Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Анализ романа И.С.Тургенева Отцы и дети - файл Л.10.Отцы и дети.doc


Анализ романа И.С.Тургенева Отцы и дети
скачать (141.1 kb.)

Доступные файлы (2):

Л.10.Отцы и дети.doc70kb.22.05.2008 02:34скачать
Л.10.Отцы и дети.ppt193kb.01.03.2008 23:29скачать

содержание

Л.10.Отцы и дети.doc

Лекция 10.

Анализ романа «Отцы и дети»

План

  1. История создания романа. СМЫСЛ ЕГО НАЗВАНИЯ.

  2. ЭПОХА И ХАРАКТЕРЫ В РОМАНЕ “ОТЦЫ И ДЕТИ”.

  3. Образ главного героя романа.

  4. Критика о романе.


Литература:

  1. Бялый Г.А. Роман Тургенева "Отцы и дети". - М.-Л., 1963.

  2. Бытюто А. Тургенев-романист. - Л., 1972.

  3. Курляндская Г. Б. Художественный метод Тургенева-романиста. - Тула, 1972.

  4. Маркович В. М. Человек в романах И.С. Тургенева. - Л., 1975.

  5. Маркович В.М. И.С..Тургенев и русский реалистический роман XIX века. - Л., 1982.

  6. Лебедев Ю. В. "Записки охотника" И.С. Тургенева. – М., 1977.

  7. Лебедев Ю.В. Роман И. С. Тургенева "Отцы и дети". - М., 1982.

  8. Шаталов С.Е. Художественный мир Тургенева. - М., 1979.

  9. Манн Ю.В. Базаров и другие //Диалектика художественного образа. - М., 1987.

  10. Пустовойт П.Г. Роман И.С. Тургенева "Отцы и дети": Комментарий. - М., 1991.


В феврале 1862 года был опубликован четвертый роман Тур­генева “Отцы и дети”, в котором наиболее полно отразились общественно-политические взгляды писателя того времени, от­разилось его отношение ко всему происходящему в России.

Тема двух поколений, предопределившая сюжет романа “Отцы и дети”, была подсказана Тургеневу ожесточенной идеологи­ческой борьбой между либералами и демократами, которая раз­вернулась в период подготовки крестьянской реформы.

Работая над романом, Тургенев учел и отразил не только нашумевший спор о двух поколениях – в романе получили свое отражение многие другие важнейшие события общественно-поли­тической жизни того времени: полемика по вопросам искусства и литературы, споры по вопросам философии, истории и др.

Название романа “Отцы и дети” часто понимается весьма упрощенно: смена общественной идеологии поколений, конфликт аристократов и разночинцев. Но роман Тургенева не исчерпыва­ется одной лишь социальной сферой, он имеет и психологи­ческое звучание. И сводить весь смысл произведения исключи­тельно к идеологии - значит понимать его “по-базаровски”. Ведь и сам Базаров считает, что суть нового времени в необ­ходимости смести с лица земли все, сделанное “отцами”, дис­кредитировать их, с их “принципами” и моралью, во имя туман­ного “светлого будущего”. Такое вульгарное упрощение смысла эпохи и романа, эту эпоху воссоздающего и исследующего, непростительно.

Проблема отцовства - одна из важнейших, это проблема единства развития всего человечества. Только осознание чело­веком своих корней, своей глубокой духовной связи с прошлым дает ему будущее. Смена поколений - процесс всегда непростой и небезболезненный. “Дети” принимают в наследство от “отцов” весь духовный опыт человечества. Разумеется, они не должны рабски копировать “отцов”, необходимо творческое переосмыс­ление их жизненного credo - но переосмысление на основе уваже­ния к принципам предков. В эпоху социальных потрясений такая переоценка ценностей новым поколением происходит гораздо бо­лее жестко и жестоко, чем это необходимо. И результаты всег­да бывают трагичны: слишком многое в спешке утрачивается, слишком сложно эти пробелы восполнять.

В России ХIХ века сильнейшим социальным потрясением ока­залось восстание декабристов. Поколение, для которого период становления прошел в эпоху николаевской реакции, не смогло воспринять высокий кодекс чести своих отцов, “Потерянным по­колением” станет оно в русской истории. “Толпой угрюмою и скоро позабытой” назовет его один из лучших сынов этого по­коления М.Ю. Лермонтов, постигший всю трагичность для духов­ной жизни общества событий 14 декабря. Произошел разрыв в цепи поколений, одно звено - выпало:

^ И прах наш с строгостью судьи и гражданина

Потомок оскорбит презрительным стихом,

Насмешкой горькою обманутого сына

Над промотавшимся отцом,

- предрекал он.

Введенное Лермонтовым понятие “герой времени” означает человека, наиболее типичного для данной эпохи, характер и судьба которого сформированы этой эпохой, отражают ее боли и беды, взлеты и падения.

Разумеется, поколение не может состоять из одних “героев времени”. Основную массу людей эпоха как бы “задевает краем”, они к любой эпохе умеют приспособиться. И это заме­чательно - представьте себе поколение из одних Печориных или Базаровых! Невозможно: жизнь бы остановилась.

Тургеневым создано огромное число характеров. Проза его отличается большой “населенностью”. В его художественном ми­ре оказались представленными практически все основные типы русской жизни, хотя и не в том соотношении, какое они имели в действительности.

Какою видел Тургенев дореформенную русскую действитель­ность, и какою она предстала в его художественном мире? Пер­сонажи Тургенева представляют главным образом дворянство и крестьянство – два основных сословия, на которых держалось самодержавно-крепостническое государство. Другие воссозданы в художественном мире Тургенева весьма избирательно.

В русском народе Тургенев прежде всего нашел бескорыст­ных, душевно чистых, не умеющих “промышлять” романтиков и рационалистов-практиков, думающих во всероссийском масштабе, иронически настроенных.

Полон интересных образов и роман “Отцы и дети”.

Как известно, работу над новым произведением Тургенев обычно начинал с так называемых подготовительных материалов, и прежде всего – с составления “Формулярного списка дей­ствующих лиц”, где указывались реальные прототипы будущих героев, детально прорабатывались их характеры и биографии.

Роман Тургенева построен так, что в нем отражены вечные типы: “герои времени” и обычные люди. Братья Кирсановы как раз составляет такую психологическую пару.

Павел Петрович неслучайно назван Писаревым “маленьким Печориным”. Он действительно не только принадлежит к тому же поколению, но и являет собой “печоринский” тип. “Заметим, что Павел Петрович вообще не отец, а для произведения с та­ким названием это далеко не безразлично. Павел Петрович - холостая душа, ничего от него “родиться”, произойти не мо­жет; именно в этом и заключается все назначение его суще­ствования в тургеневском романе”, - комментирует А. Жук.

Композиционно роман Тургенева построен на соединении прямого, последовательного повествования и биографий основ­ных героев. Эти истории прерывают течение романа, уводят нас в иные эпохи, обращают к истокам происходящего в современ­ности. Жизнеописание Павла Петровича Кирсанова подчеркну­то “выпадает” из общего хода повествования, оно даже стилисти­чески чужеродно роману. И, хотя читатель узнает об истории Павла Петровича из рассказа Аркадия, обращенного к Базарову, язык этого рассказа ничем не напоминает стиль общения моло­дых нигилистов.

Тургенев максимально приближается к стилю и образности романов 30-40-х годов ХIХ века, воссоздает особый стиль романтического повествования. В нем все уводит от ре­альной, приземленной повседневности. Мы так и не узнаем на­стоящего имени загадочной возлюбленной Павла Петровича: она фигурирует под условно-литературным именем Нелли, или под таинственным “княгиня Р”. Не узнаем, что томило ее, что за­ставляло метаться по всей Европе, переходить от слез к смеху и от беспечности к унынию. Многое в ней не будет разгадано читателем. Да это и неважно. Главное понять, что в ней так привлекло Павла Кирсанова, на чем зиждется его неземная страсть? А вот это как раз довольно ясно: самая загадочность Нелли, многозначительная ее пустота, ее одержимость “ей са­мой неведомыми силами”, ее непредсказуемость и непоследо­вательность и составляют ее очарование для Кирсанова.

Любовь и дружба присутствуют и в жизни Базарова.

Все люди разные, и каждый понимает любовь и дружбу по-своему. Для одних найти любимого человека есть цель и смысл жизни, а дружба - неотъемлемое понятие для счастливого суще­ствования. Эти люди составляют большинство. Другие считают любовь выдумкой, “белибердой, непростительной дурью”; в дружбе ищут единомышленника, борца, а не человека, с которым можно пооткровенничать на личные темы. Таких людей мало, и к таким людям относится Евгений Васильевич Базаров.

Его единственный друг - Аркадий - наивный, несформиро­вавшийся юнец. Он привязался к Базарову всей душой и серд­цем, обожествляет его, любит каждое слово. Базаров чувствует это и хочет воспитать из Аркадия человека, подобного себе, отрицающего современный общественный строй, приносящего практическую пользу России. Поддерживать дружеские отношения с Базаровым хочет не только Аркадий, но и некоторые, так на­зываемые, “дворяне-прогрессисты”. Например, Ситников и Кук­шина. Они считают себя современными молодыми людьми и боятся отстать от моды. А так как нигилизм - веяние моды, то они принимают его; но принимают частично и, надо сказать, самые неприглядные его стороны: неряшливость в одежде и разговоре, отрицание того, о чем не имеют ни малейшего представления. И Базаров прекрасно понимает, что это люди неумные и непосто­янные - он не принимает их дружбы, он все надежды возлагает на молодого Аркадия. Он видит в нем своего последователя, единомышленника. Базаров с Аркадием часто беседуют, многое обсуждают. Аркадий внушил себе, что согласен с Базаровым во всем, разделяет все его взгляды. Однако, все чаще между ними стали возникать разногласия. Аркадий осознает, что не может принять все суждения Базарова. В частности, он не может от­рицать природу и искусство. Базаров считает, что “природа - это не храм, а мастерская, и человек в ней - работник”. Ар­кадий считает, что природой надо наслаждаться, и из этого наслаждения черпать силы для работы.

Базаров смеется над “стареньким романтиком” Николаем Павловичем, когда тот игра­ет на виолончели; Аркадий даже не улыбается его шутке, но, несмотря на возникшие разногласия, продолжает любить и ува­жать своего “учителя”. Базаров не замечает измену в Аркадии, и поэтому его женитьба совершенно выводит Евгения из равно­весия. И Евгений решает расстаться с Аркадием, расстаться навсегда. Аркадий не оправдал его надежд, он подвел его. Ба­зарову горько это осознавать и трудно отречься от друга, но он решается на это. И уезжает с такими словами: “...ты по­ступил умно; для нашей горькой, бобыльной жизни ты не соз­дан. В тебе нет ни дерзости, ни злости, а есть молодая сме­лость, да молодой задор, для нашего дела это не годится... Ты славный малый; но ты все-таки мякенький, либеральный бо­рич”. Аркадий не хочет расставаться с Базаровым, он пытается остановить друга, но тот не покалебим в своем жестоком реше­нии.

Итак, первая потеря - потеря друга, а, следовательно, и разрушение психологической пары.

Любовь - чувство романтическое, а так как нигилизм от­вергает все, что не приносит практической пользы, то отвер­гает и любовь. Базаров принимает любовь только с физиологи­ческой стороны отношений между мужчиной и женщиной: “Нравит­ся тебе женщина - старайся добиться толку, а нельзя - ну, не надо, отвернись: земля не клином сошлась”.

Любовь к А.С Одинцовой врывается в его сердце внезапно, не спрашивая его согласия и не радуя его своим появлением.

Еще на балу Одинцова привлекла внимание Базарова: “-Это что за фигура? На остальных особ не похожа”. Анна Сергеевна показалась ему очень красивой молодой женщиной. Он с любо­пытством принимает ее приглашение погостить в ее имении Ни­кольском. Там он открывает для себя очень умную, хитрую, ви­давшую виды дворянку. Одинцова, в свою очередь, познакоми­лась с человеком неординарным; и красивой, самолюбивой женщине захотелось околдовать его своими чарами. Базаров и Одинцова проводят вместе много времени: гуляют, беседуют, спорят, словом, познают друг друга. И в обоих происходит перемена. Базаров поразил воображение Одинцовой, он занимал ее, она о нем много думала, ей было интересно в его обществе. “Она как будто хотела и его испытать, и себя изве­дать”.

А что происходило в Базарове! Он окончательно влюбился! Это же настоящая трагедия! Рушатся все его теории и доводы. И он старается оттолкнуть от себя это навязчивое, неприятное чувство, “с негодованием сознает романтика в самом себе”. А, между тем, Анна Сергеевна продолжает кокетничать перед База­ровым: она приглашает его на уединенные прогулки в саду, вы­зывает на откровенный разговор. Она добивается его признания в любви. Это было ее целью - целью холодной расчетливой ко­кетки. Базаров не верит в ее любовь, но в его душе теплится надежда на взаимность, и в порыве страсти он бросается к ней. Он забывает все на свете, хочет лишь быть с любимой, никогда не расставаться с ней. Но “Одинцовой стало страшно и жалко его”. “Нет, бог знает, куда бы это повело, этим нельзя шутить, спокойствие все-таки лучше всего на свете”.

Итак, он отвергнут. Это вторая потеря - потеря любимой женщины. Базаров очень тяжело переживает этот удар. Он уез­жает домой, лихорадочно ищет себе занятие и, наконец, успо­каивается своей привычной работой. Но Базарову с Одинцовой суждено было еще встретиться - в последний раз.

Внезапно Базаров заболевает и посылает нарочного к Один­цовой: “Скажи, что кланяться велел, больше ничего не нужно”. Но это он только говорит, что “больше ничего не нужно”, на самом деле он робко, но надеется увидеть любимый образ, услышать нежный голос, взглянуть в прекрасные глаза. И мечта Базарова сбывается: Анна Сергеевна приезжает и даже привозит с собой доктора. Но приезжает она не из любви к Базарову, она считает своим долгом благовоспитанной женщины отдать последний долг умирающему. При виде его, она не бросилась со слезами к его ногам, как бросаются к любимому человеку, “она просто испугалась каким-то холодным и томительным испугом”. Базаров понял ее: “Ну, спасибо. Это по-царски. Говорят, цари тоже посещают умирающих”. Он дождался ее, и на любимых руках умирает Евгений Васильевич Базаров. Умирает сильным, волевым, не отказавшимся от своих суждений, не отчаявшимся в жизни, но одиноким и отвергнутым.

Жаль, что жизнь такого человека оборвалась так рано. С его желанием и волей он бы добился своего, принес бы практи­ческую пользу России, а может, и не только России.

Главная психологическая пара романа – это Базаров и Па­вел Петрович Кирсанов. Взгляды нигилиста Базарова и Кирсано­ва были совершенно противоположными. С первой встречи они почувствовали друг друга врагами. Павел Петрович, узнав, что Евгений будет гостить у них, спросил: “Этот волосатый?”. А Базаров вечером заметил Аркадию: “А чудаковат у тебя дядя”. Между ними всегда возникали противоречия. “У нас еще будет схватка с этим лекарем, я это предчувствую”, - говорит Кир­санов. И она произошла. Нигилист не обоснованно доказывал необходимость отрицания как образа жизни и, естественно, в силу своей низкой философской культуры, наталкивался на ло­гически верные заключения противника. Это и являлось основой неприязни героев. Молодежь пришла разрушать и обличать, а построением займется кто-то другой. “Вы все отрицаете, или, выражаясь вернее, вы все разрушаете. Да ведь надобно и стро­ить”, - говорит Евгению Кирсанов. “Это уже не наше дело. Сперва нужно место расчистить”, - отвечает Базаров. Или на вопрос “что же вы отрицаете?”, последовал краткий ответ: “Все”. Они спорят о поэзии, искусстве, философии. Базаров поражает и раздражает Кирсанова своими хладнокровными мысля­ми об отрицании личности, всего духовного. Но, все-таки, как бы правильно не мыслил Павел Петрович, в какой-то степени его представления устарели. Тем более, его противник имеет преимущества: новизна мыслей, народу он ближе, ведь тянутся же к нему дворовые люди. Безусловно, принципы и идеалы отцов отходят в прошлое. Особенно наглядно это показано в сцене дуэли Кирсанова и Евгения. “Дуэль, писал Тургенев, - введена для наглядного доказательства пустоты элегантно-дворянского рыцарства, выставленного преувеличенно комическим”. Но с мыслями нигилиста тоже согласиться нельзя. Поэтому, Базаров умирает. Интересную мысль высказал великий художник Илья Репин: “Из литературы два героя - как образчики для подражания - преобладали в студенчестве. Базаров и Рахметов. По-моему, не всякий захотел бы взять себе в образец такого человека, как Базаров. Роман раскрывает жестокий и сложный процесс ломки прежних социальных отношений”. Этот процесс предстал в романе, как разрушительная стихия, меняющая привычное течение жизни.

Отношение к народу Павла Петровича и Базарова разное. Павлу Петровичу религиозность народа, жизнь по заведенным дедами порядкам кажутся исконными и ценными чертами народной жизни, умиляют его.

Базарову же эти качества ненавистны: “Народ полагает, что, когда гром гремит, это Илья-пророк в колеснице по небу разъезжает. Что ж? Мне согласиться с ним?”. Одно и то же яв­ление и называется по-разному, и по-разному оценивается его роль в жизни народа. Павел Петрович: “Он (народ) не может жить без веры”. Базаров: “Грубейшее суеверие его душит”. Просматриваются разногласия Базарова и Павла Петровича в от­ношении к искусству, природе. С точки зрения Базарова, “чи­тать Пушкина - потерянное время, заниматься музыкой смешно, наслаждатьтся природою – нелепо”. Павел Петрович, напротив, любит природу, музыку. Максимализм Базарова, полагающего, что можно и нужно во всем опираться только на собственный опыт и собственные ощущения, приводит к отрицанию искусства, поскольку искусство как раз и представляет собой обобщение и художественное осмысление чужого опыта. Искусство (и литература, и живопись, и музыка) размягчает душу, отвлекает от дела. Все это “романтизм”, “чепуха”. Базарову, для которого главной фигурой времени был русский мужик, задавленный нищетой, “грубейшими суевериями”, казалось кощунственным “толковать” об искусстве, “бессознательном творчестве”, когда “дело идет о хлебе насущном”.

В романе Тургенева “Отцы и дети” столкнулись два силь­ных, ярких характера. По своим взглядам, убеждениям Павел Петрович предстал перед нами как представитель “сковывающей, леденящей силы прошедшего”, а Евгений Базаров - как часть “разрушительной, освобождающей силы настоящего”.

Тургенев так строит роман, что нигилист Базаров и Павел Кирсанов все время находятся в центре внимания.

Ценность такой концепции – концепции “психологической пары” – в романе Тургенева на наш взгляд в том, что она по­зволяет не просто наблюдать за героями и быть пассивными зрителями, а помогает сравнивать, сопоставлять героев, под­талкивает читателя к нужным выводам. Герои Тургенева живут во взаимоотношениях друг с другом.

В 1969 году, касаясь истории создания “Отцов и детей”, Тургенев писал: “...в основание главной фигуры, Базарова, легла одна поразившая меня личность молодого провинциального врача... В этом замечательном человеке воплотилось – на мои глаза – то едва народившееся, едва бродившее начало, которое потом получило название нигилизма” (Соч., XIV, 97).

В этой же статье Тургенев признается в том, что он, ри­суя Базарова, “исключил из круга его симпатий все художе­ственное” и “придал ему резкость и бесцеремонность тона”.

Для Тургенева Базаров – еще один отрицатель, отрицатель, названный в романе нигилистом, то есть человеком, который, как разъяснил Тургенев, “ко всему относится с критической точки зрения, который не склоняется ни перед какими автори­тетами, который не принимает ни одного принципа на веру, ка­ким бы уважением ни был окружен этот принцип”.

Задумав воплотить в образе мыслей Базарова типичные чер­ты мировоззрения “новых людей” 60-х годов, Тургенев в основу его высказываний по философии и общественно-политическим во­просам положил мысли, развивавшиеся в ряде статей Добролюбо­ва и Чернышевского, а по вопросам научно-естественным – в статьях Писарева.

Базаров, нигилист, представляет “новых людей”. Базаров - внук дьячка, сын уездного лекаря. Материалист, нигилист. Го­ворит он “ленивым, но мужественным голосом”, походка “твер­дая и стремительно смелая”. Говорит ясно и просто. Важными чертами мировоззрения Базарова являются его атеизм и мате­риализм. Он “владел особенным умением возбуждать к себе до­верие в людях низших, хотя он никогда не потакал им и обхо­дился с ними небрежно”.

Базаров отрицает не во имя одного отрицания, он отрицает во имя торжества положительного идеала. Базаров жаждет по­лезного дела и способен отдаться ему без остатка. А так как сейчас строить новое мешает старое, он уверен в необходимос­ти его разрушения.

Многие из черт Базаров унаследовал от Инсарова, только на этот раз черты эти выписаны Тургеневым ярче.

Любопытно, что писатель внес в Базарова черты духовной раздвоенности, которая возникла, по мысли Тургенева, вследствие неизбежного в условиях того времени даже для ре­волюционеров колебания между верой и неверием в активность народных масс.

Очень сложным и противоречивым было отношение Базарова к крестьянам. Он искал, но не находил общего с ними языка. В то же время Базаров даже не скрывал, что презирает мужика, “коли он заслуживает презрения” “в теперешнем своем положе­нии”.

Отметим, что последние слова Базарова писатель, очевид­но, по цензурным соображениям, не оставил в окончательном тексте романа, но в нем все же сохранилось достаточно наме­ков на то, что именно крепостное право настолько подавило русского крестьянина, что он теперь “сам себя не понимает” и крайне пассивен. А как раз за эту непонятливость и пассив­ность и осуждал его Базаров.

При этом взгляды самого Базарова, его жизненная позиция были предопределены, как это подчеркнуто в романе, также со­временным положением крепостных крестьян в России. В споре с П.П. Кирсановым Базаров говорит ему: “Вы порицаете мое на­правление, а кто вам сказал, что оно во мне случайно, что оно не вызвано тем самым народным духом, во имя которого вы так ратуете?”.

Столь же сложными изобразил Тургенев и отношения кре­стьян к Базарову. Он для них не был барином и поэтому быстро заслуживал их расположение и доверие. И все же крестьяне часто чуждались Базарова, сойтись с ним по-настоящему не могли — они не понимали его, а порой он казался им и смеш­ным, даже “чем-то вроде шута горохового”.

И вот это-то последнее обстоятельство, быть может, и должно было, по мысли Тургенева, еще более сближая Базарова с Дон-Кихотом, помогать верить в то, что и для “нигилистов” настанет момент, когда “масса людей … беззаветно веруя”, пойдет за ними.

Базаров изображен в романе человеком одиноким, не имею­щим достойных единомышленников. Трагедия его в том, что он “рано родился”. Сам он готов к драке, но, понимая, что народ к драке еще не готов, говорит Аркадию о будущем поколении: “Умницы они будут уже потому, что вовремя они родятся, не то что мы с тобой”.

Базаров наделен не только волей, но и умом, не только энтузиазмом, но и знанием. А поэтому он близок не только Дон-Кихоту, но и Гамлету.


Скачать файл (141.1 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации