Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Конспект для кандидатского экзамена по проблемам социально-гуманитарных наук - файл 1.doc


Конспект для кандидатского экзамена по проблемам социально-гуманитарных наук
скачать (382 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc382kb.19.11.2011 08:59скачать

содержание

1.doc

  1   2   3   4   5
Философские проблемы

социально-гуманитарных наук
1. Социальное познание в системе познавательной деятельности: понятие, подходы, предмет, субъект и объект
Методологическая компонента социально – гуманитарного знания крайне слабая. Давая понятия, надо исходить из диалектики целого и части, а именно: с одной стороны любое познание социально в принципе, с другой стороны, под социальным познанием понимают одну из форм познавательной деятельности, предметом исследования которой являются социальные процессы и явления (общество, культура, человек) - в отличие от познания природного и самого процесса познания, мышления.

Понятия «социальное познание», «гуманитарное познание», «социально – гуманитарное познание», «науки о духе» (В.Дильтей), «науки о культуре» (Риккерт), часто используются как синонимы. Однако нередко социальное познание тяготеет к номонологии и гуманитарное познание к идиографии: (описанию индивидуальных событий с максимальным учётом мотивационно-смысловых, ценностно-целевых зависимостей и «экзистенций».)

Это разделение весьма условно и относительно. Так например, В.Г.Федотова отмечает, что «специфической чертой Наук о социальном познании является его укоренённость во вненаучных формах познания и деятельности, прежде всего в жизненном мире людей, в их повседневности».

2.Структура социально-гуманитарного знания. Под структурой социально-гуманитарного знания можно понимать части (элементы, подразделы, конкретные научные дисциплины и науки). Но есть и другая точка зрения, согласно которой делить общественные науки на отдельные структуры знания бессмысленно.

Особенности процесса формирования гуманитарных наук.

До конца 19 века эталоном научности являлась классическая механика с присущим ей четким разделением множественных значений на два уровня: теоретический и эмпирический. Система объектов науки выступала как механическая модель определенным образом взаимодействующих частиц. Этот познавательный идеал распространялся и на гуманитарные науки. Математические и механическо-атомистические идеалы и модели, методы познания постепенно проникают в социальные науки: в работах теоретиков естественного права – Гроций, Пуфендорф – общество как субъект права предстает не только как математически гомогенная среда, которую можно описать дедуктивным способом, но и как совокупность изолированных и взаимодействующих математических точек (отдельных индивидов), случайно связанных между собой чисто внешне.

В конце 19 века господствующей тенденцией в методе ГН был натурализм. Натурализм исходят из того, что нет различия между социальной и естественно-научной формами знания (Топольский). Натурализм отождествляет социально-гуманитарное познание с естественно-научным, сводит первое ко второму как эталону всякого знания. Развитие общества объяснялось или механическими, или различными природными факторами (климат, географическая среда). Натурализм в объяснении общества исторически обусловлен апелляцией к природе. Кризис натурализма в к. 19- н. 20 века связан с осознанием различий природы и общества, культуры.

Антинатурализм. Представители этого подхода противопоставляют социальное познание естественно-научному, не видя в них общего.

Валлерстайн, а также Гуссерль, Коллингвуд, говоря о будущей взаимосвязанности, взаимодействий естественно-научных и социально-гуманитарных наук. В 21 веке они предположили три перспективы:

1) эпистемологическое воссоединение двух культур - естественных и гуманитарных наук.

2) организационное воссоединение

3) новое разделение общественных наук и признание за ними центральной роли в мире знания.

Несмотря на различные точки зрения, противоречия в современном социально-гуманитарном знании всё более укрепляется и получает широкое распространение культурно-центрическая исследовательская программа социального познания.

Основы её заложены в середине 19 первой половине 20 века «философией жизни» В.Дильтея, Вебером, Дюркгеймом, Зиммелем и сводятся к следующему:

  1. «фокус» культурно-центрической исследовательской программы - рукотворная, но объективная «вторая природа» - культура.

  2. Утверждается тесная связь с повседневностью и ясность теоретических конструктов для того, кого они описывают.

  3. Главный метод - понимание, связанное с объяснением, а не применяемое «вместо» последнего.

  4. Культурно-центристская программа намеренно подчёркивает присутствие субъекта в изучаемом объекте.

Данная программа приобрела общенаучное значение.

^ Предмет социального познания - сфера человеческой деятельности в многообразных ее формах. То есть предметом социального познания выступает социальная реальность, которая не существует вне человеческой деятельности; так как воспроизводится и производится человеком.

Это мир человека как созидателя культуры. Человек всегда создает текст, то есть выражает себя. Бахтин писал: «Там, где человек изучается вне текста и независимо от него, то это уже не гуманитарная наука». Предмет социально-гуманитарных наук (общество, культура, история, личность), по Бахтину, не может быть дан как прямой и непосредственный объект естествознания, а только в знаковом выражении, реализации в текстах разного рода - и для исследователя и для всех других. Отсюда следует, что гуманитарное знание - это знание о чисто экзистенциональных ценностях, это - мир субъективной реальности, внутренний мир индивида. (Бахтин).

Согласно неокантианству (Риккерт), предметом социально-гуманитарных наук является общество, история, культура, человек, то есть – не объект, а совокупность субъектов, не соотношение объекта и субъекта, а субъекта с субъектом. Лишь культурные ценности порождают научную историю, а само историческое развитие - культурные ценности. Сами науки о культуре – продукт культуры, следовательно, возникают они лишь в процессе исторического развития культуры. Согласно Риккерту, все области человеческой деятельности подходят не под понятие «дух», а под понятие исторически развившейся культуры.

Социальное познание ориентировано прежде всего на процессы, то есть на развитие общественных явлений, на выявление законов, причин и источников этого развития. Главный интерес здесь представляет динамика, а не статика социальных явлений. В этом и состоит особенность социального познания, в основе которого лежит методологический принцип историзма.

^ Субъект социального познания. Социально-гуманитарное знание раскрывает не только объективные закономерности общества и культуры, но и их субъективные формы проявления: интересы, цели, ценностные ориентации и т. д. В соответствии с этим здесь гораздо большее значение имеет и субъективная сторона самого познания. Она проявляется в нескольких аспектах.

Прежде всего это позиция самого субъекта познания—его мировоззрение, ценностные ориентации и установки, выбор аспектов рассмотрения объектов, смысловые стороны и отношения. Проблема состоит в следующем: при каких условиях позиция субъекта познания не будет препятствовать объективному познанию общества и культуры? когда эта субъективность может превратиться в субъективизм, ведущий к потере существенных связей с объектами социально-гуманитарного познания? Трудность заключается в том, что и в самом объекте проявляется как объективная, так и субъективная его сторона, поскольку все эти объекты создаются и существуют лишь через деятельность реальных социальных субъектов, через социальные отношения и связи. Субъект постоянно включен во все объекты социального характера. Отсюда следует ответственность каждого индивида за макросоциональные процессы.

К. Поппер о роли субъективных пристрастий в познании говорил следующее: никто не свободен от субъективных пристрастий, ибо каждый человек видит своих богов и свой мир. Пристрастность человека определяется традициями своего общества и полученным воспитанием. Но национальность, историческая эпоха, классовый интерес, язык и т.д. не являются «непреодолимым барьером для объективного».

Но это значит, что субъект социально-гуманитарною познания не может быть полностью «отстраненным» от общественной жизни и борьбы интересов: он что-то поддерживает, что-то осуждает и критикует. Однако он должен соответствовать по масштабу самой общественной системе, а потому должен опираться на интересы, ценности и мировоззрение тех слоев общества, которые выражают в своей деятельности основные тенденции его развития. Познающий субъект должен выражать не столько внутригрупповые или индивидуальные черты, сколько конкретно-историческое проявление (или качество) субъективности данного общества и его культуры. Это важно не только для исследования процессов современного общества и культуры, но и исторических формообразований этих систем.

2. Природа ценностей и их роль в СГП. Опыт рефлексии ценностных компонентов в гуманитарном знании.
Ценности играют очень важную роль в социально-гуманитарном познании. Через систему ценностных ориентаций самих ученых — на микроуровне — осуществляется социокультурная и историческая обусловленность научного познания. Система идеалов, методологических и коммуникативных норм и правил научно-познавательной деятельности, способа видения и парадигм, мировоззренческих и этических ценностей влияют на характер и результаты научной деятельности исследователя. Особо следует отметить роль нравственного фактора как средства эффективного воздействия на добросовестность и честность исследователя. Методология науки смыкается здесь не только с социальной психологией, но и с этикой, определенные принципы которой также могут выполнять регулятивные функции в научном познании.

Правомерность такого понимания роли нравственных ценностей обоснована в своем классическом виде кантовской постановкой проблемы как. По Канту, теоретический (научный) разум направлен на познание «мира сущего», практический (нравственное сознание) разум обращен к «миру должного» — нормам, правилам, ценностям. Практическому разуму была отведена особая — ведущая роль в человеческой деятельности, одновременно по-новому определены место и роль теоретического разума, выяснены и обоснованы его пределы и сфера действия. «Опасные возможности» теоретического разума проявляются, в частности, в том, что он обладает необоснованными претензиями решать все человеческие проблемы, во всех сферах бытия. Ученый как носитель теоретического разума должен обладать критической самооценкой и высоким чувством долга и гуманистическими убеждениями. Таким образом, в фундаменте познавательной деятельности лежит диалектическое (по Канту) соотношение теоретического и практического разума.

Сегодня под ценностями понимают не только нравственные и эстетические идеалы, но и любые феномены сознания и даже объекты из «мира сущего», имеющие ту или иную значимость для субъекта и общества в целом. Таким образом, возникла необходимость различать две группы ценностей, функционирующих в научном познании: первая — социокультурные, мировоззренческие ценности, вторая — когнитивно-методологические ценности, выполняющие регулятивные функции, определяющие выбор теорий и методов, способы выдвижения, обоснования и проверки гипотез.

Таким образом, ценность – нечто значимое для субъекта; нечто должное, нормативное, регулирующее; первичное устремленное эмоциональное отношения человека к миру.

В научном познании специфика ценностных начал зависит от предмета и процесса познания. Особенностью социально-гуманитарных наук является то, что предметом их исследования выступает человек, обладающий свободой и целеполаганием. Познать человека – значит проникнуть в его мотивы, идеалы, представления, в его ценностный духовный мир.

^ Ценностные ориентации в науке проявляются в пристрастиях, целях, интересах, мотивах, эмоциях, идеалах и т.п., присущих познающему субъекту. Ценностные факторы выражаются в любых формах значимости для исследователя: и предмета, и процесса, и результата познания. Эта значимость может быть познавательной, практической, технической, методологической, идеологической и т.п. Социально-гуманитарное познание в большей, чем естественнонаучное, степени подвержено влиянию ценностных факторов. Субъект социально-гуманитарного познания формируется в конкретном культурном пространстве и не свободен от ценностных ориентиров своей статусности. Конечно, не все идеалы, ценности, нормы ведут к истине. Воздействие ценностей на субъект и процесс познания противоречиво. Исследователь стремится к объективному знанию, но само это стремление рассматривает истину как ценность. Надо стремиться быть объективным от ценностных оценок, но это стремление также связано с оценочностью. Влияние ценностей на исследователя и позитивно и негативно. Позитивное основано на совпадении аксиологических и гносеологических ориентаций, на выражении объективных тенденций в субъективных устремления. Важно рефлексировать по поводу ценностной мотивации, культивировать исследовательскую честность, способствует тому, чтобы быть объективным, сознавая, что полностью достичь этого невозможно.

Дискуссия о том, может ли быть наука свободной от ценностей, продолжается и представлена двумя основными подходами:

1) наука должна быть ценностно нейтральной, автономной, освобождение от ценностей является условием получения объективной истины (классическая наука);

2) от ценностей невозможно и не следует освобождаться, они являются необходимым условием для становления и роста научного знания, но необходимо найти рациональные формы, в которых фиксируется их присутствие и влияние на знание. Второй подход сейчас становится определяющим в философии и методологии науки, особенно социально-гуманитарного знания.

В последние десятилетия проделана существенная аналитическая работа по выявлению ценностей в структуре научного знания. Были конкретизированы такие значимые компоненты науки, как основания, нормы и идеалы исследования, научная картина мира и стиль научного мышления (познания), философские категории и принципы, общенаучные методологические принципы, парадигма и научно-исследовательская программа, через которые реализуются методологические оценки и «проникают» в виде суждений социальные культурно-исторические ценности. Одна из ведущих форм предпосылок науки — научная картина мира (НКМ), через которую происходит передача фундаментальных идей принципов, а также системы ценностей из одной науки в другую.
3. Жизнь как категория наук об обществе и культуре.
Введение в науки об обществе и культуре понятия «жизнь» означает признание значимости субъекта как наделенного жизнью индивида. Как многозначное и синтетическое понятие, жизнь меняет свое содержание в зависимости от области применения. В биологических науках жизнь понимается как одна из форм существования материи, осуществляющая обмен веществ, регуляцию своего состава, обладающая способностью к размножению, росту, развитию, приспособляемости к среде. В социальных и гуманитарных науках это понятие приобрело культурно-исторические и философские значения, в которых на первый план выходят интуитивно постигаемые первичность жизненной реальности, ее темпоральность, событийность и непрерывность течения. Сегодня формируется новое, вбирающее в себя оба подхода содержание понятия жизни на стыке учений о биологической и культурной эволюции — в идее коэволюции.

В многозначном философском течении «философия жизни» можно выделить биологические (натурализм), культурно-исторические, пантеистические интерпретации феномена жизни. Натурализм исходит из противопоставления естественного искусственному, культурологическое акцентирует внимание на индивидуальных формах реализации жизни, её уникальных образах, пантеизм истолковывает жизнь как космическую силу «жизненного порыва», характеризуемую непрерывным творчеством новых форм. Рассмотрим некоторые подходы к пониманию категории «жизнь».

В 19-20 в веках в философии сформировался ряд направлений, сделавших жизнь предметом исследованием: «философия жизни», антропологическая школа, феноменология, герменевтика и другие.

Один из ведущих исследователей понятия «жизнь» — немецкий философ и историк культуры ^ Дильтей понимал жизнь как жизнесоставление в истории и культуре. Он ставил перед собой задачу обосновать принципы исторического познания. Его не удовлетворяет причинно-следственная модель сознания, мир научных абстракций, из которого исключен сам человек. Он стремится к «человеку как целому», в многообразии его сил и способностей. Вернуть целостного человека в науки о духе и культуре возможно лишь через обращение к жизни, данной во внутреннем опыте как нечто непосредственное и целостное. Для Дильтея философия — это «рефлексия жизни на самое себя». Он руководствовался главным принципом — познать жизнь из нее самой и стремился представить мышление и познание как внутренне присущие жизни. Основополагающим для всех определений жизни, по Дильтею, является ее временная характеристика — темпоральность, проявляющаяся в «течении жизни». Переживание времени определяет содержание нашей жизни как беспрестанное движение вперед, в котором настоящее становится прошлым, а будущее — настоящим. Дильтей был озабочен также проблемой «непроницаемости» жизни для ее познания средствами естествознания. Он считал, что особыми возможностями познания жизни обладает поэзия.

Артур Шопенгауэр (мир как воля и представление) вводит «жизнь» в связке понятий «воля», «время (настоящее)». Именно в образе жизни является для представления желание воли, воля тождественна воли к жизни, если есть воля, то и будет жизнь. Воля - это внутренне содержание, существо мира, а жизнь, видимый мир, явление - только зеркало воли.

Человек, согласно Шопенгауэру, наиболее совершенная объективация воли к жизни, само воплощение ненасытной жажды. Будучи погружен в состояние постоянной тревоги, в условиях нарастающих угроз, он проживает трагическую жизнь, в следствии чего трагична и история человечества. Рационализм и прогресс – всего лишь мираж, выдумка классического рационализма. Жизнь – вечно происходящее страдание, а история – слепой случай. По этому нет речи о прогрессе истории рода человеческого, который представляет собой стадо агрессивных, дерущихся животных. Согласно Шопенгауэру, человек – это дикий зверь, способный на истязание себе подобных.

Иное понимание «жизни» дает Ф.Ницше («биологический» подход к жизни): жизнь - «известное количество сил, связанных общим процессом питания». На деле Ницше рассматривает преимущественно её собственно человеческие смыслы.

В отличие от Шопенгауэра, Ницше говорит о воли к власти, стремлении к максимуму чувства власти, но сама жизнь только средство к чему-то: она есть выражение форм роста власти.

Бергсон обращается к органическому, универсальному пониманию жизни. Жизнь представляет порыв - неукротимое стремление (потребность творчества) действовать на неорганизованную материю. В «Творческой эволюции» описывается «порыв», который, встречая сопротивление материи, организует бесконечные разнообразные тела, различные линии эволюции, переходит от поколения к поколению, разделяясь между видами и индивидами, не теряя в силе, но скорее увеличивая свою интенсивность. Созидающие, творческие усилия жизни постепенно преодолевают инерцию материи. Никогда не прекращается борьба организующей силы с первичным хаосом.

Жизненный порыв имеет две основные формы - инстинкт и интеллект, которые не служат целью выживания организмов. Интеллект рассматривает живое как инертное по аналогии с механической концепцией всей природы, он характеризуется естественной неспособностью понимать жизнь.

Не менее значимым подходом для познания социальной реальности, повседневной жизни стало введение ^ Э. Гуссерлем понятия «Жизненный мир» — это мир «субъективно-соотносительного», в котором присутствуют наши цели и устремления, обыденный опыт, культурно-исторические реалии. Идеи Гуссерля и особенно понятие «жизненный мир» оказали существенное влияние на становление такого современного направления, как феноменологическая социология (Шюц, повседневность).

Одна из трудных проблем наук о духе заключается в способе познания жизни, которая не поддаётся непосредственному схватыванию, так как она есть непрерывная эволюция. Воспоминание останавливает поток и таким образом получает не жизнь, а форму. Понять жизнь можно только в последовательности её состояний, с помощью понятия «значения», поскольку между различными формами реальности - физической и психической - существует мир смысла. Познание представляется не только научным.

4. Время, пространство, хронотоп в СГП. Познание времени и время в социально-гуманитарном познании.
Описание времени и пространства в социально-гуманитарном знании существенно отличается от их представления в естествознании.

Основные особенности состоят в том, что развитие знания в науках о духе и культуре уже имеет в качестве неявной базовой предпосылки некоторую картину мира, включающую естественно-научные представления о пространстве и времени. Не обращаясь к ним напрямую и не всегда осознавая их неявное присутствие, гуманитарии создают свои тексты на основе этих предпосылок. Вместе с тем в этих текстах формируются или применяются представления о пространстве и времени, характеризующие социум, культуру, историю, духовный мир человека, которые не имеют физической или биологической природы. Это социально-исторические время и пространство человеческого бытия и бытия культуры.

Из концепции времени Канта следуют две идеи. Первая — идея об априорности (до опыта) времени. Время имеет только одно измерение; различные времена существуют не вместе, а последовательно. Вторая важная идея, следующая из кантовского понимания времени, — это видение его как «формы внутреннего чувства, т.е. созерцания нас самих и нашего внутреннего состояния». Кант ставит проблему «субъективного» времени, понимая, что, в отличие от физического, это собственно человеческое время — длительность наших внутренних состояний. И сразу следует подчеркнуть, что имеется в виду не биофизическая характеристика процессов психики и не субъективное переживание физического времени, а время «внутренних явлений души».

Французский мыслитель А. Бергсон, разработавший концепцию времени как длительности, пересматривал все основные понятия философии с точки зрения этой концепции, в том числе главные категории теории познания — субъект и объект. Он пришел к выводу, что «их различия и их соединения должны быть поставлены скорее в зависимость от времени, чем от пространства». Как длительность, время предстает неделимым и целостным, предполагает проникновение прошлого и настоящего. Он осознает, что время человеческого, духовного и социального существования — это иная реальность, исследуемая и описываемая другими методами, нежели физическая реальность.

Гуссерль говорил о временности сознания, и основной смысл заключается в том, что сознание «внутри себя» конституирует время, но не «отражает» его, не считывает его с объектов.

Занималась проблемой времени и герменевтика. Там, и в первую очередь у Дильтея, время становится внутренней характеристикой жизни субъекта, ее первым категориальным определением, основополагающим для всех иных определений. Время рассматривается как особого рода категория духовного мира, обладающая объективной ценностью, необходимая для того, чтобы показать реальность постигаемого в переживании.

Проблема времени в гуманитаристике фундаментальна, в той или иной степени она исследуется давно, однако скорее эмпирически, описательно, нежели концептуально. Проблема социального времени, специфика исторического времени, природа времени в различных социальных и гуманитарных науках — вот наиболее распространенные направления исследований. Такой подход соответствует достаточно давно осуществленному различению «астрономического» и «социального» времени». В исторических исследованиях присутствуют оба типа времени, хотя и в «разных пропорциях», что также зависит от того, идет ли речь о времени наблюдающего или действующего субъекта. Познание исторического времени происходит в «пространстве социальных наук», в частности политологии, экономики, социологии и психологии.

Особая тема – введение фактора времени в художественные тексты, выяснение его роли, образа и способов присутствия, обратимости, изменения скорости протекания и многих других свойств, не присущих реальному физической времени, но значимых в искусстве, культуре в целом. Бахтин в своих исследованиях соединяет сознание и «все мыслимые пространственные и временные отношения» в единый центр. Он ввел понятие хронотопа как единства пространственно-временных характеристик. Он стремится раскрыть роль этих форм в процессе художественного познания, «художественного видения». Обосновывая также необходимость единого термина, Бахтин объясняет, что в «художественном хронотопе» происходит «пересечение рядов и слияние примет» — «время здесь сгущается, уплотняется, становится художественно-зримым; пространство же интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета, истории. Приметы времени раскрываются в пространстве, а пространство осмысливается и изменяется во времени. Это специфическое для художественной, вообще гуманитарной реальности явление — трансформация времени или хронотопа под воздействием «могучей воли художника». Бахтин большое значение отводил «умению видеть время», идее о зримой форме времени в пространстве, полноте времени как синхронизме, сосуществовании времён в одной точке пространства (например, Рим-«великий хронотоп истории».)

Хронотопы («времяпространство») концентрируют различные временные реальности: время человеческой жизни, историческое время, представления о вечности и являющийся структурирующим основанием смыслового пространства, в которое вписываются значения каждого события. Каждый хронотоп включает подмножества более мелких хронотопов конкретных событий. В этой структуре отдельные хронотопы могут включаться друг в друга, сосуществовать, контрастировать, переплетаться, сменяться. Отношения между хронотопами Бахтин определял как диалогические.

Исходя из данного метода, культурно-цивилизационные события понимаются как внутренне неоднородные в пространственном отношении. Варианты осмысления времени в различных культурах специфичны: разная глубина осознания времени, различия временных изменений, акценты на прошлом, настоящем или будущем, традиционизм или динамизм.



5. Проблема истинности и рациональности в СГН
Высшей научной ценностью на всем протяжении развития научного знания оставалась истина. Получение истинного знания — цель научного познания, причем проблема его достижения решалась по-разному на классическом, неклассическом и современном (постнеклассическом) этапах развития науки. Различные науки о человеке и обществе в своем становлении и развитии находятся сегодня на разных этапах. Вследствие этого, а также вследствие традиций и особенностей каждой из наук, они могут пользоваться, преимущественно, классической, неклассической или постнеклассической концепциями истины.

^ Классическая концепция, во-первых, понимает под истиной соответствие наших знаний объекту (его сущности и природе, отдельным сторонам и свойствам); во-вторых, предполагает возможность устранить все социокультурные препятствия на пути постижения истины, сделать среду между субъектом и объектом познания абсолютно прозрачной, то есть получить знание, полностью лишенное внешних (идеологических), субъективных искажений; в-третьих, утверждает, что относительно каждого объекта познания существует лишь одна истина, которая со временем победит все другие неверные точки зрения, преодолеет заблуждения. Классический сциентизм в обществознании, который может базироваться на позитивизме, натурализме, вере в абсолютную силу математических методов, как правило, склоняется к такому пониманию истины.

^ Неклассическая трактовка истины, возникшая в общественных науках на рубеже XIX—XX вв., во-первых, сохраняя ориентацию на постижение сущности и свойств объекта, отказывается от подчеркнутого дистанцирования субъекта познания от объекта. Она признает присутствие субъекта познания в таком объекте, как общество, а следовательно, и невозможность устранить его влияние, в том числе искажающее, на познавательный процесс. Во-вторых, она требует разработки идеи познавательной активности субъекта, понимаемой как выбор им тех или иных методов и процедур познания, соответствующих параметрам познавательной ситуации. Крайним выражением такой установки стала позиция конвенциализма, согласно которой все истины науки — результат соглашений ученых, основанных на субъективных критериях. В-третьих, неклассическая концепция истины отвергает ее монопольный характер, допуская существование различных точек зрения в науке как различных ракурсов интерпретации или вариантов описаний, эквивалентных друг другу. Она требует от ученого повышенной критичности мышления по отношению к получаемым им результатам, что часто психологически трудно совместимо с научной смелостью и убежденностью в своей правоте, столь необходимыми в научном творчестве.

^ Постнеклассическая концепция истины, утвердившаяся в современной науке, во-первых признает уже не только наличие субъекта в социальной реальности, но и его практическую роль, в том числе в социальном конструировании самой этой реальности. При этом субъектом познания в таких концепциях чаще всего выступает общество, являясь вместе с тем объектом познания.

Во-вторых, в этом случае истина может быть представлена «не только как воспроизводство (слепок) объекта в знании, но и как характеристика способа деятельности с ним». Поскольку таких способов может быть много, допускается плюрализм истин и, следовательно, исключается монополия на истину. Разные концепции, равно как и содержащиеся в них истины, дополняют друг друга, поскольку ни одна из них не может претендовать на всесторонний охват объекта познания.

Этим обусловлено и современное отношение к истинам социальных и гуманитарных наук: невозможно отождествлять выводы, вытекающие из какой-либо научной концепции, ее теоретические конструкты с социальной реальностью и строить в соответствии с ними реальную жизнь всего общества, использовать их в качестве оснований глобальных социальных проектов. Каждая из концепций оказывается истинной лишь по отношению к определенному типу экономических или политических задач — поскольку в обществе мы, как правило, сталкиваемся с невозможностью сразу решить весь комплекс социальных проблем — и может быть основанием локальных программ социального действия.

Объективность знания во всех трех моделях научности и рациональности — классической, неклассической и постнеклассической — достигается стремлением субъекта познания к адекватному воспроизведению изучаемой реальности, сколь бы сложной она ни была.

Важнейшей особенностью истин социального познания является их ситуативный (интервальный) характер: они оказываются действительными лишь в определенных масштабах пространства и времени, в той или иной социокультурной ситуации, в границах определенных социальных институтов. Необходимо подчеркнуть, что подвижность, контекстуальность истин социальных и гуманитарных наук не означает утраты ими характера объективности. Она проявляется в нахождении субъектом способов деятельности, наиболее адекватных его интересам; в соответствии истин науки комплексу объективно сложившихся условий, в которые помещен субъект.

При характеристике истин гуманитарного знания (литературоведения, искусствознания, педагогики и психологии) современные исследователи подчеркивают их ценностную нагруженность, способность воспроизводить не только объективный мир, но субъективные состояния и интересы.

В методологическом плане можно говорить о двух моделях понимания истины в современном социально-гуманитарном познании. Первая модель была сформулирована в работах Гадамера и Риккера и связана с характерной для гуманитарных наук «герменевтической» ситуацией истины как ситуации конкурирующих смыслов, когда в науке существует целый спектр понимания истины, так что отдать предпочтение какому-то из них оказывается непросто. В этом случае в отсутствии общей или единственной дефиниции истины предпочтение отдается классической концепции, когда классический принцип соответствия рассматривается как инвариант, утверждающий соответствие субъективного плана и объективной реальности. Предпосылкой для такого соответствия выступает, во-первых, наличие демаркации (границы) между субъектом и объектом и, во-вторых, апелляция к какому-то общему метафизическому или ценностному принципу (например, к Богу как гаранту такого соответствия).

Вторая, неклассическая концепция истины складывается в социально-гуманитарном знании по мере того как с возрастанием влияния постмодернизма в нем устраняется разграничение субъекта и объекта. В этом случае общий принцип соответствия («метарассказ», «метанарратив» в терминологии постмодернизма) оказывается ненужным.

Важно отметить также, что если в традиции, идущей от Аристотеля, истина ищется на уровне высказывания (суждения), современное гуманитарное знание ставит проблему преодоления оппозиции высказывание — предмет. Уже Гадамер указывает, что высказывание не автономно, но имеет мотивацию, вскрыть которую можно путем правильной постановки вопросов. Поэтому истинное высказывание имеет диалогическую структуру. Хайдеггер требует изменить ракурс и не замыкать истину на соответствии высказывания факту. Он приписывает истину самому бытию и считает возможным говорить об «истинности самого бытия как оно открывается человеку».

  1   2   3   4   5



Скачать файл (382 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации