Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Реферат - Современный танец как средство внешней и внутренней гармонизации личности - файл 1.doc


Реферат - Современный танец как средство внешней и внутренней гармонизации личности
скачать (241.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc242kb.18.11.2011 16:46скачать

1.doc

1   2   3   4
^

2.2.Танцетерапия как средство гармонизации личности

2.2.1.Контактная импровизация


Современный человек значительно отошел от природы, которая никогда не освобождала нас от необходимости двигаться. Вся двигательная активность, человека, который не занимается никакими видами спорта, сводится к лежанию, стоянию, поездкам в транспорте, сидению на работе и у телевизора. В лучшем случае вечером "прогулка" по магазинам.

Такой режим ведет к недостатку кислорода в тканях, ухудшая деятельность организма. Отсутствие двигательной активности и большие нервные перегрузки, стрессы - основные причины практически всех заболеваний.

Человек, который начинает двигаться, танцевать становится более жизнеспособным, энергичным, здоровым. У него улучшается обмен веществ, работа сердечно-сосудистой и дыхательной систем, повышается иммунитет к различным заболеваниям. Более того, занятия нормализуют вес, улучшают фигуру, осанку, самочувствие, снимают утомление. Это не удивительно. Ведь движение - это накопление энергии, а не трата ее. Энергия -накапливается! [2, С.145.]

Существует ряд различных методик применения танцетерапии. Это, например, эвритмия, искусство движения с музыкой и речью, развитая в школах Рудолфа Штейнера для детей с целью обучения ритму, и Пять Танцев в вольном стиле Габриэллы Рота.

Обе эти формы терапии разработаны специально, чтобы поощрить самовыражение и творческий потенциал. Танец - это не только средство для выражения чувств, но также и средство достижения более высокого уровня сознания. И исполнение, и наблюдение за движениями танца ведет к определенной релаксации и трансформации сознания.

Танцетерапия стремится дать возможность каждому пациенту реализовать свои ощущения в непосредственном потоке самовыражения, представляющем собой скорее естественные, самопроизвольные и неограниченные движения, чем выполнение формальных танцевальных движений.

Танцетерапевты поддерживают и мотивируют лечение своих пациентов тем, что учат использовать эту форму искусства исцеления, чтобы подключиться к сфере бессознательного.

И многие из практикующих эту методику врачей считают, что суть целебного эффекта основана на подсознательном стимулировании в танце каналов энергии, что позволяет жизненной силе двигаться более свободно. Самый широкий круг разнообразных жизненных ситуаций тесно связан с этой терапией.

При этом музыка вовсе не является обязательным компонентом. Иногда в танце подчеркнуты творческие аспекты, иногда терапевтические.

Данная методика может быть полезна для людей, которые не в состоянии иным способом выразить волнующие их чувства, и почти всегда эффективна при лечении большинства психологических проблем, как умеренных, так и серьезных.

Теоретически при любой физической болезни, связанной с подвижностью, типа болезни Паркинсона, движение ци может оказаться полезным. Физические симптомы, связанные с различного рода стрессами, также могут быть сняты танцетерапией.

Особенно это заметно на занятиях оздоровительными танцами, целью которых является релаксация в движении.

Если человек движется в танце раскрепощено, расслаблено, осмысленно, то значение физических упражнений не ограничивается их воздействием на мышцы: они оказывают положительное влияние на сознание, развитие интеллекта, на эмоциональную и духовную деятельность человека, происходит снятие накопившихся стрессов.

Мало того, танцетерапия может внести вклад в решение серьезнейших проблем современного человечества.

Успехи медицины и общее повышение уровня жизни привели к тому, что человечество быстро "стареет". Существенно возрастает среди населения многих стран доля лиц пожилого и преклонного возраста.

Сохранение психической и физической активности людей старших возрастов становится одной из серьезнейших проблем. Чтобы старики были не обузой, а "золотым фондом" человечества, необходимо, чтобы они до глубокой старости "были молоды" душой и, желательно, телом. Наука доказала, что "вечная молодость" вполне реальна[12, С.231.].

Здесь, как всегда, впереди идут выдающиеся люди человечества, до преклонных лет поражавшие современников своими физическими и психическими возможностями. Гете, Демокрит, Толстой - список можно продолжить до внушительных размеров. Но "вечная молодость" доступна каждому! Наука работает в этом направлении.

Однако, уже сейчас существуют простые, эффективные и общедоступные методы. Например, занятие любым творчеством продлевает психическую молодость "до упора".

Танцетерапия еще эффективнее! По статистике, танцоры живут исключительно долго. Они до глубокой старости молоды и душой и телом. С этим все ясно и уже очень давно. Но в чем же проблема? Проблема - в изменении менталитета населения.

Возникновение и развитие танцевально-двигательной терапии

Корни танцевально-двигательной терапии восходят к древним цивилизациям. Возможно, люди начали танцевать и использовать движение как средство коммуникации задолго до возникновения языка. Делая экскурс в историю, мы видим, что танец был одним из способов жизни, общения, гармонизации человека.

Человеческую историю можно рассматривать не только как хронологию событий, но и как историю движения.

У Ван Камп есть 20 страниц определения танца, каждое из которых она критикует, указывая, чему оно не удовлетворяет. Следуя этой традиции, приведу 5 определений импровизации, указывая какой важный аспект каждое из них акцентирует ;)

1.Словарное

Импровизация/Improvisation (от jraT.improvisus непредвиденный, неожиданный, внезапный) - Метод творчества (в некоторых видах искусства), предполагающий создание произведения в процессе свободного фантазирования, экспромтом. Вимпровизации нет разделения функций сочинителя и исполнителя; они образуют органическое единство и осуществляются одновременно.

Да, и в танце еще нет разницы между материалом и творцом (каковая есть во всех других видах иск-ва). Здесь важен акцент на "здесь и сейчас", отсутствие пробела между замыслом и воплощением.

2.Американское

импровизация означает выбор среди возможностей, присутствующих в данный момент, в противовес исполнению

определенного материала, выбранного заранее (Синтия Новак).

К вопросу о случае и выборе. Кэннингхэм подчеркивал объективность случая (например, бросая кости для определения порядка танцевальных комбинаций), Пэкстон ищет равновесиемежду выбором и случаем, опираясь на естественные силы (гравитация, момент движени). Важно, что всегда всегда есть предшествующий материал, словарь движений и возможностями расширения в каждый момент.

3.Российско-процессуальное

Импровизация - умение слышать свое тело, пространство и партнеров и отвечать на него. Важна активность внимания, отзывчивость тела на сигналы, внешние и внутренние.

4.Европейское-интеллектуальное

Танцевальная импровизация - это форма мышления

Мышление - это то, что вы делаете, когда не знаете, что делать, (парафраз Жана Пиаже). Таким образом, импровизация - это то, что вы делаете, когда не знаете, что делать (Все это делает импровизацию эквивалентом мышления, но примененяемым к телу).

Перенос внимания с эмоциональной составляющей танца на волевую-интеллектуальную, что характерно для современного европейского танца в целом.

5.Мое, как бы психологическое

Поскольку танец потенциально вовлекает всю целостность человека в процесс, то тотальность, честность и прочая позволяют действительно быть не только разным, но и любым.

Импровизация развилась за последние двадцать пять лет в мощное явление в танце и театре. Театр Танца в церкви Джадсон и другие группы, чья работа была основана на импровизации, подобные "Second City", "Living Theatre", и "Open Theatre" возродили искусство импровизационного выступления. В истории западноевропейского театра импровизация занимала большое место. Трубадуры Средневековья и комедия делль'арте эпохи Возрождения были важными и общепринятыми видами театрального искусства того времени. Но недавний подъем импровизации, расцветшей в мятежные шестидесятые, не укладывался в нашу театральную традицию. Он разбивал правила профессионального этикета, нарушал традиционные формы и менял роль балетмейстера и драматурга. Артистический и политический status quo был поколеблен. Танец модерн в первой половине двадцатого столетия совершил определенные изменения в традиционном балете. В 1950-х, однако, оказалось, что в нем образовались собственные традиции. В то время Дженни Хантер и Энн Халприн работали с двигательной импровизацией на западном побережье Америки, а на востоке США Мерс Кэннигхэм совместно с Джоном Кэйджем вводили радикальные новшества в хореографию, которые были, в действительности, демократизацией танца. Кэннигхэм отказался от системы "звезд"; все танцоры на сцене были равны. Пространство было децентрализовано, равное значение придавалось всем его областям, зрители сами выбирали, на чем сосредоточиться. Главное отступление от правил хореографии традиционного танца модерн - танцорам была дана возможность выбора, что делать во время выступления. Там, где прежде приоритетное значение имели указания хореографа, теперь можно было удивляться и получать удовольствие от решений, принятых танцорами в данный момент. И танцоры, и аудитория более активно участвовали в выступлении[14, С.216.].

В начале шестидесятых композитор Роберт Данн провел курсы по композиции танца в студии Кэннигхэма. Он изучал музыкальную композицию с Джоном Кэйджем и использовал недирективный подход Кэйджа для обучения. Данн просил, чтобы студенты обсуждали не качество работы, а только структуру, формы, метод и материал, который при этом использовались. Легко можно представить, что появлялись качественно новые работы. Преобладал энергетический, антитрадиционный дух исследования. Возникало огромное число вопросов: идея фразирования, хореографические кульминационные моменты, техническое мастерство, логическая или драматическая непрерывность, разделение между исполнителями и аудиторией, и театральная трансформация. В июле 1962 г. студия представила выступление в мемориальной церкви Джадсон на площади Вашингтон в Нью-Йорке. Это было историческое начало новой эры в танце, эпохи нетрадиционных методов хореографии и использования импровизации, как в репетиционном процессе, так и в

Несколько танцоров театра Джадсон, которые стали авангардом танца постмодерн, продолжили работать с Ивонной Рэйнер в ее "Непрерывно меняющемся проекте". В 1970 г. Рэйнер решила сложить с себя обязанности руководителя театра. Она убеждала группу работать, импровизируя без лидера. Это продвинуло демократизацию танца еще на шаг дальше, удаляя балетмейстера. После этого образовался "Grand Union". С 1970 по 1976 гг. эта группа, в которую входили Транша Браун, Барбара Диллей, Дуглас Дран, Дэвид Гордон, Нэнси Льюис и Стив Пэкстон, показывала то, что Салли Бэйнс назвала экстраординарной и интересной комбинацией "танца, театра и сценического искусства, в продолжающемся исследовании природы танца и перфоманса". "Grand Union" был ареной, на который эти танцоры открывали и разрабатывали свои собственные методы и стили.

Последующие хореографические работы различных членов "Grand Union" несут отпечаток их предшествующего опыта в импровизации. Они высоко индивидуальны и часто показывают сам процесс создания танцев. Транша Браун ввела экспромтные разговорные инструкции, которые структурировали части перфоманса; Дуглас Данн добился участия аудитории, и физического и вербального; Дэвид Гордон мистифицировал зрителей, запутывая их - что спонтанно, а что предусмотрено постановкой; Стив Пэкстон стал одним из создателей "контактной импровизации". Также этим изменениям было свойственно признание особой силы и уникальности живого представления. Во всей этой работе процесс является более интересным, чем конечный результат. В отличие от произведений искусства, которые могут покупаться и продаваться, ил*дот выступлений, "зафиксированных" на телевидении и в кино, живой перфоманс - это явление момента: преходящее и эфемерное. Не остается ничего конкретного, когда перфоманс заканчивается, особенно в танце и несценарных театральных выступлениях. Люди, создающие новое в импровизационном танце и театре, оценили эту непосредственность.

В течение "периода Театра Джадсон" мир театра также подвергся революции. Как и в танце, имелась сильная реакция против традиционных установок и стремление изменить театр. Это выражалось в отказе от линейных форм повествования и письменного сценария. Эта реакция также утверждала новое взаимодействие между участниками и аудиторией. В Нью-Йорке в конце пятидесятых и начале шестидесятых годов, а после и в Европе Living Theatre Джулии Бек и Джудит Малины поддерживал импровизационный процесс театрального творчества и взаимодействия с аудиторией. Под влиянием Антонена Арто и Джона Кэйджа в 1960 г. Living Theatre показал "Замужнюю Девицу" Джексона МакЛау. Текст был создан посредством случайности; в каждом перфомансе неопределенные элементы образовывали непредсказуемые сочетания. Через их взаимодействие со зрителями, использование реального времени, и вовлечение в проблемы непосредственной, общей важности, Living Theatre уходил от иллюзорных действий на сцене к театру как способу побуждать к действиям в реальной жизни.

На первый взгляд, импровизация означает спонтанность творческого выражения и для большинства людей именно в этом состоит ее ценность. Поэтому возникает вопрос - можно ли научиться импровизировать и что это может дать?

На самом деле, большинство техник обучения импровизации (а в программах обучения современных танцоров есть такая дисциплина) построены на увеличении чувствительности к сигналам идущим_из.тела - его ощущений, его памяти, его тонкой малоосознаваемой жизни; на способности мгновенно реагировать на импульсы идущие из тела и сигналы из окружающего пространства и, реагируя, превращать их в историю, не всегда ясную и простую, но обладающую смыслом и своего рода красотой.

Правда, мне давно уже хотелось развенчать один из мифов, относящихся к импровизации - миф об абсолютной спонтанности. Полная спонтанность также невозможна, как и вечный двигатель: мы в любом случае обусловлены нашим прошлым опытом, мышечными зажимами и культурными табу. Возможно лишь ощущение полной спонтанности - экстатическое состояние свободы, которое достаточно редко подтверждается внешним наблюдением. Что с этим делать?

Мы не можем уйти от этой обусловленности, но нам доступно осознание этой обусловленности. Тогда появляется расстояние между мной и тем, что меня обуславливает, появляется возможность выбора, игры с этой обусловленностью. В этот момент и начинается настоящая спонтанность - при возможности открыто наблюдать за собой, при готовности к неожиданностям (не всегда приятным).

Поэтому для меня импровизация - это осознанная спонтанность.

Возвращаясь к терапевтическому и трансформационному контексту, можно отметить, что внутри него существует своего рода дихотомия, противоречие: осознанность/спонтанность. Эти качества и навыки обслуживаются разными школами и традициями. Спонтанность в большей степени связана с экстатическими практиками (шаманскими, раджнишевскими, суфийскими), а осознанность - с практиками внимательности и самонаблюдения (в первую очередь, буддистская традиция). Спонтанность определяется доверием - себе, своим чувствам, своим реакциям, а осознанность - рефлексией, беспристрастностью, равностным отношением, полнотой восприятия и отсутствием "фильтров восприятия". Использование техник импровизации позволяет соединять эти зачастую противоположные состояния и навыки, обретать большую целостность и полноту мироощущения и самовыражения[11, С.129].

^

2.2.2.Роль танца в гармонизации личности человека


Через эмоциональную сферу мы воспринимаем окружающий мир, а следовательно, от ее здоровья зависит не только наше мировоззрение, но даже здоровье физического тела и эфирного.

Проявления человека в танце, его манера исполнения, яркость, передача музыки, образа, эмоциональная окраска во многом зависят от состояния чувственной сферы и осознания человеком последней. Стиль танцовщицы может зависеть от темперамента человека. Меланхолик наверняка будет выразителен в медленных движениях и танцах, холерики предадут все буйство своей натуры в быстрых, зажигательных связках и комбинациях. [11, С.146.]

По манере исполнения, по внешнему виду танцора, по его глазам, по телу, рукам и т.д. можно судить о состоянии, в котором находится человек, можно судить, насколько танцор погружен в сам процесс танца.

Чем больше человек осознает себя в жизни, тем проще ему быть осознанным в процессе танца, легче понять, что творит его тело, что выражает, что пытается сказать и передать. Естественно, настоящий профессиональный танцор прежде всего несет задуманный образ, пытается донести всю его гамму, красоту и эмоциональное переживание.

Танец может выступать средством достижения гармонии в семье. Ко всему прочему, предложение потанцевать не так настораживает, как, скажем предложение пойти к психотерапевту. Вот несколько несомненных достоинств танца: танец - это общение, он может выполнять как диагностическую, так и терапевтическую функцию; в танце происходит отражение и переобучение.

В семейных взаимоотношениях посредством танца человек может проследить и отрегулировать цикл развития семьи, распределение власти, супружеское общение, установки на брак, и т.д. В танце многие процессы выполняются парами. Но в этом, опять же, очень разные уровни взаимодействий - и не обязательно мужчины и женщины... Например, отец и ребенок, мать и дочь... Все эти отношения можно проигрывать, использовать и выражать в движении.

Танец - это совершенная форма игры. Очень многие сценарии отношений можно оптимизировать. В танце очень легко менять роли. Только что ты вел - и вот уже ведет твой партнер!

Только что было напряжение, конфликт - и вот уже все меняется! Восприятие отношений, которые есть в жизни семьи - не только восприятие, но и развитие... Умом мы понимаем, что любые отношения изменяются, живут во времени, в жизни же очень часто отношения фиксируются.

Танец - своеобразное напоминание и уму, и телу, что отношения постоянно нужно развивать.
Заключение

Мир танца диктует свои законы отображения действительности, основанные не на буквальном соответствии жизненного и художественного материала, а на степени верности метафорическому, поэтическому отражению жизни.

Танец, в силу своих изобразительно-выразительных возможностей более, чем другой вид искусства, чужд натуралистической подробности, житейской повседневности, обыденной достоверности. Язык танца - это прежде всего язык человеческих чувств и если слово что-то обозначает то танцевальное движение выражает, и выражает только тогда, когда находясь в сплаве с другими движениями, служит выявлению всей образной структуры произведения.

В настоящее время перед отечественной психологией и психопрактикой встает задача поиска новых эффективных, наиболее адекватных природе человека диагностических и психокоррекционных методов.

Таким методом является танец. На сегодняшний день традиционным является использование танца как средства выражения эмоций, снятия психологического напряжения, улучшения эмоционального состояния, стимулирования творческой активности и т. д.

Использование танца как средства диагностики и коррекции отношений в группе еще требует своего обоснования.

На настоящий момент существует весьма противоречивое представление о танце. Почти все исследователи сходятся в том, что танец -это ритмическое движение.

Ритму приписываются различные функции, вплоть до магических и космологических. Но дальше рассуждения ученых идут по различным направлениям. Так, одни полагают, что «происхождение танца, по-видимому, чисто сексуального характера», трактуя танец, как моторно-ритмическое выражение сексуальной энергии, как высвобождение эротизма.

Примыкают к этим взглядам и представления о генетической связи танцев людей и танцев животных. Но, как показывает Круткин В. Л., «движения человеческого тела сразу складываются как человеческие, мы нигде не найдем перестроение животных движений в человеческие».

Рассматривая, таким образом, танец как чисто человеческое приобретение, как особый социокультурный феномен, немецкий ученый К. Бюхер на основании большого количества этнографических материалов доказывает, что источником ритмических танцевальных движений первобытного человека является ритмический строй работы. Плеханов Г. В. также подчеркивает взаимосвязь первобытных плясок и технологических процессов того времени, соглашаясь, однако, с тем, что любовные пляски не могут быть объяснены с этой точки зрения и являются все же «выражением элементарной физиологической потребности и... имеют немало общего с любовной мимикой больших человекоподобных обезьян». В противовес этим взглядам И. Хейзинга рассматривает танец как наиболее чистую и совершенную форму игры. С этим нельзя согласиться, так как уже на ранних этапах развития человечества танец играл значительную роль в жизни общества. Как показывает исследование Э. А. Королевой, первобытный танец являлся не только способом психоэмоциональной разрядки и сонастройки членов племени, но и средством накопления, сохранения и передачи опыта подрастающему поколению, средством познания окружающей действительности и самопознания, средством общения между полами. Кроме того, танец приобретает знаковую функцию, становясь своеобразным социальным маркером, признаком принадлежности к тому или иному роду.

Таким образом, с точки зрения психологического подхода танец - это текст, который мы понимаем как совокупность знаков, имеющих пространственно-временную структуру и несущих информацию о состояниях чертах характера и отношениях личности. Именно на этом принципе построен «новый танец» А. Дункан, который определяется ею как «движение, в совершенстве выражающее данное индивидуальное тело, данную индивидуальную душу».

Кроме биологического, социокультурного и психологического подходов к танцу, в литературе можно встретить идеи космического смысла танца , которые основаны на понимании танца как «движения особого рода» , выражающего ритмы Вселенной, ритмы самой Жизни.

Таким образом, можно сделать вывод, что танец - это сложный и многогранный феномен, который может быть понят только в единстве биологического, психологического, социокультурного и философско-космологического аспектов. Исходя из этого, танец можно определить, как

1.Форму невербального катарсиса. С этой точки зрения танец выполняет ряд функций, а именно:

  • функцию катарсического высвобождения сдерживаемых, подавляемых эмоций, в том числе - социально нежелательных;

  • функцию моторно-ритмического выражения избыточной энергии;

  • как результат первых двух - функцию саморегуляции.

2.Спонтанные движения человека, имеющие пространственно- временную структуру и выражающие всю сущность исполнителя: его характер, состояния, отношения.

Таким образом, с психологической точки зрения, танец является элементом спонтанного невербального поведения человека и является пусковым механизмом процессов интерпретации в общении /см. 23/. Функции танца в этом контексте следующие:

  • функция показателя активного эмоционального состояния партнера;

  • функция создания образа партнера по танцу;

  • функция индикации сложившихся отношений между партнерами и их изменений.


Список литературы

  1. Бебик М.А. Использование танце-двигательной терапии в решении проблемы самопринятия. М., МГУ, 1997, 100с.

  2. Гельниц Г., Шульц-Вульф Г. Ритмика - музыкальная двигательная терапия, как основа психогигиенического подхода к ребенку. // Психогигиена детей М: Медицина, 1995. - С. 186-208.

  3. Герасимова И.А. Философское понимание танца // Вопросы философии. 1998. N 4. С.50-63.

  4. Гленн Вильсен. Психология артистической деятельности. Москва, Когито-центр, 2001.

  5. Гренлюнд Э., Оганесян Н.Ю. Танцевальная терапия. Теория, методика, практика. СПб.: Речь, 2004, 219с.

  6. Дункан А. Моя жизнь. Танец будущего. – М.: Книга, 2005 – 345с.

  7. Желателев Д.В. Образ тела в самосознании старшеклассника и оценка его педагогом. Автореферат диссертации канд. психол. наук. СПб., 1999. 16с.

  8. Захаров Р. Слово о танце. – М.: Молодая гвардия, 1989.

  9. Каган М. С. Морфология искусства.–М.: Искусство, 2004 – 324с.

  10. Кандинский В. В. О духовном в искусстве. - М.: Искусство, 2003 – 424с.

  11. Карла Л. Ханнафорд. Мудрое движение. Мы учимся не только головой. Пер. с англ. Москва, 1999. 238с.

  12. Кнастер Мирка. Мудрость тела. Москва, ЭКСПО, 2002.

  13. Козлов В.В., Гиршон А.Е., Веремеенко Н.И. Интегративная танцевально-двигательная терапия. М., 2005. 255 с.

  14. Круткин В. Л. Антология человеческой телесности. – Ижевск: Радуга, 2003 – 356с.

  15. Куракина С. Н. Феномен танца (социально-философский и культурологический анализ). Автореф. на соиск. учен. Степ. канд. философск. наук. - Ростов-на-Дону, 1994 – 70с.

  16. Лабунская В. А. Введение в психологию невербального поведения. Ростов-на-Дону, 2004 – 415с.

  17. Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. 608с.

  18. Лабунская В.А., Шкурко Т.А. Развитие личности методом танцевально-экспрессивного тренинга // Психологический журнал. 1999. Т.20. №1. С.31-38.

  19. Мак-Нили Д. Прикосновение: глубинная психология и телесная терапия. М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 1999. 144с.

  20. Менегетти А. Музыка души. Введение в музыкотерапию. – СПб.: Европа, 2006 – 432с.

  21. Назарова Л. Фольклорная арт-терапия. Спб, Речь, 2002. 231с.

  22. Никитин В.Н. Пластикодрама. Москва: Когито-центр, 2001. 56с.

  23. Никитин В.Н. Психология телесного сознания. Москва: Алтейа, 1998. 488с.

  24. П.Фейдимен Д., Фрейгер Р. Вильгельм Райх и психология тела // Личность и личностный рост. Выпуск 2. – М.: Исток, 2003 – 453с.

  25. Пасынкова Н. Б. Влияние музыкального движения на эмоциональную сферу личности//Психол. журнал. – 2002. – №4. – С. 142-146.

  26. Роджерс Н. Творчество как усиление себя //Вопросы психологии. - 1999.–№1.–С. 164-168.

  27. Рудестам К. Групповая психотерапия. - М.: Прогресс, 2005 – 478с.

  28. Руднева С.Д., Пасынкова Н. Б. Опыт работы по развитию эстетической активности методом музыкального движения// Психологический журнал. — 1992.–№3–С. 84-92.

  29. Руководство по телесно-ориентированной терапии. СПб: Речь, 2000. 256с.

  30. Старк А. и Хендрикс К. Танцевально-двигательная терапия. Пер. с англ. // Ярославль, 1994. 116с.

  31. Танцевально-двигательная терапия //Журнал практического психолога. Специальный выпуск №3, 2005.

  32. Фельденкрайз М. Искусcтво движения. Уроки мастера. Москва, ЭКСМО, 2003. 148с.

  33. Фельденкрайз М. Осознавание через движение: 12 практических уроков. М.- СПб, 2000. 160с.

  34. Фомин А.С. Танец: понятие, структура, функции. М.: Книга, 1990 32 с.

  35. Хрестоматия по телесно-ориентированной психотерапии. Сост. Баскаков В. // Москва, 2001, 238с.

  36. Черник Б.П., Фомин А.С. Образовательная выставка: перспективы участия – Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2006 – 228с.

  37. Шкурко Т. А. Теоретическое обоснование использования танца как средства коррекции отношении в семье // Современная семья: проблемы и перспективы. - Ростов-на-Дону, 1998. – С. 67-68.

  38. Шкурко Т.А. Танцевально-экспрессивный тренинг. Спб: Речь, 2003. 192с.
1   2   3   4



Скачать файл (241.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации