Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Контрольная работа - происхождение и ранняя история орудийной деятельности - файл 1.doc


Контрольная работа - происхождение и ранняя история орудийной деятельности
скачать (195.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc196kb.18.11.2011 00:04скачать

содержание
Загрузка...

1.doc

Реклама MarketGid:
Загрузка...
Министерство образования и науки Российской Федерации

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ
Исторический факультет

Заочное отделение

Кафедра отечественной истории

Контрольная работа к зачету-собеседованию по истории Древнего мира

ТЕМА: «Происхождение и ранняя история орудийной деятельности»


Выполнила: студентка 1 курса

Антонова Татьяна Николаевна


Воронеж

2006

СОДЕРЖАНИЕ



  • Введение ……………………………………………………………. 3

  • Первые известия об орудийной деятельности ……………7

  • Олдувайская или дошелльская эпоха ………………………10

  • Шелльская эпоха…………………………………………………..16

  • Ашельская эпоха………………………………………………….. 20

  • Мустьерская эпоха…………………………………………………23

  • Заключение..…………………………………………………………31

  • Литература…………………………………………………………...33

Введение

В начале четвертичного периода, когда на земле появились древнейшие люди, географическая среда довольно сильно отличалась от современной. Для этой эпохи характерно значительно большее, чем в настоящее время распространение суши.

Климат четвертичного периода был значительно более теплым, чем в настоящее время. На всей обширной территории от Пиренейского полуострова до юга Украины и далее на восток до Китая господствовал субтропический климат, были распространены по преимуществу степи и водились такие животные как этрусский носорог, южный слон, гиппопотам, саблезубый тигр и т.д. Южнее, на юге Азии и в большей части Африки господствовал тропический климат. В условиях такой географической среды совершилось выделение человека из животного состояния.

Археологические памятники начального этапа развития первобытного общества, оставленные людьми, только что выделившимися из животного состояния, относятся к первой половине древнего каменного века (палеолита), к древнему или раннему палеолиту. Эта продолжительная эпоха (около 800тыс. лет) делится на несколько археологических эпох: олдувайскую или дошелльскую (наиболее древний), шелльскую, ашельскую и мустьерскую1.

Труд, изготовление орудий труда – основное отличие человека от животного. С появлением первых орудий труда и происходит скачок от животного к человеку2. История древнейшего человечества, таким образом, начинается с появлением первых орудий труда и с перехода к прямой походке.

В местонахождениях, говорящих нам о наибольшей древности (периоды шелль и мустье), иногда отдельно, а чаще с остатками костей человека, мамонта, пещерного медведя и древнего носорога, находятся и различные каменные остатки первобытной человеческой культуры: каменные орудия, главным образом, миндалевидные топоры из осколков кремня, кварцита и пр., весьма грубо обсеченных, иногда лишь с одной стороны. Но со временем следы существования человека делаются более разнообразными. Каменные ножи и скребки уже вделаны в деревянные ручки. Наряду с каменными орудиями попадаются также и сделанные из рога и кости. Нахождение кострищ показывает, что употребление огня было уже известно в древнюю эпоху камня, или палеолитический период, который до известной степени совпадает с ледниковой эпохой.1

Горные породы, использованные палеолитическим человеком, свидетельствуют о том, что даже в наиболее ранние эпохи производился отбор материала, основанный на практических требованиях. В странах, где не было кремня, человек применял кварцит, окаменелое дерево, кремнистый туф, базальт, обсидиан и многие другие породы, подбирая их по берегам рек среди россыпей галечника.2

Классическим примером шелль-ашельской техники являются кремневые бифасы, находимые в Западной Европе, где богатые отложения мелового кремня являлись благоприятной предпосылкой для совершенствования таких орудий. Во Франции, Бельгии, Англии древнепалеолитический человек получал этот материал на склонах речных долин. Он извлекал желваки кремня из меловых отложений или подбирал на берегах рек галечный камень в окатанном виде. Здесь же, среди древних гравиев и галечников, были найдены кремневые отщепы, указывающие на то, что обработка ручных рубил происходила на том же месте, где подбирался кремень.

В природе нет материала, столь же распространенного, как кремень, и в тоже время обладающего столь же ценными для первобытной техники качествами – твердостью и пластичностью – способностью раскалываться в любом желаемом направлении. Раскалывается кремень на тонкие пластины с гладкими, словно отполированными плоскостями и острыми режущими краями. При известной сноровке от куска кремня можно откалывать отщепы любой формы и величины.3

Для того чтобы выровнять поверхность кремневого желвака и удалить покрывавшую его корку, сколы обычно производились человеком в определенном порядке. На отщепе кремня одним из признаков его искусственного отделения от желвака является, кроме того, характер так называемой отбивной поверхности, нижней плоскости раскола. У отщепа, отколотого рукой человека, эта поверхность имеет примыкающую к точке удара выпуклость – так называемый ударный бугорок, а от него расходится своеобразная волнистость (раковистый излом). Ударная площадка – участок кремня, по которому был нанесен удар, у отщепов, отделившихся без вмешательства рук человека (например, в результате удара камня о камень в русле быстротекущей воды), имеет случайный характер и обычно бывает непропорционального валика по отношению к величине самого отщепа. У отщепов же, отколотых человеком, ударная площадка обычно имеет значительно меньшие размеры. Однако на наиболее древних каменных орудиях эти признаки различаются с большим трудом и далеко не всегда.1

В камне древнейший предок человека нашел то вещество природы, при помощи которого можно было воздействовать на другие вещества и изменять их. Ни дерево, ни кость, ни рог, ни раковины – материалы органического происхождения, с которыми он тоже рано столкнулся и которые стал применять, не обладали важнейшими свойствами камня – твердостью и большим удельным весом. Благодаря этим достоинствам явилась возможность не только обрабатывать другие материалы, но и камень камнем.

Первым способом изменения естественной формы камня был удар. И в дальнейшем удар сохранял свое первенствующее значение в обработке камня, но вместе с тем приобрел различные силовые выражения – от мощных актов при разбивании крупных горных пород до легчайшего постукивания при мелкой ударной ретуши. На базе ударной техники к середине ашельской эпохи возник леваллуазский способ скалывания плоских отщепов – пластин с устойчивым лезвием почти по всему краю, чем были улучшены функции охотничьих ножей.2

Еще в дочеловеческий период ветви и листья служили нашим предкам для постройки гнезд; палки и сучья использовались для добывания пищи. Сама форма хватательных конечностей обезьян с оппозиции большого пальца, столь близкая к руке человека, была сформирована в условиях древесной среды.3 Обработка дерева, изготовление деревянных орудий, несомненно, существовали в древнем палеолите. Дерево могли обрабатывать как с помощью каменных орудий, так и с помощью ножей и скребел из более твердых пород дерева.

Кость, рог и бивень принадлежат к тем материалам, без которых нам трудно представить каменный век. С ранних этапов становления человечества они являются одним из существенных элементов природной среды, дополнял камень и дерево, трупы животных, погибших от естественных причин, сброшенные рога, добыча охотников доставляли кости рога, черепа и челюсти с зубами и бивнями, вещество которых обладало твердостью и долговечностью, недостающей древесине, упругостью, которой не имел камень.1

Разбивание трубчатых костей и черепов для извлечения мозга играло важную роль в хозяйственной жизни человека древнего палеолита. На стоянках археологи редко находят целые кости. Костный мозг представлял то лакомство, ради которого вскрывались кости не только мелких, средних, но и крупных животных. Ввиду того, что костный мозг заключен в глухие капсулы трубчатых костей, он мог некоторое время сохраняться после того, как все мягкие части животных распадались, и древнейшие люди могли ими воспользоваться.2

На самых ранних этапах кость, рог, бивень и раковины использовались в малоизмененной анатомической форме и по той причине, что, например, рога, зубы, бивни, раковины самой природой были приспособлены к активнозащитным функциям животных. Удельный вес и твердость вещества, строение этих органов, благоприятствовало для захвата рукой, сделали их орудиями древнейшего человека, средствами труда наряду с камнем и деревом. Такие орудия, как иголки лощила, гарпуны, рыболовные крючки, было очень трудно или почти невозможно сделать из камня или дерева.3


^ Первые известия об орудийной деятельности

«Ясное понимание того, что представляет собой орудийная деятельность, совершенно необходимо для проведения точной границы между тем, что мы называем поведение животных, и совокупностью тех действий, которые обозначаются как трудовые операции и подлинно общественное поведение ближайших предшественников человека». 1Тысячи поколений австралопитековых обезьян начинали все чаще использовать окружающие предметы (камни, ветки, палки) в качестве орудий, от случая к случаю переходили к отдельным трудовым функциям (к изготовлению орудий), забрасывали их, снова к ним возвращались, пока труд из исключения не стал правилом. Большое внимание обоснованию положения о том, что австралопитеки при помощи орудий охотились на животных, уделил их первооткрыватель Р. Дарт. Проведя детальный анализ костей животных, извлеченных из пещеры Макапансгата, где были найдены остатки австралопитеков, он обнаружил, что разные части скелетов представлены здесь далеко не пропорционально: одни имелись в большом количестве, другие почти совсем отсутствовали.2

Из этого следовало, что австралопитеки, убивавшие на охоте животных, использовали в качестве орудий определенные части их скелетов. Большие берцовые кости могли служить палицами, а если кости расколоть вдоль, то - в ножи для резания или кинжалы. В них усматривались также землекопалки и другие орудия Рога и черепные коробки австралопитеки использовали в качестве сосудов.3 Однако разбивание костей возможно только при помощи камней, изготовляя тем самым новые орудия. Как показали эксперименты, для таких функций наиболее пригодны слегка оббитые речные гальки овальной формы. Это доказывает важный факт – наличие на части костей следов скалывания, т.е. использования их в качестве орудий.

Наряду с деревянными и костяными орудиями человекообразные обезьяны использовали камни. Камни найденные в одном из слоев Макапансгата вместе с австралопитеками, носят следы их использования в качестве орудий. Несмотря на то, что между учеными идет дискуссия были это естественные или целенаправленные орудия труда, наблюдения Дарта имеют бесспорные доказательства орудийной деятельности у австралопитеков. Все исследователи отмечают, что австралопитеки африканские, отличавшиеся размерами и малой физической силой, отсутствием естественного вооружения, не смогли бы выжить в открытой местности, где много хищников, если бы не использовали для защиты естественные орудия.1

Систематически оперируя каменными орудиями, человекообразные обезьяны неизбежно должны были сталкиваться со случаями, когда одни камни ударялись о другие, разбивались. В результате могли появиться осколки, которые были более пригодны для применения в качестве орудия. Если первоначально это происходило случайно, то в дальнейшем по мере накопления опыта, древнейшие гоминиды начали намеренно разбивать одни камни при помощи других, а затем выбирать из числа образовавшихся осколков наиболее пригодные для использования в качестве орудий. Так постепенно, происходил переход к изготовлению орудий.

Изготовление орудий было вызвано к жизни потребностями деятельности по приспособлению к окружающей среде с помощью орудий. Тем самым на смену праорудийной деятельности пришла подлинная орудийная деятельность.

Между тем орудийная, или трудовая деятельность, даже примитивная, как у первых гоминид, в качестве своей чуть ли не основной характеристики имеет высокую временную динамичность, в ней значительную роль играют акты творчества, она быстро меняет свою форму в деталях, в ее истории часты революционные переходы на качественно более высокую ступень.2

Для первобытного общества характерен крайне низкий уровень производительных сил. Почти на всем его протяжении главным материалом для выделки орудий оставался камень, из которого изготовлялись лишь самые примитивные, с трудом поддающиеся усовершенствованию орудия производства. Крайне не совершенными были также трудовые навыки и производственный опыт первобытных людей. Кремень, кварцит, обсидиан и другие минералы, и горные породы, обладающие одинаковыми физическими свойствами по всем направлениям, нуждались в особых приемах обработки. Каждый удар обивки ручного рубила или другого предмета из этих материалов был своего рода творческим актом, от которого зависел исход всего процесса. Каждый удар требовал тщательного выбора точки удара в соответствии с общей формой и ходом обработки. Результат первого удара мог подкрепить или изменить намеченного плана действия. Каждый след удара зависел от предыдущего. Одним из технических требований был точный расчет удара по отбивной площадке в силовом отношении. всякое отклонение в ту или другую сторону приводило к неожиданным последствиям. Неудачный выбор расстояния мог обесценить весь нуклеус: расколоть его пополам или испортить всю обивную площадку.1 Таким образом, плохо оснащенный технически, плохо знавший свои силы первобытный человек в одиночку был беззащитен перед лицом природы. Отсюда вытекала неизбежность тесного объединения первобытных людей для совместной борьбы за существование (коллективный труд, коллективная собственность на средства и продукты труда).

Обработку сырых материалов – камня и дерева – древнейшие люди осваивали исключительно медленно. Дерево обычно не сохраняется в земле на протяжении десятков, сотен тысяч лет. Поэтому от олдувайской эпохи и древнего ашелля деревянные орудия до нас не дошли, а их памятники в среднем и позднем ашелле встречаются довольно редко. Можно только предполагать их наличие у первобытных людей начиная с самого древнего времени. Самой древней техникой изготовления каменных орудий было разбивание. 2Результаты зависели от случайного стечения обстоятельств. Более совершенные орудия труда древнейших гоминид слоев Олдувая – результат более высокой, чем разбивание, техники обработки камня – техника раскалывания.

Изучение орудий при отсутствии следов самой трудовой деятельности и следов первоначальных объектов труда все равно дает возможность судить о возникновении орудийной или трудовой деятельности в целом, так как само орудие только и возникает как средство труда, как удовлетворение трудовых потребностей и не имеет никаких других функций. Но как отличить примитивное орудие, сделанное из камня, дерева кости или рога, от необработанного камня и необработанного дерева? На первый взгляд это кажется совсем простым делом, однако, как показывает археология древнекаменного века, иногда бывает сложно признать в грубом желваке орудие, и наоборот, отказаться видеть его в камне иногда довольно замысловатой формы. Часто возникали споры о том, считать тот или иной набор простейших примитивных орудий подлинными или кажущимися. Это опять же говорило о том, как не просто выделить подлинные орудия. Но изучение предметной формы и технологии простейших орудий, научили более уверенно распознавать следы искусственной обработки и, следовательно, выделять подлинные орудия из совокупности естественных природных предметов.

^ Олдувайская или дошелльская эпоха
Проблема наиболее ранних орудий труда и морфологического типа создавшей ее формы прояснилась в связи с обнаружением костных остатков обезьяноподобного человека, так называемого человека умелого – Homo habilis или презинджантропа. Эти остатки были найдены в 1960г. в Олдувайском ущелье. В найденных фрагментах скелета были обнаружены многие человеческие особенности в строение черепа и мозга. Эти прогрессивные особенности объясняют обнаружение, в том же слое, непосредственно вместе с костными остатками, грубых рубящих орудий. Древнейшие достоверные каменные орудия, изготовленные Homo habilis, относят к олдувайской эпохе палеолита. Термин олдувайская эпоха или «олдувайская культура» происходит от названия Олдувайского ущелья. Они утвердились в современном археологическом материале для обозначения первой начальной эпохи палеолита, взамен старого термина «дошелльская эпоха» и более нового термина «галечная культура» (культура оббитых галек).1 Под галечными орудиями принято понимать предметы из камней, окатанных движением речной или морской воды и наскоро оббитых немногими ударами. Обычно такие орудия сохраняют галечную корку на большей или меньшей части поверхности, которая является рукоятной частью, предназначенной для обхвата рукой. Противоположная, обитая часть, является рабочей. Раннечетвертичный предок человека наталкивался именно на этот материал, который всегда встречался в открытых залеганиях. Шаровидная, яйцевидная, уплощенно-овальная, дисковидная и другие формы были весьма удобны для зажимания в кисти руки. Гальки соответствующих размеров могли быть использованы для разбивания орехов или размельчения и растирания твердых плодов, в качестве метательных снарядов.2 При выборе галек предпочитались твердые породы: кварцит, диорит, кремень. Судя по марокканским галечным орудиям, выбирались преимущественно чистый и молочный кварц, кварцит, халцедоновый кремень и другие, аналогичные по качествам породы.

Рубящее орудие возникало после двух-трех ударов обивки, и было вполне пригодно для грубой обработки дерева или раскалывания костей. Для этого подходили многие горные породы: кремень, кварцит, кремнистые известняки и т.д. Любая галька могла быть как-то использована. Однако форма гальки оказывала влияние на приемы ее обивки. Крайне трудно оббивать шаровидные гальки. На поверхности таких галек нет площадок для нанесения ударов, каждый ее участок представляет часть сферы. Их можно раскалывать пополам, нанося сильный удар в центр. При косом ударе отбойник скользит по их поверхности. Не менее затруднительна и обивка яйцеобразных галек. Сферические и яйцеобразные гальки раскалываются на каменные «наковальни» благодаря действию контрудара.

Древнейшие из известных человеческих орудий - олдувайские или дошелльские (к ним можно отнести и орудия синантропов найденных в Чжоукоудяне) исключительно примитивны и с трудом отличимы от естественных осколков камня. Их грубость, примитивность, несовершенство обусловлены не только тем, что люди делали самые первые шаги на пути овладения техникой и не были как следует знакомы ни со свойствами материала, ни со своими собственными силами, но также примитивностью самого физического строения людей. Олдувайские каменные орудия являлись очень примитивными. Их грубость и несовершенство говорят о примитивности физического строения первобытных людей, что не давало возможности наносить удар достаточно метко. Лишь в процессе овладения техникой изготовления первых орудий производства совершенствовалось физическое строение древнейших людей. «Воздействуя посредством труда на внешнюю природу и изменяя ее, человек в тоже время изменял свою собственную природу» -К. Маркс.

Костные остатки древнейших людей обнаруживаются исключительно редко: их известно очень мало. Первобытные каменные орудия распространены значительно шире. Они имели гораздо больше шансов сохраниться в земле в течение сотен тысячелетий, чем хрупкие кости. Однако первые куски камня, которые только начал оббивать человек, еще очень мало отличались от естественных осколков, попадающихся в природе. Различить те и другие порой невозможно. Отсюда возникает проблема эолитов.1

Известно большое количество камней со следами бессистемной обработки, которые, по мнению некоторых ученых, служили орудиями древнейших гоминид. Но они мало, чем выделялись среди естественных осколков камня попадающихся в природе, желваки и куски камня, которые только начал оббивать древнейший человек. Подобные камни, возможно, служившие древнейшими орудиями, но не имеющие бесспорных признаков обработки рукой человека и может быть, образовавшиеся в результате действия естественных факторов, без вмешательства рук человека, называют «эолитами» (от греч. eos – заря). Учеными было замечено, что кремневые сколы с острыми краями могут получаться в результате действия на камень быстротекущей воды, ударяющей камни друг о друга и о твердое дно потока. Невозможно отличить такие созданные природой эолиты от эолитов сделанных человекообразными существами, и следовательно невозможно доказать, что человекообразные делали каменные орудия, намеренно раскалывая кремневые желваки и булыжники с целью получения режущего лезвия и острия. Однако следует предположить, что имеющим правильную и устойчивую форму каменным орудиям предшествовали именно такие грубые бесформенные изделия, которыми пользовались в течение нескольких сотен тысячелетий на заре человеческой истории.

К тому же в конце третичного периода возникли только ближайшие предки человека – ископаемые человекообразные обезьяны, а люди появились в результате их дальнейшего развития, в начале четвертичного периода. Таким образом третичные эолиты не могут быть признаны за орудия. Но часть эолитов найдена в отложениях четвертичного периода. Они могли быть орудиями. Многие современные примитивные племена пользуются или использовали до недавнего времени каменные орудия, столь же грубыми и бесформенными, как эолиты. В тех случаях, когда их находили в условиях, доказывающих их принадлежность человеку – вместе с остатками костров, расколотыми костями животных, костями человека и т.д. – их признают за древнейшие орудия, снимая с них название эолитов.1

Каменные орудия олдувайской и сменяющей ее древнеашельской эпохи очень редко находятся в непотревоженном состоянии, чаще всего их находят переотложными, в слоях древних речных наносов. Такие пункты представляют собой не стоянки, а аллювиальные местонахождения. В аллювиальных местонахождениях не сохранилось ни следов костров, ни остатков жилищ, ни мест где производилась обработка камня и т.д. все предметы там смещены, перенесены водой на новые места. Но в Олдувайском ущелье древнепалеолитические остатки сохранились непереотложными. Олдувайское ущелье является основным археологическим памятником олдувайской эпохи. Там были найдены многочисленные каменные изделия.

Homo habilis жил на берегу озера или какого-то водного потока. Об этом свидетельствуют найденные при раскопках кости крокодилов, рыб, водоплавающих птиц, а также остатки некоторых водных растений. В плейстоцене растительный и животный мир этих мест богат и разнообразен. Господствовали саванны и открытые травянистые степи с группами деревьев и кустарников. Географические предпосылки (при выходе человекообразных обезьян из тропического леса в безлестные пространства) благоприятствовало прямохождению, что освободило передние конечности от опорной функции, а значит, создало дополнительный стимул к орудийной деятельности. Орудийная техника Homo habilis развивалась крайне медленно. Обитатели Олдувайского ущелья использовали для изготовления своих орудий труда голыши и куски лавы, а также кварца. Кремень не употреблялся, так как его местонахождения в Африке редки, и орудия сделанные из кремня в палеолите встречаются редко.1

Примитивные орудия использовались при постоянном собирательстве растительной пищи, каменные орудия могли использоваться для выкапывания съедобных корешков, разрывания нор мелких животных и разрушения построек тропических насекомых, например термитов. Охотясь на грызунов, зубы которых были достаточно опасны для человека, люди должны были их убивать костяными или деревянными дубинками. Каменное орудие помогало при разделке тушек.

В 1890-1891 гг., в раннеплейстоценовых отложениях реки Соло на острове Ява были найдены черепная крышка и длинные кости нижних конечностей на основании которых было сделано заключение о том, что это существо передвигалось в выпрямленном положении и получило название Pitecantropus erectus, или «обезьяночеловек прямоходящий». Важнейший шагом пути от обезьяны к человеку – переход к прямой походке и освобождение рук для трудовой деятельности – на стадии питекантропа был уже сделан. Питекантропа можно рассматривать как древнейшую обезьяноподобную форму человека. Территория распространения питекантропа неограничивалась Явой. Можно предполагать, что в начале четвертичного периода питекантропы жили на всей обширной территории, где совершилось очеловечивание обезьян. Костных остатков питекантропов за пределами Явы не обнаружены, но следует учитывать то, что за сотни тысячелетий большое количество костных остатков могло погибнуть.

Сложен вопрос о том, изготовлял ли питекантроп орудия труда. Прямых доказательств того, что он умел это делать, нет, так как с ним не найдено никаких остатков каменной индустрии. Однако костные остатки всех четырех особей обнаружены в переотложном состоянии, исключающим нахождение орудий. С другой стороны, на Яве в тех же слоях и стой же фауной, что и находки питекантропа, найдены чрезвычайно архаичные каменные орудия. Есть все основания думать, что эти орудия оставлены питекантропами. Таким образом, с питекантропами получены первые доказательства сознательного изготовления орудий труда.

Другая находка остатков человека (атлантропа) раннеплейстоценовой эпохи была сделана в 1954-1955гг. в Северной Африке. Эти остатки залегали в непереотложном состоянии и вместе с орудиями, что значительно повысило ценность находки.

Древнейшими целесообразными каменными орудиями были гальки, оббитые несколькими грубыми сколами на одном конце и отщепы, отколотые от таких галек. Оптимальными формами галек для выработки простейших рубящих орудий были овально-уплощенной формы. Из них сравнительно легко вырабатывались орудия типа чопперов различной формы, которые являлись среди орудий преобладающей группой. Чопперы – грубое рубящее орудие из куска голыша или толстого отщепа камня, выпуклый или прямой рубящий рабочий край которого сформирован обивкой лишь с одной поверхности. Форма неправильная, иногда несколько овальновидная. Обивка таких галек начиналась с более узкого конца. Первый фас на гальке создавал условия для следующих актов обивки. На фасе благодаря раковистой его форме возникали по крайней мере две точки благоприятные для ударов. Они находилися на противолежащих краях и позволяли вести двустороннюю обивку галек. Наряду с чопперами широко использовались чоппинги – также рубящее орудие, обработанное грубыми сколами не с одной поверхности, а с обеих. Чопперы и чоппинги не были приспособлены для скрепления с рукояткой, а употреблялись, как большинство ручных рубил, будучи просто захвачены рукой. Ими могли обрабатывать дерево, убивать животных и расчленять их туши. Использовавшиеся как оружие те и другие обычно имеют зигзагообразное рабочее лезвие, полученное несколькими грубыми сколами, без вторичной подправки (ретуши). Иногда лезвие смято в результате работы. В поперечнике достигают лишь 6-10см.1

К олдувайским чоппингам примыкают прототипы ручных рубил, имеющих переходную форму к ашельскому рубилу. Они имеют утолщенный обух сохранивший естественную покрытую коркой поверхность голыша; противоположный конец утолщен и заострен несколькими сколами, идущих с обеих сторон поверхностей. Полиэдеры – оббитые в разных направлениях, угловатые куски и голыши камня имеют три или больше рабочих лезвия, обычно пересекающихся. По размерам они близки к чопперам и чоппингам. Они, вероятно, тоже были универсальными рубящими и режущими орудиями, употреблявшимися без рукояток. Особую группу образуют сфероиды – шаровидные куски камня, оббитые со всех сторон. Возможно, они служили охотничьим метательным оружием.2

Основную массу олдувайского каменного инвентаря образуют отщепы, части отщепов и осколки, не имеющие вторичной обработки. Они неправильных очертаний, довольно толстые, в тоже время легкие приблизительно 5см в поперечнике и не больше 10см. У тех из них, у которых сохранились ударные площадки, последние чаще всего располагались под тупым углом к поверхности отщепа, к брюшку. Это признак грубости и примитивности техники раскола камня. Многие из отщепов, хотя не имеют ретуши по краям, несомненно служили режущими орудиями.

Такие орудия найдены в Европе (Венгрия, Франция), в Индии, Бирме, Малайзии, на о-ве Ява, в Китае, в разных областях Африканского материка, на ближнем Востоке.

Одной из характерных групп палеолитических каменных изделий являются во все эпохи нуклеусы (ядрища) – специально оббитые куски камня той или иной формы, предназначенные для откалывания от них отщепов или пластин, которые затем с помощью вторичной обработки превращали в орудия. Олдувайские нуклеусы представляют собой желваки и куски камня неправильных очертаний со следами скалывания с каждого из них лишь немногих отщепов.3 С помощью отбойников производили оббивку камня. Это речные голыши имеющие на поверхности следы ударов по камню. В качестве отбойников употребляли и некоторые сфероиды.

Найденые кости убитых на охоте диких быков, лошадей, антилоп, кабанов, гиппопотамов, человекообразных обезьян (зинджантропов), насекомоядных, грызунов, птиц, крокодилов, черепах и т.д. яркое свидетельство существования охотничьего хозяйства уже в самую древнюю эпоху палеолита. Многие кости и черепа разбиты на очень мелкие куски для добывания мозга. Охота была загонной. Большое количество костей молодых убитых животных, свидетельствует о том, что на молодое и неопытное животное было легче охотиться.

Огонь еще не был известен.

^ Шелльская эпоха
Второй межледниковый период является временем «шелльской культуры», которой принадлежат первые искусственно, путем обивки приспособленные человеком к своему употреблению каменные орудия. Шелльская археологическая культура (названа по г. Шелль во Франции, на окраине которого были впервые обнаружены характерные для этой эпохи каменные орудия) или аббевильская культура (названа по г. Аббевиль во Франции). Все шелльские орудия обычно залегают в переотложном состоянии. Наряду с грубыми бесформенными, слегка оббитыми осколками здесь можно различать нуклеусы или ядрища, от которых такие осколки сильным ударом откалывались. В шелльскую эпоху появляются так называемые рубила. Шелльское ручное рубило – единственная четко выраженная форма крупных орудий того времени – было универсальным по своему назначению. Шелльские орудия были изготовлены обивной техникой. Естественному куску кремня придавалась нужная форма путем нанесения ударов другим камнем (отбойником). Рубила представляют собой большие массивные (длинной 10-20см) орудия миндалевидной формы с острым рабочим концом и с пяткой на верхнем широком конце, служащей для упора ладони во время работы. Наряду с рубилами употреблялись отщепы – бесформенные осколки кремня, обивкой края превращенные в режущее орудие.

На многих стоянках Европы выделяется развивающаяся параллельно с шелльской культурой – клэктон (назван по местонахождению у города Клэктон-он-Си в Англии) В стоянках культуры клектон нет ручных рубил. Клэктонская техника отличается от шелльской расщеплением кремня и изготовлением орудий из отщепов.

Шелльска эпоха была теплым временем. Человек добывал главным образом себе пропитание, вероятно, путем собирания дикорастущих плодов, корней и т.д. Человек шелльского времени жил небольшими группами и бродил по берегам рек, озер и в глубине субтропического леса. Основным источником его существования, вероятно, были загонная охота на животных и собирание дикорастущих съедобных растений, а также насекомых и ящериц.

Раскопки, проведенные в Северном Китае недалеко от Пекина в пещере Чжоукоудянь в 1927г. открыли эпоху среднего плейстоцена и новый самостоятельный род, и вид Sinanthropus pekinensis – пекинский обезьяночеловек. Антропологические исследования показали, что походка синантропа была более устойчивой, что способствовало большей подвижности. В строении черепа еще наблюдалось много примитивных признаков, сближающих синантропа с человекообразными обезьянами: малая высота черепной коробки, резко выраженный надбровный валик, отсутствие подбородочного выступа, величина и строение зубов. На внутренней стороне черепной коробки синантропа отмечено вздутие в задней части височной доли и в височно-теменно-затылочной области. Одновременно с трудом у выделявшихся из животного состояния людей возникали и развивались мышление и речь. Речь является средством общения; без нее не был бы возможен коллективный труд и их существование. О том, что синантропы пользовались речью, свидетельствует наличие у них дифференцированного рельефа в области нижней левой лобной извилины мозга, то есть там, где помещается двигательный центр речи.

Изучение костей конечностей синантропа подтверждает тот факт, что очеловечивание совершилось в процессе труда и что развитие конечностей наших предков играло здесь ведущую роль. Косвенным аргументом в защиту этого заключения может служить сравнительно высокий уровень трудовой деятельности синантропов. В процессе труда у древнейших людей возникла характерная человеческая особенность – праворукость, пользование при работе преимущественно правой рукой. Как известно, эта особенность отличает человека от всех животных. Если у питекантропа признаки праворукости выражены слабо, то у синантропа они уже хорошо заметны. О них свидетельствует небольшая ассиметрия головного мозга. Праворукость, приспособленность для работы правой рукой, в свою очередь способствовала совершенствованию техники и орудий производства. 1Рука питекантропа и синантропа была еще лопатообразна, противопоставление большого пальца остальным было развито далеко не в такой степени, как у современного человека; движения их должны были быть неловкими и неуклюжими. Это не давало им возможности метко наносить удар, искусно обрабатывать дерево и камень. Лишь в процессе овладения техникой, совершенствования первых орудий производства, совершилось и физическое строение обезьянолюдей. Орудия разнообразны, хотя и не имеют устойчивой формы, как однотипный инвентарь шелльской эпохи. Рубил мало, и они также не отличаются типологическим единообразием. Синантропы. по археологическим сведениям, жили в пещере, впоследствии разрушившейся. В ней найдено много приготовленных и использованных синантропами грубых бесформенных каменных орудий. Орудия изготавливались из кварца, известняка, песчаника и изредка из кремня. Кварц не обладает твердостью кремня и при раскалывании не дает осколков с таким прямым лезвием, но он хрупок и при наличии в нем трещин легко ломается; таким образом обрабатывать его легко. Эти свойства возможно и привлекли древнейших людей, делавших самые первые шаги на пути обработки камня и еще не освоивших ценных качеств кремня, как материала для орудий. Орудия, найденные в Чжоукодяне, представляют собой бесформенные куски и осколки неправильных очертаний, имеющие по краям или на конце с одной или с обеих поверхностей выщерблины – следы заострения рукой человека. Отдельные экземпляры можно обозначить, как острия инструменты для скобления, рубящие орудия и т.д. Начиная обрабатывать камень, человек еще не знал, какие из осколков будут пригодны для работы. Большинство орудий синантропов настолько примитивны, что производят впечатление естественных осколков камня. Это древнейшие каменные орудия, отвечающие дошелльской археологической эпохе. Несомненно, что синантропы пользовались и простейшими деревянными орудиями – палками и дубинами, но они до нас не дошли.

Вопрос об охотничьем хозяйстве древнейших людей имеет большое значение. Только потребностями охоты можно объяснить появление у человека первых орудий. Собирательство само по себе может вестись как с орудиями, так и без них. Именно охота на крупных животных, в несравненно большей степени, чем собирательство, требовало сплочения человеческой группы, коллективного труда, в процессе которого стадо обезьян превращалось в человеческое общество. Охота давала мясную пищу – необходимую предпосылку очеловечивания, охота стимулировала развитие орудий труда и развитие коллективных форм труда.1 Синантроп уже убивал таких крупных животных, как олени, газели, дикие лошади и даже носороги. Обработка рогов оленя и употребление их в качестве орудий, по-видимому, играли солидную роль в древнем палеолите. По описаниям А. Брейля, синантропы обрабатывали олений рог не только камнем, но и огнем. Кроме рога, они пользовались для своих хозяйственных нужд черепными крышками оленей, которые отделяли от черепов, оббивая и обрезая края. А. Брейль считает, что крышки служили чашами для питья воды, поскольку их края до блеска заглажены от употребления.2 Он имел постоянные места обитания в пещерах. Раскопки доставили бесспорное доказательство широкого использования синантропом огня – слой золы в пещере достигает нескольких метров.
Важнейшим элементом культуры, сыгравшим огромную роль в жизни первобытного человечества был огонь. Первобытный человек научился добывать огонь не сразу. Костры поддерживались, как об этом свидетельствует анализ происходящих оттуда углей, мелкими ветками. Синантропы не умели искусственно добывать огонь. Это достижение более высокой ступени развития. При употреблении в пищу трупов животных, погибших при лесных или степных пожарах, при собирании корней и клубней на месте пожарища люди могли почувствовать преимущества приготовленной на огне пищи, а также другие ценные свойства огня. Использование его означало овладение чрезвычайно мощной силой природы, во много раз расширявшей человеческие возможности. Огонь давал тепло, использовался для приготовления пищи, широко применялся при загонной охоте, для отпугивания хищников, для обжигания рабочих частей деревянных орудий. Полученный на пожаре или при вулканическом извержении огонь затем, вероятно, поддерживали, не давая ему угаснуть. Поддерживание огня подготовило переход людей к искусственному добыванию огня.

^ Ашельская эпоха
После шелльского периода тянувшегося в течение многих тысячелетий, постепенно надвигалась холодная эпоха. Животный и растительный мир погиб или перекочевал в другие места, и появились климат и животное население сперва степей, а затем и тундры. На первый из этих последних моментов приходится эпоха культуры Сент-Ашелль. Ашельская культура получила название от места находки в г. Сент-Ашелль, Франция. Большинство находок шелльского периода, происходит в переотложных слоях. Ашельский период каменной индустрии может быть отнесен к среднему плейстоцену. Поздняя ашельская индустрия в нескольких случаях обнаружена вместе с костными остатками человека неандертальского типа. Таким образом, ашельский этап охватывает огромный период времени по всей вероятности не уступающий по длительности шелльского этапа, что свидетельствует о медленном темпе изменений в уровне трудовой деятельности и застойности традиционных способов каменной обработки на ранних этапах истории первобытного общества. Об этом свидетельствует ашельский инвентарь не очень значительно отличавшийся от шелльского. Однако орудия стали меньше, изящнее, несмотря на то, что господствующей формой оставалось ручное рубило, получившее более правильную геометрическую форму. Ашельская эпоха характеризуется не только изменением формы орудий, но и усовершенствованием способа обработки. После грубой оббивки, на которой заканчивается процесс изготовления шелльских рубил, камень подвергался многочисленным легким и частым ударам, сглаживающим поверхность рабочей части орудия. На ашельской стадии ручных рубил наблюдается тенденция еще более заострить рабочий конец орудия и утончить боковые края посредством мелкой ударной ретуши. Лезвие ашельских рубил было потому прямым и острым. Улучшаются формы орудий, полученных от отщепов: остроконечники, скребла, так называемые сверла.

Ручное рубило и другие орудия ашельской эпохи применялись для разных целей: выкапывания съедобных кореньев, разделка туш убитых зверей и т.д. Но ими нельзя было убить крупного зверя (держа такое оружие в руке нельзя было даже приблизиться к зверю). Однако есть основания полагать, что уже в ашельское время употреблялись деревянные копья и рогатины. Пока найдено только три копья, но дерево в земле очень редко сохраняется на протяжении сотен тысяч лет. Вероятно, деревянные орудия использовались человеком с самого начала его трудовой деятельности, но они не дошли до нашего времени.

На раннеашельском поселении были найдены на территории Терра Амата остатки овальных хижин 8-15м длинной и 4-6м шириной. Хижины были сделаны их ветвей, опиравшихся на центральный столб. Очаги, находившиеся в центре жилищ, были выстланы тонкими плитками камня и защищены маленькой стенкой от ветра, обычно дующих здесь с севера востока.
Древнеашельские каменные изделия очень немногим отличаются от олдувайских и почти столь же примитивны. Основную массу образуют клэктонские (нелеваллуазские) отщепы, довольно толстые неправильной формы, с широким, не покрытыми ударными площадками, расположенных под тупым углом к брюшку отщепа. В древнеашельских местонахождениях, как и в олдувае, встречаются чопперы, чоппинги, небольшое число мелких орудий и т.д. Но и здесь появляется новое орудие – ручное рубило.1

Ручное рубило - это валун или кусок камня, оббитый с двух сторон сильными ударами. В результате обивки получалось довольно тяжелое, грубое, клиновидное орудие длинной 10-20см и весом 0,5-1кг, уплощенное и закрепленное на одном конце, который захватывался рукой (пятка рубила), заостренное на противоположном рабочем конце, и имевший неровные зигзагообразные края, также вероятно, использовавшиеся в работе. Рубила отличаются от чоппингов более устойчивой формой и правильными очертаниями, отчетливым разграничением пятки и заостренного рабочего конца. Древнеашельское рубило в силу его массивности и неуклюжести не было пригодно для скрепления с рукояткой и во время работы просто держалось в руке. Форма рубила и характер обработки их рабочего края, свидетельствуют о том, что большая их часть была приспособлена для захвата правой рукой. Они могли использоваться для изготовления деревянных орудий, имели функции удара, резания, пиления, скобления и т.д. Рубилом можно было добить настигнутое животное, расчленить его тушу, снять шкуру, расколоть орех, разбить древесный пень, чтоб достать оттуда съедобных насекомых и личинок и т.д.2

В древнем ашелле появилось еще одно рубящее орудие каменного изделия – кливер (cleaver). Оно представляет собой, как и рубило, двусторонне оббитое орудие – бифас. Чаще всего кливер изготовлялся из толстого массивного отщепа, иногда из куска или желвака камня. Кливеры удлиненные, трапециевидные, прямоугольные, подтреугольные очертания. Обух иногда заострен, а на противоположном конце имеется поперечное прямое или слегка выпуклое рубящее лезвие. Удлиненными очертаниями и поперечным лезвием они несколько напоминали неолитические топоры.

Изредка использовался наточенный и оббитый заостренный кусок кости. Широко применялись деревянные дубины палки, копья, рогатины. Довольно эффектным копательным орудием была деревянная, заостренная на конце палка.

Древнеашелльские памятники широко распространены в Африке, на юге Евразии и Азии.

Археологические эпохи древнего палеолита резко не разделены между собой. В частности средний и поздний ашелль не отделены отчетливой гранью друг от друга.

Рубила становятся более тонкими, нередко делаются не из валунов и кусков, а из отщепов камня. Многие из них приобретают более правильные очертания, обрабатываются гораздо более тщательно, сплошь большими и мелкими сколами, а также ретушью. Их рабочий край прямой, более острый. Обычно он не целиком опоясывает рубило. Пятка, сохранявшая валунную корку исчезает. Значительная часть усовершенствованных таких рубил (бифасов) вероятно, закреплялось в деревянную рукоятку, а некоторые могли служить наконечниками охотничьим оружием – рогатин, копий. Приобретают также более правильные очертания многие кливеры и нуклеусы. Гораздо чаще встречаются скребла, скребки, сверла и др.

Наиболее ярко технический прогресс проявляется в леваллуазской технике обработки камня и в леваллуазских нуклеусах, отщепах и пластинах. Она заключалась в предварительной оббивке со всех сторон нуклеуса, перед тем как с него начинали скалывать отщепы и пластины, превращавшиеся затем в орудия. Благодаря этой технике были приданы правильные устойчивые очертания, часто напоминающие панцирь черепахи. В результате возникли запасы наполовину подготовленного материала.

Для древнего палеолита распространение техники леваллуа было крупным техническим переворотом исторического значения. Совершенствование орудийной производительности, совершенствование мастерства людей по изготовлению этих орудий, означало качественный сдвиг в развитии производительных сил.

Отжимная ретушь появляется почти одновременно с леваллуазской техникой скалывания отщепов и пластин с нуклеуса и представляет закономерное дополнение этой техники в той степени, в какой ударная ретушь служила неотъемлемой частью техники двустороненней обивки, техники производства бифасов. Это не значит, что ударная ретушь прекращается с появлением отжимной ретуши. Ударная ретушь и двусторонняя обработка продолжают свое развитие дальше, взаимодействуя и дополняя другие способы обработки камня.

Человек олдувайской и ашельской эпох уже ознакомившиеся с обработкой дерева, с раскалыванием и обивкой камня, приемами механического воздействия, как удар, резание, скобление и т.д.

Охота на крупных животных была основной формой хозяйства в первобытном обществе. Основными охотничьим оружием были деревянные дубины, копья и пики, метательные камни. Во время загонной охоты могло применяться поджигание степной местности. Охота давала мясо, стимулировала развитие орудийной и коллективной форм труда.

Однако основной пищей человека, по всей вероятности, были тогда плоды, орехи и корни – пища, унаследованная от животного состояния. Важнейшим и в тоже время простейшим орудием первобытного общества являлась все та же прямая деревянная копательная палка, заостренная, а в некоторых случаях для придания большей твердости обожженная на одном конце.

^ Мустьерская эпоха

Переход от ашельской к мустьерской эпохи совпадал с крупными изменениями природных условий, с развитием оледенения. Мустьерская археологическая эпоха получила название по археологическим находкам в пещере Ле Мустье, Франция. В оледени четвертичного периода можно выделить три фазы, или иначе - три ледниковых периода. Эти фазы получили название миндельского или лихвинского оледенения, рисского или днепровского оледенения и вюрмского или валдайского оледенения (последнего). Миндельское оледение недалеко отстоит от начала четвертичного периода и еще не было связано со значительным похолоданием. Это время обычно носит название ранне-ледникового. К миндельскому времени ототносятся, главным образом, памятники ашельской эпохи.

Рисское оледение, сменившее миндельское, имело значительно более широкое распространение и повлекло за собой резкое ухудшение климатических условий. Это время носит обычно название средне-ледникового; с ним совпадает в большой своей части мустьерская эпоха. В пределах распространения древнейшего оледенения на огромные пространства тянулись ледниковые пустыни. Температура на их поверхности всегда была ниже нуля, и жизнь для человека и животных была возможна лишь в областях, находящихся за пределами оледенения. В климате, животном и растительном мире этих областей произошли большие изменения. В связи с наступившим похолоданием вымерли и частично переселились на юг гиппопотамы, теплолюбивые виды слонов и носорогов. Их место заняли приспособленные к холодному климату мамонты и сибирские носороги. Фауна рисского времени была представлена также дикой лошадью, бизоном и пещерными хищниками – пещерным медведем, пещерным львом и др. впервые появились арктические, тундровые виды – северный олень, песец, росомаха.1

В южной Азии и в Африке в средне-ледниковый период климатические условия не были столь суровыми, как на севере, и отличались большой влажностью. Последнее, вюрмское или валдайское оледенение (позднее-ледниковое время) вызвало еще большее ухудшение климатических условий, чем рисское.

С неандертальским типом синхронен мустьерской период в развитии древнепалеолитической культуры. В конце ашелля и при переходе к мустьерской эпохе произошли существенные изменения в физическом строении человека. Архантропы эволюционировали в неандертальских людей (Homo sapiens – человека современного физического типа). Физическое строение неандертальцев было более совершенно, ближе напоминало физическое строение современного человека, в меньшей мере ограничивало трудовые действия. Неандертальцы были относительно неповоротливы ходьбе и беге. Кисть неандертальца была относительно крупной, очень мощной, грубой и неуклюжей, с широкими как бы обрубленными пальцами. Мощная мускулатура давала ей колоссальную силу захвата и удара. Вооруженное дубиной, это существо становилось страшным по своей разрушительной силе. Однако трудовые операции могли быть только очень простыми, требовавшими применения не столько ловкости и сноровки, сколько силы и напора.

При переходе от ашельской к мустьерской эпохе происходили изменения не только в физическом строении человека, но и в его технике, хозяйстве, образе жизни. Прежде всего, достигло более высокого уровня развитие техника раскалывания и вторичная обработка камня. Несколько усовершенствовалась техника обработки кремня. Ядрищу (нуклеусу), с помощью обивки и ретуши по краям, придавались более правильные очертания, приближающиеся к дисковидным. Отщепы, отколотые от дисковидного ядрища, вследствие этого были несколько тонкими, имели овальную или треугольную форму. Из тонких отщепов с помощью ретуши, которая тоже была несколько более тщательной, чем в ашельскую эпоху, изготавливались два основных типа кремневых орудий мустьерской эпохи – остроконечник и скребло. Широко распространялись и усовершенствовались (приобрели более правильную форму) нуклеусы леваллуа и откалывавшиеся от них отщепы и пластины. Леваллуазская техника стала доминировать. Из отщепов, отколотых от леваллуазских черепаховидных и от мустьерских дисковидных нуклеусов (ядрищ), изготавливалась с помощью вторичной обработки по краям (ретуши) большая часть каменных орудий мустьерской эпохи. Долгое время считалось, что в мустьерскую эпорху были только три основных каменных орудия: мустьерские остроконечники, мустьерское скребло и обрабатываемое с обеих поверхностей (маленькое рубильце позднеашелльского типа). Однако в настоящее время известно огромное количество изделий представляющих большие разновидности остроконечников, скребел, рубилец, зубчатых орудий, а также скребки, резцы, проколки и др.

В инвентаре многих мустьерских стоянок сохранилась традиция двусторонней обработки камня. Во многих стоянках Крыма найдено большое количество двусторонней обработки рубилец, по форме напоминающие шелльские и ашельские, но значительно более миниатюрных. Формы каменной индустрии в мустьерскую эпоху значительно более разнообразная, чем в предшествующее время, чаще других встречается скребло и остроконечник. Кремневые отщепы откалывались от дисковидного нуклеуса (ядрища).

Способ ударной ретуши в мустьерскую эпоху получил дальнейшее развитие – была изобретена контрударная ретушь. Новый способ заключался в том, что обработанное орудие помещали на каменную или костяную (наковальню) подставку и ударяли по нему деревянной колотушкой. Удар, передавался через орудие наковальне, возвращался орудию, и с его обрабатываемой части, обращенной к наковальне, отлетали чешуйки кремня.

Мустьерские скребла представляют собой леваллуазские и нелеваллуазские отщепы, по очертаниям близкие к овальным, треугольным и прямоугольным, обработанным по одному или по нескольким краям тщательной ретушью. Скребла преимущественно были скоблящими и режущими орудиями. Они, по-видимому, употреблялись при разделке туш убитых животных, выскабливании шкур, обработке костей и дерева. К скреблам примыкают лимасы: вытянутые, овально заостренные, отретушированные по опоясывающему краю изделия. Оба их конца слегка закруглены, а иногда превращены в настоящие острия. Они были режущими и скоблящими орудиями, а в отдельных случаях могли выполнять функции остроконечников. Некоторые из скребел, возможно, имели рукоятки из дерева.

Характерными орудиями мустьерской эпохи являются разные типы остроконечников, изготовляемых из отщепов, иногда имевшие ретушь по краям, короткие или удлиненные, симметричные и асимметричные. Общие их особенности – очертания, приближающиеся к треугольным и наличие острия на конце. Остроконечник обрабатывался с двух сторон и использовался в качестве ударного и режущего инструмента. Весьма вероятно, что при этом он прикреплялся к палке, и тогда получалось орудие вроде копья, либо привязывалось к рукоятке наподобие ножа. Они могли употребляться как ножи для резания мяса, кожи, дерева; как кинжалы, а особенно в качестве наконечников копий и рогатин, будучи скрепленным, с древком с помощью смолы и ремней.

Многие тысячи остроконечников и скребел, найденный в мустьерских стоянках, повторяют одну и туже форму. Несколько более совершенные по сравнению с шелльскими и ашельскими орудиями, они все же грубы и примитивны.

Важную категорию образовывали зубчатые орудия. Это отщепы неправильной формы, имеющие по краям, а также на конце выемку, несколько разновидностей выемок или серию мелких смежных выемок и зубцов, полученных с помощью ретуши, сколов, а иногда образовавшиеся в результате сработанности. Они могли служить для обтачки деревянных предметов, резания, пиления. Наряду с остроконечниками и скреблами особое место в мустьерской техники занимали маленькие двусторонне обработанные рубильца разных форм (бифасы). Они меньше ашельских, сделаны из отщепов, кусков и плиток камня. Они могли выполнять функции остроконечников, скребел, служить ударным орудием. К ним примыкают обработанные с обеих поверхностей удлиненные листовидные орудия правильных очертаний, служащие наконечниками копий, остриями и режущими орудиями.

Первобытное охотничье хозяйство достигло в мустьерскую эпоху несколько более высокого уровня развития. Увеличилось его значение по сравнению с собирательством. Это связано с улучшением орудийного производства, овладения огнем, изменением физического типа человека, и с изменением общего отношения развития и некоторой усложненности форм коллективного труда. Показателем развития охотничьего хозяйства являлись находимые во многих мустьерских стоянках большие скопления убитых на охоте животных – мамонтов, бизонов, диких лошадей, пещерных медведей и т.д. 1На охоте использовались такое оружие, как копья и рогатины с кремневыми наконечниками, хотя у большей части копий и рогатин острия для большей твердости, вероятно, просто обжигались на костре. Другим охотничьим оружием неандертальцев было бола – длинный ремень с каменным шаром или шарами, привязанными на его конце. Такое оружие до недавнего времени употреблялось некоторыми примитивными племенами Южной Америки во время охоты. Ремень накидывался на ноги бегущих животных, причем груз на конце ремня способствовал тому, что последний плотно обвивался вокруг ног животного и спутывал их. О существовании этого охотничьего оружия свидетельствуют находки во многих мустьерских стоянках шарообразных, обтесанных кусков камня. Иногда их обнаруживают лежащими по три вместе, как раз в том положении, в каком они должны были привязываться к ремню. Каменные шары могли образовывать составную часть и другого оружия – кистеня с короткой, гибкой оплетенной ремнем рукоятью.2 Однако все это оружие мало совершенно. Оно приносило пользу, главным образом, при охоте облавой, загоном, в котором принимало участие большое количество людей; в подобной охоте, возможно, применялись горящие факелы и поджигание окружающей местности. Такие способы охоты распространены у современных наиболее примитивных племен.

Охота давала неандертальцу обильный материал для поделок из костей, началось использование кости для производственных целей (наковаленки, ретушеры, острия), для изготовления мелких заостренных орудий.

Начало мустьерской эпохи относится ко времени когда в Европе еще был теплый климат (рисс-вюрмское межледниковье), но постепенно наступило ухудшение климата, и на позднейших этапах своей истории люди мустьерской эпохи, неандертальцы, жили в суровых климатических условиях ледникового периода, были современниками мамонтов, шерстистых носорогов, северных оленей.

Наиболее важным культурным приобретением позднеашельской и мустьерской эпох являлась выработка способов искусственного добывания огня. Несомненно, освоение огня стимулировалось процессом похолодания. О том, что выработку способов искусственного добывания огня следует, приурочить именно к мустьерской эпохе древнего палеолита, свидетельствует широкое распространение в мустьерских стоянках остатков костров скоплений золы и углей, обгорелых костей. Если бы жители мустьерской эпохи умели только поддерживать и использовать случайно полученный огонь, то при отсутствии оседлости, при холодном климате и сильных холодных ветрах, неизбежно было частое угасание огня, и потеря его навсегда для многих групп людей явилась бы гибелью.1

Можно предположить, что древнейший период в истории овладения человека огнем – период использования естественного огня, полученного в результате вулканических извержений или удара молнии в дерево, непрерывно его поддерживали и переносили с места на место.

Человек овладел техникой поддержания и переноса огня. Человек узнал, что огонь раздувается ветром, что он имеет такие естественные преграды, как вода, земля, скалы, что огонь необходимо поддерживать с помощью топлива и что с помощью топлива его можно переносить с места на место. Человек познакомился с теми породами дерева, которые больше всего тлеют и легче всего воспламеняются, могут служить трутом. Он научился с помощью древесных кусочков коры, сухой травы разжигать из тлеющих углей пламя.2 Эти открытия и накопленный опыт явились главной предпосылкой для перехода к добыванию огня. Можно предположить, что добывание огня путем трения дерева о дерево появляется в позднеашельское время, на рубеже ашелля и мустье и является древнейшим способом добывания огня. Вероятно, наиболее древнейшим и примитивным было выскабливание огня с помощью огневого плуга (производится с помощью деревянной палочки, которой водили, сильно нажимая, по лежащей на земле деревянной дощечке). В результате скобления получались тонкие стружки или древесный порошок. Вследствие трения возникала теплота; стружки или древесный порошок нагревались, а затем начинали тлеть. Их присоединяли к легко воспламеняющемуся труту и раздували огонь. Этот способ являлся быстрым, но требовавший больших усилий.

В качестве трута использовался высушенный древесный гриб Polyporus (Fomes) fomentarius до ХIХв и даже получил название «трутовик». На мезолитической стоянке Стар-Карр в Англии остатки такого гриба найдены вместе с кусками пирита.

Способы добывания огня, племен ХIХ в.: выскабливание огня (огневой плуг), выпиливание огня (огневая пила), высверливание огня (огневое сверло ряда разновидностей), высекание огня.1

В позднем палеолите возникает сверление кости, а в некоторых случаях и камня. Несомненно, существовало сверление дерева, а, следовательно, могло появиться огневое сверло в его простейшей форме, приводимое в действие ладонями рук. Этот способ в XVIII-XIXвв. был широко распространен у культурно отсталых племен Азии, Африки, Америки и Австралии. Огневое сверло состоит из деревянной палочки, которой сверлят лежащую на земле деревянную дощечку. В результате сверления очень быстро в углублении на нижней дощечке появлялся дымящийся и тлеющий древесный порошок, который высыпали на трут и раздували в пламя. Простое огневое сверло приводилось во вращение ладонями обеих рук.

Высекание огня может производиться ударами камня о камень, ударом камня о кусок железной руды (серный колчедан, иначе – пирит) и, наконец, ударом железа о кремень. В результате получались искры, которые попадают на трут и воспламеняют его.

Освоение огня явилось одним из важнейших этапов на пути развития человечества. Огонь давал человеку постоянную и надежную защиту от холода и от диких зверей, сделал человека независимым от климата, позволил ему расселиться по поверхности земли, во много раз расширил источники его питания. Огнь сыграл важнейшую роль в изготовлении орудий труда, в развитии способов первобытной охоты и рыбной ловли.2

Мамонт был одним из основных объектов охоты неандертальцев. Мамонт давал человеку большое количество мяса, подкожного жира, шерстяную шкуру, кости. Но успех охоты на него зависел от случайного стечения обстоятельств. Ловкость охотника и совершенное на то время оружие играли сравнительно небольшую роль. В мустьерскую эпоху практиковалась охота на птиц и ловля рыбы, особенно лосося.

Неандертальцы заселяли пещеры, что в значительной мере было обусловлено похолоданием, падающим на рисское или днепровское время. Скальные навесы на только защищали людей от холода и ветра; они защищали от ветра горевшие под ними костры. Жили также и под открытым небом, искусственно возводимых жилищах. На Украине, на стоянке Молдова – 1, открыты круглая выкладка из костей мамонта остатки жилища, по–видимому, устланного шкурами зверей. На стоянке Трекассаи во Франции на аллювиальных почвах или песке обнаружены следы дюжины хижин, разбросанных на площади в 50га. Повсеместное распространение скребла, служившего для обработки шкур, свидетельствует о широком их использовании, в том числе в качестве одежды. Однако сшивание шкур с помощью иглы относится, по-видимому, к достижению верхнего палеолита. Огонь для неандертальцев стал постоянным спутником.

Заключение

Многообразие форм орудий в эпоху мустье и наличие открытых в основном за последние годы многочисленных вариантов мустьерской культуры доказывают значительное усложнение исторического процесса задолго до наступления верхнего палеолита.

Подъем производительных сил сказался, прежде всего в возникновении новой техники обработки камня. Усовершенствовалась техника скола: вместо скалывания грубых пластин с дисковидных мустьерских нуклеусов теперь откалывались от правильно граненных призматических нуклеусов длинные, тонкие и соответственно легкие пластины, подвергавшиеся затем вторичной обработке сколом и тонкой ретушью. Новый способ требовал меньшего количества камня для изготовления орудий, он давал охотникам, имевшим небольшие запасы кремня передвигаться в районы, где не было природных запасов кремня для изготовления орудий. Новая техника позволяла создать специализированные орудия – скребки, резцы, острия с затупленным краем, скобели, ножи, острые и легкие наконечники метательных копий.

Многие из каменных орудий позднего палеолита стали употребляться с деревянными и костяными рукоятками или в оправах. Началось широкое распространение составных орудий, что также являлось важным этапом в развитии первобытного производства.

Наряду с камнем в употребление широко вошли кость и рог, из которых изготавливались шилья, иглы с ушком, наконечники мотыг, лощила, кирки, наконечники копий и дротиков, копьеметалки (дощечки с упором, увеличивавшие дальность полета копья почти вдвое). Более пластичный, чем камень материал позволил изготовлять зазубренные наконечники гарпунов (метательные орудия употреблялись для охоты и рыбной ловли).

С появлением более совершенного охотничьего оружия охота достигла высокой ступени развития. Об этом свидетельствует большое скопление на отдельных позднепалеолитических поселениях костей животных, часто крупных, стадных – мамонта, дикой лошади, северного оленя. Так, в Пржедмосте (Чехославакия) найдено свыше 40тыс. орудий и вместе с костями других животных остатки приблизительно 800-1000 мамонтов. По-видимому, в это время наивысшего развития достигла коллективная охота загоном. Охота теперь приносила значительную обеспеченность средствами существования.

В качестве жилищ люди продолжали использовать пещеры, но наряду с ними распространялись большие искусственные жилища – наземные и землянки. Такие жилища известны с мустьерской эпохи. Но наибольшее распространение произошло только в верхнем палеолите. Некоторые из раскопанных землянок достигали больших размеров (до 200м в кв.) стены их укреплены камнями, а кровля была, вероятно, конической формы и состояла из жердей покрытых ветвями и шкурами. В позднем палеолите широко распространились жилища с каркасом из костей животных. Жилище, вскрытое на поселении Костенки (под Воронежем) имело 35м в длину и 15-16м в ширину; по его центральной оси было расположено 9 очагов. Наряду с большими жилищами целой общины существовали жилища меньшего размера, группировавшиеся в поселки.

Широкое распространение жилищ к концу позднего палеолита объясняется тем, что на смену мягкого климата рисс-вюрмского межледникового периода пришло вюрмское похолодание. С этим была связана эволюция одежды, а отсюда костяные иголки, человек в это время научился шить. Сшитые шкуры зверей служили одеждой и употреблялись для покрытия жилищ. К концу эпохи позднего палеолита наряду с обогревавшими жилище очагами, появляются специальные осветительные приборы, подобные употребляемым эскимосами, чукчами и коряками – это лампы из камня, в выдолбленном углублении которого помещался жир и фитиль.


ЛИТЕРАТУРА


  • Алексеев В.П. Становление человечества / В.П. Алексеев. –М.: Политиздат, 1984. – 462с.




  • Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества / П.И.Борисковский. – 2-ое изд., перераб. и доп. - Л. : Наука, 1979. – 240с.




  • Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 140с.




  • Першиц А.И., Монгайт А.Л., Алексеев В.П. История первобытного общества: [Учебник для ист. фак. вузов] / А.И. Першиц, А.Л. Монгайт, В.П. Алексеев. – 3-е изд. переработанное и доп. – М.: Высш. школа, 1982. – 223с.




  • Семенов Ю.И. На заре человеческой истории / Ю.И. Семенов. – М.: Мысль, 1989. – 319с.




  • Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 361с.


1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 17с.

2 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 17с.

1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 17с.

2 Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 13 с.

3 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 19с.


3


1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 19с.

2 Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 83 с.

3 Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 87 с.

1 Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 128 с.

2 Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 129 с.

3 Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 150 с.


1 Алексеев В.П. Становление человечества / В.П. Алексеев. –М.: Политиздат, 1984. – 129 с.

2 Семенов Ю.И. На заре человеческой истории / Ю.И. Семенов. – М.: Мысль, 1989. – 60 с.

3 Семенов Ю.И. На заре человеческой истории / Ю.И. Семенов. – М.: Мысль, 1989. – 60 с.

1 Семенов Ю.И. На заре человеческой истории / Ю.И. Семенов. – М.: Мысль, 1989. – 62 с.

2 Алексеев В.П. Становление человечества / В.П. Алексеев. –М.: Политиздат, 1984. – 132 с.

1 Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 37 с.

2 Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества / П.И.Борисковский. – 2-ое изд., перераб. и доп. - Л. : Наука, 1979. – 55 с.

1 Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества / П.И.Борисковский. – 2-ое изд., перераб. и доп. - Л. : Наука, 1979. – 56 с.

2 Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 11 с.


1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 18 с.

1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 18 с.


1 Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества / П.И.Борисковский. – 2-ое изд., перераб. и доп. - Л. : Наука, 1979. – 59 с.


1 Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества / П.И.Борисковский. – 2-ое изд., перераб. и доп. - Л. : Наука, 1979. – 60 с.

2 Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества / П.И.Борисковский. – 2-ое изд., перераб. и доп. - Л. : Наука, 1979. – 62 с.

3 Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества / П.И.Борисковский. – 2-ое изд., перераб. и доп. - Л. : Наука, 1979. – 63 с.

1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 24 с.

1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 30 с.

2 Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке / С.А. Семенов. – Л.: Наука, 1968. – 131 с.

1 Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества / П.И.Борисковский. – 2-ое изд., перераб. и доп. - Л. : Наука, 1979. – 68 с.

2 Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества / П.И.Борисковский. – 2-ое изд., перераб. и доп. - Л. : Наука, 1979. – 70 с.

1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 49 с.

1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 67 с.

2 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 68с.

1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 51 с.

2 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. –53 с.

1 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 53 с.

2 Борисковский П.И. Начальный этап первобытного общества / П.И. Борисковский. – Л. : Ленинградский государственный орден Ленина университета им. А.А. Жданова, 1950. – 58 с.



Скачать файл (195.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации