Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Лекции - Юридичеcкая психология - файл 1.rtf


Лекции - Юридичеcкая психология
скачать (1139.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.rtf1140kb.17.11.2011 13:11скачать

содержание
Загрузка...

1.rtf

1   2   3   4   5   6   7   8
Реклама MarketGid:
Загрузка...

^ Младший школьный возраст (6-10 лет). Как считает Божович Л.И., кризис 7 лет - это период рождения социального "я" ребенка. Происходит дифференциация внешней и внутренней жизни ребенка. Ему свойственно стремление получать обратную связь от взрослого в виде оценки его действий, разбора и анализа полученного результата (чрезвычайно важно понять "как" сделать). В этом возрасте ребенок активно учится навыкам социального поведения. Учебная деятельность выходит на первое место (игра - на задний план) и становится определяющей развитие ребенка, которое все больше вплетается в социальный контекст. Школьная успеваемость является важным критерием оценки ребенка как личности со стороны взрослых и сверстников (мотивация достижения, мотивация избегания неудач, престижная и компенсаторная мотивация). Мышление переходит от наглядно-образного к словесно-логическому, становится доминирующей функцией. Это центральное новообразование этого периода, а также развитие чувства компетентности (или полноценности в противоположность комплексу неполноценности).

У детей в младшем школьном возрасте активно развивается целенаправленность восприятия, но недостаточная дифференцированность и поверхностность по-прежнему остаются характерными особенностями, хотя и в меньшей степени. Характерной чертой восприятия младшего школьника является также неточность отражения сходных объектов (í дети при опознании нередко ориентируются на одежду, усы, шнурки ботинок и пр., и в результате затрудняются узнать преступника, особенно если он в другой одежде). Поэтому можно использовать фотографии, предложить нарисовать рисунок, спросить на кого из близких он похож и пр. Учитывая также недостаточный объем внимания, рекомендуется спросить ребенка о необычном, красивом, новом у преступника.

Важно учитывать, что дети знают только те временные отношения, с которыми они познакомились в своей жизни. В связи с этим необходимо уточнять время по (привычным) действиям ребенка или его родителей.

Развитие пространственных восприятий у детей младшего школьного возраста также тесно связано с их опытом. Поэтому следственные действия рекомендуется проводить на месте происшествия или в ходе допроса постоянно моделировать ситуацию (например, предложить детям нарисовать план комнаты).

Дети этого возраста хорошо усваивают все новое, яркое, конкретное. Легко запоминается то, что ребенка интересует, что близко его касается. Сходства ребенок запоминает лучше, чем различия. То, что ребенок начинает не только воспринимать ситуацию, но и осмысливать, значительно повышает эффективность свидетельских показаний в сравнении с дошкольником.

Характер внимания ребенка зависит не только от значимости объекта для него, но он и с большой готовностью старается удержать внимание на том, на что указывает взрослый. Эти особенности необходимо учитывать в следственной практике. В связи с этим можно привести такой пример (с. 22-23, Мамайчук, "Психологические аспекты следственных действий с участием несовершеннолетних").

Нередко дети при описании ситуации прибегают к фантазированию. Склонность к фантазированию зависит от нескольких причин. Достаточно часто это связано с тем, что непонимание внутренней сути ситуации, недостаточность логической аргументации затрудняет переработку образов действительности в воссоздающем воображении и ребенок переходит к фантазированию, т.е. к описанию того, чего на самом деле не было.

В целом, в процессе допроса и других следственных действий с младшими школьниками очень важен психологический контакт следователя с ребенком. Не следует прерывать естественное простодушное проявление чувств. Нельзя брать с детей обещаний и клятв о том, чтобы они говорили только правду - это иногда запугивает детей, снижает эффективность и доверительность беседы.

^ Подростковый возраст (11-14 лет). Строго говоря, человек является подростком от 13 до 19 лет, с чем согласны большинство исследователей. Такие широкие рамки, а также отличие в обозначении начала этого периода (в нашей таблице с 11 лет) связаны прежде всего со значительными индивидуальными колебаниями в развитии конкретного ребенка, в том числе обусловленных половыми различиями (девочки раньше вступают в подростковый возраст 11-12 лет) и явлениями акселерации.

Еще в прошлом веке понятий "подросток", "подростковый возраст" просто не существовало (истоки первых исследований относятся к 1890 г.). Девочка, вступившая в пору полового созревания, была маленькой женщиной, ее одевали как маленькую женщину, с ней обращались как с маленькой женщиной. С мальчиками дело обстояло лучше - понятие "отрок" в какой-то мере отражало сущность того, что мы сегодня понимаем под словом "подросток".

Почему же подросток в современной жизни привлекает столько внимания самых различных специалистов? Как метко заметила Франсуаза Дольто (известный французский аналитик), подростковый возраст - это мутационная фаза. Глубина этой точной фразы и является ответом на вопрос. Если посмотреть на подростковый возраст с точки зрения правовой сферы, то, как замечает Миньковский, личность несовершеннолетнего преступника является "кристализационным центром" проблемы преступности. Преступность несовершеннолетних является источником преступности взрослых людей (по некоторым данным, около 85 % рецидивистов свое первое преступление совершили в возрасте до 18 лет).

Некоторые исследователи в связи с подростковым возрастом вводят понятие "подростковый криз". Подростковое развитие имеет два важных аспекта, определяющих и направляющих его течение. Это личностная нестабильность, о которой очень хорошо написала в свое время Анна Фрейд (с.143-144, Кулагина, "Возрастная психология"). Другой аспект - чувство взрослости как центральное новообразование этого периода. Потенциально, но не реально, в социальном смысле, подросток - это уже взрослый человек, он не считает себя ребенком и ожидает равных отношений со взрослым, с позиции "личность - личность", а не "ребенок - взрослый". Депривация возможностей проявлений своей взрослости, утверждения своего "я", противоречие с реальной зависимостью подростка и составляет сущность кризиса этого периода. Ведущей деятельностью в этот период становится интимно-личностное общение, появляются подростковая дружба и объединение в неформальные группы. Универсальная цель отрочества - избавление от родительской опеки.

В общении с подростком взрослому важно соблюдать его личные границы (будь то его внутренний мир или двери его комнаты). Для подростка важно, чтобы взрослый был взрослым, а не ребенком, чтобы он оставался компетентным примером при всех попытках развенчания его авторитета. Социальная же незрелость подростка проявляется, например, в жажде идолов или кумиров (музыканты, спортсмены и т.д.)

Можно обозначить три вектора проблем подросткового возраста: проблемы телесного уровня, связанные с перестройкой организма и половым созреванием критичность к своей внешности и вообще повышенный интерес к ней, стеснительность вплоть до дисморфофобии; интеллектуальные проблемы, связанные с тем, что дети интуитивно ощущают возможности своего ума, появляется склонность к задаванию вопросов, прослеживанию логики рассуждения, кроме того, характерна диалектичность мышления (черно/белое); и, наконец, личностные проблемы, связанные с развитием самосознания, своего внутреннего "я", это то, что мы уже обозначили как соблюдение личных границ подростка.

С последними двумя типами проблем связано построение и переоценка системы ценностей - основной процесс морального развития в подростково-юношеском возрасте. Переоценка ценностей ведет к переоценке риска, в связи с чем некоторые молодые люди участвуют во многих рискованных затеях. Многие исследователи считают, что подростки недооценивают вероятность печального исхода, другими словами они считают себя неуязвимыми (персональный миф). Они сосредотачивают внимание, в основном, на преимуществах рискованных форм поведения - возможности вырасти в глазах сверстников или пьянящего чувства свободы от запретов. Рискованное поведение может быть следствием когнитивного экспериментирования или - диаметрально противоположного ему - стремления к примитивному наслаждению. Подростковый риск нередко выражается в делинквентном поведении (см. таблицу).

К слову говоря, многие авторы, в основном зарубежные, говорят об особой предрасположенности к совершению правонарушений в подростковом возрасте, т.е. о существовании антиобщественной фазы развития молодого человека (!). Но большинство отечественных авторов, исходя из значительного экспериментального материала, считают, что антиобщественное поведение нельзя объяснить общими для всего контингента подростков особенностями. Большинство подростков совершают правонарушения преднамеренно, хотя эта преднамеренность не всегда в полной мере осознается.

Обобщая основные характеристики подростка, нельзя не сделать поправку на современность. Очевидно, что подростки, которых мы знаем сегодня, совсем не те, которые были лет 10-20 назад. Да и сами мы, оглядываясь назад, не без оснований считаем, что были другими. На развитие подростков в значительной степени влияет общество, в котором они растут. Формирование личностей подростков, их роль и будущее во многом зависят от общества, в котором они живут. Что для них характерно сегодня, в условиях нестабильности нашего общества? В условиях пропаганды на киноэкранах насилия и жестокости, рекламы, формирующей марионеточного потребителя? В условиях переосмысления ценностей? Без наличия должной социальной защищенности и элементарного внимания к досугу и формированию подростков? Это духовный вакуум, меркантильность, отчужденность от общественных интересов. Это значительные трудности в поисках и формировании социальной идентичности.

В жизни подростка значительную роль играет группа, и как известно, для несовершеннолетних характерно совершение преступлений в группе. Королев ("Психические отклонения у подростков-правонарушителей") выделяет следующие виды деятельности неформальных подростковых групп:

iтрудовая деятельность (2.1 %; цель - случайный, эпизодический заработок)

iразвлекательная деятельность (58.9 %; кинотеатры, поездки за город и т.п.)

iалкоголизация (61.2 %; тесно связана с праздностью и антиобщественной деятельностью)

iпраздное времяпровождение (63 %; длительное совместное пребывание в подъездах, подвалах, с ведением малосодержательных разговоров, бесцельных прогулках, посещениях знакомых)

iантиобщественная деятельность (65.4 %; порча и уничтожение имущества, драки, задевание прохожих и т.д.)

Относительно устоявшийся, постоянный состав неформальной группы образуют обычно 3-6 человек. Они поддерживают тесные, дружеские отношения, имеют общие интересы и занятия. К ним примыкают непостоянные, меняющиеся участники, число которых варьирует в широких пределах.

Пирожков в "Криминальной психологии" акцентирует внимание больше на одной форме совместного подросткового времяпровождения - "тусовке". Он пишет, что "…"тусовка" играет большую роль в психологической подготовке подростков и юношей к криминальной деятельности и криминальному образу жизни: она становится копилкой криминального опыта". В формировании группового противоправного поведения несовершеннолетних возрастает роль профтехучилищ, в которых скапливается значительный контингент трудных и педагогически запущенных подростков. Взять все тусовки под свой контроль, не дать тусовочной группе перерасти в криминальные - важнейшая задача профилактической работы.

Криминальные группы подростков существенно отличаются от преступных групп взрослых. Их характеризует высокая криминальная активность и высокая криминальная мобильность, в основе которых лежат социально-психологические механизмы переживания успеха в групповой деятельности. Кроме того, для подростковой преступности характерно резкое возрастание удельного веса преступлений имущественных и связанных с насилием. Несмотря на то, что группирование представляет собой начало организованной преступности, только мафиозные структуры и рецидивисты придают ей организованный характер.

Уже упомянутый Пирожков выделяет такие криминальные показатели подростков-правонарушителей как влияние моды (например, культуризм, восточные единоборства и т.п.), региональные и этнические особенности, наличие криминальной субкультуры, особый характер совершаемых преступлений, подростковый терроризм и заложничество, подростковая проституция.

В целом, несмотря на ограниченную ответственность с 14 до 16 лет и гуманную следственно-судебную практику, несовершеннолетние по числу зарегистрированных деяний идут следом за самой криминальной группой 18-25 летних. Преступность среди них катастрофически растет, при этом меняется ее структура и характер.

Профиль мотивационной сферы молодых первичных правонарушителей чаще всего складывается как уплощенный, лишенный настоящих вершин, "когда малое в жизни человек воспринимает за великое, а великое не видит совсем" (Лунеев). В этом случае антиобщественная направленность еще не сформировалась, но в мотивационной сфере не доминируют и социально полезные устремления. Направленность личности таких правонарушителей сравнима с флюгером. Доминирование той или иной криминальной мотивации у таких субъектов временно, преходяще, ситуативно. Особое значение имеет для несовершеннолетних стремление реализовать себя. Специалисты считают, что самый страшный враг подростков - скука, антипод самоутверждения. Гонимый ею подросток, подросток может совершить и преступление. Лишь бы вырваться из замкнутого круга безвестности, выделиться и утвердиться среди других. И если у него не воспитан интерес к чему-либо социально полезному или социально терпимому, то эту пустоту обычно заполняет стихия "стадных" приключений, где общая "мода" начинает приобретать над ними страшную, не подвергаемую критике власть.

Следует отдельно сказать несколько слов о психических аномалиях, которые, согласно исследованиям, имеются примерно у половины несовершеннолетних преступников. По общему определению к психическим аномалиям относятся все психические расстройства, не лишающие субъекта способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. К их числу обычно относят психопатии (как сформировавшиеся, так и находящиеся в стадии формирования), резидуально-органические состояния, неврозы, алкоголизм, олигофрению. Проблема соотношения психических отклонений и антиобщественного поведения - одна из самых сложных и запутанных.

Рассмотрим общие особенности указанных психических расстройств:

iчастота стертых и незавершенных форм патологии, достигающих иногда преклинического уровня;

iраспространенность формирующегося или сформировавшегося алкоголизма;

iпостоянная комбинация клинических расстройств с явлениями социально-психологической деформации (деморализации) личности, что накладывает глубокий отпечаток на оформление клинической картины; наличие в структуре личности особенностей, свойственных пубертатному периоду;

iзакономерная тенденция к утяжелению и усложнению клинической картины вследствие нарастания выраженности имеющихся нарушений и присоединения психопатических и алкогольных расстройств.

Все это придает психическим аномалиям у несовершеннолетних преступников определенное однообразие и сходство.

Процесс становления антиобщественной направленности личности подростка с психическими отклонениями протекает под влиянием двух факторов. С одной стороны, будущий правонарушитель подвергается тем же негативным воздействиям, которые типичны для подростков без психических отклонений (нарушенные внутрисемейные отношения, дефицит в сфере деятельности и общения, обусловливающие вступление в антиобщественно-настроенную стихийную группу, криминогенное влияние среды, социально-психологическая деформация личности, которая относится не к сфере психопатологии, а к отклонениям социального, нравственного и правового характера). С другой стороны, здесь сказывается роль психических расстройств, которые снижают компенсаторные возможности личности, делая ее особо уязвимой для неблагоприятных социальных воздействий.

Влияние психических аномалий в процессе становления личности несовершеннолетнего правонарушителя в различные возрастные периоды неодинаково. В дошкольном, а также в младшем и частично среднем школьном возрасте психические аномалии являются непосредственной и нередко главной причиной нарушений дисциплины и неуспеваемости. По мере нарастания деморализации личности и формирования антиобщественной установки значение психических аномалий отодвигается на задний план и ведущую роль в совершении антиобщественных действий начинают играть факторы непатологического порядка (социально-психологическая деформация личности).

Все это позволяет заключить, что психические аномалии могут оказывать криминогенное влияние двух видов. Во-первых, оно может непосредственно сказываться в ситуации преступления. Криминогенное влияние при этом в максимальной степени выявляется при ситуативных, обычно насильственных преступлениях. Однако в период между возникновением преступного умысла и его осуществлением роль аномалий не является однозначной: в зависимости от условий она может быть криминогенной, нейтральной или даже антикриминогенной. Для определения их значения необходимо учитывать клинические особенности психических расстройств и криминологические характеристики преступления. Мнение о том, что любые виды психических отклонений в любой ситуации всегда служат фактором, повышающим риск совершения преступления, является неверным.

Во-вторых, и это является наиболее существенным, психические аномалии при наличии неблагоприятных ситуационных воздействий могут содействовать возникновению антиобщественной направленности личности, формированию у нее криминальных тенденций. На начальных этапах этого процесса роль аномалий в происхождении отклоняющегося поведения и соответствующих изменений личности может быть ведущей. В последующем антиобщественное поведение обусловливается главным образом моральными дефектами личности.

Таким образом, совершение преступления подростком, имеющим психические отклонения, как и его допреступное антиобщественное поведение нельзя рассматривать в качестве естественного проявления у него психических расстройств. Мотивация преступных действий определяется группой факторов, находящихся в сложных взаимоотношениях. Как правило, имеет место взаимное влияние отрицательных факторов внешней среды и личности самого правонарушителя, при ведущей роли первого.

Подытожим рассмотрение подросткового периода формулированием ряда практических рекомендаций, полезных при осуществлении следственных действий.

Подросток, в отличие от предыдущих возрастных групп, требует со стороны следователя максимально тонкого и индивидуального подхода. Мы помним, что профилактика в этом возрасте имеет крайне важное значение. Поэтому следователь должен заблаговременно и тщательно подготовиться к допросу подростка. Здесь осуществляется уже упомянутая семейная диагностика, собирается информация из школы или училища/техникума, от соседей, друзей подростка и т.п. Вопросы должны быть корректны и кратки, поскольку для подростка характерны повышенная утомляемость и критичность.

Особое значение приобретает умение следователя вступить в психологический контакт, это очень важная стадия в процессе допроса. Для этого используются различные темы и вопросы для беседы с подростком, не имеющие значения для существа дела, касающиеся, как правило, его биографии, увлечений, интересов. Нелишне заметить, что иногда, в силу повышенной чувствительности и уязвимости подростка, следует в начале диалога с ним задать нейтральные вопросы о его друзьях. Разговор о товарищах поможет подростку перейти к разговору о нем самом, наблюдения или суждения о других часто помогают подростку косвенно рассказать о себе.

Нежелательно сразу спрашивать подростка, признает ли он себя виновным или нет, как это предусмотрено соответствующей статьей. Это может исказить весь последующий ход допроса. Кроме того, очень важно предотвращение вообще дачи ложных показаний в начале допроса. Зафиксированную ложь труднее преодолеть, поскольку допрашиваемый подросток склонен отстаивать ее.

Следователь обязательно должен учитывать отношение подследственного к поступку, степень осознания содеянного, степень психического стресса, особенности проявлений психологической защиты.

^ Юношеский возраст (15-17 лет). Многое из сказанного о подростках можно с полным правом отнести и к этому возрастному периоду. Однако определенное своеобразие этого этапа, позволяющее говорить именно об отдельной возрастной стадии, вынуждает нас обозначить его особенности. В чем они заключаются?

Биологически юношеский возраст является периодом завершения физического созревания. Это время, когда молодой человек еще не выбрал четкие роли, свободен от многих социальных ограничений (период ролевого моратория, по Эриксону). Он продолжает отвечать на вопрос "кто я", но уже с большей возможностью различных социальных экспериментов, происходит расширение социального репертуара. С западной точки зрения, чем полнее и активнее человек проживает этот период, тем спокойнее и удовлетвореннее живет он потом. Гейл Шихи отмечает, что между юношеством и взрослостью есть т.н. период "вырывания корней". Человек здесь совершает то, чем он только "угрожал" в подростковом возрасте.

Центральное новообразование данного периода это профессиональное и личностное самоопределение. Завершение формирования самосознания является главной особенностью. В связи с ней формируется такая важная черта личности как самоуважение, т.е. обобщенная самооценка, степень принятия или непринятия себя как личности. Вообще юность - период стабилизации личности. Складывается система устойчивых взглядов на мир и свое место в нем - мировоззрение. С этим связаны юношеский максимализм и страстность в отстаивании своей точки зрения.

В интеллектуальном плане происходит не только усвоение разнообразной и сложной информации, а уже имеет место проявление интеллектуальной инициативы. Однако в данном возрасте нередко возникает склонность к теоретизированию без достаточного учета конкретных факторов.

Следователю важно учесть, что в ранней юности человек особенно ценит самостоятельность, убедительность, доказательность и логичность суждений другого человека. Предъявлять доказательства лучше всего в нарастающем порядке. Это поможет избежать внушения и не травмировать подследственного.

Подведем итоги. Мы, на самом деле, достаточно кратко рассмотрели особенности психологии несовершеннолетних, в большей степени закономерно остановившись на подростках. Остались за пределами нашей лекции вопросы неосознаваемой мотивации подростков, особенности половых преступлений среди подростков и юношей. Мы совершенно не рассмотрели характерологические отклонения в подростковом возрасте, роль которых достаточно важна в специфике преступных деяний. Мы только обозначили практические моменты в работе с несовершеннолетними, не рассмотрев подробно ни семейную диагностику, ни конкретные приемы и техники в работе с той или иной категорией лиц и т.д. и т.д. Для восполнения всего этого существует обширная литература, некоторых авторов которой я уже упомянула в ходе лекций (Личко, Миньковский, Королев и др.). X В качестве конкретной дополнительной литературы могу посоветовать книгу Пирожкова В. Криминальная психология. - М.: изд-во "Ось-89", 1998. Он сравнительно недавно защитил докторскую диссертацию по психологии подростковой преступности и по праву считается одним из ведущих специалистов в этой области. Также будет полезна любая литература по возрастной психологии.


^ Лекция 16. Психология предварительного следствия: психология расследования преступлений, психология обвиняемого, потерпевшего, свидетеля


Как вам известно, предварительное следствие - это целенаправленный процесс, целью которого является реконструкция (восстановление) прошлого события преступления по следам, обнаруженным следователем в настоящем. Реконструкция события преступления совершается в результате целенаправленной деятельности следователя, которая имеет свою программу, а по ряду признаков отличается от других видов человеческой деятельности. Основные признаки это:

iподробное правовое регулирование всех этапов деятельности следователя (существует определенный алгоритм действий, установленный процессуальным законом);

iчрезвычайное разнообразие задач, правильное решение которых требует применения разнообразных качеств, навыков и знаний (т.е. нужны специальные познания в области медицины и педагогики, товароведения, транспорта, психологии и т.д.);

iпреодоление сопротивления со стороны незаинтересованных в успешном расследовании дела лиц;

iтонкое психологическое воздействие на личность допрашиваемого, обыскиваемого;

iпоскольку следователь работает в ситуации острого недостатка информации Þ высокая эмоциональная напряженность его труда.

Рассмотрим этапы расследования и структуру познавательно-поисковой деятельности следователя. Познавательно-поисковая деятельность следователя может быть подразделена на две части:

1)до возбуждения уголовного дела (проверочные действия в связи с поступившими заявлениями; процессуально не ограничены);

2)осуществление следственных действий после возбуждения уголовного дела (в процессуальном порядке).

Весь процесс расследования подразделяется на подготовительный, первоначальный, основной и заключительный. Все этапы составляют общую структуру следственной деятельности, состоящую из взаимосвязанных отдельных звеньев. На каждом этапе расследования решаются свои задачи, осуществляются свои познавательно-поисковые циклы.

^ Развитие следствия – это развитие информационной сети, способной охватить все юридически релевантные стороны расследуемого события. Изначальная проблемная следственно-поисковая ситуация – это совокупность обстоятельств происшествия со значительными информационными пробелами, ликвидация которых требует познавательно-поисковой деятельности следствия. По существу, вся деятельность следователя это переход посредством информационного моделирования от вероятностно-информационной модели расследуемого события (версия) к достоверно-информационной модели расследуемого события (см. таблицу). Другими словами, цель работы следователя обнаружить истину по делу и удостоверить ее с помощью доказательств.

Одним из способов получения доказательств является идентификация. На принципе отождествления основан весь процесс мыслительной деятельности следователя. В связи с этим ведущими приемами становятся сравнение, классификация и систематизация.

Сложные нестандартные задачи требуют эвристического подхода. Мышление следователя при решении сложных познавательно-поисковых задач развертывается на основе гипотезы, версии. В общем смысле, версия – это эвристический механизм расследования путем вероятностного моделирования. Версионное моделирование осуществляется определенной системой «шагов»:

Шаг 1- выдвинуть все возможные версии (первоначальное количество версий может быть относительно большим – это уменьшает возможность упущения наиболее вероятностной версии);

Шаг 2 – четко определить обстоятельства, обосновывающие каждую версию;

Шаг 3 – исключить необоснованные версии;

Шаг 4 – ранжировать «вес» доказательств применительно к каждой версии (по трехбалльной системе);

Шаг 5 – определить все возможные следствия по каждой версии, наметить систему первоначальных следственных действий для проверки всех выдвинутых версий.

В целом, эффективность расследования связана как со способностью выдвигать обоснованные версии, так и со способностью усматривать и исследовать все следствия из выдвинутых версий. К методам проверки версии относятся метод интерполяции (нахождение по ряду значений промежуточных значений), метод экстраполяции (перенос обобщений одних явлений на другие явления такого же рода), метод интерпретации (анализ возможного поведения лиц, причастных к расследуемому событию) и метод мысленного эксперимента.

Задача психологического анализа возникает перед юристом очень часто. В специальной литературе предлагается определенная схема психологического анализа юридических ситуаций. В основании этой схемы лежит системный подход, подразумевающий, что психологические факторы, образующие психологический "клубок", необходимо анализировать и понимать взаимосвязано, в их влиянии друг на друга, в их взаимном значении и значении для всей ситуации.

Основное правило анализа - это дифференциация рассматриваемых психологических явлений на "объектные", обстановочные и субъектные психологические факторы.

"Объектные" психологические факторы присущи человеку (лицу, личности) или группе, на которых направлено изучающее, психологическое или физическое воздействие субъекта (юриста, человека, выступающего инициатором изменения ситуации и обстановки). Конечно, в правовом отношении они - субъекты права, в психологическом - субъекты деятельности. Роль психологии личности - партнера по общению, действиям, или объекта преступных посягательств, достаточно очевидна, и без ее учета и анализа ситуацию не понять. Технология анализа реализуется в следующей последовательности:

  1. Составление психологического портрета лиц и групп.

  2. Изучение и оценивание того, как психология людей влияет на ситуацию (выяснить какими психологическими причинами побуждалось поведение объекта).

  3. Самому субъекту важно уяснить свою роль по воздействию на психологию "объекта" - других участников событий (следует отдавать себе ясный отчет, исходя из выявленного, какое психическое состояние необходимо сформировать у них, какую позицию и линию поведения, какого понимания и отношения добиться, какие желания, намерения, мотивы актуализировать).

^ Обстановочные психологические факторы - те, что свойственны окружающим условиям, обстановке и тоже оказывают свое влияние на ситуацию. Здесь важно:

  1. Психологически оценить место и время события (для общения, совершения преступления, его пресечения, задержания, осмотра, допроса и пр. имеет значение, где и когда это происходит).

  2. Психологически оценить погодные условия, освещенность, видимость, положение солнца, луны, направление света лампы (в ряде случаев их роль может быть весьма велика, например, при проведении следственного эксперимента).

  3. Изучить и оценить социально-психологические условия - они создаются наличием или отсутствием третьих лиц.

  4. Специально следует оценить систему взаимоотношений работника правоохранительных органов с гражданином, что создает особую психологическую атмосферу, влияющую на всю ситуацию.

^ Субъектные психологические факторы - те, которые присущи действовавшему (действующему, собирающемуся действовать) человеку - гражданину, совершившему какой-либо поступок, деяние, или самому юристу, анализирующему, осуществляющему или планирующему профессиональные действия. Он, как правило, является инициатором действий и наиболее существенно влияет на ситуацию. Нередко эта группа факторов недооценивается и все сводится к психологии лица, с которым юрист имеет дело. Психология самого юриста, его действия нередко вносят в психологическую атмосферу ситуации больше, чем все другие факторы. Итак, группа субъектных факторов при анализе предполагает следующее:

  1. Осуществление самоанализа и самоуправления (т.е. подумать о том, как собственное поведение и состояние влияет на других и ситуацию).

  2. Осуществление рефлексии, предполагающей взгляд на себя со стороны, глазами другого человека.

  3. Критическое оценивание своего понимания "объекта" и отношения к нему ("личностный резонанс" (!)), включающее также оценку собственного поведения.

  4. Критическое оценивание своего понимания ситуации (сомнения).

  5. Наконец, использование рекомендаций юридической психологии (учет юристом психологических аспектов выполняемых профессиональных действий - профессионально-психологическая подготовленность).

Рассмотрим теперь психологический анализ юридических фактов. Как известно, под юридическими фактами понимаются предусмотренные в законе обстоятельства, которые являются основанием для возникновения (изменения, прекращения) конкретных правоотношений. Они делятся на события и действия. Юридическое исследование юридического факта необходимо предполагает психологический анализ, выявляющий его субъективную сторону. Схематично это можно представить следующим образом (см. ниже).

В целом, из схемы явствует необходимость умения юриста разбираться в причинных связях психологических феноменов, психологической динамике событий и действий, в том, как и почему одно явление (причина) предшествует другому (следствие), как элементы их связываются в единую психологическую цепь.

С чего начинается психологический анализ юридического факта? С анализа психологических предпосылок факта. В основе его лежат рекомендации по психологическому анализу ситуаций, рассмотренные выше. Результаты его рассматриваются как исходная психологическая ситуация, предпосылка факта, кладущая начало возникновению и последующему его развитию. При анализе и оценке психологической ситуации в качестве исходной делается акцент на:

-выявлении непосредственных мотивов поведения лиц, участвующих в анализируемом факте;

-изучении и оценке восприятия, понимания ситуации, события и последствий своего поведения участниками событий (умысел);

-выявлении и оценке психического состояния (вменяемость);

-выявлении повода к развитию события.

Во всяком деянии есть начало, его течение и конец. Необходимо далее исследовать как исходные предпосылки вызвали первое активное проявление следствия, а последние стали причиной последующих. Правило психологического анализа динамики факта предназначено для выявления и уточнения подлинного психологического механизма деяния. Технологически оно реализуется в следующей последовательности.

Во-первых, выделяется событийный (фактологический) ряд в анализируемом факте.

Во-вторых, составляется психологический ряд.

В-третьих, по завершении составления психологического ряда, определяется его психологический "стержень" как прослеживание всей цепочки причинно-следственных психологических связей, которое позволяет дать правильную оценку юридическому факту, проверить фактологический ряд, если он определялся ретроспективно. Расхождения в логике фактологического и психологического ряда приводят к необходимости критической переоценки выполненного анализа и, как правило, к корректировке воспроизводимого фактологического ряда. Делается это до тех пор, пока логики обоих рядов не будут совпадать.

Далее мы рассмотрим вопрос, который в соответствующих источниках обозначается как "составление психологического портрета преступника по следам на месте происшествия". По существу, речь идет прежде всего о расследовании определенной категории неочевидных преступлений, характеризующихся существенным или полным отсутствием сведений о конкретном виновном лице: убийств на сексуальной почве с признаками садистского истязания жертвы; изнасилований и т.д. В этом случае поиск признаков преступника осуществляется зачастую только исходя из следов и обстоятельств преступления.

Несколько слов о психотрасологии как теории и практике составления психологического портрета по следам на месте происшествия. Составление психологического портрета преступника по следам на месте происшествия имеет большое криминалистическое значение, увеличивая объем и улучшая качество исходной информации, что существенно важно на начальной стадии раскрытия и расследования преступлений, особенно неочевидных. Оно служит основой для выдвижения версий о личности виновного, и ее признаках, которые позволяют сужать круг розыска и подозреваемых, попавших в поле зрения следствия. В ряде случаев возникает необходимость на этой основе составлять и психологический портрет жертвы.

Понятно, что это может быть только весьма ограниченный портрет, зачастую содержащий лишь максимально возможный объем психологических характеристик, которые диагностируются по оставленным на месте преступления и обнаруженным следам.

Но существуют ли следы, в которых запечатлеваются психологические характеристики человека? Да, следообразующим фактором может быть и психологический. Внутренняя психологическая активность, мотивы, свойства, способности, желания и пр. не только проявляются, но и реализуются во внешней активности, действиях и поступках ("думаю - делаю", Сеченов И.М.). В контакте со средой, физической и социальной, происходит соединение следообразующей силы психики со следовоспринимающими материальными и идеальными объектами и процессами. Известный факт, что в продуктах, результатах труда, их особенностях всегда воплощается психология их создателей. Поэтому нет сомнения, что на месте преступления остаются следы психологии преступника. При этом, понятно, что диагностические заключения могут быть только вероятностны.

На настоящее время выделяются два подхода к составлению психологического портрета: статистический (активно используется за рубежом) и аналитико-психологический (разрабатываемый в нашей стране). Статистический подход основан на существующей статистике сопряжений признаков преступника с признаками криминалистической характеристики преступления (их совокупности), выявленной по аналогичной категории раскрытых дел. Недостаток - отсутствие содержательных характеристик, игнорирование индивидуальности случая. Иногда по конкретному делу наименее статистически определенный признак может оказаться наиболее достоверным и информативным.
1   2   3   4   5   6   7   8



Скачать файл (1139.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации