Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Алесеева М.И., Болотова Р.Д., Варганова Л.Р. Средства массовой информации России - файл 1.doc


Алесеева М.И., Болотова Р.Д., Варганова Л.Р. Средства массовой информации России
скачать (4656 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc4656kb.17.11.2011 16:19скачать

содержание

1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
СРЕДСТВА МАССОВОЙ

ИНФОРМАЦИИ РОССИИ

Под редакцией

доктора филологических наук,

профессора Я. И. Засурского

Научные редакторы

доктор филологических наук,

профессор Е. Л. Вартанова;

доктор филологических наук,

профессор М. В. Шкондин

Рекомендовано Учебно-методическим объединением

по классическому университетскому образованию

в качестве учебного пособия для студентов высших

учебных заведений, обучающихся по направлению $20600

и специальности 021400 «Журналистика»


^ АСПЕКТ ПРЕСС

Москва

2006

УДК 070 ББК 76.0 С 50

Рецензенты:

доктор филологических наук, профессор Е. А. Ножин; декан факультета журналистики и рекламного дела ЙГИ им. Е. Р. Дашковой Я. А, Костикова

Автору:

М. И. Алексеева, Л. Д. Болотова, Е. Л. Варганова, О. А. Воронова,

И. И. Засурский, Я. Н. Засурский, А. Г. Качкаева, М. М. Лукина,

Р. П. Овсепян, Л. Л. Реснянская, А. Г. Рихтер, Й. Д. Фомичева,

Т. И. Фролова, М. В. Шкондин, М. И. Шостак

Средства массовой информации России: Учеб. пособие для студентов вузов / М. И. Алексеева, Л. Д. Болотова, Е. Л. Варгано ва и др.; Подред. Я. Н. Засурского. — М.: Аспект Пресс, 2006. — 380 с.

ISBN 5-7567-0427-2

В учебном пособии рассмотрено место средств массовой ин формации в современной структуре российского общества. Становление правовых основ журналистики и особенности трансформации СМИ России в последнее десятилетие изучены через призму процессов переходного периода и глобализации. Проведен анализ современной российской медиаструктуры и ее экономических особенностей. Подробно рассмотрены системные характеристики российских эдассмедиа, их взаимоотношения с аудиторией. Отдельный раздел книги посвящен ключевым секторам рынка периодики — общенациональным и региональным газетам, журналам, книгам, Детально изучено также состояние электронных СМИ — телевидения, радио, Интернет.

Книга предназначена для преподавателей и студентов факультетов журналистики, исследователей, работников СМИ.

УДК 070

ББК 76.0

ЗАО Издательство «Аспект Пресс», 2006
Содержание

Глава 1

^ СМИ В СОВРЕМЕННОЙ СТРУКТУРЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Тенденции функционирования СМИ в современной структуре
российского общества (Я. И. Засурский) 3

Правовые основы свободы массовой информации (А. Г. Рихтер) 54

СМИ и власть. Россия девяностых (Я.И. Засурский) 74
Глава 2 ЭКОНОМИКА И СТРУКТУРА МЕДИАСИСТЕМЫ

1. Переходный период в медиасистемах стран постсоциализма

(Е. Л. Вартанова) 121

2. Экономические особенности СМИ России (Е. Л. Вартанова) 140
Глава 3 ПЕЧАТНЫЕ СМИ

Системные характеристики СМИ (Л/. В. Шкондин) 166

Аудитория печатных СМИ {И. Д. Фомичева) 202

Газетная периодика 223

Общероссийские издания (Л. Л. Реснянская) 223

Региональные издания 241

Пресса национальных регионов (Р. П. Овсепян) 241

Областные и местные газеты (О. А. Воронова) 246

Журналы (Л/. И. Шостак) 264

Книгоиздание современной России (Л. И. Алексеева) 278
Глава 4 ЭЛЕКТРОННЫЕ СМИ

Трансформация российского ТВ {А. Г. Качкаева) 298

Особенности современного радиовещания (Л. Д. Болотова) 322

СМИ в Интернете (А/. М. Лукина) 338

Информационные агентства (Г. И. Фролова) 356
Литература 377

Глава 1

^ СМИ В СОВРЕМЕННОЙ СТРУКТУРЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

1. Тенденции функционирования СМИ

в современной структуре российского общества

За время, прошедшее после распада Советского Союза, журналистика на постсоветском пространстве изменилась радикально — появилось российское законодательство о печати, средства массовой информации стали значительной и объемистой промышленной отраслью — медиаиндустрией. Изменился облик массовой коммуникации; кроме привычных каналов распространения информации — печати, радио, телевидения — активно используются новые информационные технологии, и, прежде всего Интернет как среда размещения традиционных СМИ (газет, радио-, телепередач) и электронных изданий.

1.1. Развитие свободы печати

Развитие демократии в России весьма наглядно проявились в сфере печати. Концепция свободы печати сегодня является общепринятой. Можно сказать, что в результате демократических преобразований в России само понимание свободы печати стало глубже.

Свобода печати — это свобода мнений. Свобода печати утвердилась как свобода выражения мнений, политическая свобода, возможность свободно говорить и выражать свои мысли. Свобода печати как политическая концепция укрепилась и укоренилась в сознании россиян.

Вместе с тем свобода печати — серьезный вызов для российских журналистов, для средств массовой информации. Выяснилось, что политическая свобода печати еще не означает возможность всегда свободно выражать свои мысли, идеи. Все более отчетливо выявляется экономическая сторона свободы печати. Для того чтобы газеты, журналы, радио и телевидение свободно функционировали, они должны опираться на здоровый экономический фундамент. В экономической сфере выявились трудности для развития свободы печати.

- Предпосылки для экономических трудностей прессы были заложены еще в советское время, когда печать была высокоприбыльной, но доходы от издания газет и журналов шли в кассу партии, в кассу профсоюзов, комсомола и других общественных организаций; наконец, в государственную кассу, но не вкладывались в развитие инфраструктуры средств массовой информации. Демократическая Россия оказалась без информационного капитала, оказалась информационно бедной и экономически незащищенной.

Экономические проблемы свободы печати решить не удалось в силу того, что экономика России испытывала большие и серьезные трудности, которые, естественно, отражались и на средствах массовой информации. Отсутствие инвестиций, высокие цены на бумагу, доставку и печатание затрудняют развитие рентабельной прессы. К сожалению, медленно развивается и рекламный рынок. Кроме того, существуют трудности субъективного характера. В погоне за аудиторией, за расширением тиражей газеты пошли на снижение стандартов качества; появилось много информации легковесной, рассчитанной на сенсации, часто дутые. Словом, свобода печати столкнулась с испытанием не только экономикой, но и этическими нормами.

Политическая свобода печати означала, прежде всего, свободу от цензуры, которой печать добилась: цензура запрещена законом. Но оказалось, что действовать по принципу «свобода есть — ума не надо» неразумно и опасно. Свобода может быть реализована только тогда, когда она тесно связана с ответственностью. Свобода и ответственность неразделимы. Между тем в нашей журналистике недостоверность, неточность сведений, легковесность способствовали утрате доверия к прессе со стороны значительной части аудитории. Разочарование читателей усугубило кризис прессы, потерю вместе с доверием аудитории и подписки на газеты, и просто внимания к ним. Тиражи печатных изданий резко упали. Эти проблемы возникли уже в первые годы развития демократической России.

Но были не только поражения, но и определенные шаги вперед. Для того чтобы их увидеть, надо оглянуться назад и внимательно посмотреть, как шло развитие российской журналистики. Бросается в глаза, что при падении тиражей газет их число увеличивалось. Особенно существенно выросли тиражи местных газет. В небольших городах, таких как Киржач или Сергиев Посад, издается несколько газет. Своеобразный количественный «взрыв» в раз витии печати, конечно же, изменил, контуры журналистики и рас ширил возможности получения информации.

Ситуация в России развивалась неравномерно, и можно в самом грубом виде определить несколько этапов этого развития.

Первые три года были заняты освобождением от старых традиций и форм. Печать, которая была орудием партии, после распада советской системы и запрещения КПСС стала свободной от внешнего давления. Этот период ознаменовался становлением нового журнализма и новой журналистики, основанной на плюрализме и независимости от государства.

Здесь можно выделить две модели журналистики. Первая — перестроечная, связанная, прежде всего с именем первого и единственного Президента СССР М. С. Горбачева. В перестройку советская печать стала инструментом критики бюрократии, командно-административной системы, инструментом демократизации. Журналисты думали и писали свободно. Но вместе с тем сохранялась руководящая роль партии, и печать способствовала осуществлению демократизации сверху. Это была инструментальная модель журналистики; она отличалась от советской модели тем, что в руках Горбачева и его сторонников она выступала инструментом демократизации, но все-таки под управлением партии и государственников.

За этим последовало принятие 12 июня 1990 г. Закона о печати, а затем, после неудавшегося августовского путча, коммунистическая партия была запрещена, и печать компартии, как и других общественных организаций, перешла в руки журналистов. Воз никла новая модель журналистики: печать стала считать себя «четвертой властью». Журналистика противопоставила себя государству; она добивалась и добилась независимости от государственных структур.

В 1991—1993 гг. журналистика пережила «золотой век» свободы, который завершился, однако, по экономическим причинам. Экономические реформы оказались очень трудным испытанием для прессы. Монопольные цены на бумагу, распространение, полиграфию резко увеличили расходы и сделали прессу практически нерентабельной или малорентабельной. Цены на газеты выросли, | тиражи газет и журналов упали. Пресса стала плюралистичной и горизонтальной. Исчезла вертикаль, пирамида, на верху которой был печатный орган ЦК КПСС «Правда», а в самом низу —- районные газеты. Теперь каждая газета считала себя главной и не подчинялась чьим-либо прямым директивным указаниям.

Экономические трудности потребовали новых инвестиций в газеты и журналы, в средства массовой информации. Государство пыталось оказывать поддержку субсидиями на печать и бумагу, но этого было недостаточно. Журналисты вынуждены были обратить-

ся к возникшим к этому времени мощным экономическим структурам — банкам и корпорациям. В результате контроль над большинством газет и журналов перешел в их руки.

На первых порах владельцы не оказывали серьезного давления на редакционные коллективы. Перелом произошел в 1995—1996 гг. — перед президентскими выборами. Владельцы крупнейших информационных концернов объединились для поддержки Ельцина, и в России вновь возродилась авторитарная модель журналистики. Но теперь журналистикой управлял не Агитпроп ЦК КПСС, а крупные бизнесмены. Возникла своего рода информационная олигархия, которая стремилась привести на пост президента своего кандидата, которым был Б. Н. Ельцин.

Эта новая модель средств массовой информации — корпоративно-авторитарная — сработала во время выборов. После победы на них стали делить ее «плоды». Березовский укрепил свои позиции в ОРТ, Гусинский получил право вещать на четвертом канале для НТВ с шести часов утра до шести часов вечера, заняв, таким образом, этот канал полностью.

Но единый фронт информационных магнатов продержался недолго. Приватизация Связьинвеста разрушила его и заставила их вступить в информационную войну. В конце концов сформировались две мощные группировки: одна — вокруг Березовского и при надлежащих ему средств массовой информации, вторая — вокруг холдинга «Медиа-Мост». Таким образом, появилась еще одна, как бы складывающаяся из двух, модель журналистики: с одной стороны, был корпоративный бизнес, с другой — свободная от корпораций пресса, которая оказалась в явном меньшинстве.

Накануне новых выборов президента в 1998-1999 гг. эта борьба настолько обострилась и аппетиты олигархов настолько возросли, что Гусинский и Березовский попытались представить свои концерны как политические партии, которые хотели поставить на место президента своего человека.

После выборов 2000 г. новое падение авторитета средств массовой информации углубилось; оно было связано, с одной стороны, с очевидной их политизацией, с другой — с их коммерциализацией. Администрация президента Путина выдвинула концепцию укрепления государственных СМИ, и возникла новая модель средств массовой информации — подконтрольных государственных СМИ. Этому способствовало создание Министерства печати, телерадиовещания и массовой коммуникации, которое стало играть важную роль в укреплении консолидации контролируемых государством средств массой информации. «Российская газета» была передана в ведение этого министерства. ВГТРК стала играть все более важную

роль в управлении входящими в нее местными телевизионными и радиокомпаниями. В Интернете было создано информационное агентство «Страна. РУ», которое представляет официальные вер сии и, кроме того, располагает специальными отделами, посвященными семи федеральным округам. Под контролем государства остались также национальные каналы — Первый, второй — РТР, а также «Культура» на пятом.

Развитие этой модели соответствовало стремлению укрепить вертикаль управления в России. Одновременно развивалась и новая модель средств массовой информации в регионах, где газеты, журналы и телевидение разделились на частные и учрежденные местными властями. А они, используя административный ресурс, стремились превратить средства массовой информации в свою вот чину.

Параллельно с этими высокополитизированными моделями (перестроечной, инструментальной; «четвертой власти»; корпоративно-авторитарной; смешанной — корпораций и свободы печати; государственной и местной муниципально-государственной) развивалась модель коммерциализированных средств массовой ин формации, которые включали в себя массовую и откровенно бульварную, «желтую» журналистику, отличающуюся к тому же достаточно высокой прибыльностью. В отличие от первых шести эта модель была высокодоходной.

Все эти сложности определили трудности и журналистской деятельности. Журналист оказался на «ничейной земле» — между этатизмом и давлением государственных структур, с одной стороны, и вседозволенностью коммерческих структур — с другой. Это привело к дальнейшему падению авторитета журналистики и журналистов.

Одновременно с процессом политизации и коммерциализации развивалась российская медиапромышленность. Газеты, журналы, радио и телевидение стали важной и неотъемлемой частью российской экономики, в которую поступают российские и иностранные инвестиции, которые в свою очередь генерируют новые доходы и новые финансовые потоки.

При всех трудностях СМИ внесли серьезный вклад в развитие рыночной экономики; может быть, даже больший, чем другие институты. Быстрое развитие рекламного рынка средствами массовой информации было одним из наиболее важных и значительных проявлений новой российской экономики, своего рода ее новым и очень заметным символом. Но вклад средств массовой информации в рыночную экономику не ограничивался только рекламой. Сами по себе СМИ стали агрессивным и влиятельным игроком в

трудной и противоречивой эволюции российской экономической сцены.

Бурное развитие печатных и аудиовизуальных СМИ быстро превысило количественные показатели советских медиа, создавая новые рабочие места и множество новых предприятий — таких как информационные агентства (число их превысило тысячу), пресс-синдикаты, программные телевизионные компании, изготавливающие разные виды продукции для телевидения.

Таким образом, несмотря на огромные трудности, связанные с отсутствием информационного капитала, получил развитие рынок информации, рынок рекламы, возникла медиапромышленность, включающая как каналы доставки информации, так и промышленность, обеспечивающую их содержательной продукцией. Созданы были крупные корпорации, которые условно можно раз делить на три категории: политически мотивированные, ориентированные на извлечение политического капитала и движимые исключительно коммерческим интересом. Анализ доходности средств массовой информации показывает, что неполитически мотивированные средства массовой информации сумели добиться доходности и стали прибыльными, в то время как политически мотивированные этой прибыльности достигнуть не могут.

Следует отметить существенный рост информационных технологий. Благодаря усилиям холдинга «Медиа-Мост» получило развитие спутниковое телевидение, представленное компанией «НТВ плюс». Серьезным фактором стал Интернет, несмотря на то, что доступ к нему ограничен: число подключений относительно невелико и не превышает 5 млн, а максимальное число пользователей — 12 млн. В Интернете размещены сайты сотен российских газет, радио и телевизионных каналов, получивших таким образом доступ к глобальной аудитории.

Демократизация России создала условия для развития свободной печати и свободных медиа, открыла доступ к новым информационным и коммуникационным технологиям, тем самым, способствуя созданию разветвленной информационной индустрии и новой медиакультуры.

Каким бы сложным ни был российский путь к свободе печати, этот процесс необратим. Несмотря на политические, экономические, культурные и профессиональные трудности этого вызова свободы, достижения в создании свободных средств массовой коммуникации и информации очевидны и видны невооруженным взглядом. Однако и после более чем десятилетнего демократического опыта и свободы печати возможен поворот к новому этатистскому авторитаризму, соединенному с заявлениями о свободе прессы,

к порочному кругу инструментальной пропагандистской концепции журналистики и медиа. Опасность медиаэтатизма, сочетающеюся с журналистской вседозволенностью, слишком очевидна, чтобы ее проигнорировать.

Свободе печати в России угрожают давление правительства, экономическая неэффективность, безответственность медиакоролей и практика журналистской вседозволенности со стороны безответственных медиапрактиков. Но жизненность новых демократических традиций настолько сильна, что способна справиться с такими трудностями. Свобода печати глубоко укоренилась в российском обществе и, как таковая, принята в качестве аксиомы российскими гражданами.

1.2. Журналистика как общественная сфера: балансируя между государством, бизнесом и гражданами Российские медиа в двадцать первом веке: вверх по лестнице, ведущей вниз. «Вверх по лестнице, ведущей вниз» — так назывался популярный роман Белл Кауфман, внучки Шолома-Алейхема. В известном смысле эти слова отражают тенденцию развития наших средств массовой информации сегодня, в самом начале двадцать первого века. Кажется, что СМИ возвращаются в определенной степени к вертикали, которую пытаются выстроить медиамагнаты, местные и федеральные власти для решения своих проблем. Хотя, на первый взгляд, СМИ двигаются в новом направлении вперед, в действительности это — движение уже по достаточно хорошо накатанной дороге. Хотелось бы, чтобы эта дорога не привела их туда же, в тот же подвал, где они в свое время оказались. Будем надеяться, что подобно тому, как мальчишки в московском метро ухитряются бегать вверх по эскалатору, двигающемуся вниз, средства массовой информации смогут преодолеть противоборствующие свободе печати тенденции. Задача, которая перед ними стоит, трудна, но, тем не менее, выполнима.

Публичная сфера и СМИ в России. Говоря о последнем десятилетии XX в., в начале нового столетия и тысячелетия, можно выделить основные аспекты пройденного пути, попытаться осмыслить процессы, которые происходят в российских средствах массовой информации.

Существует несколько современных теорий демократического общества, разработанных философами различных направлений. В отношении средств массовой информации наиболее часто ис-

пользуется концепция известного немецкого теоретика и философа Юргена Хабермаса относительно публичной сферы. Собствен но, у Хабермаса речь идет об «Offentlichkeit», что на русский язык переводится как «общественность, публичность, гласность, общественное мнение, открытость»1. На английский, а затем и русский язык этот термин Хабермаса переведен как «публичная сфера». Используя его, исследователи и разрабатывают современную концепцию роли средств массовой информации в обществе. Она важна для российской действительности, поскольку мы тоже существуем в условиях общества, постигающего демократию. В связи с этим обращают на себя внимание некоторые обстоятельства.

Во-первых, Хабермас исходил из того, что впервые общественная сфера возникла в Англии в XVIII в., и считал местом, где эта общественная сфера впервые наиболее активно проявила себя, кофейни. Люди собирались там, обсуждали политические вопросы и делали на основании этого выводы, заполняя тем самым общественное пространство между правительством, властью, гражданами и создавая таким образом зону выявления, проявления, осуществления общественного интереса, по определению Ю. Хабермаса — общественную сферу.

Во-вторых, сегодня общественная сфера существует в каждой демократической стране и воспринимается по-разному. Для того чтобы она успешно функционировала в современных условиях, считается необходимым иметь наряду с частными средствами массовой информации общественные СМИ. О государственных в большинстве демократических стран речь не идет, поскольку существует уверенность в том, что демократия и государственные средства массовой информации, по крайней мере, теоретически, несовместимы. Поэтому-то в условиях развитой общественной сферы особую роль должны играть так называемые публичные, общественные, или, как иногда их еще называют, общественно-правовые средства массовой информации, в первую очередь публичное или общественно-правовое телевидение и радиовещание. Развиваются они в разных странах по-разному, но обычно для них необходима финансовая, хотя бы частично, независимость от рекламодателей. Такое вещание опирается на абонентскую плату, иногда на поддержку государства. С этой точки зрения интересно посмотреть и на развитие наших средств массовой информации.

В России в сфере вещания существует довольно мощное присутствие государства. Хотя подавляющее большинство теле- и ра-

1 Большой немецко-русский словарь / Под руководством д-ра филол. наук, проф. О. И. Москальской. М., 1980. Т. 2. С. 167.

диостанций частные, тем не менее, самые мощные телевизионные каналы — государственные компании. В этом некоторые отличия от других стран имеют, по крайней мере, два общенациональных канала — ОРТ и РТР.

Эволюция государственных каналов в общественно-правовые и принципе возможна. Скажем, во Франции в 1958 г., когда гене рал де Голль пришел к власти, ОРТФ — французское телевидение — было государственным. Но постепенно оно эволюционировало, и сегодня там создан Высший аудиовизуальный совет, который каналы, принадлежавшие государству, подчинил интересам всех граждан, всего общества, сделал их общественно-правовыми, общественными, публичными институтами.

Конечно, было бы хорошо, если бы наш телеканал «Россия» эволюционировал в этом направлении — и уже какие-то перемены в этом отношении имеются. Интересно, что руководитель ВГРТК О. Б. Добродеев высказался на страницах негосударственной «Новой газеты» в том плане, что неплохо было бы иметь и на телеканале «Россия» общественный совет. Трудно сказать, насколько далеко идут планы в отношении преобразования телеканала «Россия» в общественно-правовой канал, но в интересах демократического развития гражданского общества было бы, конечно, правильно и необходимо сделать именно этот канал общественно-правовым. Финансовые трудности здесь, правда, имеются, но, тем не менее, возможность решить эту проблему существует. Общественная сфера получила бы определенное сущностное наполнение: был бы канал, который представлял бы все слои общества. Собственно говоря, государственный канал и должен представлять все слои общества, но в России он считается президентским, правительственным, что, в общем, неправильно: существующий на деньги налогоплательщиков канал должен отражать общие интересы.

В России существуют тенденции, которые не зависят от желания администраторов. К их числу относится необходимость создания общественной сферы. Она объективно существует и проявляется в разной степени и на нашем телевидении. Собственно выдвинутая М. С. Горбачевым концепция гласности была первым и важнейшим шагом на пути развития общественной сферы как важнейшего элемента демократизации страны.

СМИ и власть. Эволюция наших средств массовой информации за последние годы привела к появлению упомянутых выше моделей журналистики в России1.

1 См.: Вестн. МГУ. Сер. Журналистика. 2001. №. 1. С. 10-16.

Первая и основополагающая советская модель — инструментальная; ее иногда называют авторитарной. Особенность этой модели в том, что средства массовой информации являются инструментом в руках власти, партии и правительства и проводят ее линию. В определенных условиях инструментальная модель может способствовать ликвидации «троцкистских двурушников» и других «недостойных элементов», как было, скажем, в 1937—1938 гг. В других случаях она может способствовать развитию перестройки—в руках М. С. Горбачева, например, работала в интересах гласности. Гласность была проявлением эволюции первой модели наших средств массовой информации. Это та же инструментальная модель, которая трансформировалась в интересах демократизации общества.

Следующая модель возникла после принятия Закона о средствах массовой информации, когда появилась возможность создания прессы, не являющейся чьим-либо «инструментом». Тогда, 22 августа 1990 г., была создана радиостанция «Эхо Москвы», а идея ее создания возникла в стенах факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова. Почти тогда же, 21 декабря 1990 г., появилась «Независимая газета». Родилась новая модель российской печати — печати, действующей в условиях свободы, печати, которая считала себя «четвертой властью».

Увы, этот период и вторая модель — свободной журналистики, претендовавшей на роль «четвертой власти» и настаивавшей на том, что она свободна от государства, — просуществовали, к сожалению, недолго. Экономические трудности заставили журналистские коллективы пойти на поиски финансовых средств, и тогда у газет появились новые владельцы, которые стали оказывать серьезное влияние на журналистику. Дело в том, что в советское время не было информационного капитала: большие деньги, заработанные прессой, шли в партийную, комсомольскую и профсоюзную кассы, но не на развитие средств массовой информации, и потому СМИ оказались у «разбитого корыта». Им пришлось искать новых хозяев, и эти хозяева появились — банки, корпорации. Они вели себя очень спокойно примерно до 1995—1996 гг., когда возникла новая политическая ситуация, связанная с выборами президента.

Выборы президента в 1996 г. выявили еще одну модель. Новые владельцы средств массовой информации — Б. Березовский и В. Гусинский вместе с А. Чубайсом - решили, что надо избрать Б. Н. Ельцина на пост президента на новый срок. Тогда и выявила себя третья модель нашей журналистики — корпоративно-авторитарная, когда крупные корпорации стали действовать по принци-

пам советской журналистики, или инструментальной модели. Только теперь журналистика была в руках не партии, не правительства, а богатых владельцев, мощных финансовых группировок, которым СМИ были нужны для того, чтобы избрать Б. Н. Ельцина на новый президентский срок. И они преуспели. После этого новая модель в каком-то смысле восторжествовала, но затем конфликт вокруг Связьинвеста привел к расколу в среде объединенной корпорации средств массовой информации, и начались так называемые информационные войны, в условиях которых создалась новая, четвертая модель, где сосуществуют корпоративная журналистика и свободная пресса.

Конечно, корпорации действуют по-разному в разных условиях и направлениях, так что их можно разделить на политизированные и коммерческие. Безусловно, политизированной была группа средств массовой информации вокруг Березовского. Промежуточную позицию занимал холдинг «Медиа-мост», у которого были и политические цели, но все-таки главными оставались экономические и информационные интересы. Появились и остаются корпорации, в основном заинтересованные в экономическом рынке, скажем, такие как «Экономическая газета» — концерн, достаточно успешно действующий еще и сегодня. Эта новая модель сочетала корпоративную и некорпоративную прессу, можно сказать — свободную.

В 1999 и 2000 гг. произошли новые изменения: собственно корпоративная журналистика продолжала свои войны и в связи с выборами президента, по после завершения избирательных кампаний появились новые тенденции и была предпринята попытка создать новую, пятую, модель, в которой государство играло бы более важную роль. Речь шла о развитии государственного компонента средств массовой информации, государственной составляющей. Это было в каком-то плане возвращение к инструментальной модели, которая действовала при Горбачеве, в период пере стройки, и хотя развитие этой модели не завершилось, укрепление государственных СМИ стадо важным моментом развития средств массовой информации в 2000 г.

Это развитие шло на двух уровнях: на общероссийском, где укрепились позиции ВГТРК, ОРТ и РТР, ослабело влияние олигархов, и на местном. В какой-то степени произошла «деолигархизация» средств массовой информации: сами олигархи оказались за пределами нашего государства. Возникла очередная, шестая модель — местных средств массовой информации, на которые местная администрация пытается воздействовать достаточно активно. Таким образом, развиваются как бы две параллельные структуры: с одной сто-

роны, общероссийская государственная и с другой — местные СМИ, подпадающие под влияние местных властей.

Изучение местных средств массовой информации показывает, что губернаторы и мэры действуют достаточно активно, а сама местная модель определяется еще одной интересной особенностью: там выделяются мэрская и губернаторская печать. В свое время Н. С. Хрущев хотел создать две партии — сельскую и городскую, и вот они как бы существуют сейчас в прессе: сельская -— это губернаторская и городская — мэрская. Они соперничают между собой, а иногда и враждуют, что помогает, конечно, развитию: плюрализма в прессе, но одновременно отражает излишнее влияние властей на средства массовой информации, хотя здесь, может быть, и проявляются интересы разных слоев населения.

Процветает и единственная прибыльная «модель» нашей журналистики — коммерческая. Бурно развиваются всякого рода коммерческие издания, их много, и они приносят доходы. Изучение экономических показателей различных изданий показывает, что чем менее политизированы они и концерны, ими владеющие, тем более они прибыльны.

В 2000 г. проявилась большая усталость аудитории от политизации СМИ, что было результатом предвыборных кампаний, а так же сложного и трудного экономического положения средств массовой информации. Недостаток рекламы, инвестиций мешает раз витию хотя бы относительно независимой журналистики, которая могла бы добиться автономии журналистов и редакций по отношению к своим владельцам.

Президент и журналисты. Для понимания отношений власти и журналистов важное значение имела встреча президента РФ В. В. Путина с сотрудниками НТВ. Комментируя эту встречу, главный редактор «Новых Известий» И. Н. Голембиовский сказал: «Я не могу себе представить, что американский президент пригласит журналистов и будет с ними четыре часа беседовать». Правда, как тут же сообщила газета «Ведомости», президент США Джордж Буш сказал по аналогичному поводу, что он с удовольствием заткнул бы глотку некоторым из журналистов. Но трудно себе представить и другое — западную компанию СМИ, где журналисты говорили бы, что они без своего владельца не только не проживут — они его любят.

В газетной империи Р. Мэрдока единственное чувство, которое по отношению к медиамагнату испытывают даже главные редакторы, — это чувство страха. У каждого главного редактора изданий Мэрдока в служебном кабинете стоит телефон прямой связи с ним, и когда он звонит, у редактора наступает предынфарктное состояние. Правда, этот телефон почти никогда не звонит: редакторы и

журналисты знают, что нужно делать, чтобы он молчал. Но любви к Мэрдоку они не испытывают.

Существует иная ситуация, когда журналисты автономны. В этом случае они знают, что владелец добивается своих доходов, хочет, чтобы у него были прибыльные издания. Если сегодня ему выгодно поддерживать консерваторов, он будет их поддерживать в редакционных статьях. Если будет выгодно поддерживать лейбористов, он будет поддерживать и их. Дальше этого дело не идет.

Встреча В. В. Путина и журналистов НТВ была очень интересной и полезной. Новые процессы идут в нашей журналистике. Важно то, что журналисты стали иначе разговаривать с президентом, и президент с ними иначе разговаривал. Даже такой замечательный у президент-демократ, как М. С. Горбачев, все-таки заставил В. Старкова встать на совещании главных редакторов в ЦК КПСС и сказал ему достаточно грубые слова. Президент В. В. Путин никого не учил, он вел диалог, но и журналисты держались самостоятельно.

Эта встреча продемонстрировала определенный уровень развития гражданского общества — с разным успехом, на разных Полюсах — на полюсе государственном, на полюсе частном. Журналисты уважительно разговаривали с президентом, но они защищали свои взгляды. Состоялся разговор серьезных журналистов и серьезного политика, главы государства.

Хотя сдвигов в решении юридических и финансовых проблем не произошло, но коммуникация — это главное и необходимое условие для установления взаимопонимания — между президентом и журналистами произошла. Она не привела к развитию дружеских отношений, но дружбы и не требуется между властью и средствами массовой информации. Естественное состояние средств массовой информации — быть оппонентами власти; можно сказать, оппозицией, но оппонентами власти — точнее. И журналисты оставались этими оппонентами. Главное достижение этой встречи в том, что президент признал: они и должны быть оппонентами, критиками. Другое дело, насколько здесь соблюдаются иные, прежде всего этические аспекты.

Экономический тормоз. Один из главных моментов, который затрудняет развитие журналистики, — это неупорядоченность экономической жизни в стране. Свобода мнений, свобода слова существуют. Но есть другой аспект современной журналистики: средства массовой информации — это промышленность, и без ее нормального функционирования не может существовать свободная журналистика. Это важная тема для нового разговора, но, прежде всего — для новых исследований.

Наши средства массовой информации нуждаются в том же, что и наша экономика, — в свободе предпринимательской деятельности. Если говорить о достижениях последних лет, — это, конечно, свобода печати, свобода слова, свобода передвижения по миру и свобода предпринимательства. Наша главная трудность сегодня — в сфере свободы предпринимательства. К нам не идут инвестиции: не верят западные предприниматели, что смогут свободно обращать здесь свои капиталы, и они просят гарантий. А надо, чтобы не нужно было ни у кого просить гарантий, для того чтобы создать свое предприятие, пусть это будет предприятие по производству кока-колы или по выпуску газет, журналов и телевидения. Конечно, средства массовой информации требуют особого регулирования, особого подхода — никто с этим не спорит, но предпринимательская деятельность должна быть свободной.

Будущее нашей журналистики, наших средств массовой ин формации зависит от успеха экономических реформ — от того, станет ли наша экономика действительно свободной, рыночной. У нас пока что много говорят об управляемой демократии. Но гораздо опаснее управляемая административными методами экономика. Конечно, в период президентства Б. Н. Ельцина вмешательство государства принимало одиозный характер: за победу президента на выборах НТВ получило право на вещание телеканала с утра до вечера. Вмешательство государства еще слишком велико, и оно проявляется в сфере средств массовой информации на всех, кстати, уровнях — на уровне не только, скажем, НТВ, но и местных СМИ, где оно имеет еще более грубый характер.

Новый стиль российской журналистики. Необходимо подчеркнуть еще некоторые обстоятельства, которые радикально измени ли лицо нашей журналистики. Прежде всего, это создание информационно-коммуникационной промышленности, в которой появились и работают совершенно новые отрасли, такие как реклама, паблик рилейшнз, маркетинг. Появился еще один вид распространения журналистской продукции — электронные версии СМИ, которыми обзаводятся телевизионные каналы, радиостанции, газеты, журналы. Сегодня ведущие теленовостей отсылают за подробностями в Интернет.

Новым элементом российских СМИ стали электронные газеты и информационные агентства, которые расширяют свою аудиторию, а иногда даже пытаются конкурировать по оперативности и быстроте сообщения новостей с телевидением. Изменились структура доходов, экономика и методы управления в СМИ. Хотя еще сохраняются старые привычки, но редактор современной газеты думает сейчас больше не о том, как получить благословение гу-

бернатора или президента, а о том, как найти путь к сердцу и кошельку читателей и рекламодателей.

В этом смысле очень знаменательно выступление главного редактора газеты «Челябинский рабочий» Б. Н. Киршина на конференции по маркетингу: он рассказывал, как удалось добиться повышения тиража. Газета использовала «фокус-группы», опросы читателей, чтобы понять и удовлетворить их интересы, достигая за счет учета этих сведений в информационной и рекламной политике газеты повышения ее тиража и популярности. Если редактор бывшей партийной газеты, ставшей теперь демократическим изданием, говорит о «фокус-группах» и об опросах читателей, это отражает весьма значительные изменения в его менталитете. А главные редакторы — это часто самый консервативный слой, они, может быть, по характеру своей управленческой работы консервативны — им приходится направлять пыл и порыв молодых. Все это свидетельствует о том, что происходят серьезные сдвиги в развитии журналистского сообщества.

Мир средств массовой информации достаточно существенно изменился по структуре, финансированию, экономике и по внешнему виду, хотя изменения внешнего вида меньше всего сказались на нашей ежедневной прессе. В больших количествах издаются глянцевые журналы, но у нас очень медленно развивается цветная печать, и в этом отношении мы сильно отстаем даже от наших соседей на постсоциалистическом пространстве. Когда-то польские журналисты говорили, что два самых веселых барака в социалистическом лагере — советский и польский, но сейчас они существенно различаются по качеству газет. В Польше даже газеты уездного уровня издаются в цвете, и там имеется большой набор рекламы, разбитой на изящные рубрики для разных категорий читателей-покупателей. Так выглядят местные газеты в Закопанах. Этот курортный центр, может быть, и не очень типичен, но, тем не менее, в Москве такое качество оформления почти не встречается. Наши же и районные, и областные газеты пока если и движутся к этому, то медленно, хотя тот подъем, который происходит, говорит о движении вперед, что очень важно.

За последнее время в наших средствах массовой информации появились новые параметры и направления: развиваются реклама, система паблик рилейшнз, маркетинг, электронная журналистика. Им сопутствовали новые коммуникационные моменты в информационной политике. Все это представляет собой явления в нашей журналистике, которых не было пятнадцать лет назад. Конечно, появились острые психологические проблемы современной журналистики — стрессы и все прочее, что коснулось всех граждан

России, хотя это не так все однозначно и требует серьезного и кропотливого анализа.

Взгляд в следующие десятилетия. В начале века интересно по пытаться представить себе, как будет развиваться наша журналистика в ближайшие годы. Многие размышляют над этим, а наиболее смелые газеты даже печатают материалы о том, какой будет Россия. В газете «Московский комсомолец» 23 января 2001 г. были опубликованы прогнозы господина А. Ципко — это, естественно, прогнозы очень серьезные, предрекающие изменения политической системы. Но рядом был помещен также веселый, озорной и очень задорный прогноз Виктора Ерофеева, автора «Русской красавицы» и других популярных книг, который считает, что в России есть два течения: одно любит жизнь, «чтобы было много все го», другое — контрпродуктивное. Это самоубийства, наркомания, водка, и потому В. Ерофеев говорит о том, что Россия двоится, троится, и трудно предсказать, что произойдет. Александр Зиновьев рассуждает о повышенной живучести России и россиян, но он очень пессимистичен. Георгий Сатаров предлагает два сценария. Согласно первому режим не самосовершенствуется, усилится роль государства, оно попытается его воссоздать на старых материалах — построить новое здание из строительного мусора. Согласно второму сценарию режим будет самосовершенствоваться и развиваться в демократическом духе.

Если же говорить о развитии российской журналистики, то представляются три варианта. Первый — оптимистический: удачные экономические реформы создадут цивилизованный, социально ориентированный рынок, средства массовой информации получат экономическую поддержку более платежеспособной и образованной аудитории, более плюралистичного и разнообразного рекламного рынка. В результате вырастут тиражи более качественных газет и в целом произойдут деполитизация и декриминализация журналистики. Публичная сфера получит серьезное наполнение.

Второй сценарий — пессимистический. Роль государства возрастет настолько, что средства массовой информации превратятся в симбиоз пропаганды и паблик рилейшнз с одновременным выплеском бульварных изданий — от астрологических прогнозов до мягко го, а может быть, и жесткого порно. Публичная сфера сузится.

По третьему сценарию застойные явления в экономике продлят застойную ситуацию в средствах массовой информации, которые попытаются найти пути совершенствования в очень жестких экономических обстоятельствах. Несколько снизятся тиражи, а также уровень качественных изданий, увеличатся тиражи и влияние бульварщины. Публичная сфера будет сжиматься.

При всех трех сценариях повышаются в разной, конечно, степени, роль и присутствие Интернета. И хотя его функции различаются достаточно существенно в каждом случае, он становится важнейшим фактором развития публичной сферы и гражданского общества, новым открытым пространством для сбора, хранения и распространения информации.

Несмотря на все трудности и сложности развития российской журналистики, опыт последних пятнадцати лет свидетельствует о достаточной прочности ограждающего свободу печати законодательства России. В конечном счете будущее СМИ и России упирается в экономику и в политическую волю, необходимую для перехода к информационному обществу в демократических гражданских традициях, которые нарабатываются в России в начале XXI в.

1.3. Основные тенденции функционирования СМИ России

Структурные и субстантивные изменения в средствах массовой информации принято связывать с концепцией переходной модели. Между тем за время, прошедшее после распада СССР, изменились условия существования СМИ не только на постсоветском пространстве России, Восточной и Центральной Европы, но и в глобальном измерении. Для понимания развития современных средств массовой коммуникации необходимо отрешиться от привычных схем как российского, так и зарубежного происхождения и рас сматривать изменения в постсоциалистических обществах в глобальном, региональном и национальном контекстах, в тесной связи с технологическими процессами в информационно-коммуникационной сфере, с экономическими и финансовыми факторами, с развитием рынков культуры.

Переход от административно-командной системы и авторитаризма к рыночной экономике и демократизации высветил прежде всего политические составляющие этого сложного процесса и дал богатую пищу для выяснения особенностей трансформации общественных отношений, в том числе средств массовой информации. Сформулирована концепция переходности, которая наиболее основательно представлена в книгах профессора университета Любляны Славко Сплихала «Средства массовой информации после социализма. Теория и практика в Восточной и Центральной Европе» (1994) и профессора университета Вестминстера Колина Спаркса, «Коммунизм, капитализм и средства массовой информации» (в соавторстве с Анной Рединг, 1998). Обе книги содержат чрезвычайно ин-
тересные теоретические тезисы и часто остроумные соображения относительно тенденций развития информационных структур в пост социалистических государствах, но остаются в рамках статичной и уже во многом устаревшей парадигмы: капитализм/коммунизм (социализм), оставляя в стороне многие новые глобальные, региональные и национальные реалии, формирующие новый контекст развития массовых коммуникаций.

Более частным вопросам посвящена монография профессора права юридического факультета им Б. Кардозо Йешивского университета (Нью-Йорк) Монро Прайса «Телевидение, телекоммуникации и переходный период: право, общество и национальная идентичность»1. Основанная на изучении правовой ситуации в средствах массовой информации, прежде всего в телевидении России и стран Восточной и Центральной Европы, книга первоначально была издана в Оксфорде, а затем дополнена и выпущена на русском языке. Содержит обширнейшую информацию о юридических аспектах развития демократизации телевизионного вещания.

В самом деле за прошедшие годы развитие новых информационных технологий изменило коммуникационный ландшафт не только России, Восточной и Центральной Европы. Изменения коснулись всего международного сообщества именно благодаря решающей роли телекоммуникаций в доставке традиционных и в создании новых средств массовой информации, а что еще более важно — в развитии новой структуры международных отношений не только в политической области, но и в мировой, в национальной экономике и культуре.

Прошло пятнадцать лет с момента принятия закона о средствах массовой информации в России. Накопленный за это время опыт дает богатый материал для изучения и осмысления происходящих в информационно-коммуникационной сфере процессов после распада Советского Союза, для подведения итогов.

Существенные, а иногда и радикальные изменения затронули информационное пространство не только бывших республик Советского Союза и стран бывшего социалистического лагеря. Изменения носили более широкий характер. Объясняется это многими причинами и обстоятельствами, в том числе изменениями в международной сфере.

СМИ многополярного мира. Развал Советского Союза и демократические процессы в Восточной и Центральной Европе измени ли соотношение сил в международном плане. И двухполюсный
1 Издание МГУ. 2000. С. 335.

мир сменился, по одним взглядам, миром однополюсным, и это Взгляд, пожалуй, больше американский и англосаксонский, а по другим — многополюсным миром: это взгляд российский, может быть, китайский, но скорее европейский и азиатский.

Во всяком случае мир перестал быть двухполюсным, каким был во время «холодной войны». Это сказалось на ситуации в средствах массовой информации, на их содержании. Ушел в прошлое конфронтационный публицистический стиль, отличавшийся остротой полемики между сторонниками социализма и капитализма, ■ но появились новые проблемы. Международная повестка дня средств массовой информации изменилась, конфликт Восток—Запад в европейском информационном пространстве уступил место диалогу в рамках Совета Европы и ОБСЕ, где вырабатываются обще европейские принципы информационной политики — доступа к официальной информации, универсального доступа к новым инВюрмационно-коммуникационным технологиям, принципы информационного плюрализма.

Нового идеологического противостояния в европейском регионе не произошло, взамен старой антитезы капитализм/социализм. Развивается полемика либерального экономического курса и социально ориентированной внутренней политики. В сфере массовой Информации это, прежде всего соотношение частного и общественно-правового секторов в телевизионном вещании. Словом, идеологический раскол в Европе уступает место диалогу в сфере законодательства, особенно в области средств массовой информации, где делаются попытки определить общеевропейские приоритеты и принципы. С этой точки зрения серьезное значение имеет Конвенция о трансграничном вещании, регулирующая принципы обмена телевизионными программами.

Многополюсный мир СМИ представлен разными принципа ми организации вещания: коммерческим в Соединенных Штатах Америки, общественно-правовым и коммерческим в Европе, государственным в КНР и на Кубе, не говоря уже о глобальных СМИ, о которых еще пойдет речь.

Разрушение конфронтационного стиля в международном ин формационном пространстве создало некий вакуум в политическом пространстве, который остается незаполненным. Некоторые наши специалисты считают, что продолжается антирусская кампания взамен антикоммунистической. Видимо, какие-то рудименты подходов в духе «холодной войны» имеют место. Но идеологическая составляющая из полемики на международной арене в от ношениях Россия — Запад ушла с распадом СССР. Хотя в развитии партнерских отношений остаются «белые пятна» и трудности с
обеих сторон: в России — в выступлениях национал-патриотов и левых ортодоксов и в США — в речах и статьях утративших государственные субсидии и профессию «советологов»,

Ясно, что содержательная сторона СМИ изменилась. Освоение нового плюралистического видения мира идет пока еще медленно, но неуклонно тесня старые штампы и конфронтационные стереотипы и стилистику «холодной войны».

Рудименты такого мышления проявились в столкновении концепций современного мироустройства; сторонники концепции однополярного мира видят в ней результат победы Америки в этой войне, признание безоговорочного лидерства США, американских ценностей и моделей, а вместе с этим подспудно отвергается плюрализм развития стран и народов. Сторонники же концепции многополярного мира, признавая могущество, силу и уникальное богатство США, не отказываются видеть многообразие мира и динамичное развитие таких центров притяжения и экономического могущества в мире, как Европейский Союз, Япония, Китай, Индия, Российская Федерация.

Плюралистический мир располагает множеством моделей и концепций развития демократических систем и структур СМИ — в США, Европе, Японии, Индии, в ЮАР. При этом по охвату населения СМИ на первом месте стоит самая многонаселенная демократия в современном мире — Индия, опыт которой в развитии демократических СМИ нельзя недооценивать.

Необходим диалог различных демократических концепций и культур СМИ, но такого диалога в рамках плюралистического демократического сообщества пока еще не возникло. Может быть, это будет диалог между европейцами и Соединенными Штатами Америки или между США и Индией, между европейцами и Японией. Можно и нужно обдумывать эти модели и вести в этом на правлении серьезные исследования, без которых концепция пере хода и переходного периода повисает в воздухе без серьезного об снования направлений движения, изучения и сопоставления тех моделей, к которым можно перейти или сконструировать их на основе имеющегося демократического опыта и сегодняшней ин формационно-коммуникационной ситуации. Что касается России, то она в силу исторических традиций ближе к западной модели и ее европейскому варианту.

Независимо от того, принимается концепция однополюсного или многополюсного мира, главное, что нет сторонников двухполюсного мира и связанной с ним конфронтационной стилистики СМИ, которая все события рассматривала в двухцветной окраске.

С окончанием «холодной войны» ушло в прошлое противостояние двух великих держав, а с ним и двухцветное видение мира. Не без труда, но строятся новые партнерские отношения. Что же касается СМИ, то отказ от риторики «холодной войны» и стереотипной двухцветной трактовки событий международной жизни стал их важным новым содержательным показателем, который относится не к переходному периоду, а к новым информационно-коммуникационным реалиям современного мира.

Глобальный медийный контекст. Таким образом, ясно, что сегодня мы видим больше общего в деятельности средств массовой информации разных стран, чем различий, хотя разнообразие региональных и национальных моделей и школ сохраняется и даже усиливается. А различия имеются, и весьма существенные, но они лежат в другой плоскости — не идеологической пока, во всяком случае.

Различия идеологического порядка ушли в основном на периферию мировой журналистики и в маргинальную среду, к которой, по крайней мере, вначале, относилось недавно возникшее повое движение так называемого антиглобализма, которое не имеет своих СМИ, но активно обсуждается как в традиционных СМИ, так и в Интернете и требует своего анализа. Демонстрации анти глобалистов в Торонто, Вашингтоне и Давосе, Гетеборге и Генуе пока привлекают внимание то выходками демонстрантов, то чрез мерными усилиями тех, кто их усмиряет. Все это заставляет говорить о себе, однако носит скорее протестный и отчасти популистский характер, поскольку они не сформулировали сколько-нибудь Четкую концепцию.

Наряду с окончанием «холодной войны» и распадом двухполюсного мира важный момент международной жизни, влияющий на современные тенденции развития, связан с тем, что новые глобальные тенденции проявляются не только в новых европейских демократиях, но и в сохранивших социалистические идеологические устои странах. Одновременно с падением социалистических режимов в Европе они остаются в Азии, хотя там и происходят очень серьезные изменения в самой их структуре в связи с тенденциями развития мирового сообщества. Социалистический лагерь не исчез полностью. Большая часть населения, которая жила в Нем, ПК и живет в социалистическом мире: я имею в виду Китайскую Народную Республику, население которой составляет примерно четверть мировой численности. Главное не в этом, а в том, что в этих бастионах социализма, за исключением КНДР, в средствах массовой информации перемены идут в фарватере глобальных тенденций.
Речь идет, прежде всего, об отказе от конфронтационного и двухполюсного видения мира и об общей включенности их в глобальный медийный контекст, который вбирает в себя новые телекоммуникационные, экономические и культурные реалии. Общим же знаменателем является Интернет, а с ним и конвергенция, оцифровка (дигитализация) и глобализация СМИ — важнейшие качества современной информационно-коммуникационной системы.

Информационно-коммуникационная революция. Возникло еще одно важное обстоятельство — сдвиги в международных отношениях совпали с бурным развитием информационно-коммуникационной технологической революции, которая во всех средствах массовой информации изменила ситуацию радикальным образом. С этой точки зрения, конечно же, все пришло в движение, и далеко не случайно глобальная информационно-коммуникационная система Интернет появилась на мировой сцене с окончанием «холод ной войны», создавая единое мировое виртуальное пространство, охватывающее и, если хотите, соединяющее ранее расколотый на блоки и лагеря мир. Появляются предпосылки для воплощения в реальность концепции информационного общества1.

Традиционные подходы к средствам массовой информации ушли хотя бы потому, что они теперь разделились на традиционные и нетрадиционные, и появление последних уже само по себе означает новый фактор, который важен и для Соединенных Штатов Америки, и для России, и для Албании, и для Китайской Народной Республики. Он объединяет все эти страны, но он создает новый фон, новую информационную сферу, новую информационную и коммуникационную среду.

Эта новая информационно-коммуникационная среда является реальностью, которая заставляет нас иначе подойти к средствам массовой информации. Если до развала Советского Союза юному гражданину СССР, даже очень ловкому в техническом отношении, было трудно состязаться со своим сверстником из США, Австралии или Англии, то сегодня молодые люди, окончившие школу и приходящие к нам учиться, отвечают на заданный им вопрос, есть ли у них знакомые на других континентах, без удивления: оказывается почти у всех есть виртуальные знакомые, а у многих на всех континентах — и в Азии, и в Африке, и в Австралии, и в Америке. Коммуникационная ситуация радикально изменилась. Традиционные СМИ в этих условиях изменяют .свою струк-


1 См. Вартанова Е. Л. Финская модель на рубеже столетий // Информационное общество и СМИ Финляндии в европейской перспективе. М., 1999.

туру и систему функционирования, но не утрачивают своего места и значения в быстро меняющемся мире.

Вместе с тем доступ к новым информационно-коммуникационным технологиям становится принципиально важным фактором. Мир разделен на информационно богатых и информационно бедных. Этот новый раскол проходит между континентами и регионами: Север — Юг, Восток — Запад, внутри государств и населенных пунктов — городов и поселков. Цифровой раскол определяется в уровню доступа населения к новым информационно-коммуникационным технологиям — к Интернету, компьютерам, мультимедиа и выделяет важнейшие противоречия и трудности движения к информационному обществу. Новая информационно-коммуникационная среда бытования определяет особенности современной системы СМИ информационного общества.

Глобальный переходный период. Интернет, новые информационные технологии не стали предметом анализа теоретиков переднего периода по простой причине: их книги написаны раньше, чем цифровой раздел и глобальный Интернет заявили о себе как о реальном факторе информационного развития мира. Сегодня же информационно-коммуникационная революция представляет собой определяющий фактор развития как традиционных СМИ, так. И новых медиа. Поэтому когда (и если) мы говорим о переходном периоде в информационно-коммуникационной сфере, не определяя экономические аспекты данной концепции, то этот переход не ограничен географическими рамками постсоциалистических государств — бывшим Советским Союзом, странами Центральной и Восточной Европы, он охватывает все страны. Потому что по явился новый универсальный и глобальный фактор — электронные каналы СМИ, которые являются важнейшей частью не толь к информационной сферы, но и экономики таких развитых стран, как Соединенные Штаты Америки, а также Россия, даже при нынешнем ее состоянии. Эта особенность переходного периода влияет и на развитие средств массовой информации.

Глобальные структурные изменения очень важны. Они касаются всех стран, и это усложняет их развитие на постсоциалистическом пространстве, особенно России в постельцинскую эпоху, в


1См.: Засурскый Я. Н. Информационное общество и средства массовой ин-рмации // Информационное общество. 1999. № 1. 2 См.: Вартанова Е. Л. Коммуникационная политика России: нужен решитель-й шаг / Вестн. МГУ. 2001. № 1. С. 52; Она же. Конвергенция как неизбежность // рукописи до Интернета / Под ред. Я. Н. Засурского и Е. Л. Вартановой. М., 2000. 25

связи с очевидно медленными темпами развития новой информационно-коммуникационной сферы.

Необходимо обратить внимание на некоторые технологические факторы, которые позволяют рассматривать любые — как глобальные, так и местные средства массовой информации — как часть глобальной информационной структуры. Если относительно небольшая газета в России тиражом 8 тыс. экз. имеет свой сайт в Интернете, она уже превращается в глобальное средство массовой информации, ибо любая информация, помещаемая в глобальной информационной сети, доступна на всем земном виртуальном пространстве. Сейчас мы имеем в глобальном информационном пространстве множество интересных и разнообразных сетевых ассоциаций — информационных, профессиональных, этнических, литературных, медицинских, экономических и особенно торговых и финансовых.

Многие часто приравнивают глобализацию к американизации. Это не совсем верное представление. Глобализация позволяет развивать не только глобальную американскую информационную систему в Интернете, который первоначально был создан в США, но, если хотите, и глобальную мордовскую, чувашскую или бурят скую виртуальную империю. Получил развитие интернетовский сайт в Мордовии, который пользуется большой международной известностью и посещаемостью, и эта российская республика, таким об разом, имеет свою глобальную виртуальную идентичность. Саами, которые живут в четырех странах — России, Норвегии, Финляндии и Швеции, благодаря Интернету могут общаться, имеют глобальную виртуальную идентичность. В этом и состоит особенность развития современных информационных структур, подключенных к сетям Интернета.

То же самое происходит, как уже показано на примере автономной Мордовии, и в России. При относительно небольшом до ступе к Интернету его десятимиллионная российская аудитория может пользоваться интернет-сайтами, в том числе средствами массовой информации, так же, как и обширная российская диаспора за рубежом.

Глобализация — очень сложный процесс, который требует изучения и позволяет по-новому подходить к исследованию возможностей средств массовой информации и коммуникаций. Она является важнейшим фактором, определяющим не только динамизм развития современного мира, но и возрастающую роль информационно-коммуникационных потоков и современных СМИ, как традиционных, так и новых, обозначая важнейший момент перехода к новой глобальной системе доступа к информации.

Регионализация. Имеется и другой важный фактор — региональный, поскольку глобализация и интернетизация реализуются неравномерно в различных регионах (даже в более благополучной Европе цифровой раздел/раскол проходит между более богатым в информационном отношении Севером и более сельскохозяйственным Югом). Опыт таких продвинутых регионов, как Северная Европа, помогает понять новые возможности развития информационно-коммуникационных структур и их влияния на систему взаимодействия СМИ, государства, рынка и гражданских структур, увидеть перспективу движения и развития массовых коммуникаций.

Регионализация проявляется и в странах нашего постсоветского пространства. Более продвинутыми в информационно-коммуникационном отношении оказываются страны Прибалтики. По обстоятельствам, отмеченным ранее, региональные особенности, и, прежде всего причины успешного внедрения новых информационно-коммуникационных технологий, не могут быть рассмотрены и поняты вне глобальных структур, определяющих общую тенденцию развития к информационному обществу.

По той же причине те, кто пытаются выделить, вычленить и отсечь развитие постсоциалистических стран от глобальных ин формационно-коммуникационных систем, совершают большую ошибку. В постсоциалистических странах происходит как бы двойная перестройка, двойная реструктуризация, двойная эволюция, двойная смена ориентиров — социально-политических, экономических и технологических: развитие демократии и рыночной экономики в постсоциалистическом европейском регионе с одной стороны, а с другой — в информационно-коммуникационной сфере процессы глобализации, конвергенции, дигитализации, которые носят общемировой характер. И Россия здесь не является исключением. Она подчиняется общим глобальным тенденциям, иногда усиленным благодаря наличию научно-технического и человеческого потенциала, но часто и ослабленным экономическими и структурными обстоятельствами.

Глобализация, бесспорно, остается важнейшим фактором раз вития информационной сферы, который не следует игнорировать. Вместе с тем имеется региональная и национальная специфика, множество индивидуальных особенностей, из которых и складываются разнообразные информационно-коммуникационные моде-


1 См.: Вартанова Е. Л. Северная модель в конце столетия // Печать, ТВ и радио стран Северной Европы между государственным и рыночным регулирова-

нием. М., 1997.
ли — порождение сегодняшнего перехода мирового сообщества к информационному веку.

Гражданское общество и публичная сфера. В конечном счете итогом и важнейшим моментом развития новых информационно-коммуникационных структур для постсоциалистических стран становится появление гражданского общества и его новых структур. Движение к нему идет различными темпами в разных странах. Порой очень бурно — в Албании, Югославии (с кровавыми схватками, взрывами), но всюду, конечно, по-разному.

Демократическая информационно-коммуникационная сфера теснейшим образом связана с развитием гражданского общества и является необходимым условием его становления и функционирования. Эти взаимосвязанные структуры достигли разного уровня на постсоциалистическом пространстве: от достаточно высокой степени осознания гражданского общества в странах Центральной Европы, где существовали определенные традиции еще до. Второй мировой войны, до трудных шагов к формированию гражданского общества в России, где такой традиции не было.

Очень важен вопрос о роли средств массовой информации в гражданском обществе. Существует, как уже сказано, концепция публичной сферы, развитая известным немецким философом Юргеном Хабермасом. Одна из главных ее сторон — определение роли средств массовой информации в публичной сфере, где они составляют важную часть гражданского общества, осуществляя общение граждан, общества и государства. В России до сих пор многие рассматривают средства массовой информации как инструмент в руках власти или олигархов. Это очень большая ошибка не только нашего руководства, но и сообществ — научного, социологического, философского. Потому что одна из особенностей гражданского общества состоит как раз в особой роли средств массовой информации как инструмента гласности, открытости, публичной сферы, гражданского общества.

Проблемы открытого общества составляют существенную сторону развития демократических устоев, в частности важнейшие инструменты гражданского общества — общественно-правовые или публичные структуры телевидения и радиовещания, дающие гражданам возможность участвовать в диалоге в той самой публичной сфере, которую необходимо иметь демократическому обществу.

1 См.: Media, communications and the Open Society / Ed. by Yassen N. Zassoursky and Elena Vartanova. M, 1999. P. 284; Media & Open Sociclies // Cultural, Economic and Policy Foundations for Media Openness and Diversity in East and West / Ed. by Jan van Cuilcnburg and Richard van der Wurff. Amsterdam, 2000. P. 267.

К сожалению, подобные структуры в России еще не созданы, хотя речь об этом и ведется достаточно долго.

В любом случае укрепление свободы средств массовой информации создает условия для развития гражданского общества и общественной сферы, диалога власти, общества, граждан.

В развитии демократических традиций в средствах массовой информации разных стран ситуация неодинакова. В России идет сложный процесс становления публичной сферы, в развитии которой особенно важна роль Интернета и журналистского сообщества. Национальный контекст определяет темп и масштаб развития национальных структур гражданского общества.

На путях перехода к гражданскому обществу и движения к правовому обществу роль в России журналистики и всей информационно-коммуникационной сферы в этом процессе особенно велика, а возможности для формирования этих структур, лежащих в основе демократического общества, с учетом глобальных, региональных и национальных составляющих в переходный к информационному обществу период возрастают.

Глобальная информационная среда и российские СМИ. Интернет включил Россию в глобальную информационную среду. В повестку дня поставлена в качестве важнейшей стратегической задачи развития страны и ее будущего проблема информационного общества и новых средств массовой информации.

Любой лидер, действующий в современной стране, считает своим долгом говорить прежде всего о развитии информационных технологий и информационного общества. Европейский Союз, который имеет специальный Комиссариат по вопросам информационного общества, разработал концепцию новой экономической революции, в которой утверждается, что Европа может развиваться только в условиях нового электронного экономического пространства.

При этом для России Интернет как важнейшая часть, основа
развития информационного общества является ключевым элементом будущих прорывов в современную элиту государств. К сожалению, Россия сегодня относится к категории весьма бедных информационно стран2. Хотя она и не самая бедная, но отнюдь и не самая богатая.
1 См.: Ресняиская Л. Л., Фомичева Я. Д. Газета для всей России. М., 1999. С. 230;
Засурский И. Масс-медиа Второй Республики. М., 1999. С. 272.

2. См.: Вартанова Е. Л. Коммуникационная политика России; Засурский Я. Н.
Постсоциалистические СМИ в глобальном, региональном и национальном кон
текстах: К вопросу о переходном периоде // Вестн. МГУ. 2001. № 4.
Сейчас границы легко пересекаются глобальными телесетями; одновременно возникают возможности для различных виртуальных объединений. Все это создает новую реальность, которую считают виртуальной, но вместе с тем оказывающую серьезное влияние на реальную экономику и реальную информационную сферу.

В мире происходят три важных процесса в обмене информацией. Во-первых, глобализация, т.е. быстрый обмен информацией со всем миром. Во-вторых, благодаря тому же Интернету возможно развитие малых местных структур — современные информационно-коммуникационные сети дают возможность, как уже говори лось, малым группам, в том числе и этническим, присутствовать в виртуальном пространстве, объединяя своих представителей вне зависимости от государственных границ и географических расстояний. При этом современные глобальные сети не только объединяют, но одновременно и дают возможность для приватности и создания малых сетей и малых групп. Наконец, в-третьих, особенность современного развития — это технологизм, переходящий в сфере, массовых средств в технологический детерминизм; развитие мобильной телефонии открывает новые подходы к Интернету, минуя проводную связь.

Что касается российского сегмента Интернета, то он, прежде всего, является связующим звеном нашей страны с мировым ин формационным и экономическим пространством. Это особенно важно, поскольку сегодня развивать экономику без информационной инфраструктуры, вне глобальных систем практически не возможно. Это не всегда осознается, но есть много фактов, показывающих, насколько российский Интернет важен для того, что бы наша страна присутствовала в глобальном экономическом и информационном пространстве.

Можно привести много примеров. Если говорить об информационном пространстве, у нас нет ни одной глобальной газеты. Они существуют в Англии и Соединенных Штатах Америки, издаются во всем мире и имеют глобальную сеть распространения благодаря возможностям Интернета и новым технологиям (немаловажно и то, что английский язык широко известен). В России же функцию такого глобального средства информации выполняет Сеть. Она играет важнейшую роль, включая Россию в международное информационное пространство. Это очень существенно, поскольку и о нас больше узнают, и мы больше узнаем о мире. Кроме того, в информационной сфере Интернет играет роль гаранта доступа к информации. В большинстве регионов, в российских областях, краях и республиках действуют местные интернет-агентства.

Интернет и связанные с ним информационные структуры сегодня по существу создают и развивают общероссийское информационное пространство, которое подверглось эрозии из-за того, что у нас нет общероссийских газет, не всегда доступно телевидение (и не всегда оно высокого качества), а сегодня — и радио. И это — невзирая на то, что Интернет доступен относительно небольшому числу людей, так как только около двух процентов россиян могут пользоваться его ресурсами. Тем не менее, Интернет осуществляет связь между глобальным и российским пространством, между общероссийским информационным пространством и местными информационными структурами. В этом смысле сегодня Интернет в российском информационном пространстве играет жизненно важную роль — он является не какой-то частной структурой, а одной из интегрирующих и формообразующих структур нашего информационного пространства в плане доступа к информации, к новостям, знаниям, различного рода документам и к разным СМИ. Это очень важный и серьезный аспект.

Информационное общество предполагает использование ин формационного пространства для развития экономики и культуры. От этого зависят будущее России, возможность сохранения вели чия нашего государства.

Рунет. Информационное общество требует высокой культуры и доступа к новым высоким технологиям. Наша страна многое потеряла за последние пятнадцать лет, но российский сектор Интернета — Рунет — одно из тех немногих достижений, может быть, важнейших и ключевых, которыми Россия может гордиться. Интернет — это новое виртуальное пространство, информационное, экономическое, финансовое, торговое, публичное; это новое средство доступа к информации, с одной стороны, индивидуальной, с другой — массовой.

Говоря о взаимоотношениях информационного общества и новых средств массовой информации, следует обратить внимание на три основных аспекта.

Первый: возможность передачи информации с помощью современных информационно-коммуникационных технологий и Интернета.

Второй: расширение территории действия традиционных средств массовой информации в условиях «интернетизации».

Третий: создание новых масс-медиа или новых средств массовой информации.

Технология коммуникаций и информации изменяется стремительно. Интернет создает новое публичное пространство, которое открывает большие возможности для глобального общения, а это
уже существенным образом отразилось на развитии средств массовой информации, хотя еще нельзя сказать, как в конечном итоге преобразуются СМИ России и других стран. Очевидно одно: мир информации и коммуникации находится в движении и преобразовании. Еще более важной становится экономическая составляющая Интернета, которая стала в нем доминировать.

Важнейший элемент новых информационно-коммуникационных технологий — дигитализация, т.е. перевод содержания средств массовой информации в цифровую форму. В результате общей для всех них единицей становится текст, обретающий новое — цифровое — измерение. Происходит конвергенция СМИ. Тем самым новая информационная среда начинает оказывать возрастающее влияние и на сферу языка, в котором наряду с линейной выстраивается гипертекстовая структура.

Обновление традиционных СМИ. Если говорить о традиционных СМИ, то они широко используют Интернет для своего распространения как в регионах, так и в мире. Соответственно русская диаспора в мире может сегодня получать информацию, при чем очень обширную, из федеральных и провинциальных газет и журналов, которые, как говорят, «выложены» в Интернете. Тем не менее, в условиях бурного развития новых информационно-коммуникационных технологий, безусловно, произойдут существенные перемены в традиционных СМИ — печати, радио, телевидении, в доступе к ним, в способах доставки и, вероятно, в содержании.

Кажется, что наиболее спокойно чувствует себя радио. Звуковая речь легко передается через Интернет, для приема радиосигнала достаточно иметь компьютер и к нему звуковую плату. «Радио России» уже ведет вещание в значительной степени на базе Интернета, который используется как средство доставки сигнала в различные страны — к радиостанциям для вещания через них. Но одновременно этот сигнал может быть принят и индивидуальны ми пользователями Интернета. Кстати, таким образом, слушают «Эхо Москвы» и «Серебряный дождь» во многих странах. Сегодня российские радиостанции, размещенные в Интернете, можно слышать во всем мире.

Сложнее всего обстоит дело на телевидении. Время, затрачиваемое пользователями Интернета на просмотр телевизионных про грамм, сократилось. Видимо, произойдут серьезные изменения в

1 См.: Вартанова Е. Л. Конвергенция как неизбежность // От рукописи до Интернета. М., 2000. С. 37-55.

структуре телевидения. К спортивным, музыкальным и многим другим программам, которые традиционно смотрели по телевидению, Интернет открывает отдельный доступ. В связи с этим, на мой взгляд, больше будет телевидения специализированного, рас считанного на интересы отдельных сегментов аудитории. Весьма устойчивые перспективы у новостных программ.

Печать имеет достаточно прочные позиции, прежде всего по тому, что объединение разных видов информации в телевизионном или компьютерном варианте не отменяет текста. Более того, радио- и телевизионные передачи, как правило, размещаются в Интернете в двух формах — аудиовизуальной и текстовой. Текст становится общим знаменателем для всех СМИ в Интернете. Часто материалы из Интернета распечатываются для чтения. Некоторые электронные газеты, например Gazeta.ru, имеют специальную вер сию для распечатки. Все пользуются текстом, который приобретает самостоятельность и даже независимость. При всем этом газета или журнал имеют большие преимущества, поскольку публикуемая там информация, как правило, подготовлена высококвалифицированными специалистами, в результате чего читатель полу чает, как правило, тщательно проанализированные, хорошо обработанные сведения.

Новые СМИ. С появлением глобальной Сети возникли и принципиально новые СМИ — электронные газеты, которые имеют ряд особенностей. Они постоянно обновляются, часто хорошо иллюстрированы и в них нет, как правило, законченных статей. Материал заканчивается тогда, когда заканчивается событие. В этом смысле журналисты в газете, живущей в, Интернете, должны работать постоянно, и их статьи пишутся таким образом, чтобы последняя фраза всегда могла быть дополнена.

Интересной особенностью электронных газет является и гипертекстовая верстка, которая позволяет быстро находить различные материалы, ссылки, в связи, с чем чтение электронной газеты оказывается более осмысленным, содержательным, может быть, и более разнообразным. Если говорить о других особенностях электронной газеты, то я отметил бы очень большую их оперативность. Часто электронные газеты опережают не только печатные издания, но и телевидение по скорости публикации материалов.

Серьезное место в Интернете занимают информационные агентства (такие как Lenta.ru). Новое электронное информационное агентство позволяет пользователю получать в свое распоряжение все виды информации — аудиовизуальную и текстовую. Это тоже большое достоинство новых СМИ, которые сосуществуют с традиционными, превосходя их по быстроте доставки читателям ма-
териалов, прежде всего новостей, по простоте доступа к ним пря мо из дома. Но они уступают печатной прессе, как правило, в уровне аналитичности. К тому же для прочтения больших материалов их обычно распечатывают.

При появлении новых средств информации часто начинают говорить о гибели других — более ранних, им предшествовавших. С появлением радио и телевидения также говорили о гибели газе ты и книги, о том, что люди со временем перестанут читать. Но этого не произошло, а Интернет даже вернул людей к чтению (в том числе к книге и газете).

Стратегия движения к информационному обществу. Стратегия движения к информационному обществу, конечно же, зависит в значительной степени от уровня научной, промышленной оснащенности. Мнения таких научных авторитетов, как Жорес Иванович Алферов и Евгений Павлович Велихов, сходятся на трудностях, которые были и все еще остаются в развитии материальной основы для создания информационного общества в России. Вместе с тем есть и некоторые другие аспекты, которые было бы очень важно обсудить.

Мы уже находимся в каком-то смысле в информационном обществе. Часто говорят, что наши дети будут жить в глобальном мире, а они уже живут в нем. Приходят, например, на факультет журналистики молодые ребята. И когда их спрашивают, у кого есть Интернет, то оказывается, что в Москве он есть у многих. И на вопрос, у кого есть знакомые в Африке, в Австралии, поднимаются руки. Оказывается, они со всем миром уже знакомы через Интернет. Глобализация идет. И она не так уж страшна, как иногда кажется. Когда возник Интернет, говорили о том, что весь мир будет говорить по-английски. Но, как известно, сейчас влияние английского языка в Интернете существенно сократилось. Все живут по своим секторам — немцы со своим доменом de, французы — fr, у россиян — свой Рунет.

Интернет оказался действительно средством глобализации, но не обязательно американизации. Благодаря нему те, кто смотрит Рунет, могут его смотреть и в Москве, и в Австралии, и в Аргентине. Создается глобальное российское сообщество, что также очень положительный фактор, который помогает россиянам объединять себя в виртуальную глобальную нацию. Виртуальные нации тоже создаются. На границе Финляндии, Норвегии и России живут, как упоминалось, саами, у них нет своего государства, но есть свой сайт в Интернете, через него они общаются, создали виртуальное национальное объединение. В этом смысле, конечно, мы живем уже в информационном обществе. Другое дело, что не все могут

им пользоваться, а на пули к информационному обществу стоят серьезные препятствия.

В России развитие этого информационного общества ограничено тремя факторами.

Первый — доступ к средствам связи: в России связь стоит очень дорого, и плохо мы этой связью обеспечены. Считается, что трудно добиться снижения цен на связь, нужны какие-то административные меры. Но есть пример мобильной связи — либерализация этого сектора экономики привела к резкому падению цен на него. Может быть, если противоестественная монополия на фиксированную телефонную связь будет устранена, то телефон станет дешевле и доступнее. Над этим стоит задуматься. Весь мир пошел по пути либерализации телефонной связи. Нам нужно присмотреться к такому опыту.

Второй момент — доступ к компьютерам. Всего десять миллионов компьютеров, из них два миллиона — в частном пользовании. Конечно, этого мало. Компьютер стоит слишком дорого. Как сделать его дешевле? Пока мы наладим, если это нужно вообще, производство собственных, пройдет много времени. Может быть, стоит просто снизить пошлины на компьютеры? По этому пути идут даже развитые государства. Скажем, в Италии, где очень трудно развивалось информационное общество, пошли на то, чтобы сократить или отменить пошлины на ввоз компьютеров. Может быть, нам следует поступить так же? Но компьютер нужен сегодня, особенно для молодых людей. Спросите у любого отца мальчика или девочки, что хочет приобрести его ребенок. Он вам ответит немедленно: компьютер. Это наше будущее. Если мы не дадим нашим детям компьютеры, мы не войдем в информационное общество. И третий фактор — доступ к Интернету. Он тоже очень ограничен. Говорят, у нас до десяти миллионов пользователей. На самом деле реально им пользуется около 4,5 миллионов — дома, на работе и через так называемый универсальный доступ, когда вы можете поработать в интернет-кафе, в библиотеке, на почте. И развивать именно такую форму общественного универсального доступа было бы чрезвычайно важно и полезно. Решить эти проблемы, чтобы у нас развивалось информационное общество, необходимо. И если мы посмотрим на своих соседей из бывшего СССР, то увидим, что некоторые из них действуют очень интересно.

Сетевые новации информационного общества. Обращаясь к проблеме информационного общества, мы недооцениваем изменения, которые несет это общество в самом образе жизни. По существу создаются новые отношения производства и управления. Здание, помещения теряют свой смысл, как символ министерства, завода.
Развитие телеработы, интернет-связи позволяют действовать очень мобильно и быстро, используя шире ресурсы личности. Президент Италии Чампи в бытность свою министром финансов говорил: «Мне не нужны чиновники в министерстве. Пусть они дома пишут мне докладные, пришлют по электронной почте, я их прочитаю и приму решение или верну им, если это плохо сделано». И здесь другой подход к организации работы министерства — не стены, не кабинеты, а суть важна. Новая мобильность, новые возможности для развития административного ресурса и использования различных талантов. То же самое относится и к производству: телеработа позволяет его децентрализовать.

Время и пространство сегодня приобретают иной характер. Они преодолеваются с помощью новых информационных технологий. «В Италии, — говорил тот же Чампи, теперь президент страны — мы не будем переселять с юга людей, у которых нет работы, на север. Мы их обеспечим телеработой».

Это интересный подход, который и у нас возможен. Тем более что у нас главный инструмент в развитии информационного общества уже есть — Рунет, наш сектор в Интернете. Он богат ин формацией. В нем интересные сайты. Россия может работать в Рунете. Один из главных наших приоритетов в развитии информационного общества — это усовершенствование Рунета, его развитие и обогащение. Сегодня границы проходят не там, где стоят пограничники, а там, где идут информационные барьеры. Граница России сегодня проходит по Рунету. И тот, кто имеет доступ к Рунету, уже, оказывается, по существу в России.

Новое информационное общество дает новую мобильность человечеству, возможность для развития инициативы и быстрого внедрения идей в практику. В этом смысле новое информационное общество предполагает децентрализацию и развитие горизонтальных и сетевых структур. И когда мы начинаем размышлять, почему СССР развалился, мы приводим многие данные и соображения, но редко задумываемся над тем, что с централизованным вертикальным управлением, которое было в СССР, невозможно было войти в новую эпоху, в новую технологию.

Сегодня для развития информационного общества необходимы горизонтальные и сетевые структуры. Они открывают возможности для инициативы каждого гражданина. А это — огромный ресурс для среднего, малого бизнеса, для того, чтобы новые идеи не только быстро рождались, но и быстро реализовывались. Ин формационное общество — это действительно будущее России, Государство должно помогать этому, но не как собственник, а как

регулятор и как структура, поддерживающая информационную составляющую России.

Цифровой раскол в России: парадоксы элитарного Интернета.

Медленное и неравномерное проникновение Интернета в Россию во многих отношениях сделало его элитарным средством массовой информации и привело к парадоксальным явлениям в том, что касается его пользователей. И в определенной степени, при стечении многих обстоятельств, сделало его элитарной формой коммуникации в бедных информационными ресурсами районах интернет-пространства и сравнительно демократической формой СМИ в более богатых в этом отношении регионах.

Российский Интернет обслуживает обычных граждан, госструктуры, средства массовой информации и интеллектуальную элиту, различными способами обеспечивает доступ к глобальным информационным источникам, а также влияние на ход предвыборных кампаний, на содержание местных печатных изданий. В период выборов членов Государственной Думы и Президента России в 1999-м и 2000-м годах. Интернет использовался для «оркестровки» этих кампаний.

Молодым пользователям Интернет дал возможность самостоятельного и независимого творчества и выражения неортодоксальных взглядов, что во многих отношениях заменило существовавший в советское время самиздат. Отмечены конкретные случаи, когда через Интернет региональные лидеры укрепляли свое влияние, пользуясь низким уровнем доступа к Интернету общественности.

Цифровое разделение между молодым и старым поколениями, а также среди молодежи различных социальных групп необычным образом сказывается в среде управленцев, где высокопоставленные чиновники используют своих молодых подчиненных для от правки электронной почты и считки содержания информации из Интернета. Доступ к нему является важнейшим и в то же время ключевым аспектом для преодоления цифрового раскола. Другая важная проблема — способность использовать источники Интернета. Аудитория Интернета в России разделена на большинство, которое использует возможности электронной почты и развлекательные сайты, и меньшинство, использующее новостные информационные источники, это «цифровой раскол-2». Мало иметь подключение к Интернету, надо научиться использовать его ресурсы. Информационно бедные — это не только те, кто не подключены к Интернету, но и те, кто не знают его ресурсов и не могут их использовать, кто не в состоянии извлечь информацию, новые сведения, посетить соответствующие сайты для ликвидации своего информационного невежества.
Цифровой раскол стал одним из основных препятствий к ре конструкции, возрождению, восстановлению и даже выживанию России и одновременно — наглядным индикатором противоречий современного российского общества.

Параметры цифрового раскола в России. Основные характерные черты, присущие российскому элитарному Интернету, могут быть сведены к одиннадцати позициям:

1. Медленное и неравномерное проникновение Интернета в
Россию — только 7,5 млн человек, или 5% россиян, использовали
Интернет в середине 2001 г., что на 7% превысило уровень начала
года, но все равно оставалось низким показателем.

Интернет стал инструментом свободного доступа к миру для
«электронно» богатых регионов (Москва, Санкт-Петербург, На
дым и т.д.).

«Электронно» богатый профессорат и официальные круги,
«новые русские» и другие молодые люди, принадлежащие к этому
кругу.

«Электронно» бедные сельские районы, небольшие города и
деревни зачастую имеют доступ только в почтовых отделениях, где
пользование Интернетом обычно ограничивается возможностью
отправки электронной почты.

Интернет используется в качестве механизма манипулирования «электронно» бедными районами со стороны федеральных и
местных властей, особенно в том, что касается местных СМИ.
Например, в Кировской области администрация через Интернет
распространяла тексты, которые должны были публиковаться местными газетами, тем самым, превращая Интернет в средство управления местными СМИ.

Дирижирование выборами в Госдуму и президентскими выборами путем опубликования в Интернете данных по динамике
подсчета голосов для влияния на общественное мнение в различных
районах, с тем чтобы голоса были отданы за кандидатов, которых
поддерживает администрация.

«Электронно» бедные русские — пенсионеры, крестьяне;
«новые» бедные — провинциальные интеллигенты, доктора, инженеры.

Цифровое разделение между молодыми и старыми, а также
среди молодежи различных социальных групп является характерным даже для «электронно» богатых районов. Для одних групп молодых людей это стало возможностью выхода на культуры других стран,
для других — сверхмодной версией открытого Самиздата.

Наиболее поразительное цифровое разделение проявилось в
среде правящей элиты. Во всяком случае, некоторые государствен

ные чиновники установили компьютеры в своих офисах, но доверились споим секретарям и служащим в том, что касается использования этих средств, создав тем самым особого рода двухуровневую коммуникационную систему общения между, начальниками и подчиненными, а также с.внешним миром.

Цифровой раскол — главное препятствие и трудность, которые необходимо преодолеть для выживания, реконструкции,
восстановления и возрождения мощи России через активное участие граждан, их инициативу, что является неотъемлемой частью
демократии и рыночной экономики.

Цифровой раскол стал одним из наиболее наглядных проявлений противоречий современного российского общества.

Вместе с тем динамика и динамизм развития Интернета в России внушают надежды на возрастание процесса интернетизации и информатизации — ключевые моменты модернизации российского общества на пути демократизации и рыночной экономики.

1.4. Меняющаяся типология современных средств массовой информации России

Типологическая палитра средств массовой информации России изменилась за последние пятнадцать лет достаточно основательно. Это объясняется влиянием двух основных факторов: во-первых, переменами в социальной структуре российского общества, которые уже зашли достаточно далеко, во-вторых, новыми технологическими моментами, требующими изменений в типологии СМИ не только в России, но и во всем мире. Это сложный процесс, и Россия, которая в советскую эпоху почти полностью находилась вне общего потока развития СМИ, сегодня оказывается включенной и в этот поток, и тем более в собственные перестроечные и постперестроечные реформы.

От вертикальной и партийной — к горизонтальной и коммерческой структуре. Преобразование вертикальной и партийной парадигмы СМИ было обусловлено несколькими факторами. Во-первых, ушла в прошлое КПСС, определявшая основные параметры советской печати, и вместе с ней исчезло подавляющее большинство партийных изданий, на базе которых возникли независимые газеты журналистских коллективов. Во-вторых, распалась административно-командная система управления, определявшая многие элементы типологии газет, журналов, радиовещания и телевидения. Нет больше вертикали прессы от «Правды» дорайонной газеты. Вместо этого получила развитие горизонтальная структура, со ответствующая современным демократическим принципам (функ-
ционирование самостоятельных, автономных и одновременно взаимодействующих информационных организаций).

Ставшие независимыми издания, ранее входившие в структуру центральной прессы, такие как «Труд», «Комсомольская правда», «Известия», распространяются по всей территории России, но тиражами, во много раз меньшими, чем в начале 90-х годов. Тип центральной газеты трансформировался, утратив директивность. Кроме того, доступ к издающимся в Москве газетам сегодня крайне ограничен, что отрицательно сказывается на цельности российского информационного пространства. Нишу, освободившуюся таким образом, занимают региональные и местные издания, уделяющие значительно меньше внимания общероссийским и международным проблемам.

Получившие независимость газеты недолго оставались в руках журналистских коллективов и скоро в большинстве своем стали добычей банков и корпораций. На смену партийной прессе пришли коммерческие издания, принадлежащие различного рода холдингам, банкам, корпорациям, а это в свою очередь привело к появлению новых типов и видов изданий.

Новые грани и границы типологии: пресса финансовая и бульварная. Появилось новое деление прессы, которое отсутствовало в советское время или было обозначено пунктирно: пресса элитарная, прежде всего финансово-экономическая, и пресса массовая, которая перешла по существу в категорию бульварной.

Эти изменения не во всем соответствуют тем переменам, которые произошли и в мировой печати. В большинстве стран уменьшается влияние массовой, бульварной прессы, во всяком случае бульварной ежедневной газеты. Больше становится качественных газет, рассчитанных на более образованные круги населения. Это связано с несколькими причинами и прежде всего и изменением социального статуса многих групп в обществе, с возрастанием роли так называемых белых воротничков, которые предпочитают серьезную во всех отношениях прессу. В то же время сама качественная пресса также меняется, расширяя круг своих интересов и охватываемых проблем: наряду с традиционными разделами, посвященными искусству, печатаются материалы о возможности приобретения произведений искусства, которые могли бы представлять интерес для богатых читателей. То есть происходит некое опрощение элитарных газет.

Что касается бульварной прессы, то она маргинализируется во всех странах, за исключением Англии и Германии. В Англии, в Лондоне, издается несколько традиционных бульварных газет, таких как «Сан». В то же время их число уменьшается, тиражи сокра-

щаются. В Германии выходит одна крупная бульварная массовая газета — Bildzeitung, во Франции практически нет ежедневных бульварных газет. То же относится и к США, где бульварная пресса изжила себя еще раньше, ее заменили «мужские» и «женские» журналы и многочисленные развлекательные еженедельники.

В то же время наблюдается достаточно активное усиление влияния газет, которые раньше считались специализированными и рассчитанными на биржевиков и экспертов-аналитиков в этой сфере, — Financial Times в Англии, Handelsblatt в Германии, Wall Street Journal в США, Les Echo во Франции. Они занимают нишу качественной прессы первой категории — для управляющей элиты.

Эти же тенденции проявляются в типологии российских изданий. Сейчас Россия переживает бум финансовых газет, и некоторые из них по своему уровню приближаются к элитарным изданиям, выпускающимся на Западе. Первой попыталась занять нишу элитарной прессы газета «Коммерсантъ», но она не сумела объединить вокруг себя читателей из кругов финансовой элиты и стала газетой более массовой, рассчитанной в том числе и на тех, кто просто интересуется финансовыми вопросами.

Попытку пересадить на российскую почву совместный продукт двух элитарных качественных газет предприняли крупнейшие западные финансово-экономические и издательские концерны — американский «Доу Джонс» и английский «Пирсон». Газету «Ведомости» издают соперники, объединившиеся для совместных действий в России, — Financial Times и Wall Street Journal. И этим подтверждается, что типология российской прессы, в первую очередь газеты, развивается примерно в том же направлении, что и в международной практике, — сказываются изменения, которые происходят в мире и в России. Это отнюдь не означает, что российская пресса унифицируется под западные модели, но и не свидетельствует об антагонистическом противопоставлении основных типологических структур СМИ России и развитых стран Запада, тем более что западные модели сами очень существенно разнятся между собой. Английская, французская, немецкая, шведская мо дели сильно отличаются друг от друга и еще больше от американской. Российская модель приближается к европейской, частью которой и является. За последние десять лет резко вырос информационный компонент российских СМИ, но важнейшей частью нашей журналистики остаются аналитика, интерпретация событий, публицистика в отличие от американской газетной фактографичности.

В мире нашей прессы, в ее типологии наряду с некоторым увеличением числа качественных изданий наблюдается процесс буль-

варизации, «пожелтения» многих газет, даже таких, как «Комсомольская правда». Бульварной в полном смысле этого слова ежедневной газеты нет, зато существует множество бульварных еженедельников весьма примитивного уровня типа «Мегаполис Экспресс».

Особое место занимают издания, объединяющие в себе несколько типов, — газеты, включающие как серьезные информационные и аналитические блоки, так и разделы, граничащие с бульварщиной, рассчитанные на широкие массы читателей, позволяющие обслуживать разные слои населения и тем самым привлекать рекламу от широкого спектра рекламодателей. К типу таких газет можно отнести «Московский комсомолец», который сегодня пользуется вниманием самой большой читательской аудитории в Москве и Московской области.

Реклама стала настолько важным действующим фактором в мире российских СМИ, что способствовала появлению нового вида бес платных газет, в свою очередь распадающихся по крайней мере, на два типа — чисто рекламные, как «Экстра-М» и «Центр-Плюс», и информационно-рекламные, как «Метро».

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14



Скачать файл (4656 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации