Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Курсовая работа - Социология права - файл 1.rtf


Курсовая работа - Социология права
скачать (533.3 kb.)

Доступные файлы (1):

1.rtf534kb.16.11.2011 00:38скачать

содержание
Загрузка...

1.rtf

1   2   3
Реклама MarketGid:
Загрузка...
^ ГЛАВА II. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ СОЦИОЛОГИЯ ПРАВА

2.1. Социология права в России: историко-содержательный аспект

Видные теоретики русской социологической школы права - такие, как, например: Н.И. Кареев (1850-1931 гг.), Б.А. Кистяковский (1868-1920 гг.), М.М. Ковалевский (1851-1916 гг.), Н.М. Коркунов (1853-1904 гг.), П.И. Новгородцев (1866-1924 гг.) и др. внесли весомый вклад в развитие правовой мысли. Они пытались выработать социологическое понятие права (методологические основы; право, как разграничение интересов: право как правоотношения и др.) путем обращения его к изучению жизни; раскрыть исторический генезис; исследовать законы конкретной группы социальных явлений. Эти положения нашли, например, воплощение в трудах М.М. Ковалевского “Социология”, Б.А. Кистяковского “В защиту права”, Н.И. Кареева “Общие основы социологии”, Н.М. Коркунова “Русское государственное право” и др.

Интересные идеи в области социологии права высказал Б.А. Кистяковский, философ права и социолог либерального направления, профессор Киевского университета. В своих трудах он уделил большое внимание таким актуальным методологическим проблемам, как детерминизм социальных отношений, значение и роль правовых норм, вопросы образования категорий социологии и права. Б.А. Кистяковский предстает в своих трудах сторонником формального юридического метода в правоведении. Вместе с тем он стремился обосновать системный подход к пониманию права, который включал бы в себя также и идеи социологической и психологической школ права.

Русский профессор Н.М. Капустин связывал с действием права в обществе создание благоприятных обстоятельств для жизнедеятельности людей. Формирование таких условий он видел через достижение примирения принципов равенства и свободы. Развивая его такой взгляд, А.М. Горовцев доказывал, что право осуществляет в основном функцию соединения интересов всех представителей общества, независимо от их сословного положения. Тем самым потенциал права им связывался с защитой принципов гуманизма.

Близкую позицию по этому вопросу занимали такие русские ученые, как Е.В. Спекторский (1873-1951), до революции 1917 г. ректор Киевского университета, а затем профессор Русской православной академии в Нью-Йорке, а также Б.Н. Чичерин (1828-1904). Так, например, Н.В. Спекторский(«Христианство и культура») убедительно показал особо положительное воздействие христианства на все сферы общественной жизни, а также на развитие государства, правосудия и духовного мира личности. Он связывал правовое поведение личности с ее духовными ценностями, прежде всего, такими христианскими, как долг, справедливость, сострадание и др. Другой отечественный ученый - Б.Н. Чичерин, специалист в области философии и социологии права, активно выступал против натурализма в юриспруденции, который имел место на Западе. Суть такой позиции он и его сторонники обосновывали спецификой развития русского государства, его права, тесной их связью с христианскими положениями, особенно православием. Такая идея нашла обоснование и развитие в труде Б.Н. Чичерина “Философия права”. Кроме того, в работе обращено внимание на связь правосознания с конкретными поведенческими линиями различных людей.

Вместе с тем в ряде его положений нельзя не заметить элементы позитивистского подхода в области природы прав человека, взаимоотношений между государством и личностью. Согласно этому подходу, права человека, их объем и содержание определяется государством, которое “дарует” их человеку, осуществляя по отношению к нему патерналистические функции. “В здравой теории, - отмечал Б. Чичерин, - также, как и в практике, свобода только тогда становится правом, когда она признается законом, а установление закона принадлежит государству”.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что другой известный русский правовед Н.М. Коркунов довольно резко критиковал позитивистскую позицию в области прав личности. Он отмечал, что для такого учения личность сама по себе не представляет ценности. Согласно данной теории, утверждал Н.М. Коркунов, “прочный и твердый общественный строй установится лишь тогда, когда будет подчинять себе стремление отдельных личностей с такой же безусловностью и беспощадностью, как законы природы”.

Оригинальные идеи в области социологии права высказал известный русский исследователь В.С. Соловьев (1853-1900). Он обратил внимание в дискуссии со славянофилами на то обстоятельство, что право необходимо для успешного функционирования общества. Это положение В.С. Соловьев противопоставил славянофильской идее о ненужности права для некоторых благословенных Богом народов. Наряду с этим, В.С. Соловьев обратил внимание на связь права и нравственности в обществе. Роль права в человеческой жизни, по его взгляду, предстает прежде всего в свете его высшего идеального предназначения. Согласно позиции В.С. Соловьева, высшая задача права в государстве сводится к служению нравственному прогрессу в обществе, необходимости помогать распространению среди людей морали.

Подобные взгляды разделял, а затем и развил философ и правовед П.И. Новгородцев (1866-1924). Он обратил внимание на то, что личность и общество связаны между собой правом. При этом личность, включаясь в систему социальных отношений, имеет не только определенные притязания, но несет и конкретные обязанности. П.И. Новгородцев, раскрывая соотношение прав и обязанностей личности в обществе, подчеркнул их связь с господствующей в нем нравственностью. Именно нравственность объединяет людей в духе солидарности и единства. Вместе с тем он отстаивал положение (в фундаментальном труде “Об общественном идеале”) о детерминизме права в обществе, а само право связывал с элементами равенства и свободы'. Следует также отметить, что П.И. Новгородцев внимательно изучил роль этнического начала в психолого-правовой концепции известного правоведа Л. Петражицкого. Он дал всестороннюю оценку ей в критической работе “Этнический идеализм в правовой философии” (1903 г.) Наряду с этими вопросами, русский ученый обратил внимание на проблему построения правового государства. Он отметил весомый теоретический вклад в решение такой сложной социолого-правовой и философской проблемы представителей славянофильства (А.С. Хомякова, Ю.Ф. Самарина, К.С. Аксакова и др.), а также и Ф.И. Достоевского. Вместе с тем, развивая свою собственную позицию, он обратил внимание на следующее. Основой государственного единства выступает национальная культура, а также национальные святыни, идеалы истины, добра и красоты, а не этническое или хозяйственное объединение.

Правовое государство, по мнению ученого, высшей своей целью ставит защиту человеческой свободы. Однако признать это в качестве доминирующей цели государства люди могут, только глубоко осознав отношение свободы к высшим ценностям жизни, какими являются христианские ценности. Многие идеи П.И Новгородцева плодотворно развивались такими исследователями, как И.А. Ильин, Б.П. Вышеславцев, Н.Н. Алексеев, Г.М. Кагков, Г.В. Флоровский и др.

Особое место в развитии отечественной социологии права занимает Л.И. Петражицкий (1867-1931), известный петербургский теоретик права, депутат I Госдумы, эмигрировавший из России в Польшу в 1918 г.

Значительное общественное признание и дискуссии среди российских правоведов, философов и социологов вызвал его труд (и приложение к нему) “Права добросовестного владельца на доходы с точки зрения догмы и политики гражданского права”. Основу права и движущий источник его развития, по Петражицкому, составляет психология личности. В комплексном виде она представляет собой следующее. Основными движущими силами действия личности и различных социальных групп в обществе являются психические переживания. Они представляют собой эпицентр общественной деятельности людей. При этом одна область таких психических переживаний, а именно - познания и чувства, принадлежат к “пассивным” состояниям познающего субъекта.

Другими (по своему содержанию) выступают “активные переживания”, волевые акты, направленные на пассивный субъект переживаний. Чаще же, согласно позиции Л. Петражицкого, существуют переживания с двойственным характером - эмоционально-волевые, или просто “эмоции”. По его мнению, именно эмоции выступают в качестве причины, определяющей поведение человека к внешнему миру.

Особое внимание ученый уделяет этическим переживаниям, которые лежат в основе моральных и правовых переживаний. Отсюда у Л. Петражицкого и специфическая, преимущественно с позиций субъективизма, трактовка правовой нормы, являющейся, по его мнению, этическим переживанием. Наряду с этим, он подчеркнул, что правовая норма имеет двустороннее свойство, носит императивно-атрибутивный характер, т.е. предстают в виде единства между обязанностями и претензиями.

Значительную роль сыграл в развитии социологии права Г.Д. Гурвич (1894-1965), русский и французский социолог и философ; с 1920 г. эмигрант, а с 1948 г. возглавивший кафедру социологии в Сорбонне. Он выдвинул и обосновал концепцию о том, что право представляет собой попытку реализации идеи справедливости в конкретной общественной системе. Наряду с этим, он очертил содержание и специфику ряда проблем, которые, по его взглядам, должны выступать в качестве предметной области социологии права. К ним Г.Д. Гурвич относил: проблемы микросоциологии права, понимаемую в качестве различных взаимоотношений людей, в которые они вступают по поводу данного юридического факта; правовые проблемы различных социальных групп, вопросы генетической социологии права, выдвигающей закономерности и тенденции развития права и факторов, детерминирующих их развитие и упадок; проблемы типологизации правовых норм, призванных сохранять общественную жизнь как систему и ее различных сфер: экономическую, политическую, духовную, социальную. Эти и другие идеи социологии права, поднятые Г.Д. Гурвичем, повлияли на последующие поколения исследователей, занимающихся важными проблемами данной науки и смежных с ней дисциплин.

Ряд оригинальных теоретических идей, преимущественно методологического характера, высказал по проблемам социологии права В М Хвостов (1868-1920). Известный русский социолог и правовед полагал, что в основе социальной жизни лежит плюрализм сил (онтологический дуализм) или закономерностей, оказывающих воздействие на все общественные явления. К таким закономерностям он, в частности, относил: стихийно-естественные, психические, свободно-целеполагающие, правовые. Поэтому и оценка этого дуализма, а также изучение многообразных форм конфликтов в обществе (стихийными и организованными, личными и групповыми, например) предстает как важнейшая задача социологии права. Сущностью общественной жизни, по взглядам В. М. Хвостова, является сложное духовное взаимодействие между людьми. Вместе с тем, основные вопросы общественной жизни им выделялись такие, как: природа общественного идеала, учение о личности и социальных группах, развитие культуры, в том числе и правовой. Выявляя закономерности социальных процессов, исследователь обратил внимание на роль межиндивидуального духовного общения. Именно в ходе его, как считал В.М. Хвостов, осуществляется творчество культурных ценностей - логических, моральных, эстетических и правовых, проявляющихся в бытии.

Отечественные исследователи в области социологии права пристальное внимание уделяли роли государственной власти. При этом такие ученые, как, например, Ильин И.А. Соловьев В.С. Бердяев Н.А. подчеркивали, как внутренние, так и внешние функции государства, вскрывая их правовой и нравственный аспекты. Замечательный русский ученый Ильин И.А., подчеркивая насущную потребность концепции сильного государства в развитии всех сторон жизни российского общества, видел одновременно и реальные сложности реализации такой проблемы. Их он связывал с конкретно-историческими условиями развития России: ее культурой, психологией людей, уровнем развития правосознания в стране, традициями и обычаями Ильин И.А. обращает внимание на следующее: “Однако идея “сильной власти” совсем не так проста и глубоко продумана. Она окружена соблазнами. Она может неверно истолковываться, противоправно строиться и дурно применяться в жизни. Здесь необходима, - подчеркивает он, - большая предусмотрительность и ясность в определениях”.

Другой отечественный ученый Соловьев В.С. также исследовал положения о важной созидательной роли государства в развития общества, его движению к прогрессу, а также интернационализации народов планеты. “Без государства, - отмечает известный философ, - невозможен был бы (культурный прогресс человечества, основанный на сложном сотрудничестве кооперации) многих сил”.

Характерно при этом, что идеи российских ученых прошлого обращали внимание на социальную значимость всех ветвей государственной власти, связывая ее с благом общества. Так, Соловьев В.С. подчеркивал: “Ясно, что эти три различные ветви власти - законодательная, судебная и исполнительная при всей необходимой раздельности (дифференциации) не могут быть разобщены.., так как имеют одну и ту же цель: правомерное служение общему благу”.

Таким образом, представители отечественной социологии права значительное внимание в своих трудах уделяли следующим важным аспектам: связи правовых отношений с нормами и принципами российского права, соотношению правового и нравственного сознания в жизни страны на рубеже ХIХ-ХХ веков, вскрытию социальной роли различных ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной) в процессе сложного и противоречивого развития страны. Необходимо заметить, что видные российские правоведы, философы и социологи того периода внесли значительный вклад в гуманитарную европейскую мысль в области социологии права, способствовали ее последующему приращению знаний.


^ 2.2. Социология права в условиях советского и постсоветского развития общества

В первые годы существования советской власти социологический характер правоведения получил специфическое развитие. В то время исследователи высказывают суждения о сложности и многоаспектности права как общественного института.

Так, известный правовед П.И. Стучка придавал исключительно большое значение правовым отношениям, подчеркивая их первенство перед нормами и правосознанием. Иными словами, он отдавал преимущество конкретной форме права перед его абстрактными формами. Подобная позиция по своей сущности представляет крайность. Вместе с тем отмеченный аспект его концепции явился отражением сложившихся реальных отношений в обществе. А именно - низкой эффективностью нормативного элемента правовой системы советского государства. Такая ситуация обусловлена, во-первых, тем, что в условиях революции многие новые виды общественных отношений не получили адекватного периодического отражения в законах; во-вторых, - не совершенством, а стало быть малой продолжительностью существования уже изданных законов.

Другой видный представитель теории права того периода Е.Б. Пашуканис предпринял попытку комплексного анализа генезиса правовой формы. В своем труде “Общая теория права и марксизм” он выясняет механизм детерминации права материальными отношениями. Наряду с этим, представляют определенный интерес взгляды Е.Б. Пашуканиса о том, что для раскрытия объективного существования права явно недостаточно только знать его нормативное содержание. Он обращал внимание на необходимость именно функционирования такого нормативного содержания в реальных общественных отношениях. Между тем ситуация, отмечал он в своем труде, при которой нормы закона не реализуются в правоотношениях, свидетельствуют лишь о попытке создать право. Однако в реальной практике она не осуществилась.

В 20-е годы наряду с П.И. Стучкой и Е.Б. Пашуканисом, взгляды которых отражали социологическую направленность теории права, заслуживают внимания положения в этой области И.П. Разумовского. В его позиции проявляется тенденция к единому раскрытию правового феномена и как сферы императивного (нормативного институализированного образования) и как области реального. Иными словами, право им связывалось с функционирующими общественными отношениями, первичными среди которых выступают материальные, а их основой производственные.

Вместе с тем, оценивая состояние научно-исследовательской мысли 20-х годов в истории нашего государства, следует избегать крайности о господстве социологического подхода к анализу правовых явлений. Можно лишь утверждать о тенденции преобладания социологического направления, учитывая серьезные трудности объективного и субъективного характера. Весьма значительная из них заключалась в имевшем место в общественном сознании нигилистическом отношении к праву. Это было обусловлено весьма однолинейными, упрощенными и скоротечными путями развития социализма и о классовой “буржуазности” любого права. Необходимо также иметь в виду то, что специфика понимания роли товарно-денежных отношениях в условиях построения социалистического общества, особенно резко менялась в 20-30-е гг. Ряд ученых и государственных деятелей предопределяли и соответственное отношение к праву, крайняя форма проявления которого выражалась в отрицании права как самостоятельного общественного явления. В рассматриваемый период только еще зарождались первые ростки понимания права как сложного феномена, включающего единство норм, правоотношений и правосознания.

Между тем реальная практика того времени в стране свидетельствует об ослаблении внимания к анализу особенностей юридических норм и формальных источников права, непомерно возвеличило значение “революционного правосознания”. Постепенно стала складываться ситуация в обществе, при которой из теории удалялась научная дискуссия и творческая мысль, а авторитарные суждения и оценки стали носить характер непререкаемых истин. Теоретическая борьба мнений в философии, праве, социологии и других науках того времени фактически переросла в борьбу политическую. В тот исторический период шел постепенный процесс складывания культа личности в стране. В подобных условиях развития общества и его науки представители подходов, не укладывающихся в рамки подчинения права “культу личности” были объявлены врагами народа. К ним были отнесены П.И. Стучка, Е.Б. Пашуканис, Я.А. Берман и др. Между тем именно они и их сторонники, выступая против догматизации правоведения, активно призывали к социально-экономическим исследованиям государственно-правовых явлений и процессов. Таким образом, высыпая с новаторских позиций в области социологии права, они вскрывали теоретическую несостоятельность догматических взглядов, оправдывающих складывание в условиях культа личности в стране авторитарную систему руководства всеми общественными отношениями.

В 30-е годы, в условиях господства в нашем государстве командно-административной экономики, развитие права, в том числе и социологии права, было подчинено жесткой политике культа личности. Теоретически оправдывалась ярко выраженная этатическая трактовка права. Так, на основе постановления Президиума ВЦИК СССР “О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов” (от 1 декабря 1934 г.) предусматривалось сокращение сроков следствия по таким делам, допускалось рассмотрение дела без участия прокурора и адвоката, исключались обжалование приговоров и подача ходатайств о помиловании. Следует также отметить, что дела лиц, привлекаемых к уголовной ответственности на основе обвинений политического характера, рассматривались вне судебного порядка с применением высшей меры наказания. Учитывая значительное число именно такого рода дел, наказание осуществлялось по спискам.

Создание подобных законов в 30-е годы в СССР представляло идеологически замаскированный произвол, теоретически оправданных с позиций извращенного нормативистского правопонимания. Оно предполагало, во-первых, признание абсолютного примата государства над правом, во-вторых, относительно самого права примат нормы над правоотношением. В результате такой трактовки право перестало восприниматься как живая практика деятельности людей. Юристы же, в свою очередь, не познавали противоречия жизни и ее закономерности, а ограничивались исследованием только текстов законов.

Догматистско - бюрократическому правопониманию противопоказан системный анализ социально-экономических истоков, объективных факторов и детерминантов правового развития. Такой подход по своей сущности не анализировал воплощение юридических норм в многообразной общественной практике, поступках и поведении личности. Сам же закон фактически фетишизировался, а проблема правомерности и его эффективности со стороны государства представлялась немыслимым. Точно так же, как и анализ того, в какой степени реально законодательство отражает волю общества. Кроме того, законы такого характера и направленности вступили в противоречие с действительными объективными потребностями развития советского общества, стремлениями его народа, создавали перманентную социальную напряженность, обуславливали необходимость в особом аппарате насилия. К тому же надо было обеспечить соответствующее идеологическое оправдание созданному общественному порядку. В правовой науке подобную роль вполне успешно выполняла догматическая концепция права. В обстановке, когда в политической сфере общества право по существу было узурпировано в лице командно-бюрократической системы во главе с культом личности И. Сталина, а в теоретической сфере торжествовал дух схоластики и догматизма, стало преобладающим комментаторское мышление, оправдывающее авторитаризм.

В сложившихся реальных условиях дело дошло до того, что слова “социология”, “социологический” стали носить предосудительный характер, связываться с буржуазным мировоззрением. Критика же даже рациональных аспектов западной социологической школы нрава в 30-е годы в СССР приобрела значительные размеры. Проявлением этих негативных аспектов развития права явились показательные процессы 30-х годов над сторонниками сфабрикованных “врагов народа”, главным обвинителем на которых выступал А.Я. Вышинский. Именно он являлся активным сторонником подчинения права интересам социалистического государства А.Я. Вышинский, занимавший несколько лет пост Генерального прокурора СССР, внес в правовую науку немало ошибочных и теоретически путанных положений. В его работах, в частности, по проблеме истина в правосудии, а также гносеологическим вопросам права, системе доказательств высказываются субъективистские положения: они противоречивы и непоследовательны. Он писал: “В 1937 году... я защищал позицию, отражавшую целесообразность и возможность предъявлять суду требования установления абсолютной истины, потому что “условия судебной деятельности ставят судью в необходимость, решать вопрос не с точки зрения абсолютной истины, а с точки зрения максимальной... тех или иных фактов, подлежащих судебной оценки”. Я и сейчас держусь этой же точки зрения”.

В послевоенный период, особенно в связи с развенчанием культа личности в СССР, с середины 50-х годов обстановка в науке, в том числе и развитии социологии права, меняется в лучшую сторону. Характерным в рассматриваемый период времени стало внимание ученых к такому феномену, каким выступает субъективное право. Интересны и плодотворны были идеи, высказанные исследователями тех годов по таким вопросам, как сложности содержания и структуры юридической надстройки: необходимости включения в нее, кроме норм, также и правоотношений, толковавшихся как реализации правовых норм, социологического подхода к правосознанию и его роли в обществе и т.д. Эти и другие положения нашли отражение в работах М.П. Каревой, С.Ф. Кечекьяна, В.П. Казимирчука и др.

Нельзя не отметить особую роль в преодолении догматизированного подхода к социальной роли права позицию А.А. Пионтковского и его сторонников. Она концентрируется прежде всего вокруг идеи единства права и правоотношений, и выражала стремление найти разносторонний подход к трактовке права через осмысление его не только в объективном, но и в субъективном смысле. Подобный путь - усиления внимания к анализу правоотношений, как права в его реализации, свидетельствует не просто о расширении правопонимания, а о постепенно наметившейся тенденции социологического подхода к исследованию права. И это несмотря на то, что в правоведении еще оставались достаточно устойчивыми взгляды узконормативной трактовки права.

В 60-70-е годы XX столетия в СССР исследованиям социальной проблематики права был дан мощный импульс. Труды ученых концентрировались на анализе таких актуальных проблем: социальная природа права: право и социальная действительность; характер и специфика социологических исследований в праве: право и социология: теоретические вопросы социологии права; социальный механизм действия права и др. Однако в дальнейшем исследовательская работа в этом направлении постепенно стала сворачиваться. Разросшийся командно-бюрократический аппарат советского государства на всех уровнях власти, произвол во всех сферах общественной жизни, равнодушие и аморализм, пронизывающие отношения между людьми, пренебрежительное отношение к социальному опыту стали тормозом развития страны. В этих условиях юридическая форма нередко наполнялась неправовым, а зачастую и открыто противоправным содержанием. Она характеризовалась волевым началом ряда носителей государственно-властных полномочий. Интересы же народа, различных социальных групп, либо декларировались, либо подменялись узкоправовыми и узковедомственными интересами. Принуждение, административный нажим, ставка на силу, “телефонное” право и т.д. все в значительной степени характеризовали общественные отношения в стране. Сложившаяся обстановка в политико-правовой надстройке советского общества в тот период, особенно в 70-х начале 80-х годов, не могла негативно не отразиться на состоянии правовой науки. В ней поддержку со стороны командно-административного руководства получали различного рода схоластические теории, аморфные по своему содержанию и направленности. В то же время новаторские идеи конструктивного характера не поощрялись.

Однако со второй половины 80-х годов ситуация в правовой науке постепенно стала меняться в лучшую сторону. Характерно, что в условиях плюрализма мнений, о которых активно стали говорить в советском обществе того периода, стало появляться немало дискуссионных работ, в которых раскрывались актуальные проблемы теории и юридической практики. К ним необходимо отнести: конкретные исследования и развито социологии права: эффективность правовых норм в обществе; социология уголовного права: конкретно-социологические исследования и их роль в праве и др. Примечательно также, что в эти годы появились переводные труды известных зарубежных социологов права (Ж. Карбонье, К. Кульчар, Я. Квашневский и др.), раскрывающие актуальные аспекты юридической теории и практики с учетом опыта различных государств.

В условиях современного развития российского общества, в результате слома командно-бюрократической системы руководства страной, существует благоприятная тенденция о постепенном переходе юриспруденции на более высокий виток развития. При этом необходимо иметь в виду, что формирование новых экономических отношений в российском государстве вряд ли возможны без глубокой реформы всей правовой системы. А это обстоятельство предполагает необходимость значительной трансформации и в науке права, призванной теоретически обосновать динамику процессов всех сторон экономической сферы общества.

Вместе с тем следует отметить, что без глубокого анализа социологических закономерностей права невозможно дать теоретическое обоснование и раскрыть эффективную и перспективную программу реализация реформы политической системы российского общества. Между тем ее важными задачами выступают: укрепление законности и правопорядка; блокирование возможности узурпации власти, различного рода злоупотреблениями обеспечение надежных гарантий конституционных прав и свобод 1раждан, четкое разграничение исполнительной, законодательной и судебной властей и их успешное функционирование и др.

Наряду с решением этих вопросов, необходимо подчеркнуть, что без исследования социологических аспектов права вряд ли возможно сформировать правовое государство. Причем сущностной характеристикой такого государства должно стать верховенство и торжество закона, действительно выражающего волю народа. Это характеризует такое состояние общества, при котором гражданин несет ответственность перед государством, а, в свою очередь, государственная власть, действуя на подлинно правовой основе, несет ответственность перед его гражданами. Необходимо заметить, что юридический статус граждан, их права и свободы коренятся в системе общественных отношений, а право адекватно отражает и обеспечивает то, что сформировалось в противоречивой жизни. Однако в общественном сознании россиян продолжают иметь место представления о правах граждан как благодеянии власти, что свидетельствует о непонимании действительных связей, существующих между личностью, обществом, государством и правом.

Социология права современного российского общества переживает процесс складывания. Он протекает противоречиво, нередко болезненно. Однако такой этап необходимо пройти в науке. На этом пути нельзя недооценивать сложностей и в границах самой юриспруденции. К ним следует отнести: уход от глубокого и всестороннего анализа реальных противоречий сфер жизни переходного этапа российского общества; принижение общественных качеств права (верность принципам гуманности и справедливости, соответствие потребностям и интересам народа) в сторону соображений административной целесообразности; стремление свести социологию права только лишь к конкретно-социологическим исследованиям различных сторон правовой жизни; увлечение учеными-юристами текстами нормативных актов, их формулировками вместо реального воплощения в жизнь законоположений.

Таким образом, современное состояние социологии права в России требует объективно решения ряда ключевых проблем. Приоритетной среди них выступает коренная переориентация правопонимания, принципиальное изменение самого подхода к познанию права. Его сущность заключается в следующем. Необходимость перехода на практике от понимания права как состоящего из совокупности изданных государством - актов фактически застывшего феномена - к его осмыслению как динамичного, сложного системного образования. И именно такого, которое детерминировано реальными и сложными социально-экономическими факторами и условиями, характерными для конкретно общественного состояния и его развития.

^ ГЛАВА III. ЗАРУБЕЖНАЯ СОЦИОЛОГИЯ ПРАВА: СОДЕРЖАНИЕ И СПЕЦИФИКА

3.1. Социология права в Европе: генезис и эволюция развития

Зарубежная социология права имеет свои исторические корни. Она неразрывно связана с развитием социологической мысли XIX и начала XX веков. Постепенно на этом этапе исторического развития сама теория права утрачивает свой целостный характер. Она дифференцируется на “общую теорию права”, “философию права” и “социологию права”. Однако процесс подобного эволюционного развития в науке нельзя представлять упрощенно и однолинейно. Следует прежде всего обратить внимание на то, что ряд важных аспектов социологии права в значительной степени опосредовано, преимущественно на методологическом уровне, обнаруживаются в трудах основателей социологии О. Конта (1798-1857) и Г. Спенсера (1820-1903).

Французский ученый О. Конт известен прежде всего как родоначальник позитивистской философии и позитивистской социологии. Его основные труды: “Курс позитивной философии” в 6-ти томах, а также “Система позитивной политики, или социологический трактат об основах религии человечества” в 4-х томах. Он рассматривал социологию как науку об обществе, акцентируя внимание на действующих и способных действовать индивидов в отношениях между собой. Вся социологическая концепция его характеризуется идеалом “порядка и прогресса”. Саму социологию он подразделил на две основополагающие составляющие - социальную статистику и социальную динамику. Первая призвана изучать условия существования и законы функционирования социальных систем; вторая - законы их развития и изменения.

Социальная статистика, по Конту, - это, по сути дела, анатомия общества, теория общественного порядка, наилучшей организации общества. Разделяя общество на отдельные структурные институты, он выделяет семью, государство и религию, играющих важнейшую роль в обеспечении органического единства всех людей. Социологический аспект права обнаруживается во взглядах О. Конта на государство. По его мнению, государств - это блюститель общественного порядка, стоящий на страже социальной солидарности и борющийся против тенденций коренного расхождения чувств, идей и интересов людей. Без этого невозможен общественный прогресс. Вот почему следование общественному порядку, подчинение государству, его правовым установкам, полагает Конт, - священный долг любого представителя общества.

Социальная динамика О. Конта - это позитивная теория общественного развития. Не отрицая определенную роль в этом факторов, которые он именовал вторичными (например, климат, прирост населения, разделение труда), безусловное первенство ученый отдавал духовным, умственным. Поэтому характер общества на каждом историческом этапе и пути его развития определяются у О. Конта “состоянием человеческих умов”.

Английский исследователь Г. Спенсер - продолжатель контовской, позитивистской линии в социологии и философии, основатель органической школы в социологии. Он многое сделал на пути становления социологии как самостоятельной науки, особенно в области системного и структурно-функционального анализа в изучении общества. Его основной труд “Основание социологии”. Некоторые содержательные аспекты методологического характера - можно отнести к социологии права. Важное внимание английский ученый уделял функционированию общественной системы, ее различным организациям и учреждениям. По взглядам Г. Спенсера, социология призвана описывать и объяснять развитие политической организации, жизнедеятельность общества и его частей, а также определенные формы контроля над различными учреждениями общества. Объектами социологического анализа являются знания, нравственность, эстетическая сфера, а также взаимная зависимость между структурами и организациями общества, с одной стороны, и жизнедеятельность людей, их поступки - с другой.

Г. Спенсер обратил внимание на противоречивый, нередко понятный характер развития общества, в том числе и в правовой области. В этой связи он подчеркнул следующее. Нередко увеличению избирательных прав в обществе сопутствует то, что чиновничество ограничивает в разных формах деятельность граждан.

Важно заметить, что введение им в научный оборот категорий “структура” и “функция”, применительно к социальному организму, способствовал последующим поколениям исследователей реализовать положения Г. Спенсера применительно к социологии права.

Велики заслуги в развитии современной западной социологии права Э. Дюркгейма (1858-1917), основателя французского направления в социологии. Его значительными трудами являются: “О разделении общественного труда”, “Самоубийство”. В историю социологии права он вошел, во-первых, концепцией объяснения социального “социальным”, во-вторых, идеей так называемой “аномии”. Согласно его взглядам, предметом социологии права выступает изучение права в его общественном контексте, связи между правом и моралью, а также феномен аномии как причины социальной патологии и часто преступности.

По мысли Э. Дюркгейма, главная особенность объяснения социального социальным заключается в том, что ценности и идеи воплощаются в общественные нормы и становятся рычагами регуляции поведения индивида. Нормы и ценности (политические, правовые, нравственные и др.) выступают сторонами социального явления, эмпирической жизни вообще.

Социальные нормы имеют принудительный характер (особенно правовые), ибо заставляют человека действовать в соответствии с их содержанием. При этом важно, подчеркивает французский исследователь, что социальные нормы эффективны лишь тогда, когда они опираются не на внешнее принуждение, в том числе права, а на нравственное совершенство личности, моральный авторитет общества. Э. Дюркгейм, раскрывая структуру общества, обратил внимание на два его компонента, находящихся во взаимодействии. Первый - это материальные и духовные ценности, прежде всего право, искусство, нравы, не представляющие собой “двигательной силы истории”. Второй - это люди как коллективная среда. Изучать их взаимовлияние, подчеркивал он, надо конкретно - исторически. Поскольку, например, преступление встречается во всех или большинстве обществ, оно рассматривается Дюркгеймом как явление нормальное. А вот некоторые явления, которые представлялись общими во всех развитых странах в конце XIX века, такие, например, как повышение числа самоубийств, ослабление их морального осуждения, некоторые типы экономических кризисов и т.д., квалифицировались им как патологические.

Э. Дюркгейм дал обоснование понятию “аномия” (отсутствие нормы, отсутствие права). Данным понятием он обозначает состояние ценностно-нормативного вакуума и кризисных периодов развития общества. Это значит, что старые социальные нормы и ценности уже не работают, а новые отсутствуют. Объясняя “аномию”, ученый выделяет в качестве главного такое общественное состояние, при котором отсутствует регуляция поведения индивида, прежде всего моральная и правовая. Выход из “аномии” он видел в развитии экономики, в ее нормативной регуляции, учитывающей право.

В свете “аномии” Э. Дюркгейм объяснял и причину самоубийств в обществе, ибо они представлялись ему одной из тех форм, в которых передастся социальная болезнь всего общества.

Заметное влияние на характер и содержание европейской социологии права оказал Макс Вебер (1864-1920). Немецкий ученый, основоположник “понимающей” социологии и теории социального действия, применил ее принципы к исследованию политической власти, религии, права. Социология, по Веберу, является “понимающей”, поскольку изучает поведение личности, вкладывающей в свои действия определенный смысл. А стержнем такой социологии является идея рациональности, нашедшая отражение и современном ему обществе.

В своих взглядах М. Вебер раскрывает трактовку политической власти. Опираясь на свою теорию социального действия, он считает атрибутом социального действия взаимное ожидание соответствующего поведения всеми субъектами, участвующими в политических отношениях. Это и обеспечивает легитимность господства: те, кто управляют, ожидают, что их командам будут повиноваться; те же, кем управляют, ожидают директивы определенного содержания. Так возникает предпосылка-тенденция, которая обеспечивает возможность максимально рационального поведения в политической сфере и позволяющая добиться предельной эффективности межчеловеческих взаимоотношений.

М. Вебер, исходя из своей методологии, анализирует легитимные тины государства. Он выделяет три легитимных типа господства и соответственно три типа мотивов повиновения:

1) господство в силу обязательности легальных установок и личной деловой компетентности;
2) господство, обусловленное “нравами” в обществе;
3) господство на основе простой личной мотивации подданных.
При этом только в первом типе господства мотивом повиновения в конечном счете является соотнесенный с интересами других личный интерес, что и порождает рациональное действие.

Обращая внимание на необходимость исключения представителей государственной власти от коррупции, М. Вебер высказывает следующее положение. При прочих равных условиях, считает он, при волеизъявлении народа, необходимо выбирать в органы власти людей, обладающих не только духовным богатством, но и определенным материальным состоянием В социально-психологическом плане такая личность более подходит для проведения самостоятельной правовой политики.

Значительную роль в формировании европейской социологии права сыграл австрийский юрист О. Эрлих (1862-1923). Необходимо отметить, что его целостная концепция права усложнена и противоречива. Он начинает с того, что связывает развитие и сущность права с социальной структурой общества, в том числе семьей, торговыми организациями, объединением людей, государственными структурами. Тем самым Эрлих обращает внимание на социальную обусловленность права. Вместе с тем его трактовка права носит весьма расширительный характер, ибо рассматривает все общественные явления в качестве правовых.

Наряду с этим, заслуга О. Эрлиха заключается в том, что он проводит четкую линию между правовой областью, правопорядком и иными сферами социальной жизни: моралью, искусством, религией и т.д. Он отмечал также, что государство основывает свою деятельность не только на правовых требованиях. И все же австрийский ученый неоправданно расширяет понятие права. Согласно его позиции, санкционированные государством правовые предписания являются только частью права. Наряду с ними, функционирует так называемое “Живое право”, а именно - такие виды правил поведения, которые, по его трактовке, ежеминутно создаются людьми в процессе их общения. Естественно, до появления конституции и собственности существовало определенное “социальное право”, объектом которого являлось отношение и поведение человека. Но вряд ли можно согласиться с тем, что это было “право” в собственном смысле слова, представляющее нормы поведения, санкционированные требованиями государства. Именно в этом представляется слабое звено в идеи О. Эрлиха “О живом праве”. Дело в том, что он не проводит четкого различия между правилами поведения, не нуждающимися в государственно-принудительной санкции для их соблюдения, и правилами поведения, связанными непосредственно с юридическими санкциями.

Заметное воздействие в наше время в социологии права оказывает французская школа. Так, на основе преемственности идей Э. Дюркгейма ныне активно разрабатываются актуальные проблемы законодательства во Франции. Под руководством, например, Ж. Карбонье в 70-80-е гг. были реализованы исследования в области гражданского и семейного законодательства. Он оговаривается, что социология права не охватывает все право, все его отрасли. По мнению французского ученого, стержнем социологии права является гражданское право.

Ж. Карбонье считает, что социология права производна от социологии, развивалась как отрасль последней, а получив самостоятельность, активно взаимодействует' с общей социологией. Вместе с тем он резко разграничивает, и даже противопоставляет юридическую социологию и традиционную юриспруденцию, утверждая, что последняя - носитель догматического подхода, а первая - центр недогматического изучения права.

Ученому из Франции принадлежит ряд интересных взглядов о соотношении юридической социологии с общей социологией, с другими гуманитарными науками, о внутренней дифференциации юридической социологии, о различных формах правовой психологии (социальная, национальная, индивидуальная).

В наше время видный французский юрист А. Арно организовал эффективную работу Международного института социологии права. Ежегодно он проводит различные конференции и научные семинары по актуальным современным вопросам социологии права, в работе которых принимают участие известные ученые многих европейских стран. Примечательно также, что при институте создан Центр документации, собравший обширную базу данных по результатам многочисленных социально-правовых исследований, проведенных во многих странах планеты. Интересные исследования в области социологии права, помогающие законодательству, наряду с бесспорно лидирующими учеными из Франции, проводятся в Дании, Финляндии, Швеции и других европейских государствах. Так, под руководством Б. Мари Блэгвау в последние годы к Дании была успешно проведена серия исследований в сфере трудового законодательства. Его результаты способствовали положительным изменениям в данной области. За последние годы в Финляндии Р. Блюм исследовал сущность и природу правовых знаний в своей стране, проанализировал проблему “правовой сознательности” и отношения граждан к судебной практике, вскрыл значение правовой осведомленности для предотвращения преступлений.

Регулярно проводятся социологические исследования общественного мнения по проблемам уголовного законодательства в Бельгии под руководством П. Винкс. Их результаты учитываются юридическими организациями страны.

Немалый вклад в развитии социологии права внес представитель Венгрии К. Кульчар. Он творчески исследует сложные вопросы о месте социологии права в науке, о соотношении теории права, философии права и социологии права. Ученый особое внимание обратил на то обстоятельство, что в отличие от изучения права в философском аспекте, как наиболее широком в познавательном плане, социология права рассматривает генезис, функционирование и развитие права как социально обусловленного феномена. Это есть, по взглядам К. Кульчара, изучение роли права в формировании поведения людей, как фактора опосредованного воздействия на интересы и нужды масс, сочетающегося с целями правового регулирования. Им также развивается плодотворный подход к рассмотрению общей теории права, как теории, отражающей единство философского, социологического и специально-юридического понимания права.

К ряду общих проблем социологии права К. Кульчар относит выяснение социологических аспектов правотворческой деятельности, а также правоприменительной деятельности. Эти вопросы венгерским ученым рассматриваются на основе материалов социологических исследований, проведенных в различных странах Европы.

Таким образом, развитие социологии права в Европе имеет свои исторические корни и обусловлено объективными факторами общественного развития, в первую очередь глубоким исследованием социальных процессов в обществе, стремлением их основательно понять и эффективно воздействовать всей системой господствующего права.


^ 3.2. Американская школа социологии права

Развитие социологии права в США имеет сбои особенности. Это касается как методологии и методики применения социологии к праву в целом, так и отдельным его направлениям. Прежде всего, исследователями этой страны предпринимаются усилия по обновлению методологии науки, решению накопившихся в ней вопросов и стремлению внедрить современный технический инструментарий. Такой процесс поискового характера не замедлил сказаться. Значительны успехи в США в распространении конкретно-социологических исследований в области криминологии, конфликтологии, а также в сфере изучения факторов законодательной, судебной и административной деятельности. Характерно, например, что в границах социологии права в проводимых исследованиях основательно анализируется деятельность в стране присяжных заседателей, зависимость судейского решения от психического состояния судьи, его настроения, влияние социального происхождения судей на выносимые решения, поведение работников полицейских органов, социальное происхождение юристов в США, стиль их деятельности.

Наряду с подобными исследованиями, в США активизируется деятельность ученых в области методологии активного внедрения в социально-правовые процессы таких подходов как системно-структурный, структурно-функциональный, логико-семантический, социально-психологический и т.п. Данная картина особенно характерна для современного американского общества, в котором научные выкладки в значительной мере носят прикладную направленность. Необходимо заметить, что зачастую они проводятся по заказам государственных структур, а также частных учреждений и фирм, преследуя цель решения вполне конкретных задач.

Отличительной характеристикой американской правовой теории является ее плюрализм. Вот почему не представляется возможным выделить среди нее какую-либо доминирующую концепцию Исходя из такого положения в науке складывается довольно специфическая ситуация. Ее сущность сводится к тому, что наиболее приемлемым подходом выступает заимствование в переработанном виде концептуальных схем из различных теорий и слияние разнопорядковых методов. Сами же американские исследователи признают, что в отличие от государств, в которых правовая теория находится под воздействием единой концепции, американская правовая мысль предстает довольно мозаично в качестве рациональной, эмпирической, позитивистской, реалистической, моралистской, индивидуалистической. Между тем они полагают, что подобное совмещение не является отрицательным критерием, ибо такая “система” методологических приемов объясняется тем, что американские юристы и социологи анализируют и применяют правовые теории и методы не абстрактно, а с учетом исторического развития своей правовой системы, национальных традиций и потребностей практики.

В американской социологии права используются разнообразные подходы: позитивистский, естественно-правовой, экзистенциалистский, социологический. И все же предпочтение отдается последнему. Такое положение обусловлено тем, что социологический подход в познании правами правовых явлений расширяет предметный диапазон самих исследований. Наряду с этим, благодаря достижениям общей социологии, обогащается технологическая, процедурная база исследовании. И, наконец, он расширяет междисциплинарный научно-исследовательский обмен в области разработки концепций, методов и средств познания содержания правовых явлений и процессов. Вот почему в США социологический подход был назван инструментальным. И это далеко не случайно. Во-первых, он творчески рассматривает главную задачу правовой теории: сформировать по возможности непротиворечивую систему правовых представлений, что способствовало бы как официальным должностным лицам, так и простым гражданам использовать право более эффективно. Во-вторых, правовые нормы и учреждения рассматриваются в первую очередь через призму эффективности при достижении целей, поставленных верховной властью, причем сама эффективность (по мнению инструменталистов) должна изучаться в ее социальном преломлении, как уровень достижения социально-полезных целей при минимальной затрате средств и усилий. В-третьих, такой подход оказался в наибольшей степени ориентированным на использование современной техники управления. В первую очередь, это относится к более рациональному и гибкому применению информатики, установлению оптимальных средств контроля за поведением, использования социологического инструментария для проверки эффективности норм как на этапе правотворчества, так и на этапе правореализации.

Заметное влияние оказал на становление и развитие американской социологии права Питирим Сорокин (1889 - 1968). Российско-американский ученый считается выдающимся социологом XX столетия, фундаментальные труды которого “Современные социологические теории”, “Социальная и культурная динамика”, “Преступление и кара, подвиг и награда”, “Социологические теории сегодня” сохраняют свою актуальность и в наши дни.

По взглядам П.А. Сорокина, социология представляет собой науку, которая изучает поведение людей. Ученый считает, что она выступает как теория социального поведения, основанного на психофизиологических механизмах рефлекторного типа (акция - реакция). В этой связи нельзя не отметить социолого-правовой аспект в рассуждениях ученого. В своем груде “Преступление и кара, подвиг и награда” П. Сорокин выделил три основных вида акций - реакций в поведении людей:

1) дозволенные действия - должные реакции;
2) рекомендуемые действия - награды;
3) запрещенные действия - кары.

Важно также подчеркнуть, что он подразделил всю социологию на общую и специальную. Общая социология, согласно П. Сорокину, - это теория о родовых свойствах, отношениях и закономерностях социокультурных явлений. А специальные социологии - это теории структуры, а также динамика соответствующего класса социокультурных явлений, изучаемых в их родовых и повторяющихся отношениях. Такими выступают, например, аграрная социология, экономическая социология, социология искусства, социология войны, социология права и т.д. Примечательно, что характеризуя социологии, П. Сорокин обращал внимание на роль социальной генетики в ней, как важного структурного компонента: В него исследователь включал учение о происхождении и развитии институтов права.

Другим видным представителем социологической мысли США является Р. Мертон. Являясь теоретиком функциональной системы, он сосредоточил свои усилия на изучении явлений, возникающих вследствие напряжений и противоречий социальной жизни. Именно в этом направлении Р. Мертон оказал воздействие на развитие социологии права. Свои идеи по данной проблеме он изложил в трудах: “Социальная структура и аномия”, “Явные и латентные функции”.

Согласно его утверждению, социальная аномия представляет собой особое нравственно-психологическое состояние сознания, характеризующееся вакуумом идеалов и разложением моральных ценностей. Причина аномии - противоречие между господствующими в обществе индивидуалистическими “нормами-целями” культуры (стремления к богатству, власти, успеху, выступающие в качестве мотивов личности) и существующими институтами, санкционированными средствами достижения этих целей. Они-то, по взглядам Р. Мертона, практически лишают большинство американцев реализовать поставленные цели законным путем. Это противоречие лежит в основе преступности и апатии в жизни.

Все виды социального поведения (в зависимости от принятия или нет человеком культурных норм) Р. Мертон делит на пять типов индивидуальной адаптации:

1) конформизм, когда социальные цели общества и способы их достижения принимаются полностью (спокойные и законопослушные граждане);
2) инновационность, когда принимаются социальные цели, но не способы их достижения (рэкет, подделки денег, воровство, злоупотребления);
3) ритуализм - социальные цели не осмысливаются, но способы их достижения священны и непоколебимы (стяжательство, подлоги, махинации и др.);
4) ретритизм - отрицание и того, и другого (анархизм, бродяжничество, наркомания);
5) мятеж, бунт - замена и первого, и второго (радикализм, борьба за свободу, политический терроризм и др.).

Этот мертоновский подход к острым социальным подходам привлекает все большие внимание как теоретиков, так и практиков социологии права.

Примечательны взгляды в области отклоняющегося поведения американского исследователя Н. Смелзера. Он уделил внимание анализу негативного отклонения от норм (например, от закона) поведению индивида (девиантное поведение). Ученый специально исследует такой феномен. Согласно точки зрения Н. Смелсера, девиация - антипод конформизма. Так, он отмечает, что девиантность определяется соответствием или несоответствием поступков социальным ожиданиям. В то же время Н. Смелзер характеризует девиацию как поведение, которое считается отклонением он норм, одобряемых конкретной группой и влечет за собой определенные санкции, в том числе и в виде наказания.

Одним из основателей американской социологии права считается Р. Паунд (1870 - 1964). Он одним из первых реально поставил вопрос об анализе права в его социальном контексте, в действительной практике, а не как оно представлено в теории и учебниках. Ученый придерживается точки зрения, что право необходимо рассматривать в качестве средства социального контроля. Паунд анализирует социальный контроль благодаря общей социологической теории. Кроме того, он указывает, что задачей социологии права является выяснение и анализ социальных результатов законодательства, а также общественных изменений, которые, в свою очередь, обусловливают изменения в законодательстве.

Он обращает внимание на необходимость соответствия правотворчества сложившимся экономическим условиям в обществе. Вместе с тем американский ученый подчеркивает необходимость деятельности юристов и особенно судей, от которых в значительной мере зависит реализация права.

Р. Паунд и его последователи оценивали право с позиций эмпирического опыта, при этом субъективная позиция судей рассматривалась ими в качестве решающего основания правомерности того или иного поступка, его соответствия требованиям закона. Вывод, к которому пришли сторонники инструментализма, имеет далеко идущие последствия в отношении концептуальных позиций к решению вопросов законодательства и правосудия Последователи инструментального подхода, предлагая расширение судейского влияния, признают за судебной властью также и право нормотворчества по собственной инициативе.

Таким образом, несмотря на противоречивый характер и недостатки, свойственные социологии права в США, последняя оказала позитивное воздействие на пересмотр ряда консервативных традиций, особенно в теории и методах познания права. Ее сторонники в своих трудах показали ограниченность правовых норм в качестве средств, которые определяют судебные решения прежде всего в недостаточно обоснованных и спорных судебных делах. Наряду с анализом данной проблемы, ученые из США предложили свои средства для придания судебным решениям более определенной предсказуемости, вскрыли ценностные методы нахождения и принятия таких решений. Они подчеркнули важность исследования всей системы факторов судебного процесса (правовых и неправовых), а также необходимость виденья социально-экономической основы принимаемых судебных решений.


^ ГЛАВА IV. ПРАВОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ: СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТИ

5.1. Правовые отношения как вид общественных отношений

Научная концепция общества строится на основе исследования его как системы отношений. Именно через них личность реализует себя как существо социальное. Социология права как наука, изучающая специфические социальные процессы и явления, обращает особое внимание на сущность и особенности отношений. Ведь благодаря именно им можно судить о реальном правовом поведении людей, их поступках.

Правовые отношения занимают важное место в системе общественных отношений. Это обусловлено рядом обстоятельств.

  • Во-первых, тесной связью правовых отношений с функционирующими в обществе производственными отношениями; их взаимодействием и взаимосвязью в реальной жизни.

  • Во-вторых, активным влиянием правовых отношений на политические. А это обстоятельство, в свою очередь, воздействует на выработку государственными учреждениями и организациями определенных стратегических концепций в развитии общества. Данное положение весьма важно для оптимизации этапа современного реформирования России.

  • В-третьих, взаимодействием правовых и нравственных отношений, которое объективируется в определенном поведении и поступках индивида, проходя через его сознание.

Процесс формирования общественных отношений, одним из видов которых являются и правовые, неразрывно связан с деятельностью человека. Следует при этом обратить внимание на один важный методологический аспект. Его содержание в краткой форме может быть сведено к следующему положению: деятельность порождает общественные отношения, а общественные отношения, в свою очередь, становятся необходимой формой деятельности. Они превращают практическую деятельность людей в общественно-историческую практику, которая синтезирует деятельность и общественные отношения в единое целое, представляя собой конкретно- исторический процесс.

Общественные (социальные в широком смысле) отношения по способу своего формирования делятся на два больших вида: материальные и "духовно-идеологические". При этом материальные существуют вне и независимо от общественного сознания, а духовно-идеологические складываются, проходя через него. Между тем, положение независимости от сознания материальных отношений не следует абсолютизировать. Оно сводится к гносеологическому аспекту, который свидетельствует о том, что возможность существования этих отношений не зависит от сознания, а не о том, что сознание вообще отсутствует в данном процессе.

Следует видеть родство категорий “материальные общественные от ношения”, “экономические” и “производственные”. Они близки по содержанию, но не тождественны по объему. Каждая из них подчеркивает различные грани (стороны) общественной формы материально- производственной деятельности людей. Так, категория материальных общественных отношений, являясь самой широкой среди них, раскрывает сам факт первичности данных отношений в сопоставлении с духовно - идеологическими, например, правовыми и нравственными. В отличии от них, экономические отношения концентрируют внимание на границах сферы их непосредственного функционирования. Что же касается категории производственных отношений, то она фокусирует специфику деятельное в процессе которой они формируются. Именно производственные отношения, составляя сердцевину материальных, определяют характер всех других общественных отношений, в том числе и правовых.

Правовые отношения как вид общественных отношений обладают рядом характерных черт.

Одна из них проявляется в том, что правовые отношения не существуют независимо от сознания людей, а непосредственно связаны с ним. Данное положение подчеркивает природу правовых отношений, которая указывает на то, что процесс их складывания непосредственно обусловлен сознанием человека. Однако опосредованность правовых отношений вовсе не означает, что сначала возникают правовые теории или идеи, а потом уже на их основе складываются определенные отношения. Речь идет о таком процессе опосредования, в котором доминирующая роль принадлежит правовым отношениям людей, складывающимся в процессе их практической деятельности и поведения.

Правовые, отношения, возникая на основе материальных, являются, как и сознание, их выражением. Важно подчеркнуть, что правовые отношения каждой новой, общественно-государственной системы складываются, нередко, стихийно, но воспроизведение уже сложившихся этих отношений, осуществляется людьми сознательно. Следовательно, сознательное формирование правовых отношений в обществе предполагает и формирование такого сознания людей, которое отражает их объективное положение в системе материальных отношений. Вместе с тем, предварительно пройдя через сознание, правовые отношения становятся социальной формой практической деятельности людей. Они обретают, таким образом, бытие вне их сознания.

Другая характерная черта правовых отношений выражается в том, что их участники наделены субъективными правами и несут юридические обязанности. Закрепленные государством в Конституции, законах, специальных кодексах и других нормативных актах, права и обязанности личности являются юридическим выражением отношений между обществом и его гражданами. Права указывают на то, что может делать индивид, не впадая в непримиримые противоречия с интересами государства, а также законными интересами отдельных граждан. В зависимости от характера, сферы и условий их осуществления, права и обязанности граждан можно подразделить на две группы: конституционные (основные) и служебные (административные).

Важной конституционной обязанностью гражданина Российской Федерации (согласно Статьи 59) является защита Отечества. В Конституции нашего государства также подчеркивается, что гражданин России несет воинскую службу в соответствии с федеральным законом. Вместе с тем, данная статья (пункт 3) гласит о праве граждан, в случае, если их убеждения или вероисповедание противоречит несению военной службы на замену ее альтернативной гражданской службы.

Отличительной чертой должностных обязанностей и прав военнослужащих является то, что именно они определяют конкретный объем и пределы практического осуществления задач и функций каждым военнослужащим. Так, должностные права имеют исключительно целевое предназначение. Российское законодательство исходит из того, что каждый военнослужащий, во-первых, не может отказаться от использования предоставленных ему прав по должности; во-вторых, обязан пользоваться ими исключительно в интересах службы; в-третьих, использование служебных прав в личных целях преследуется по закону.

Важной характерной чертой правовых отношений является то, что их реализация обеспечивается возможностью государственного принуждения. Понятно, что сделать свою волю, выраженную в законе, общеобязательной, государство может только в том случае, если оно, наряду с убеждением, будет применять и меры принуждения. Естественно, такое положение отнюдь не означает, что обязанности осуществляются людьми лишь в силу угрозы применения мер со стороны государства. Следует подчеркнуть, что уже сам процесс правовых реформ, происходящих в Российской Федерации, ориентирует граждан на понимание ими справедливости и необходимости правовых предписаний.

Однако было бы наивным не замечать тех негативных и социально опасных процессов, которые появились и, к сожалению, приобретают широкий размах в нашем обществе за последние годы. И среди них такие, как: коррупция, хищения имущества государства, частных фирм и граждан; злоупотребления властью; взяточничество; различные формы теневой экономики. Велики преступные махинации в бизнесе, масштабен рэкет, значительное число квартирных краж и угонов автомашин. Вот почему каждое такое правонарушение должно получить адекватную оценку со стороны институтов права, с учетом эффективных мер государственного принуждения.

Важное значение при реализации принуждения приобретает принцип справедливости. Применительно к юридической ответственности он проявляется в таких ее свойствах, как дифференциация и индивидуализация, предполагающие назначение наказания в соответствии с тяжестью совершенного правонарушения и с учетом особенностей личности виновного.

Соблюдение меры в сочетании строгости и мягкости назначаемого наказания - сложная задача, неправильное решение которой ослабляет превентивное значение ответственности. Так, чрезмерно строгое наказание (неадекватное правонарушению) порождает у индивида и в массовом сознании общества чувства несправедливости. С другой стороны, чрезмерно мягкая мера наказания может быть воспринята осужденным в качестве "прощения" и также окажется неэффективной.

Характерной чертой правовых отношений является их императивность в выполнении обязанностей, строгость в соблюдении определенных норм и принципов со стороны граждан и различного рода учреждений. Императивный характер правовых отношений пронизывает все сферы жизнедеятельности общества: материально-производственную, политическую, социальную, духовную. Такое отношение содержит оценку субъектами, как носителей определенных правовых норм, взглядов; требований, значимости и приемлемости для них права в целом, а также отдельных его компонентов. Свою оценку субъекты выносят путем “взвешивания” и соотношения собственных интересов и целей (экономических, политических, социальных, семейно-бытовых и т.д.) с теми требованиями и возможностями, которые нормативно закреплены в праве и являются обязательными. На основе такого рода суждений и в связи с ними складываются, в частности, оценки соотношения права и закона, меры реализации прав и свобод, по рядка соблюдения законов и др. Поскольку правоотношения есть область специфического взаимодействия людей, их определенного социального общения, постольку в оценке, выносимой относительно правовых норм в государстве, всегда присутствует сравнение позиции оценивающего субъекта с позициями (интересами, целями) других участников правового общения, а также - соответствующих институтов и учреждений.

Процесс демократизации всех сфер жизнедеятельности российского общества относится и к реализации правовых отношений в нем. Такому процессу способствует гуманизация всей правовой системы нашего государства” выражающаяся в расширении прав и свобод граждан, совершенствовании законодательной деятельности Государственной Думы, гласности в работе всей системы судебных органов, формировании нормотворческой базы с учетом демократизации нашей жизни и опыта функционирования правовых отношений в других государствах и т.д. Вместе с тем, реформирование, в том числе и в правовой области, протекает в стране противоречиво, болезненно, нередко с ошибками и просчетами.

Однако государственная позиция в отношении совершенствования и реализации права должна оставаться принципиально устойчивой. Ее суть может быть сведена к следующему: главное в общественном воздействии права заключается в понимании его ценности, необходимости для эффективного функционирования всей системы общественных отношений в интересах всех граждан. Данное обстоятельство, в свою очередь, связано с повышением сознательности и правовой культуры как отдельного человека, так и общества в целом.

Таким образом, правовые отношения являются важным элементом всей системы общественных отношений. Обладая специфическими четами, они проявляются в конкретных поступках и деятельности людей, характеризуя определенный уровень развития их правового сознания.

Следует иметь в виду, что на возникновение, эволюцию, а также деформацию правовых отношений оказывает влияние правовое поведение людей.


^ 5.2. Понятие правового поведения

Возрастающий интерес к исследованию проблем правового поведения личности и различных объединений людей определяется стремлением выявить их роль в развитии общественных отношений, обстоятельнее раскрыть факторы социальной активности индивида и определить детерминанты, воздействующие на формирование его правомерного поступка.

Важное значение в этой связи приобретает вскрытие общих признаков правового поведения. Одним из характерных признаков такого поведения выступает его социальная значимость. Как уже отмечалось, в сферу действия права включается такое поведение индивида и общностей людей, которое имеет важное экономическое, социальное, политическое, культурологическое, а также гражданское (личностное) значение. Причем оно может быть как с позитивным, так и с негативным вектором направленности. Исследование законодательства и практики его реализации позволяет вполне определенно выяснить доминирующие социальные характеристики того поведения, которое в конкретных исторических условиях регламентируется правом. Следует подчеркнуть, что правовое значение приобретает характер поведения людей, способный реально проявиться через состояние и развитие производственных, политических, нравственных, экологических и т.д. отношений, сказаться на статусе личности и выполнении ее интересов.

Другой признак правового поведения личности предстает в виде психологического. Он заключается в контроле сознания и воли личности правового поведения (реальном или потенциальном). Немаловажную рольв таком поведении играют правовые чувства и степень их устойчивости. Они содержат в себе субъективно ощущаемую установку по отношению к раз личным сторонам и признакам действительности. Так, например, люда способны испытывать ощущение свободы и независимости. Ими могут владеть чувства ответственности и долга, справедливости и несправедливости и т.п. Особенность правовых чувств состоит в том, что индивидам, которые переживают подобные чувства, обычно ясны вызывающие их причины. Чувство всегда поддается выражению в слове, речевых актах. А это, в частности, серьезно облегчает его изучение и формирование.

Вместе с тем, право в состоянии вызвать к жизни, стимулировать и обеспечить полезные для общества виды поступков, а также блокировать социально опасные - лишь в том случае, если подобного рода поступки способны регулироваться и контролироваться сознанием и волей личности. Вот почему в правовом сознании личности возрастает роль соответствующих навыков и привычек.

В качестве правовых навыков выступают умение совершать требуемые правовым общением внешние действия (заключение соглашения, выбор надлежащего контракта, возмещение ущерба и т.д.) как затвержденные стереотипные приемы. Навыки в основном освобождают сознание индивида от необходимости каждый раз специально обдумывать способ регуляции таких поступков и позволяют ему сосредоточиться преимущественно на анализе их общих целей, условий и средств выполнения, на контроле и оценке их результатов.

Правовая привычка представляет собой устойчивую внутреннюю потребность индивида в постоянном следовании относящимся к праву стандартам поведения. К разряду правовых можно причислить такие привычки, как соблюдение договоренностей, исполнение обещанного, оказание услуг - за предоставленные услуги и т.д. В привычках откладывается и синтезируется вполне определенное фактическое знание индивидами права. Ступень развитости и распространенности правовых навыков и привычек в обществе - показатель состояния его правовой культуры.

Следующий признак юридический - четкая регламентированность правового поведения. Он заключается в том, что объективные и субъективные свойства поведения, которые предусмотрены правом, достаточно четко определены законом, иными правовыми источниками, ограничены конкретными рамками. Такие рамки, с одной стороны, отражают действительные возможности регулирования поведения людей правовыми средствами, а с другой - гарантируют от излишнего вмешательства в деятельность государственных институтов, общественных организаций, предприятий, а также и самих граждан.

Необходимо подчеркнуть, что общественно полезное или другое поведение, даже при условии обеспечения его материальными возможностями, не будет правовым, если оно не предусмотрено нормами права, а именно - предписывающими, разрешающими или запрещающими. Такой признак актуален как для правомерного, так и для противоправного поведения. Дело в том, что именно он дает законные основания для охраны и защиты прав и интересов граждан, государственных и общественных учреждений. Отсюда следует, что сформулированные в юридических актах правомерного и противоправного поведения представляют собой значимое проявление принципов демократии и законности в обществе.

Важным признаком правового поведения выступает подконтрольность государству. Он реализуется через деятельность правоохранительных - и правоприменительных органов и предполагает: во-первых, правовую гарантированность правомерного поведения: во-вторых, ответственность за противоправное поведение. В свою очередь, правомерное поведение должно быть обеспечено экономическими, политическими, социальными, правовыми, информационными и другими гарантиями. Кроме того, государство предусматривает неблагоприятные правовые последствия и противоправного поведения. Следовательно, правовое поведение, исключая диспозитивные нормы, не остается частным делом его субъектов. Государство же предпринимает все необходимые меры для поддержания и развития социально полезных форм поведения и недопущения аномальных и социально вредных.

В анализе двух видов правового поведения - правомерного и противоправного, важно различать их противоположный характер по ряду параметров. С точки зрения социальной значимости, они - противостоят друг другу. Так, правомерное поведение служит укреплению и стабилизации общественных отношений. В отличие от него - противоправное поведение нарушает их, дестабилизирует социальную, экономическую и политическую систему государства.

С точки зрения юридических характеристик, между ними проходит четкий водораздел. Так, правомерное поведение регламентируется обычно разрешающими или обязывающими нормами. А противоправное поведение, в свою очередь, предусмотрено запрещающими нормами. Далее следует заметить, что если правомерное поведение характеризуется через исполнение норм (в этом смысле оно нормативно), то противоправное по своей сущности - антинормативно; оно нарушает обязывающую или закрепляющую норму.

С точки зрения различия контролирующих функций государства по отношению к анализируемым видам поведения, противоправны и их юридические последствия. Контроль в отношении правомерного поведения направлен на то, чтобы всесторонне гарантировать и охранять его. Юридические последствия такого поведения обычно благотворны для деятельности его субъекта; они одобряются здоровым общественным мнением и поощряются государством. Последствия же противоправного поведения, напротив, как правило, связаны с появлением нежелательных для его субъекта последствий. Они концентрируются прежде всего вокруг юридической ответственности. Именно на это направлена и деятельность правоохранительных органов, стремящихся предупредить и пресечь различного вида противоправные поступки, наказать их носителей.

Дифференциация правомерного и неправомерного поведения ведет к тому, что в правоведении складываются вполне специализированные категории, относящиеся к конкретной разновидности правового поведения. Так, в арсенале науки и юридической практики применяются, с одной стороны, такие категории как, "законный интерес", "правоотношение", "компетенция", "правомочие" и др., а с другой - "преступление", "заключение под стражу", "арест", "наказание" и др. Их изучение и адекватное отражение представляют интерес для социологии права и практической деятельности юридических организаций.

Таким образом, правовое поведение личности представляет собой социально значимое явление, имеющее свои характерные признаки и оказывающее прямое и опосредованное воздействие на состояние и развитие как материальных (первичных), так и духовно-идеологических (вторичных) отношений в обществе.


^ 5.3. Нормы права и поведение личности

Норма права, выступая важным средством формирования человеческого поведения, активно воздействует на складывающиеся общественные отношения. Следует при этом отметить, что норма права - это единственная из норм поведения, имеющая особое значение в сложных и противоречивых социальных процессах нашего времени. Она действует в разносторонней системе управления человеческим поведением; в системе, где, наряду с нормами, непосредственно управляющими поведение, существуют и иные средства общественного воздействия, например: нравственные, эстетические, религиозные.

Дело в том, что именно за правовыми нормами стоит характерный механизм их; реализации, в том числе сила государственного принуждения. Из нормативных свойств права, а также из возможности применения принуждения, можно прийти к заключению, что с помощью права предполагается разрешение любых общественных проблем. Однако факты свидетельствуют о неточности подобной гипотезы, так как вследствие изменившихся политических условий принудительное применение нормы часто не может быть реализовано.

Норма права, розданная в результате субъективной и неадекватной вызвать последствия, которые приведут к социальной напряженности в обществе, аномальному поведению больших групп людей и в значительной степени исказить смысл нормы.

Между тем не следует впадать в крайность и делать вывод, что норма права не способна на формирование факторов, воздействующих на поведение индивида. Важное практическое значение приобретает социальное планирование, которое в свою очередь позволяет эффективно осуществить правильную оценку "возможного" и "действительного". Норма права раскрывает определенные ценности и тем способствует осуществлению должного поведения, создавая благоприятные условия для претворения в жизнь правовых требований.

Особую роль играют мотивы при реализации правовых норм.

  • Во-первых, исходными мотивами поведения могут служить потребности и интересы не только конкретного субъекта, но и общества в целом. Вряд ли представляется верным рассматривать действия индивида в изоляции от общественных связей.

  • Во-вторых, при формировании мотивов правомерного поведения имеет значение содержание взаимозависимости между интересами действующего субъекта и интересами других лиц, также выступающими источниками определенной мотивации. Оба вида интересов способны в большей или меньшей степени совпадать между собой или вступать в противоречия; Так, личные интересы представителя трудового коллектива (например, представителя адвокатуры) могут расходится с общественными, которые выступают в качестве обязательных, мотивируя его правовое поведение.

  • В-третьих, при оценке мотивирующего характера интересов других людей следует учитывать разную степень их императивности для субъекта. Моральный долг, товарищеская забота, правовая обязанность представляют собой, ряд разновидностей из арсенала обязательной связи личных и общественных интересов реальной жизни.

  • В-четвертых, необходимо принимать в расчет такое объективное явление, как наличие микро и макрогрупп, интересы которых учитываются индивидом и могут выступать в качестве мотивации поведения. Естественно, они также могут и не совпадать. При этом, чем выше уровень правовой культуры личности, тем более значительными и обширными общественными интересами она руководствуется

Система общественных и личных мотивов поведения не является застывшей, в ней необходимо видеть переходные и смешанные формы. Кроме того, внутри этих двух больших групп возможны различные переплетения и видовые характеристик. И все можно, хотя и достаточно условно, выразить ряд устойчивых общественных и личных мотивов в правовом поведении. Среди них такие, как: убежденность в социальной пользе поступка; общественный долг; чувство личной ответственности; практическая значимость поступка для окружающих: альтруизм в поведении; конформизм личности; личная выгода от совершенного поступка; негативные мотивы (ревность, месть и т.п.) реализуемые правомерными средствами.

Необходимо иметь в виду одну особенность применительно к правовому поведению. Дело в том, что к нему нередко побуждают такого характера мотивы, которые с сомнением могут иметь позитивную оценку. Например, эгоистические, корыстные и т.п. Вместе с тем между характером мотива личности и правомерностью поступка не существует достаточно обязательного и строгого соответствия. Несмотря на то, что в реальной жизни в большинстве случаев позитивные мотивы порождают правомерное поведение, а негативные - отрицательное, обнаруживаются также и исключения. Их природа такова, что между мотивацией и поступком существует важное звено. Им выступает планирование и принятие индивидом решения, которое способно как деформировать социально полезную мотивацию, так и блокировать или компенсировать социально вредную.

Таким образом, важными условиями эффективности права в обществе являются правильная оценка взаимозависимости между нормой нрава и объективной действительностью, нормой права и поведением людей, а также верная оценка особенностей правовой нормы как средства воздействия.

Эффективность правовых норм требует конкретно-исторического подхода к ним. Известно, что никакие последствия правового решения не проявляются в обществе сразу и не могут быть устранены в короткие сроки. Такое положение связано с тем, что установить степень достигнутости ожидаемых результатом представляется лишь в течение значительного периода времени. Это относится как к праву в целом, так и к отдельным правовым нормам, в первую очередь к тем из них, которые находятся в непосредственной связи с управлением обществом и развитием экономики.

Особенно трудно определить эффективность правовых норм по влиянию, оказываемому ими на поведение индивида, а через него и на функционирование организации. В таком случае эффективность правовой нормы представляет показатель, который можно измерить в процессе реализации политики, отвечающей развитию общественных отношений. Однако политика не может быть оценена в статичном состоянии, а лишь в ходе динамичного влияния на развитие социальных процессов.

Значение конкретно-исторического подхода становится очевидным при условии понимания эффективности не отдельной правовой нормы, а всей правовой системы. При условии, когда в правовой системе существуют противоречия и их разрешение затягивается, то тогда снижается эффективность отдельной правовой нормы. Следовательно, среди условий, воздействующих на эффективность отдельных правовых норм, важное значение приобретает гармоничность правовой системы выделом, то есть всего комплекса правовых норм, которые предназначены для регуляции социальных отношений: Такая гармонизация означает, прежде всего, преодоление противоречий, возникающих в результате правового регулирования различных общественных явлений и "жизненных обстоятельств". Данное положение относится как к последствиям применения, правовых норм, касающихся поведения индивида, так и норм, регулирующих деятельность организаций. Необходимо отметить, что эффективность правовых норм, относящихся организациям, в целом определяет социальная система, в том числе формализованная или неформализованная. Нельзя также забывать и о том, что правовые нормы, регулирующие деятельность организаций, реализуются при. непосредственном участии людей, на поведение которых воздействуют факторы, существующие как внутри самих организаций, так и вне их.

В связи с этим, в реализации правовых норм, касающихся организаций, возникает ряд проблем. Одной из значительных среди которых выступает проблема санкций. Несомненно, что санкции, применяемые к организациям, эффективны только при условии соответствующего воздействия на поведение и деятельность их представителей - как руководителей, так и простых работников. Важным условием этого является эффективность самой структуры и правовых норм, регулирующих ее функционирование. События последнего времени в Российском государстве, особенно связанные с процессом продажи различного рода акций, в том числе зарубежным представителям, свидетельствуют о нерешенности ряда насущных правовых проблем. Следовательно, то обстоятельство, что организация как - "целое" стала адресатом нормы, то есть объектом внешнего правового регулирования, дополняется ее собственной деятельностью, в том числе связанной и с конкретным поведением ее людей

Таким образом, на правовое поведение личности в обществе влияют ее мотивы, которые неразрывно связаны с характером и спецификой потребностей и интересов микро и макрогрупп, общества в целом. Поведение личности зависит от ее осознания и проявлении норм права, реализуемых государством через систему своих учреждений и организаций, выполняющих регулятивную и контрольную функции.

1   2   3



Скачать файл (533.3 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации