Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Психология. Журнал Высшей школы экономики 2004 №01 Том 1 - файл 1.doc


Психология. Журнал Высшей школы экономики 2004 №01 Том 1
скачать (2463.3 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc2464kb.17.11.2011 11:29скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Реклама MarketGid:
Загрузка...

^ М. СКАРАБИС, Р. ШУЛЬЦЕ, Б. ШЕФЕР


Мартин Скарабис (Martin Scarabis) - научный ассистент в группе проф. Шефера в Университете Мюнстера. Интересуется проблемой обработки социальной информации, амбивалентности отношений, автоматически­ми ассоциациями и скрытыми аттитюдами. Его исследования ассоциа­тивных процессов и социального поведения поддержаны грантом Немецкого исследовательского общества. Совместно с другими внеш­ними организациями он занимается приложением социально-психоло­гических знаний к области исследования рынка, маркетинга и пищеобеспечивающего поведения. Мартин Скарабис получил диплом психолога в Университете Мюнстерав 1997 г., Ph.D.-в 2001 г. Он явля­ется членом Общества по изучению личности и социальной психологии.

Ральф Шульце (Ralf Schulze) - научный ассистент в Психологическом институте г. Мюнстера. Его научные интересы лежат в области социаль­ной психологии, индивидуальных различий, личности и исследователь­ских методов. Он концентрируется на проблемах аттитюдов, поведенческих взаимодействий, индивидуальных различий в когнитив­ной мотивации, социальном, практическом и эмоциональном интеллек­те, структурных моделях интеллекта и мета-анализе. Свой диплом психолога Ральф Шульце получил в Университете Манхейма в 1995 г. С 1997г. работает в группе проф. Шефера в Мюнстерском университете. В 2001 г. он получил исследовательскую премию Университета. В на­стоящее время работает над книгой о развитии и применении мета-ана­лиза.

Бернд Шефер (Bernd Schäfer) - профессор психологии (full professor for psychology), работает в области социальной психологии в Институте психологии IV (Social Psychology, Personality Psychology, Organizational Psychology) при Вестфальском университете Вильгельма в г. Мюнстер, Еермания (Westfälische Wilhelms-University). Он изучал психологию и социологию в университетах Вены, Бонна, Кельна и Праги с 1963 по 1968 г. Степень доктора философии (Ph.D.) получил в 1971 г. и занял полный профессорский пост в Мюнстере в 1976 г. после хабилитации в Бонне. В 2001 г. он получил звание почетного профессора в Еосударст-венном университете гуманитарных наук (Москва). Его основные инте­ресы лежат в области социальных аттитюдов, стереотипов и предубеждений.


Резюме

^ В данном исследовании рассматриваются амбивалентные реакции, возникающие по отношению к чужим группам. Используются теоретические

подходы к изучению установок и концепций из области межгрупповых исследований. Изучается противоречивое отношение к чужим группам и их членам, если они противоречат предписывающим стандартам идентичности

воспринимающих людей в качестве детерминанты амбивалентности. Выделяются два разных по содержанию класса стандартов идентичности: идеально-символические и материально-экономические. В экспериментальном исследовании вымышленная чужая группа наделялась свойствами, которые с

точки зрения обеих сфер идентичности либо противоречили, либо не противоречили стандартам идентичности воспринимающего человека, либо не имели к ним отношения. В соответствии с гипотезами в условиях противоречия наблюдалась наивысшая степень субъективной амбивалентности отношения. Амбивалентность оценивалась с помощью адаптированной немецкоязычной версии теста «Bivariate Evaluation and Ambivalence Measures » (BEAMs; Cacioppo, Gardner, Berntson, 1997).

В современных концепциях пред­рассудков и расизма подчеркивается все большее распространение амбива­лентных форм реагирования по отно­шению к социальным меньшинствам (например, Gaertner, Dovidio, 1986; Katz, 1981; McConahay, 1986). С нача­ла 1990-х гг. в рамках социально-пси­хологического исследования ученые стали активно заниматься вопросом многомерности социальных устано­вок и их измерением (Bargh, Chaiken, Govender, Pratto, 1992; Breckler, 1994;, 1999; Gönner, Sherlock, Orbell, 1998; Jonas, Diehl, Brömer, 1997; Maio, Esses, Bell, 1994; Moore, 1973; 1980; Priester, Petty, 1996; Thompson, Zanna, 1995; Thompson, Zanna, Griffin, 1995; Vallac-her, Novak, Kaufman, 1996). Данная статья продолжает обе линии исследо­вания и дополняет анализ введением понятия идентичности.

^ Общие детерминанты амбивалентных реакций


На базисном уровне предпосылки амбивалентных оценочных реакций обсуждаются в рамках «модели оце­ночного пространства» («Evaluative Space Model» - ESM; Cacioppo, Bernt­son, 1994; Cacioppo, Gardner, Berntson, 1997). Согласно предположениям ав­торов, установки возникают в резуль­тате активации оценочной позитив­ности и негативности. Однако в про­тивоположность классическим кон­цепциям установки (Osgood, Suci, Tannenbaum, 1957; Thurstone, 1931) ESM исходит из того, что оба оценоч­ных процесса могут быть не только ре-ципрокно-антагонистическими, но, кроме того, не зависимыми друг от друга и коактивированными. В зависи­мости от того, какой модус оценочной активации лежит в основе установоч­

ной реакции, возникают разные каче­ства установки. При взаимной актива­ции позитивных и негативных реак­ций возникает унивалентная, при неза­висимой активации - бивалентная, а при коактивации - амбивалентная установка. Если не активируется ни позитивность, ни негативность, возни­кает индифферентность. К сожале­нию, ничего не говорится о том, какого рода условия должны или могут быть при коактивации, независимой или ре-ципрокной активации.

В социально-когнитивных подходах к проблеме установки в качестве важ­ной детерминанты амбивалентных ре­акций рассматривается наличие проти­воречивых оценочных убеждений (на­пример, Bargh et al, 1992; Brömer, 1999, Zaller, Feldman, 1992). Объясняются ли этим различия в интенсивности амби­валентных реакций, а также то, какие знания, относящиеся к суждению, всту­пают друг с другом в конфликт или яв­ляются противоречивыми, в когнитив­но ориентированных подходах к проб­лемам суждения и установки не обсуж­дается. Этот момент является главным, например, в «теории распространения амбивалентности» (Katz, Wackenhut, Hass, 1986), в которой рассматривают­ся детерминанты и последствия амби­валентных реакций на социальные группы и их членов.


^ Детерминанты амбивалентности по отношению к социальным меньшинствам


Еще в конце 1970-х гг. Катц и сотр. (Katz, 1981; Katz, et al., 1986) в рамках своей «теории распространения ам­бивалентности» начали изучать усло­вия возникновения амбивалентных реакций на социальные меньшинства в США. В соответствии с их гипоте­зой о конфликте норм1 амбивалент­ность белых по отношению к цвет­ным американцам объясняется тем, что вследствие общественно-истори­ческого развития белые люди в зна­чительной степени придерживаются так называемой протестантской тру­довой этики и, вместе с тем, принципа гуманизма и равенства. При оценке цветных американцев два этих стан­дарта вступают друг с другом в конф­ликт: с одной стороны, у цветных лю­дей существуют стереотипные пред­ставления, противоречащие протес­тантской этике; с другой стороны, цветные американцы воспринимают­ся как ущемленные в общественном плане, что противоречит принципу гуманизма и равенства, важному для белых. Таким образом, согласно «тео­рии распространения амбивалентно­сти», причина возникновения амбива­лентных реакций заключается в конф­ликте ценностных ориентации, отно­сящихся к представлению человека о себе, который воспринимается как уг­роза для его «я».

Эссес, Хэддок и Занна в возникнове­нии оценок/установок по отношению к чужим группам подчеркивают также значение так называемых символиче­ских убеждений («убеждений в том, что социальные группы нарушают или поддерживают тщательно оберегае­мые ценности и нормы») (Esses, Had­dock, Zanna, 1993). При противоречи­вости суждения, то есть при одновре­менно ощущаемом нарушении и под­креплении различных собственных ценностных представлений, возникает амбивалентность отношения к чужо­му (Maio, Bell, Esses, 1996). По сравне­нию с современными концепциями ра­сизма, такими, как концепция Катца и др. (Katz et al., 1986), этот подход яв­ляется более общим.


^ Экономические и символические расхождения с идентичностью и амбивалентность по отношению к чужим группам


В концепции идентичности Шефера и Шлёдера (Schäfer, Schiöder, 1990; ср. Schäfer, Scarabis, Schiöder, данный но­мер журнала), как и в «теории распро­странения амбивалентности», подчер­кивается значение социальных ценно­стей для самоопределения. По анало­гии с концепцией Катца и др. (Katz et al., 1986) предполагается, что общие ценностные представления связаны с более конкретными представлениями о правильных поступках (стандартами идентичности). По своему содержа­нию эти стандарты идентичности яв­ляются материально-экономическими или идеально-символическими. Со­гласно представлениям Шефера и Шлёдера, чужие люди и группы оце­ниваются по собственным стандартам (Schäfer, Schiöder, 1994; Schäfer, 1998). Если люди встречают нарушение соб­ственных стандартов идентичности, то следует ожидать негативной реакции. При совпадении ценностей чужих лю­дей и собственных нормативных пред­ставлений можно предсказать позитив­ную реакцию. В ряде работ удалось по­казать, что расхождение ценностей других людей с собственными ценно­стями (Biernat, Vescio, Theno, 1996; Schwartz, 1996), нормами (De Ridder, Tripathi, 1992), символическими пред­ставлениями (Esses et al., 1993; Had­dock, Zanna, Esses, 1994), мировоззре­нием (Greenberg, Solomon, Pyszcynski, 1997) или убеждениями (Rokeach, Evans, Smith, 1960), как правило, ведет к возникновению негативных реакций и оценок. И наоборот, общее сходство (Byrne, 1969) и особенно совпадение ценностей (Lea, 1982) ведут к появле­нию симпатии. В качестве важного фактора возникновения конфликтных отношений между индивидами и груп­пами людей не раз уже также подчер­кивалось значение интересов, связан­ных с материально-экономической сферой (Esses, Jackson, Nolan, Armst­rong, в печати; Sherif, 1966; W. G Step­han, С. W. Stephan, 1996; W. G. Stephan, Ybarra, Martinez, Schwarzwald, Tur-Kaspa, 1998; Sutter, McCaul, 1993). Однако при определенных условиях в этих случаях возможны и позитивные реакции (Singer, 1997). Реакции чело­века на такие расхождения определя­ются ощущением им угрозы для свое­го «я».

О том, что принцип соответствия и несоответствия ценностей относится также и к нормативным представле­ниям (это понятие во многом сходно с используемым здесь понятием иден­тичности, то есть стандартом иден­тичности), свидетельствуют данные, полученные Скарабисом (Scarabis, 1997). В его исследовании группе рес­пондентов (учащимся) предъявлялась информация, соответствовавшая или не соответствовавшая их материаль­но-экономическим стандартам (вве­дение платы за обучение), которая вызывала ожидаемые реакции (нега­тивность при несоответствии, пози­тивность при соответствии). Другой группе респондентов (учащимся пе­дагогических курсов) предъявлялись совпадающие или не совпадающие с их представлениями идеально-симво­лические требования (провести шко­льный урок, основываясь на принци­пе интеграции или достижения), при этом также наблюдались соответст­вующие эффекты.

Однако до сих пор ни теоретически, ни эмпирически не изучалась ситуа­ция, где чужие группы характеризуют­ся противоречивостью по отношению к собственным стандартам идентично­сти из различных сфер (то есть экономи­ческой или идеальной), и вызываемыми ими амбивалентными реакциями. В ис­следовании эффектов «реальных» и «символических» угроз, проведенном В. Дж. Стивеном, Мартином, Эссесом и К. В. Стивеном, в ходе эксперимента оба вида угрозы комбинировались друг с другом (W. G. Stephan, Martin,

Esses, С. W. Stephan, 2000). Однако в качестве зависимой переменной рас­сматривались только негативные оценки, а потому в отношении амбива­лентных реакций эта работа остается неинформативной. С учетом очерчен­ных здесь подходов к изучению уста­новок и отношений между группами мы предполагаем, что в последнем от­меченном случае может наблюдаться амбивалентность. Мы не считаем, что воспринимаемая идеально-символиче­ская или материально-экономическая угроза придает суждению воспринима­ющего человека исключительно нега­тивную направленность, если чужая группа имеет также и позитивные ка­чества.

В данном исследовании проверяет­ся, будут ли у воспринимающего че­ловека возникать амбивалентные ре­акции, если он обнаруживает расхож­дение с собственной идентичностью в одной сфере поведения чужой группы и, вместе с тем, совпадение в другой. Основную гипотезу можно выразить таким образом: наиболее явные раз­личия в степени амбивалентности следует ожидать при сравнении слу­чаев, когда с объектом суждения не связаны представления, важные для ощущения человеком своей идентич­ности, со случаями, когда суждение вступает в противоречие со стандар­тами, относящимися к обеим облас­тям идентичности. В том случае, если стандарты идентичности касаются обоих классов стандартов и условия их проявления противоречивы (сов­падение одних стандартов и расхож­дение других), амбивалентность бу­дет наиболее сильной.

Метод


^ План исследования. В основу про­верки сформулированных выше предположений был положен экспе­риментальный план 3x3 (отношение к идеально-символическим стандар­там: отсутствие - непротиворечивое -отличающееся; отношение к матери­ально-экономическим стандартам: отсутствие - непротиворечивое - от­личающееся).

^ Операционализация плана исследо­вания. В ходе эксперимента испытуе­мых снабжали информацией о вы­мышленной группе. При этом посто­янным оставалось описание этой группы как Международного союза студентов, Society of International Stu­dies (SIS), который якобы проявляет инициативу, чтобы в немецкие уни­верситеты (в том числе в Мюнстере) приезжали иностранные студенты. В соответствии с планом исследова­ния с содержательной стороны пре­бывание иностранных студентов свя­зывалось с различными последствия­ми, которые совпадали или не совпа­дали со стандартами студентов или этих стандартов никак не касались. С этой целью в рамках предваритель­ного исследования в общей сложно­сти 89 студентам предлагалось оце­нить отдельные высказывания (Вгоп-stering, 2000; Mersch, 2000). При этом испытуемых просили указать, при­надлежат ли к каким-либо областям идентичности - идеально-символиче­ской или материально-экономиче­ской - те или иные высказывания (на­пример: «Учащиеся в любое время должны иметь возможность пользо­ваться Интернетом института» или «Преподаватели должны делать все для пользы учащихся»). Испытуе­мым также давалось несколько более конкретных высказываний, которые нужно было оценить с точки зрения их совместимости с общими стандар­тами идентичности (например: «Вве­дение оплаты три немецких марки за час пользования институтским Ин­тернетом»),

Чтобы сформулированное в виде требования высказывание можно было рассматривать в качестве стан­дарта студентов, был установлен кри­терий: по меньшей мере 80% опро­шенных людей должны были дать совпадающую оценку. В качестве не­существенной информации для конт­рольной группы выбирались такие высказывания, где, по мнению боль­шинства опрошенных, ни о каких тре-бованиях речь не шла. Для оценки того, позитивно или негативноотно-сится сообщенная информация к вы­явленным стандартам,требовалось, чтобы по меньшей мере 75% опро­шенных людей указали, что описан­ная ситуация соответствует их стан­дарту или его нарушает. Таким спосо­бом были идентифицированы по два высказывания, которые можно рас­сматривать как совпадающие или как не совпадающие с символическими или материальными стандартами идентичности у учащихся. В качестве не имеющих отношения к идентично­сти были выделены четыре информа­ционные единицы. Следующие при­меры иллюстрируют содержание этих высказываний:

^ Высказывания, не имеющие от­ношения к идентичности(ирреле-вантные):

Чтобы обеспечить встречу гостей, обучающихся разным специально­стям, руководители институтов предоставляют в их распоряжение различные помещения. Эти и другие организационные задачи координи­руются лицами, отвечающими за размещение студентов, по взаимной договоренности, чтобы в течение семестра можно было следовать планам использования помещений.

Чтобы удовлетворять различные кулинарные пристрастия студен­тов, все столовые и кафетерии по­полнят свой ассортимент в течение двухлетней испытательной фазы. Таким образом, гостящие студенты независимо от своего местопребы­вания в любое время смогут следить за своим питанием.

^ Расхождение с материально-эко­номическими стандартами (матери­альная неконгруэнтность):

Финансирование проекта базирует­ся на установленном плане расхо­дов. При этом часть из них покры­вается SIS, тогда как другую часть оплачивает принимающая сторона. Поэтому во время двухлетней испы­тательной фазы для всех студен­тов города Мюнстера будет подня­та цена на семестровый билет. Это изменение не имеет никакого влия­ния на дальность действия билета, которая остается прежней.

Чтобы создать дополнительные возможности для финансирования проекта, устанавливается плата 5 марок в час за пользование универ­ситетским Интернетом, которое раньше было бесплатным. Все поль­зователи должны будут расплачи­ваться по системе чип-карт.

^ Совпадение с идеально-символи­ческими стандартами (символиче­ская конгруэнтность):

Во время пребывания гости предста­вят критерии, по которым можно будет регулярно и систематически оценивать преподавательскую и на­учную деятельность наших профес­соров. Система оценки введена уже во время испытательной фазы, и это позволит постоянно оценивать качество преподавания наших про­фессоров, а результаты оценки бу­дут регулярно публиковаться.

В сотрудничестве с соответствую­щими объединениями специалистов находящиеся в гостях студенты осу­ществляют программу интеграции, которая включает в себя различные мероприятия. Наряду с интеграцией членов SIS эти мероприятия должны предоставить возможность мест­ным студентам устанавливать лич­ные контакты с гостями, которые уже в фазе испытания могут исполь­зоваться для собственных поездок за границу.

Комбинируя эти виды информа­ции, можно создать девять экспери­ментальных условий, полностью ре­презентирующих план исследования2.

^ Основное исследование. В основ­ном исследовании приняли участие 277 студентов Вестфальского универ­ситета им. Вильгельма (г. Мюнстер). Частично они были набраны на учеб­ных занятиях, частично - в студенче­ских общежитиях. Обработка анкет за­нимала примерно 25 минут. 67,9% вы­борки были женщины, 31,4 % - муж­чины, остальные 5 человек никаких сведений о себе не сообщили. Во вре­мя исследования 204 человека (73,6%) учились на 1-4-м семестре, осталь­ные - на старших курсах.

^ Измерение зависимых переменных. Субъективная амбивалентность. Степень субъективно ощущавшейся амбивалентности оценивалась с помо­щью немецкоязычной версии шкалы амбивалентности теста В БАМе (Сась орро & а1., 1997). Испытуемые оценива­ли шесть прилагательных (конфликт­ный, противоречивый, запутанный, раздвоенный, напряженный, нераз­борчивый) с точки зрения того, в какой степени они описывают систему оце­нок и ощущения по отношению к объ­екту установки (от 1 = вообще нет до 5 = в крайней); а Кронбаха шкалы, рав­ная 0,86, свидетельствует о ее надеж­ности. Интенсивность субъективно ощущавшейся амбивалентности оце­нивалась каждым человеком по шести пунктам.


^ Результаты. Тестовые анализы. Поскольку в данном исследовании впервые использовался немецкоязыч­ный адаптированный вариант теста ВЕАМв, был проведен разного рода анализ, чтобы получить качественные психометрические показатели. С этой целью, кроме шкалы амбивалентно­сти, также использовались разрабо­танные Качиоппо и др. шкалы пози­тивности и негативности 3 (Cacioppo, étal, 1997).

^ Шкала негативности. Негативная оценка измерялась с помощью не­мецкоязычной версии шкалы нега­тивности (форма В) из теста BEAMs (а Кронбаха = 0,91). Используя метод раздельных биполярных шкал Кашта­на (Kaplan, 1972), испытуемых проси­ли думать только о негативных ощу­щениях и оценках по отношению к объекту установки. Затем они должны были оценить восемь прилагательных (недоброжелательный, нерадостный, непривлекательный, неприятный, от­вергающий, карающий, шокирующий, неподобающий) с точки зрения того, в какой степени они описывают их соб­ственные оценки и ощущения по отно­шению к объекту установки (от 1 = во­обще нет до 5 = в крайней).

^ Шкала позитивности. Для изме­рения позитивной оценки использо­валась немецкоязычная версия шка­лы позитивности (форма В) из теста BEAMs, которая по своему формату ана­логична шкале негативности (пункты: позитивный, счастливый, желатель­ный, симпатичный, дружелюбный, хо­роший, привлекательный, удовлетво­ряющий; а Кронбаха = 0,87).

Помимо анализа внутренней непро­тиворечивости отдельных подшкал, был проведен факторный анализ всех пунктов трех шкал. В отличие от ана­лиза главных компонент, проведенно-


Перевод шкал был выполнен Ральфом Шульце.

го при оценке английской версии теста В БАМе (Сасюрро ег а1., 1997), здесь применялись другие методы, которые более пригодны для анализа ВЕАМв как инструмента для измерения трех латентных переменных - «позитивно­сти», «негативности» и «амбивалент­ности». Исходя из предположения, что с помощью двадцати двух в общей сложности пунктов оцениваются три латентные переменные, которые по­тенциально между собой коррелируют, был проведен анализ главной оси с на­клонным вращением (ОЬНгшп, 8 = 0). Для оценки количества связанных с 22 пунктами факторов были исполь-

Примечание. Значения, приведенные в скобках, Абсолютные значения < 0,35 не указаны.


зованы критерий Кайзера-Гутмана, Scree-Plot и параллельный анализ по Хёрну (Horn, 1965). По всем трем кри­териям были выделены три одинако­вых фактора. Матрица вращения трех факторов (модели и структуры) приво­дится в табл.1.

В табл. 1 отчетливо видна предпола­гавшаяся схема факторов BEAMs. Пункты общей шкалы получают наи­большую нагрузку в общем факторе и нигде не обнаруживают существен­ной двойной нагрузки. Уже на основе структурных коэффициентов по срав­нению с нагрузками можно опреде­лить, что вращение привело к появле­нию коррелирующих факторов. В табл. 2 показаны интеркорреляции факторов, а также те три шкалы (пози­тивность, негативность, амбивалент­ность), которые получились на основе суммации пунктов.

О паттерне корреляций между шка­лами, соответствующем значениям, которые приведены в табл. 2, сообщал также Качиоппо (Cacioppo et al., 1997). Основываясь на полученных значени­ях, можно говорить о том, что корреля­ции между шкалами в целом соответ­ствуют корреляциям между фактора­ми. Если при этом учесть, что оценки значений факторов во всех случаях коррелируют с суммарными значения­ми шкал на уровне свыше 0,99, то представляется правомерным в даль­нейшем использовать суммарные зна­чения в качестве эквивалентных пока­зателей. На основании корреляций, приведенных в табл. 2, становится так­же очевидной близость амбивалентно­сти к негативности в противополож­ность позитивности. Этот результат также согласуется с данными, о кото­рых уже сообщалось в специальной литературе (Cacioppo et al., 1997). Та­ким образом, приведенные результаты можно рассматривать как первые сви­детельства того, что удалось сделать адекватный перевод теста BEAMs, и, следовательно, шкала амбивалент­ности пригодна для оценки зависимых переменных.


^ Субъективная амбивалентность в зависимости от отношения призна­ков SIS к собственным стандартам.

В табл. 3 представлены результаты ANOVA с зависимыми переменными субъективной амбивалентности и по­стоянных факторов отношения к сим­волической и материальной идентич­ности. Был выявлен основной эффект (на уровне пограничной достоверно­сти) для первого фактора, а также эф-

фект (на уровне высокой достоверно­сти) для фактора «отношение к мате­риальной идентичности». Предпола­гавшийся эффект взаимодействия до­стоверен на уровне р<0,005.

Характер наблюдаемых эффектов иллюстрирует рис. 1, на котором изоб­ражены средние значения выраженно­сти субъективной амбивалентности для отдельных экспериментальных условий. Можно увидеть, что в соот­ветствии с ожиданиями в условиях противоречивого отношения к иден­тичности (совпадение со стандартами идентичности в символической сфе­ре - расхождение в материальной; рас­хождение в символической сфере -совпадение в материальной)степень субъективной амбивалентности ока­зывается наивысшей.

Статистическая значимость наблю­даемых различий средних значений между разными условиями проверя­лась с помощью метода Ро81-1юс-конт-растов (Тикеу ИББ). Оба условия про­тиворечивости достоверно отличаются при вероятности ошибки 5% от конт­рольного условия (отсутствие отноше­ния к стандартам идентичности в сим­волической сфере - отсутствие отно-



шения к стандартам идентичности в материальной сфере), при котором на­блюдаемая степень субъективной ам­бивалентности может рассматриваться в качестве базовой линии: контрольное условие или совпадение со стандарта­ми идентичности в символической сфе­ре - несовпадение в материальной, р<0,001, одностороннее; контрольное условие или несовпадение со стандар­тами идентичности в символической сфере - совпадение в материальной, р<0,03, одностороннее. В критических условиях с противоречивыми инстру­ментальными отношениями значения достоверно друг от друга не отличают­ся (р<0,50, одностороннее). Различия между условиями противоречивости по отношению к другим эксперимен­тальным условиям иллюстрирует табл. 4.

Субъективная амбивалентность в обоих условиях противоречивости до­стоверно не отличается от обоих усло­вий, в которых вымышленная группа характеризовалась требованиями, не совпадающими со стандартами иден­тичности в материальной сфере (в соче­тании с информацией, либо не имеющей отношения к символической сфере, либо противоречащей соответствую­щим ей стандартам). Кроме того, усло­вие «расхождение со стандартами иден­тичности в символической сфере - сов­падение в материальной сфере» не отли­чается от условия «расхождение со



стандартами идентичности в символи­ческой сфере - отсутствие отношения к материальной сфере».


Обсуждение


Результаты исследования соответ­ствовали предварительным ожидани­ям. В том случае, когда характеристи­ки чужой группы обнаруживают связь с собственными идеально-символиче­скими и материально-экономически­ми стандартами человека, и они совпа­дают с одними стандартами и вместе с тем не совпадают с другими, амбива­лентность ощущается гораздо силь­нее, чем в том случае, если эти харак­теристики не имеют отношения к идентичности или не противоречат друг другу. Очевидно, что чужие груп­пы не оцениваются исключительно не­гативно при любой воспринимаемой угрозе собственной идентичности. По­этому по сравнению с работой Стивена и др. (Stephan et al., 2000) становится несомненной полезность таких форма­тов измерения установок в межгруппо­вых исследованиях, где респондентам предоставляется возможность выра­зить конфликтные тенденции при оценке. В приведенном здесь исследо­вании амбивалентность оценивалась на основе данных самоотчета, по соответ­ствующей шкале теста BEAMs (Caciop-ро et al., 1997). Результаты проведенно­го анализа рассматривались в качестве первых указаний на доброкачествен­ность немецкого перевода.

Следует констатировать, что в боль­шинстве случаев, когда испытуемым давалась информация, противоречив­шая стандартам идентичности, они реагировали амбивалентными чувст­вами. С точки зрения гипотезы о про­тиворечивости, отстаиваемой в со­временных концепциях установки, объяснить это сразу нельзя. Однако этот результат соответствует гипоте­зам, выдвинутым Шефером и Шлёде-ром в рамках разрабатываемой ими модели чуждости (Schäfer, Schiöder, 1994; Schäfer, 1998). В данном исследо­вании уровень знания во всех условиях постоянно оставался незначительным. Поэтому условия, в которых из отно­сящихся к идентичности сведений из­вестны только такие, которые указы­вают на несовпадение с собственными стандартами, могут рассматриваться как случаи переживания чужого (не­знакомого и расходящегося с идентич­ностью), где, согласно ступенчатой модели восприятия чужого, ожидается возникновение субъективной амбива­лентности. Кроме того, этот результат согласуется с концепциями, разрабо­танными в рамках теории установки, например, с концепцией ESM Качиоп-по и Бернтсона (Cacioppo, Berntson 1994; Cacioppo et al., 1997). В ней по­стулируется, что активированная не­гативность, которая должна возникать в случае противоречивой информа­ции, в большей степени способствует возникновению амбивалентности, чем позитивность. Однако прежде чем можно будет сделать далеко идущие выводы, выявленные эффекты должны быть сначала воспроизведены в других экспериментальных условиях или на других выборках.

Касаясь оценки сформулированных выше предположений, остается прояс­нить, не вызывает ли противоречивая информация - независимо от того, идет ли речь об относящихся или не относящихся к идентичности сведени­ях - всегда амбивалентные реакции (БсагаЫз, данный номер журнала). Это соответствовало бы общей гипотезе, известной из исследования установок, о том, что возникновение амбивалент­ности объясняется исключительно структурными характеристиками (противоречивостью) знаний, исполь­зуемых при оценке. В противополож­ность этому, согласно представленной выше концепции расхождения с иден­тичностью, в качестве условия возник­новения амбивалентности - наряду с противоречивостью - рассматривает­ся значение соответствующих стан­дартов для самоопределения человека. Предполагается, что в том случае, ког­да чужая группа, хотя и наделяется не­однозначными характеристиками, но они не столь значимы (то есть не отно­сятся к стандартам идентичности), возникает гораздо более слабая амби­валентность. В соответствующем эм­пирическом исследовании такую си­туацию, в которой противоречивыми являются несущественные характери­стики, можно было бы противопоста­вить другой ситуации, в которой про­тиворечивость относится к стандартам идентичности.

При условии, что противоречащие идентичности характеристики чужой группы известны, в дальнейшем не­обходимо проверить, возникает ли амбивалентность также и в том слу­чае, когда противоречивая информа­ция относится к стандартам из одной области идентичности (например, од­новременно совпадение и несовпаде­ние со стандартами идентичности в материальной сфере). В соответствии с нашей моделью мы бы предположи­ли, что амбивалентность возникнет и в этих случаях, тогда как в рамках дру­гих подходов (Fishbein, Ajzen, 1975), предполагается, что такая противоре­чивость оценок устраняется, напри­мер, благодаря мультиатрибутивной компенсаторной стратегии принятия решений. Случай, рассмотренный в данном исследовании (противоречи­вость в отношении стандартов из двух областей идентичности), ставит под со­мнение универсальность стратегии подсчетов всех плюсов и минусов, по­скольку речь здесь идет не просто о противоречивости, а о несоизмеримо­сти (Tetlock, Peterson, Lerner, 1996).

Из характеристики материально-экономических стандартов как пред­ставлений, которые проясняют значе­ние ценностей, то есть вытекают из них и могут ими обосновываться, воз­никает еще одна постановка вопроса, нуждающаяся в эмпирическом иссле­довании. В работах, где используется концепция «экономической угрозы» как детерминанты отвержения чле­нов чужих групп (Esses et al., в печати; W.G. Stephan et al., 1998; Van Dijk, 1987), в качестве важного признака экономической угрозы единодушно отмечается воспринимаемая конку­ренция, связанная с ограниченными ресурсами («zero-sum-beliefs», Esses et al.). Однако согласно вышеизложен­ной концепции идентичности, такое восприятие конкуренции не является обязательным условием для расхожде­ния с идентичностью, связанной с ма­териально-экономическими стандарта­ми. Оно может возникнуть тогда, когда ставятся под сомнение относящиеся к идентичности притязания на собствен­ность, даже если не ясно, кто от этого выиграет. Поскольку эффекты непо­средственной конкуренции из-за рабо­чих мест и других ресурсов могут счи­таться вполне доказанными, в рамках концепции стандартов идентичности желательно эмпирически изучить именно такие случаи, в которых вос­приятия конкуренции не существует, однако ставятся под сомнение собст­венные материальные притязания в связи с более высокими по рангу цен­ностями других людей. В работе Ска-рабиса (БсагаЫз, 1997), как уже отме­чалось, студенты сталкивались с про­тивоположными для них мнениями по вопросу о введении платы за обучение (то есть с требованием платить за уче­бу). Эта информация связывалась с группами, которые не получали непо­средственной выгоды от такого пере­распределения материальных ресур­сов, и имела отношение к аргумента­ции правовых аспектов. Несмотря на отсутствие конкуренции, отчетливо проявились негативные реакции по от­ношению к вымышленным группам.

Подводя итоги, можно констатиро­вать, что данное исследование свиде­тельствует о пригодности концепции расхождения с идентичностью для предсказания оценочных реакций на чужие группы.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



Скачать файл (2463.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации