывалась из цен на связь как местного оператора так и заграничного. Если российские операторы примут новую роуминговую модель, то из тарифа придётся исключить надбавку за соединение, а управлять этими тарифами придётся уже по новой европейской схеме, согласно которой стоимость исходящих звонков не должна превышать 49 центов за минуту, а входящих – 24 центов.

Исходя из финансовой отчетности трёх крупнейших российских мобильных операторов, доля прибыли от роуминговых звонков составляет около 20-30%. По словам Маркова, внедрение новой схеме не должно сильно сказаться на их доходах.


^ 9.1 Prices and Consumer Incomes


The other economic factor that consumers must consider carefully in making their purchases of goods and services is their own level of income. Most people earn their income from the work they perform, whether as physicians, carpenters, teachers, plumbers, assembly line workers, or clerks in retail stores. Some people also receive income by renting or selling land and other natural resources they own, as profit from a business or entrepreneurial venture, or from interest paid on their savings accounts or other investments.

We later describe how the prices for those kinds of payments are determined; but the important points here are that: 1) in a market economy, the basic resources used to make the goods and services that satisfy consumer demands are owned by private consumers and households; and 2) the payments, or incomes, that households receive for these productive resources rise and fall — and that fluctuation has a direct influence on the amount consumers are willing to spend for the goods and services they want, and, in turn, on the output levels of the firms which sell those products.

Consider, for example, a worker who has just retired, and as a result earns only about 60 percent of what she did while she was working. She will cut back on her purchases of many goods and services — especially those that were related to her job, such as transportation to and from work, and work clothes — but may increase spending on a few other kinds of products, such as books and recreational goods that require more leisure time to use, perhaps including travel to see new places and old friends.

If, as in many countries today, there are rapidly growing numbers of people reaching retirement age, those changing spending patterns will affect the overall market prices and output levels for these products, and for many others which retirees tend to use more than most people, such as health care services. In response, some businesses will decide to make more products and services geared toward the particular interests and concerns of retirees — as long as it is profitable for firms to produce them.

To summarize: whether consumers are young or old; male or female; rich, poor, or middle class; every dollar, peso, pound, franc, rupee, mark or yen they spend is a signal — a kind of economic vote telling producers what goods and services they want to see produced.

Consumer spending represents the basic source of demand for products sold in the marketplace, which is half of what determines the market prices for goods and services. The other half is based on decisions businesses make about what to produce and how to produce it.


^ 9.2 Цены и доходы потребителя


Другой экономический фактор, который потребители должны учитывать при покупке товаров и услуг – это их собственный уровень дохода. Многие люди получают доход, выполняю работу, будучи физиками, плотниками, учителями, водопроводчиками, монтажниками или клерками в розничных магазинах. Некоторые люди получают доход от сдачи в аренду или продажи земли и других природных ресурсов, которыми они владеют, также от ведения бизнеса или совместного предприятия, или доход от процентов, уплачиваемых от сбережений или других инвестиций.

Позже мы опишем как определяются цены по таки видам платежей; но важным здесь является то, что: 1) в рыночной экономике, основные ресурсы, используемые для производства товаров и услуг, которые удовлетворяют потребительские спросы, принадлежат частным потребителям и домовладельцам; и 2) платежи, или доходы, которые домовладельцы получают за эти производительные ресурсы поднимаются и падают; - и в связи с тем, что колебания напрямую влияют на количество, потребители желают покупать товары и услуги, которые они хотят, и в тех количествах, которые фирмы продают.

Рассмотрим пример, когда сотрудница уходит на пенсию, в результате чего она получает 60% от того объема работы, который выполнила. Ей придется сократить свои покупки, особенно те которые связаны с ее работой, такие как транспорт до и с работы, рабочая одежда, но могут увеличиться расходы на другие вещи, такие как книги и развлечения, которые требуют больше свободного времени, возможно, поездки и посещения новых мест и старых друзей.

Если, как во многих странах сегодня, будет быстро расти количество людей пенсионного возраста, то такая схема расходов может повлиять на общие рыночные цены и уровень объемов таких товаров и многих других, которые вышедшие на пенсию люди будут использовать чаще, например, медицинское услуги. Учитывая это, некоторые предприятия будут по решению руководителей производить больше продукции и услуг, зависящих от особенных интересов и желаний таких людей, пока это будет выгодно для этих фирм.

В заключении можно сказать, неважно является ли потребитель молодым или старым, мужчиной или женщиной, богачом, бедняком или представителем среднего класса, каждый доллар, песо, фунт, франк, рупия, марка или йена, который он потратил, будет сигналом, неким экономическим гласом, сообщающим производителям какие товары и услуги люди хотят получать.

Потребительские расходы представляют собой основной источник спроса на товары, проданные на рынке, являются половиной того, что определяет рыночные цены на товары и услуги. Другая половина основана на решениях предпринимателей о том, что производить и как.


^ 10.1 Russian billionaires back in town


The number of Russian billionaires has returned to beyond pre crisis levels according to the annual survey by Finans magazine.

The annual survey undertaken by the magazine shows that Russia currently has 114 billionaires, more than the 101 it had in 2007, but with the net worth of the richest 10 Russians still down at $182 billion, compared with $221 billion in 2007.

Retaining number one position is NLMK Chief, Vladimir Lisin with a net worth according to Finans magazines list of the Richest Russians compiled at the end of 2010, of $28.3 billion.His net worth has been buoyed by the rebound in the Russian stock market since the start of 2010, with seemingly insatiable Chinese demand for steel also helping global steel prices, and his wallet.

Mikhail Prokhorov, owner of the New Jersey Nets, Chairman of Polyus Gold, and president of Onexim came in at second position with a net worth estimated at $22.7 billion, largely through having sold his stake in Norilsk Nickel at the height of the 2007-2008 boom, and purchased a half stake in Renaissance Capital, with the performance of gold also helping his Polyus Gold operations over the last 18 months.

Another beneficiary of the rebound in global demand and prices for metals is Russia’s third richest magnate, Alisher Usmanov, who Finans magazine estimates is worth $19.9 billion.The co owner of Mettaloinvest also has significant media, telecoms and internet interests, and is a major shareholder in London’s Arsenal Football Club.

Metals also underpin the wealth of Oleg Deripaska, General Director and majority shareholder in Rusal, the world’s largest Aluminium producer, with an estimated net wealth of $19 billion.

Roman Abramovich, owner of the Chelsea football Club, and majority shareholder in Millhouse, rounds out the top 5 Russian billionaires with a net wealth estimated at $17.1 billion.A major shareholder in steelmaker and miner, Evraz, he also has gold interests through Highland Gold.

Rounding out the top ten, according to Finans Magazine, were more metals and energy magnates, Alexei Mordashev ($17.05 billion), Suleiman Kerimov ($16.9 billion), Mikhail Fridman ($16 billion), Vladimir Potanin ($14.3 billion) and Vagit Alekperov ($10.9 billion).


^ 10.2 Российские миллиардеры возвращаются


По данным ежегодного опроса журнала Finance, ряд российских миллиардеров вернулся к докризисному уровню благосостояния.

Опрос показал, что на данный момент в России 114 миллиардеров, это больше чем было в 2007 году (101 человек), но совокупное состояние 10 богатейших людей снизилось до 182 млрд.долл., в то время как в 2007 году эта сумма составила 221 млрд.долл.

На первом месте по-прежнему удерживается владелец «НЛМК» Владимир Лисин, чей капитал к концу 2010 года составил 28,3 млрд.долл. Его состояние увеличилось в связи с укреплением фондового рынка к концу года, а также благодаря поистине безграничному спросу на сталь со стороны Китая, что благотворно сказалось как на ценах на металл, так и на кошельке Лисина.

На втором месте Михаил Прохоров, владелец New Jersey Nets, председатель совета директоров «Полюс голд» и президент «Онексим» с общией суммой капитала в 22,7 млрд.долл. Его успех обусловлен своевременной продажей акций «Норильского никеля» на пике их цены в 2007-2008 годах, покупкой контрольного пакета акций «Ренессанс Капитала» а также устойчивым ценам на золото, что помогло «Полюс Голд» успешно вести свои операции за последние полтора года.

Алишер Усманов также не преминул воспользоваться возросшим спросом и ценами на металл, что принесло ему третье место в списке и капитал на сумму 19,9 млрд.долл. Совладелец «Металлоинвеста» также неплохо зарабатывает на рынке интернет- и телекоммуникаций, а также является крупным акционером Лондонского футбольного клуба «Арсенал».

Металл также помог укрепить богатство Олега Дерипаски, генерального директора «Русала», крупнейшего в мире производителя аллюминия. Его капитал составляет 19 млрд.долл.

Завершает пятёрку самых богатых людей России Роман Абрамович, владелец футбольного клуба «Челси» и пакета акций «Millhouse». Его суммарное состояние оценивается в 17,1 млрд.долл. Имея крупный пакет акций «Евраза», он также зарабатывает на золоте посредством «Highland Gold».

Оставшиеся члены десятки также в основном являются металлическими и энергетическими магнатами, а именно: Алексей Мордашев (17,05 млрд.долл.), Сулейман Керимов (16,9 млрд.долл.), Михаил Фридман (16 млрд.долл.), Владимир Потанин (14,3 млрд.долл.) и Вагит Алекперов (10,9 млрд.долл.)


Скачать файл (167.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации