Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Вопросы экономики и права 2008 №05 - файл 1.doc


Вопросы экономики и права 2008 №05
скачать (1305.7 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc1306kb.17.11.2011 12:42скачать

1.doc

1   2   3   4

^ ПОНЯТИЕ И ФУНКЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ


© 2008 Е.Е. Жеребцова кандидат юридических наук Самарский государственный экономический университет © 2008 А.Н. Жеребцов Прокуратура Самарской области


Рассмотрены теоретические проблемы организации института конституционного контроля, проана­лизировано правовое и функциональное значение конституционного контроля.

Согласно ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, судебная власть в Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, адми­нистративного и уголовного судопроизводства. Конс­титуционный Суд Российской Федерации осуществ­ляет охрану федеральной Конституции, гарантирует ее верховенство и высшую юридическую силу в об­щефедеральном масштабе. В свою очередь, консти­туционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, возможность создания которых предус­мотрена ст. 4 и ст. 27 Федерального конституцион­ного закона "О судебной системе Российской Феде­рации", предназначены обеспечивать верховенство и высшую юридическую силу конституций (уставов) субъектов Российской Федерации в масштабе рес­публики, области, края, автономии, города федераль­ного значения; верховенство в отношении органов и должностных лиц названных субъектов Федерации и высшую юридическую силу в сравнении с иными законами и нормативными актами субъектов Рос­сийской Федерации1. В нашей стране органы консти­туционного контроля являются частью механизма нормативного конституционного контроля, направлен­ного на обеспечение единства правового простран­ства, что вытекает из смысла Указа Президента Рос­сийской Федерации "О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Рос­сийской Федерации" от 10 августа 2000 г.2 Единство правового пространства РФ - обусловленное Консти­туцией РФ состояние согласованности и соподчинен-ности правовых норм исходя из их юридической силы. Механизм обеспечения единства правового простран­ства должен включать завершение оформления за­конодательной базы по наиболее важным конститу-

1 См.: Овсепян Ж.И. Становление конституционных и уставных судов в субъектах Российской Федерации (1990­2000 гг.). М., 2001. С. 5.

2 См.: Собрание законодательства РФ. 2000. № 33.

Ст. 3356.

ционно-правовым институтам РФ и ее субъектов; улучшение качества подготовки нормативно-право­вых актов участниками нормотворческого процесса путем повышения их юридической квалификации и совершенствования нормотворческих технологий; введение в правовую практику элементов модель­ного нормативно-правового регулирования по вопро­сам совместного ведения РФ и ее субъектов, а так­же по отдельным вопросам местного значения и др.3 Значимое место в механизме обеспечения единства правового пространства занимает институт консти­туционного контроля, для всестороннего уяснения которого, как справедливо отмечает А.В. Зимин, следует разграничить понятия "охрана Конституции" и "защита Конституции", "юнституционный надзор" и "юнституггионный контроль"4.

Актуальность исследования института конститу­ционного контроля обусловлена тем фактом, что как в советский период, так и на современном этапе разви­тия науки конституционного права существовало и существует множество точек зрения по поводу со­держания терминов "правовая охрана" и "правовая защита конституционн^гх положений". Например:

- по общему правилу, правовая охрана Конс­титуции - это совокупность юридических средств, которые обеспечивают выполнение всех норм, установленных Конституцией, строгое соблюде­ние режима конституционной законности5;

- В.В. Лазаревым и Т.Я. Хабриевой представ­лено более развернутое толкование содержания инс­титута правовой охраны Конституции. В частности, в самом широком смысле охрана Конституции, по их мнению, предполагает совокупность разнообраз­ных мер по обеспечению действия Конституции (не только мер юридического характера, но и образова­тельного и воспитательного, экономического и поли­тического плана). В свою очередь, в строго специ­альном (узком) смысле, под охраной Конституции следует понимать совокупность контрольно-надзор­ных полномочий и мер со стороны государственных органов, наделенных правом проверки содержания правовых актов и действий адресатов права на пред­мет их соответствия Основному закону6.

Относительно соотношения обозначенных выше терминов ("правовая охрана" и "правовая защита Конституции") следует подчеркнуть, что охрана Конституции является профилактической (превентивной) деятельностью, препятствующей предупреждению нарушений конституционного порядка, а защита Конституции, в свою очередь, всегда предполагает реальные посягательства на конституционные правоотношения, "заключается в устранении конкретных (уже совершенных) на­рушений конституционных норм"7.

Необходимо обратить внимание на то обсто­ятельство, что среди конституционалистов отсут­ствует единство в понимании вопроса о соотно­шении дефиниций "конституционный надзор" и "конституционный контроль". В частности, отно­сительно данного коллизионного вопроса сущест­вуют следующие точки зрения. Понятия "консти­туционный надзор" и "конституционный контроль" исследуются:


6 Лазарев В.В., Хабриева Т.Я. Охрана конституции и конституционных прав граждан: Лекция для слушателей 3-го фак. Акад. управления МВД. М., 1996. С. 3, 7.

7 Головистикова А.Н. Указ. соч. С. 139.

8 См.: Нудель М.А. Конституционный контроль в капи­талистических государствах. М., 1968. С. 7; ЧиркинВ.Е. Конс­титуционное право зарубежных стран. М., 1997. С. 43-48; Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран:

Учебник. М., 1998. С. 148.

- как идентичные термины8. Однако мы счи­таем подобный подход весьма спорным, посколь­ку конституционный надзор является способом обеспечения конституционной законности в облас­ти правовой охраны Конституции, который сле­дует рассматривать как одно из условий эффек­тивной защиты Конституции (т.е. имеет более узкую сферу проявления, чем контроль), а конс­титуционный контроль (в отличие от надзора) включает в себя и охрану Конституции, и ее за­щиту при выявлении реальных посягательств9;

  1. как различные по своему содержанию тер­мины. Так, В.В. Ефимова полагает, что контроль и надзор являются самостоятельными и различ­ными по своей природе правовыми формами обес­печения законности, соотносящимися как целое и часть10. С.Э. Несмеянова, не отождествляя поня­тия "конституционный контроль" и "конституцион­ный надзор", между тем подчеркивает, что оба института направлены на достижение единой об­щей цели, выражающейся в обеспечении соответ­ствия законодательства Конституции, ее верховен­ства и утверждения конституционной законности11;

  2. как явления, имеющие схожие и отличитель­ные черты12.

Считаем, что именно третий подход, на ос­нове которого будет проводиться дальнейшее исследование, является вполне мотивированным и целесообразным на современном этапе.


9 См., например: ^ Холиков К.Н. Становление и развитие института конституционного надзора в Таджикистане: Ав-тореф. дис. ... канд. юрид. наук. Душанбе, 1996. С. 13-14.

10 Ефимова В.В. Контроль в арбитражном процессе как
способ устранения судебных ошибок. Саратов, 2004. С. 12.

11 Несмеянова С.Э. Теоретико-правовое исследование
конституционного судебного контроля в Российской Феде-
рации: Дис. ...д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С. 30.

12 См., например: БеляевВ.П. Сущность контроля и над-
зора, их сходство и различия // Государство и право. 2006.
№ 7. С. 31-42.

13 Паршина Т.В. Судебный контроль за законностью
правовых актов (общеправовой анализ): Автореф. дис. .
канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005. С. 16.

14 См., например: Авдеенкова М.П., Дмитриев Ю.А.
Основы теории конституционного права: Курс лекций. Т. 1.
М., 2005. С. 239.

15 См.: ЛомовцеваМ.Л. Российская и американская сис-
темы конституционного судебного контроля: Сравнитель-
но-правовое исследование: Дис. . канд. юрид. наук. Екате-
ринбург, 2004. С. 17.

Как справедливо подчеркивает Т.В. Парши­на, исследуя понятия и сущность контроля и над­зора, "авторы определяют эти явления по-разно­му: как средство, фактор, форму, функцию, дея­тельность, систему, обратную связь, условие, регулятор, гарант, явление, институт, метод, пра­вомочие, атрибут и т.д."13 При разграничении данных дефиниций нередко ученые указывают, что их основными отличительными признаками являются объем полномочий контролирующих и надзирающих органов14, а также характер прини­маемых мер в случаях нарушений15. Например,


М.В. Баглай подчеркивает, что надзор сводится к наблюдению, которое позволяет указывать на ненадлежаще принятый акт или незаконный акт, при этом поднадзорный орган сам обязан отме­тить или изменить данный акт16, а контроль, по общему правилу, предполагает не указанную выше обязанность, а аналогичное право.

Конституционный контроль рассматривает­ся учеными как:

16 ^ Баглай М.В. Конституционное право Российской
Федерации: Учеб. для юрид. вузов и фак. М., 2003. С. 676.

17 См.: Проскурин А.А. Перспективы развития консти-
туционного контроля в Российской Федерации: Автореф.
дис. ...канд. юрид. наук. Орел, 2006. С. 9.

18 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Су-
дебное конституционное право и процесс: Учеб. пособие для
вузов. М., 1998. С. 25.


  1. особый правовой институт, представляю­щий собой структурно-функциональную систему, которая состоит из писаной Конституции, объек­та конституционного контроля, совокупности конт­рольных органов, а также субъектов, правомоч­ных обращаться в контрольные органы17. Одна­ко приведенное определение, на наш взгляд, со­держит некоторые неточности. В частности, воз­никает вопрос: почему А.А. Проскурин акценти­рует внимание только на писаных конституциях, ведь одним из юридических свойств конститу­ции (независимо от ее формы) является ее пра­вовая охрана и защита;

  2. специфическая функция (особое направле­ние деятельности) компетентных государствен­ных органов (Президента, парламента, правитель­ства, органов судебной власти) по обеспечению верховенства конституционных предписаний в сис­теме нормативных актов, их прямого и непосред­ственного действия в правовом регулировании деятельности жизни общества18, что традицион­но рассматривается в качестве одного из призна­ков демократического государства. Наряду с подобным обеспечение конституционной закон­ности, конституционный контроль также позволя­ют предупреждать издание неконституционных актов. По поводу последнего высказывания хоте­лось бы немного пояснить. В данном случае мы ведем речь о превентивном (предупредительном) конституционном контроле, который осущест­вляется судебными органами до принятия нор­мативного правового акта парламентом или пос­ле его принятия, но до подписания главой госу­дарства, т.е. до вступления в законную силу. Сто­ронники превентивного контроля считают, что подобный вид является наиболее совершенным и эффективным, поскольку:

  3. в действующем праве практически исклю­чается возможность появления норм, не соответ­ствующих Конституции;

  4. пресекаются нарушения конституционной законности;

  5. сохраняется престиж законодателя, фикси­руются конституционные ошибки, конституцион­ные правонарушения законодателя19 и др.

При осуществлении данного вида конститу­ционного судебного контроля наиболее целесооб­разной является проверка только тех положений, которые указываются в обращении к органам судебного конституционного контроля. Предвари­тельный конституционный контроль применяет­ся не только в Российской Федерации, но и осу­ществляется на территориях других государств, в том числе ряда стран СНГ. Так, согласно п. 1 ст. 72 Конституции Республики Казахстан Конс­титуционный совет рассматривает до подписа­ния Президентом Республики принятые Парла­ментом законы, а также рассматривает до рати­фикации международные договоры на соответ­ствие их Конституции Республики Казахстан.

Разделяя в целом подход к конституционно­му контролю как к специфической функции ком­петентных государственных органов, В.П. Беля­ев уточняет цели контрольной деятельности. В частности, автор отмечает, что в широком смыс­ле целями контроля являются охрана конститу­ционного строя, обеспечение прав и свобод че­ловека и гражданина, повышение эффективности государственного управления, поддержание ста­бильности государственного устройства, обеспе­чение соответствия издаваемых правовых актов Конституции РФ, введение в режим законности действий должностных лиц, а также обеспече­ние законности и правопорядка в государстве в целом20. Исторически первыми органами, осуще­ствляющими конституционный контроль, являлись высшие представительные учреждения - парла­менты;


19 См.: Витрук Н.В. Указ. соч. С. 156-157.

20 Беляев В.П. Контроль как форма юридической дея-
тельности и гарантия законности // Право и политика. 2004.

№ 2. С. 15.

• совокупность определенных действий (т.е. непосредственно сама специализированная дея­тельность), с помощью которых осуществляет­ся контроль за проведением в жизнь Конститу­ции, других законов и актов, принимаемых в го­сударстве;

• установленная законодательным путем спе­циальная процедура по контролю за соответстви­ем основному закону нормативных правовых ак­тов, издаваемых государственными органами и органами местного самоуправления.

В широком смысле основное назначение конс­титуционного контроля состоит в выявлении нор­мативно-правовых актов и действий должност­ных лиц, не соответствующих Конституции, и в принятии необходимых мер по устранению выяв­ленных противоречий.

С точки зрения сущности, конституционный контроль - это обеспечение верховенства и пря­мого действия Конституции, конституционного взаимодействия властей по вертикали и горизон­тали, защита прав и свобод человека и гражда­нина, а также создание "живого" конституцион­ного права21.

Таким образом, относительно понятия конс­титуционного контроля можно констатировать его многоаспектный характер.

Что касается такой разновидности конститу­ционного контроля, как судебный конституцион­ный контроль, то он является особым видом юрис-дикционной деятельности, который заключается в проверке соответствия Конституции действу­ющих нормативно-правовых актов, в том числе уровня муниципальных поселений. Особый харак­тер судебного конституционного контроля выра­жается в том, что только судебные органы на основе своих особых конституционных полномо­чий вправе окончательно признать нормативно-правовой акт или его отдельные положения несо­ответствующими Основному закону и тем самым прекратить его действие. Как справедливо отме­чает О.В. Брежнев, по характеру воздействия на конституционные правоотношения судебный конс­титуционный контроль включает в себя реализа­цию полномочий, направленных:

21 См.: Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: Учеб. пособие для вузов.

М., 1998. С. 59.


  1. на разрешение конституционно-правовых споров;

  2. установление оснований для применения конституционно-правовой ответственности, про­верку соблюдения конституционных требований при осуществлении государственно-правовых процедур, а также установление других юриди­ческих фактов возникновения, изменения или прек­ращения конституционных правоотношений22. Тем самым О.В. Брежнев фактически говорит о зна­чимом элементе института конституционного кон­троля - его основных функциях, под которыми понимаются основные направления деятельнос­ти контрольных органов. К ним относятся:

  1. политическая функция - выражается в том, что в случаях возникновения каких-либо проти­воречий между органами государственной влас­ти органы конституционного контроля в пределах своих полномочий принимают решения, обеспе­чивающие политическую стабильность в общест­ве и государстве;

  2. регулятивная функция - реализуется в двух направлениях:

- пресечении нарушений конституционной законности,

- создании новых правовых норм23;

  1. охранительная функция - характеризуется применением к нарушителям конституционной законности мер государственного принуждения;

  2. идеологическая функция - указывает на воздействие Конституции в плане отражения и формирования нравственного, политического и правового сознания народа, утверждение принци­пов национальной и религиозной терпимости24.


22 ^ Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль
в России: проблемы методологии, теории и практики: Дис. ...
д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 12.

23 См.: Киреева Е.Ю. Конституционный Суд и консти-
туционное судопроизводство: Автореф. дис. ... канд. юрид.
наук. Ростов н/Д, 1997. С. 11.

24 См.: Лазарев В.В., Хабриева Т.Я. Указ. соч. С. 4.

25 Речь идет о балансе властей, сдерживании ветвей
власти в целях избежания узурпации власти.

Нельзя не обратить внимания на то обстоя­тельство, что нередко ученые определяют функ­ции конституционного контроля посредством пол­номочий контрольного органа. В этой связи хоте­лось бы привести несколько точек зрения. В част­ности, С.В. Боботов среди основных функций ор­ганов судебного конституционного контроля на­зывает непосредственно сам контроль, защиту основных конституционных прав и свобод чело­века и гражданина, функцию контрбаланса25, а также адаптацию Конституции. Более широкий подход к основным функциям органов судебного конституционного контроля предложен М.А. Ми-тюковым и А.М. Барнашовым. Авторы вполне справедливо отмечают, что к таковым функци­ям относятся:

  1. обеспечение верховенства и прямого дей­ствия Конституции, ее исполнения всеми субъек­тами права;

  2. контроль за реализацией принципа разделе­ния властей;

  3. защита основных конституционных прав и свобод человека и гражданина;

- решение конституционно-правовых споров26. Между тем считаем, что М.А. Митюковым и

А.М. Барнашовым предложены не все функции ор­ганов судебного конституционного контроля. Пола­гаем, что если определять функции конституцион­ного контроля посредством полномочий контрольно­го органа, то представляется весьма целесообраз­ным выделить среди них также функцию толкова­ния Конституции и правотворческую функцию27.

Завершая анализ сущности института консти­туционного контроля и не претендуя на его фор­мулировку в целом, подчеркнем, что в широком смысле его следует рассматривать как особую специфическую функцию компетентных органов по обеспечению верховенства Конституции в иерархии правовых актов, ее прямого и непосред­ственного действия, осуществляемую в целях охраны конституционного строя и его основ, га-рантированности прав и свобод человека и граж­данина, обеспечения нормального эффективного функционирования механизма государства, под­держания стабильности государственного устрой­ства, обеспечения законности и правопорядка, а также эффективного функционирования всей пра­вовой системы.


Поступила в редакцию 03.10.2008 г.





^ ЕЩЕ РАЗ О ЮРИДИЧЕСКОМ ЛИЦЕ ПУБЛИЧНОГО ПРАВА


© 2008 В.В. Болгова кандидат юридических наук, доцент Самарский государственный экономический университет


Рассмотрены теоретические проблемы определения содержания и функционального назначения ка­тегории "юридическое лицо публичного права", показаны особенности ее использования в рамках различных национальных правовых систем.

Одним из направлений современных иссле­дований в сфере определения особенностей субъектного состава публичных правоотношений являются разного рода предложения по уточне­нию используемой терминологии. Причины при этом называют разные: от чисто академических до прагматических. Особо стоит обратить вни­мание на дискуссию по проблеме введения в на­учный и практический оборот термина "юриди­ческое лицо публичного права".

По мнению В.Е. Чиркина, различия между режимами публичного и частного права настолько важны, что использование смежной терминоло­гии в этих сферах приводит к неразрешимым те­оретическим и практическим проблемам. В част­ности, обсуждая конструкцию юридического лица, автор говорит о необходимости ввести в научный и юридико-технический оборот категорию "юри­дическое лицо публичного права"1. Примерно в том же духе высказывается и А.В. Минашкин: "Целесообразно обсудить вопрос о необходимо­сти разработки и принятия федерального закона о юридических лицах, подчиненных режиму пуб­личного права, в котором установить единообраз­ные правила создания и управления государствен­ными учреждениями, осуществляющими управ­ленческие функции"2.

Сама по себе конструкция юридического лица публичного права не нова. С.Н. Братусь, на­пример, писал: "С точки зрения характера и зна­чения своей деятельности не только в теории, но и в законодательстве юридические лица буржу­азного права делятся на а) публичные и б) част­ные. Публичными юридическими лицами призна­ются государство, административно-территори­альные образования, некоторые государственные учреждения и так называемые публично-право­вые корпорации (например, адвокатура). Частны­ми юридическими лицами называют все иные общественные образования - корпорации и учреж­дения, деятельность которых не поднята до уров­ня деятельности, имеющей общегосударствен­ное, публично-правовое значение"3.

Идея разделения юридических лиц на пуб­личные и частные в европейском праве во мно­гом связана с самим дуализмом права, термино­логическая традиция приверженности которому сохраняется и сегодня. Об этом в свое время писал М.И. Кулагин: "Традиционная система юри­дических лиц в буржуазном праве строилась при­менительно к основным делениям буржуазного права и в первую очередь разделению буржуаз­ного права на публичное и частное. Соответствен­но и юридические лица подразделялись прежде всего на публичные и частные или на юридичес­кие лица публичного и частного права"4.

Во Франции, например, исходят из того, что юридическими лицами публичного права по при­роде являются государство и административно-территориальные образования5. При этом иные организации и учреждения не имеют столь одно­значно выраженной природы и могут выступать либо юридическими лицами публичного права, либо организациями частного права. Фактичес­ки различают два основных вида юридических лиц публичного права: юридические лица публич­ного права всеобщего призвания и специализиро­ванные юридические лица публичного права. Если нет прямого указания законодателя на природу организации, то она определяется судьей, исходя из следующих признаков: 1) происхождение уч-

3 Братусь С.Н. Юридические лица в советском граж­данском праве. М., 1947. С. 62-63.

4 Кулагин М.И. Государственно-монополистический ка­питализм и юридическое лицо // Избр. произведения. М., 1997. С. 40.

5 Портал французского права - 1ійр://\¥\¥\¥.гГапое-jus.ru.

реждения (если его основание является следстви­ем закона или административного акта, чаще все­го оно имеет публичный характер); 2) цель дея­тельности учреждения (если это цель всеобщего интереса, это признак публичной природы учреж­дения); 3) отношения между учреждением и ад­министрацией или правительством (чем в боль­шей мере они являются узкими, тем больше у учреждения шансов иметь публичную природу); 4) существование "прерогатив публичной влас­ти" (как, например, полномочие принятия реше­ний, которые обязательны для управляемых лиц). Если учреждение ими обладает, это чаще всего лицо публичного права.

Ни один из этих признаков не является опре­деляющим: судья использует технику, называемую "пучок признаков" (т.е. присутствие многих при­знаков), чтобы определить природу учреждения.

Термин "юридические лица публичного пра­ва" используется в Гражданском уложении Гер­мании (ГГУ), в котором подразд. 3 "Юридичес­кие лица публичного права" находится в струк­туре разд. 2 "Юридические лица" ч. 1 ГГУ, а дан­ный подраздел включает в себя один параграф -§ 89. В Конституции Греции 1975 г. также есть упоминание о юридических лицах публичного права.

Что касается российской правовой действи­тельности, то помимо того, что проблема обсуж­дается в теории6, она получила развитие и на офи­циальном уровне. В 2006 г. Минэкономразвития России была принята Концепция развития корпо­ративного законодательства на период до 2008 г., в п. 35 которой сформулирована перспективная задача ввести конструкцию юридического лица публичного права в российское законодатель-ство7: "Назрела необходимость ввести в россий­ское законодательство категорию юридического лица публичного права, существующую в боль­шинстве правопорядков". В соответствии с п. 11 Плана мероприятий по реализации концепции во II квартале 2008 г. должна быть осуществлена разработка Концепции законодательства о пуб­личных юридических лицах (в целях введения в российское законодательство категории юриди­ческого лица публичного права). Ответствен­ность за исполнение возложена на Минэкономраз­вития России, Минфин России, ФСФР России.

Нам неизвестно, кто конкретно стал инициа­тором столь знаменательного акта, и, учитывая особенности российской юридической практики, его существование не означает, что категория "юридическое лицо публичного права" станет элементом российского законодательства, но все же обсуждение вопроса представляется важным.

В первую очередь хотелось бы обратить вни­мание на аргументацию потребности использо­вать термин "юридическое лицо публичного пра­ва". На сегодняшний день в достаточно концент­рированном виде она сформулирована В.Е. Чир-киным:

  1. Юридическое лицо публичного права по своему происхождению и основному качеству -публично-правовое образование. Его "цивилисти-ческие" свойства, если они есть, не являются основными в его правовом статусе.

  2. Юридическое лицо публичного права име­ет особое целевое назначение (реализация не просто общих, а общественных интересов).

  3. Юридические лица публичного права, их органы обладают разными по своему характеру властными полномочиями государственной, му­ниципальной и общественной корпоративной влас­ти (в последнем случае речь идет об обществен­ных объединениях). Такие полномочия могут иметь и нормоустанавливающий, и распоряди­тельный, и иной характер, но в самом широком понимании это управленческие полномочия. Они имеют дискреционный характер (чего не может быть у юридического лица частного права), т.е. решения юридического лица публичного права, принимаемые им (его органами) по усмотрению, но в пределах закона, распространяются на тре­тьих лиц.

  4. Юридические лица публичного права яв­ляются носителями прав и обязанностей публич­ного характера.

  5. Юридическое лицо публичного права всегда имеет имущество (без материальной ос­новы его деятельность вряд ли возможна). Воп­рос об имуществе имеет вторичный, подчинен­ный характер по отношению к полномочиям (ком­петенции).


  1. Юридическое лицо публичного права созда­ется особым путем: не в порядке соглашения, уч­редительного договора и т.д., а на основе призна­ния уже существующего явления (государство, дав­но возникшая община - муниципальное образова­ние) или путем использования распорядительного порядка (создание некоторых публичных учрежде­ний, например государственного банка, путем из­дания соответствующих нормативных актов).

  2. Юридическое лицо публичного права не всегда имеет свой устав. Не всегда оно нужда­ется в государственной регистрации, но всегда создается и действует на основе определенного правового акта (актов).

  3. Автономия юридического лица публично­го права может быть довольно широкой (это оп­ределяется при его возникновении, создании), может быть узкой, но если это образование-орган -юридическое лицо (в отличие, скажем, от других органов государства), то определенная степень автономии всегда есть. По сравнению с юриди­ческим лицом частного права такая автономия имеет ограниченный характер.

  4. Ответственность юридического лица пуб­личного права в своей основе имеет не частно­правовой, а публично-правовой характер. Част­ноправовая ответственность, если она есть, все­гда имеет менее важное значение.

  5. В отличие от юридических лиц частного права в отношениях юридических лиц публичного права в той или иной мере и форме присутствует иерархическое начало. Оно связано с властными элементами характера юридического лица8.


8 См.: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного пра­ва // Журн. рос. права. 2005. № 5. С. 30.

Последовательно рассматривая приведенную аргументацию, хотелось бы сразу заметить, что никаких принципиальных возражений она не вызы­вает. Думается, что вряд ли найдется хоть один специалист, который будет отрицать специфику пра­вового положения публично-властных образований. Более того, специфика положения таких организа­ций вызывает определенные проблемы в правопри­менительной практике, которые нуждаются в ре­шении. В частности: а) правоспособность таких организаций не связывается с моментом государ­ственной регистрации, что противоречит положе­ниям п. 3 ст. 49 ГК РФ; б) в гражданском обороте они выступают не только от своего имени, но и от имени публичного образования; в) действия таких лиц, порождающие имущественные права и обязан­ности, оцениваются то как сделки, то как админис­тративные акты, вследствие чего используются раз­ные процессуальные средства реагирования на на­рушения норм материального права; г) строгие ус­ловия действительности сделок таких субъектов, в частности, необходимость проведения торгов и иных обязательных организационных процедур, предшествующих заключению договоров9.

Однако даже с учетом названных специфи­ческих особенностей выделение юридических лиц публичного права в качестве самостоятельной классификационной группы юридических лиц представляется нецелесообразным.


9 См.: БолдыревВ.А. Указ. соч. С. 132.

10 Будет нелишним напомнить, что категория "юридичес-
кое лицо", по мнению большинства исследователей, вообще из-
начально формируется в публичном праве. Например, С. Му-
ромцев приходит к справедливому выводу о том, что "искусст-
венное олицетворение, или юридическое лицо, не было непос-
редственным произведением гражданского права". Юридичес-
кое лицо возникает из публичного права. Оно было "формой,
которая предназначалась для того, чтобы ввести в гражданский
оборот имущественные интересы общин; в этом состоял глав-
ный интерес этого понятия для публичного права" (см.: Муром-
цев С.
Гражданское право Древнего Рима: Лекции. М., 1883.
С. 644; Герваген Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб.,
1988. С. 10).

11 Авилов Г.Е., Суханов Е.А. Юридические лица в современ-
ном российском гражданском праве // Вестн. гражданского пра-
ва. 2006. №1. Т.6. С.15.

12 В.Е. Чиркин, например, справедливо замечает, что се-
годня термин используется для обозначения статуса федераль-
ных министерств, служб, агентств, территориальных органов
исполнительной власти, исполнительных органов субъектов
федерации, Центральной избирательной комиссии, Счетной па-
латы и др. (см.: Чиркин В.Е. Еще раз о юридическом лице пуб-
личного права. С. 1).

13 См.: Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1.
М., 2002. С. 45.

14 Не случайно все публичные организации именуются и
юридическими лицами, и государственными органами.
8 настоящее время, пройдя длительную эво­люцию, категория "юридическое лицо" стала су­губо цивилистической10. Г.Е. Авилов и Е.А. Су­ханов отмечают, что конструкция юридического лица рождена потребностями имущественного (гражданского) оборота и представляет собой не межотраслевую, а гражданско-правовую катего-рию11. Речь при этом идет не о сфере или широте использования12, а о функциональном назначении. Конструкция юридического лица позволяет ми­нимизировать экономические риски участников гражданского оборота13. То есть речь идет имен­но о
1   2   3   4



Скачать файл (1305.7 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации