Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Контрольная работа - Магдебургское право на Беларуси - файл 1.doc


Контрольная работа - Магдебургское право на Беларуси
скачать (417.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc418kb.18.11.2011 17:18скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
СОДЕРЖАНИЕ


ЗАДАНИЕ 1. РИМСКОЕ ПРАВО.


3

1. Казус № 1. Наследование.



3

2. Казус № 2. Деликты.



8


ЗАДАНИЕ 2. МАГДЕБУРГСКОЕ ПРАВО НА БЕЛАРУСИ.




14


1. Источники магдебургского права. Сравнить нормы привилеев на магдебургское право Полоцка 1498 г. и Минска 1499 г.




14

^ 2. Структура и компетенция органов управления в городах с магдебургским правом.



18

3. Правовое положение мещан.


22

^ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

24




ЗАДАНИЕ 1. РИМСКОЕ ПРАВО
1. Казус № 1. Наследование
Домовладыка умер, не оставив завещания. Его законными наследниками являлись трое подвластных совершеннолетних сыновей и дочь, состоявшая в браке без мужней власти.

^ А) Что такое наследование по закону?

Б) В чем отличия наследственного права в древнейший период и в классический?

В) Как должно быть распределено наследство в данном конкретном случае?
РЕШЕНИЕ:
А) Римское наследственное право (т.е. регулирование порядка перехода прав и обязанностей частноправового характера после умершего к другим лицам) самым тесным образом было взаимосвязано с понятием римской семьи и институтами семейного права. Наследство есть преемство всех прав наследодателя в частно-правовой сфере. Не подразумевается понятием наследства преемство в сфере публичных прав и публично-правового статуса. Вместе с наследством переходили обязанности но опеке и попечительству, которые могли иметь и лично-семейные основания: “Благо наследства влечет обременение опекой” [8, с. 220].

Вместе с тем, наследство включало в себя не только выгоды и возможные обогащения имущественного характера; с наследством неразрывно связывались лежащие на наследодателе обязательства, в том числе и те, о которых он не имел точного представления или даже вовсе не знал. Наследство могло быть полностью обременительным, когда в его содержание входили только имущественные долги и иные неисполненные обязательства. Иначе говоря, наследство непременно подразумевало совокупность всех выгод, льгот и обременении, нрав и обязанностей в целости и неразрывности.

Наследник по римскому праву как бы занимал то же правовое положение, что было у наследодателя к моменту его кончины и воспринимал всю сложившуюся ситуацию в целом - в этом заключался принцип универсальности наследства, который был главным элементом, определявшим содержание наследства с точки зрения нрава.

Поскольку наследование означало, прежде всего, занятие правового статуса со всеми предполагаемыми правами и обязанностями наследодателя (что определялось законной регламентацией), то предпочтение в определении круга возможных наследников, порядка его перехода и др. в римском праве получило наследование по закону, т.е. переход наследства не в соответствии с усмотрением наследодателя (его завещанием), а по предписаниям закона в отношении круга лиц, признаваемых наследниками по факту своих кровных, родственных или иных форм связей с наследодателем. Наследование по закону было предопределено исключительно римским пониманием семьи.

В интересах законного перехода наследства выделялись два типа родства: агнатическое и когнатическое.

^ Агнатическое родство устанавливалось в силу традиционных представлений о составе римской семьи: наследниками (agnati) в этом случае считались не только собственно кровные родственники, по мужской линии, но и пребывавшие под властью наследодателя как их домовладыки в составе большой семьи; исторически агнатическое родство сформировалось первым и им определялось наследование в ранние периоды римского права преимущественно.

В рамках агнатического родства возможные наследники разделялись на 4 условные степени. Первая степень — прямые близкие (sui heredes), в числе которых считались все находившиеся под властью домовладыки его кровные родственники и другие близкие, в том числе усыновленные; в эту же степень относились и освобожденные дети при условии внесения ими имущественного вклада в общую массу семейного имущества: все наследники этой степени наследовали поколение, то есть наследственная масса разделялась на доли соответственно не общему числу наследников, а по “коленам” — условным степеням родственной общности. Вторая степень — близкие родственники (agnati proximi), к числу которых относились братья, сестры, мать (если она состояла в браке, заключенном в форме cum manu): все наследники этой степени разделяли достававшееся им наследство поголовно, по равным долям. Третью степень составляли все другие родственники; а в более позднем римском праве круг родственников ограничивался 6-7 степенями родства (до детей троюродных братьев и сестер включительно); в эту же степени наследников относились и незаконные дети допускаемых степеней родства; наследование шло также поколенно. Последнюю, четвертую степень составлял переживший супруг (т.е. прежде всего жена), которая призывалась к наследству в случае, если не было других наследников предыдущих степеней или они не выразили желания принять на себя наследство [4, с. 452].

^ Когнатическое родство в интересах наследования устанавливалось в силу кровной семейной связи с наследодателем: наследниками (cognati) считались все непосредственные родственники без различия пола с соблюдением последовательности степеней и порядка рождения. В рамках когнатическою родства возможные наследники разделялись на 4 условных класса.

Первый класс составляли прямые нисходящие родственники наследодателя: сыновья, дочери от правильного брака, а также внуки от умерших ранее детей, которым предоставлялось право наследовать вместо их родителей и в тех же долях; наследственная масса разделялась здесь по законным частям, каждая часть приходилась на одного прямого нисходящего родственника первого поколения. Второй класс составляли восходящие и полнородные родственники: отец, мать, бабки, полнородные братья и сестры, племянники по полнородным братьям и сестрам, которым предоставлялось право наследовать вместо их родителей; наследственная масса распределялась по линиям родства, причем одна линия устраняла от наследования другие. Третий класс составляли неполнородные родственники: единокровные и единоутробные братья и сестры; они наследовали по частям, соответственно первому классу. Четвертый класс наследников составили все остальные боковые родственники любой степени отдаленности родства и не полнокровия “до бесконечности”; все они наследовали поголовно в равных долях,

Основными принципами наследования по закону в римском праве были, как видно, следующие: ближайшая степень родства полностью устраняет от наследства отдаленную, деление наследственной массы главным образом происходит по так называемым степеням и линиям, а внутри степени и линии в равных долях в зависимости от числа наследников одного уровня или степени; последнее обстоятельство сформировало особое право представления в наследовании по закону - право наследовать долю, пришедшуюся бы твоему родителю, если бы он был жив; право представления при наследовании по закону распространялось также "до бесконечности".

Б) Необходимо отметить, что в древнейший период развития римского права при наследовании по закону круг законных наследников определялся исходя из агнатического родства, то есть призвание к наследованию лиц, которые находились под властью умершего на момент смерти. Здесь действовало правило о том, что наследство должно оставаться в семье.

В дальнейшем римское наследственное право развивалось, и в классический период была проведена реформа наследования по закону (542-548 гг. н.э.). Юстиниан упростил систему наследования по закону, построив ее на когнатическом родстве, то есть на основе призывания к наследству в порядке очередности в зависимости от степени родства.

В) В данном конкретном случае способ распределения зависит от того, в какой период развития римского права имело место открытие наследства.

Если наследство открылось в древнейший период развития, то право на наследование имущества по закону имеют только агнаты - подвластные умершему домовладыке его родственники. Следовательно, в этом случае наследственное имущество будет поделено на три равные части между сыновьями домовладыки, которые находились под его властью. Дочь домовладыки, которая обладает самостоятельным юридическим статусом и не была агнатом, не имеет права наследство.

Если наследство открылось в классический период, то право на наследование имущества по закону имеют когнаты - ближайшие родственники умершего первой степени по нисходящей линии, то есть его дети. В этом случае наследственное имущество делится на четыре равные части и распределяется между тремя сыновьями и дочерью умершего домовладыки.

^ 2. Казус № 2. Деликты.
Сильный ветер сорвал с крыши дома черепицу и забросил ее на соседний двор, где кусок черепицы убил овцу.

А) Что такое деликт по римскому праву и каковы его виды?

Б) Чем характеризуется причинение вреда чужому имуществу?

^ В) Как разрешится дело?
РЕШЕНИЕ:
А) Частным правонарушением в римском праве - деликтом (delictum), предусматривающим для его субъекта только гражданскую ответственность (в отличие от публичных правонарушений, или crimen), считалось причинение вреда отдельному лицу, его семье или имуществу вследствие прямого или косвенного нарушения прав этого лица с возникновением обязанности возместить вред;

нарушение прав, в свою очередь, должно было носить внеправовой характер, не вызываться законоустановленным применением предписанных правом мер (например, принудительный привод в суд действительного должника, уничтожение имущества, с помощью которого кто-либо пытался совершить преступление, и т.п.) [8, с. 512].

Субъектом правонарушения (деликта) могло быть признано только физическое лицо и причинившее вред также физическому лицу. Важной особенностью римского права было то, что в нем не признавалось возможным причинить (с точки зрения права) вред юридическому лицу, тем более не допускалось понятием деликта, что его субъектом может стать лицо юридическое (корпорация и т.п.).

Ответственность за последствия деликта была строго личной и безусловной: “Никого нельзя освободить от ответственности за правонарушение”. Под этой безусловностью понималось, что и должностное лицо будет ответственным за деликт, причем совершенный им - безразлично - в процессе исполнения должностных обязанностей или в личном гражданском качестве. Ответственность была только личной в том отношении, что касалась личного имущества (в случае ответственности индивидуализированной: просить извинения и т.п. - это также нельзя было поручать другому лицу или делать за счет другого лица).

Хотя в осуществлении действий, квалифицируемых как деликт, активно участвует индивид, последствия - новые права и новые обязанности - возникают помимо воли этого лица. Поэтому для своего признания в качестве деликта эти действия должны отвечать некоторым ограниченным требованиям, т.е. деликт имел некоторые обязательные реквизиты.

Субъектом деликта могло выступать полностью правоспособное лицо; ущерб может нанести лицо, не обладающее полной правоспособностью (женщина, подвластный сын, сословие неполноправный индивид), но ответственность возлагается в любом случае только на полноправного римского гражданина, обязанного отвечать в том числе и за своих подвластных.

Деликт должен являться строго материальным нарушением прав другого лица в отношении его личности и имущества; чистый умысел, покушение, посягательство никоим образом не рассматриваются в связи с деликтным правом - или деликт совершен и в этом он совершенен, либо правонарушения вообще нет (покушался, но не поджег урожай, намеревался оскорбить, но промолчал и т.п.; однако не то же: замахнулся, но не ударил, потому что “замахивание” само по себе может быть квалифицировано как оскорбление).

Материальность деликта должна сопровождаться виновностью субъекта, его причинившего, причем виновностью особого, частноправового рода, отличающегося в римском праве от форм и видов вины, признанных для права уголовного.

Деликт предусматривал только возможную имущественную ответственность за причиненный вред - безразлично, личного или материального свойства. Эта ответственность могла распространяться на возмещение как прямого вреда, так и косвенного, прямых и косвенных убытков. Конкретные размеры устанавливались индивидуальными исками, причем нельзя было произвольно менять сумму и размеры возмещения в рамках субъективного требования. Ответственность выражалась либо в точно обозначенной законными предписаниями сумме, либо в кратной сумме ущерба (таким образом, по сути, это было соединение и возмещения вреда, и штрафа за правонарушение).

Наличие вины в той или иной форме было обязательно для наступления последствий частноправовой ответственности. В отличие от уголовного права частноправовая виновность не обязательно должна была заключать в себе моральный элемент, т.е. чтобы присутствовала вредная направленность воли. Главное - в объективном итоге деяния, причем - также в отличие от квалификации римских преступлений ущерб может быть причинен не только активным действием субъекта, но и его бездействием. В зависимости от отношения виновного лица к причинам появления деликта различалось четыре основные формы частноправовой виновности:

1) умышленный ущерб (dolus), неразрывно связанный со злостным умыслом (dolus malus): лицо желало наступления вредных последствий и сознательно реализовало свои действия в направлении ущерба для другого лица; критерием здесь было противоречие гражданской порядочности, сопряженное с определенным “вызовом” правовому статусу другого лица.

2) Неумышленный ущерб: лицо не желало наступления вредных последствий, но в силу своего гражданского состояния обязано было соблюдать определенные пределы правового и общественного поведения, проявлять требуемую в обществе осмотрительность. В свою очередь, неосторожность подразделялась на подвиды: а) грубая неосторожность, грубая вина (culpa lata), приравниваемая к dolus: когда совершивший деликт показал себя не понимающим того, что присуще среднему человеку и обычному хозяину (например, что в амбаре костер не зажигают, хотя бы для приготовления пищи); б) легкая вина, или простая неосторожность (culpa levis): когда нарушение таково, что его не допустил бы заботливый хозяин, нормально пекущийся о своих вещах (например, очевидно, что нельзя оставлять незакрытыми бочки с вином, хотя и в закрытом помещении, и т.п.); в) собственно небрежность, или вина легчайшая (culpa levissima), т.е. когда нарушение таково, что его можно было избежать только при высочайшей бдительности и предусмотрительности, которой нельзя требовать от каждого и которая обязательна только в очень специальных ситуациях, но которая равно не служит абсолютно извиняющим обстоятельством.

3) Случайный ущерб, вызванный более случаем (casus), нежели поведением лица: субъект не только не желал причинить ущерб, но и соблюдал все условия нормального, внутриправового поведения в отношении другого лица, но все-таки он стал материальной причиной причиненного ущерба. Случай не освобождал от ответственности. Но было исключение, когда невыполнение обязательства или прямое причинение ущерба было связано с действием непреодолимой силы (vis major).

Основными тремя видами деликтов в римском праве являлись:

1) ^ Нанесение личной обиды (injuria) - неправомерные действия в отношении отдельной личности. Самым тяжким видом обиды считалось членовредительство (повреждение руки, ноги, глаза), менее тяжким - ранения, еще менее серьезным - побои или подобное. Особой спецификации подлежало оскорбление, так как не всякие намеренные слова могли считаться таковым. Ответственность за обиду в древнейшую эпоху предполагала точную - в смысле таксации ~ сумму штрафа соответственно подвиду типа. Недостаточность такой формы возмещения стала очевидной со временем, когда номиналы штрафов оставались неизменными веками, а деньги теряли в цене; кроме того, формальная оценка не могла учесть всех субъективных моментов “обидности”. Поэтому в преторском праве - и в позднейшее время в целом - истец получил право сам обосновывать имущественный размер претензии по обиде, который корректировался, претором: “Atrox оценивается сообразно действию, месту или лицу”, т.е. на квалификацию обиды как тяжкой, менее тяжкой и т.д. стал влиять не столько собственно материальный вред, но и место нанесения обид (например, при стечении народа), характер действия (“честный” удар или выражение крайнего пренебрежения и т.п.).

2) ^ Кража личного имущества (furtum). Этот деликт составляло любое по конкретному виду посягательство на имущество частного лица - имея в виду строго движимую вещь: похищение ее, неправомерное пользование, неправомерное удержание и т.п. (Посягательства на вещи, находящиеся в общественной собственности либо вне индивидуализированной собственности вообще, расценивались как уголовные преступления). Предполагалось и наличие специального отношения правонарушителя к содеянному, к цели использования украденного у кого-либо имущества. Кражу совершал любой индивид, пользующийся вещью без воли ее хозяина, а не только тот, кто явно уносил чужую вещь.

  1. ^ Повреждение чужого имущества. Данный вид деликта будет рассмотрен ниже более подробно.

Б) К такому виду деликтов, как повреждение чужого имущества, относились неправомерные действия лица, выразившиеся в строго материальном повреждении чужого недвижимого имущества, либо той категории движимых имуществ, что относились в древности к разряду манципируемых вещей (скот, рабы, строения, но не повреждение, например, повозки или одежды). Общие случаи деликта были сформулированы законом Аквилия (286 г. до Р.Х.), к которому комментаторами были добавлены нормы, касающиеся ответственности за посягательства на движимые вещи [7, с. 20].

Необходимыми элементами деликта и, соответственно, ответственности по нему были:

1) материальное выражение повреждения вещи, причем поддающееся реальному обозрению, лучше — исчислению;

  1. виновность лица в повреждении имущества.

В зависимости от степени виновности лица определялся итоговый размер возмещения за ущерб. По общему правилу, основанием для квалификации как повреждение чужого имущества могла быть даже самая легкая неосторожность постороннего лица.

В случае ответственности требовалось возмещать не только прямой ущерб (возможен был штраф до 2-кратной стоимости вещи), но и косвенный, связанный с лишением тех выгод, что мог бы иметь хозяин от использования поврежденных вещей (например, нуждавшийся в лечении раб не мог некоторое время работать - возмещению подлежала и стоимость лечения, и предполагаемая прибыль от его работы).

В) В данном случае имело место правонарушение, выраженное в виде повреждения чужого имущества (такой манципируемой вещи, как овца). По общему правилу, как уже отмечалось выше, за такие деликты ответственность наступает даже при самой легчайшей степени вины (culpa levissima), когда правонарушение можно было предотвратить только при высочайшей бдительности или предусмотрительности. Вряд ли собственнику дома удастся доказать, что им принимались такие меры. Поэтому, в соответствии с Законом Аквилия, он будет обязан возместить соседу стоимость погибшей овцы.

^ ЗАДАНИЕ 2. МАГДЕБУРГСКОЕ ПРАВО НА БЕЛАРУСИ


  1. Источники магдебургского права. Сравнить

нормы привилеев на магдебургское право

Полоцка 1498 г. и Минска 1499 г
Начиная с конца ХVI века, в городах и местечках Беларуси начинает формироваться качественно новая форма самоуправления - на основе так называемого ''магдебургского права''. Первым городом на Беларуси, который получил право на самоуправление на основе магдебургского права, было Берестье. 15 августа 1390 г. Великий князь Литовский и Король Польский Ягайло выдал берестейцам Привилей на самоуправление. В 1391 г. такой Привилей получил город Гродно. Золотым веком свободных белорусских городов стала вторая половина XVI и первая половина XVII в. Интенсивность наделения правами самоуправления снижается на рубеже XVII - XVIII вв. В этот период окончательно формируется структура управления ''магдебургским'' поселением.

Магдебургские города освобождались из-под государственной юрисдикции воевод и старост, в них приостанавливалось действие ''права русского и литовского'', создавались самостоятельные, избираемые гражданами органы самоуправления - рада или магистрат, оформляются его атрибуты - печать и герб.

Всего на этнических землях Беларуси функционировало около 120 свободных магдебургских поселений [6, с. 20].

В целом под магдебургским правом в юридическом смысле можно понимать совокупность норм права, которые регулируют жизнедеятельность граждан и жителей местечек. Оно не представляло собой некой одной универсальной для всего государства системы норм права, так как вводилось путем отдельных Привилеев (юридических документов) на самоуправление обычно за подписью Великого князя для отдельных городов и местечек.

В разных городах и местечках были общие моменты в организации самоуправления, общие свободы и вольности. Однако каждый из городов и каждое местечко, которые имели Привилеи на магдебургское право, владели только для них свойственными, отличительными правами и вольностями. Это обусловлено рядом самых разных факторов - экономических, социальных, демографических и даже географических. В качестве примера можно привести Привилей на магдебургское право от 1497 г., который получил город Гродно. В соответствии с данным Привилеем гродненцам разрешалось построить на реке Нёман мельницу, молоть зерно и собирать чинш при этом чинш с каждого лица за услуги [6, с. 21].

Выделяются два вида Привилеев - первоначальный (фундационный) и подтверждающий (конфирмационный). Первоначальным назывался Привилей, которым впервые в своей истории какой-либо город или местечко получали право на самоуправление. К подтверждающим относятся те Привилеи, которые получали города и местечки при вхождении на престол нового Великого князя. Все дело в том, что каждый новый Великий князь имел право пересмотреть все Привилеи на самоуправление, которые были выданы его предшественниками. При этом он мог или подтвердить право на самоуправление и выдать свой Привилей, или не выдавать Привилей по каким-либо причинам. В таком случае город или местечко теряли право на самоуправление. Каждый город и каждое местечко, которые владели правом на самоопределение, как правило, имели от пяти до тринадцати основных и конфирмационных Привилеев.

Оригинал текста Привилея хранился в Ратуше - месте самоуправления в том городе или местечке, которому было дано право на самоуправление. О выдаче Привилея делалась запись в книге государственного архива (метрике) Великого княжества Литовского и в актовые книги земских судов соответствующих поветов.

Известны случаи, когда крупные магнаты самостоятельно выдавали привилеи населенным пунктам, находящимся в их собственности, но они нуждались в подтверждении Великого князя. На заключительном этапе существования Речи Посполитой привилеи выдавались соймом.

Проведем сравнительный анализ Привилея на магдебургское право Полоцку 1498 г. и Привилея на магдебургское право Минска 1499 г.

Прежде всего, необходимо отметить то общее, что содержалось в них. И привилей, выданный Полоцку, и привилей, выданный Минску, предоставляли жителям этих городов следующие права:

1) освобождение от ''подвод, которые-ж перед посполито даивали, ино вжо напотом на потребу нашу земскую подводы мають давати, коли увидят подводный лист'' [1, с. 95, с. 99];

2) право на постройку ''посполитой лазни'' и ратуши;

3) право на собирание дров и бревен для кухни и постройки домов, за исключением бортного дерева;

4) освобождение жителей города (мещан) из-под власти воевод и панов, старост, судей и других доджностных лиц Великого княжества Литовского;

5) право на заселение и использование прилегающих к городу пустующих территорий, полей и лугов.

В соответствии с Привилеем Минску магистрат состоял из двенадцати радцев, войта и двух бургомистров. Привилей Полоцку предусматривал, что магистрат состоит из двадцати радников, войта и двух бургомистров, причем половина радников и один бургомистр должны быть католического вероисповедания (''закону Римского''), а другая половина радцев и другой бургомистр - православного (''закону Грецкого'') [1, с. 97].

Привилей, выданный Полоцку, предоставлял право его жителям три раза в год проводить ярмарки продолжительностью по две недели. Привилей, выданный Минску, такого права не предусматривал. Однако он предоставлял жителям Минска (Менска) право построить на реке Свислочи новую водяную мельницу.

Привилеи предусматривали обязанность выплачивать Великому князю ежегодно определенную сумму денег: для мещан Полоцка - 400 коп грошей, для мещан Минска - 60 коп грошей.

^ 2. Структура и компетенция органов управления в городах с магдебургским правом
Самоуправление в белорусских городах складывалось в течение длительного времени. Менялись функции отдельных компонентов самоуправления, возникали новые органы с новыми функциями.
Наиболее ранней фигурой в системе управления городов был войт (от немецкого vogt). Он находился во главе городской администрации ("урада") и суда. Должность войта существовала во всех городах, имевших право на самоуправление.
Назначался войт, как правило, пожизненно. Для избираемых глав городской администрации не менее характерна ограниченность срока. В XVIII веке довольно широко распространился принцип ежегодной сменяемости войтов. В привилее Ушачам (1758 год) говорилось о назначении войта на один год (191).В Слуцке в XVIII веке срок полномочий войта составлял три года. Но обычно магнат оставлял войта на повторные сроки, так что нередко должность войта была занята пожизненно [2, с.194].
Классическое магдебургское право сводило роль войта к старшинству на шефенском (в Великом княжестве Литовском войтовско-лавницком) суде. Однако в Беларуси войт приобрел права высшей административной власти и войтовского суда.
Он следил за поддержанием порядка в городе, за сохранением правил торговли, заботился о защите интересов мещан перед правительством и в конфликтах с отдельными феодалами, следил за своевременным сбором налогов с мещан, осуществлял совместно с членами городской рады и лавниками (заседателями) правосудие.
Войт мог назначить себе заместителя - лент-войта, или ландвойта (так было, например, в Друе и Несвиже). В таком случае нередко на лент-войта и ложилась основная часть обязательства войта.
Войты имели значительные источники доходов. За исполнение судебных функций он взимал пошлины. Так, в 1688 - 89 войт Несвижа получил за это 400 злотых в год [5, c. 149]. Кроме судебных пошлин, достоянием войта были определенная часть разных натуральных поборов ("провиант войтовский"), доля прибыли от рыночной торговли, содержания корчем, лавок, "брамное", "подсоседное". Войт имел землю в городе и за городом, не облагавшуюся городскими повинностями и налогами.
В XVII веке первоначальное название института "городская рада" было вытеснено названием "магистрат" (от латинского magistratus). Магистрат - это выборный административный и судебный орган городского самоуправления в городах, которые имели магдебургское право. В Великом княжестве Литовском они вводились с конца XIV века. Вместо прежних власти и суда старосты (наместника великого князя) власть и суд в городах переходили к войту, лавникам, бурмистрам и радцам (райцам).
Главным органом самоуправления была городская рада, которая состояла из бурмистров и радцев. В частнособственнических городах в состав магистрата входили войт, бурмистры, радцы, лавники и городской писарь, которые все заседали вместе, хотя согласно нормам магдебургского права лавники с войтом составляли отдельную коллегию и в состав рады не входили.
Твердо определенного количества членов рады не было, обычно она приближалась к двенадцати (это число считалось классическим образцом). В Несвиже в 1620 году был бурмистр, три радцы, три лавника, а во второй половине XVIII века ежегодно заседали войт, бурмистр, радца, два лавника и писарь (они менялись по очереди, всего в магистрате было четыре бурмистра, четыре радца, четыре лавника, войт и писарь). В Друе кроме войта и писаря было по три бурмистра, радца и лавника, ежегодно заседала очередная группа по одном на каждой должности, к ним присоединялись девять "мужей" (по три ежегодно). Избранные в магистрат Друи проходили своеобразную служебную лестницу от "мужа" до бурмистра [6; c. 31 - 32].
Городская рада определяла общее направление развития городского хозяйства, управляла вопросами благоустройства и содержания в боевой готовности оборонительных сооружений, выносила решения о сборе с населения необходимых средств на городские нужды, осуществляла контроль за их расходованием, члены городской Рады участвовали в осуществлении правосудия совместно с войтом или бурмистрами. Во время военных действий оборону города возглавлял магистрат. Он формировал из мещан военные отряды (милицию), к которым присоединял и других жителей города.

Состав магистрата и его коллегий в различных поселениях был неодинаков, сроки, на которые занимали должности бургомистр и войт, были различными в зависимости от величины и значения города (местечка) и иных местных особенностей.

К числу наиболее ответственных должностных лиц местной власти относились писари и шаферы. Писарь присутствовал на заседаниях органов магистрата и вел записи в магистратских книгах, выдавал копии магистратских документов. Шаферы выполняли функции современных ревизоров и обеспечивали рациональное использование муниципального имущества и финансовых средств.

В рамках обеспечения общественного порядка формировалась муниципальная полиция, в компетенцию которой входила также и пожарная безопасность, соблюдение правил торговли, рассмотрение бытовых споров между жителями, сбор налогов в местный и государственный бюджеты.
Функции низших служебных лиц в городах по сбору налогов, контролю за деятельностью торговцев и ремесленников, за поддержанием порядка выполняли сотские, десятники и "слуги месцкия", которые находились в подчинении у войта и бургомистров.
В соответствии с магдебургским правом в городах Беларуси вводился войтовско-лавницкий суд, один из местных судов для населения Великого княжества Литовского. О существовании войтовско-лавницкого суда с представительством лавников от разных частей города упоминает устав Слуцка 1621 года [2, с.195]. Его юрисдикции подлежали мещане. Дело также рассматривалось, если в судебном споре в качестве истца выступал житель города, который не имел привилея на магдебургское право ("не привилеяванага"), или феодал или зависимый от него человек.
Войтовско-лавницкий суд являлся особой судебной коллегией в составе войта и лавников. Председательствовал на судебных заседаниях войт, иногда его заместитель - ландвойт. Количество лавников (от польского lawnik) зависело от размеров города, например, в XVII веке в Копыле и Несвиже их было четыре, в Гродно - одиннадцать, в Минске и Бресте - двенадцать. Избирались лавники городской общиной (громадой), радой или назначались войтом из мещан этого города. Заседание суда могло состояться при условии, что присутствует не менее половины лавников.

Войтовско-лавницкий суд рассматривал уголовные дела, имущественные споры, свидетельствовал договоры купли-продажи, завещания имущества и другие. Судебные решения, руководствуясь законами ВКЛ и мнениями лавников, выносил войт. За исполнение судебных функций, как уже отмечалось, он имел немалую прибыль.
^ 3. Правовое положение мещан
С получением привилея на самоуправление населенный пункт приобретал качественно новый правовой статус, в силу которого становился автономной юридической единицей в государстве. У каждого города и местечка, которые владели правом на самоуправление, были отличительные символы, которые свидетельствовали о том, что в этих населенных пунктах действует магдебургское право: печать и герб. Печать указывала на то, что город и местечко являются самостоятельными юридическими лицами. Они могли налаживать правовые связи с другими субъектами права, заключать договоры и закреплять их печатью. Герб исполнял главным образом функцию символа независимости того или иного города и местечка, свидетельствовал о том, что соответствующее самоуправление объединяет всех мещан в единое сообщество, которое имеет особые вольности и права.

По магдебургскому праву мещане освобождались от феодальных повинностей, им гарантировалось свободное занятие ремеслами, торговлей, земледелием, выборы своих органов власти. Ремесленники образовывали свои профессиональные объединения - цеха. Существенным было то, что магдебургское право ликвидировало сословную и иную духовную, светскую, замковую юрисдикцию на территории города и прилегающих местностей, интегрируя регион в единый территориально-хозяйственный комплекс.

Одновременно обеспечивался равный правовой статус горожан с представителями иных сословий. В соответствии со статутами Великого княжества Литовского, и в частности со ст. 69 раздела четвертого Статута 1588 г., каждый мещанин магдебургского поселения мог на равных основаниях привлечь к ответственности представителей высших сословий - ''если бы кому из мещан наших права магдебургского какая обида произошла от князей, панов и земян и подданных, а они бы добровольно дать удовлетворение не желали или справедливости с подданных своих не осуществили, тогда такого каждого мещанин может в земский суд поветовый вызвать и далее поступать против него согласно порядку права и статуту земскому'' [6, с. 80].

Таким образом, обладание магдебургским правом:

- обеспечивало горожанам равенство юридического статуса с представителями иных сословий;

- освобождало от государственной юрисдикции воевод и старост;

- предоставляло свободу выбора профессий и рода занятий, гарантий личной свободы и участие в осуществлении власти через выборы;

- возлагало равную ответственность перед законом.
^ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. Вішнеўскі А.Ф., Юхо Я.А. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі ў дакументах і матэрыялах (Са старажытных часоў да нашых дзён): Вучэбны дапаможнік. - Мн.: Акадэмія МУС, 2003. - 320 с.

2. Грицкевич А.П. Частновладельческие города Белоруссии в XVI - XVIII вв. - Мн.: Наука и техника, 1975. - 248 с.

3. Грыцкевіч А. Магдэбургскае права // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. У 6 тт. Т.5. М - Пуд. - Мн.: БелЭН, 1999. - С. 5 - 6.

4. Дождев Д.В. Римское частное право. Учебник для вузов. - М.: НОРМА ИНФРА-М, 1996. - 685 с.

5. Копысский. З.Ю.Социально-политическое развитие городов Бе-лоруссии в 16 - первой половине 17 в. Мн.: Наука и техника, 1975. - 192 с.

6. Місарэвіч Н.В. Магдэбургскае права на Беларусі. - Гродна: ГрДУ, 2003. - 107 с.

7. Памятники римского права (Законы XII таблиц; Институции Гая; Дигесты Юстиниана). - М.: Зерцало, 1997. - 607 с.

8. Римское частное право. Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. - М.: Юристъ, 1999. - 542 с.

9. Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. - М.: Спарк, 1996. - 522 с.

10. Юхо Я.А. Кароткі нарыс гісторыі дзяржавы і права Беларусі: Вучэбны дапаможнік. - Мн.: Універсітэцкае, 1992. - 270 с.


Скачать файл (417.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации